Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / История / Конспекты / Конспект "ФОРМИРОВАНИЕ ФАБРИЧНЫХ ГОРОДОВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ РОССИИ НА РУБЕЖЕ XIX – XX ВВ."

Конспект "ФОРМИРОВАНИЕ ФАБРИЧНЫХ ГОРОДОВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ РОССИИ НА РУБЕЖЕ XIX – XX ВВ."

Идёт приём заявок на самые массовые международные олимпиады проекта "Инфоурок"

Для учителей мы подготовили самые привлекательные условия в русскоязычном интернете:

1. Бесплатные наградные документы с указанием данных образовательной Лицензии и Свидeтельства СМИ;
2. Призовой фонд 1.500.000 рублей для самых активных учителей;
3. До 100 рублей за одного ученика остаётся у учителя (при орг.взносе 150 рублей);
4. Бесплатные путёвки в Турцию (на двоих, всё включено) - розыгрыш среди активных учителей;
5. Бесплатная подписка на месяц на видеоуроки от "Инфоурок" - активным учителям;
6. Благодарность учителю будет выслана на адрес руководителя школы.

Подайте заявку на олимпиаду сейчас - https://infourok.ru/konkurs

  • История

Поделитесь материалом с коллегами:



МИНОБРНАУКИ РОССИИ

ФГБОУ ВПО

« Хакасский государственный университет им Н.Ф.Катанова»

Институт истории и права

Кафедра истории России





ФОРМИРОВАНИЕ ФАБРИЧНЫХ ГОРОДОВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ РОССИИ НА РУБЕЖЕ XIX – XX ВВ.











Выполнила

Тягунова И.А.









Абакан – 2015



ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение………………………………………………………………………..3

Глава 1. Советская урбанизация в 1920-е – начале 1950–х гг. .……………4

Глава 2. Урбанизация в конце 1950 – 1991 гг..…………………………….10

Заключение……………………………………………………………………22

Библиографический список………………………………………………….24
























ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы заключается в том, что в течение последних двух десятилетий в России наблюдается кризис урбанизации, причины которого коренятся в той модели городского развития, которая была принята в советское время. Именно урбанизация стала одним из важнейших рычагов модернизации советского общества. Однако присущие ей черты незавершенности, противоречивости, привели к тому, что многие исследователи стали подчеркивать ущербный характер советской модели урбанизации или даже называли ее «псевдоурбанизацией» и противопоставляли западной. В этой связи необходимо взвешенно подойти к оценке советской урбанизации, попытаться понять, каким образом ее своеобразие стало одной из причин острого кризиса, с которым столкнулась наша страна в 1990–е гг.

Целью исследования является анализ особенностей советской модели урбанизации и их влияния на модернизацию страны.

Для достижения цели были поставлены следующие задачи исследования:

Проанализировать основные тенденции советской урбанизации в 1920-е – начале 1950-х гг.;

Обозначить особенности урбанизации советских городов в конце 1950 – 1991 гг.

Объектом работы является советская модель урбанизации.

Предметом исследования выступают количественные (рост городов и городского населения) и качественные (изменение образа жизни горожан) составляющие процесса советской урбанизации.





Глава 1. Советская урбанизация в 1920-е – начале 1950–х гг.


В процессе советской урбанизации можно выделить два основных этапа, условный рубеж между которыми приходится на конец 1950 – начало 1960–х гг. Связано это с тем, что в 1961 г. в СССР был зафиксирован так называемый урбанизационный переход, то есть доля городского населения превысила 50%, в России это произошло на три года раньше.

Начальный этап советской урбанизации характеризуется «городским взрывом»1, сопровождающимся резким ростом, как абсолютной численности, так и доли городского населения.

Первая советская перепись населения проводилась в 1920 г. в условиях гражданской войны и разрухи. Переписью было охвачено только 72% населения страны, так как в ряде районов страны еще велись боевые действия (численность населения страны по данным переписи 1920 года составила 132,8 млн. человек, в том числе городского — 20,9 млн. (15 %))2.

В 1923 г. в СССР прошла городская перепись населения. Это была первая перепись, которая позволяла подвести хотя бы некоторые демографические итоги гражданской войны и страшного голода 1921 г. Она проводилась в городах и поселениях городского типа по состоянию на 15 марта одновременно с переписью промышленных и торговых предприятий. Переписью было охвачено 2154 городских поселения с общим населением 21,6 миллиона человек.

Сравнение численности населения 1722 городских поселений по данным переписей населения 1920 и 1923 гг. свидетельствует, что за два с половиной года между этими переписями гражданское население их увеличилось более чем на 600 тыс. человек. Однако, в основном, этот прирост был характерен для населения обеих столиц. Население в них увеличилось на 858 тыс. человек, тогда как в прочих городах оно даже уменьшилось на 225 тыс. человек или на 1,3 %1.

Все население страны впервые охватила первая Всесоюзная перепись населения в декабре 1926 г. Она отличалась не только продуманной методикой получения сведений, но и богатством собранных данных, особенно о социальном составе населения и о семьях. Ее итог по общей численности населения – 147 млн. человек, сельское население составило 82%, городское – 18%2.

Следующая перепись проводилась в январе 1937 г. Подготовка и проведение этой переписи пришлись на время сталинских репрессий. Результаты переписи разошлись с публиковавшимися ранее сильно преувеличенными оценками численности населения страны. Организаторы переписи и многие руководители государственной статистики по всей стране были объявлены врагами народа и репрессированы3. Организация переписи была признана неудовлетворительной, материалы ее дефектными, а данные переписи не были обнародованы.

В январе 1939 г. была проведена новая Всесоюзная перепись, признанная «удачной». Впервые по всей стране учитывалось постоянное и наличное население, кроме того, были введены контрольные бланки. Численность населения страны составила 190,7 млн. человек, в том числе городского – 32%, сельского – 68%4. Начавшаяся война помешала завершить полную обработку материалов.

В целом за период 1920 – 1930–х гг. (то есть в предвоенный период) доля горожан увеличилась вдвое. Основной причиной явилась форсированная индустриализация, вызвавшая значительный приток мигрантов в города.

 В годы войны число городских поселений осталось прежним, поэтому административно–территориальные изменения не повлияли на численность горожан. Городское население тыловых районов страны за годы войны сократилось, а вот численность городского населения выросла с 649,7 тыс. чел. на начало 1941 г. до 760,9 тыс. чел. на начало 1946 г.1

Среднегодовые темпы свидетельствуют, что прирост численности городского населения происходил только в 1941 г., на протяжении остального периода войны численность населения была стабильна. Коэффициент автокорреляции подчеркивает высокую степень управляемости процессом прироста численности городского населения. Таким образом, рост численности городского населения был обусловлен перемещением масс эвакуированного населения. С 1943 г. начинается процесс реэвакуации, но значительная часть эвакуированных осталась в республике. Другим источником пополнения городского населения стал механический прирост, который почти весь период войны имел положительное сальдо, составлявшее не менее 30 тыс. чел. Эвакуация и приток сельской молодежи компенсировали военные потери горожан и потери вследствие повышенной смертности в тылу. Рост численности городского населения привел к увеличению доли горожан с 23,5% до 30,0%2.

Накануне войны в половозрастной структуре городского населения доля мужчин составляла около 47%. В возрастной структуре была высока доля молодежи, почти две трети населения составляли лица в возрасте до 30 лет. Половозрастная структура имела демографическую нишу в трудоспособных и детородных возрастах, вызванную социальными потрясениями первой трети XX в.

Великая Отечественная война серьезно деформировала половозрастную структуру городского населения. Итоги переписи 1959 г. показали значительное сокращение возрастных групп участников военных действий (начиная с возраста 30–34 года и заканчивая группой 55–59 лет), меньше ожидаемой оказались возрастные группы 15–19 лет и 20–24 года, то есть родившиеся накануне и в годы войны1. Военные потери существенно усилили дисбаланс в соотношении полов, так как, во всех возрастных группах мужчины пострадали значительно сильнее, чем женщины, а среди участников военных действий доля мужчин доходила до катастрофического уровня 38% – 40%. Дисбаланс в соотношении полов оказал огромное негативное влияние на воспроизводство в годы войны.

Эвакуация обеспечила приток в города, масс населения, среди которых преобладали женщины, старики и дети, тем самым, усиливая дисбаланс в половозрастной структуре в сторону роста групп женщин и лиц старческих возрастов и сокращения доли лиц трудоспособных возрастов. Удельный вес детских возрастных групп не изменился, так как приток детей лишь замещал потери от падения рождаемости и высокой младенческой и детской смертности в первые годы войны. Механический прирост населения в годы войны частично компенсировал потери в результате мобилизации в ряды РККА мужчин трудоспособных возрастов2.

Война привела к снижению рождаемости, причем влияние военных условий на состояние рождаемости начинает проявляться только с февраля–марта 1942 г., что обусловлено 9–месячным лагом периода беременности3. С весны 1942 г. падение сразу же приобретает катастрофические размеры. Падение рождаемости достигает низшей точки. Только с 1945 г., особенно со второго полугодия, рождаемость начинает восстанавливаться довольно быстрыми темпами, благодаря действию мер, предусмотренных Указом Президиума ВС СССР от 08.07.1944 г. «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении почетного звания «Мать–героиня» и учреждении ордена «Материнская слава» и медали «Медаль материнства»1. Но и в 1945 г. рождаемость составила лишь половину от довоенного уровня. Негативное влияние на рождаемость оказал рост числа криминальных абортов. Фактически, каждая третья беременность в 1944 – 1945 гг. была искусственно прервана. Средний коэффициент рождаемости в военный период составил всего 17,3 рождений на 1000 чел. среднегодового населения. При этом процесс восстановления рождаемости в небольших городах и рабочих поселках происходил менее интенсивно. Всего в 1941 – 1945 гг. в городских поселениях процент мертворожденности сокращался и в среднем составлял 0,7%.2 Таким образом, рождаемость в городских поселениях 1941 – 1945 гг. претерпела следующие изменения: на первом этапе войны рождаемость резко падает, достигнув своего минимума в 1942 г., затем, в 1943 – 1944 гг. ситуация стабилизируется и в 1945 г. уже имеет место рост рождаемости в абсолютных и относительных показателях.

Пик смертности горожан в годы войны пришелся на 1942 г. и отчасти на 1944 г. В 1941 – 1942 гг. и в 1944 г. общий коэффициент смертности существенно превышал аналогичные показатели по городскому населению РСФСР. Лишь с 1945 г. ситуация стабилизируется3. В то же время, общий коэффициент смертности городского населения за весь военный период оставался ниже показателей некоторых предвоенных лет. Основным фактором смертности являлись причины экзогенного характера, связанные с ухудшением материально–бытовых условий жизни, продовольственного снабжения населения и общим физическим истощением организма. Основными причинами смертности городского населения в 1941 – 1942 гг. являлись воспаления легких различной этиологии, болезни органов пищеварения, острые инфекционные заболевания, в 1943 – 1945 гг. – туберкулез и сердечно–сосудистые заболевания.

В период войны происходит увеличение младенческой смертности в городах, пик которого приходиться на 1942 г. Коэффициент младенческой смертности в городских поселениях за 1940 – 1945 гг. (по методу Й. Ратса) составлял соответственно: 29,5; 23,1; 35,3; 15,4; 13,6; 11,0 смертей на 100 родившихся,1 что было существенно выше общероссийских показателей. Рост младенческой смертности был обусловлен ухудшением санитарного состояния городских поселений, скученностью населения в связи с эвакуацией, сокращением системы медицинского обслуживания горожан, массовыми миграциями и т.д. Важнейшими причинами младенческой смертности в начальный период войны были болезни органов пищеварения, воспаления легких, затем врожденная слабость, преждевременные роды, врожденные пороки развития, болезни новорожденных. К концу войны доминировать стала смертность от врожденной слабости, преждевременных родов, врожденных пороков развития и болезней новорожденных, так как, ослабленный чрезмерными физическими нагрузками и истощенный недоеданием, материнский организм не всегда успешно переносил беременность. Благодаря усилению санитарного контроля, совершенствованию системы медицинского обслуживания (система «единого педиатра») и внедрению новых эффективных медицинских препаратов к концу войны уровень младенческой смертности удалось снизить. В основном, за счет сокращения смертности от т.н. «детских инфекций» – кори, дизентерии, дифтерии и т.д2.

В целом за годы Великой Отечественной войны суммарный естественный прирост носил отрицательный характер.

Итак, городское население СССР в годы Великой Отечественной войны оказалось в условиях тяжелейшей демографической катастрофы, которая нанесла ощутимый урон демографическому развитию регионам. С другой стороны война дала новый импульс процессам урбанизации в республиках, так как вызвала масштабные перемещения эвакуированных населений и промышленных предприятий, а также обеспечила приток значительных масс сельской молодежи, в том числе и из других регионов, для работы в промышленности. Миграции населения, включая эвакуацию и приток сельской молодежи, сыграли решающую роль в увеличении численности городского населения в годы войны. Тем самым создавались условия для преодоления катастрофической ситуации в сфере воспроизводства городского населения в короткие сроки. Отчасти этому способствовали изменения в законодательной сфере, расширение социальной помощи и улучшение медицинского обслуживания горожан1.


Глава 2. Урбанизация в конце 1950 – 1991 гг.


Второй этап приходится, наконец, 1950-х – 1991 гг. В избранный нами период для изучения, под урбанизацией понимался специфический процесс преобразования всей совокупности или отдельных элементов не городской среды под влиянием развития городов и градообразующих процессов. При этом преобразование сельской среды в городскую может осуществляться двояким образом: как  путем усвоения городских норм и их распространения на сельскую среду, так и через перемещение элементов сельской среды в город, через миграцию населения в города2.

Таким образом, показателем урбанизации может быть не только число городов, но и численность, а также доля городского населения. Изменение доли городского населения за определенный период выступает как мера темпа урбанизации. Так, в СССР доля городского населения к началу 60–х гг. составила 50%.3 Применяя данные теоретические подходы, попытаемся определить специфику  урбанизации в нашем обществе в последнее советское двадцатилетие. Можно выделить три основных компонента советской урбанизации: городские формы размещения производства и расселения, городские условия жизни и городской образ жизни1.

Как показывает анализ исторических источников, урбанизация в СССР напоминает тип развития, характерный для развивающихся стран, и дает основания считать, что изучаемый нами период с 1960 – 1991 гг. носила черты квазипроцесса, сохранила внеш­ние признаки динамики урбанизации, но при этом во многом не соответствовала сложившимся представлениям об образе и уровне жизни населения и стандартах обу­стройства городской среды.

В рамках антропокультурной парадигмы можно выделить специфику эволюции советской урбанизации.  Если в развитых странах За­пада ко второй половине XIX в. уже достаточно давно завершены такие ее этапы, как переселение в города основной массы населения, смена  их занятий, концентрация населения в крупных городах, утверждение городского образа жизни как феномена культуры и современной цивилизации, то  в СССР процессы адаптации сельских жителей к городскому образу жизни, овладения ими город­ской культуры, соответствующей системой ценностей, нормами пове­дения в 1960–х – 1990–х гг. были далеки от своего завершения2.

Первая послевоенная перепись была проведена в январе 1959 г. По организации и содержанию собранных данных она не отличалась от предыдущих. Данные переписи послужили основой для последующих расчетов численности и состава населения. Общая численность населения СССР составила 208,8 млн. человек. Доля городского населения – 48 %, сельского – 52%.3

Следующая перепись состоялась в 1970 г. В организационном и методологическом отношении перепись соответствовала двум предыдущим (1939 и 1959 гг.), хотя данных было получено значительно больше. Впервые в практике советских переписей ради экономии времени и средств часть сведений была получена путем опроса не всех, а только 25% жителей1. При обработке материалов переписи был применен ряд технических новшеств. Ее данные широко использовались для социально–экономического планирования и разработки долгосрочных экономических прогнозов. Общая численность населения по переписи 1970 года – 241,7 млн., городское – 56%, сельское – 44%.2

Существенно отличались от предыдущих организация и обработка материалов переписи населения 1979 г. В переписи впервые были использованы в статистические записи, сделанные при опросе, вводились в электронно–вычислительную машину (ЭВМ) с помощью специальных считывающих устройств и записывались на магнитную ленту. Были добавлены новые вопросы, некоторые формулировки были уточнены. Перепись дала обширные сведения об изменениях в составе населения, которые впоследствии широко использовались. Итогом переписи 1979 года – 262,4 млн. человек, доля городского населения – 62%, сельского – 38%.

Последняя перепись в СССР проводилась в январе 1989 г. путем опроса по месту фактического проживания граждан. Отличительной особенностью было то, что впервые наряду со сведениями о населении были собраны сведения о жилищных условиях различных социально–демографических групп населения во всех районах страны, о развитии жилищной кооперации, о степени обеспеченности людей жильем и его благоустройстве. Это позволило получить сведения о жилищных условиях различных социально–демографических групп населения во всех районах страны, о развитии жилищной кооперации, о степени обеспеченности людей жильем и его благоустройстве.1

Программа переписи содержала 25 вопросов, часть некоторых вопросов учитывалась выборочно. По сравнению с предыдущей переписью, были включены новые вопросы о месте рождения, об окончании профессионально–технического учебного заведения, о жилищных условиях, изменена формулировка многих других вопросов. Разработка материалов переписи по полной программе была завершена к концу 1990 г. Население страны в 1989 г. составило 286,7 млн. человек, в том числе городское население – 66%, сельское – 34%.2

Рассматривая проблемы советской урбанизации 1960–х – 1990–х гг., надо отметить, что в большинстве союзных республик СССР статус городских поселений определялся в зависимости от количества жителей, рода их занятий и значения поселений. В РСФСР в рассматриваемый период к городам относили населенные пункты с наименьшей численностью населения 12 тысяч человек, с количеством рабочих, служащих и членов их семей не менее 85%3.                   

Планомерный процесс создания и роста советских городов постепенно охватывал все районы страны. Советские города, сложившиеся в систему, ядром которой обычно становился крупный центр, воздействовали на экономическую и социальную жизнь 1960–х – 1990–х гг. гораздо сильнее, чем единичные города, влияющий каждый порознь, что свидетельствовало об усилении процесса урбанизации в изучаемый нами период.

Процесс советской урбанизации в 1960–е – 1990–е гг. вызывал ускорение процесса обобществления не только в сфере производства, но и в обслуживающей сфере. Развивался процесс урбанизации, росло число городов, увеличивалось население. Этот процесс все более обусловливал распространение городского «типа» деятельности, вызывающего, в свою очередь,  рост потребностей в учреждениях образования, культуры, быта, в повышении качества их работы. За период доля городского населения увеличилась на 30% и составила на начала 1990–х гг. 63%. Соответственно повысился и уровень образования населения,  так как городское население имело в целом более высокий уровень образования в изучаемый период.

Характерной особенностью урбанизации в СССР в этот период  являлось также то, что она проходила в условиях научно–технической революции  и соответствовала крупномасштабному и комплексному социально–экономическому развитию. Эти условия не только интенсифицировали процесс урбанизации, но и обнажали его основные сущностные черты. Стало очевидным воздействие процесса урбанизации на размещение производства и его организацию, на расселение населения и изменение его социальной структуры1. На завершающем этапе советской истории наблюдалась относительная соразмерность (по значению) в целом процессов социально–экономического развития и урбанизации. Однако темпы урбанизации, тенденции ее развития в отдельных направлениях не всегда отвечали глубинным закономерностям развития общества. Прежде всего, обращает на себя внимание не соответствие сложившейся системы расселения (город, село) процессу социально–экономического развития общества.2

Несоответствие отдельных проявлений урбанизации задачам социально–экономического развития советского общества в 1960–е – 1990–е гг. обнаруживалось и в том, что сокращение численности сельского населения происходило более быстрыми темпами, чем это было оправданно результатами научно–технического прогресса. В результате в отдельные периоды углублялись различия между городом и деревней, хотя в целом социалистическая  урбанизация вела к их сглаживанию3.

На процесс урбанизации повлияло и то обстоятельство, что градостроительство и архитектура в СССР подлежали централизованному нормированию и управлению. Строительство опиралось на единые каноны функционализма, причем жилищное строительство ориентировалось на социальные задачи «обобществления социалистического быта». Из сферы частной и хозяйственной жизни и взаимоотношений многочисленных субъектов на местах они перешли в область полностью централизованно регулируемую, превратились в один из элементов механизма осуществления государственной власти и решения выдвигаемых партией задач1. В результате города превратились в поселения при предприятиях, а градостроение полностью оказалось подчиненным производству, управляемому из центра. Заказчиком на строительство практически во всех случаях было государство в лице министерств, которым принадлежали предприятия. Через министерства распределялось финансирование промышленного строительства «соцкультбыта», включая жилищное строительство, тогда как сам город фактически не располагал финансами и материально–техническими ресурсами для собственного развития.

Советская практика бесплатности (для министерств, а не для общества) ресурсов порождала ряд негативных следствий. Министерства, не платившие местным властям вплоть до 1989 г. за землю, воду, работников, делали все возможное, чтобы сохранить, расширить, размещать новые производства в городах. Их основной интерес состоял в минимизации затрат на социальные нужды и в гарантированном обеспечении производств рабочей силой, что с наибольшей полн­отой обеспечивалось крупными городами, тогда как сдерживающие экономические рычаги в виде налогов городам не были задействованы2.

В результате в СССР вплоть до начала 1990–х гг. продолжался безудержный экстенсивный рост городов, причем, ситуация соответствовала тенденциям развивающихся стран, тогда как в ряде развитых стран Запада концентрацию населения, капитальных вложений, производства сменяли центробежные тенденции. В то же время следует отметить, что многоплановость урбанизации как исторического процесса не укладывается в рамки конъюнктурных схем изучения советской истории. По мере роста городского населения изменялся культурно–технический уровень не только всего населения, но и трудовых ресурсов. Рост культурно–технического уровня трудовых ресурсов, происходил на основе роста уровня образования и в результате вызывал рост потребностей в социально–бытовой инфраструктуре.

В рассматриваемый период процесс урбанизации в СССР обусловил тенденцию частичного обобществления такой функции, как воспроизводство населения и трудовых ресурсов. В результате городское население страны в изучаемый период воспроизводилось только в основном за счет миграции1.

Интенсивное развитие урбанизации в 1960–е – 1990–е гг. проявляется не только в росте городов, но, прежде всего, в их дальнейшем качественном преобразовании. Будучи порождением территориального разделения общественного труда, каждый город в ходе своего развития приобретал новые функции, так как усложнялся, становилась все более комплексной его экономика, технически переоснащались его инженерные устройства, повышалась степень благоустройства, развивалась социально–бытовая инфраструктура.

Важным направлением интенсификации процесса урбанизации в СССР являлось постепенное преобразование участков сети городов в системы городского расселения. Данный процесс стал возможным только тогда, когда число городов стало весьма значительным и, следовательно, территориально они стали ближе друг к другу2. Урбанизация в 1960–е – 1990–е гг. благотворно влияла на усовершенствование сферы обслуживания городского населения, на его жилищно-бытовые условия. Кроме того, для жителей города происходило улучшение воздушного и водного бассейнов, расширение площадей озеленения и места отдыха.

Наиболее значительным противоречием советской урбанизации 1960–х – 1990–х гг. был большой разрыв между ее количественными и качествен­ными параметрами, поскольку быстрый рост численности го­рожан не поспевал за их адаптацией к городскому образу жиз­ни и усвоением городской культуры, не был подкреплен эконо­мическими возможностями и социальными интересами госу­дарства. Это в значительной мере предопределило и сам тип советского урбанистического развития как экстенсивный, и многие характерные особенности советской урбанизации. Чис­ленность горожан в СССР к началу 1990–х гг. увеличилось в 3 раза, число городов и поселков городского типа  – почти в 2,5 раза.1 Сложилась современная городская сеть, как и сам тип советского города с его своеобразием заст­ройки, планировки, архитектурного облика, качеством обуст­ройства городской среды и основными характеристиками само­го горожанина.

Прямым результатом формирования урбанизации в ка­честве побочного продукта индустриализации, пренебрежения к потребностям человека в городе, социальной сфере и вообще к решению на протяжении десятилетий специфических собст­венно городских проблем стал незавершенный, ущербный, односторонний характер развития самого процесса урбанизации. Далеко не все городское население было включе­но в городской образ жизни по характеру занятости, уровню обслу­живания, разнообразию досуга и т.д. В общем приросте городского населения страны примерно 70% составляли вчерашние сельские жители2.

Чрезмерная в ряде районов миграция из села в город усу­гублялась часто непродуманными административными преобразо­ваниями сельских территорий в городские. Сказанное имело негативные последствия не только для города, но и для сельской местности. Число сельских населен­ных пунктов в России сократилось между переписями населе­ния 1959 и 1989 гг. почти вдвое (с 294 до 153 тыс.), главным образом за счет мелких сел до 500 жителей, а численность сель­ского населения – с 55,0 до 39,1 млн. человек.1

Новые города и поселки при крупных промышленных пред­приятиях росли быстро, рывками, не располагая финансами и временем для культурного вызревания, создания нормальной го­родской среды с присущим ей разнообразием занятий, досуга, градостроительных решений и т.д. Вот почему, как ни парадок­сально это звучит, в стране сложились многие города и городские районы, лишенные городской среды в ее современном понимании2.

Следствием тоталитарной (военно–промыш­ленной) урбанизации, для которой характерно обилие горо­дов одной отрасли при слабом развитии центральных функ­ций (связей с окружающей территорией), культурного потен­циала, городской среды и т.д. стала деформация функциональной структуры городов, преобладание монопрофильных узкоспециализированных цен­тров. Отсюда поселковый характер даже крупных городов, которые нередко до сих пор остаются всего лишь огромными поселками при предприятиях–гигантах.

Развитие процесса урбанизации в XX в., в частности в 1960–е – 1990–е гг., с одной стороны, отражает процессы стремительного роста городского населения, увеличения разнообразия жизне­деятельности и обновление быта горожан, а с другой – особые, катастрофические события российской истории,  которые затруднили естест­венный ход закономерных изменений и резко обострили и без того непростые проблемы урбанистической модернизации. Такая модернизация связана, прежде всего, с большими ко­личественными сдвигами – масштабной миграцией сельского населения в города. Правда, Россия упустила свой «демографи­ческий взрыв» – не будь огромных потерь от войн, репрессий и голода, население страны, по оценкам Центра демогра­фии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, могло бы быть на 50–60 млн. человек больше, в том числе городское население – на 40–45 млн., а, следовательно, городская сеть выглядела бы гораздо более раз­ветвленной и на западе, и на востоке страны1.

Однако качественные перемены, связанные с организацией и функциони­рованием городских систем и человека в городе. Но эти пере­мены резко отставали от количественных сдвигов в урбани­стической структуре России XX в. Такой разрыв объясняет­ся особенностями исторической, социально–экономической и антропокультурной эволюции страны, которые не привели к созданию единого урбанистического пространства даже на относительно освоенной ее территории.

Городские перемены были массовыми, но оставались поло­винчатыми, незавершенными. Десятки миллионов сельских жителей приходили в движение, освобож­дались от традиционных норм и ценностей, регулировавших их жизнь на селе. Новые же «правила игры», соответствовавшие новым историческим возможностям в городской среде, воспри­нимались вчерашними сельскими жителями города гораздо мед­леннее, определяя во многом своеобразие советского города, осо­бенно недостаточность (за исключением столиц и немногих круп­нейших центров) его социально–культурного потенциала2. Возникновение культур­ного вакуума в столь важных областях человеческого существо­вания не могло пройти без следа. Оно в немалой степени усили­вало переходный характер советского общества, его социокультурную дезинтеграцию, политический тоталитаризм.

В рамках глобального подхода урбанистическая колея, по которой катила жизнь населения РСФСР, как и всего СССР, была «нормальной» только по советским меркам, но во многих отно­шениях никуда не годилась по меркам мировым. Если говорить более строго, то в России советского периода преобладали про­цессы миграции сельского населения в города (предпосылки ур­банизации) над урбанизацией в ее современной трактовке с ха­рактерными для нее высоким качеством и уровнем жизни горо­жан, разнообразием городской культуры, среды и т.д. Это объяс­няется смещением реальных приоритетов в советском обществе с человека на производство, с интересов личности на интересы государства1. Кроме того, влияло и преобладание в менталитете россиян исторически сложившегося стремления к первичному освоению обширных новых территорий, но не к их капитальному обустройству, и мно­гие другие особенности, отражавшие социальный коло­рит эпохи «реального социализма».

Вместе с тем, при всех негативных аспектах советской модели ур­банизации, именно в ее рамках был осуществлен исторический ры­вок – переход России от сельского общества к городскому. В совет­ской урбанизации были такие составляющие, которые были порождены не только системой, но и общими тенденциями развития современной цивилизации, а также фундаментальными особенностями страны и уровнем ее развития2.

Таким образом, урбанизация в СССР в 1960–е – 1990–е гг. в целом «вписывалась» в об­щую логику индустриального развития, присущего техногенной циви­лизации, в общемировой урбанизационный процесс, хотя и со своими «системными» особенностями.





















































ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Большинство российских городов возникли или сформировались в советское время. Так, к 1989 г. за годы Советской власти было образовано более 1300 городов при общей численности 2190, то есть почти 2/3 всех городов. В основе их образования лежали преимущественно экономические процессы. Остальные, сохранившиеся с дореволюционных времен, радикально изменились по своему месту в обществе, функциям, численности жителей, градообразующим составляющим и другим параметрам. Таким образом, общественная система, сформированная после Октября 1917 года, являлась той средой, в рамках которой собственно и проходили основные стадии урбанизации страны.

Одной из главных отличительных черт советской модели урбанизации было то, что центральная власть, как и в императорской России по–прежнему оказывалась главным "градообразующим" фактором, определявшим, где, какие города строить, как развиваться старым. Причем степень и "глубина" государственного вмешательства и контроля неизмеримо увеличились, а диапазон инструментов – расширился: от жесткого нормирования различных "мелочей" до прямого руководства из центра.

"Социалистическая индустриализация" и урбанизация оказались неразрывны в истории советского общества. Будучи общим явлением для всех социально–экономических систем в XX веке, в советской модели социализма урбанизация не только приобретала свое социальное содержание, но и имела особый, государственный движущий механизм.

Советская урбанизация оказалась форсированной. Она определялась директивно–плановым характером экономики. Причем, ведущей тенденцией было постепенное распространение планового начала из области собственно развития производства, отраслей экономики на все области развития городов, включая социальные, демографические, культурно–бытовые аспекты.

Среди главных условий решения поставленных пятилетними планами задач, была дешевизна промышленного и другого хозяйственного строительства, что в годы первых пятилеток обеспечивалось и ГУЛАГом, и нищенским уровнем жизни рабочих, и – в ряду других – подходом к градостроению, своеобразной "городской политикой". Ее сутью была минимизация расходов на человека, включая жилищно-бытовые, культурные и иные социальные условия, – так можно было бы определить исходный пункт этого градостроительного подхода.

Тем не менее, при всех негативных аспектах советской модели урбанизации, она – в ряду несомненных заслуг советской системы: именно в ее рамках был осуществлен переход в России от сельского общества к урбанизированному, хотя еще и не в полной мере городскому обществу.



































БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ


Источники

Демографический ежегодник СССР.  1990.  – М.: Финансы и статистика, 1990. – 639 с. 

Демографический энциклопедический словарь / Гл. ред. Д.И. Валентей. – М.: Советская энциклопедия. 1985. – 608 с.

Итоги Всесоюзной переписи населения 1970 г. Т.1 – 6. – М.: Статистика, 1972 – 1973.

Итоги Всесоюзной переписи населения 1970 г. – Красноярск: Книжное издательство, 1971. – 270 с.

Итоги Всесоюзной переписи населения 1979 г. Т. 1, 2, 7, 9. – М.: Гос. Комитет СССР по статистике, 1989 – 1990.

Краткая социально-демографическая характеристика населения РСФСР (по данным Всесоюзной переписи населения 1989 г.) / Гос. Ком. РСФСР по статистике. Т.1. Численность, возраст, национальность, состояние в браке. – М.: Респ. Инф. – изд. Центр, 1991. – 209 с.

Народное хозяйство в СССР в 1980 г.: Статистический ежегодник. – М.: Финансы и статистика, 1981. – 435 с.

Народное хозяйство в СССР в 1989 г.: Статистический ежегодник. – М.: Финансы и статистика, 1990. – 691 с.

Социальное развитие СССР: Статистический сборник. – М.: Финансы и статистика, 1990. – 398 с.

Литература


Аитов, Н.А. Социальное развитие городов: сущность и перспективы  / Н. А. Аитов. – М.: Знание, 1979. – 64 с.

Ахиезер, А.С. Город – фокус урбанизационного процесса / А.С. Ахиезер // Город как социокультурное явление исторического процесса. – М.: Наука. Сиб. Отд-ние, 1995. – С. 21 – 28.

Брачность, рождаемость, смертность в России и СССР / Под ред. А.Г. Вишневского. – М.: Статистика, 1977. – 247 с.

Вишневский, А.Г. Демографическая модернизация России, 1900-2000 / А.Г. Вишневский. – М.: Новое издательство, 2006. – 608 с.

Воспроизводство населения и трудовых ресурсов / Под общей ред. Н.П. Федоренко. – М.: Наука, 1976. – 391 с.

Город как социокультурное явление исторического процесса  / Отв. Ред. Э. В. Сайко. – М.: Наука, 1995 – 351 с.

Демографические процессы в СССР / Отв. Редактор А.Г. Волков. – М.: Наука, 1990. – 217 с.

Зеленов, Л.А. Социология города / Л.А. Зеленов. – М.: ВЛАДОС, 2000. – 192 с.

Кваша, А.Я. Демографическая политика в СССР / А.Я. Кваша. – М.: Финансы и статистика, 1981. – 200 с.

Кожурин, В.С. Изменение численности городского населения СССР в 1939 – 1979 гг. / В.С. Кожурин, С.А. Погодин // История СССР. – 1980. – № 6. – С. 132 – 137.

Козлов, В.И. Динамика населения СССР (Общий и этнодемографический обзор) / В.И. Козлов // История СССР. – 1991. - № 5. – С. 3 – 17.

Корель, Л.В. Перемещения населения между городом и селом в условиях урбанизации / Л.В. Корель. – Новосибирск: Наука. Сиб. Отд-ние, 1982. – 192 с.

Литвинова, Г.И. Право и демографические процессы в СССР / Г.И. Литвинова. – М.: Наука,1981. – 200 с.

Москвин, Д.Д. Население СССР: вопросы миграции (экономико-статистический обзор тенденций 60 – 80-х гг.) / Д.Д. Москвин. – М.: Наука, 1991. – 160 с.

Население СССР за 70 лет. – М.: Наука, 1988. – 216 с.

Опыт российской модернизации. 18 – 20 вв. – М.: Наука, 2000. – 246 с.

Пивоваров, Ю.Л. Современная урбанизация: основные тенденции расселения / Ю.Л. Пивоваров. – М.: Статистика, 1976. – 65 с.

Рост городов и система расселения. – М.: Статистика, 1975. – 122 с.

Рукавишников, В.О. Население города: социальный состав, расселение, оценка городской среды / В.О. Рукавишников. – М.: Статистика, 1980. – 246 с.

Сенявский, А.С. Российский город в 1960 – 1980-е гг. / А.С. Сенявский. – М.: РАН, 1995. – 264 с.

Сенявский, А.С. Урбанизация России в ХХ в. / А.С. Сенявский. – М.: Наука, 2003. – 286 с.

Советский город: социальная структура / Рук. Авт. Колл. Н.А. Аитов. – М.: Мысль, 1988. – 286 с.

Хорев, Б.С. Мировой урбанизм на переломе / Б.С. Хорев, В.А. Безденежных, Н.В. Быкова. – М.: Изд-во МГУ, 1992. – 111 с.

Яницкий, О.Н. Урбанизация и социальные противоречия капитализма / О.Н. Яницкий. – М.: Наука, 1975. – 333 с.

Янкова, З.А. Проблемы большого города / З.А Янкова, И.Ю. Родзинская. – М.: Наука, 1982. – 179 с.





1 Пивоваров Ю.Л. Урбанизация России в ХХ веке: представления и реальность. Общественные науки и современность. М., 2001. № 6. С. 102.

2 Пивоваров Ю. Л. Урбанизация в современном мире. М., 1982. С. 111.


1 К 80–летию первой переписи городского населения СССР. М., 1976. № 129 – 130. С. 126.

2 Пивоваров Ю.Л. Современная урбанизация. М., 1976. С. 67.

3Трушков В. В. Население города и пригорода. М., 1983. С. 348.

4 Пивоваров Ю.Л. Урбанизация в современном мире. М., 1982. С. 98.

1Сакаев В.Т. Города и городское население Татарской АССР накануне Великой Отечественной войны// Вестник Чувашского университета. 2006. №5.С. 34 –41.

2Платонов Г. Д. Демография и проблемы жилища. Л., 1967. № 4. С. 307.



1Пчелинцев О. С. Урбанизация, региональное развитие и научно–техническая революция. М., 1978. С. 144.

2Сабсович Л. М. Города будущего и организация социалистического быта. М., 1929. С. 141.

3Охитович М. С. Заметки по теории расселения. М., 1930. № 1–2. С. 341.

1Рукавишников В. О. Население города: (Социальный состав, расселение, оценка городской среды). М., 1980. С. 246.

2 Анциферов Н. П. Пути изучения города как социалього организма. Опыт комплексного подхода. Л. 1926. С. 178.

3Железко А. Е., Гребенников Р. В. Проблемы планирования комплексного экономического социального развития городов. М., 1980. С. 261.

1Ратс Й. О. Исследование советской рождаемости и смертности. М., 1933. С. 123.

2Яницкий О. Н. Гражданские инициативы и самодеятельность масс. М., 1988. С. 115.

1Яницкий О. Н. Урбанизация и рабочий класс в условиях научно–технической. М., 1970. С. 327.

2Баранов А. В. Социально–демографическое развитие крупного города. М., 1981. С. 176.

3Ахиезер А. С. Социальное воспроизводство и город. Общественное воспроизводство: экологические проблемы. М., 1991. С. 356.

1Дридзе Т. М. Коммуникативные механизмы культуры и прогнозно–проектный подход к выработке стратегии развития городской среды. Город как социокультурное явление исторического процесса. М., 1995. С. 461.

2Железко А. Е., Гребенников Р. В. Проблемы планирования комплексного экономического социального развития. М., 1980. С. 261.

3Субботина И. А. Гагаузы: динамика численности и изменения в расселении (вторая половина XX – начало XXI в.) ЭО, 2008 г. № 5

1Яницкий О. Н. Социальные движения. 100 интервью с лидерами. М., 1991. С. 211.

2Гозулов А. И. Переписи населения земного шара. Итоги Всесоюзной переписи населения 1970 года. М., 1972–74. С. 125.

1Там же. С. 10.

2Там же. С. 17.

3Трущенко О. Е. Престиж центра. Городская социальная сегрегация в Москве. М., 1995. С. 437.

1Яницкий О. Н. Урбанизация и социальные противоречия капитализма. Критика американской буржуазной социологии. М., 1975. С. 330.

2Яницкий О. Н. Социокультурная среда и экономический прогресс. М., 1985. № 6. С. 162.

3Хорхот А. Я. Проблемы комплексного управления городской средой. М., 1979. С. 417.

1Черных А. И. Жилищный передел. М., 1995, № 10. С. 341.

2Хазанова В. Э. Советская архитектура первой пятилетки: Проблемы города будущего. М., 1980. С. 177.

1Межевич М. Н. Социальное развитие и город. Философские и социологические аспекты. М., 1979. С. 147.

2Градов Г. А. Город и быт. Перспективы развития системы и типов общественных зданий. М., 1968. С. 135.

1Население СССР: по данным Всесоюзной переписи населения 1979 г. М., 1980. С. 32.

2Валентей Д. И. Демографический энциклопедический словарь. М., 1985. С. 608.

1Осипов Г. В. Социологический энциклопедический словарь. М., 1998. С. 249.

2Анциферов Н. П. Пути изучения города как социального организма. Опыт комплексного подхода. М., 1926. С. 341.

1Ахиезер А. С. Город и диалог. Культурный диалог города во времени и пространстве исторического развития. М., 1996. С. 707.

2Баранов А. В. Социально–демографическое развитие крупного города. М., 1981. С. 176.

1Шомина Е. С. Становление жилищного движения в России. М., 1995, № 10. С. 352.

2Куцее Г. Ф. Новые города (Социологический очерк на материалах Сибири). М., 1982. С. 461.




Самые низкие цены на курсы профессиональной переподготовки и повышения квалификации!

Предлагаем учителям воспользоваться 50% скидкой при обучении по программам профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок".

Начало обучения ближайших групп: 18 января и 25 января. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (20% в начале обучения и 80% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru/kursy

Автор
Дата добавления 06.08.2015
Раздел История
Подраздел Конспекты
Просмотров220
Номер материала ДA-001395
Получить свидетельство о публикации

УЖЕ ЧЕРЕЗ 10 МИНУТ ВЫ МОЖЕТЕ ПОЛУЧИТЬ ДИПЛОМ

от проекта "Инфоурок" с указанием данных образовательной лицензии, что важно при прохождении аттестации.

Если Вы учитель или воспитатель, то можете прямо сейчас получить документ, подтверждающий Ваши профессиональные компетенции. Выдаваемые дипломы и сертификаты помогут Вам наполнить собственное портфолио и успешно пройти аттестацию.

Список всех тестов можно посмотреть тут - https://infourok.ru/tests

Комментарии:

11 месяцев назад
Добрый день. Я воспользовалась еще одним Вашим материалом по теме ""ФОРМИРОВАНИЕ ФАБРИЧНЫХ ГОРОДОВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ РОССИИ НА РУБЕЖЕ XIX – XX ВВ." Учащиеся сами смогли на основании материала сделать свой вывод с тем, что необходимо взвешенно подойти к оценке советской урбанизации, попытаться понять, каким образом ее своеобразие стало одной из причин острого кризиса, с которым столкнулась наша страна в 1990–е гг. Спасибо за материал Ирина Алексеевна!

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх