Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015

Опубликуйте свой материал в официальном Печатном сборнике методических разработок проекта «Инфоурок»

(с присвоением ISBN)

Выберите любой материал на Вашем учительском сайте или загрузите новый

Оформите заявку на публикацию в сборник(займет не более 3 минут)

+

Получите свой экземпляр сборника и свидетельство о публикации в нем

Инфоурок / История / Тесты / Книга о врачах города Инта.
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • История

Книга о врачах города Инта.

библиотека
материалов

Моя краеведческая работа.

Помимо основной учебной нагрузки в начальном звене, я работаю в МБОУ Гимназии № 3 г. Инта с учащимися начального, среднего и старшего звена по исследовательской работе.

Краеведение – одно из интересных занятий. Ребята, занимаясь краеведением, проходят школу познания, воспитания историей и культурой, общением людей разных поколений. Молодые исследователи открывают для себя историю своего города в общей истории страны. Кроме того, у ребят усиливается мотивация образовательной, исследовательской деятельности.

В результате интеграции образовательных процессов гимназии и дополнительного образования, обучающиеся получают не только знания, но и работают над развитием своих определенных качеств: интеллектуальных – готовности осмыслить задачи, сформулировать вопрос, высказать гипотезу; коммуникативных – готовности дискутировать, вести диалог, отстаивать свою точку зрения, брать и давать интервью; презентационных – готовности к публичной монологической речи, презентации результатов учебно – исследовательской деятельности, использованию информационно – коммуникационных средств, задавать и отвечать на вопросы. Эти качества и способности они смогут использовать в своей взрослой жизни.

За 15 лет научно – исследовательской работы сделано много открытий и находок.

В Интинском исправительно – трудовом лагере отбывал наказание известный всему миру певец Н.К.Печковский. Аккомпаниатором Печковского в лагерном театре была пианистка, выпускница Петербургской консерватории, Ачкасова О.И. В альбоме Ольги Ивановны Ачкасовой долгое время хранилась фотография Печковского Н.К., с которым она встречалась в Санкт – Петербурге в 60-е годы. В этом же альбоме были письма известного дирижера Мравинского Е.А. своей первой учительнице музыки, той же Ачкасовой О.И. Несколько писем написаны рукой жены Мравинского Инной, после ее смерти самим Мравинским. Кроме писем, в альбоме сохранились две фотографии Мравинского с дарственными надписями. Альбом Ачкасовой О.И. с таким ценным материалом хранился после ее смерти у Малиновской М.В., солагерницы Ачкасовой О.И.

Эти находки дали возможность исследовать полученный материал, который вошел в научно – исследовательские работы, написанные по темам: «Культурные и человеческие связи Инты и Петербурга», «Учитель и ученик».

Доклады были прочитаны в Санкт – Петербурге на Международной детско – юношеской научной конференции «Санкт – Петербург и мировая культура» в 2003 году.

2004 год – год 100-летия А.Каплера. К этому событию был подготовлен доклад о режиссере Каплере А., который пять лет провел за колючей проволокой Воркутлага, а затем столько же в Инталаге.

В октябре 2004 года доклад «Жизненный сценарий киносценариста Каплера А.» был прочитан на первом Всероссийском молодежном фестивале «Меня оценят в 21 веке» в ДДО «Непецино» Управления делами Президента Российской Федерации.

На протяжении 10 лет я с ребятами нашей Гимназии № 3 занималась сбором материала о медицинских работниках нашего города, начиная с 1942 года.

Работала в Национальном архиве республики Коми, в архиве администрации Инты, городском архиве Муниципального учреждения «Интинский городской архив документов по личному составу», в Интинском краеведческом музее, собирали воспоминания старожилов города.

В 2013 году была издана книга «Летопись Интинского здравоохранения: взгляд сквозь время»в количестве 500 экземпляров. Книга издана на собственные сбережения. В книге 400 страниц, более 200 фотографий.

















Первая глава книги «Истоки Интинского здравоохранения: взгляд сквозь время». Автор Григорова Н.И. Книга издана в 2013 году, город Инта.



Глава 1

ДАЛЕКИЕ СОРОКОВЫЕ

Зарождение медицинского обслуживания вольнонаемного населения

Медицинское обслуживание вольнонаемных, или больница для вольнонаемных, берет свое начало в 40-е годы в лагерной медицине.

После принятия постановлений ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 9 мая и 1 июля 1940 г. «О строительстве Северо-Печорской железнодорожной магистрали и развитии добычи воркутинско-печорских углей» в Инту на необжитое место, этап за этапом водным путем стали прибывать вольнонаемные специалисты и заключенные. Первые шахтостроители, их жены и дети очень плохо переносили акклиматизацию, нуждались в медицинском обслуживании, в помощи квалифицированных врачей.

К концу 1940 г. специалистов было уже тридцать человек.1*

-------------------------------

*См. раздел «Ссылки на архивы» в конце книги.

Инта тогда именовалась Командировкой и входила в состав Воркутинского лагеря. В январе 1942 г. Интастрой был выделен из состава Воркутастроя в самостоятельную лагерную единицу и стал Интинским ИТЛ.

С образованием Интинского исправительно-трудового лагеря в начале 1942 г. был образован Санитарный отдел (САНО), т. к. возникла острая необходимость централизовать санитарное наблюдение и деятельность разрозненных стационаров. В его функции входило медицинское обслуживание заключенных и вольнонаемных.

Первым начальником САНО был О. А. Геринг, 1905 г. рожд., бывший заключенный. Оскар Александрович был родом из Варшавы, арестован в 1936 г. и осужден на пять лет «за контрреволюционную троцкистскую деятельность». Был освобожден в апреле 1941 г.

Геринг как первый начальник САНО составил смету на оказание медицинской помощи заключенным и вольнонаемным. Из трехсот семидесяти пяти коек на лечение вольнонаемных в смете отводилось семь коек. 2

В июне 1941 г. О. А. Геринг написал заявление с просьбой отправить его на фронт, но получил отказ. По совместительству работал врачом в амбулатории-больнице для вольнонаемных. В 1944 г. был перемещен за пределы Интинского лагеря.

Условия жизни вольнонаемных, как и заключенных, были довольно суровыми. В числе первых тридцати специалистов был геолог Н. П. Лунин. В августе 1940 г. он прибыл сюда с женой и сыном. Его семья жила в помещении площадью четыре квадратных метра. В 1941 г. для вольнонаемных в рабочем поселке шахт № 1, 2 и 3 было построено два дома в заборку, два двухквартирных и два двухэтажных дома, баня. Были переоборудованы под жилье бараки № 7, 8, 9, два общежития-землянки. 3

С жилым фондом для вольнонаемного состава и в 1942 г. положение оставалось тяжелым. Общежития были организованы в палатке вагонной системой, где селились также и семейные. Под столовую отвели землянку, которая не могла вместить весь вольнонаемный состав, начавший прибывать в январе 1942 г. 4

Строительство жилых помещений для шахтостроителей велось очень медленно, т. к. основное внимание и силы были брошены на строительство шахт. В 1942 г. во Втором районе построили только один дом хозспособом на двадцать пять человек.

Перед зимой 1942 г. состоялось совещание при начальнике политотдела. На нем был рассмотрен вопрос о подготовке к зиме объектов, где жили вольнонаемные: «Подготовка к зиме ведется неудовлетворительно. Утепление жилых, коммунально-бытовых, лечебно-санаторных учреждений в лагпунктах и в поселке для вольнонаемных недопустимо затягивается». 5


Из воспоминаний В. Напалковой, приехавшей в Инту в 1941 г.:

«Трудно приходилось не только на работе. Первым строителям хорошо помнятся также и тяжелые бытовые условия. Зима была очень холодной. Тянулась она бесконечно долго. Казалось, что на всем белом свете такой зверский холод. Наступило долгожданное лето. Но и оно было беспросветным. У него были свои «прелести», свой бич – тучи гнуса. Окуривали землянки, бараки, но это мало помогало. Детей нельзя было выпускать на улицу легко одетыми, приходилось закутывать их с головы до пят. Обстановка во всех жилищах была почти стандартной: топчан, грубо сколоченные табуретки, железная печка. Одинаковой была и посуда: консервные банки. И одежда у всех была также стандартной: телогрейка, ватные брюки, сапоги или валенки. Впервые мы оделись «по-человечески» 1 Мая 1944 г. и не узнали друг друга в праздничных костюмах – так мы отвыкли от них. Навсегда нам запомнился этот день, и работали мы после него с особым подъемом».

Заведующая центральной библиотекой А. Юрова вспоминала: «Женщины работали наравне с мужчинами. Каждый трудоспособный человек был на учете. Строить узкоколейку к ТЭЦ помогали женщины и дети». (Газета «Искра», 16 июля 1961 г.)

В 1941 г. в строительстве лежневок, кроме заключенных, принимали участие и вольнонаемные, и делали они эту работу не по своей воле, а по приказу начальника строительства.

Из приказа:

Начальникам участков и частей – вывезти весь состав людей, как вольнонаемных, так и заключенных, 6 июня 1941 г. на строительство лежневой дороги в следующем количестве: гражданстрой – 100 человек, промстрой – 200, бурколонна – 66, кондвор – 20, ВПО – 2, планчасть – 6, бухгалтерия – 10, проектная часть – 6, топопартия – 1, ТНВ – 4, УРЧ – 5, часть снабжения – 3, складное хозяйство – 13, лесозаг. – 30, прочие – 35.*

---------------------------

*Малофеевская Л. Н. Город на Большой Инте. – Сыктывкар, 2004. С. 59.

Все было подчинено военному времени, военной дисциплине. За опоздания, неявку на работу, за срыв работы следовали строгие наказания, о чем свидетельствуют выдержки из документов той поры:

«…За опоздание на работу 6 мая 1942 г. на две минуты объявляется выговор нижеследующим работникам:

инспекторам СУРЗо Богачевой А. И., Забулаевой В. И., Филекиной А. В., Ивановской и Трякиной;

старшему бухгалтеру 1-го шахтоуправления Ассуировой Н. Н. – за опоздание на работу на 5 минут 7 мая 1942 г;

механику по монтажу ЛЭС т. Верину И. Е. за опоздание на работу 18 мая на 15 минут объявляется строгий выговор;

начальнику ЖКК Першину за опоздание на работу 18 мая на 15 минут объявляется строгий выговор;

начальнику шахты № 1 Никулину А. С. за необеспечение правил техники безопасности горных работ объявляется выговор;

сменного бурмастера ГРО Николаева И. Н. за нарушение Указа Президиума Верховного Совета от 26 июня 1940 г., выразившееся в неявке на работу 4 июля 1942 г. без уважительных причин, отдать под суд. Материал о прогуле направить в Народный суд. Зам. нач. Интастроя лейтенант Госбезопасности Здунис. (Приказ № 176 от 22 августа 1942 года.);

начальнику лагпункта № 3 Беляеву за невыполнение наряда ОУРЗ по переброске квалифицированной рабсилы на 1-й лагпункт объявить выговор. (Нач. «Интастроя» ст. лейтенант Соколов. Приказ № 241 от 17 октября 1942 г.);

заведующей сектором делопроизводства Управления т. Зеляниной А. Г. за безответственное отношение к хранению мастичной печати (обронение печати на пол у рабочего места) объявляется выговор;

на механика участка № 7 шахты № 2 Карловского П. И. за совершенный прогул 15 октября 1942 г. передать материалы в судебные органы для привлечения к уголовной ответственности по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г. ч. 2, ст. 5;

на проходчика шахты № 6-бис Варзина А. П. за самовольный уход с производства передать материалы в судебные органы для привлечения к уголовной ответственности по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г. ч. 1, п. 5. (Нач.Интастроя ст. лейтенант Соколов)». 6


Анализ отчета по здравоохранению за 1942 г. ГУЛДС НКВД СССР «Интастрой» свидетельствует о том, что для заключенных на оказание больничной помощи были заложены крайне скудные средства. Серьезные заболевания людей, требовавшие лечения в стационаре, привели к тому, что на больничную помощь израсходовано значительно больше (211 тыс. руб.), чем на поликлиническую (18 тыс. руб.). Больные провели в стационарных условиях 9229 койко-дней, т. е. примерно в среднем каждый заключенный, обратившийся за помощью, провел в больнице примерно 1,4 дня. Не менее сложное положение было и по амбулаторным посещениям.

Вольнонаемные тоже нуждались в лечении, и находились они не в лучших условиях по сравнению с заключенными. Кроме стационарного лечения, для вольнонаемных было организовано посещение на дому. По смете средства на посещение больных не были заложены, но реально посещений на дому было больше половины количества вольнонаемных. В 1942 г. посещений на дому было шестьсот три – это на 488 человек. 7

Возникла необходимость создания, кроме стационарных коек, амбулатории для лечения вольнонаемных. Вольнонаемная амбулатория разместилась в старом отремонтированном помещении площадью 210 кв. м, полезной площадью 100 кв. м. Амбулатория была маленькая, не отвечала санитарным требованиям. В связи с увеличением вольнонаемного населения этой площади было явно недостаточно. 8

В 1942 г. одним из первых врачей в амбулатории была Антонина Владиславовна Добровольская. Ее муж в сентябре 1942 г. был направлен из Красноярского края в Инту, и она приехала с ним.

В апреле 1942 г. в Интинский лагерь прибыло семьсот и в июне еще две тысячи заключенных. Большинство из них были больны дизентерией. Врачи Инталага забили тревогу, т. к. инфекция могла распространиться не только среди заключенных, но и среди вольнонаемных. Руководством Интастроя был издан приказ о проведении стопроцентной госпитализации всех больных, вакцинации всего вольнонаемного состава. В такой сложной ситуации от инфекционных заболеваний надо было охранять и детей.

Осенью 1942 г. в деревянном здании барачного типа была открыта интинская школа, в которую пришли сорок учеников.*

-----------------------------

*Л. Н. Малофеевская. Город на большой Инте. – Сыктывкар, 2004. С. 84.

В том же году начал работать детский сад на двадцать пять мест, который посещали сорок шесть детей, в том числе двадцать два ребенка в группе с двенадцатичасовым пребыванием и двадцать четыре – с круглосуточным. С июля 1942 г. заведующей детсадом была Александра Алексеевна Шерчкова. Медсестрой в яслях работала Анна Петровна Пономарева. 9

Первым вольнонаемным врачом в Инте была Ольга Сысоевна Клименко. Приехала она с мужем, геологом по профессии, которого направили в Инту осенью 1941 г. Она и стала первым врачом маленькой больницы для вольнонаемных, которая размещалась в полуземлянке. Из воспоминаний О. С. Клименко: «В 1941 году медицинская сеть состояла из пяти человек: врач, фельдшер, медсестра, санитарка, лаборант. Три небольшие комнаты в полуземлянке, где размещался приемный покой, родильная койка, амбулатория, процедурная».

В числе первых медсестер в больнице работала Е. Н. Чижова, в амбулатории с февраля 1942 г. – фельдшер Г. П. Андреева.

За 1941 г. родилось десять детей, за 1942-й – двадцать девять малышей, которые нуждались во врачебном наблюдении и лечении.

В 1942 г. в Инту приезжает ОльгаНиколаевна Шелковец, врач из Москвы. Она была назначена начальником САНО и работала здесь до мая 1952 г. Затем эту должность заняла Т. В. Надеинская.

В 1942 г. в районе современного здания ТЭЦ начала функционировать аптекобаза. На должность начальника медицинского снабжения лагеря со 2 марта 1942 г. был назначен Владимир Елисеевич Фоменко, прибывший из Воркутастроя. Помощником провизора работала Вера Моисеевна Бененсон (Бобковская). 10

Вместе с амбулаторией для вольнонаемных в 1942 г. была уже и маленькая аптека. Фармацевтами аптекобазы работали Антонина Исаевна Онегова, Ольга Никифоровна Федотова (Голубович), Валентина Дмитриевна Севрюкова, Валентина Ивановна Сныткова.

В 1943 г. общая территория Инты (без лагерных поселков) составляла десять гектаров с перспективой планового развития первой очереди до двадцати пяти гектаров. Общая численность населения поселка на 1 декабря 1943 г. была девятьсот пятьдесят человек. В 1944 г. ожидалось увеличение до тысячи пятисот человек.

Из общего количества взрослого населения на 1 декабря 1943 г. числилось сто рабочих, пятьсот служащих, сто восемьдесят детей. На 1 декабря 1944 г. рабочих было сто человек, семьсот служащих и триста детей.

Посевная площадь полевых участков поселка в 1943 г. составляла двадцать восемь с половиной гектара, приусадебных участков тридцать гектаров.11

В 1943 г. положение с жилищным фондом продолжало оставаться таким же тяжелым. На одного вольнонаемного человека приходилось 3 кв. м жилья, на заключенного – 1,12 кв. м. Во Втором районе длявольнонаемных было построено только два здания и поставлена одна палатка. На одного вольнонаемного в январе приходилось 2,5 кв. м, на заключенного – 1,19 кв. м.

С 1 февраля 1943 г. в отделах управления строительства был установлен следующий распорядок дня: для вольнонаемного состава 8-часовой день, для заключенных 10-часовой. Вольнонаемные начинали работу с 9 часов и заканчивали в 18 час. Перерыв на обед с 13 до 14 час. Вольнонаемных в 1943 г. было 3944 человека, а заключенных – 18 373. 12

В годы Великой Отечественной войны вольнонаемные получали продукты по карточкам. В 1943 г. приказом № 500 были введены новые нормы снабжения для вольнонаемных. По этим нормам подземники получали:

хлеб – по 1 кг, 1-я и 2-я группа населения – по 800 гр., иждивенцы и дети – по 400 гр. Для рабочих, выполнявших нормы свыше 130%, норма хлеба не повышалась;

мясо – 1-я группа – по 6 кг, 2-я и подземники – по 5,6 кг, иждивенцы – по 0,5 кг, дети – по 3,5 кг, рабочие, выполнявшие нормы свыше 130%, – по 1,5 кг;

молоко – 1-я группа, подземники и дети – по 0,5 л, 2-я группа – 0,15 л, рабочие, выполнявшие нормы свыше 130%, – по 0,25 л;

творог выдавался только рабочим, выполнявшим нормы свыше 130%, – по 3,0 кг.

Продуктовые карточки доставлялись в Инту, а в 4-м квартале 1944 г. было дано разрешение печатать продуктовые и хлебные карточки в типографии Инты. Была создана комиссия по контролю за печатанием карточек. 13

Медицинские кадры в вольнонаемной больнице и амбулатории менялись, т. к. их постоянно перемещали в лагерные пункты.

С октября 1943 г. по январь 1944 г. амбулаторией для вольнонаемных заведовала Вера Владимировна Полянская. После Полянской с 14 января по август 1944 г. – Валентина Порфирьевна Янкова. Недостаток медицинских работников отражался на подборе медсестер в вольнонаемной больнице.


Надежда НиколаевнаАссуирова в 1942 г. была принята на работу старшим бухгалтером 1-го шахтоуправления. В мае 1942 г. была перемещена на должность хирургической медсестры больницы для вольнонаемных и работала там до 1944 г.

Старшей медицинской сестрой больницы работала Мария Григорьевна Неклюкова. С февраля 1942 г. она работала старшей сестрой больницы для заключенных, а затем до 1944 г. в больнице для вольнонаемных.

В марте 1944 года в вольнонаемную больницу была перемещена медфельдшер Певзнер Анесса Тимофеевна, в августе – Уварова Римма Сергеевна – продавец магазина. Поваром работала Фоменко Феодосия Ивановна. С 1942 года сестрой – хозяйкой вольнонаемного стационара работала Старобыкина Валентина Ивановна (бухгалтер), потом Спивакова Ф.С., Шумилова Лидия Захаровна.

В 1943 г. амбулатория оставалась в том же маленьком помещении, в нем еще проживали трое сотрудников амбулатории. Освещения и топлива хватало, но руководство амбулатории ставило вопрос о трехмесячном запасе топлива. Амбулатория имела двадцать диетических пайков, которые распределялись больным по состоянию здоровья. В связи с увеличением населения Инты такое количество пайков не обеспечивало нуждающихся в них. На самом деле это были пайки не диетические, а дополнительные.

В 1943 г. количество вольнонаемных увеличилось, поэтому возникла необходимость в новой расширенной больнице.

На конец 1943 г. из социально-бытовых и культурных учреждений в поселке имелись следующие: школа-семилетка, детские ясли, детский сад, больница на пятнадцать коек с амбулаторией, баня, прачечная, столовая, клуб с летней площадкой. Были электростанция, радиоузел, почтовое отделение. В конце 1943-го – начале 1944 г. положение в амбулатории и в больнице для вольнонаемных стабилизировалось.

С 1 января 1944 г. приказом № 11 по Управлению Интинского строительства на должность заведующей стационаром для заключенных Рудника Второго района была зачислена вновь прибывшая Варвара Федоровна Городская. В марте 1944 г. она была перемещена на должность врача амбулатории для вольнонаемных. С сентября 1944 г. Варвара Федоровна – заведующая амбулаторией.

С января 1944 г. руководить больницей, в которой было всего пятнадцать-двадцать коек, начал Евгений Петрович Адарич. Располагалась больница напротив портновской (сегодняшняя территория за Дворцом культуры).

Больница, заведующим которой был назначен Е. П. Адарич, не была подготовлена для приема больных. Вместо пятнадцати коек размещалось тридцать, не было операционного зала, врачи пользовались операционной палатой в стационаре для заключенных. Не было приемного покоя, изолятора для инфекционных больных, родильного отделения и ванной комнаты. А в родильной палате роженицы содержались до родов и после вместе с новорожденными. Эти палаты не соответствовали санитарным нормам. Не было дезкамеры, смены постельных принадлежностей, белья, а имеющееся все было залатанное. Не было одеял и мебели. Больница и амбулатория не были снабжены мягким инвентарем, и руководство Санитарным отделом обращалось по этому вопросу в поселковый совет. Больница не имела подсобного хозяйства, что сказывалось на питании больных. Несмотря на имеющиеся трудности, коллектив работников больницы обеспечивал население лечебно-профилактическим обслуживанием как на дому, так и в больнице. За 1944 г. через больницу прошло шестьсот двадцать пять человек, которые провели в ней восемь тысяч шестьдесят два койко-дня, из них детских пятьсот восемьдесят, что составило среднюю продолжительность пребывания больного в стационаре одиннадцать дней. 14

Амбулаторных посещений в 1944 г. было двенадцать тысяч девятьсот восемьдесят девять и вызовов на дом шестьсот двадцать семь, из них первичных тысяча семьсот девяносто человек. Освобождено было от работы две тысячи триста семь человек на шесть тысяч двести девяносто девять человеко-дней. В результате своевременного обслуживания и принятия профилактических мер в 1944 г. не было допущено распространения инфекционных заболеваний.

А в 1943 г. в поселке была одна вспышка инфекционного заболевания (сыпной тиф). 15

Силами медработников и населения была своевременно проведена заготовка местного лечебного сырья, которое в некоторой степени обеспечило замену отсутствующих медикаментозных средств. Собирали лекарственные травы: тысячелистник, конский щавель, лист смородины, лист черники, брусники, цветы багульника и другие.

Перед медиками больницы для вольнонаемных и поликлиники остро встал вопрос о венерических больных. Отмечались случаи нарушения режима лечения заболевшими венерическими болезнями, которые зачастую прерывали лечение без разрешения врача. Венерических больных, изолированных на период их лечения, использовали на работах при Сангородке (больница для заключенных).

В 1943–1944 г. в больнице и поликлинике начали работать бывшая заключенная кандидат медицинских наук, врач-офтальмолог Ольга Андреевна Мохова, и вольнонаемная – зубной врач Мария Николаевна Цыбина.

С апреля 1944 г. в вольнонаемной амбулатории работала медицинской сестрой Екатерина Семеновна Маркина. С июня 1944 г. после освобождения из лагеря в вольнонаемной амбулатории медицинской сестройначала работать Мария Ефимовна Кудашева.

В марте 1944 г. Президиумом Верховного Совета Коми АССР было принято решение об образовании Интинского поселкового совета.

Перед Интинским поселковым советом со дня его образования остро встал вопрос санитарного состояния, т. к. количество вольнонаемных увеличивалось быстрыми темпами.

С сентября 1944 г. санитарными вопросами и осуществлением санитарного контроля над пищевыми учреждениями поселка занималась санитарный врач-инспекторЕлизавета Дмитриевна Федорова. В 1946 г. она была уже Госсанинспектором. 16

Е. Д. Федорова, сделав анализ санитарного состояния поселка, отметила, что контингент Инты постоянно увеличивается. При таком положении в поселке можно было ожидать сыпного тифа. В общежитиях вольнонаемные рабочие жили в антисанитарных условиях: было много клопов и тараканов, не было кипяченой воды, не чистились уборные и помойные ямы, а имеющиеся баки не закрывались. Жилищно-коммунальная контора по этим проблемам никаких мер не принимала. Необходимо было выделить дезинфекторов.

Еще не работала баня – здание нуждалось в ремонте. Не было тазов, а деревянные шайки пришли в негодность. Не решалась проблема больных в общежитиях. Из-за недостатка в помещениях больные в общежитиях находились вместе со здоровыми. 17

Врачей больницы для вольнонаемных и поликлиники обязывали проводить лекции среди жителей поселка на злободневные темы «Санитария» и «Эпидемические заболевания».

В более худшем положении были жители Второго района. В доме, который построили еще в 1942 г. на двадцать пять человек, количество проживающих увеличилось в несколько раз. Шахтеры Второго района не были обеспечены постельными принадлежностями и бельем, не была организована доставка кипяченой воды. Дезинфекция постельных принадлежностей и одежды не производилась, в результате чего в общежитиях была завшивленность. Плохо работал банно-прачечный комбинат. Это сказывалось на работе шахтеров, на их здоровье. А ведь от них зависело выполнение плана. Необходимо было увеличить жилплощадь. Семейные от недостатка жилплощади жили вместе с одинокими. 18

hello_html_mf8254ba.gif



Вспомним всех поименно

Первым вольнонаемным врачом в Инте была Ольга Сысоевна Клименко. В двадцать четыре года начала она врачебную деятельность в нашей маленькой Инте.

Родилась Ольга Сысоевна в 1917 г. в г. Сарапул Пермского округа. В 1933 г. окончила семилетку и поступила в Молотовский мединститут на рабфак. В 1939 г. вышла замуж за Клименко Михаила Герасимовича. В 1940 г. окончила мединститут. Два месяца после окончания института работала в Куйбышевской области в городской поликлинике, а затем в связи с переводом мужа выехала в Великий Устюг. В 1941 г. мужа перевели в Инту. С 21 октября по 11 ноября 1941 г. Ольга Сысоевна работала врачом санчасти, с ноября 1941-го по декабрь 1941-го – заведующей больницей (Воркуталаг).

В феврале 1942 г. Ольга Сысоевна была назначена заведующей больницей для вольнонаемных. Она стала первым врачом этой маленькой больницы, разместившейся в полуземлянке.

До 1953 г. Клименко работала врачом амбулатории, больницы, начальником больницы для вольнонаемных и заключенных.

В 1953 г. перешла из системы лагеря в Комбинат «Интауголь». Была назначена старшим врачом-инспектором по лечебным учреждениям Отдела медслужбы и промсанитарии. С декабря 1954 г. работала врачом-педиатром поликлиники. В этом же году прошла курсы усовершенствования врачей в Ленинграде. В 1957 г. была переведена на должность заместителя главного врача по ВКК.

В 1957 г. О. С. Клименко было присвоено звание «Заслуженный врач Коми АССР». Она была награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», орденом Красной Звезды, значком «За освоение Печорского угольного бассейна».

Воспитали с мужем сына и дочь. В 1959 г. Клименко уволилась в связи с переводом на временную инвалидность.

hello_html_m4a9ee228.jpg



Первый интинский хирург



В марте 1942 г. в Инту из Ворткуталага прибыл заключенный врач-универсал Евгений Петрович Адарич. Можно сказать, что хирургия в Инте началась именно с этого талантливого человека.

РодилсяЕвгений Петрович в 1905 г. в д. Дунайчицы Слуцкого уездаМинской области. Получил высшее образование, при медицинском институте в 1931–1933 гг. трудился аспирантом. Был осужден коллегией ОГПУ по статье 58, п. 4-6-11 на десять лет лишения свободы. Начало срока с сентября 1933 г.

В январе 1934 г. Адарич под усиленным конвоем был направлен этапом в распоряжение Ухтпечорлага, работал в сангородке Чибью врачом. И уже с этого года в его деле есть запись-характеристика: «Дело знает, к обязанностям относится хорошо, проявляет инициативу, проводит лекции по санитарии».

Его направляли на самые неорганизованные участки, поэтому он работал в Чибью, Еджид-Кырте, Покче на судострое, в Воркуте, Адаке, Кочмесе, и везде его отличали способность быстро и умело наладить работу в коллективе, добросовестное отношение к организации санитарного обслуживания, чуткое, заботливое отношение к людям. Работал, не считаясь со временем, был энергичен, инициативен и дисциплинирован. В феврале 1936 г. Адарич был откомандирован в Хаседа Хорду для борьбы с эпидемией сыпного тифа. В Воркутинском лагере Е. П. Адарич работал в самых трудных местах, в основном там, где были эпидемические заболевания заключенных.

В 1940 г. был на Адаке в инвалидном лагере, а в 1941–1942 гг. работал главврачом в Кочмесе. Опыт, приобретенный Адаричем в тяжелейших условиях работы в лагерях Крайнего Севера, трудно переоценить.

В марте 1942 г. Е. П. Адарич прибыл в Инту. К тому времени он был уже опытным лагерным врачом. Лагерные врачи – это врачи не узкой специальности. В лагере, особенно в первые, военные годы, врач лечил пациентов с разными заболеваниями. Здесь-то и пригодились знания, полученные в институте и аспирантуре.

А. Л. Войтоловская в своей книге «По следам судьбы моего поколения» вспоминала: «Врач Одарич часто делал операции вольным. ...Однажды, когда состояние больной стало резко ухудшаться, Адарич решился на переливание крови от матери, но улучшение не наступало…» Речь идет о спасении девочки, рожденной в лагере.

В деле Адарича есть документы, которые говорят об уважительном отношении к этому талантливому врачу со стороны лагерного начальства. Интересно заключение начальника ОУРЗ Интастроя Тенникова:

«Е. П. Адарич отбыл срок наказания в сентябре 1943 г., но освобождение было задержано в порядке директивы НКВД от 29 апреля 1942 г. № 185 п. 4 доокончания войны. По ходатайству лагеря ГУЛАГом 10 сентября 1943 г. освобожден из-под стражи с оставлением на работе в лагере по вольному найму до окончания войны. В настоящее время работает зам. начальника САНО. Руководствуясь Циркуляром НКВД и Прокурора СССР № 388 от 3 августа 1943 г., полагал бы за исключительно добросовестное отношение к работе с тов. Адарича снять директиву от 29 апреля 1942 г. и освободить его на общих основаниях».

Имеется также ходатайство об освобождении Адарича из-под стражи за подписью Орловского и Баранова (начальника Интинского ИТЛ и начальника политотдела Интастроя):

«...будучи в Интинском ИТЛ, он работаетначальником санчасти и одновременно выполняет обязанности хирурга. За это время провел более двухсот полостных операций без смертельных исходов, много времени уделяет вопросу подготовки медицинских кадров».

Ходатайство Интлага было удовлетворено, и в сентябре 1943 г. заключенный Адарич в порядке директивы НКВД № 185 был освобожден с закреплением его на работе в Интлаге по вольному найму.

Е. П. Адарич был хирургом от Бога. Не имея всего арсенала медицинских инструментов, соответствующих условий, в которых была огромная необходимость, он провел более двухсот полостных операций без смертельного исхода. Много времени он уделял вопросу подготовки медицинских кадров. По его инициативе врачи проводили занятия с медсестрами, с санитарками с целью повышения их квалификации. И, впоследствии, врачи больницы для вольнонаемных стали повышать свою квалификацию на месте и в других городах. Адарич заботился о жилищных условиях своих медицинских работников, выносил вопросы обеспечения жильем на сессии поселкового совета.

Он одним из первых внес предложение о постановке вопроса перед Наркомздравом об организации в Инте ВТЭК (Врачебно-трудовой экспертной комиссии). Кроме этого, был поставлен вопрос об обеспечении Санотдела бюллетенями.

Исполняя обязанности заместителя начальника Санитарного отдела, Адарич инспектировал санитарное состояние поселка, предотвращая эпидемии среди населения.

В 1944 г. начальник САНО Ольга Николаевна Шелковец дает Е. Адаричу следующую характеристику:

«Второй год Адарич Е. П. работает в качестве зам. начальника САНО, постоянного представителя врачебно-трудовой комиссии, зав. больницей Интинского комплекса. Он распределяет работу так, что не нарушается ни одно звено рабочей цепи. Прекрасный товарищ, умеющий держать коллектив с одним целеустремлением, направленным на задачи, которые ставит перед нами ГУЛАГ. Как врач-хирург работает над собой в смысле приобретения необходимой техники, которая нужна при проведении любого хирургического вмешательства. Из скудной медицинской литературы черпает открытия и достижения науки, серьезно и вдумчиво проводит в жизнь те методы и наблюдения, которыми богаты наши клиники. Благодаря живому интересу и любви к науке Евгений Петрович является врачом в полном смысле этого слова».

Е. Адарич был широко образованным человеком, знал польский, русский, немецкий языки (его родной язык – белорусский).

С января 1944 г. Адарич начинает работать заведующим больницей для вольнонаемных (до 1945 г. исполнял обязанности старшего инспектора Санотдела). С ноября 1945 г. он старший хирург и по совместительству инспектор Санотдела. С декабря 1948 г. – заведующий родильным отделением (ул. Кирова, 34), по совместительству хирург поликлиники, потом заведующий хирургическим отделением поликлиники.

Глафира Андреевна Ошурок, приехавшая в Инту в декабре 1945 г., поделилась воспоминаниями: «В 1946 году я попала в больницу. Операцию делал врач Адарич Егений Петрович. Потом мы подружились с ним. Он часто бывал у нас в гостях со своей женой Лидой». В 1944 г. Е. П. Адарич женился на Лидии Петровне Котовой.


Работая заведующим родильного отделения, которое находилось в жилом доме по улице Кирова, 34, Адарич постоянно обращал внимание руководства на то, что родильное отделение не может находиться в таких условиях. И его постоянная забота о строительстве нового родильного дома принесла успех. В 1949 г. начал работать роддом в новом здании по улице Кирова (сейчас здание ГБДД).

В 1950 г. Евгений Петрович был повторно арестован. С 31 марта 1950-го по 21 июня 1955 г. Адарич содержался в тюрьме, в том числе с 31 марта 1950-го по 4 мая 1951 г. в следственном изоляторе отдела МГБ при п/я 388. Был арестован бывшим отделом КГБ при Минлаге и осужден Особым совещанием. 21 июня 1955 г. Адарич был освобожден из тюрьмы за прекращением дела в порядке ст. 204, п. «б» УМК (УК) РСФСР. 19

С 6 августа 1955 г. Евгений Петрович работал врачом-гинекологом в амбулатории по улице Стахановской.

Вспоминает Е. П. Адарича старейшая жительница нашего города Анна Васильевна Романцова:

«Я приехала в Инту в 1953 г. В 1954-го начала работать в амбулатории, которая находилась на месте сегодняшнего дворца спорта “Шахтер”. Работала санитаркой в гинекологическом кабинете. Помню врача-гинеколога Евгения Петровича Адарича, он спас многих женщин, которые истекали кровью после самооборта. Больным ставил меня в пример, что я беременная, а ношу тяжелые ведра с водой из бани в амбулаторию и не срываю беременность. Работать было тяжело, воду я носила из бани, которая была напротив поликлиники. Ведра большие, по пятнадцать литров. Этим он как бы говорил женщинам, что понимает и знает, почему произошел срыв беременности. Ни одна женщина не погибла благодаря ему».

А вот что рассказал Е. Ю. Блудау, заместитель главврача по лечебной работе Центральной больницы: «Назвали меня в честь врача Адарича, который принимал роды у моей матери. Мать рассказывала, что Адарич прискакал на коне на Второй район и принял меня на свои руки. Родители дали мне имя Евгений в честь врача Е. П. Адарича, и я ношу имя человека, который помогал больным, спасал жизни и оставил добрую память о себе».

В 1946 г. Адарич был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 19411945 гг.», в 1949 г. – «За трудовую доблесть».

После освобождения из тюрьмы был откомандирован в город Тбилисси на 6 - ти месячные курсы усовершенствования. В начале 1957 года уехал в Белоруссию, и на его место врачом-ординатором гинекологического отделения был назначен на полставки Г. З. Асадов.



Анастасия Львовна Перельмитер-Луцкая

После того как Е. П. Адарич был перемещен на должность старшего хирурга и по совместительству работал инспектором Санотдела, на его место заведующей больницей в декабре 1945 г. была назначена после освобождения из лагеря Анастасия Львовна Перельмитер-Луцкая.

Это вторая яркая личность в интинской медицине. Перельмитер-Луцкая сыграла большую роль в организации и становлении лагерной медицины.

РодиласьАнастасия Львовна в 1897 г. в Одессе. Окончила Одесский медицинский институт. С 1920–1921 гг. работала врачом-ординатором в частях Красной Армии. В 1938 г. была арестована и осуждена Особым совещательным отделом как «член семьи изменника Родины» на пять лет.

В 1941 г. А. Л. Перельмитер-Луцкая этапом прибыла в Инталаг. Находясь в сложнейших условиях, проявила себя как инициативный врач. Но самое главное было в том, что ее отличала удивительная человечность по отношению к заключенным. Сама узница лагеря, без прав, она находила в себе силы вставать на защиту жизни других.

О ней писал в воспоминаниях П. В. Аксенов (отец писателя В. Аксенова): «Врач Анастасия Львовна, смелая и настойчивая зечка, почти ежедневно вступала в конфликт, требуя от начальства лекарственных препаратов и набора свежих антицинготных продуктов. Работающие зеки очень уважали ее, любовно называли наша Настасья Тигровна. Она с бесстрашием нападала на самодуров-начальников, защищая больных и ослабленных зеков». (Аксенов П. В. «Последняя вера», ж. «Казань», 1996.)

Анастасия Львовна была одной из немногих врачей-заключенных, к которым даже лагерное начальство относилось с уважением: за пять лет в лагере она получила три благодарности за работу. В 1943 г. Перельмитер-Луцкая – начальник стационара на 1-м лагпункте, Первом Горном, самом многочисленном шахтерском поселке. К этому времени она была уже опытным работником. На стационарном лечении находилось двести пятьдесят семь человек.

В декабре 1944 г. Настасья Львовна была освобождена из лагеря. Работая заведующей стационаром уже вольнонаемной, А. Л. Перельмитер-Луцкая получила в 1945 г. еще одну благодарность.

С декабря 1945-го по 1950 г. Перельмитер-Луцкая работает начальником больницы для вольнонаемных, затем в течение пяти лет заместителем заведующего Центральной городской больницей. Последние два года перед уходом на пенсию работала заместителем главврача по лечебной части. Вела общественную работу, была председателем Комиссии по трудовым спорам Лечобъединения.

В ноябре 1959 г. в возрасте шестидесяти двух лет Анастасия Львовна уволилась в связи с переходом на возрастную пенсию.

Перельмитер-Луцкая награждена почетной грамотой Министерства угольной промышленности СССР, наградным листом Министерства угольной промышленности.

Восемнадцать лет Анастасия Львовна отдала здравоохранению нашего города в самое трудное время. Она была уважаема жителями Инты, о ней помнят старожилы города.hello_html_m5c0d4e64.jpg

Одна из первых старших медицинских сестер

После освобождения из лагеря хирургической медсестрой в больнице работала М.П. Брегадзе; во время операций она была бессменным помощником Е. П. Адарича.Мария Павловна Брегадзе (1908 г. рожд., Днепропетровск) в 1929 г. в Москве окончила курсы медицинских сестер и в 1934-м – техникум иностранных языков.

С 1934-го по 1937 г. работала в московской больнице практиканткой, медицинской сестрой. В 1937 г. была осуждена НКВД Московской области на восемь лет без поражения в правах.

В исправительно-трудовом лагере М. П. Брегадзе содержалась с августа 1937-го по ноябрь 1944 г., из них в Интинском лагерном отделении «О» с января 1942-го по ноябрь 1944 г.

Инта в 1941 г. входила в состав Воркутинского лагеря. Положение заключенных было очень тяжелым. Имея медицинское образование, М. П. Брегадзе помогала больным заключенным переносить все тяготы подневольной жизни.

В больнице для заключенных Брегадзе приобрела большой опыт и делилась им с молодыми коллегами, которых направляли в северные лагерные больницы.

Мария Павловна работала в Интинском лагере старшей операционной сестрой хирургического отделения с 1941 г. Была освобождена на общих основаниях в 1944 г. по директиве 185. В 1945 г. из лагерной больницы была перемещена старшей операционной сестрой больницыдля вольнонаемных.

Из характеристики 1956 г., которую написала и.о. главного врача А. Л. Перельмитер-Луцкая:

«Грамотный, квалифицированный работник, проявляет инициативу в работе. Внимательна и аккуратна в выполнении назначений врачей, бережно относилась к медицинскому инструментарию. Не считалась с личным временем. Свой большой опыт передавала младшим товарищам. Непрерывно работала над собой, повышала свою деловую квалификацию. Читала художественную и периодическую медицинскую литературу. Принимала активное участие в общественной жизни больницы. Была членом редакционной коллегии стенной газеты, членом товарищеского труда, Производственно-массовой комиссии и председателем Комиссии содействия госзаймам. Аккуратно посещала политчитки. Хороший товарищ. В быту скромна, в коллективе безупречна».

Только за 1947 г. хирургами больницы было сделано девяносто операций, из них тридцать одна полостная. Операции проходили благополучно благодаря хирургам и старшей медсестре М. П. Брегадзе.

В операционной палате всегда было все готово как к плановым, так и к внеплановым операциям. Мария Павловна работала с ведущими хирургами больницы Инты Е. П. Адаричем, А. С. Косматым, А. М. Дьяковым.

В 1949 г. Мария Павловна получила благодарность за активное участие в выполнении государственного плана. В 1956-м была награждена значком «Отличник социалистического соревнования» Министерства угольной промышленности.

В сентябре 1958 г. Брегадзе ездила в Москву для прохождения ЦВЭК Комитета госбезопасности, в 1959 г. – по квартирному вопросу.

Уволилась в 1959 г. в связи с уходом на пенсию по инвалидности.

Восемнадцать лет в Инте, из них три года интинских лагерей.

Одним из первых врачей в амбулатории была Антонина Владиславовна Добровольская. Антонина Владиславовнародилась в 1913 г. в Канске Красноярского края. В 1939 г. окончила Томский медицинский институт по специальности врач-педиатр.

В Инте начала работать в 1942 г. в амбулатории для вольнонаемных. С ноября 1942-го по октябрь 1943 г. заведовала амбулаторией. В самые тяжелые годы на плечи этой молодой женщины легли все трудности организационного периода. Ей, врачу-педиатру, приходилось лечить не только детей, но и взрослых. Она обслуживала больных в амбулатории, посещала на дому как взрослых, так и детей.

Работая в суровые годы войны, врач А. В. Добровольская первый раз пошла в отпуск только в сентябре 1946 г. – четыре года работала без отпуска.

В 1949 г. Антонина Владиславовна была назначена врачом детских яслей поселка Инта и по совместительству до 1951 г. работала врачом детского сада.

Добровольская избиралась депутатом поселкового совета, была председателем Постоянной комиссии Горсовета по народному здравоохранению. Выступала на сессиях поселкового Совета депутатовтрудящихся и со знанием дела, принципиально подходила к вопросам медицинского обслуживания детей и взрослых.

Была награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». Уволилась в 1961 г. в связи с переходом на временную инвалидность.

Восемнадцать лет работала А. В. Добровольская в здравоохранении Инты.



Ольга Андреевна Мохова (1899 г. рожд., г. Молотов (Пермь)). В 1924 г. окончила Московский университет; кандидат медицинских наук, врач-офтальмолог. В 1937 г. как ЧСИР (член семьи изменника Родины) была осуждена на восемь лет. В Интинском лагере работала начальником отделения центральной больницы Сангородка для заключенных при 5-м лагерном отделении. Делала операции на глазах. После освобождения в 1943 г. работала в пос. Инта приблизительно до 1953 г.

Мария Николаевна Цыбина приехала в Инту с мужем А. А. Цыбиным в 1942 г. С 1944 г. – зубной врач рудника Еджид-Кырта. Затем М. Н. Цыбина была перемещена на должность зубного врача амбулатории для вольнонаемных поселка Инта.

Фармацевтом аптекобазы с июля 1942 г. работала Антонина Исаевна Онегова. В 1941 г. она окончила трехгодичную медицинскую фармацевтическую школу, затем работала в органах МВД. С июля 1941-го по май 1942 г. – фармацевт Печорлага.

В июле 1942 г. приехала в Инту и начала работать фармацевтом аптекобазы, а с ноября – фармацевтом аптеки для вольнонаемных.

В 1947 г. она стала первой заведующей центральной аптекой, которая только в 1951 г. получила помещение по улице Кирова. В 1956 г. заведовала аптекой № 2 Западного поселка. Работая в нашем городе, А. И. Онегова продолжала учиться. В 1958 г. окончила Московский фармацевтический институт. Получила две благодарности: в 1944-м за хорошую работу, в 1949-м за активное участие в выполнении государственного плана. В ноябре 1962 г., отработав двадцать лет в здравоохранении Инты, уволилась в связи с переездом на новое местожительство.

Ольга Никифоровна Федотова (Голубович) с 1939-го по 1942 г. училась в Томской фармацевтической школе. В марте 1943 г. приехала в Инту и начала работать телефонисткой Второго района. В апреле этого же года перешла на работу по специальности фармацевт стационара Рудника Второго района, а потом работала фармацевтом аптекобазы.

В декабре 1947 г. временно была перемещена заведующей аптекой для вольнонаемных. Замещала на время отпуска А. И. Онегову. В 1951 г. работала фармацевтом Центральной аптеки.

Уволилась в 1956 г., проработав в Инте тринадцать лет.

Валентина Дмитриевна Севрюкова в 1941 г. окончила фармацевтическую школу. Была судима Народным судом в 1946 г. по ст. 116, п. 2 и приговорена к четырем годам лишения свободы. Четыре года, с 1946-го по 1950-й, работала в сельхозе «Кочмес» заведующей в аптеке. Освободилась в 1950 г.

В Инте с мая 1950 г. Первые три года работала няней и воспитателем в детских яслях. С апреля 1953 г. – фасовщицей аптекобазы Минлага МВД. В 1956 г. училась на курсах медсестер. С 1957 г. работала заведующей аптеки амбулатории на Предшахтной. В мае 1961 г. была перемещена на должность заведующей склада аптекобазы. С 1963-го по 1975 г. работала участковой медсестрой Поликлиники № 1, медсестрой подросткового кабинета.

Двадцать пять лет работы в Инте.

Валентина Ивановна Сныткова в 1935 г. окончила Томский фармацевтический техникум. В Инте с марта 1955 г. Начала работать фармацевтом амбулатории Второго района. Через год – заведующей аптеки амбулатории Второго района. В июле 1963 г. уволилась в связи с переходом на пенсию.

В Инте работала восемь лет.

Екатерине Семеновне Маркиной было всего двадцать лет, когда она, окончив одногодичные курсы медсестер, в 1942 г. прибыла в Инту. С апреля 1944 г. работала в амбулатории для вольнонаемных медицинской сестрой.

В 1948 г. Екатерина Семеновна окончила десятимесячные курсы среднего медицинского персонала без отрыва от производства при школе Отдельного лагерного пункта № 4.

В мае 1952 г. Маркина была перемещена на должность хирургической медсестры больницы для вольнонаемных. Затем работала операционной сестрой гинекологического, травматологического отделений. Замещала на время отпуска старшую операционную сестру М. П. Брегадзе. Последние два года работала операционной медсестрой приемного покоя. Уволилась в 1959 г. по статье 46 КЗОТ.

Мария ЕфимовнаКудашева родилась в 1907 г. в Азербайджанской ССР на станции Евлач. В 1928 г. окончила два курса медицинского техникума, а в 1936-м библиотечный техникум в г. Баку. Основная специальность – библиотекарь.

В апреле 1938 г. была осуждена НКВД Азербайджанской ССР на восемь лет без поражения в правах. Находясь в заключении с декабря 1939-го по октябрь 1941 г., работала медсестрой при детском доме в совхозе «Кочмес». В Интинском лагере работала медсестрой амбулатории с 1942-го по 1944 г. Освобождена была по постановлению Особого совещания от 15 мая 1944 г. После освобождения начала работать в амбулатории для вольнонаемных медицинской сестрой. Первого февраля 1945 г. была перемещена фельдшером этой же амбулатории. С 1952-го по 1954 г. работала фельдшером в физиотерапевтическом кабинете поликлиники, медсестрой поликлиники, физкабинета.

В октябре 1955 г. судимость была снята, реабилитирована. В 1957 г. уволилась. Муж П. Ф. Кудашев, 1906 г. рождения, сын Константин, 1926 г. рождения.

Шесть лет лагерей, тринадцать лет работы по вольному найму.

Софья Павловна Демина родилась в 1897 г. в с. Масняковка Курской области. С 1916-го по 1921 г. работала учителем начальных классов в Курской области, потом уехала в Москву и четыре года, с 1921-го по 1925-й, училась на исторических курсах. После окончания курсов по 1932 г. работала медицинской сестрой в детском санатории.

Получив практику медсестры, Софья Павловна поступила во Второй Московский медицинский институт и окончила его в 1937 г. Затем Демина год работала врачом Скорой помощи в Краснопресненском районе Москвы.

В 1938 г. была арестована и осуждена на восемь лет. Освободилась в апреле 1945 г. по директиве № 185, п. 2. После освобождения начала работать врачом стационара для заключенных.

В ноябре 1945 г. Софья Павловна была перемещена в больницу для вольнонаемных. Работала под руководством А. Л. Перельмитер-Луцкой, часто замещала ее на время отпуска. В 1949 г. Софья Павловна была назначена заместителем заведующей больницы по лечебной части и работала в этой должности до октября 1950 г.

С октября 1950-го по март 1951 г. Демина работала врачом детского дома совхоза «Кедровый Шор»; с 1951-го по 1956 г. заведующей амбулатории для вольнонаемных шахты № 9.

Лидия Егоровна Размыслова (Крупская) родилась в 1918 г. По национальности коми. С 1936-го по 1938 г. обучалась в акушерской школе. Приехала в Инту в 1943 г. и начала работать фельдшером-акушеркой в больнице для вольнонаемных № 42. С 1943 г. до 1945 г. – медсестра Отдельного лагерного пункта № 1, затем работала в амбулатории для заключенных.

С июня 1945 г. работала медицинским фельдшером больницы для вольнонаемных. С октября 1959 г. – старшая медсестра отделения, с июня 1960 г. – старшая акушерка родильного отделения. В 1962 г. была уволена на пенсию по инвалидности.

В первые годы, работая акушеркой, принимала роды в разных приспособленных помещениях, испытывая все трудности организационного периода медицинских учреждений Инты. С постройкой постоянного роддома работала старшей акушеркой родильного отделения. Награждена Почетной грамотой Облпрофсовета Совнархоза Коми АССР.

Девятнадцать лет работы в Инте.hello_html_m20e6de55.jpg



Абрам Хаймович (Ефимович) Трахтенбройт родился в 1919 г. в г. Балта (Молдавия.) В Казани, куда переехали родители, в 1941 г. окончил медицинский факультет ускоренного выпуска Казанского университета. После окончания университета работал на Севере. В 1944–1945 г. прибыл в Инту. Работал санитарным врачом, потом статистом.

Марыля Бернардовна Краевская, медсестра Центральной больницы, родилась в 1902 г. в Варшаве. Имела среднее образование. Знала польский, русский, французский и немецкий языки. В 1922 г. в Швейцарии окончила одногодичные курсы медсестер. Ее муж Краевский Антон (Ян) – знаменитый польский революционер, в 1929 г. они переехали в СССР. В 1937 г. Краевский был арестован органами НКВД. Марыля Бернардовна была арестована вслед за мужем как «член семьи изменника Родины». После освобождения с 1943 г. Марыля Бернардовна работала медсестрой в детском саду; потом ее обвинили в антисоветской пропаганде среди детей и сотрудников детских яслей. С 1952 г. она работала медсестрой в Центральной больнице. В Москву уехала в 1956 г.*

-----------------------------------

*Л. Н. Малофеевская. Нарекли нас врагами. – Сыктывкар, 2008 г. С. 72.



Первый Отличник здравоохранения

Вторым руководителем Санитарного отдела с 1942-го по 1952 г. была Ольга Николаевна Шелковец.

О. Н. Шелковец – москвичка, окончила мединститут. Вышла замуж за вдовца Леонова, бывшего начальника Сыктывкарской автобазы, работавшего в Инте с 1942 г. начальником ремонтно-механических мастерских, в прошлом заключенного.

В декабре 1942 г. Ольга Николаевна прибыла в Интинский лагерь по командировке и была зачислена на должность начальника Санотдела. Старшим инспектором был врач О. А. Геринг, инспектором – врач Н. И. Блюммер (Блюммер Николай Иванович, врач-инспектор САНО, в 1943 г. был переведен заведующим больницей Кожвинской перевалочной базы), заведующей медснабжением В. М. Бененсон.

По прибытии в Инту в декабре 1942 г. О. Н. Шелковец сразу была назначена начальником Санитарного отдела. После прибытия в лагерь двух этапов заключенных, зараженных дизентерией, врачи Интинского лагеря во главе с начальником САНО О. А. Герингом начали работу по ликвидации очага инфекционного заболевания. С декабря 1942 г. эту работу продолжила Ольга Николаевна. К приезду в Инту она имела опыт работы в лагерной медицине, т. к. работать начала в 1940 г.

С первых дней работы О. И. Шелковец сплотила весь медицинский персонал на ликвидацию эпидемии дизентерии. Трудиться вместе с людьми, которые имели

богатый опыт работы в лагерной системе, было для нее честью. За эту самоотверженную работу 4 февраля 1943 г. Ольга Николаевна была награждена значком «Отличник здравоохранения».

«За отлично проведенную работу по организации противоэпидемических мероприятий, а также за добросовестную и энергичную деятельность по организации и руководству лечебно-санитарными учреждениями наградить значком «Отличник здравоохранения» следующих работников ГУЛАГа НКВД СССР: врача – начальника САНО Интлага Шелковец Ольгу Николаевну… 4 февраля 1943 г. (Приказ подписан наркомом здравоохранения СССР Митеревым Г.20

С первых дней работы на должности начальника Санитарного отдела О. Н. Шелковец сумела убедить начальника лагеря Орловского в необходимости улучшения жизненных условий заключенных. Она, опираясь на свой опыт организатора и врача, смогла поднять на определенную высоту весь медицинский персонал. Благодаря ей руководство лагеря узнало врача Адарича и стало ходатайствовать о его освобождении.

Чтобы наладить лечение вольнонаемных на более высоком уровне, Ольга Николаевна рекомендует на должность заведующего вольнонаемной больницей врача Е. П. Адарича.

Шелковец имела большой круг обязанностей. Она, как начальник Санитарного отдела, анализировала работу по технике безопасности на шахтах и других предприятиях Инты. Выступала на совещаниях руководителей шахт, добивалась принятия мер по охране труда заключенных и вольнонаемных.

На шахтах Инты к 1950 г. сложилась очень тяжелая обстановка. Необученные шахтеры получали тяжелые увечья, становились инвалидами.

Данные по травматизму Комбината «Интауголь» за июнь 1948 г.

За месяц среднесуточное число работающих вольнонаемных: (в/н) – 2556 чел., заключенных (з/к) – 14 463 чел., в том числе рабочих в/н – 1162 чел., з/к – 11784 чел.

Отработано человеко-дней за месяц: в/н – 61 089, з/к – 345 665.

Количество случаев травматизма на 1000 работающих по списочному составу: в/н – 5,47, з/к – 3,87.

Количество случаев травматизма среди работающих на 100 000 отработанных человеко-дней: в/н – 22,91, з/к –15,8.

Число нетрудоспособных дней по всем несчастным случаям: в/н – 79, з/к – 901.

Среднее число дней нетрудоспособности на один несчастный случай травматизма среди работающих: в/н – 8,7, з/к – 13,8. 21

В августе 1950 г. при главном инженере Комбината «Интауголь» состоялось совещание по технике безопасности и травматизму. На совещании присутствовал пятьдесят один человек, в том числе и начальник САНО О. Н. Шелковец. Был отмечен большой рост травматизма как среди заключенных, так и среди вольнонаемного состава. Прокурору Минлага МВД младшему советнику юстиции Турышеву был предоставлен отчет о состоянии по технике безопасности и производственному травматизму.

Количество несчастных случаев: в 1947 г. – 784, в 1948 г. – 760, в 1949 г. – 787, за 6 месяцев 1950 г. – 516 (в/н и з/к);

количество случаев травматизма на 1000 работающих: 1947 г. – 100,5, в 1948 г. – 98,0, в 1949 г. – 86,0, за 6 месяцев 1950 г. – 50.

От санитарного отдела выступила начальник санчасти лагерного отделения № 1 Т. Н. Окромчедлова с заявлением, что администрация предприятий не занимается вопросами травматизма, что регистрация случаев ведется небрежно, не на всех предприятиях есть медицинские пункты. Было обращено внимание на то, что необходимо организовать травматологическую службу на всех предприятиях, обеспечить рабочих индивидуальными пакетами и все участки носилками. 22

После этого руководством Комбината «Интауголь» было проведено два расширенных производственных совещания со всеми шахтами. На улучшение техники безопасности и охрану труда по шахтам на 1950 г. было выделено 2297,5 тыс. рублей, и за полугодие 1950 г. фактически было израсходовано 1612,0 тыс. рублей. 23

Ольга Николаевна часто бывала в командировках в отделениях Интастроя: Кожиме, Кедровом Шоре, Еджыд-Кырте и в других местах. Организация лечения, поставка лекарств – все это входило в круг ее забот.

Не обходила она вниманием и детские сады, ясли, школу. В 1945 г. начальник Санотдела Шелковец поставила вопрос о расширении площади детских яслей. Для этого надо было освободить здание управления. Кроме этого, Ольга Николаевна помогла детскому врачу А. В. Добровольской решить вопрос о дополнительном питании для слабых здоровьем детей; поддерживала коллег во всех делах по улучшению лечения как вольнонаемных, так и заключенных.

Во Втором районе геологами была найдена солевая вода, которую можно было бы использовать для курортного лечения. Также в тридцати километрах от поселка Инта имелась сернистая вода, которую необходимо было поставить на службу лечения народа. Кроме этого, Шелковец обратила внимание членов Поссовета на то, что в Инте был найден состав для лечения торфяными грязями.

На конференции Северо-Печорского узла врачей был поставлен вопрос о сборе лечебных трав и применении их в лечении. В поселке Инта производился сбор лекарственных трав, но в небольшом количестве. 24

Врачи Инталага, по-видимому, принимали участие в конференциях врачей Северо-Печорского узла. Участником конференций могла быть и О. Н. Шелковец, хотя материалов, подтверждающих это, не найдено. Но предложения врачей на конференциях в Инте принимались и выполнялись. Собирались лекарственные травы, строилась водогрязелечебница при амбулатории. Все, что давала природа для здоровья человека, врачи под руководством Ольги Николаевны старались использовать.

C 1944-го по 1948 г. в поселке Печора создавалась научно-исследовательская база (НИБ) санитарного отдела Печорстроя. Возглавлял ее профессор медицины Г. М. Данишевский. Врачебные конференции в Печоре проходили в 1942, 1943, 1946, 1947, 1948 годах, в Абези в 1945 г. Первая конференция НИБ прошла в 1945 г., Первая конференция ПКБ и НИБ в 1948 г.*

---------------------------------

*Краеведческий сборник «Вглядываясь в прошлое». Печорское время. Печора, 2009. С. 124.

Врачи Инты принимали участие в научно-исследовательской работе, которая была организована медиками Печорстроя. Врач из Инты (имя не установлено) работал над темой «Особенности гипертонической болезни в условиях Крайнего Севера. Новый симптом гипертонической болезни».

20–22 апреля 1948 г. проходила Объединенная конференция врачей северных строек. В этой конференции в числе ста девятнадцати делегатов принимали участие и врачи Кожвинского райздравотдела. В резолюции конференция отметила необходимость «… продолжить изучение вопросов акклиматизации и оздоровления населения северного края…» Основной задачей конференции было объединить усилия для выработки общего плана медицинских мероприятий для северного края на ближайшие годы, создать единый научный план на 1948–1950 г., разработать мероприятия по обмену опытом, обучению медицинских кадров.*

-------------------------------

*Вглядываясь в прошлое. – Печорское время, с. 130.

Уже 28 апреля 1948 года в Инте состоялась сессия Поселкового совета депутатов трудящихся, на которой выступила О. Н. Шелковец. Этот факт еще раз подтверждает, что на Объединенной конференции врачей северных строек в Печоре могла быть Ольга Николаевна Шелковец. На этой сессии она поддержала заведующую больницей А. Л. Перельмитер-Луцкую в вопросе строительства новой больницы и Е. П. Адарича в вопросе использования в лечебных целях солевой и сернистой воды. В своем выступлении О. Н. Шелковец сказала: «В Инте найден состав для лечения грязями – торфяное лечение. Я призываю всех врачей взять обязательство о разработке из сырьевых материалов лекарств. Север – это еще неизведанное место, и быть может, мы в науку вложим ценный вклад и принесем пользу себе и соседним стройкам». Она выступила с инициативой обратиться в исполком Кожвинского райсовета с просьбой выделить на благоустройство поселка и разработку лечебно-целевых грязей 310 780 рублей. 25

Вода, грязи, лекарственные травы – все это богатство Севера, за которое боролись первые врачи Инты для здоровья населения. О. Н. Шелковец с группой первых врачей Инты делала все возможное, чтобы при поликлинике для вольнонаемных было начато строительство водогрязелечебницы и помещения для хранения лечебной грязи. Но эта инициатива не была услышана руководством Комбината «Интауголь». Впоследствии, в 60-е годы, лечебную грязь стали привозить из Пятигорска. А наши запасы торфяной грязи и лечебной воды хранятся для будущего поколения.

Ольга Николаевна работала в Инте в самые тяжелые годы, когда медицинское обслуживание только зарождалось, и чтобы наладить работу, приходилось преодолевать неимоверные трудности. Оказавшись в суровом северном краю в суровых условиях жизни лагерей, она с честью выдержала эти десять лет, работала на полную отдачу, внесла огромный вклад в медицину Инты, оставив о себе добрую память. Вся жизнь этой удивительной женщины была посвящена главному для нее делу – медицине.

Владимир Петрович Леонов, неродной сын Ольги Николаевны, вспоминал:

«Ольга Николаевна была родом из Москвы, у нее были еще три сестры, они остались в Москве. Отец ее был чиновником. Жили они в коммуналке – раньше это была их большая отдельная квартира. Ольга Николаевна помогала сестрам. Одна из ее племянниц приехала в Инту, вышла замуж за бывшего заключенного Христиани Вернера, потом они уехали в Ленинград. Отец мой в Инте разошелся с Ольгой Николаевной и женился на молодой учительнице. Ольга Николаевна уехала в Москву после 1953 года. Ехала в поезде вместе с освободившимися заключенными по амнистии 1953 года. С трудом прописалась в одной из комнат бывшей своей квартиры. Когда я учился в институте в Москве, заходил к ней, некоторое время в 1956 году жил в ее комнате. У нас с Ольгой Николаевной были хорошие отношения. В 1959 году она умерла».



Биография милосердия

Третьим начальником САНО Минлага была Тамара Вениаминовна Надеинская (Даманская), работавшая на этом посту с 1952-го по 1957 г.

Родилась Тамара Вениаминовна в Ярославле в 1904 г. Воспитывалась в верующей семье.

В 1920–1921 гг. начала работать делопроизводителем уездной больницы в Ярославской области. В 1921 г. поступила в Государственный институт медицинских знаний. Учась в институте, работала медсестрой в больнице 25-го Октября в Ленинграде. После окончания института с 1926-го по 1936 г. работала врачом-хирургом районной больницы города Лодейное Поле Ленинградской области. Работала врачом и преподавала в медицинском техникуме с 1930-го по 1936 г., передавала свой практический опыт молодежи.

В январе 1936 г. переехала в г. Котлас Архангельской области и четыре года работала врачом-хирургом районной больницы и поликлиники. Три года (1937–1940 гг.) преподавала в медицинском техникуме Котласа. Член КПСС с 1944 г.

С 1940-го по 1957 г. работала в органах МВД, на врачебных и административно-медицинских должностях. В Воркутинском лагере занимала должность начальника Санчасти ОЛПА, главврача и хирурга больницы ОЛПА шахты № 1 Воркуты. С января 1946-го по май 1952 г. – заместитель начальника Санитарного отдела Воркутаугля. Кроме этого, она возглавляла медицинское научное бюро Воркутаугля.*

----------------------------

*Вглядываясь в прошлое, с. 124.

В Интинский Минеральный лагерь Тамара Вениаминовна прибыла опытным руководителем не только Санитарного отдела, но и научно-исследовательской работы врачей Воркуты.

В мае 1952 г. она была назначена начальником Санитарного отдела лагеря. Пять лет, до 1957 г., работала на этой должности. Будучи начальником Санотдела, в 1956 г. прошла четырехмесячные курсы врачей-лаборантов в Баку. С сентября 1957 г. была принята на должность врача-лаборанта поликлиники как уволенная из Минлага по болезни. 6 апреля 1959 г. уволилась по ст. 46 КЗОТ.



Справка

Выдана подполковнику медицинской службы запаса Надеинской Тамаре Вениаминовне в том, что она действительно проходила службу в органах МВД с 16 июля 1940 г. по 10 августа 1957 г. и уволена в запас Советской армии по болезни с правом ношения военной формы одежды.

За весь период службы работала на врачебных и административно-медицинских должностях.

Справка выдана для предоставления в поликлинику Комбината «Интауголь» МУП.

И. о. начальника части кадров подразделения п/я АА-274 старший лейтенант Тарханов. 17 сентября 1957 г.

15 сентября 1943 г. Президиумом Верховного Совета СССР Т. В. Надеинская была награждена орденом «Знак Почета». 6 июня 1945 г. – медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.». 1 июля 1945 г. – медалью «За трудовую доблесть». 29 октября 1947 г. приказом Министерства МГБ – значком «За освоение Печорского угольного бассейна», 11 декабря 1947 г. – Министерством Союза СССР значком «Отличник здравоохранения». 22 февраля 1948 г. – медалью «30 лет Советской армии и Флота». 27 августа 1949 г. присвоено звание «Заслуженный врач Коми АССР», 9 марта 1955 г. – вторично значком «Отличник здравоохранения».

Интинке Нине Ивановне Анохиной посчастливилось работать с Тамарой ВениаминовнойНадеинской в Центральной поликлинике. Это было после того, как Минлаг уже был расформирован. В это время Надеинская была уже в возрасте пенсионном, но была, как рассказывают, и в эти годы очень привлекательна.

Нина Ивановна Анохина вспоминала:

«Тамара Вениаминовна – именно так ее величали – работала в это время врачом-лаборантом. Вообще по специальности она хирург, и говорили, именно в этом качестве в Воркуте не одного человека спасла. Как рассказала работавшая с нею Клавдия Александровна Долинкина, Тамара Вениаминовна болезненно переживала за работу. Необходимые инструменты всегда были у нее в исключительном порядке, всегда под рукой; если она вела какую-то операцию, то любые случайности были исключены. Тамара Вениаминовна была дотошно предусмотрительна.

Коллектив наш был женский, то есть непростой. Надеинская умела реагировать быстро, справедливо, не допускать какой бы то ни было напряженности в отношениях. Никогда никому не позволяла судачить о ком-то. Всегда говорила в глаза то, что считала справедливым сказать. Всегда протягивала человеку, если он нуждался в чем-то, руку помощи. А были женщины, которые нуждались в финансовой поддержке. Тамара Вениаминовна деликатно давала им деньги как бы взаймы и предупреждала: "Не торопитесь отдавать, у меня есть".

Она была волевым, энергичным, честным и добрым человеком. Ушла с работы по возрасту – за шестьдесят ей было уже. И в эти годы она была обаятельной. Уехала в Донбасс, может быть – в Ворошиловград».

Абраму Ефимовичу Трахтенбройту тоже привелось работать с Тамарой Вениаминовной Надеинской. Он вспоминал:

«Тамара Вениаминовна работала начальником Санитарного отдела, ей присвоили звание подполковника. А я у нее работал старшим инспектором. После расформирования Минлага она работала в поликлинике врачом-лаборантом, после чего уехала в Донбасс.

Была требовательным и обязательным человеком, хорошим специалистом. Я знал ее семью и бывал у них. Они жили по улице Кирова, 17, – над Центральной почтой.

Сын ее Борис работал горным инженером на шахте «Глубокая» – высокий такой, интересный парень, знающий специалист.

Года три мы переписывались после ее переезда, а потом связь прервалась. Тамара Вениаминовна писала, что занимается внучкой, что теперь это ее главное дело».

Многое перенесла эта мужественная женщина. В 1940 г., работая в Воркуталаге, Тамара Вениаминовна стала вдовой. Хотелось бы рассказать о трагической гибели ее мужа Даманского.

Из отчета о работе экспедиции Отдела истории Интинского краеведческого музея по теме «Составление карты-схемы расположения зон ГУЛАГа в пределах Интинского административного района Республики Коми». Полевой сезон 1993 г. Составитель Т. Г. Латышева:

«Адак – это значит Омут. Кружило, как говорили в старину. Когда катер с памятным крестом на борту держал курс на обрывистые обнажения гряды Чернышева, вскрытые неустанной струей Усы, на терраску, похожую на плечо скалы-великана, где был кирпичный завод, на котором работали подневольные женщины, интинец, первый заместитель главного редактора журнала «Россияне» поэт Анатолий Богданович рассказал мне историю человека по фамилии Даманский. Рассказал со слов своего отца, почетного гражданина нашего города, лауреата Сталинской премии Григория Григорьевича Богдановича, всю жизнь отдавшего разведке интинских углей.

В серые скулы била крутая, совсем не речная и не ручная по мощи волна. И она лишний раз как бы напоминала нам о том, как солоно здесь приходилось людям во все времена, и особенно во времена неправые.

Нам вбили в головы деление людей, понятий, моральных ценностей на тех и этих. И мы порой ловим себя на мысли, что пытаемся разделить то, что нерасторжимо, нераздельно. И с той и с другой стороны колючей проволоки был народ – наш народ, счастливый и несчастный одновременно, в тенетах больших и сытых пауков. Но и с той и с другой стороны сильные духом сохраняли, несмотря ни на что, Человечность. Оставались людьми.

Дело было к весне, когда неутомимая Уса промывает отдушины в толще льда. Дорога шла, как у нас водится, по Усе. Неожиданно машина ухнула вниз. Сопровождавший спешный груз начальник Адакской перевалочной базы Даманский, когда машина провалилась в воду, успел выбросить на лед сынишку. Ни водитель, ни он сам не спаслись.

На деревенском кладбище (расположено оно на поверхности 1-й террасы реки Усы, на левом борту ручья Правый, в его приустьевой части) находится могила Даманского. В настоящее время она запущена, памятник частично разрушен».

О сыне Тамары Вениаминовны рассказывали старожилы Инты.

Петр Ильич Аникеенко, который очень много сделал для восстановления памятника Эдварда Сидрабса «Матери-Родине» на Восточном, рассказывал корреспонденту газеты:

«В 1953 году меня выпустили из БУРа (барака усиленного режима) и предложили на выбор: бараки рубить или в шахту. Я выбрал шахту.

Попал я на проходческий участок шахты № 11/12 ("Западная"). И был моим начальником участка молодой симпатичный парень Даманский. Мать его, вроде бы, была медицинским работником. Значит, Даманский-сын выбрал горняцкую профессию, что более характерно для нашего северного шахтерского края».

Иван Андреевич Тимченко рассказывал: «Борис Даманский работал начальником участка на шахте № 2 ("Глубокая"). Его жена, Лидия Анатольевна Гаева, геолог нашей шахты, работала участковым маркшейдером. Молодой, энергичный, внимательный к людям, Даманский был начальником участка шахтного транспорта. Сначала этот транспорт был конным, и в шахте даже был конный двор. Помню переполох, когда одну лошадь по частям выдали на-гора и съели с голодухи. Ее долго искали, но так и не нашли. А потом появилась контактная электровозная откатка.

В то время, когда работал Даманский, была уже именно такая. Его проходчики работали на втором горизонте, шли разнообразные выработки – штрека и т.п. В восстающей выработке – разрезной печи – скопился метан. Три проходчика закурили и поплатились за это жизнью. За взрыв в шахте, за смерти кто-то должен был отвечать. Конечно, начальник участка. Даманскому дали три года условно, учитывая, что он был добросовестным работником, а вообще по этой статье – до семи лет. Потом он попал под амнистию. Потом они уехали в Донбасс.

Я знал его мать. Она была начальником санотдела Минлага.Знал и его отчима – заместителя начальника шахты «Западная». Его фамилия была Умнов.

Как-то я спросил Бориса: "Почему у вас столько фамилий в семье: Даманский, Надеенская, Умнов?"

Помолчав, он ответил: "Мой отец трагически погиб, я ношу его фамилию. У матери – ее девичья. А Умнов – мой отчим".И сын, и мать были очень достойными людьми.

Рассказывают, что в свое время в Инте была троица крепких, крутых, как сегодня говорят, специалистов: Умнов, Мудров и Разумников. А самым крутым был Дураков. Когда преемник Халеева Жуков стал начальником Коми совнархоза, он позвонил начальнику проектной конторы Хоменко: "Дай мне Дуракова". Хоменко ответил: "Возьмите Умнова, Мудрова, Разумникова, а Дураков мне самому нужен".

Прошли десятилетия. Вряд ли кто может сказать, так оно было или этак, но то, что отчим Бориса Даманского был профессионалом, и толковым профессионалом, – это факт». (Демидов. «Вспомним всех поименно». Газета «Искра».)

Главному редактору газеты «Искра» В. И. Демидову пришло письмо из Костромы от Л. А. Кошелюк:

«Здравствуйте, Виктор Иванович.

Пишет Вам Кошелюк Людмила Александровна, прожившая и проработавшая в Инте 40 лет. Я знала Надеинскую Т. В. Она жила и работала в Инте, приехала из Воркуты.

В 1952 г. нас, шестерых молодых врачей, направили работать в "хозяйство" Халеева МВД СССР – Комбинат "Интауголь". Ян Брандин, учась еще на 4-м курсе (он был моложе нас) в Горьковском мединституте, узнав, что мы направлены в Инту, много рассказывал о ней, – что город прекрасный, что работают там прекрасные врачи – Гринбаум, Надеинская, Трахтенбройт. И вот мы приехали.

От станции Инта ехали по узкоколейке до Предшахтной, оттуда на маленьком автобусе до базара (напротив ТЭЦ). По деревянным грязным тротуарам (это был конец августа 1952 г.) дошли до управления Минлага (сейчас там кулинарное училище). Нас встретила Т. В. Надеинская – онабыла начальником Санотдела Минлага – добрая, энергичная, волевая женщина. Познакомившись с нами, прежде всего, спросила: "Есть ли, девочки, деньги?" Мы сказали, что есть. Она пригласила А. Е. Трахтенбройта и попросила его проводить нас в столовую № 1, а потом – в общежитие. Оно было в бараке, там, где сейчас Дворец спорта.

Поместили нас в этом бараке на "отпускные" койки, спать пришлось валетом, хорошо, что мы были подругами. Вот так-то.

В 1953–1954 гг. Минлаг из Инты стал сворачиваться. А мы, врачи, перебрались работать "на волю" – в угольную промышленность, а потом в Горздравотдел, оставаясь на одном месте.

Да, никак не могу жить без Инты. С ней связана вся жизнь, вся работа, все радости и печали. Да и дети мои сейчас в Инте работают: дочь и сын тоже врачи. Хотя в ней сейчас старожилов-медиков осталось мало, но город-то какой прекрасный.

К Костроме я никак не привыкну. И без "Искры" не могу – вот о чем я Вам спешу написать. Говорят, что весь архив Минлага в Ухте.

До свидания. Кошелюк Людмила Александровна, пенсионерка, врач-хирург, уролог Горбольницы и поликлиники». («Вспомним всех поименно».Газета «Искра», 22 ноября 1994 г.)



Учитель начальных классов Григорова Нина Ивановна, Республика Коми, г. Инта, ул. Морозова, д.12, кв. 50.

yablonya.inta@gmail.com















http://dg54.mycdn.me/getImage?photoId=549170975794&photoType=3

















Краткое описание документа:

На протяжении 10 лет я с ребятами нашей Гимназии № 3 занималась сбором материала о медицинских работниках нашего города, начиная с 1942 года. 

Работала в Национальном архиве республики Коми, в архиве администрации Инты, городском архиве Муниципального учреждения «Интинский городской архив документов по личному составу», в Интинском краеведческом музее, собирали воспоминания старожилов города.  

В 2013 году была издана книга «Летопись Интинского здравоохранения: взгляд сквозь время» в количестве 500 экземпляров.  Книга издана на собственные сбережения. В книге 400 страниц, более 200 фотографий.

Автор
Дата добавления 19.02.2015
Раздел История
Подраздел Тесты
Просмотров853
Номер материала 398939
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх