Инфоурок / История / Другие методич. материалы / Конкурсная работа "Исмаил Гаспринский: на службе правде и просвещению"

Конкурсная работа "Исмаил Гаспринский: на службе правде и просвещению"

Курсы профессиональной переподготовки
124 курса

Выдаем дипломы установленного образца

Заочное обучение - на сайте «Инфоурок»
(в дипломе форма обучения не указывается)

Начало обучения: 22 ноября
(набор групп каждую неделю)

Лицензия на образовательную деятельность
(№5201 выдана ООО «Инфоурок» 20.05.2016)


Скидка 50%

от 13 800  6 900 руб. / 300 часов

от 17 800  8 900 руб. / 600 часов

Выберите квалификацию, которая должна быть указана в Вашем дипломе:
... и ещё 87 других квалификаций, которые Вы можете получить

Получите наградные документы сразу с 38 конкурсов за один орг.взнос: Подробнее ->>

библиотека
материалов


Крымское республиканское профессионально-техническое учебное заведение

«Керченское высшее профессиональное училище судостроения и деревообработки»















Республиканский конкурс творческих работ учащихся
«Моя Родина – Крым»
Номинация - «Страницы истории Крыма»



Исмаил Гаспринский: на службе правде и просвещению



Автор: Фролова Алина Алексеевна
Руководитель: Дубовицкая Марина Михайловна, преподаватель Крымского республиканского профессионально-технического учебного заведения

«Керченское высшее профессиональное училище судостроения и деревообработки»,
тел.: (06561)30556







г. Керчь

2013г.


О ты, пронзивший ночи мрак,

великий человек,

Ты в мире тюрков, солнцем став,

вернул надежды свет.

Когда, казалось, жизнь сама

уж замедляла бег,

Ты дал мечту, ты веру дал

и мудрости завет!

Шакир Селим


Эти замечательные строки крымскотатарского поэта Шакира Селима посвящены великому человеку, талантливому педагогу-просветителю, выдающемуся мыслителю, общественному деятелю, журналисту Исмаил-бею Гаспринскому.

В истории человечества найдется не так много личностей, изменивших историю своего народа и своей эпохи. Одной из них, безусловно, является Исмаил бей Гаспринский. Впрочем, уже его младшие современники, начиная с 1893 года, и особенно на рубеже XIX–XX веков, достаточно высоко ценили его, называя «бабай» — отцом-создателем тюркотатарской нации, которая объединила мусульман России.

По отцовской линии Исмаил-бей принадлежал к турецкой династии священнослужителей. Его дед Молла Али Гаспралы был на южном побережье Крыма самым богатым, самым образованным и самым влиятельным человеком. Вероятно, не без его влияния граф (затем светлейший князь) Михаил Семенович Воронцов построил на свои деньги одну из самых богатых и красивых в Крыму мечетей.

По материнской линии Исмаил-бей Гаспринский происходит из знаменитого рода императоров Византии Кантакузен.

Формально Исмаил-бей Гаспринский не татарин. И даже не крымский татарин. Разве что его византийские предки жили на территории Крымского ханства (селение Катакузен, или Хан-Токуз, ныне именуется Курортное и располагается в Белогорском районе АР Крым) приняли идеи ислама и интегрировались в тюрскую культуру Крыма.

Необыкновенные таланты и энергия, которыми Природа одарила Исмаила с детства, прежде всего природная склонность к языкам разных народов, а также Судьба, показавшая Исмаилу Восток и Запад в их соперничестве и в их сотрудничестве, дают нам феномен, о котором могут размышлять многие поколения крымчан, многие поколения тюрков в разных странах мира.

Во всем тюрко-татарском мире нет, наверное, фигуры более значимой, чем Исмаил Гаспринский. О нем много говорят и пишут. Имя Гаспринского стало символом возрождения тюркизма на территории бывшего Советского Союза, знаменем перемен, признаком отказа от старых догм и стереотипов, Сейчас его не таясь, называют «великим». Крымские же татары откровенно гордятся своим знаменитым соплеменником.

Чем же прославился этот человек, если столько лет имя его не сходит с уст благодарных потомков? При каком стечении звезд рождаются личности такого масштаба?

Ныне благодаря архивным источникам достоверно известно, что его дедушка, мулла Али Гаспринский, был чиновником XIV класса. Согласно табели о рангах, он как коллежский регистратор имел право на соискание личного дворянского достоинства и на владение поместьем. До 1838 года семья А. Гаспринского обладала небольшими земельными участками Варжибакча и Оранбакча в районе деревень Гаспра и Дарсана, близ Ялты. По-видимому, земли приносили недостаточный доход, и семья сильно задолжала. Поэтому 30 ноября 1847 года Таврическое губернское правление направило специального чиновника из Ялты для проведения описи остатков имущества уже покойного к тому времени муллы Али Гаспринского. Но и вырученные от продажи имущества средства не смогли покрыть долг, который превышал 323 рубля серебром. Вдова покойного, Алиме Кадым, оказалась в крайне тяжелом материальном положении

Подобные семейные обстоятельства стали одной из причин поступления в 1835 году сына А.Гаспринского Мустафы (отец И.Гаспринского) на службу в штат канцелярии Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора. В 1839 году он был назначен переводчиком татарского языка, а спустя год уже исполнял обязанности переводчика восточных языков при генерал-адъютанте M. С. Воронцове.

Вскоре Мустафу Гаспринского откомандировали в распоряжение начальника Черноморской береговой охраны генерал-адъютанта Раевского. 2 мая 1840 года за боевые заслуги на Кавказе ему было присвоено звание прапорщика. В конце января 1842 года молодого офицера вновь перевели в непосредственное подчинение М.С.Воронцова в качестве «особого порученца». К 1847 году на плечах М. Гаспринского красовались погоны подпоручика, полученные «за особое усердие, труды и храбрость, оказанные в делах против горцев». 9 июня 1853 года высочайшим приказом его уволили с повышением в звании поручика и с правом ношения армейского мундира.

К моменту выхода в отставку Мустафа Гаспринский имел возле Ялты 12,5 десятин пахотной земли и виноградный сад. В свое время ему достались в качестве приданого жены одна десятина и 360 кв. саженей земли возле Ялты и сад под Алуштой.

Тогда же уволенный со службы поручик М. Гаспринский возбудил дело о соискании потомственного дворянства, положенного ему по военной выслуге и офицерским чинам. 18 октября 1853 года по представленным им доказательствам Таврическое губернское дворянское собрание рассмотрело необходимые документы. Эта влиятельная сословная организация положительно отнеслась к прошению М. Гаспринского, справедливо считая, что он приобрел право быть дворянином заслуженно и до издания царского манифеста от 11 июня 1845 года, который, как известно, существенно ограничивал права вступления в это привилегированное сословие.

В конце октября 1853 года рапорт и комплекс документации дела о дворянстве М. Гаспринского и его семьи были отправлены в Санкт-Петербург. Только в первой декаде 1854 года Правительствующий Сенат и Департамент герольдии сообщили об утверждении в дворянском достоинстве поручика М. Гаспринского вместе с семейством. Его род зарегистрировали во второй части Родословной книги, что означало приобретение российского дворянства на военной службе.

Выявленные документы позволяют сделать некоторые уточнения о составе семьи М. Гаспринского. Первой его женой была дочь состоятельного помещика Абдураманчикова Селим. Она родила мужу в 1845 году сына Али. Второй женой поручика Гаспринского стала Фатьма Султан из семьи родовитого мурзы Темир Газа Кантикузова. Именно от этого брака у него 8 (21) марта 1851 года родился сын Смаил (Исмаил), а через два года 28 мая — дочь Идае.

Многие исследователи справедливо полагают, что И. Гаспринский родился в деревне Авджикой. В Бахчисарай же его семья переехала во время Крымской войны.

Его воспитанием первоначально занималась мать, о чем много позже он вспоминал с искренней сыновней благодарностью и теплотой. В довольно юном возрасте Исмаила отдали учиться в традиционный мусульманский мектеб. Основы исламского вероучения и начала грамоты преподавал его «первый учитель Аджи Исмаил-ага».

Однако отец, Мустафа Гаспринский, вскоре принял еще одно важное решение. Очевидно, он справедливо полагал, что сыну полезно поучиться в одном из государственных учебных заведений. Как известно, Мустафа Гаспринский принимал деятельное участие в просветительском движении крымских татар и еще в конце 70-х годов XIX века являлся преподавателем в Ханском медресе Бахчисарая.

10 августа 1861 года М. Гаспринский написал прошение на имя директора училищ Таврической губернии с просьбой принять вступительные экзамены у сына. Осенью И. Гаспринский был зачислен в Симферопольскую казенную мужскую гимназию. Скорее всего, в этом учебном заведении он проучился около двух лет. Впрочем, строгому родителю нравы этого заведения показались слишком либеральными. Он решает сделать из мальчика настоящего мужчину и, недолго думая, отправляет сына в Воронежское военное училище.

В августе 1863 года поручик М. Гаспринский затребовал у Дворянского депутатского собрания губернии копию метрического свидетельства, необходимого для определения сына Исмаила в кадетский корпус. Но и в Воронежском военном учебном заведении, куда направил Исмаила отец, он проучился недолго. С 15 февраля 1864 по 11 июня 1867 года И. Гаспринский находился на воспитании во 2-й Московской военной гимназии. В ней «с изрядным успехом» он обучался закону Божьему, русскому и французскому языкам, рисованию, истории, географии, алгебре и геометрии. В эти годы Исмаил живет и воспитывается в семье редактора «Московских новостей» и «Русского вестника», известного русского славянофила М. Н. Каткова. В его доме он знакомится с И. С. Тургеневым. Здесь у него проявляется тяга к просветительству, он получает первые журналистские навыки. Но постепенно дух шовинизма, присущий Каткову, отвращает от него юношу, вызывает в нем внутренний протест. Гаспринский порывает с воспитателем и, не закончив полного курса, бросает учебу. Из четвертого класса приказом начальника военно-учебных заведений за № 26, не окончив полного курса, И. Гаспринский был «уволен по домашним обстоятельствам вовсе». Очевидно, военная карьера, вопреки желанию отца, не была призванием сына.

Определенно известно, что в эти годы Исмаил дружил с литовским татарином Мустафой Давидовичем, который позже стал его соратником и единомышленником. А в 1867 году они вместе «совершили путешествие по Волге, Дону и Азовскому морю, побывали в Одессе».

В это время на острове Крит разгорается восстание греков против Османской империи. Полный патриотических чувств вчерашний курсант вместе со своим однокашником отправляется в Одессу, чтобы на пароходе отплыть в Турцию. Молодые вояки собираются участвовать в боевых действиях на стороне Турции. Но на полдороге их останавливает полиция. У молодых людей не оказалось элементарных заграничных паспортов.

Делать нечего, Исмаил возвращается домой в Крым. Тем временем было издано утвержденное императором мнение Государственного Совета от 22 апреля 1868 года, согласно которому надлежало открывать «русско-туземные» приходские школы. Тогда И. Гаспринский изъявил желание получить звание учителя городского приходского училища. По предоставлении необходимых документов он был допущен к полному специальному испытанию в педагогическом совете Симферопольской казенной мужской гимназии. Экзамен И. Гаспринский «выдержал во всех частях удовлетворительно». Уже 1 мая 1870 года он получил необходимое для успешной учительской карьеры свидетельство. Согласно этому документу, он был удостоен звания учителя русского языка городских начальных учебных заведений.

Характерно, что с момента открытия в 1870 году «русско-туземных» школ И. Гаспринский активно включился в новое, многообещающее для просвещения родного народа дело. Свой предмет он преподавал в одном из бахчисарайских медресе. По одной из версий это было Ханское, по другой — Зинджерли-медресе.

Истосковавшийся по настоящему плодотворному труду 19-летний учитель, засучив рукава, приступает к работе. И. Гаспринский на педагогическом поприще добился заметных успехов. По представлению, изложенному в отчете инспектора народных училищ Таврической губернии за 1871 год, попечитель Одесского учебного округа объявил И. Гаспринскому «искреннюю благодарность за отличную усердную службу».

Казалось бы, он, наконец, нашел, что так долго искал, выбрал правильный жизненный путь. Но Исмаила влекут более широкие горизонты. Ему становится тесно в Крыму. Он грезит дальними странами, а себя видит участником больших и знаменательных событий. В 1871 году юноша отправляется в Париж. Полный идей и наполеоновских планов, лишь в столице Франции он замечает, что остался без гроша в кармане.

На помощь приходит русская община Парижа. Гаспринского устраивают переводчиком в агентство «Ашет», которое занималось рекламой на восточных языках. Существуют сведения, что в годы жизни в Париже Гаспринский активно интересовался культурной и общественной жизнью Франции и даже посещал лекции в Сорбонне. Также популярна версия о том, что Гаспринский в Париже работал личным секретарем И. С. Тургенева, с которым познакомился еще в Москве.

В 1893 году, после кончины писателя, Гаспринский посвятит ему некролог в своей газете «Тарджеман». Как ни странно, но о своей службе у Тургенева он не упомянет ни слова («Тарджеман». - 23.09.1893).

В 1874 г. И. Гаспринский совершил небольшую поездку в Испанию. Увиденное в Европе, без сомнения, произвело огромное впечатление на молодого человека.

Исмаил-бей через Алжир, Тунис, Египет и Грецию едет в Стамбул. В Турции он занимается совершенствованием своего турецкого языка, изучает культуру родственного народа, интересуется турецкой историей и системой народного образования.

В Стамбуле И. Гаспринский останавливается у своего дяди Сулеймана. Здесь он пытается поступить в турецкий военный колледж, но «благодаря стараниям» русского посла графа Игнатьева эту мечту не удается воплотить в жизнь. В чем заключалось недовольство графа - тайна за семью печатями.

Таким образом, И. Гаспринскому не удалось получить полное и систематическое образование ни в одном из учебных заведений. Однако способности, самообразование и жизненный опыт помогли ему в дальнейшей культурной и общественной деятельности.

Около года И. Гаспринский прожил в Турции. Здесь он изучал историю, быт и систему народного образования. Иногда он писал статьи и заметки о восточной жизни и нравах, направляя их для публикации в периодические издания Санкт-Петербурга, Москвы и Одессы.

В 1876 году И. Гаспринский вернулся в родной Бахчисарай. Он устраивается преподавателем в одно из местных учебных заведений. Но спокойный труд учителя скоро приедается полному честолюбивых замыслов юноше. Гаспринский жаждет новых, ярких событий, грезит большими и великими делами. Надо отдать ему должное - мечты превращаются в реальные, целенаправленные действия. Гаспринский активно участвует в выборах в местные органы самоуправления, и в марте 1878 г. его старания начинают приносить плоды. Он избирается гласным Бахчисарайской городской думы, а в конце ноября - заместителем городского головы. Наконец, 5 марта 1879 г. губернатор А. А. Кавелин утверждает И. Гаспринского в должности городского головы. Неплохая карьера для начинающего политика!

Загорается счастливая звезда Гаспринского. Новый голова Бахчисарая разворачивает бурную деятельность. За пять лет пребывания у власти ему удается добиться многого. При нем в Бахчисарае зажглись первые фонари, открылась больница для простого народа. При Гаспринском бюджет города увеличился в три раза - с 7 тыс. рублей в год до 21 тысячи! На посту головы Бахчисарая Гаспринский остается до 5 марта 1884 г. Но все же его больше манит деятельность культурно-просветительского характера, чем почетная должность крупного чиновника. Он загорается идеей выпускать собственную газету и, несмотря на трудности, воплощает эту идею в жизнь.

После долгих хлопот, неоднократных отказов со стороны царского правительства 10 апреля 1883 г. в Бахчисарае выходит первая газета тюркских народов Российской империи «Терджиман» («Переводчик»). Печаталась на крымскотатарском и, частично, русском языках. Поначалу это был еженедельник, а затем газета выходила и три раза в неделю, и ежедневно. Гаспринским издавались также еженедельная газета «Миллет» («Нация») и еженедельный журнал для женщин «Алеми нисван» («Мир женский»).

В 1881 г. Гаспринский издает в Симферополе брошюру «Русское мусульманство», в которой объясняет роль России в посредничестве между Европой и Азией в развитии науки, движении вперед и указывает на причины невежества и застоя. Эти мысли он постоянно развивал на страницах «Терджимана», в работе «Русско-восточное соглашение» и других своих трудах. О популярности «Терджимана» говорит факт перепечатывания его материалов 12 иностранными газетами. На страницах «Терджимана», других своих газет Гаспринский, кроме освещения различных аспектов жизни многонационального Российского государства и стран зарубежного Востока, часто обращался к вопросам совместной жизни в одном государстве людей разных национальностей и вероисповедания, их экономических, культурных, политических связей, национального самосознания.

Свой опыт, жизненные наблюдения и впечатления он выразил в просветительской учебной программе, которую начал энергично внедрять на рубеже 60 — 70-х гг. XIX столетия. Программа имела также большое значение для поволжских татар, башкир и других тюркских народов России. Гаспринский был автором ряда учебников, написанных с учетом разработанной им методики звукового метода преподавания в тюркских школах и получившей широкое распространение. Создавая и внедряя свой метод, он встретил яростное сопротивление мусульманских схоластов.

Оживленные отклики печати ряда стран вызвала поездка Гаспринского в 1911 г. в Индию, где в Бомбее было издано составленное им учебное пособие «Ходжа и субъян» и где он, приняв участие в открытии школы, дал в ней первые показательные уроки.

Им неоднократно высказывалась мысль о созыве международного мусульманского конгресса в целях устранения противоречий, достижения надежного мира, что с восторгом было встречено общественностью различных стран. С этой целью он отправился в 1907 г. в Египет, где начал издавать на арабском языке газету «Аль Назха».

Гаспринский постоянно общался с азербайджанскими литераторами и в какой-то мере влиял на их творчество, был в дружеских отношениях с выдающимся писателем, общественным деятелем Нариманом Наримановым.

Гаспринский всегда своевременно и с болью в сердце откликался на все случаи проявления межнационального антагонизма.

В частности, он одним из первых на страницах «Терджимана» выступил с призывом к умиротворению армян и азербайджанцев после печально известных столкновений и резни, происшедших в Баку 6 — 12 февраля 1905 г.

Весьма характерны для Гаспринского, как гуманиста и поборника дружбы между народами, его слова из статьи «Привет армянскому народу», напечатанной в «Терджимане» 16 октября 1913 г.: «…Привет тебе за 15-вековую письменность, за 4-х вековую печатную книгу! Ты ими жил и сохранился; ими же ты будешь счастлив…» Именно Гаспринскому принадлежат слова, сказанные им более ста с лишним лет назад: «Русский человек наиболее легко сходится и наилучше уживается с различными народностями, привлекая их простотой, отзывчивостью и врожденной человечностью, свойственной русскому характеру».

Академик А. Е. Крымский отмечал, что издававшаяся Гаспринским газета «Терджиман» имела общетюркское значение, ценя его как талантливого журналиста, педагога и беллетриста, указыв что Гаспринский смог повернуть литературу крымских татар от преимущественно схоластико-клериканой к современной, реалистической.

Известно, что Исмаил бей был женат дважды, но чаще упоминают о его втором браке, а первая жена остаётся в тени. Историю первой женитьбы Гаспринского можно воссоздать по рассказу его правнучки Тамары Абдуллаевны Каталаевой.

События разворачиваются в 70-80-е годы. Вернувшись после долгих скитаний на родину, Исмаил бей начинает учительствовать. В один прекрасный день судьба сталкивает его с Моллой Асаном. Этот человек в то время владел гостиницей и садом в Ялте. Юноша узнаёт, что у него растёт очаровательная дочь 14-ти лет, которую за необыкновенную красоту прозвали «Самур» («Соболь»). Вскоре Исмаил-бей, ничуть не сомневаясь в успехе, просит её руки. Видимо, опешив от такой напористости жениха, Молла Асан сдаётся без боя. Начинается семейная жизнь, которая поначалу была вполне безоблачной и безмятежной.

Однако как человека деятельного и активного Исмаила всё меньше и меньше устраивает такая семейная идиллия. Он загорается идеей издавать ту самую газету «Тарджеман», о которой сказано выше, и начинает чуть ли не бредить этой мыслью, заражает новым проектом тестя Моллу Асана, а тот, будучи человеком просвещённым, с радостью соглашается помочь своему зятю. Но он ещё не знает, во что обойдётся ему это согласие. Сначала Молла Асан дал Гаспринскому две тысячи рублей, потом ещё тысячу. Через некоторое время продал сад, дом, а сам переселился в гостиницу. Деньги были потрачены на приобретение оборудования для типографии, печатание первой брошюры Гаспринского «Русское мусульманство». Но требовались всё новые и новые вложения. Исмаил бей просит жену уговорить отца заложить ещё и гостиницу. Это предложение зятя стало последней каплей, которая переполнила чашу его терпения: «Я отдал ему всё, что у меня было! — кричал он. — Гостиница — это мой дом. Твой муж хочет выгнать меня на улицу, сделать нищим!» После этого скандала Самур в Бахчисарай не вернулась…

Совсем другой была история любви Гаспринского и Зухры Акчуриной — дочери известного симбирского фабриканта Асфандияра Акчурина. Зухра родилась в Симбирской губернии, жила и воспитывалась в дворянском имении, которое купил её отец вместе с суконной мануфактурой. После смерти матери 20-летняя девушка впала в меланхолию, жизнь перестала её радовать. Отец посылает дочь в сопровождении дяди Ибрагима на курорт в Ялту подлечить нервы и развеяться. Обстоятельства складываются так, что в Крыму Зухра встречается с Гаспринским. Она заочно знает Исмаила бея по его публикациям. Мало того, выясняется, что Ибрагим и Исмаил знакомы: они учились в одном и том же военном училище. Гаспринскому сразу понравилась Зухра, поскольку она была не только хороша собой, но и прекрасно разбиралась во многих науках, была очень начитана и знала несколько языков. Как только между молодыми людьми загорается искра симпатии, депрессия Зухры исчезает бесследно.

В этом же 1882 году Гаспринский, не откладывая дела в долгий ящик, отправляется на Макарьевскую ярмарку в Нижегородской губернии, чтобы познакомиться с отцом Зухры. Через посредничество Ибрагима он просит руки его дочери. Асфандияр в резкой форме отказывает Исмаилу. Не в его интересах отдавать дочь за человека хоть и из благородного, но обедневшего дворянского рода (к тому же есть сведения, что он был знаком с первым тестем Гаспринского Моллой Асаном и не захотел связываться с таким «разорительным» зятем).

Отказ не охладил Исмаила и он отправляется в симбирское село Коромысловка, где в то время находилась Зухра. При свидетелях с обеих сторон они заключают договор о браке — так называемый «алдым-бирдем» («взял-отдал»). Новоиспечённый жених показывает эту бумагу Асфандияру, но тот приходит в бешенство и прогоняет Исмаила. В этот момент Зухра, выбежав на балкон, кричит: «Я твоя! Я навеки буду твоей!».

Гаспринский не отчаивается и едет в Уфу к муфтию Салимгараю Тефкилеву. Муфтий подтверждает законность документа. Не мытьём, так катанием Гаспринский заполучает Зухру. Правда, Асфандияр напоследок требует большой калым — 2 тысячи рублей. Исмаил уплачивает эту сумму векселем.

Зухра загорается идеей мужа выпускать газету. Она продаёт все свои драгоценности и вкладывает выручку в дело. Молодые люди полны энергии и немедленно приступают к работе. Они вручную крутят маховик допотопного типографского станка, складывают и сортируют газеты, рассылают их по адресатам. Они всё делают сами, без посторонней помощи. При редактировании Зухра незаметно от мужа правит текст, стараясь сделать его более понятным своим соплеменникам — казанским татарам в Поволжье. Так начинался «Тарджеман».

Неоценима роль Зухры Акчуриной в издании этой газеты. Если бы в первые пять-шесть лет она не взяла нагрузку по изданию газеты на себя с мужем, то газета разорилась бы, так как тогда они не имели возможности нанимать помощников. Как пишет татарский учёный Риза Фахретдинов в книге «Машхур хатыннар» («Видные женщины»), Зухра ханум поддерживала мужа в самые трудные минуты. Когда он отчаивался, она призывала его к терпению, приводила примеры из истории, успокаивала тем, что Аллах обязательно им поможет в таком богоугодном деле. При всём том она абсолютно не думала о себе, не любила тратить денег на украшения и дорогие платья, считая это излишеством. Так же серьёзно она относилась и к своим с Гаспринским детям.

Человечность этой супружеской пары не знала границ. Позже, когда газета «раскрутится» и получит заслуженную славу, на пороге их дома объявится отец Зухры Асфандияр Акчурин. Полностью разорившийся фабрикант попросит помощи у ещё недавно нелюбимого зятя. Молодые люди с радостью примут старика и окажут ему поддержку.

В 1893 году в Бахчисарае с большим размахом проводился 10-летний юбилей газеты. Кроме гостей из разных регионов России там присутствовали официальные лица из Турции, Ирана. Специальные представители шахиншаха Ирана и Бухарского эмира торжественно вручили Гаспринскому ордена своих стран. Получает подарки и Зухра Акчурина. Крымчане дарят ей дорогую брошь, а гости из Казани награждают её неофициальным титулом «миллэт анасы» («мать нации»)…

Зухре Акчуриной не суждено было дожить до 20-летия газеты. Она скончалась 13 апреля 1903 года в возрасте 41 года от тифа.

Гаспринский пережил свою жену на 11 лет и умер от туберкулёза 11 сентября 1914 года в возрасте 63 лет. В советский период его могила была снесена и лишь в марте 1999 года крымские татары восстановили надгробный камень над последним пристанищем великого просветителя.

Гаспринский на страницах газеты «Тарджеман» из номера в номер проводил идею равенства мусульманских женщин, наделения их теми же правами, что и мужчин. Для более детального освещения этих вопросов в 1906 г. он даже создает специальный журнал «Галяме нисван», первое специализированное женское издание в тюркском мире. Татарская поэтесса Ф. Сулеймания в 1914 г. в журнале «Сююмбика», отмечая заслуги Гаспринского в женском вопросе, с некоторым пафосом заявляла, что Исмаил Гаспринский «вытащил мусульманских женщин из ямы невежества, направил их по светлому и яркому пути». Эти слова, сказанные сразу после кончины великого просветителя, конечно же, грешили некоторым преувеличением. Но доля истины в них все же была.

Неоценима роль Исмаила Гаспринского в области образования и просвещения. Он является основателем нового звукового метода в преподавании языка – «Усуль ал-джадид» (от арабского слова «джадид» - новый), новометодной или джадидистской программы, благодаря которой скорость усвоения материала увеличивалась во много раз. Джадидизм как общественно-политическое движение сформировался в конце XIX в., прежде всего как попытка реформирования начальной школы. Это направление стало альтернативой для господствовавшего долгое время в системе мусульманского образования «Усуль ал-кадим» (старого метода).

Методы различались, в первую очередь, формой подачи одного и того же материала. Кадимисты применяли систему слогового преподавания, когда отдельные буквы сливались в слоги, а из слогов потом составлялись слова. Сторонники нового - джадидисты - применяли «звуковой метод», когда каждой букве алфавита соответствовал определенный звук.

В январе 1884 г. И. Гаспринский открыл первое джадидистское учебное заведение в Крыму. Курс обучения был рассчитан на два года. В мектеб принимались дети 7-летнего возраста.

Преподавать в школе стал сам Гаспринский по своему учебнику «Ходжа-и субьян» («Учитель малолетних»). Именно с этого события началась история распространения джадидизма в Крыму и России. К 1895 г. в Бахчисарае уже существовало семь подобных учебных заведений. Эта методика быстро распространилась по всему тюрко-татарскому миру и, прежде всего в Поволжье и на Урале. Только в Поволжском регионе к 12 сентября 1913 г. было зарегистрировано 694 новометодных учебных заведения. Подобные школы открывались не только в России, но и в других странах.

В 1882 году, будучи в Казани, Гаспринский организовал литературный вечер для татар. С большим трудом было получено разрешение, был снят зал в лучшей гостинице в центре города, были розданы заранее подготовленные приглашения. К назначенному времени пришли… всего три человека — Аллаяр бек Зюльгадаров с Кавказа да золотопромышленники братья Шакир и Закир Рамеевы из Оренбурга, которые остановились в той же гостинице…

Татарский историк Джамал Валиди в книге «Очерк истории образованности и литературы татар» упоминает, что «Гаспринский в Казани нашёл только одного человека, который одобрил и поощрил его план издания газеты: этот единственный человек был — Марджани». Таким образом, выясняется, что Исмаил бей встречался в Казани с великим татарским учёным-богословом Шихабутдином Марджани. Одобрение будущего издания «Тарджемана» такой авторитетной личностью, как Марджани, конечно же, окрылило молодого человека…

Когда новый метод семимильными шагами стал шагать по Поволжскому региону, в бой вступила «тяжёлая артиллерия» — кадимисты. Эти люди взяли на себя роль «санитаров татарского общества», опьянённого и ослеплённого светом, бьющим из Крыма. Так, в 1899 году в Казани тиражом в 2400 экземпляров вышла характерная для идеологии кадимизма книга муллы Гилязутдина Мухетдинова «Ан-нусуль хадида фи хилаф ал-усуль ал-джадида» («Стальные пики против нового метода»). Как видно из названия книги, автор с полной серьёзностью подошёл к названию книги, подобрав слову «усуль джадида» («новый метод») созвучное «нусуль хадида» («стальные пики»). В книге был брошен открытый вызов Гаспринскому и возглавляемому им движению джадидистов.

Несмотря на нападки, Гаспринский не вступил в конфронтацию, а попытался наладить диалог со своими оппонентами. В своей книге «Рахаб муаллимин яки муаллимлэре юлдаш» («Страхи учителей, или спутник преподавателям») он подчеркнул, что не разрушает основ мусульманского образования, а лишь пытается улучшить его.

Справедливости ради надо отметить, что реформирование по Гаспринскому предполагало в том числе и исключение из программы чисто религиозных дисциплин. Понятно, что подобное не могло не задеть за живое кадимистов, сторонников традиционного образования. Они не понимали, как можно сокращать классические религиозные дисциплины, — ведь, по их мнению, на них держалась вся остальная наука: убери фундамент — и рухнет всё здание.

История сохранила курьёзный случай, который приключился в молодости с известным татарским журналистом и писателем, будущим редактором газеты «Вакыт» («Время») Фатыхом Карими. Когда в 1893 году начала выходить газета «Тарджеман», Фатых, конечно же, стал её постоянным читателем. Однажды его отец Гильман ахунд увидел в руках сына эту газету и очень рассердился. По его мнению, эта газета была для ислама врагом №1. Поначалу он решил хорошенько проучить сына, но потом понял, что проблема этим не решится. В воспалённом злобой мозгу Гильман ахунда родилась идея… убить редактора газеты Исмаила Гаспринского. Да, да, не больше и не меньше. Через некоторое время, не сказав никому ни слова, он выезжает в Бахчисарай. Но прежде чем привести свой приговор в исполнение, Гильман ахунд решил встретиться с Гаспринским, чтобы поговорить с ним и убедить того отказаться от издания «вредоносной» газеты. «Если он меня не поймёт и будет продолжать своё дело, тогда я исполню своё намерение», — решил про себя татарский мулла.

Гаспринский с большим почтением принял гостя. Гильман ахунд начал задавать вопросы, которые его волновали больше всего. Гаспринский внимательно слушал его и делал какие-то записи в свою тетрадь. Гильман Карими также с большим вниманием выслушал доводы Исмаила Гаспринского. Беседа длилась несколько часов. В конце концов, мулла сказал: «Я всё понял. Вы ставите перед собой цель убедить всех, что только посредством просвещения и изучения наук можно поднять уровень народа на должную высоту. Эта идея великая и очень нужная и против неё выступать никак нельзя. Я полностью поддерживаю вашу идею и готов к ней присоединиться»…

Лишь под конец своей жизни, а особенно после смерти Гаспринский стал невероятно популярен в Поволжье. В те годы в Казани даже выпускали мыло и канцелярские чернила с портретом Исмаила бея на упаковке. Вот это уже точно говорило о настоящем признании, потому что никто не стал бы украшать товар изображением непопулярного человека. После смерти Гаспринского в 1914 году не осталось практически ни одной татарской газеты или журнала, которые не дали бы некролог на смерть великого просветителя. Известные татарские общественные и религиозные деятели искренне скорбели по поводу кончины Гаспринского и не стеснялись своих чувств. Например, татарский учёный-богослов Муса Бигиев был так огорчён смертью Гаспринского, что написал в своей книге «Мулахазат» («Замечания»): «Я не раздумывая отдал бы жизнь свою и лёг бы в могилу, если бы это воскресило уважаемого нашего Учителя и помогло бы ему ещё лет 15-20 послужить нации».

В 1905 году Исмаил бей Гаспринский избирается председателем 1-го съезда мусульман России, а в 1911-м в Центральный комитет турецкой партии «Согласие и прогресс». Он много путешествует по различным странам мира, пропагандирует свой новый метод, в 1907-1908 годах несколько раз посещает Египет с целью организации там международного мусульманского конгресса, в 1911-м — Индию, где изучает состояние школьного образования, даёт показательные уроки по своему новому методу.

Помимо вопросов просвещения, И. Гаспринского волнуют проблемы мусульман в Российской империи. Этим вопросам он посвятил две свои книги — «Русское мусульманство» (1881) и «Русско-восточное соглашение» (1896), написанные на русском языке. В этих трудах он пытается разобраться в причинах отчуждённости христиан и мусульман: «Русское господство над татарами до сих пор, насколько мне известно, выразилось только в следующем: я владею, вы платите и живёте как хотите. Это очень просто, но крайне бессодержательно… Должны ли русские и русские мусульмане жить рядом на одной земле, под одним законом как случайные спутники, соседи или между ними следует развить более близкие родственные отношения как между детьми великой семьи народов нашего обширного великого отечества?». Он отмечает, что российские мусульмане такие же полноправные подданные, как и все остальные граждане, что они хотят жить и работать вместе, что они могут принести много пользы своей родине. Исмаил бей призывает власти обратить взор к мусульманам, прислушаться к их проблемам.

В книге «Русско-восточное соглашение» Исмаил бей продолжает тему, начатую в предыдущей книге. Он отмечает, что по своему менталитету мусульмане и русские гораздо ближе друг другу, чем, например, русские и европейцы. При этом он полагает, что Западу выгодна конфронтация и состояние вражды в России между мусульманами и христианами и потому предлагает российским правителям обращать свои взоры не на Европу, а на Восток. Он считает, что дружба с Востоком может быть намного выгодней России…

Стремясь отметить просветительскую и миротворческую деятельность Гаспринского, сначала Индия, а потом Франция вносят предложение о выдвижении его кандидатуры на Нобелевскую премию мира. Многие журналы и газеты разных стран мира, в том числе и России, поддержали эту идею, но, к сожалению, её не удаётся претворить в жизнь. В советский период великий просветитель тюркского народа был обвинён в пантюркизме и панисламизме, имя его было стёрто в анналах истории. Да и сегодня не всем нравится идея восстановления доброго имени великого просветителя.

Вся творческая жизнь Гаспринского показывает, насколько он был работоспособен, «подвижен и деятелен. Он сумел сделать в области печати, педагогики, литературы и просвещения столько, сколько до него не смог сделать из его народа никто. И открытие мемориального дома-музея было естественным проявлением благодарности, любви и уважения народа к этому замечательному человеку.

Во второй половине 20-х гг. в политической и культурной жизни страны стало проявляться нигилистическое отношение к истории, вульгарно-социологический подход к историческим фактам, к культурному наследию прошлого, к достоянию национальных культур. Перестали выходить научные издания всех обществ.

Приверженность краеведов, литераторов, историков, вообще интеллигенции к старине, национальным обычаям и традициям расценивалась как «национализм» и контрреволюционная деятельность. В первой волне репрессий 1927 — 1930 гг., захлестнувшей представителей крымскотатарской интеллигенции, был посмертно репрессирован, если так можно выразиться, и И. Гаспринский.

В его доме-музее расположилась экскурсионная база, а имя Гаспринского стало упоминаться только как символ «буржуазного национализма», в послевоенные же годы было практически забыто. Отрадно, что наконец-то и в Крыму, на земле, давшей миру видного гуманиста-просветителя мусульманских народов, оживился интерес к личности Исмаила Гаспринского, которого хорошо знают и помнят в Поволжье, на Урале, в Средней Азии, Закавказье, Индии, на Среднем и Ближнем Востоке.

В год смерти великого просветителя Баттал-бей писал в «Терджимане»: «Исмаил-бей ушел из жизни счастливым. Конечно, он мог бы еще сделать очень многое, но и то, что успел этот великий человек, ставит его не только наравне с героями, но и целой эпохой в истории многих народов... Да, Исмаил-бей ушел из жизни счастливым. Мусульмане России благодарят тебя, Великий Исмаил-бей!».

Этот человек незаурядного ума, новаторского мышления и неуёмной энергии в конце XIX – начале XX столетия стал знаменем обновления тюрко-татарского мира. Сегодня его имя – символ национального здравомыслия, гражданского бесстрашия и истинной верности своему народу.

Использованная литература:


  1. Сеитгазы Гафаров «Исмаил Гаспринский — великий просветитель». Симферополь, 2001 г. (с.139, 150, 206-211).

  2. Виктор Ганкевич «На службе правде и просвещения». Симферополь, 2000 г. (с.147-150).

  3. А. Синугыл «Исмаил-бей Гаспринский – великий сын крымскотатарского народа.Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 150-летию со дня рождения И. Гаспринского. Симферополь, 2001 г. (с. 43).

  4. Исмаил Керимов «Гасприскийнинъ «джанлы» тарихи» (1883 — 1914). Акъмесджит, 1999 г. (с.287).

  5. Ленара Алимова «Шефика Гаспринская – лидер движения тюрских женщин за свои права («Голос Крыма», 2006 г., № 43).

  6. Юрий Османов «Из плена лжи». Симферополь, 2001 г. (с. 242).


Самые низкие цены на курсы переподготовки

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 50% скидки при обучении на курсах профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок", но в дипломе форма обучения не указывается.

Начало обучения ближайшей группы: 22 ноября. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (10% в начале обучения и 90% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru


Общая информация

Номер материала: ДВ-006948
Курсы профессиональной переподготовки
124 курса

Выдаем дипломы установленного образца

Заочное обучение - на сайте «Инфоурок»
(в дипломе форма обучения не указывается)

Начало обучения: 22 ноября
(набор групп каждую неделю)

Лицензия на образовательную деятельность
(№5201 выдана ООО «Инфоурок» 20.05.2016)


Скидка 50%

от 13 800  6 900 руб. / 300 часов

от 17 800  8 900 руб. / 600 часов

Выберите квалификацию, которая должна быть указана в Вашем дипломе:
... и ещё 87 других квалификаций, которые Вы можете получить

Похожие материалы

Получите наградные документы сразу с 38 конкурсов за один орг.взнос: Подробнее ->>