Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Доп. образование / Конспекты / Конспект сборник экологических сказок

Конспект сборник экологических сказок



Осталось всего 4 дня приёма заявок на
Международный конкурс "Мириады открытий"
(конкурс сразу по 24 предметам за один оргвзнос)


  • Доп. образование

Поделитесь материалом с коллегами:

КУРУМКАНСКОЕ РАЙОННОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ

МБОУ ДО «РАЙОННЫЙ ЦЕНТР ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ»

МО «КУРУМКАНСКИЙ РАЙОН»















СБОРНИК ЭКОЛОГИЧЕСКИХ СКАЗОК





Руководитель: Шалданова О.Б.

Воспитанники экологического общества:

«Лесная школа»

Дондупов Аюша– 7кл.

Аюрова Саша– 6кл.

Булгатова Сурена– 6кл














2016г.













































ЧУДО ПРИРОДЫ


Чудеса не противоречат природе, они противоречат

лишь тому, что мы знаем о природе

Святой Августин




А.Дондупов-7класс


Каждую весну с гор спускался старик, седой, как вершины, под которыми он жил. В долине щебетали птицы, пели люди, но он, казалось, не слышал их голосов.

"Хотя мы разгадали уже множество тайн, все еще есть чудеса, которые нас удивляют, перед которыми мы благоговеем. Не все открыто нашим глазам, и посему в мире так много чудес. Открывай мы их каждый день, и тогда на всех хватит.

Чудом может оказаться целая страна или какой-нибудь ее уголок. А не уголок, так пещера, чьи подземные дворцы будят немое восхищение.

Чудом может оказаться студеный ключик, струящийся (как ни странно!) в царстве раскаленных зноем камней. А если не ключик, то цветок. А если не цветок, то дивная красавица, или благородный поступок, согревающий наши сердца, словно ласковый вешний луч..."

Такими словами начинал старик свой рассказ о том, чего люди никогда не видывали.

В одной огромной богатой стране было множество чудес. В глубине ее, среди равнины, возвышалась гора. Казалось, гора, утомившись, остановилась перевести дух среди ровного поля, на границе которого громоздились зубчатые скалы. Ну, разве горы - не чудо природы? Но если кто-нибудь подумает, что это чудо - единственное в той стране, то он ошибается.

Среди цветущей долины из-под земли струились, подобно фонтанам, шесть источников: три горячих и три холодных.

Вода горячих ключей была окрашена в зеленый и красный цвет; струи холодных отливали белизной, точно снег на вершинах гор, притом один из них благоухал так сильно, словно его вода вобрала аромат всех цветов, красующихся на широких лугах.

Струи источников рокотали звонко-звонко, можно было подумать, что долину оглашает разноголосый хор пернатых.

Вода шести ключей, падая на землю, образовывала шесть ручейков, которые текли в шесть разных сторон.

Разве само по себе это не было чудом? В мире не так много мест, которые могли бы похвалиться долиной такой дивной красоты, источниками с разноцветной водой и звонкоструйными потоками.

Но, выходит, одно чудо порождает другое.













































В высокогорной долине с шестью источниками возвышался замок из белого мрамора. Но прекрасному замку не повезло. Все его великолепие затмевала красота молодой владетельницы. Лицо ее излучало дивное очарование. Пожалуй, другой такой красавицы не было на свете. Каждый, кому посчастливилось хоть разок взглянуть на нее, твердил, что она единственная, что другой такой нет. Птицы, цветы и люди жадно тянулись к ней, всем хотелось насладиться сполна ее присутствием. Стоило красавице взглянуть из окна, как все соловьи в округе замолкали, не допев своих песен. Пчелы покидали чашечки цветов. Трава переставала шептаться. Даже неугомонный ветер - и тот притихал.

- Что может быть удивительнее такой красоты?! - восклицали люди, слушавшие рассказ старика.

- Бывают и более поразительные чудеса!

- Какие же это чудеса? - спрашивали слушатели. Старик не торопился с ответом. Он давал людям возможность подумать и самим ответить на свой вопрос.

- Глаза! - говорил один.

- Доброта! - вставлял другой.

- Сердце! - заявлял третий, уверенный в своей правоте.

- Да, сердце вмещает многие дары, - прерывал их рассуждения старик.

После долгих раздумий слушатели вынуждены были признаться, что не могут отгадать тайну. Тогда старик, обведя глазами каждого из них, говорил:

- Дар сердца делает человека бессмертным.

- Ну, это чудо из чудес! Большего не бывает! восклицали люди.

- Бывает, - спокойно возражал старик...




* * *















































Солнечное зернышко


С. Аюрова-6класс



То была маленькая шершавая ракушка. Она лежала на самом дне моря, прикрепившись к скале. Тонкие водоросли вокруг чуть виднелись, такая там стояла темнота. Мимо нашей ракушки часто проплывали шаловливые рыбки.

"Какие они счастливые", - вздыхала она; - Плавают, куда им вздумается, а я лежу на одном месте."

Однажды над ней остановилась пестрая рыбка.

- Погоди немного! - попросила ее малютка. - Скажи, хорошо наверху?

- Чудесно! - ответила рыбка. - Чем выше поднимаешься, тем светлее делается!

- А вокруг меня тьма кромешная, - горестно вздохнула ракушка. - Расскажи мне о свете. Откуда он?

- От солнца. Разве ты не знаешь? Нет ничего прекраснее солнца!

- А ты часто видишь его?

- Каждый день.

- Принеси мне немного солнца, - взмолилась ракушка. - Я тоже хочу взглянуть на него...

- Как же я принесу тебе солнца? Оно не лепешка, его не разломишь. К тому же до него очень далеко.

- Ах, как мне хочется увидеть солнце, - вздохнула ракушка. - Не можешь ли ты помочь мне?

Рыбка беспомощно шевельнула хвостом.

В эту минуту вблизи появился шустрый морской конек.

- Эй, конек! - крикнула рыбка. - Плыви к нам, я хочу о чем-то спросить тебя.

Морской конек не был гордецом и подплыл.

- Ты видел лучи солнца?

- Конечно, - ответил конек.

- Тогда скажи, почему ракушка не может их увидеть? Морской конек не знал, что ответить.

- Только что я встретил медузу, - наконец сказал он, - давайте спросим у нее.

Медуза покачивалась невдалеке. Она была любо­пытная и, услыхав свое имя, тотчас же приплыла.

- В чем дело? Что случилось?

- Ты мудрее нас, - вежливо обратилась к ней рыбка. - Скажи, почему ракушка не может увидеть лучи солнца?

Медуза с важным видом уставилась на них, потом глотнула воды и надулась. Все с нетерпением ждали ее ответа. Но медуза только выпустила воду, пробормотала: "не знаю" и удалилась.













































- Не огорчайся! - стала утешать рыбка маленькую ракушку. - Я буду расспрашивать всех, кого ни встречу. Как только узнаю, тотчас же вернусь к тебе.

- Лучи солнца не достигают морского дна, - объяснила ей морская звезда. - Вода мешает им. Вы видите свет солнца, потому что поднимаетесь к поверхности, а ракушка всегда лежит на дне.

Малютка опечалилась.

- Скажи хотя бы, хорошо ли солнце?

- Солнце прекрасно. Когда оно озаряет волны, они переливаются огнем.

- Знаешь, - добавила рыбка, - там, на берегу, много твоих сестер. И они каждый день видят солнце.

- Неужели, - удивилась ракушка.

Ей очень хотелось продолжить беседу, но рыбка вильнула хвостом и скрылась в водорослях.

Тогда ракушка решила сама отправиться к солнцу. Ведь говорят, на берегу много ее сестер... Может быть, они тоже когда-то жили на дне моря... Она с трудом сдвинулась с места и медленно поползла вверх по скале.

Шли дни. Малютка едва дышала от усталости: не легко ей было удержаться на скользкой скале. Однако она не переставала карабкаться вверх. И вот над ней засверкало сияние.

- Уж не солнце ли это? - обрадовалась усталая обитательница морского дна и напрягла последние силы.

Но тут скала кончилась, и ракушке уже было некуда карабкаться.

- Неужели я навсегда останусь здесь? - испугалась она.

Вокруг плавали рыбки - юркие, веселые. Ракушка крикнула им:

- Помогите мне выбраться на свет!

Но рыбки, увлеченные игрой, не слыхали ее, и маленькая ракушка вновь осталась одна на вершине скалы. Она поняла, что осуждена всю жизнь пробыть под водой, но жажда увидеть солнце не угасала в ней.

Однажды от загоравшегося каждое утро сияния отделилась светлая песчаная крупинка. Блестя, она стала спускаться на дно и вдруг угасла. Ракушка быстро распахнула створки раковины и поймала ее.

- Что с тобою? - удивленно спросила она крупинку. - Ведь ты только что светилась!

- Это потому что меня освещало солнце, - ответила та, - а сама я светиться не могу.

- Ах ты, бедняжка! - вздохнула ракушка. - Ты больше никогда не увидишь солнце, и тебе, вероятно, будет очень грустно без него.

- Да, очень!

- Не горюй! - ласково сказала ракушка. - Я буду заботиться о тебе. Только скажи, откуда ты явилась?

- Я жила на берегу моря. Каждое утро солнце ласкало меня, и мне весь день было тепло...



.












































- Слушай, малышка! - взволнованно прошептала ракушка. - Мой дом темен и печален, но я буду любить тебя! Быть может, моя любовь заменит тебе ласку солнца!..

С этого дня все мысли ракушки были заняты маленькой песчинкой, которую она приютила в своей раковине. Она баюкала гостью и шептала ей ласковые слова...

И вот песчинка начала расти. Однажды ракушка выглянула из своей раковины, чтобы зачерпнуть воды, Да так и замерла от изумления. Вокруг нее неожиданно разлился мягкий свет!

- Смотрите, смотрите! - вскричали любопытные рыбки, шнырявшие рядом с ней: - Ракушка светится! Приплыла и ее старая знакомая - пестрая рыбка.

- Какая ты красивая! - воскликнула она. - Вся блестишь, будто солнце!

Маленькая ракушка затрепетала от счастья: она догадалась, откуда исходит этот блеск. Осторожно прикрыв створки раковины, она нежно прижала песчинку к сердцу. Блеск песчинки усиливался с каждым днем. . . Но вот, как-то вечером, когда ракушка готовилась ко сну, над ней проплыла какая-то тень. Затем ее начали отдирать от скалы.

Ракушка никогда не видела человеческой руки и очень испугалась. Тут ее опустили в глубокий сачок, и она притаилась на донышке, не смея шевельнуться. Ее стали поднимать наверх. Вода вокруг все светлела и светлела...

- Там солнце! - воскликнула ракушка и распахнула свою раковину.

Песчинка засияла ослепительным блеском. Человек, который отодрал ракушку от скалы, увидел этот блеск и вынул сверкающее зернышко... Это зернышко люди назвали жемчужиной, а ракушку жемчужницей. И поныне такие ракушки живут в темной глубине моря. Они дают приют маленьким песчинкам, случайно попавшим к ним, и превращают их в чудесный жемчуг.






* * *





















































ЗВЕЗДА.


А. Дондупов-7 класс


Это случилось в давние времена, в далеком, неведомом краю.

Над краем царила вечная, черная ночь. Гнилые туманы поднимались над болотистою землею и стлались в воздухе. Люди рождались, росли, любили и умирали в сыром мраке.

Но иногда дыхание ветра разгоняло тяжелые испарения земли. Тогда с далекого неба на людей смотрели яркие звезды. Наступал всеобщий праздник. Люди, в одиночку сидевшие в темных, как погреб, жилищах, сходились на площадь и пели гимны небу. Отцы указывали детям на звезды и учили, что в стремлении к ним - жизнь и счастье человека. Юноши и девушки жадно вглядывались в небо и неслись к нему душою из давившего землю мрака. Звездам молились жрецы, звезды воспевали поэты. Ученые изучали пути звезд, их число, величину и сделали важное открытие: оказалось, что звезды медленно, но непрерывно приближаются к земле. Не было никакого сомнения, что через несколько миллионов лет небо засияет яркими огнями, и на земле наступит царство вечного лучезарного света. Все терпеливо ждали блаженного времени и с надеждою на него умирали.

Так долгие годы шла жизнь людей, тихая и безмятежная, и согревалась она кроткою верою в далекие звезды.

Однажды звезды на небе горели особенно ярко. Люди толпились на площади и в немом благоговении возносились душою к вечному свету.

Вдруг из толпы раздался голос:

- Братья! Как светло и чудно там, в высоких небесных равнинах! А у нас здесь как сыро и мрачно! Томится душа моя, нет ей жизни и воли в вечной тьме. Что до того, что через миллионы лет жизнь наших дальних потомков озарится непреходящим светом? Нам, нам нужен этот свет. Нужен больше воздуха и пищи, больше матери и возлюбленной. Кто знает, быть может, есть путь к звездам. Быть может, мы в силах сорвать их с неба и водрузить здесь, среди нас, на радость всей земле. Пойдемте же искать пути, пойдемте искать света для жизни.

В собрании было молчание. Шепотом люди спросили Друг друга:

- Кто это?

- Это - Адеил, юноша безрассудный и непокорный. Опять было молчание. И заговорил старый Тсур, учитель умных, свет науки:

- Милый юноша! Всем нам понятна твоя тоска. Кто в свое время не болел ею? Но невозможно человеку сорвать с неба звезду. Край земли кончается глубокими провалами и безднами. За ними крутые скалы. И нет через них пути к звездам. Так говорят опыт и мудрость.

И ответил Адеил:














































- Не к вам, мудрые, и обращаюсь я. Ваш опыт бельмами покрывает глаза ваши, и мудрость ваша ослепляет вас. К вам взываю я, молодые и смелые сердцем, к вам, кто еще не раздавлен дряхлою старческою мудростью!

- И он ждал ответа. Одни сказали:

- Мы бы рады пойти. Но мы свет и радость в очах родителей наших и не можем причинить им печали. Другие сказали:

- Мы бы рады пойти. Но мы только что начали строить наши дома, и нам нужно достроить их. Третьи сказали:

- Привет тебе, Адеил! Мы идем с тобою! И поднялись многие юноши и девушки. И пошли за Адеилом.

Прошло много времени.

Об ушедших не было вести. Матери оплакали безрассудно погибших детей, и жизнь потекла по-прежнему. Опять в сыром мраке родились, росли, любили и умирали люди с тихою надеждою, что через тысячи веков на землю низойдет свет.

Но вот однажды над темным краем земли небо слабо осветилось мелькающим светом. Люди толпились на площади и спрашивали:

Что это там?

Небо с каждым часом светлело. Голубые лучи скользили по туманам, пронизывали облака, широким светом заливали небесные равнины. Угрюмые тучи испуганно клубились, толкались и бежали вдаль. Все ярче разливались по небу торжествующие лучи. И трепет небывалой радости пробегал по земле...

А небо светлело, светлело. И вдруг над краем земли сверкнула слепяще яркая точка.

- Звезда! Идет звезда!

И в бурной радости побежали люди навстречу.

Яркие, как день, лучи гнали перед собой гнилые туманы. Разорванные, взлохмаченные туманы метались и проникали к земле. А лучи били по ним, рвали на части и вгоняли в землю. Осветилась и очистилась даль земли. Люди увидели, как широка эта даль, сколько вольного простору на земле, и сколько братьев живет во все стороны от них.

И в бурной радости бежали они навстречу свету.

По дороге тихим шагом шел Адеил и высоко держал за луч сорванную с неба звезду. Он был один.

Его спросили:

- Где же остальные? Обрывающимся голосом он ответил:

- Все погибли. Прокладывали пути к небу сквозь провалы и бездны. И погибли смертью храбрых.

Ликующие толпы окружили звездоносца. Девушки осыпали его цветами. Гремели крики восторга:

- Слава Адеилу! Слава принесшему свет!

Он вошел в город, и остановился на площади, и высоко в руке держал сияющую звезду. И по всему городу разлилось ликование














































Прошли дни.

По-прежнему сияла на площади звезда в высоко поднятой руке Адеил а. Но давно уже не было в городе ликования. Люди ходили сердитые и хмурые, потупив взоры, и старались не смотреть друг на друга. Когда им приходилось идти через площадь, глаза при виде Адеил а загорались мрачною враждою. Не слышно было песен. Не слышно было молитв. На место Разогнанных звездою гнилых туманов над городом невидимым туманом сгущалась черная, угрюмая злоба. Сгущалась, росла и напрягалась. И под гнетом ее нельзя было жить.

И вот с воплем выбежал на площадь человек. Горели глаза его, лицо исказилось от разрывавшей душу злобы. В безумии бешенства он кричал:

- Долой звезду! Долой проклятого звездоносца!.. Братья, разве не души всех вас вопят моими устами: долой звезду, долой свет, - он лишил нас жизни и радости! Мы мирно жили во мраке, мы любили наши тихие жилища, нашу мирную жизнь. И смотрите, что такое случилось? Пришел свет, - и нет уж отрады ни в чем. Грязными, уродливыми кучами теснятся дома. Листья деревьев бледны и склизки, как кожа на брюхе лягушки. Посмотрите на землю, - она вся покрыта кровавою грязью. Откуда эта кровь, кто знает? Но она липнет к рукам, ее запах преследует нас за едою и во сне, она отравляет и обессиливает наши смиренные молитвы к звездам. И нигде нет спасения от дерзкого, всепроникающего света! Он врывается в наши дома, и вот мы видим: все они облеплены грязью; грязь въелась в стены, затянула окна...

И друг на друга уж не можем мы больше смотреть, - не человека видим мы перед собою, а поругание человека... Каждый наш тайный шаг, каждое скрытое движение освещает неумолимый свет. Невозможно жить! Долой звездоносца, да погибнет свет!

И грозно заволновалась толпа.

Но смертельно ярко сияла звезда в руке звездоносца, и люди не могли подойти к нему.

- Братья, стойте! - вдруг раздался голос старого жреца Сатзоя. - Тяжкий грех берете вы на душу, проклиная свет. Чему мы молимся, чем живем, как не светом? Но и ты, сын мой, - обратился он к Адеилу, -и ты совершил не меньший грех, снесши звезду на землю... К звездам человек должен стремиться лишь помыслами, а на земле тьма столь же священна, как на небе свет. И вот эту-то истину ты презрел своим вознесшимся умом. Раскайся же, сын мой, брось звезду, и да воцарится на земле прежний мир!!

Усмехнулся Адеил.

- А ты думаешь, если я ее брошу, мир на земле не погиб уже навеки?

И с ужасом почуяли люди, что правду сказал Адеил, что прежний мир не воротится уже никогда.

Тогда выступил вперед Тсур, учитель умных, свет науки.

- Безрассудно поступил ты, Адеил, и сам видишь теперь плоды своего безрассудства. По законам природы жизнь развивается медленно. И медленно приближаются к жизни далекие звезды. При их постепенно














































приближающемся свете постепенно перестраивается и жизнь. Но ты не хотел ждать. Ты на свой страх сорвал звезду с неба и ярко осветил жизнь. Что же получилось? Вот она кругом перед нами -грязная, жалкая и уродливая. Но разве мы раньше не догадывались, что она такова? И разве в этом была задача? Не велика мудрость сорвать с неба звезду и осветить ею уродства земли. Нет, возьмись за черную, трудную работу переустройства жизни. Тогда ты увидишь, легко ли очистить ее от накопившейся веками грязи, можно ли смыть эту грязь хотя бы целым морем самого лучезарного света. Сколько в этом детской неопытности! Сколько непонимания условий и законов жизни! И вот вместо радости ты принес на землю скорбь, вместо мира - войну. А ты мог бы, и теперь можешь быть полезным жизни: разбей звезду, возьми из нее лишь осколок, - и осколок этот осветит жизнь как раз настолько, сколько нужно для плодотворной и разумной работы над нею.

И ответил Адеил:

Ты верно сказал, Тсур! Не радость принесла звезда, а скорбь, не мир, а войну. Не этого ждал я, когда по крутым скалам карабкался к звездам, когда вокруг меня обрывались и падали в бездну товарищи. Я Думал: хоть один из нас достигнет цели и принесет на землю звезду. Но когда я стоял на площади, когда я при свете небесной звезды увидел всю вашу жизнь, я понял, что безумны были мои мечты. Я понял: свет нужен вам лишь в недосягаемом небе, чтоб преклоняться перед ним в торжественные минуты жизни. На земле же вам всего дороже мрак, чтоб прятаться друг от друга, и, главное, радоваться на себя, на свою темную, проеденную плесенью жизнь. Но еще больше, чем прежде, почуял я, что невозможно жить этой жизнью. Каждою каплею своей кровавой грязи, каждым пятном сырой плесени она немолчно вопиет к небу... Впрочем, могу вас утешить: светить моей звезде недолго. Там, в далеком небе, висят звезды и светят сами собою. Но сорванная с неба, снесенная на землю звезда может светить, лишь питаясь кровью держащего ее. Я чувствую, что жизнь моя, как по светильне, поднимается по телу к звезде и сгорает в ней. Еще немного, и жизнь моя сгорит целиком. И нельзя никому передать звезду: она гаснет вместе с жизнью несущего ее, и каждый должен добывать эту звезду вновь. И к вам обращаюсь я, честные и смелые сердцем. Познав свет, вы уж не захотите жить во мраке. Идите же в далекий путь и несите сюда новые звезды. Долог и труден путь, но все-таки для вас он будет уж легче, чем для нас, впервые погибших на нем. Тропинки проложены, пути намечены. И вы воротитесь со звездами, и не иссякнет больше их свет на земле. А при неугасающем их свете, невозможна станет такая жизнь, как теперь. Высохнут болота, исчезнут черные туманы. Ярко зазеленеют деревья. И те, которые теперь яростно кидаются на звезду, волею-неволею возьмутся за переустройство жизни. Ведь и вся их злоба теперь оттого, что при свете, - они чувствуют, - им невозможно жить так, как они живут. И жизнь станет великою и чистою. И прекрасна будет она при лучезарном свете питаемых нашею кровью звезд. А когда, наконец, опустится к нам звездное небо и осветит жизнь, то застанет людей достойными света. И тогда уж не нужна будет наша кровь, чтоб питать этот













































Последние кровинки сбежали с бледного лица. Подогнулись колени звездоносца, и он упал. Упала вместе с ним звезда.

Прошли годы.

По-прежнему в сыром мраке рождались, росли, любили и умирали люди. По-прежнему мирною и спокойною казалась жизнь. Но глубокая тревога и неудовлетворенность подтачивали ее во мраке. Люди старались и не могли забыть того, что осветила мимолетным своим светом яркая звезда.

Отравлены были прежние тихие радости. Ложь въелась во все. Благоговейно молился человек на далекую звезду и начинал думать: "А вдруг найдется другой безумец и принесет звезду сюда, к нам?" И язык заплетался, и благоговейное парение сменялось трусливою дрожью. Отец учил сына, что в стремлении к звездам - жизнь и счастье человека. И вдруг мелькала мысль: "А ну как в сыне и вправду загорится стремление к звездному свету, и, подобно Адеилу, он пойдет за звездою и принесет ее на землю!" И отец спешил объяснить сыну, что свет, конечно, хорош, но безумно пытаться низвести его на землю. Были такие безумцы, но они бесславно погибли, не принесши пользы для жизни.

Этому же учили людей жрецы. Это же доказывали ученые. Но напрасно звучали проповеди. То и дело разносилась весть, что некий юноша или некая девушка ушли из родного гнезда. Куда? Не по пути ли, указанному Адеилом? И с ужасом чувствовали люди, что если опять засияет на земле свет, то придется волею-неволею взяться, наконец, за громадную работу, и нельзя будет уйти от нее никуда.

Со смутным беспокойством вглядывались они в черную даль. И казалось им, что над краем земли уж начинает мелькать трепещущий отсвет прибли­жающихся звезд.








* * *





































































































ВЕТЕР

С. Булгатова-6 класс


Ветер живет на вершине очень высокой горы. Он живет в пещере. Но дома бывает редко, потому что слишком легок на подъем. Что-то постоянно гонит его прочь. Когда он забирается к себе в логово, то оповещает об этом так громко, будто его пещера стала обиталищем грома. Не угомониться ему, даже если он на пару дней ненароком задержится дома. Он резвится, он пляшет, скачет ни с того ни с сего, бьет когтями по камню и клювом по скалам, бьет крыльями в дверь пещеры, и далеко вокруг дрожит земля от этих ударов, и крошится камень горы, где живет ветер. Нет, не думайте, что это он злится или пробует силу. Вовсе нет. Ветер развлекается. Ветер играет. Вот и все.

А так как ни устали, ни отдыха он не знает, он всегда голоден. Потому он и бродит туда-сюда, то вернется к себе, то вновь уйдет. Но он скорее ветреник, чем лакомка. Он может улететь далеко и принести только крошечное зернышко или бросить его дорогой, чтобы обрушиться с вышины на какой-нибудь блестящий камушек, который он заберет с собой в пещеру. Там у него полно ракушек, камней, блестящих и ненужных предметов, обломок старой подковы и осколок зеркала. Но полакомиться у него в доме нечем, совершенно нечем. Зато на воле он закусит мошкой, выломает из связки банан, вырвет из земли клубень маниоки, раскачает деревья и не подберет упавшие на землю орехи, пройдется по рисовым полям и заглянет в посевы ячменя, поломает маис и раскидает бобы и фасоль. Он рассеян, но глаза его горят от жадности, все надкусит, не поленится -и тут же бросит. Вот почему он всегда голоден.

Сумасброд, он часто забывает, зачем вышел из дома, про все забудет, даже про то, что голоден. Тогда он задумается и скажет: "А что это я кружу здесь, в воздухе?"

И тогда он приходит в ярость, пугает людей и крушит все подряд, и люди прячутся от него по деревням.

А вы замечали, что у ветра нет тени, даже когда он высматривает что-то под самым солнцем в самый полдень?

Это потому, что он настоящий волшебник.

Многоликий волшебник.

Волшебник ветер, сын Луны и Солнца.

Ветер никогда не спит, и никто не знает, когда он шутит, когда дурачится, а когда злится.

Нигде не находит ветер покоя - кружит, тысячу раз возвращается к себе и тысячу раз уходит, и потому ничего не растет возле его жилища. Там только камни, камни, пески и снова камни, что вот-вот покатятся куда-то. Это страшная пустыня, пустыня зноя, пустыня жажды. Но ветер резвится здесь, будто играет с выводком своих птенцов. Однако у него нет птенцов.















































Он живет совершенно один. И все следы на песке - большие и малые - оставил он сам: вот он прошелся на кончиках крыльев, вот встал на ноги, а вот нарочно вырыл клювом яму, чтобы вы упали. Ищите ветер! Вы ловите его в песчаных барханах, а он уже кинулся в речной поток, вы решили, что поймали его на холмах, - нет, он уже на вершине. Ищите ветер! Он свистит у вас в ушах, он гонит вас на все четыре стороны! Гуляет у вас за спиной, насмехается над вами, мчится в вихре. На кого он похож? Если пойдете по его следу, наткнетесь на черепаху в песке. Это ветер обернулся черепахой. Он забавляется. И черепаха - это его барабан. Слышите, камушки зазвенели на склоне, но это не ящерица, это ветер, все тот же ветер.

Когда ветру, наконец, становится жарко в своем краю, он улетает далеко и бросается в море. Вы думаете, это выпрыгивают из воды рыбы? Нет, это ветер. Это играет кит? Нет, это ветер. Или, может, это пирога опрокинулась в море? Нет, это ветер. Купальщики? Да ветер же, ветер. Облако?

Капли дождя! Капли дождя!

Сезон дождей начался, друзья!

И это тоже ветер.

Хвала ему.










* * *






















































РАЗГОВОР ВЕТРА С БЕРЕЗОЙ


С. Булгатова-6класс



Не прошло и двух дней, как собрались тучи, поднялся ветер; он дул все сильнее и сильнее. Все горы покрылись облаками, посинело бурное море. Все звери и маленькие зверьки попрятались, кто куда мог. Только длиннокрылые чайки вились над белыми валами.

А ветер свистел, гудел и ревел ураганом.

- Я теперь мчусь на крыльях могучих, я теперь чувствую силу. Сторонитесь все, простору мне, простору!

- И он налетел на березу.

Со стоном покачнулась береза. Все ее ветки, все листики, жилки задрожали.

Простору, простору! - кричала буря. - Прочь с дороги! Согнись, согнись, преклонись предо мной!

- Ах, я не могу нагнуться, - говорила береза. - Я с детства выросла прямая и гордая. Я не могу согнуться, я в этом не виновата.

- Согнись, согнись! - гудел вихрь. - Я не виноват, что мчусь, все рву и ломаю. Не было бы воздуху, не было бы ветру. Не было бы ветру, не было бы бури. Не было бы воздуху - и не было бы ничего, что дышит воздухом. Прочь с дороги, простору мне, простору! Согнись, согнись передо мною!

- Я не могу гнуться. Не могу! - Стонала береза.

- Ну, так держись крепче! Чья сила возьмет! - загудел ветер и со страшным порывом налетел на нее.






* * *





































































ИВУШКА

С. Булгатова-6класс

Дует холодный северный ветер, и в лесу от него -неумолчный гуд. В разных местах - разный.

На пригорках березы низко гудят, с дрожью. И пощелкивают. Гибкой веткой качнут, оттянут да потом с размаху по звонкой бересте: "Клек!"

И в ответ: "Клек!". Кормят друг дружку березовой кашей.

В редком ольховнике гуд послабей. Тут он волнами накатывает. Однолетки-ольхушки разом склонятся и разом встанут - и понесло волну: "Ш-ш-ш-и-и-и-х-х..."

А две старые дуплистые осины, как сварливые старухи, - кряхтят, рычат, воют. Они стоят рядом и срослись черным суком. И теперь каждая осина рвет к себе сук, злится и рычит: "Скр-р-р-ряга... Скр-р-р-р-ряга!"

Такая перебранка в лесу!

Только на поляне, за ручьем, ветру преграды нет. Одна махонькая ивушка растет. Не дерево, а так... палка, и прутики из нее метелкой брызнули.

Но если послушать ее, то узнаешь, что ивушка тоже не молчит. На ее ветках меховые шарики, как мышки, сидят. Они от ветра отворачиваются, дрожат. И шепчет ивушка: "Меш-шаеш-шь... Меш-шаеш-шь..."

Я посмеялся: ишь какая! Хоть и шепотом, а тоже бунтует! И подумал, - интересно, какому ивушкину делу холодный ветер помешал?

На другой день стихнул ветер, да разом будто дверку в небе захлопнули.

На чистом восходе - солнце. Молодое, ясное. Так теплом и обдает.

И в лесу от солнечных лучей - пестрота. По черному, по рыжему, по серому - золотые пятна и полосы. В глазах рябит.

Осветило солнцем пригорки, и стволы у берез такие свежие, будто их молоком облили.

Ольхушки-однолетки с ног до макушек обрызганы солнцем, как в веснушках. И пахнут - горьковато, терпко.

А старые две осины молчат, бока греют. Кора у них темная и мягкая, как глина. Просыхает она на припеке и становится замшевой.

А ивушка на поляне? Да вот она. Издалека видать!

Выбежал на поляну - ох, ты!..

Нету на ивушке вчерашних серых мышей. И в помине нету. Ветки унизаны жаркими золотыми шарами. И сияют эти шары, как маленькие солнышки. Кажется, - тронь рукой, так обожжешься, искры стрельнут. Глуховатый звон вокруг ивушки. Это налетели мухи, жуки, букарашки разные. Вьются, как привязанные, толкут воздух.

Тут я припомнила, как шептала вчера ивушка: "Меш-ша

























































Тут я припомнила, как шептала вчера ивушка: "Меш-шаеш-шь, меш-шаеш-шь"... Гляди, как верно. Березам и осинам торопиться некуда, вот они пока и ссорились от нечего делать. А ивушка - весенняя краса - собиралась раньше всех зацветать и прогоняла северный ветер.

И как только он послушался, - тотчас зацвела






* * *



























































СЛЕПОЙ ДОЖДИК

С. Булгатова-6 класс

Летний веселый Дождик прибежал в лес - и давай плясать! По березовым листочкам пощелкивает, по круглым осиновым листьям барабанит, напевает песенку:

Я из тучи упал, По земле побежал, Мои ножки легки -Ни разу не споткнутся...

- Какая славная песня! - сказали вдруг тоненькие голоса. - Какой добрый дождик!..

Это радовались Водомерки. Они жили в маленьком лесном озерце и сейчас стояли рядышком у берега, как маленькие лодочки у пристани.

- Значит, я вам нравлюсь? - спросил Дождик.

- Ну, конечно! - ответили Водомерки. - Мы тебя так ждали! Наше озерцо уже совсем высыхало, мы не знали, куда деваться... А теперь оно разольется снова, жить нам будет просторно, привольно... Лей пуще, Дождик!

И Дождик защелкал сильнее и еще громче запел:

...Под кустом ждут меня,

Под листком ждут меня,

Птицы ждут, звери ждут,

Просто не дождутся!

- Как бы не так! - послышался злющий скрипучий голос Паука. - Кому ты нужен, глупый Дождь... Только мешаешь. Я трудился, я старался, паутину свою плел. Между ветками ее растянул, думаю: сейчас добыча попадется! А попали одни твои капли, намочили паутину, разорвали... Убирайся из лесу!

- Вот тебе на! - сказал Дождик. - Одни меня хвалят, другие меня прочь гонят... Интересно, - нужен я все-таки здесь или нет?

- Конечно, нужен!... - пыхтя и отдуваясь, сказала Сыроежка. Она только что проглянула из-под земли, и на ее круглой фиолетовой шапочке еще лежал сучок и сосновые иглы. - Припусти, Дождик! Мы, грибы, расти, без тебя не можем!

- Нет, нет! - закричала лесная Земляника в белом платочке. - Ты сейчас совсем не нужен! Я вся вымокну, и у меня тогда ягод не будет!

- Молодец, Дождик! - сказал мокрый, но очень довольный Лось. - Ты слепней разогнал, мух распугал, а то ведь житья от них не было!

- Тьфу! - рассердился Барсук. - Я нору чистил, проветривал, подстилку менял, а тут - хлынуло... Безобразие! Совсем не вовремя дождик!

Слушал Дождик, слушал - ничего понять не может.

- Ну, - говорит, - вы тут без меня разберитесь - нужен я или нет. А я покуда в деревню сбегаю.

Прибежал в деревню, по тесовым крышам постукивает, в желобах побулькивает, распевает:

Я из тучи упал,

По земле побежал,


























































Мои ножки тонки -

А все равно не гнутся!

В деревнях меня ждут,

В городах меня ждут,

Тут и там, там и тут

Просто не дождутся! >

- Это верно! - сказали Огурцы, росшие в огороде. - Заждались мы тебя, Дождик... Ух, напьемся сейчас!

- Ах, так?! - сказали капризные Помидоры. - Дождик пошел? Ну, так не будет вам красных помидоров. Чтоб нам цвести, жара нужна, сухой воздух... А сырость нам вредна, вредна, понимаете?

- Ничего, ничего! - весело сказал желтый Лилейник, стоявший в палисаднике перед домом. - Дождик - это хорошо, это полезно... После него я так расцвету, что моя хозяйка будет очень довольна!

- Хозяйка не будет довольна! - захныкали синие Люпинусы. - Мы очень нежные цветы... У нас такие тяжелые шапки, что если они намокнут, то мы не выдержим и сломаемся...

Не успели цветы договорить, как на улице кто-то закричал и засмеялся. Босые мальчишки шлепали по лужам, брызгались и просили:

- Дождик, Дождик, - пуще! Дождик, Дождик, - пуще!

- Ага, - обрадовался Дождик. - Люди-то уж лучше всех знают, нужен я или нет... Пуще - так пуще!

И только он собрался припустить вовсю, как загромыхали колеса - на конных граблях ехали колхозники.

- Эх, - говорили они, - помешает нам дождик сено убрать... Хоть бы унялся, погодил маленько!

Дождик совсем растерялся. Он даже петь начал шепотом и перепутал слова своей песенки:

Я на тучу упал,

Я с земли убежал,

Мои ножки тонки –

Меня не дождутся...

А тут между туч выглянуло ясное солнышко. Оно так заблестело, засияло, что Дождик сразу ослеп.

Ведь всегда при солнце дождик становится слепым...

И он уже теперь не мог выбирать дороги, и пошел по земле просто наугад. И больше на него никто не сердился. Все понимали, что если Дождик пришел не вовремя, то сделал это он нечаянно.



* * *





.























































РАЗГОВОР С РЕКОЙ.

А. Дондупов -7 класс




Они прислушались. Мягко звучало тысячеголосое пение реки. Сиддхарта глядел на воду, и в струящейся воде перед ним появились образы. Сначала отец, одинокий, оплакивающий своего сына; потом он сам, также одинокий, также прикованный цепями тоски к далекому сыну; наконец сын, такой же, как он, одинокий, бурно стремящийся по пылкой стезе своих молодых желаний - все они стремились к своей цели, и каждый был одержим своей целью, и каждый страдал. Река пела голосом, в котором слышались страдание и тоска. Со страстным нетерпением стремилась она к своей цели, страстной жалобой звучал ее голос.

...Образ отца, его самого и образ сына слились воедино...

И голос реки звучал тоской, жгучей болью, неутолимым желанием. Сиддхарта видел, как спешила к своей цели река, состоявшая из него, его близких и всех когда-либо встреченных людей. Все волны, все воды стремились к цели - к водопаду, озеру, стремнине, морю; все цели достигались, а взамен появлялись новые. Вода превращалась в пар, поднимавшийся в небо, пар становился дождем и устремлялся вниз, становился источником, ручьем, рекой, и снова возникало стремление, движение к цели. Но вот звучащий страстным томлением голос реки изменился. Он слышался и теперь, горестный и ищущий, но другие голоса присоединялись к нему - голоса радости и горя, добрые и злые, смеющиеся и печальные, сотни, тысячи голосов...

Сиддхарта слушал. Он весь обратился в слух...

Он и раньше не раз слышал многочисленные голоса реки, но сегодня они звучали как-то по-особому. Он больше не мог отличить их друг от друга - радостные от плачущих, детские от взрослых. Все сливалось воедино - жалобы тоскующих и смех умудренных, крики гнева и стоны умирающих - все составляло одно, все сочеталось и переплеталось в тысячекратном сплетении. И все вместе - все голоса, все цели, все порывы и страдания, наслаждения, доброе и злое - все вместе составляло мир.

Все вместе было потоком событий, музыкой жизни.




* * *






























































ДОЛИНА ЦВЕТОВ

С. Аюрова 6класс



Та долина, где бежит Зусу-хэ, вся сплошь покрыта цветами, и тут я научился понимать трогательную простоту рассказа каждого цветка о себе: каждый цветок в Зусу-хэ представляет собой маленькое солнце, и этим он говорит всю историю встречи солнечного луча с землею. Если бы я мог о себе рассказать так, как эти простые цветы в Зусу-хэ! Были ирисы - от бледно-голубых и почти что до черных, архидеи всевозможных оттенков, лилии красные, оранжевые, желтые, и среди них везде звездочками ярко-красными была рассыпана гвоздика. По этим долинам, простым и прекрасным цветам всюду летали бабочки, похожие на летающие цветы, желтые с черными и красными пятнами аполлоны, кирпично-красные с радужными переливами крапивницы и огромные удивительно темно-синие махаоны. Некоторые из них - я тут только это впервые и видел - могли садиться на воду и плыть, а потом опять поднимались и летали над морем цветов. Пчелы реяли на цветах; с шумом носились по воздуху мохнатые шмели с черным, оранжевым и белым брюшком. Случалось, когда я заглядывал в чашечку цветка, там оказывалось такое, чего я никогда не видал и назвать до сих пор не могу: ни шмель, ни пчела, ни оса. А по земле между цветами всюду юлили проворные жужелицы, ползали черные могильщики, таились огромные реликтовые жуки, собираясь при случае вдруг подняться на воздух и прямо лететь, никуда не сворачивая. Среди всех этих цветов и кипучей жизни долины только я один, как мне казалось, не мог прямо смотреть на солнце и рассказывать просто, как они. Я могу рассказать о солнце, избегая встречаться с ним глазами. Я человек, я слепну от солнца и могу рассказывать, окидывая лишь родственным вниманием все разнообразные освещенные им предметы и все лучи их, собирая в единство.





* * *





























































57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)


Автор
Дата добавления 14.03.2016
Раздел Доп. образование
Подраздел Конспекты
Просмотров100
Номер материала ДВ-525676
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх