Инфоурок История России КонспектыКонспект по истории России на тему "Трагическое начало войны"

Конспект по истории России на тему "Трагическое начало войны"

Скачать материал
библиотека
материалов

Трагическое начало Великой Отечественной войны.

Если завтра война».

Летом 1940 года Гитлер принял решение о нападении на СССР. К кон­цу 1940 года был утвержден план «Барбаросса» (назван в честь императора-крестоносца Фридриха Барбароссы - Рыжебородого). Три группы немецких армий должны были танковыми клиньями рассечь части Красной Армии и уничтожить их. За 5-6 недель блицкрига (молниеносной войны) группе армий «Север» надлежало захватить Ле­нинград, группе армий «Центр» - Москву, группе армий «Юг» - про­мышленный район Донбасса. Закончить войну предполагалось на линии Архангельск - Волга, уничтожив промышленность Урала авиа­налетами. Одновременно разрабатывался план «Ост» («Восток»).

Захваченная часть СССР должна была стать «жизненным простран­ством для немцев». Здесь планировалось уничтожить 5—6 млн. евреев, 30 млн. русских, украинцев и белорусов. Оставшихся - выселить из го­родов, лишить возможности получать образование, заставить работать на шахтах, заводах, полях, обеспечивая немецких колонизаторов-переселенцев. Получив «неисчислимые богатства огромных русских тер­риторий», германское руководство рассчитывало, что «в будущем... сможет вести борьбу против любых континентов». Германская контр­разведка тем временем подбрасывала в СССР дезинформацию о ско­рой высадке немецких частей в Англии.

Однако уже в начале 1941 года И.В. Сталин получал от советской раз­ведки многочисленные предупреждения о готовящемся вторжении. Конкретную дату - 22 июня - называли работавший в Японии развед­чик Рихард Зорге (секретарь немецкого посла в Токио), премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль. Но глава НКВД Л.П. Берия считал донесения разведчиков «враньем», а Сталину докладывал: «Я и мои люди, Иосиф Виссарионович, твердо помним Ваше мудрое предна­чертание: в 1941 году Гитлер на нас не нападет». Тех, кто давал иную информацию, лишали должностей, многих расстреливали.

 

hello_html_510eb2f2.png

В июне 1941 года фашистская Германия с по­мощью союзников (Италии, Венгрии, Румынии, Финляндии) скрытно сосредоточила у советских границ 190 лучших дивизий, имевших опыт по­бед на западе, всего - 5,5 млн солдат и офицеров. Во всей Красной Армии насчитывалось 5 млн че­ловек. В пяти приграничных с Германией окру­гах располагалось 2,9 млн бойцов - 170 дивизий. Уступая немцам в живой силе почти в 2 раза, ди­визии Красной Армии в 1,5-2 раза превосходили армию агрессоров в числе танков и самолетов. Большая часть сил была выдвинута на террито­рии недавно присоединенных Западной Украи­ны, Западной Белоруссии, Прибалтики — за линию укреплений по старой границе 1939 года. Советских бойцов учили, что они должны будут разгромить противни­ка «на его территории», «решительным ударом» и «малой кровью».

Сталину докладывали о стягивании немецких войск к границе, о том, что самолеты-нарушители постоянно фотографируют советскую тер­риторию. 14 июня нарком обороны С.К. Тимошенко и начальник Ген­штаба Г.К. Жуков просили у Сталина разрешения привести войска в боевую готовность. Однако генсек считал, что именно этого добиваются англичане, чтобы спровоцировать войну. Впоследствии Жуков вспоми­нал: «Надо понимать, что тогда означало - возражать Сталину». В тот же день советские газеты заявили — слухи о возможной войне Герма­нии и СССР «лишены всякой почвы». Вечером 21 июня на советскую территорию перебежал немецкий солдат — бывший коммунист, кото­рый сообщил, что в его части объявлено о завтрашнем наступлении на СССР. Поздно вечером в Кремле Г.К. Жуков и С.К. Тимошенко с трудом убедили Сталина направить в войска директиву - скрытно занять бое­вые позиции, рассредоточить и замаскировать на полевых аэродромах всю авиацию. Но за оставшиеся до нападения несколько часов эта ди­ректива не успела дойти до большинства частей, так как линии теле­фонной связи уже перерезали немецкие парашютисты-диверсанты. Исключение составили корабли советского флота. Его командующий - адмирал Н.Г. Кузнецов рискнул еще до согласия Сталина на приведение войск в боевую готовность отдать приказ: выключить огни на базах флота и сбивать любые приближающиеся самолеты.

Трагическое начало Великой Отечественной войны.

В 4 часа утра 22 июня 1941 года тысячи немецких самолетов и десят­ки тысяч орудий обрушили снаряды и бомбы на советские города, же­лезнодорожные узлы, аэродромы, бензохранилища, склады боеприпа­сов, казармы, штабы, узлы связи. Около 800 советских самолетов сгорели на аэродромах, не успев подняться в небо. Из тех, кто смог взлететь, около 400 было сбито в воздушных боях. Немцы в первый день потеряли 200 самолетов и сразу захватили господство в воздухе. Многие командиры приняли немецкий обстрел за ошибку своих артил­леристов, запрашивали, что им делать, но связь была прервана.

Вскоре через пограничные реки и полосы ринулись немецкие танко­вые колонны и мотопехота. Вскоре выяснилось, что информация разведки о слабостях СССР заметно преувеличена. Неожиданностью для немцев стал «новый русский танк» - Т-34, от брони которого сна­ряды отскакивали даже при стрельбе с расстояния 100 метров. Глав­ное, как заметил один из немецких офицеров: «... не было чувства, ко­торое мы испытывали во Франции. Здесь было сопротивление, всегда сопротивление, каким бы безнадежным оно ни было. Стоящее одиноко орудие, группа людей с винтовками, однажды из дома выбежал на до­рогу парень с гранатой в руке». Немецкий начальник штаба сухопут­ных войск генерал Ф. Гальдер отмечал в своем дневнике: «...русские всюду сражаются до последнего человека».

Советское командование утром 22 июня в соответствии с довоенными планами отдало приказ контратаковать и отбросить немцев. По воспоминаниям выживших солдат и офицеров, советские части вводились в бой в спешке и по­одиночке, не имея связи ни друг с другом, ни с верховным командованием, не зная, где точно находится противник.

Немцы на Украине мок», ударов авиации, нехватки горючего. Нем­цы же постоянно вели авиаразведку, концент­рировали силы на направлениях своего наступления, получая на этих узких участках 6-8-кратный перевес над красноармейцами. Часто советские командиры в нарушение воинских уставов приказывали танковым дивизиям атаковать немцев в лоб без поддержки артилле­рии и авиации. В первые дни войны практически не использовалась классическая оборона — окопы, проволочные заграждения, минные по­ля. Немецкие же танкисты, получая контрудар, тут же переходили к обороне, из укрытий расстреливали легкие советские Т-26 и БТ, а для уничтожения средних Т-34 и КВ подтягивали тяжелую артиллерию, зенитные орудия, вызывали по радио бомбардировщики и штурмови­ки, которые безнаказанно атаковали «все, что движется» на советской территории.

В результате, например, 29 июня после контратаки танковых сил группы армий «Север» на Западной Двине в дивизии Д.Д. Лелюшенко от 98 танков уцелело только 7. А в 8-м механизированном корпусе гене­рала Д.И. Рябышева, контратаковавшем танковые силы группы армий «Юг» в Западной Украине, из 932 танков (70 КВ и 100 Т-34) и 30 тыс. бойцов после четырех дней боев остались только 73 исправные маши­ны и 19 тыс. бойцов. При этом многие танкисты даже в подбитом танке отказывались сдаваться, пели «Интернационал» и сгорали вместе со своей машиной. Экипаж бомбардировщика под командованием капита­на Николая Гастелло, когда самолет был подбит, вместо того чтобы выпрыгнуть с парашютами, направил горящую машину в колонну не­мецких танков и бензовозов.

Через два дня после начала войны две немецкие танковые колонны группы армий «Центр» прорвались на 200 км от границы и, обойдя крупные силы Красной Армии, соединились у Минска. Пехотные час­ти, оборонявшие столицу Белоруссии, не смогли устоять под натиском немецких танков и мотопехоты, поддержанных с воздуха авиацией.

28 июня Минск был взят. Западнее его в «котле» окружения оказа­лось 28 советских дивизий. Многие из их бойцов (по немецким данным - 288 тыс.), оставшись без руководства, сдавались в плен. Командующий почти уничтоженным Западным фронтом генерал Д.Г. Павлов был вызван в Москву и расстрелян. Для прикрытия центрального направ­ления спешно выдвигались армии с Урала, из Москвы, Черноземья, но им не удалось остановить врага. В начале июля немецкая группа армий «Центр» заняла всю Белоруссию и вышла к Смоленску. К тому време­ни группа армий «Север» захватила почти всю Прибалтику, и если часть советских войск стойко обороняла Псков, то другая, как 41-й пе­хотный корпус, в панике бежала от немецких танков, открывая дорогу на Ленинград. Лишь на Украине контрудары советских механизиро­ванных корпусов задержали немецкую группу армий «Юг». К 9 июля (за 19 дней войны) Красная Армия потеряла 6 тыс. танков (немцы – 2 тыс.), 3,5 тыс. самолетов (немцы - менее 1 тыс.), более 1 млн солдат убитыми, ранеными и пленными (немцы — 0,1 млн). Была потеряна примерно половина сил, имевшихся у западных границ,  лучшие кад­ровые части. В числе пленных был и сын Сталина - командир артилле­рийской батареи Яков Джугашвили.

В первый день войны Сталин отказался выступать с обращением к на­роду. Вскоре он уехал к себе на дачу и несколько дней не подходил к те­лефону. В полдень 22 июня о начале войны советским гражданам объя­вил заместитель председателя Совнаркома СССР В.М. Молотов. Он го­ворил «сбивчиво, неуверенно», но закончил речь словами: «Наше дело правое, враг будет разбит. Победа будет за нами!». 22 июня была объяв­лена мобилизация 5 млн военнообязанных. Помимо этого тысячи молодых людей выстраивались в очереди перед военкоматом желая, чтобы их отправили на фронт.

Радиосводки Совинформбюро о положении на фронтах начинались с песни «Вставай, страна огромная! Вставай на смертный бой!». Война с первых дней получила наименование Великой Отечественной войны (1941-1945). В стране вводилось военное положение: хлеб, сахар и дру­гие продукты стали распределять по карточкам, увеличили рабочий день и отменили отпуска. Под лозунгом «Все для фронта! Все для побе­ды!» фабрики вместо гражданских костюмов стали шить военную фор­му, заводы по производству тракторов, автомобилей, инструментов переходили на выпуск танков, пушек, пулеметов, снарядов. Совет по эва­куации организовал перевозку тысяч предприятий из западных райо­нов на Урал, в Сибирь, в Среднюю Азию. Для руководства военными действиями была создана Ставка Верховного Главнокомандования. На следующий день после падения Минска (29 июня) к Сталину прибыли члены Политбюро. По воспоминаниям А.И. Микояна, вождь был испу­ган, думая, что его собираются арестовать. Однако соратники пред­ложили ему возглавить Государственный Комитет Обороны (ГКО), которому стала принадлежать вся полнота власти в стране. Сталин также стал Верховным Главнокомандующим.

Тем временем советские военачальники пытались установить, что происходит с войсками, наладить управление ими, но немцы продол­жали наступать, обстановка стремительно менялась, информация за­паздывала. Сталин 3 июля 1941 года по радио обратился к стране. Он говорил медленно, было слышно, как он часто пьет воду: «Товарищи! Граждане! Братья и сестры! Бойцы нашей армии и флота! К вам обра­щаюсь я, друзья мои! Война с фашистской Германией... не только вой­на двух армий... Дело идет о жизни и смерти народов СССР, о том - быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабоще­ние». Многие граждане вспоминали, что, услышав эти слова, у них рождалась решимость «сражаться до последней капли крови».

1. Судьба блицкрига (июль-сентябрь 1941 года).

В середине июля 1941 года танки и мотопехота группы армий «Север» прорвалась на подступы к Ленинграду. Но на подготовленном оборони­тельном рубеже по реке Луге путь ей преградили 4 пехотные дивизии и 3дивизии народного ополчения - добровольцы, спешно вооруженные винтовками и бутылками с горючей смесью, без артиллерии, танков и кадровых офицеров. Почти все они погибли, но немцы лишь через 1,5 месяца (к концу августа) прорвались к самому Ленинграду. 8 сентября не- мецко-финляндские войска сомкнули вокруг горо­да кольцо окружения. 13 сентября на самолете в осажденный город прибыл Г.К. Жуков, сумевший организовать оборону. Последние резервы были брошены на защиту пригородов; танки, сходившие с конвейеров заводов, сразу шли в бой. После не­скольких безуспешных штурмов Гитлер заявил, что «этот город надо уморить голодом». Немецкие генералы планировали окружить Ленинград коль­цом пулеметных вышек и после гибели всех его за­щитников «этот источник большевистской зара­зы» «сравнять в ноль взрывчатыми веществами».



Началась 900-дневная блокада Ленинграда.

Одновременно с прорывом немцев к Ленинграду в середине июля на центральном направлении началось Смоленское сражение. 16 июля группа армий «Центр» захватила Смоленск. Однако части Красной Армии нанесли противнику несколько контрударов, принудив его перейти к обороне. Советскими войсками был отбит г. Ельня. Освобо­дившим его дивизиям, которыми командовал Г.К. Жуков, было присво­ено звание гвардейских.

Группа армий «Юг» в это время безуспешно пыталась захватить Киев и выйти за Днепр. 25 августа немецкое командование развернуло танковые дивизии Гудериана из-под Смоленска на юг, и они стали за­ходить в тыл советским войскам, обороняющим Киев. Жуков и Тимо­шенко предложили Сталину, чтобы избежать окружения, отвести войска за Днепр. Но Верховный Главнокомандующий запретил: «Как вы могли такое подумать - отдать Киев?!». 16 сентября танки Гудериа­на встретились с танками Клейста, форсировавшими Днепр южнее Киева. Армии советского Юго-Западного фронта (более 400 тыс. чело­век) оказались в окружении под Киевом. Две недели они упорно сража­лись, однако прорваться к своим смогли лишь отдельные группы бой­цов. Киев пал. К концу сентября 1941 года большинство окруженных ли­бо попали в плен, либо погибли, как командующий фронтом генерал М.П. Кирпонос.

В конце сентября 1941 года часть танков немецкой группы армий «Юг» через перешеек ворвалась в Крым, другая - устремилась к Дон­бассу. Уцелевшие армии Юго-Западного и Южного фронтов отступали с тяжелыми боями. На севере немецкое командование ожидало скорой сдачи блокадного Ленинграда. Однако из Поволжья, Урала, Кавказа, Сибири, Сред­ней Азии к фронту подходили новые, толь­ко что сформированные советские дивизии из призванных и обученных резервистов, а также молодых добровольцев. Из-под уда­ров немецких танков и авиации удалось вывезти с запада на восток страны более 2500 оборонных предприятий. И хотя в пе­риод эвакуации Красная Армия недополу­чала миллионы снарядов и патронов, а ме­сячное производство танков и самолетов сократилось с тысяч до нескольких сотен, но на Урале и в Сибири уже спешно раз­гружали станки, и эвакуированные заводы начинали выпускать первое оружие прямо под открытым небом. Осенью в СССР пришли первые конвои с военной помощью союзников: американские и английские танки, самолеты, грузовики, продовольствие, алюминий и каучук. В августе начальник генштаба сухопутных сил Германии генерал Ф. Гальдер признавал в своем днев­нике: «Мы недооценили силу русского колосса...». Немецкие танковые дивизии потеряли уже половину своей техники. Приближались осен­няя распутица и русская зима. Поэтому немецкое командование реши­ло с конца сентября основные силы сосредоточить в центре для захва­та Москвы, чтобы закончить войну до начала зимы.

Перестройка жизни страны на военные рельсы


Сразу после нападения Германии Советское правительство провело крупные военно-политические и экономические мероприятия для отражения агрессии. 23 июня была образована Ставка Главного командования. 
10 июля она была преобразована в Ставку Верховного Главнокомандования. В нее вошли И.В. Сталин (назначенный главнокомандующим и ставший вскоре наркомом обороны), В.М. Молотов, С.К. Тимошенко, С.М. Буденный, К.Е. Ворошилов, Б.М. Шапошников и Г.К. Жуков. Директивой от 29 июня Совнарком СССР и ЦК ВКП (б) поставили перед всей страной задачу мобилизовать все силы и средства на борьбу с врагом. 30 июня был создан Государственный Комитет Обороны (ГКО), сосредоточивший всю полноту власти в стране. Коренным образом была пересмотрена военная доктрина, выдвинута задача организовать стратегическую оборону, измотать и остановить наступление фашистских войск. Крупномасштабные мероприятия были проведены по переводу промышленности на военные рельсы, мобилизации населения в армию и на строительство оборонительных рубежей.

Одной из главных задач, которую пришлось решать с первых дней войны, была быстрейшая перестройка народного хозяйства, всей экономики страны на военные рельсы. Основная линия этой перестройки была определена в Директиве от 29 июня 1941 г. Конкретные мероприятия по перестройке народного хозяйства начали осуществляться с самого начала войны. На второй день войны был введен мобилизационный план производства боеприпасов и патронов. А 30 июня ЦК ВКП (б) и СНК СССР утвердили мобилизационный народнохозяйственный план на третий квартал 1941 г. Однако события на фронте развивались столь невыгодно для нас, что этот план оказался невыполненным. Учитывая создавшуюся обстановку, 4 июля 1941 г. было принято решение о срочной разработке нового плана развития военного производства. В постановлении ГКО 4 июля 1941 г. отмечалось: “Поручить комиссии т. Вознесенского, с привлечением наркома вооружения, боеприпасов, авиационной промышленности, цветной металлургии и других наркомов выработать военно-хозяйственный план обеспечения обороны страны, имея в виду использование ресурсов и предприятий, находящихся на Волге, в Западной Сибири и на Урале”. Эта комиссия за две недели разработала новый план на IV квартал 1941 г. и на 1942 г. по районам Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии.

Для скорейшего развертывания производственной базы в районах Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии было решено привести в эти районы промышленные предприятия Наркомбоеприпасов, Наркомвооружения, Наркомавиапрома и др.

Члены Политбюро, являвшиеся в то же время членами ГКО, осуществляли общее руководство основными отраслями военного хозяйства. Вопросами производства вооружения и боеприпасов занимался Н.А. Вознесенский, самолетов и авиационных моторов — Г.М. Маленков, танков — В.М. Молотов, продовольствия, горючего и вещевого имущества — А.И. Микоян и др. Промышленные Наркоматы возглавляли: А.Л. Шахурин — авиационной промышленности, В.Л. Ванников — боеприпасов, И.Ф. Тевосян — черной металлургии, А.И. Ефремов — станкостроительной промышленности, В.В. Вахрушев — угольной, И.И. Седин — нефтяной.

Главным звеном в перестройке народного хозяйства на военные рельсы стала перестройка промышленности. На военное производство переводилось практически все машиностроение.

В ноябре 1941 г. Наркомат общего машиностроения был преобразован в Наркомат минометной промышленности. Кроме созданных до войны Наркоматов авиационной промышленности, судостроения, вооружения и боеприпасов в начале войны были образованы два Наркомата — танковой и минометной промышленности. Благодаря этому, все основные отрасли военной промышленности получали специализированное централизованное управление. Было начато производство реактивных минометов, существовавших до войны лишь в опытных образцах. Их изготовление организовано на Московском заводе “Компрессор”. Первой ракетной боевой установке фронтовиками было дано название “Катюша”.

Одновременно активно осуществлялся процесс подготовки рабочих кадров через систему трудовых резервов. Только за два года через эту сферу было подготовлено для работы в промышленности около 1 100 тыс. человек.

В этих же целях в феврале 1942 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР “О мобилизации в период военного времени трудоспособного городского населения для работы на производстве и на строительстве”.

В ходе перестройки народного хозяйства основным центром военной экономики СССР становилась восточная индустриальная база, которая была значительно расширена и укреплена с началом войны. Уже в 1942 г. вырос удельный вес восточных районов в общесоюзном производстве.

В результате на восточную индустриальную базу легла основная тяжесть снабжения армии вооружением и снаряжением. В 1942 г. производство военной продукции увеличилось на Урале по сравнению в 1940 г. более чем в 6 раз, в Западной Сибири — в 27, а в Поволжье в 9 раз. А в целом за время войны промышленное производство в этих районах увеличилось более чем в три раза. Это была большая военно-экономическая победа, достигнутая советским народом в эти годы. Она заложила прочные основы для окончательной победы над фашистской Германией.

Оборона Брестской крепости

Оборона Брестской крепости — оборонительные действия советского гарнизона крепости в городе Брест в июне-июле 1941 года в самом начале Великой Отечественной войны. Немецкое командование планировало захватить Брест и Брестскую крепость, расположенные на направлении главного удара группы армий «Центр», в первые часы войны.

Состав войск.

На день нападения Германии на СССР 22 июня 1941 года в Брестской крепости дислоцировалось 7 стрелковых батальонов, 1 разведывательный батальон, 2 артиллерийских дивизиона, некоторые спецподразделения стрелковых полков и подразделения корпусных частей, сборы приписного состава 6-й Орловской стрелковой дивизии и 42-й стрелковой дивизий 28-го стрелкового корпуса 4-й армии, подразделения 17-го Брестского пограничного отряда, 33-го отдельного инженерного полка, часть 132-го батальона войск НКВД, штабы частей (штабы дивизий и 28-го стрелкового корпуса располагались в Бресте). Части не были развернуты по-боевому и не занимали позиций на пограничных рубежах. Некоторые части или их подразделения находились в лагерях, на полигонах, на строительстве укрепленного района. К моменту нападения в крепости было от 7 до 8 тысяч советских воинов, здесь же жило 300 семей военнослужащих. С первых минут войны Брест и крепость подверглись массированным бомбардировкам с воздуха и артиллеристскому обстрелу, бои развернулись на границе, в городе и крепости.

Начало штурма.

Штурмовала Брестскую крепость немецкая 45-я пехотная дивизия (около 17 тысяч солдат и офицеров), которая наносила лобовой и фланговые удары во взаимодействии с частью сил 31-й пехотной дивизии, на флангах основных сил действовали 34-я пехотная дивизия и остальная часть 31-й пехотной дивизий 12-го армейского корпуса 4-й немецкой армии, а также 2 танковые дивизии 2-й танковой группы Гудериана, при поддержке авиации и частей усиления, имевших на вооружении тяжелые артиллерийские системы. Противник в течение получаса вел прицельный артиллерийский обстрел по входным воротам в крепость, предмостным укреплениям и мостам, по артиллерии и автопарку, по складским помещениям с боеприпасами, медикаментами, продовольствием, по казармам, домам начальствующего состава, передвигая шквал артиллерийского огня каждые 4 минуты на 100 м вглубь крепости. Следом шли ударные штурмовые группы врага. В результате обстрела и пожаров большинство складов и материальная часть были уничтожены или разрушены, перестал действовать водопровод, прервалась связь. Значительная часть советских бойцов и командиров была выведена из строя в самом начале военных действий, гарнизон крепости расчленен на отдельные группы.

В первые минуты войны в бой с противником вступили пограничники на Тереспольском укреплении, красноармейцы и курсанты полковых школ 84-го и 125-го стрелковых полков, находившихся у границы, на Волынском и Кобринском укреплениях. Их сопротивление позволило утром 22 июня выйти из крепости примерно половине личного состава, вывести несколько пушек и легких танков в районы сосредоточения своих частей, эвакуировать первых раненых. В крепости осталось 3,5-4 тысяч бойцов. Противник имел почти 10-кратное превосходство в силах. В первый день боев к 9 часам утра крепость была окружена. Передовые части 45-й немецкой дивизии попытались с ходу овладеть крепостью (по плану немецкого командования к 12 часам дня). Через мост у Тереспольских ворот штурмовые группы врага прорвались в Цитадель, в ее центре захватили доминирующее над другими постройками здание полкового клуба (бывшую церковь). Одновременно противник развил наступление в направлении Холмских и Брестских ворот, надеясь соединиться там с группами, наступавшими со стороны Волынского и Кобринского укреплений. Однако гарнизон перешел в контратаку, отбил попытки немцев овладеть Холмскими и Брестскими воротами (соединяющими Цитадель соответственно с Волынским и Кобринским укреплениями) и на второй день вернул церковь, уничтожив укрепившихся в ней немцев. Немцы в Цитадели смогли закрепиться лишь на отдельных участках.

Ожесточенные бои развернулись на всей территории крепости. С самого начала они приобрели характер обороны отдельных ее укреплений без единого штаба и командования, без связи и почти без взаимодействия между защитниками разных укреплений. Оборонявшихся возглавили командиры и политработники, в ряде случаев — принявшие на себя командование рядовые бойцы. Уже через несколько часов боев командование немецкого 12-го армейского корпуса было вынуждено направить на крепость все имеющиеся резервы. Противник безуспешно передавал через радиоустановки призывы к сдаче в плен, посылал парламентеров. Сопротивление продолжалось. Защитники Цитадели удерживали почти двухкилометровое кольцо оборонительного двухэтажного казарменного пояса в условиях интенсивных бомбардировок, артиллерийского обстрела и атак штурмовых групп противника.

Героическая оборона.

23 июня вновь с артиллерийского обстрела и бомбардировки начался новый штурм крепости. На территории пограничного Тереспольского укрепления оборону держали воины курсов шоферов Белорусского пограничного округа под командованием начальника курсов старшего лейтенанта Ф.М. Мельникова и преподавателя курсов лейтенанта Жданова. Им удалось очистить от прорвавшегося противника большую часть территории укрепления, но из-за недостатка боеприпасов и больших потерь в личном составе удержать его они не могли. В ночь на 25 июня остатки защитников Тереспольского укрепления форсировали Западный Буг и присоединились к защитникам Цитадели и Кобринского укрепления.

На Волынском укреплении к началу военных действий размещались госпитали 4-й армии и 28-го стрелкового корпуса, 95-й медико-санитарный батальон 6-й стрелковой дивизии, немногочисленная часть состава полковой школы младших командиров 84-го стрелкового полка, наряды 9-й погранзаставы. Противник стремился пробиться к Холмским воротам и, прорвавшись, соединиться с штурмовой группой в Цитадели. На помощь из Цитадели пришли воины 84-го стрелкового полка. В черте госпиталя оборону организовали батальонный комиссар Н.С. Богатеев, военврач 2-го ранга С.С. Бабкин (оба погибли). К концу недели очаговая оборона на укреплении затухла. Некоторые бойцы влились в ряды защитников Цитадели, немногим удалось пробиться из вражеского кольца.

В Цитадели к концу дня 22 июня определилось командование отдельных участков обороны: в западной части, в районе Тереспольских ворот, ее возглавили начальник 9-й погранзаставы А.М. Кижеватов, лейтенанты 333-го стрелкового полка А.Е. Потапов и А.С. Санин, старший лейтенант Н.Г. Семенов, командир 31-го автомобильного батальона Я.Д. Минаков. Воинов 132-го батальона НКВД возглавил младший сержант К.А. Новиков. Группой бойцов, занявших оборону в башне над Тереспольскими воротами, командовал лейтенант А.Ф. Наганов. К северу от 333-го стрелкового полка, в казематах оборонительной казармы сражались бойцы 44-го стрелкового полка под командованием помощника командира 44-го стрелкового полка по хозяйственной части капитана И.Н. Зубачева, старших лейтенантов А.И. Семененко, В.И. Бытко (с 23 июня). На стыке с ними у Брестских ворот сражались воины 455-го стрелкового полка под командованием лейтенанта А.А. Виноградова и политрука П.П. Кошкарова. В казарме 33-го отдельного инженерного полка боевыми действиями руководил помощник начальника штаба полка старший лейтенант Н.Ф. Щербаков, в районе Белого дворца — лейтенант А.М. Нагай и рядовой А.К. Шугуров — ответственный секретарь комсомольского бюро 75-го отдельного разведывательного батальона. В районе расположения 84-го стрелкового полка и в здании Инженерного управления руководство на себя взял заместитель командира 84-го стрелкового полка по политической части полковой комиссар Е.М. Фомин. Ход обороны требовал объединения всех сил защитников крепости. 24 июня в Цитадели состоялось совещание командиров и политработников, где решался вопрос о создании сводной боевой группы, формировании подразделений из воинов разных частей, утверждении их командиров, выделившихся в ходе боевых действий. Был принято решение возложить командование сводной боевой группы на капитана Зубачева, его заместителем стал полковой комиссар Фомин. Практически они смогли возглавить оборону только в Цитадели.

По решению командования сводной группы были предприняты попытки прорвать кольцо окружения. 26 июня пошел на прорыв отряд (120 человек, в основном сержанты) во главе с лейтенантом Виноградовым. За восточную черту крепости удалось прорваться 13 воинам, но они были схвачены врагом. Безуспешными оказались и другие попытки массового прорыва из осажденной крепости, пробиться смогли только отдельные малочисленные группы.

В районе Западного форта и домов начсостава, куда проник противник, оборону возглавили командир батальона 125-го стрелкового полка капитан В.В. Шабловский и секретарь партбюро 333-го стрелкового полка старший политрук И.М. Почерников. Оборона в этой зоне угасла к концу третьего дня войны. Напряженный характер носили бои в районе Восточных ворот укрепления, где в течение почти двух недель сражались бойцы 98-го отдельного противотанкового артиллерийского дивизиона. Противник, форсировав Мухавец, двинул в эту часть крепости танки и пехоту. В северной части главного вала в районе Северных ворот в течение двух дней сражалась группа бойцов из разных подразделений (из тех, кто прикрывал выход и был ранен или не успел уйти) под руководством командира 44-го стрелкового полка майора П.М. Гаврилова.

На третий день защитники северной части главного вала отошли в Восточный форт, где находилась часть 393-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона, транспортная рота 333-го стрелкового полка, учебная батарея 98-го отдельного противотанкового артиллерийского дивизиона. Здесь же в укрытии находились семьи командиров. Всего собралось около 400 человек. Руководили обороной форта майор Гаврилов, заместитель по политчасти политрук С.С. Скрипник из 333-го стрелкового полка, начальником штаба стал командир 18-го отдельного батальона связи капитан К.Ф. Касаткин. В ходе боев были сформированы роты, назначены их командиры, развернут лазарет, который возглавила лейтенант медицинской службы Р.И. Абакумова, организованы наблюдательный и командный пункты, налажено взаимодействие отдельных участков. В земляных валах, окружающих форт, прорыты окопы, на валах и во внутреннем дворе установлены пулеметные точки.

К концу дня 24 июня немецкие войска овладели большей частью крепости, за исключением участка кольцевой казармы («Дом офицеров») и казематов в земляном валу на противоположном берегу Мухавца и удалось взять в плен около 1250 защитников крепости. Еще 450 бойцов, защищавших крепость были взяты в плен 26 июня. До 30 июня продолжалась зачистка цитадели.

На это организованная оборона Брестской крепости на этом закончилась. В крепости отдельные советские бойцы сражались до 20-х чисел июля. Майор П. М. Гаврилов был пленён раненым в числе последних — 23 июля. К этим дням относятся надписи, оставленные на стенах крепости ее защитниками:

«Умрем, но из крепости не уйдем», «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20/VII.41».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1965 года Брестской крепости присвоено звание крепость-герой с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». С 1971 года Брестская крепость является мемориальным комплексом. На ее территории выстроен ряд монументов в память о героической обороне крепости, работает музей обороны Брестской крепости.

Смоле́нское сраже́ние — оборонительные и наступательные действия советских и немецких войск во время Великой Отечественной войны на центральном участке советско-германского фронта с 10 июля по 10 сентября 1941 года. Советские войска остановили наступление немецкой группы армий «Центр» (генерал-фельдмаршал Ф. фон Бок) на московском стратегическом направлении на рубеже Ярцево, Ельня, река Десна и сорвали план безостановочного продвижения немцев к Москве.

В связи с неблагоприятным исходом приграничных сражений советское командование, чтобы остановить продвижение противника на смоленско-московском направлении, стало с конца июня развертывать на рубеже среднего течения Западной Двины и Днепра, от Краславы до Лоева, войска второго стратегического эшелона (22-я, 19-я, 20-я, 16-я, 21-я армии), которые в начале июля были включены в состав Западного фронта под командованием С.К. Тимошенко. Однако из 48 дивизий этих армий к началу Смоленского сражения заняли позиции только 37, из них 24 — на передовой. Но и они не успели создать прочной обороны; к тому же им приходилось действовать на широком фронте от Идрицы до Речицы.

8 июля немецкое командование поставило группе армий «Центр» задачу окружить советские войска, оборонявшие рубеж Западной Двины и Днепра, овладеть районом Орша, Смоленск, Витебск и открыть кратчайший путь на Москву. К 10 июля подвижные соединения группы армий «Центр» вышли на Днепр и Западную Двину. Противник превосходил войска Западного фронта в людях, артиллерии и самолетах в два раза, а в танках в четыре раза. По характеру боевых действий и содержанию выполнявшихся задач Смоленское сражение делится на четыре этапа.

На первом этапе, с 10 по 20 июля, немецкие войска (13 пехотных, 9 танковых, 7 моторизованных дивизий) прорвали оборону Западного фронта на его правом крыле и в центре. Подвижные соединения противника, продвинувшись до 200 км, окружили Могилев, затем Оршу, Смоленск, Ельню, Кричев. 19-я, 16-я, 20-я армии оказались в окружении в районе Смоленска. На левом крыле Западного фронта 21-я армия (генерал-полковник Ф.И. Кузнецов), которая в эти дни вела наступление на бобруйском направлении силами 63-го стрелкового корпуса (комкор Л.Г. Петровский) освободила города Рогачев и Жлобин и сковала на главные силы 2-й полевой армии противника.

На втором этапе, с 21 июля по 7 августа, советское командование предприняло попытку организовать контрнаступление, использовав войска Фронта резервных армий. Для этой цели были созданы армейские оперативные группы 29-й, 30-й, 28-й, 24-й армий и генерал-майора К.К. Рокоссовского, переданные в состав Западного фронта. Они нанесли удары из районов Белого и южнее его, Ярцева и Рославля по сходящимся направлениям на Смоленск с задачей во взаимодействии с 16-й и 20-й армиями разгромить противника севернее и южнее города. В ходе боевых действий образовались два основных очага борьбы: один — в районе Смоленска и Ельни, другой — в районе реки Сож и в междуречье Днепра и Березины. В связи с этим 24 июля из 13-й и 21-й армий левого крыла Западного фронта и выдвинутой из резерва 3-й армии (с 1 августа) был образован Центральный фронт (генерал-полковник Ф.И. Кузнецов, с августа генерал-лейтенант М.Г. Ефремов). Хотя в ходе контрнаступления смоленскую группировку противника разгромить не удалось, советские войска сорвали наступление группы армий «Центр» на Москву, помогли 20-й и 16-й армиям прорвать кольцо окружения. К 23 июля танковые и моторизованные соединения группы армий «Центр» потеряли около 50%, а пехотные — около 20% своего состава. 30 июля немецкие войска вынуждены были перейти на московском направлении к обороне.

На третьем этапе, с 8 по 21 августа, центр боевых действий переместился к югу. 8 августа в наступление против Центрального фронта перешли 2-я полевая армия и 2-я танковая группа противника, повернутые фронтом на юг. Советские войска были вынуждены отходить в юго-восточном и южном направлениях. 16 августа для прикрытия брянского направления был образован Брянский фронт (генерал-лейтенант А.И. Еременко) в составе 13-й и 50-й, а с 25 августа — также 3-й и 21-й армии. 25 августа Центральный фронт был упразднен. К 21 августа противнику удалось продвинуться на 120-140 км, выйти на рубеж Гомель, Стародуб, создав угрозу флангу и тылу Юго-Западного фронта. 16 августа войска Западного фронта и 24-й и 43-й армий Резервного фронта (Г.К. Жуков) начали наступление против духовшинской и ельнинской группировок противника.

На четвертом этапе, с 22 августа по 10 сентября, войска Брянского фронта пытались фланговыми ударами сорвать наступление части сил группы армий «Центр» в тыл Юго-Западного фронта, но безуспешно. Проведенная в полосе фронта с той же целью воздушная операция с участием 460 самолетов также не дала результата. 1 сентября под Смоленском 30-я, 19-я, 16-я, 20-я армии Западного фронта вновь перешли в наступление, но оно не получило успеха. К 8 сентября 24-я армия Резервного фронта завершила разгром ельнинской группировки противника, освободив Ельню. 10 сентября войска Западного, Резервного и Брянского фронтов по приказу Ставки перешли к обороне.

Смоленское сражение, развернувшееся на фронте до 650 км и в глубину до 250 км, сыграло главную роль в срыве гитлеровского плана молниеносной войны против СССР. Советские войска нанесли большой урон группе армий «Центр». Впервые во Второй мировой войне немецкие войска были вынуждены перейти к обороне на главном направлении. Гитлеровское командование не рискнуло перебросить 3-ю танковую группу из-под Смоленска для наступления на Ленинград. Наиболее отличившиеся соединения Красной Армии впервые получили звание гвардейских.





  • Если Вы считаете, что материал нарушает авторские права либо по каким-то другим причинам должен быть удален с сайта, Вы можете оставить жалобу на материал.
    Пожаловаться на материал
Скачать материал
Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:
также Вы можете выбрать тип материала:
Общая информация
Учебник: «История России: начало XX - начало XXI века», Волобуев О.В., Карпачев С.П., Романов П.Н.
Тема: § 17. Трагическое начало

Номер материала: ДБ-1519231

Скачать материал

Вам будут интересны эти курсы:

Курс профессиональной переподготовки «История: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Анализ результатов образовательной деятельности в работе учителя истории»
Курс повышения квалификации «Организация практики студентов в соответствии с требованиями ФГОС педагогических направлений подготовки»
Курс профессиональной переподготовки «Организация деятельности экономиста-аналитика производственно-хозяйственной деятельности организации»
Курс повышения квалификации «Основы духовно-нравственной культуры: история и теория русской культуры»
Курс повышения квалификации «Достижение эффективности в преподавании истории на основе осуществления положений историко-культурного стандарта»
Курс повышения квалификации «Изучение русской живописи второй половины XIX века на уроках МХК в свете ФГОС ООО»
Курс повышения квалификации «Организация практики студентов в соответствии с требованиями ФГОС медицинских направлений подготовки»
Курс повышения квалификации «Моделирование современных уроков истории»
Курс повышения квалификации «Организация проектно-исследовательской деятельности в ходе изучения курсов истории в условиях реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «Федеральный государственный образовательный стандарт ООО и СОО по истории: требования к современному уроку»
Курс повышения квалификации «Развитие ИКТ-компетенции обучающихся в процессе организации проектной деятельности при изучении курсов истории»
Курс повышения квалификации «Электронные образовательные ресурсы в работе учителя истории в контексте реализации ФГОС»
Курс профессиональной переподготовки «История и обществознание: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Финансовые инструменты»

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.