Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Конспекты / Конспект урока "Поэзия С.Т.Аксакова". 7 класс.

Конспект урока "Поэзия С.Т.Аксакова". 7 класс.


  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

7 класс. Литература.

Тема. Вн. чт. Тематика стихотворений С.Т. Аксакова

Цели: познакомить с поэзией С. Т. Аксакова.

Задачи: рассказать об истории создания стихотворений, корректировать словесно-логическое мышление, воспитывать любовь к поэзии С. Т. Аксакова.

Ход мероприятия

  1. Вступительное слово учителя

а) презентация «Жизнь и творчество С. Т. Аксакова»

б) слово учителя «Поэзия С. Т. Аксакова».

С. Т. Аксаков был "убежденным" прозаиком. Но поэт в душе, он очень любил стихи и писал их с необычайным увлечением на протяжении почти всей своей жизни - с юношеских лет до глубокой старости. Это увлечение было особенно сильным в молодости, когда он не только писал оригинальные лирические стихи "для души", но и переводил стихами крупные драматические произведения - например, Софоклова "Филоктета" и комедию Мольера "Школа мужей". Впрочем, Аксаков никогда не придавал серьезного значения своему стихотворчеству. В 1854 г. он писал Тургеневу: "Стихи мои имели все пороки своего времени, но стихов оригинальных я никогда не печатал" ("Русское обозрение", 1894, No 11, стр. 18). Аксаков запамятовал. Некоторые его стихи, не только переводные, но и оригинальные, появлялись в печати при жизни писателя, за его подписью или под псевдонимами.

   Разумеется, не следует преувеличивать художественного значения стихов Аксакова. Не отличаясь очень высокой поэтической культурой, они все же привлекательны простотой и искренностью, с какой выражены в них настроение, душевное состояние лирического героя, чаще всего самого автора. Часть аксаковских стихотворений носит шуточный характер и вызвана различными обстоятельствами семейной жизни писателя, а также впечатлениями страстного рыболова и охотника. Стихи Аксакова глубоко автобиографичны, и в этом, прежде всего, состоит их интерес для современного читателя.

   Все стихи расположены в хронологическом порядке по времени их написания.

  1. Работа по теме урока.

 ПЕСНЬ ПИРА

 Впервые: "Труды Казанского общества любителей отечественной словесности", Казань, 1815, кн. 1, стр. 292-293, за подписью:Сергей Аксаков.

   Время написания этого и следующего стихотворений неизвестно. Можно предполагать, что они были написаны вскоре после выхода Аксакова из Казанского университета и, во всяком случае, не позднее конца 1800-х годов.

"ЗА ПРЕСТОЛЫ В МИРЕ..."

  Впервые: "Труды Казанского общества любителей отечественной словесности", Казань, 1815, кн. 1, стр. 293-294, за подписью:Сергей Аксаков.

"ЮНЫХ ЛЕТ МОИХ ЖЕЛАНЬЕ..."

     Впервые: С. Т. Аксаков. Собр. соч. в четырех томах, т. 3, М. 1956 -- по автографу, находящемуся в "Книге для всякой всячины", начатой Аксаковым в 1815 г. (Л. Б., ГАИС III, VII/I, л. 10). К стихотворению рукой автора была сделана приписка: "Сия мечта сбылась". По-видимому, стихотворение было написано до 1816 г., то есть до женитьбы Аксакова на Ольге Семеновне Заплатиной. Надо полагать, что именно в связи с этим событием и появилась приписка.

  "ВОТ РОДИНА МОЯ..."

  Впервые: С. Т. Аксаков. Собр. соч. в четырех томах, т. 3. М. 1956 -- по черновому автографу (ЦГАЛИ, ф. 10, оп. 1, д. No 75, лл. 1 -- 1 об. ).

   Стихотворение было написано Аксаковым в конце 10-х или в самом начале 20-х годов и отправлено в письме к сестре, Надежде Тимофеевне, в Петербург, "на строгий суд". В этом письме он сообщал из Оренбургского края: "У нас совершенный неурожай и даже голод, почему места наши еще кажутся более печальными, а я было начал писать стихи к своей родине; только видя, что они слишком несправедливы, решил их оставить". Перед нами, очевидно, отрывок из обширного и незавершенного стихотворения (ср. ЦГАЛИ, ф. 10, оп. 1, д. No 14, лл. 4 -- 4 об.).

«ПОСЛАНИЕ К ВАСЬКОВУ»

Впервые: С. Т. Аксаков. Собр. соч. в четырех томах, т. 3, М. 1956 -- по автографу, находящемуся в "Книге для всякой всячины" (Л: Б., ГАИС III, VII/I, л. 34). Написано, по-видимому, в первой половине 20-х годов.

 «ПОСЛАНИЕ К БРАТУ» (Об охоте)

   Не полностью впервые напечатано в "Письмах С. Т., К. С. и И. С. Аксаковых к И. С. Тургеневу" ("Русское обозрение", 1894, No 11, стр. 19-21).

   Это стихотворение было написано Аксаковым в форме послания к брату Аркадию Тимофеевичу. Несколько десятилетий спустя автор вспомнил свое давнишнее послание и в письме к И. С. Тургеневу от 22 августа 1854 г. процитировал его, сопроводив следующим комментарием: "Мне пришла фантазия послать вам послание мое к брату, писанное около 37 лет тому назад; я отрубил ему голову и хвост. Стихи, конечно, несовременные, но иное схвачено верно и вам, как охотнику, может быть приятно" ("Русское обозрение", 1894, No 11, стр. 21). "Около 37 лет тому назад" -- значит, Аксакову казалось, что стихотворение было написано около 1817 г. Между тем в сохранившейся рукописной копии стихотворения стоит дата, представляющаяся нам более вероятной: "Надежино, 1823, сентябрь" (ИРЛИ, ф. 3, оп. 11, д. No 1).

   Тургенев, прочитав стихотворение Аксакова, согласился с его оценкой: "Стихи ваши хотя и старой фактуры, как вы говорите, но исполнены жизни" ("Вестник Европы", 1894, No 2, стр. 488).

   Текст стихотворения печатается по указанной выше рукописной копии, в которой сохранились первые двадцать строк, "отрубленные" Аксаковым в письме к Тургеневу.


  «СТАНСЫ»

   Впервые опубликовано в кн. Н. Пахомова "Абрамцево. Музей-усадьба АН СССР" ("Московский рабочий", 1953, стр. 32-33).

   Вторая строка "Стансов" звучит в этой первой публикации так: "Перенести судьбы неправость". Между тем у Аксакова речь идет не о "судьбе", а о "царе": "Перенести царя неправость". Текст стихотворения, напечатанный Н. Пахомовым, взят из семейного аксаковского альбома, датированного 1847 г. и хранящегося в музее "Абрамцево". В настоящем издании воспроизводится текст, относящийся к более позднему времени -- к 1857 г. Это запись в другом семейном альбоме, сделанная рукой одной из дочерей писателя и подписанная С. Т. Аксаковым (ЦГАЛИ, ф. 10, оп. 2, д. No 3, лл. 9 -- 9 об.).

   Стихотворение это было написано в связи с "высочайшим повелением" об освобождении Аксакова от должности цензора (см, вступительную статью к т. 1 наст. изд.).

«К ГРИШЕ»

   Впервые: С. Т. Аксаков. Собр. соч. в четырех томах, т. 3, М. 1956 -- по тексту аксаковского альбома "Семейные стихотворения, писанные на разные случаи до 1841 года. Москва, Аксаковых", хранящегося в ИРЛИ, ф. 3, оп. 11, д. No 2, л. 7.

 "ПОВЕРЬТЕ. БОЛЬШЕ НЕТ МУЧЕНЬЯ..."

   Впервые: С. Т. Аксаков. Собр. соч. в четырех томах, т. 3, М. 1956 -- по тексту альбома "Семейные стихотворения" (ИРЛИ, ф. 3. оп. 11, д. No 2, лл. 10 -- 10 об.).

   Приближавшаяся старость лишала С. Т. Аксакова возможности часто ездить в свое далекое поместье в Оренбургском крае. Возникла мысль о приобретении небольшого имения в Подмосковье. Эти стихи отразили настроения писателя, связанные с поисками имения в 1843 г.

   "ВОТ, НАКОНЕЦ, ЗА ВСЕ ТЕРПЕНЬЕ..."

   Впервые опубликовано в кн. Н. В. Поленовой "Абрамцево. Воспоминания" (М. 1922, стр. 6). Печатаем по тексту альбома "Семейные стихотворения" (ИРЛИ, ф. 3, оп. 11, д. No 2, лл. 11 -- 11 об.).

   После долгих поисков С. Т. Аксаков остановился наконец на Абрамцеве, которое и купил в 1843 г. До конца своей жизни писатель проводил большую часть времени в этом своем подмосковном имении (см. кн. Н. Пахомова "Абрамцево", "Московский рабочий", 1953).

  "РЫБАК, РЫБАК, СУРОВ ТВОЙ РОК..."

   Впервые: С. Т. Аксаков. Собр. соч. в четырех томах, т. 3, М. 1956 -- по автографу (ЦГАЛИ, ф. 139, оп. 1, д. No 47, л. 40 об.). Автограф представляет собой черновой карандашный набросок, сделанный С. Т. Аксаковым на обороте черновика письма к Гоголю, датированного 26 июля 1847 г. К этому же времени, по-видимому, относится и данное стихотворение.

  ПЛАЧ ДУХА БЕРЕЗЫ

Впервые опубликовано в книге Н. В. Поленовой "Абрамцево. Воспоминания" (М. 1922, стр. 14). Печатается по копии, сделанной рукой И. С. Аксакова и хранящейся в музее "Абрамцево" (шифр: Рук. 8). Имеется еще список этого стихотворения в альбоме "Семейные стихотворения" (ИРЛИ, ф. 3, оп. 11, д. No 2, лл. 20 об. -- 22).

   В тексте абрамцевской копии имеется сноска, сделанная неизвестной рукой: "Эта береза, заслонявшая вид на Хотьковскую дорогу с балкона, была срублена по распоряжению дочерей С. Тимофеевича".

  «ШЕСТИЛЕТНЕЙ ОЛЕ»

Факсимиле стихотворения (автографа) приведено в юбилейном издании "Детских годов Багрова-внука" (СПБ. 1891). Печатается по этому тексту.

   Это шуточное стихотворение представляет несомненный автобиографический интерес. Оно фиксирует возникновение у Аксакова замысла книги для детей, который несколько лет спустя был воплощен в "Детских годах", вышедших, как известно, с посвящением внучке, Ольге Григорьевне Аксаковой.

  «31 ОКТЯБРЯ 1856 ГОДА»

   Впервые опубликовано в "Журнале охоты", 1858, т. 1, No 1, стр. 10, за подписью: С. Аксаков. По крайне неисправному тексту напечатано в газете "Новое время. Иллюстрированное приложение", 1909, No 11902. Имеется несколько списков этого стихотворения с существенными разночтениями. Печатается по тексту "Журнала охоты". 

  1. Итоги урока. Составление синквейна «Стихотворения С.Т. Аксакова».

  2. Домашнее задание: выучить 1 стих-е низусть























ПЕСНЬ ПИРА

   Вслед один другому

   Быстро дни летят;

   К брегу так морскому

   Ветры -- волны мчат.

  

   Младость пролетает,

   Как веселый час;

   Старость догоняет

   Скорым шагом нас.

  

   Истощим утехи,

   Пресытимся всем;

   Радость, игры, смехи,

   Множьтесь с каждым днем.

  

   Насладившись мира,

   Так с него уйдем,

   Как с роскошна пира,

   И потом -- заснем.


* * *

   За престолы в мире

   Пусть льют бранну кровь;

   Я на тихой лире

   Буду петь любовь.

   Не любя на свете,

   Лучше умереть.

   Есть ли что в нас злее

   Друг друга губить,

   Есть ли что милее

   Пламенно любить.

   Не любя на свете,

   Лучше умереть.

   В юности ль прелестной

   Должно тигром быть?

   Нет! Творец небесный

   Создал нас любить.

   Не любя на свете,

   Лучше умереть.

   Сладких восхищений,

   Счастия богов,

   Райских наслаждений

   Ты творец -- любовь.

   Не любя на свете,

   Лучше умереть.

  * * *

Юных лет моих желанье

   В летах зрелых не сбылось,

   Непременное мечтанье

   Как мгновенье пронеслось.

  

   Я мечтал, что с другом нежным

   Буду время проводить;

   Буду в горе неизбежном

   Сердце с ним мое делить.

  

   Я мечтал в любови страстной

   Чашу восхищений пить

   И с подругою прекрасной

   Небо в зависть приводить.

  

* * *

   Вот родина моя... Вот дикие пустыни!..

   Вот благодарная оратаю земля!

   Дубовые леса, и злачные долины,

   И тучной жатвою покрытые поля!

  

   Вот горы, до небес чело свое взносящи,

   Младые отрасли Рифейских древних гор,

   И реки, с пеною меж пропастей летящи,

   Разливом по лугам пленяющие взор!

  

   Вот окруженные башкирцев кочевьями

   Озера светлые, бездонны глубиной,

   И кони резвые, несчетны табунами

   В них смотрятся с холмов, любуяся собой!..

  

   Приветствую тебя, страна благословенна!

   Страна обилия и всех земных богатств!

   Не вечно будешь ты в презрении забвенна,

   Не вечно для одних служить ты будешь паств.

  







ПОСЛАНИЕ К ВАСЬКОВУ

   Ты прав, любезный Васьков мой,

   Чувствительность есть дар несчастный.

   Я прежде споривал с тобой,

   Но в вёдро ль видеть день ненастный.

   Когда лелеет счастье нас,

   То сильно чувствовать приятно,

   Но горести в ужасный час

   Холодным лучше быть стократно!

  

   ПОСЛАНИЕ К БРАТУ

(Об охоте)

Предвестник осени туманной,

   Седой зимы суровый сын,

   Печальный гость, никем не жданный,

   Губитель красоты долин!

   Дохнул мороз -- и пожелтели

   Одежды рощей и лугов;

   Повеял ветер -- полетели

   Листы увядшие лесов;

   Но мы с тобою, брат мой милый,

   Мы любим осени приход,

   И самый вид ее унылый,

   Для нас исполненный красот,

   Какую-то имеет сладость!

   Не знаю, как ее назвать?..

   Она... не веселит, как радость,

   Не заставляет горевать,

   Она... есть тайна сердца... Полно

   Неизъяснимость объяснять;

   Без нас любителей довольно    О тайнах сердца толковат
















Охота, милый друг, охота

   Зовет нас прелестью своей

   В леса поблекшие, в болота,

   На серебристый пух степей.

   Уж гуси, журавли стадами

   Летают в хлебные поля;

   Бесчисленных станиц рядами

   Покрыта кажется земля.

   И вот подъемлются, как тучи,

   Плывут к обширным озерам,

   Их криком стонет брег зыбучий...

   И как он слышен по зарям!

   Пруда заливы уток полны;

   Одев живой их пеленой,

   Они вздымаются, как волны,

   Под ними скрытою волной.

   Вертятся стаи курахтанов,

   Пролетных разных куличков;

   Среди осенних лишь туманов

   Мы видим их вокруг прудов.

   Бекас и гаршнеп, разжиревши,

   Забыли быстрый свой полет

   И, к кочкам в камышах присевши,

   Таятся плотно средь болот.

   Товарищ их, летать ленивый,

   Погоныш, вечный скороход,

   С болотной курицей красивой

   В корнях кустов, в топях живет.

   Но дупель, вальдшнеп -- честь и слава,

   Один -- болот, другой -- лесов,

   Искусных егерей забава,

   Предмет охотничьих трудов --

   Переменили на отлете

   Житья всегдашнего места;

   Уж дупель в поле, не в болоте,

   А вальдшнеп пересел в куста.

   Перепела с коростелями,

   Как будто обернувшись в жир,

   Под травянистыми межами

   Себе находят сытный пир.

   Собравшись стрепета стадами,

   По дням таятся в залежах,

   А в ночь свистящими рядами

   Летят гостить на озимях.

   По ковылю степей волнистых

   Станицы бродят тудаков

   Иль роются в местах нечистых

   Башкирских старых кочевьев.

   Расправив черные косицы,

   Глухарь по утренним зарям, --

   Нет осторожнее сей птицы, --

   Садится сосен по верхам.

   И, наконец, друг неизменный,

   Стрельбы добыча круглый год,

   Наш тетерев простой, почтенный,

   Собравшись в стаи, нас зовет.

   Черкнет заря -- и как охотно

  Валят на хлеб со всех сторон,

   Насытились -- и беззаботно

   На ветвях дремлют до полдён!

   И на деревьях обнаженных

   Далеко видит острый взор,

   Как будто кочек обожженных,

   Угрюмых косачей собор!

  Надежино, 1823 г. Сентябрь.

  


СТАНСЫ

Поверь, во мне достанет сил

   Перенести царя неправость,

   А возбуждать людскую жалость

   Я не люблю -- и не любил.

  

   Спокоен я в душе моей,

   К тому не надобно искусства;

   Довольно внутреннего чувства,

   Сознанья совести моей.

  

   Моих поступков правоты

   Не запятнает власть земная,

   И честь моя, хоругвь святая,

   Сияет блеском чистоты!

  

   Не ангел царь, а человек.

   Я не ропщу. Безумен ропот.

   Я презираю низкий шепот;

   Как был, таким останусь ввек.

  

   Но подлые мои враги

   Уж не сотрут клейма презренья,

   Клейма общественного мненья

   Со лба наемного слуги.    1832 г. Апрель. Москва.

К ГРИШЕ

   Ну, рыбак мой, шевелися

   Поскорее, поскорей

   И наудить торопися

   Огольцов и пескарей!

  

   Там с приветными волнами

   Ждет тебя широкий пруд;

   Под зелеными кустами

   Начинай веселый труд!

  








* * *1843 г. Август

Поверьте, больше нет мученья,

   Как подмосковную сыскать;

   Досады, скуки и терпенья

   Тут много надо испытать.

   Здесь садик есть, да мало тени;

   Там сад большой, да нет воды;

   Прудишка -- лужа по колени,

   Дом не годится никуды.

  

   Там есть и рощи для гулянья,

   Да нет усадьбы никакой;

   Здесь дом хорош, да нет купанья,

   Воды ни капли ключевой.

   Там развалилось все строенье,

   А здесь недавно выпал скот;

   Красиво местоположенье,

   Да Костя кочкой назовет.

  

   Там хорошо живут крестьяне,

   Зато дворовых целый полк;

   Там лес весь вырублен заране --

   Какой же будет в этом толк?

   Там мужики не знают пашни,

   А здесь земля нехороша.

   Там есть весь обиход домашний,

   Да нет доходу ни гроша.

  

   Там есть и летние светлицы,

   Фруктовый сад и огород,

   Оранжереи и теплицы,

   Да только вымер весь народ.

   Там есть именье без изъяна,

   Уж нет помехи ни одной,

   Все хорошо в нем для кармана,    Да -- нету рыбы никакой!

  













  * * *

   Вот, наконец, за все терпенье

   Судьба вознаградила нас:

   Мы, наконец, нашли именье

   По вкусу нашему, как раз.

   Прекрасно местоположенье,

   Гора над быстрою рекой,

   Заслонено от глаз селенье

   Зеленой рощею густой.

  

   Там есть и парк, и пропасть тени,

   И всякой множество воды;

   Там пруд -- не лужа по колени,

   И дом годится хоть куды.

   Вокруг чудесное гулянье,

   Родник с водою ключевой,

   В пруде, в реке -- везде купанье,

   И на горе и под горой.

  

   Не бедно там живут крестьяне;

   Дворовых только три души;

   Лесок хоть вырублен заране --

   Остались рощи хороши.

   Там вечно мужики на пашне,

   На Воре нет совсем воров,

   Там есть весь обиход домашний

   И белых множество грибов.

  

   Разнообразная природа,

   Уединенный уголок!

   Конечно, много нет дохода,

   Да здесь не о доходах толк.

   Зато там уженье привольно

   Язей, плотвы и окуней,

   И раков водится довольно,

   Налимов, щук и головлей.

  

   Москва. 1844.

  








К МАРИХЕН

  

   Ты в Москве перводержавной

   Увидала божий свет

   И жила в столице славной

   До четырнадцати лет.

  

   В первый раз ты поздравленье

   (Сам я вижу, как во сне)

   Получаешь с днем рожденья

   В деревенской тишине.

  

   Завсегда мы были чужды

   Шуму жизни городской,

   Без богатства и без нужды

   Жили мы своей семьей.

  

   Будет нам еще привольней

   В сельской мирной простоте

   И приятней и покойней,

   Позабыв о суете.

  

   Хоть сурово время года

   Поздней осени порой,

   Хороша зато погода

   У тебя в семье родной.    Радонежье, 4 октября.


   * * *

   Рыбак, рыбак, суров твой рок;

   Ты ждал зари нетерпеливо,

   И только забелел восток,

   Вскочил ты с ложа торопливо.

   Темны, туманны небеса,

   Как ситом сеет дождь ненастный,

   Качает ветер вкруг леса --

   Ложись опять, рыбак несчастный.

  










ПЛАЧ ДУХА БЕРЕЗЫ

Тридцать лет красой поляны

   На опушке я жила;

   Шли дожди, вились туманы,

   Влагу я из них пила.

   В дни засухи -- тень отрадну

   Я бросала от ветвей,

   Освежала землю жадну,

   Защищала от лучей.

   Все прошло! Не гром небесный

   Разразился надо мной,

   А топор в руке безвестной

   Подрубил ствол белый мой.

   И, старик неутомимый,

   За грибами ты пойдешь,

   Но березы столь любимой

   Ты на месте не найдешь.

   Поперек твоей тропинки

   Свежий труп ее лежит

   И, творя себе поминки,

   Тихо ветвями шумит.

   Обойдешь ты стороною

   Безобразный мой пенек,

   С огорченною душою

   На безвременный мой рок,

   На судьбу мою столь строгу.

   И за что ж она казнит?--

   На Хотьковскую дорогу

   Вам понадобился вид.    6 июля 1853. Абрамцево.


















ШЕСТИЛЕТНЕЙ ОЛЕ

Рано дед проснулся,

   Крякнул, потянулся,

   Давши мыслям волю,

   Вспомнил внучку Олю.

   Семь часов пробило;

   Затопили печку,

   Темно очень было,

   И зажег он свечку.

   И дедушка хилый

   К внучке своей милой

   Пишет поздравленье

   С днем ее рожденья.

   Пишет понемногу,

   Часто отдыхая,

   Сам молится богу,

   Олю вспоминая:

   "Дай бог, чтобы снова

   Оленька была

   Весела, здорова --

   Как всегда мила;

   Чтоб была забавой

   Матери с отцом --

   Кротким, тихим нравом,

   Сердцем и умом!"

   Если бог даст силы,

   Ровно через год

   Оле, внучке милой,

   Дедушка пришлет

   Книжку небольшую

   И расскажет в ней:

   Про весну младую,

   Про цветы полей,

   Про малюток птичек,

   Про гнездо яичек,

   Бабочек красивых,

   Мотыльков игривых,

   Про лесного Мишку,

   Про грибочек белый --

   И читать день целый

   Станет Оля книжку.

   Дедушка Сергей Аксаков.    21 декабря 1854 года


 



31 ОКТЯБРЯ 1856 ГОДА

  Прощай, мой тихий сельский дом!

   Тебя бежит твой летний житель.

   Уж снегом занесло кругом

   Мою пустынную обитель;

   Пруды замерзли, и слегка

   Ледком подернулась река.

  

   Довольно спорил я с природой,

   Боролся с снегом, с непогодой,

   Бродя по берегам реки,

   Бросая вглубь ее крючки.

   Метель вокруг меня кипела,

   Вода и стыла и густела;

   А я, на мерзнувших червей,

   Я удил сонных окуней.

  

   Прощай, мое уединенье!

   Благодарю за наслажденье

   Природой бедною твоей,

   За карасей, за пескарей,

   За те отрадные мгновенья,

   Когда прошедшего виденья

   Вставали тихо предо мной

   С своею прелестью живой.

  

  



















 


Автор
Дата добавления 19.10.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Конспекты
Просмотров127
Номер материала ДБ-274230
Получить свидетельство о публикации

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх