Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / История / Другие методич. материалы / Конспект урока "иследовательский проект.Нюренберг"
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 26 апреля.

Подать заявку на курс
  • История

Конспект урока "иследовательский проект.Нюренберг"

библиотека
материалов

Муниципальное казенное общеобразовательное учреждение «Витимская СОШ» 666830, Российская Федерация, Иркутская область, Мамско-Чуйский район, п. Витимский, ул. Школьная, № 13









Сведения об авторах.

1. Авторы работы:

Учащиеся 9 класса Муниципального казенного общеобразовательного учреждения «Витимская средняя общеобразовательная школа»

1. Сипач Александр, 14 лет.

2. Кутуев Владимир, 14 лет.

Руководитель:

Тырданова Елена Михайловна, 30 лет, учитель истории и обществознания Муниципального казенного общеобразовательного учреждения «Витимская средняя общеобразовательная школа»

2) Контакты для связи:

E- mail: vitim_07@mail.ru

тел.: 89041569034



Подпись участников:

Сипач А.:

Кутуев В.:

Тырданова Е.М.:

Директор МКОУ «ВСОШ» Булачевская Е.А.





Муниципальное казенное общеобразовательное учреждение

«Витимская средняя общеобразовательная школа»










Поисково-исследовательская работа


Нюрнберг: наша боль, уроки, память




















пгт. Витимский.

2016 г.



Аннотация

70 лет прошло с тех пор, как Нюрнбергский трибунал вынес приговор оставшимся в живых нацистским преступникам. Нюрнбергский процесс явился адекватным ответом на небывалые в мировой истории злодеяния фашистов и милитаристов, стал важной вехой в развитии международного права. Суд довершил военный разгром гитлеризма разгромом моральным и юридическим, создал преграду для возрождения фашизма в будущем.

В своей работе мы хотим показать роль и значение Нюрнбергского процесса. Это  необходимо для того, чтобы вспоминать итоги второй мировой войны, чтобы люди помнили уроки истории.

         Актуальность данной темы в том, как сказал в свое время британский майор Уильям Хортин, что «нацизм подобен раковой опухоли, если её не уничтожить, она отрастёт вновь». Он был прав. Сегодня во многих странах мира, к сожалению, существуют движения неофашистов, неонацистов, или им сочувствующих. Сейчас в современном мире находятся определённые политические силы, которые стремятся пересмотреть итоги Второй мировой войны, которые не считают фашизм «чумой 20-го века». Нам бы хотелось напомнить этим людям, к чему привела эта идеология, сколько ужасных бесчеловечных преступлений было совершено, сколько было разрушено жизней…

















Цели и задачи:

  1. В год 70-летия Победы в Великой Отечественной войне  познакомиться с историей и решениями суда над фашистскими преступниками. 

2. В процессе исследования изучить историю и значение Нюрнбергского процесса. 

3. Собрать краеведческий материал по данной теме.

  1. Выступить на общешкольном классном часе и показать, что преступления против человечества не имеют срока давности.



Полученные в процессе исследования материалы могут быть использованы на уроках истории и литературы в качестве дополнительной информации, в школьном музее для экскурсий. 



В качестве методов исследования использовали:

- изучение различной литературы по теме;

- опрос и анкетирование;

- анализ полученных данных.













Мысль об уголовной ответственности германских фашистов за развязывание агрессивной войны впервые прозвучала в заявлении наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова 22 июня 1941 года. В нотах СССР от 25 ноября 1941 г., от 6 января 1942 г. и от 27 апреля 1942 г. сообщалось о зверствах гитлеровцев, превосходивших по своей жестокости всё известное ранее в истории, и вся ответственность возлагалась на преступное гитлеровское правительство. В совместной декларации правительств Советского Союза и Польши о дружбе и взаимной помощи от 4 декабря 1941г. стороны выразили свою решимость наказать после войны гитлеровских преступников.

В 1942 г. 26 государств (в том числе СССР, США и Англия) подписали декларацию, в которой обязались совместно бороться за свободу и независимость всех наций, за сохранение человеческих прав и справедливости и стали называться «Объединенные нации».

На протяжении 1943-1944 гг. почти на всех встречах и конференциях, в комиссиях и подкомитетах, везде, где обсуждалась будущая судьба Германии и создание предпосылок для прочного мира, наряду с другими вопросами вставал вопрос о суде и наказании военных преступников. Но вплоть до конца 1944 г. правительства США и Англии неохотно шли на практические действия по подготовке суда и наказания военных преступников.

С 26 июня по 8 августа 1945 г. проходила Лондонская конференция. Задачами этой конференции были:

1. Учредить для суда над главными военными преступниками, преступления которых не связаны с определенным географическим местом, Международный военный трибунал, юрисдикция и деятельность которого должна определяться его уставом.

2. Утвердить устав Международного военного трибунала как неотъемлемую часть настоящего соглашения.

В 1945 году на весь мир прозвучали слова Потсдамских соглашений: никогда больше не допустить возрождения германского милитаризма. Жизненные интересы всех народов требуют навсегда исключить не только возможность агрессии со стороны германского империализма, но и возможность повторения нацистских преступлений против человечества.

Судебный процесс над группой главных военных нацистских преступников проходил в Нюрнберге (Германия) в Международном военном трибунале с 20 ноября 1945 года по 1 октября 1946 года. Было проведено 407 заседаний. «По своим масштабам это был самый крупный процесс в истории человечества. Он продемонстрировал волю народов разоблачить агрессию и фашизм и тем самым создал важную предпосылку для прочного мира во всем мире».  По Акту о безоговорочной капитуляции Германии 8 мая 1945 г. и Декларации союзных государств от 5 июня правительства СССР, США, Великобритании и Франции взяли на себя верховную власть в Германии, включая всю власть, которой располагало германское правительство, верховное командование и любое областное, муниципальное или местное правительство или власть. Создание Международного военного трибунала, полномочного судить и наказать главных военных преступников, выражало, таким образом, право этих стран осуществлять законодательные функции на оккупированной территории.

Таким образом, в результате Нюрнбергского процесса  признана преступная политика целого государства, осуждена национал-социалистическая и расовая идеология, деятельность преступных организаций СС, СД и гестапо;

Названы преступления против мира, против человечности. Основная задача процесса состояла не только в наказании преступных руководителей  гитлеровской Германии. Удалось достичь главного: фашистские преступники сели на скамью подсудимых и понесли заслуженное наказание. Нюрнбергский суд не только подвел и исторически закрепил итоги Великой Отечественной войны, где Советский Союз сыграл решающую роль в разгроме фашизма, но и заложил основы нового правопорядка, правовой цивилизации. Нюрнбергский процесс называют Судом истории, он внес значительный вклад в моральный разгром фашизма. Нюрнбергский процесс - дань памяти и благодарности потомков за мирное небо над головой.

Принятые в Нюрнберге решения и  сегодня не утратили своего политического значения. Этот приговор вне времени и обжалованию не подлежит. Однако в наши дни распространяются суждения, искажающие решения Нюрнберга, так или иначе оправдать нацистов и совершенные ими злодеяния, изменить представления о жертвах войны, военных преступлениях и о победителях. К сожалению, в последние годы мы все чаще становимся свидетелями проведения регулярных маршей легионеров СС в некоторых странах Евросоюза, слетов ветеранов дивизии «Вафен-СС», признанной преступной Нюрнбергским трибуналом, уничтожение памятников героям Второй мировой войны. Очевидно, что подобные демонстративные акции, равно как и участившиеся попытки обелить нацизм и фашизм, являются благоприятной питательной средой для роста числа группировок или отдельных лиц, выступающих за «чистоту расы», дискриминацию по религиозному, национальному или этническому признакам.



Был проведен опрос учеников МКОУ «Витимской СОШ» классов нашей школы (13 человек).

Вопросы анкеты:

  1. Знаете ли вы  о Нюрнбергском процессе?

  2. Знаком ли вам термин концлагерь?

  3. Знаете ли вы, какими методами издевались фашисты над узниками концлагерей?

  4. Как вы относитесь к  медицинским экспериментам над людьми?

  5. Знаете ли вы, кого называют несовершеннолетними узниками концлагерей?



На первый вопрос «Знаете ли вы  о Нюрнбергском процессе?» положительно ответили только двое, ученики 9 класса, что составило 17 %.. на второй вопрос «Знаком ли вам термин концлагерь?» также ответили положительно и смогли дать более-менее четкое объяснение также ученики 9 класса нашей школы (17%), на третий вопрос «Знаете ли вы, какими методами издевались фашисты над узниками концлагерей?» смогли ответить не только ученики 9 класса, но и 2 учеников 8 класса, что составило 33 %. На вопрос «Как вы относитесь к  медицинским экспериментам над людьми?» все опрошенные ученики нашей школы ответили, что знают или имеют представление о том, что это такое и ответили отрицательно. (100%) на 5 вопрос «Знаете ли вы, кого называют несовершеннолетними узниками концлагерей?» ни один из опрошенных ответить не смог (0%).

По итогам социологического опроса можно сделать вывод, что 35% учеников нашей школы имеют представление по исследуемой теме о международном военном трибунале и бывших узниках нацистских концлагерей очень краткие и поверхностные, в основном, из-за недостатка информации. Подростки слишком далеки от исторических фактов, даже после изучения событий 1941-1945гг. на уроках истории. Результаты анкетирования еще раз подчеркивают актуальность рассматриваемой темы. Мы решили исправить эту ситуации, собрать весь необходимый материал и выступить на общешкольном классном часе с рассказом о Нюренбергском процессе и узниках концлагерей.

Расспрашивая старожилов пгт. Витимский мы узнали, что узники концлагерей на территории поселка и вообще на территории Мамско - Чуйского района не проживают. Тогда мы решили собрать информацию об узниках концлагерей, проживающих на территории Иркутской области, пользуясь ресурсами интернета и материалами Иркутского краеведческого музея (Воспоминания жителей Иркутска и Иркутской области, узников концлагерей. Приложение № 1)

По историческим справкам, во время второй мировой войны на территории нацистской Германии, в странах-союзниках третьего рейха и на оккупированных ими территориях действовало 14000 концлагерей.

Каждый пятый узник был ребенком. Если о ветеранах Великой Отечественной войны, а также тружениках военного тыла говорится много, то об узниках немецких концлагерей, как правило, вскользь. Тем временем уходят из жизни чудом выжившие бывшие узники.

Судьбы малолетних узников очень поучительны для нас. Это поколение восхищает своей силой и стойкостью духа.

Мы не имеем морального права забывать, вычеркивать из бытия частичку нашей истории, пропитанную кровью сотней тысячей человеческих жизней.

И насколько больно видеть именно в России молодых людей, расхаживающих под знаменами со свастикой и выкидывающих руку в фашистском приветствии. Неужели настолько у нашего народа короткая память?... Эта память необходима, «чтобы мы и наши дети никогда не были жертвами, палачами или равнодушными наблюдателями», чтобы этот кошмар никогда не повторился.



Приложение №1

Из воспоминаний жителей г. Иркутска, узников концентрационных лагерей.



«К нам относились, как к свиньям»

Меня зовут Престр Владимир Норбертович. Корни чешские, но родился я в Ленинграде. Там нас и застала война. Нет, в блокаду я не попал. Жили мы не в самом Ленинграде, а в деревне Стрельня, что на полпути к Петергофу. В тот день отец уехал на работу в Ленинград, а мы с мамой и младшей сестрой остались дома. В обед нас уже оккупировали немцы, — вспоминает начало войны собеседник РП. — В это время со стороны Кронштадта наступающих немцев продолжали обстреливать наши солдаты. И, получается, нас заодно. Гранатой разорвало мою маму. Остались мы с сестрой и дед с бабушкой.

В первый год Великой Отечественной войны Владимиру Престру исполнилось 11 лет. В день захвата деревни немцами мальчика ранило: оторвало палец на ноге.

Немного погодя нас всех посадили в эшелон и отправили в Польшу, по лагерям. Правда, меня высадили раньше, в Риге. Нога моя из-за раны загноилась, хотели уже ампутировать, поэтому везти меня со всеми не стали, высадили. А сестра и дед с бабкой поехали дальше.

За все время войны Владимир Норбертович сменил семь лагерей. Полсрока провел в Польше, другую половину — в рабочих лагерях Австрии.

Отличий особых не было. Такие же наспех сколоченные бараки с двухэтажными кроватями. Что в одном, что в другом месте к нам относились, как к свиньям. Кормили, как поросят. Не знаю, как сейчас, тогда в обиходе был такой овощ — кольраби. Вот из его клубней варево нам и отдавали. Хлеб? От него было одно название. Эрзац. Такого картонного хлеба я после нигде не ел. Каждое утро нас гоняли на работу, вечером обратно в лагерь. Если в Польше мы обычно копали картошку, работали в полях, даже пятилетние малыши, то в Австрии нас погнали на заводы. Работали все. Мне на тот момент было лет 13 — поставили за сварочный аппарат, дали в руки полую жестянку и днище для нее, сказали: «Вари». Никто ничему не учил. Не справился — подзатыльник, еще одна провинность — оставляли без еды.

Но сильно голодать не заставляли: им нужна была рабочая сила. Если заболевал — в лазарете лечили. Но особенно не берегли, конечно: бывало, маску для сварки, когда дадут, а когда и нет. Вот у меня правый глаз потому и не видит совсем.

hello_html_m191a5ba8.jpg

С младшей сестрой Владимир Норбертович по счастливой случайности встретился в одном из польских лагерей через год после расставания.

Это была редкая удача. С тех пор мы и не разлучались, окончание войны вместе встретили в мае 1945 года. Открываем как-то глаза — а охранников, что ходили по периметру, вдоль колючей проволоки, нет — разбежались. Это было 9 мая 1945 года. Считаю эту дату днем своего второго рождения. Вскоре после солдат к нам подоспела комиссия НКВД, она и решала, кому можно вернуться на родину и на каких условиях. Нам с сестрой разрешили вернуться в Ленинград, там у нас много родственников оставалось. А бабушку с дедом отправили в Алтайский край.

Почему? Потому что находились в фашистских лагерях, были взрослыми, да еще не повезло уродиться чехами. К угнанным пленным, даже русским, долгое время после войны относились с предубеждением. К примеру, ставили препоны для получения высшего образования или для вступления в комсомол. Помню, учился уже в строительном техникуме в Уфе (нас с сестрой из Ленинграда вскоре после окончания войны забрал отец, он пережил блокаду, а потом по распределению уехал в Башкортостан), и тут меня выдвинули на вступление в комсомол. Так на общем собрании комсорг заявил, что я, мол, фашист, так как провел в немецких лагерях всю войну. Я сразу развернулся и ушел.

К слову, с таким отношением сталкивались практически все узники лагерей. У меня до сих пор хранится дома бумажка-справка из КГБ о том, что я «преступлений против Родины не совершал». Такие справки у нас требовали везде: при устройстве в вуз, на работу, при переезде.



«Я попал в число восьми счастливчиков»

У меня такую справку не требовали, но это чистая случайность. В лагерь я попал в возрасте двух с половиной лет, — рассказывает Леонид Синегрибов, редактор улан-удэнской «Газеты жертв нацизма» и председатель международного союза бывших малолетних узников фашизма. — Лагерь я, конечно, не помню, знаю только по рассказам родных. Семья моя из Брянской области. Там, если помните, было самое сильное партизанское движение. Мой отец партизанил тоже. А мама и я со старшим братом жили в оккупированном Брянске. Был я еще младенцем, родился как раз в 1941 году. А в 1943 году нас при отступлении немцы угнали на запад. Старший брат запомнил, как ехали в эшелоне, а я-то совсем крошкой еще был.

Высадили нас в Латвии, заперли в печально известный лагерь «Алитус», так же назывался и городок неподалеку. Женщины из этого городка и спасли меня и еще семерых младенцев. 80 ребятишек, слишком маленьких или больных для того, чтобы работать, посадили в вагон смертников. Об этом санитарка из лагеря Ванда рассказала местным женщинам, и они выпросили ее вынести им детей, обещая их выходить. Тогда Ванда, рискуя жизнью, вынесла под халатом младенцев, сколько смогла, восьмерых. Я попал в число этих счастливчиков. Меня забрала женщина, полька. Что и говорить, повезло несказанно.

Леонид Синегрибов смутно помнит жизнь в Литве в польской семье, однако до сих пор называет приютившую его пани Валевскую второй мамой.


Относились ко мне очень хорошо. Когда закончилась война, моя польская семья разыскала родных, послали им весточку, что я жив. Помню, к приезду моего отца, который из Брянска специально ехал за мной, моя польская мама обшила меня буквально с ног до головы. Из старой немецкой шинели смастерила мне, уже пятилетнему, такой френчик двубортный с золотыми пуговицами.

И вот приезжаю я в разоренную Россию весь такой розовощекий, раскормленный, во френчике из шинели, которая всем партизанам Брянска так хорошо знакома... И в первый же день в детсаду громко кричу о том, что Сталин плохой, в России мне не нравится, не хочу здесь жить.

Ну что сказать, били меня вплоть до старших классов, старший брат только успевал оттаскивать. И с первых же дней прозвали меня «немцем», «фашистом». А мне, действительно, на разоренной Родине не понравилось: привык к Литве, да и многое повторял за литовцами. Не то чтобы они не любили Россию: обычные литовские крестьяне, они одинаково ненавидели что Гитлера, что Сталина, считая их зачинщиками войны и губителями их мирной жизни. Но первое время я вопил, что я не Лёник, а Тадик: в Литве меня все звали Тадеушем, Тадиком. Хотя со временем пропаганда, конечно, «вправила» мне мозги: я мечтал сначала стать октябренком, а после с удовольствием стал пионером.

hello_html_9fa0ca1.jpg

Тот факт, что официально в концлагере Леонид Синегрибов не числился среди живых, а в конце войны его отец, уважаемый партизан, сам забрал его из Литвы, позволил малолетнему узнику не проходить комиссию НКВД.

Хотя я знаю других узников, не старше меня, которым пришлось пройти через эту проверку. Но, во-первых, узником я пробыл недолго, произошла чудесная история моего спасения. А во-вторых, отец-партизан был моим прикрытием от всяких подозрений. Но, повторюсь, моя история — исключение. Большинству после таких злоключений приходилось пройти через фильтры НКВД-шных служащих, зачастую просидевших всю войну в тылу. Детям нужно было доказать, что они не предавали Родину. А на них все равно смотрели косо. Особенно больно, что такое отношение выказывали людям, заслуженно награжденным медалью «Непокоренные», на обратной стороне которой — надпись: «За верность Родине».

Как признается бывший пленник, долгое время после окончания войны многие старались скрыть тот факт, что кто-то в семье был узником фашистских лагерей. Даже между родственниками такие откровения были редки.

Помню, приезжаю я на первую встречу узников, состоявшуюся в 1988 году в Киеве, и встречаю там совершенно неожиданно своего двоюродного брата. Спрашиваю недоуменно: «А ты-то что здесь делаешь?» А он: «Я сидел в Алитусе, лагере на берегу Немана», где и я был заключен. Оказывается, мы с ним были в одном лагере, и при этом никто из нас вообще не знал, что другой был заключенным тоже. А выросли-то мы с ним вместе, в Брянске. Вот такая была конспирация.



Седая десятилетняя девочка

У меня сейчас правнучке три года. Она — мой витамин и главная причина радоваться жизни, улыбаться. Странно осознавать, что мне было столько же лет, сколько ей, когда началась война, — вспоминает еще одна бывшая узница, Инна Жигулина.

Мы с семьей жили в Витебске, в Белоруссии, поэтому нас война коснулась в первые же дни. Помню, первый год войны, в 1941 году, мы жили в оккупации, но все же в своих домах. Уже в 1943 году нас выселили в лагерь на передний край немецкой обороны, то есть под обстрел той и другой сторон. Сгоняли всех: стариков, женщин, малолетних детей. К тому времени остались на родине только самые слабые и немощные — те, кого невыгодно было везти в лагеря на работы. Кто постарше из детей или поздоровее из стариков — рыли окопы, а мы, малышня, крутились среди бараков.

Лагерь поставили в лесу, по периметру его охраняли конвоиры с собаками. Чуть не туда забежишь — бьют плетью или спускают собак. И не смотрели, ребенок или взрослый, могли дите забить за то, что подошел к ручью за водой. Да, пить из ручьев было запрещено. Позади лагеря стояли лошади конвоиров, там же были большие корыта, в которых их мыли и чистили. Вот из этих корыт нам разрешали пить. Чем питались? Да в основном травой. Изредка давали хлеб. Этот хлеб из опилок я никогда не забуду.

Перед отступлением немцы заминировали всю территорию вокруг лесного лагеря. Инне, ее матери и еще пятерым братьям и сестрам чудом удалось остаться в живых.

Нас освободили в 1944 году разведчики. Они пробрались к нам в лагерь и вывели оттуда буквально по узкой тропиночке. Нельзя было ступить ни шагу влево или вправо, шли след в след. Этот путь я до сих пор отчетливо помню, — рассказывает Инна Альбиновна. — Получается, на линии фронта мы провели почти год. Все время жили в постоянном напряжении. Одна девочка, с которой я дружила, вышла оттуда вся седая. Тогда это было делом обычным. А сейчас, подумайте, седая 10-летняя девочка! Вспоминать это даже сегодня трудно и дико, но я делаю над собой усилие, потому что мне важно донести этот трагичный опыт до нынешнего поколения. Они, верно, забыли, что такое война, если позволяют твориться такому. Не верю глазам, когда вижу опять беженцев, слышу о бомбардировках и обстрелах. Нет ничего ужаснее войны и фашизма! Почему люди так быстро забыли об этом, ведь прошло всего одно поколение?

У Инны Жигулиной до сих пор сохранились привычки военного времени. Она никогда не выбрасывает хлеб, и личные документы у нее всегда под рукой.

Страх войны есть. А страха голода вроде нет. Во всяком случае, я не делаю запасов впрок. Единственное, не могу выбрасывать продукты. Хлеб никогда не выбрасываю, ни при каких обстоятельствах. В крайнем случае, сухари насушу. Еще одна привычка — документы очень берегу. Даже когда на дачу уезжаю, паспорт всегда с собой беру. Может быть, это отголоски послевоенного времени, когда мы долго, по крупицам восстанавливали документы. В оккупации же у матери все отобрали, а после паспортистки часто путались. Например, сестра моя родилась 29 мая, а ее записали от 20 июля. Много позже, когда в местном ЗАГСе нашли копии наших свидетельств о рождении, удалось восстановить настоящие даты. Мне, к примеру, только меняя паспорт в 45 лет, удалось поставить правильный день рождения. А моя младшая сестренка, родившаяся 21 июня 1938 года, до сих пор числится как появившаяся на свет в 1938 году 9 мая.

Но она так и оставила: хотела, чтобы день рождения был в День Победы, а не в день начала войны.



Воспоминания Ивана Тимофеевича Канина,

жителя Осинского района Иркутской области.

Ивана Тимофеевича Канин рассказал, что когда ему было шесть лет, в их деревню Демидово, что находится в Смоленской области, пришли немцы и оккупировали населенный пункт. Забирали они только детей.

Из нашей деревни и других близлежащих поселений забрали всех детей. Погрузили в товарный поезд и увезли в Белоруссию. В Слуцком концлагере мы пробыли год. Там мы были посвободнее, даже играли между собой. Но когда нас привезли в другой концлагерь, который находился в Польше, нас ожидало нечто ужасное. Вокруг колючей проволоки были установлены наблюдательные вышки, на которых поблескивали стволы пулеметов и каски немецких солдат. Всех нас отправили в один барак. Лагерь был детским. Самому старшему из нас было 15 лет. Мы спали на голых нарах, застеленных только соломой. Зимой барак не отапливался. Кормили только один раз в сутки. Хлеба я не видел четыре года. В основном нас кормили вареной репой. Мучил постоянный голод, – рассказывал Иван Тимофеевич.

Из его исповеди мы узнали, что из барака детям не давали выходить, а если кому и удавалось это сделать, их расстреливали, трупы сжигали в крематории. Сжигали и тех, кто уже не проснулся. Вначале у детей, пока они были здоровыми, брали кровь, как предполагает Иван Тимофеевич, для немецких солдат. Но потом изможденные дети им стали не нужны.

Одежду не меняли, все ходили в одной и той же робе несколько лет. В баню водили, когда захочется фашистам. И та была ледяной. Случаев побегов не встречалось. Это было просто невозможно сделать, у детей не было никакой связи с окружающим миром. В таких жестоких условиях удалось выжить единицам. Фашисты не церемонились и обращались с детьми как со скотом.

Ивана Тимофеевича, по его словам, спасло только то, что его на лето забирали польские паны для своей работы. Он у них пас скот, и его там более-менее кормили.

Меня и нескольких ребят забирали на лето, среди них были и мои двоюродные брат и сестра.

Благодаря только этому обстоятельству мы выжили. Столько детей погибло! Когда Советская армия пришли нас освобождать, в бараке осталось всего около двух десятков человек. Помню, как меня взял на руки солдат, а я ему говорю такой радостный: «Папа! Папа!» Думал, что отец пришел за мной. А это оказался совершенно другой дядя, – вспоминает со слезами на глазах Иван Тимофеевич.

После освобождения Ивана Тимофеевича и его двоюродных брата и сестру отправили в родную деревню, где они лицезрели ужасающую картину: дома и сады сожжены, торчат только голые трубы. Благо бабушка и дедушка остались живы. Они-то его и воспитали. Ему еще повезло, ведь некоторые дети остались без родителей. И их определили в детские дома. Отец так и не пришел с войны. Видел он его в последний раз, когда тот уходил в армию. Мама умерла от менингита, когда ему было три года. Родных братьев и сестер у него нет. В 11 лет, когда, наконец, закончилась война, он пошел в школу. Выучился до девятого класса, после чего его призвали в ряды Советской армии. Служил в Выборге под Ленинградом в артиллерийских войсках. После службы в армии по комсомольской путевке приехал в Сибирь. Она и стала для него второй родиной. Закончил политехнический институт, жил и работал в  г. Шелихов.

Однажды уехал подлечиться на курорт «Ангара». Там встретил свою будущую супругу Тамару Иннокентьевну, которая родом из Осы. Так Иван Тимофеевич начал жить в Осе с 1991 года. Сейчас Ивану Тимофеевичу 79 лет. Несмотря на свой преклонный возраст и пережитые мучения, он остается бодрым, добрым и позитивным человеком.

Автор
Дата добавления 03.10.2016
Раздел История
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров61
Номер материала ДБ-233094
Получить свидетельство о публикации

"Инфоурок" приглашает всех педагогов и детей к участию в самой массовой интернет-олимпиаде «Весна 2017» с рекордно низкой оплатой за одного ученика - всего 45 рублей

В олимпиадах "Инфоурок" лучшие условия для учителей и учеников:

1. невероятно низкий размер орг.взноса — всего 58 рублей, из которых 13 рублей остаётся учителю на компенсацию расходов;
2. подходящие по сложности для большинства учеников задания;
3. призовой фонд 1.000.000 рублей для самых активных учителей;
4. официальные наградные документы для учителей бесплатно(от организатора - ООО "Инфоурок" - имеющего образовательную лицензию и свидетельство СМИ) - при участии от 10 учеников
5. бесплатный доступ ко всем видеоурокам проекта "Инфоурок";
6. легко подать заявку, не нужно отправлять ответы в бумажном виде;
7. родителям всех учеников - благодарственные письма от «Инфоурок».
и многое другое...

Подайте заявку сейчас - https://infourok.ru/konkurs


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ


Идёт приём заявок на международный конкурс по математике "Весенний марафон" для учеников 1-11 классов и дошкольников

Уникальность конкурса в преимуществах для учителей и учеников:

1. Задания подходят для учеников с любым уровнем знаний;
2. Бесплатные наградные документы для учителей;
3. Невероятно низкий орг.взнос - всего 38 рублей;
4. Публикация рейтинга классов по итогам конкурса;
и многое другое...

Подайте заявку сейчас - https://urokimatematiki.ru

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх