Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Конспекты / Конспект внеклассного мероприятия по творчеству М. И. Цветаевой.

Конспект внеклассного мероприятия по творчеству М. И. Цветаевой.


  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

Филиал МБОУ «Горловская ООШ» «Клекотковская ООШ»


Конспект внеклассного мероприятия по творчеству М.И. Цветаевой.


Тема мероприятия: «Не хороните меня живой...»: литературно-музыкальная композиция, посвященная творчеству М.И. Цветаевой.


Цели и задачи мероприятия:


1. Образовательные:


1) сформировать представления у учащихся о жизни и творчестве М.И. Цветаевой;


2) познакомить школьников с интересными фактами из жизни писателя;


3) описать историко-культурную обстановку того времени, расширить культурный кругозор учащихся;


4) посмотреть на автора «глазами» ее современников, рассказать о личности поэта;


5) выявить связь между жизнью и искусством в целом.


2. Развивающие:


1) развивать логическое мышление (операции анализа, синтеза, сравнения и др.);


2) развивать речевую деятельность учащихся в процессе чтения (осмысления учебного материала), слушания (осмысление устного текста);


3) развивать познавательные процессы (память, воображение, внимание и др.).


3. Воспитательные:


1) воспитывать нравственную, духовную личность;


2) воспитывать эстетический вкус;


3) воспитывать интерес к предмету.


Форма проведения: литературно-музыкальная композиция.


Методы: историко-культурный, аналитический, сравнительно-сопоставительный, метод выразительного чтения.


Художественное оформление: свеча на столе, нарисованная ветка клена, письма М. Цветаевой, С. Эфрона, дочери Али.


Музыкальное оформление: песни в исполнении А. Пугачевой «Мне нравится, что вы больны не мной», «О сколько их упало в бездну».


Действующие лица: Ведущий, Биограф, 2 чтеца.


Ход мероприятия:


(Звучит песня «Мне нравиться, что вы больны не мной…»).


Ведущий. Мне нравиться, что вы больны не мной… Вряд ли найдется человек, который не слышал этих удивительных строк. И пусть кому-то неизвестно имя их автора, строки этой песни своей человеческой жизнью заслужили право на память в сердцах не одного поколения. Их автору Марине Цветаевой мы посвящаем этот час.


Понять поэта – значит понять его любовь. Если мы хотим понять М. Цветаеву, мы не найдем более верного ключа к ее поэзии, к ее личности.


Многообразен и неисчерпаем ее страстный, стремительный трагический дар. А был это один человек, одна женщина – поэт, с одним сердцем в груди, пламенным и нежным. «Просто сердце» – так хотела назвать М. Цветаева книгу стихов. А в последний год жизни она писала: «Ничто не льстит моему самолюбию (у меня его нет), и все льстит моему сердцу (оно у меня есть: только оно и есть)». Марина выросла в семье Московского профессора Ивана Владимировича Цветаева, основателя Музея изящных искусств, человека необычайной доброты, отрешенности и подвижнического труда. Дом Цветаевых в Трехпрудном переулке был буквально заполнен музыкой, льющейся из под пальцев Марии Александровны, жены Ивана Владимировича, изумительной пианистки, она умерла, когда ее дочери, Марине не исполнилось и четырнадцати. Страсть к труду М. Цветаева унаследовала от отца, к музыке – от матери. Еще очень рано она ощутила в себе некий говоря словами Блока «тайный жар», сокрытый двигатель жизни и назвала его любовь. Этим словом «заразил» ее Пушкин, когда она тайком от родителей читала его «Цыган». Когда жарко в груди, в самой грудной клетке и никому не говоришь любовь. Сколько лет ей тогда было? Шесть, в крайнем случае семь, но жар в груди уже пылал «Тайный жар и есть жизнь», – скажет она позднее. И даже в предсмертной записке не обойдется без слова «любить». В 17 лет она найдет слова, чтобы передать этот сжигающий ее огонь.


(Звучит песни цыган).


1 чтец.


Я жажду сразу всех всех дорог,


Всего хочу: с душой цыгана


Идти под песни на разбой.


за всех страдать под звук органа


и амазонкой мчаться в бой,


Гадать по звездам в черной балке,


Вести детей вперед, сквозь тень…


Чтоб был легендой день вчерашний


Чтоб был безумьем каждый день…


Она не преувеличивала, говоря, что начала любить, когда глаза открыла. Сначала свое детство, город Тарусу на Оке, где жила летом, «домики старой Москвы», книги в красном переплете «свое – имя».


2 чтец.


Кто создан из камня, кто создан из глины, –


А я серебрюсь и сверкаю.


Мне дело – измена, мне имя – Марина,


Я бренная пена морская.


Ведущий. Невозможная, несбыточная любовь-разлука к умершем или даже никогда не существовавшим: Орфею, Татьяне Лариной. Для нее они были одинаковы живыми – всю ее жизнь. Особенность Цветаевой с первых ее поэтических книг в том, что каждое возникающее в ней чувство пугающе разрастается, надолго выбивает из пресловутой житейской колеи, потрясает до основания все существо поэта, превращая его в испепеляющую лаву неудержимой страсти.


1 чтец.


Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес,


Оттого, что лес – моя колыбель, и могила – лес,


Оттого, что я на земле стою – лишь одной ногой.


Оттого, что я о тебе спою – как никто другой.


Я тебя отвоюю у всех времен, у всех ночей,


У всех золотых знамен, у всех мечей,


Я ключи закину и псов прогоню с крыльца –


Оттого что в земной ночи я вернее пса.


Ведущий. Простившись с детством, выросши в личность, в зрелого поэта, она рассталась с сумбуром, с наивностью первых увлечений. Теперь в стихах она обращается к собратьям по ремеслу – поэзии, ко многим из которых через всю свою жизнь пронесет почти благоговейную любовь.


«Вседержитель моей души, – писала она Блоку, – о своих не говорю, другая любовью, с болью и заботой искаженная и заглушенная бытом.


И говорю о любви на воле, под небом, о вольной любви, тайной любви, не значащейся в паспортах, о чуде чужого...».


Той возвышенной любовью, которая не значится в паспортах, тем сердцем, которое вмещало в себя огромный трагический шар мира, теми жаркими чувствами, присущими только ей, Марине Цветаевой, она любила художника Николая Вышеславцева. «Человеческая беседа – одно из самых глубоких и тонких наслаждений в жизни», – напишет она в дневнике того периода. Вышеславцев был удивительно интересным собеседником, ведь у него позади годы учения живописи. Сначала в Москве, в Парижской художественной школе, с частыми поездками в Италию.


Вышеславцеву было суждено вдохновить М. Цветаеву на обширную россыпь лирических стихов весны и лета 1920 года.


2 чтец.


Не самозванка – я пришла домой


И не служанка мне не надо хлеба.


Я страсть твоя, воскресный отдых твой,


Твой день седьмой, твое седьмое небо.


Там на земле мне подавали грош


И жерновов не вешали на шею


Возлюбленный – ужель не узнаешь?


Я, ласточка твоя – Психея.


Дружба Цветаевой с Вышеславцевым длилась недолго. Чувства поэта не получившие отклика, довольно быстро остыли, стихи продолжали жить.


В 1921 годы Вышеславцев пишет портрет М. Цветаевой. Обостренные неженственные черты лица, за суровым, резким почти аскетическим лицом, угадывается Вулкан чувств. Огромные, широко распахнутые глаза, они, кажется смотрят прямо на вас, но не видят.


Отрешенный невидящий цветаевский взгляд, который не в силах передать ни одна фотография. Взгляд поэта, всматривающегося, вслушивающегося в самого себя.


Умела ли она любить?.


Письмо М.И. Цветаевой: «…Боюсь, что до конца, не люблю, не умею любить, кроме своей души, тоски, расплесканной по всему миру и за его пределами. Мне во всем, в каждом человеке и чувстве, тесно, как во всякой комнате, будь то нора или дворец, я не могу жить- длить, не умею жить в днях, каждый день, – всегда живу вне себя. Эта болезнь неизлечимая и зовется душа…».


Ведущий. Земля давно ушла из под ее ног. Она не умела просто жить, ей всегда нужна была сверхзадача. Она была слишком русской. Нам, русским, всегда было легче выносить и свергать татарское иго, воевать и болеть чумой, чем жить.


И вновь любовь, любовь к своему мужу к С. Эфрону. Еще в начале их совместной жизни она сказала: «Только при нем я могу жить так, как живу: совершенно свободная…». Но может быть, она действительно его единственного в жизни и любила?


Всю жизнь пролюбила не тех… и всю жизнь прожила с Сергеем Яковлевичем, и всюду возила с собой и хранила крохотную карточку в кожаной рамке, где он с саблей наголо стоит на горе с товарищем: пожелтевшую, стертую фотографию, на которой уже ничего не разобрать.


1 чтец.


Писала я на аспидной доске


и на листочках вееров поблекших,


И на речном, и на морском песке,


Коньками по льду и кольцом на стеклах;


И на стволах которым сотни зим,


И, наконец – чтоб, было всем известно!


Что любим! любим! любим! любим!


Расписывалась радугой небесной.


Письмо С. Эфрона: «Маринушка, солнышко мое, здравствуй! Как ты там одна, без меня, как там наши дети? За три года разлук я устал. Марина мне нужны твои глаза: чистые, справедливые, восхищенные. Я истосковался по Родине, так хочу дотронуться рукой до русской земли, до берез, до трав луговых. Это невозможно передать словами, это говорит, говорит Русская душа…».


Ведущий. В 1922 году Марина Цветаева покидает Россию с болью и горечью в сердце.


Новая полоса в жизни – в эмиграции наполнена работой, заботами о семье, борьбой с нуждой. Эмиграция. Тоска по непонятной Отчизне, по тому что в прошлом было родным до боли. Нет она никогда не переставала быть русской поэтессой. Любовь к Родине и желание вернуться побеждают.


2 чтец.


Пригвождена к позорному столбу


Славянской совести старинной,


С змею в сердце и с клеймом на лбу,


Я утверждаю, что – невинна


Я утверждаю, что во мне покой


Причастницы перед причастием,


Что не моя вина, что я с рукой


По площадям стою за счастьем.


Пересмотрите все мое добро.


Скажите или я ослепла?


Где золото мое? Где серебро?


В моей ладони – горстка пепла!


И это все, что лестью и мольбой


Я выпросила у счастливых


И это все, что я возьму с собой.


В край целований молчаливых.


Ведущий. В 1939 году Марина Цветаева возвращается на Родину. Но она встречает ее неприветливо.


Цветаеву не покидает чувство, что ни она , ни ее талант здесь не нужны. Бытовая неустроенность: ей самой за большую цену приходиться снимать углы. Союз писателей ничего не хочет для нее сделать. Да ее просто не признают за поэта. Ее стихи не нужны. Чтобы жить, она вынуждена трудиться над переводами.


М. Цветаева. Письмо: «Почему вы не пишите? Потому что время одно и его мало, и писать себе в тетрадку – роскошь».


Ведущий. Скоро в ее сознание врывается война… Оторванность от мира, уничтожающее чувство ненужности угнетают свободный дух Цветаевой. А еще боль за близких. Где-то в лагерях погибает муж.


Находясь заграницей, С.Я. Эфрон стал одним из организаторов эмигрантского «Союза возвращения на Родину».


М. Цветаева: «А Сергей Яковлевич давно рвется назад в Россию, и Аля рвется», – говорит М. Цветаева, находясь в Париже, – «С.Я. разрывается между своей страной и семьей. Я твердо не еду».


Ведущий. Только у нее были сомнения. И уже подрастал Мур (так называла Марина своего сына Георгия), и он уже вторил отцу и сестре. Надо было думать о будущем сына, о его судьбе. У Мура здесь никаких перспектив, Мур будет там счастлив. Аля уехала из Парижа уже весной 1937 года. По французским законам, достигнув совершеннолетия, она могла принять любое гражданство, и она, конечно же, не колеблясь ни минуты, приняла советское. И 18 марта Москва , празднуя день Парижской коммуны, гремела из репродукторов Марсельезой и маршем, встречала ее.


Аля: «Я знала когда приехать! Я так люблю всякие демонстрации, праздники, народные гуляния! То что мама терпеть не могла».


Ведущий. Осенью тогда же покинул Париж С.Я. Эфрон. В 1939 году в октябре он был арестован. А еще раньше летом – Аля. Она тоже заплатит дань за то, что она дочь Цветаевой… 16 лет она проведет в сталинских лагерях и на поселении. Нет семьи. Она уже ничего не может для тех двоих. Эвакуация. Елабуга. Российская поэтесса ищет работу, чтобы жить, прокормить сына… Сейчас не нужны ее переводы. Сюда эвакуирована писательская организация Москвы. Цветаевой обещано место посудомойки в ее столовой. Она согласна жить.


М. Цветаева: «А меня простите – не вынесла», – строчки из предсмертной записки, в которой она прощается со всеми.


(Звучит запись песни в исполнении А. Пугачевой).


Уж сколько их упало в бездну,


Разверстую в дали!


Настанет день когда и я исчезну


С поверхности земли.


Застынет все, что пело и боролось, сияло и рвалось;


И зелень глаз моих, и нежный голос,


И золото волос.


И будет жизнь с ее насущным хлебом.


С забывчивостью дня.


И будет все – как будто бы под небом


И не было меня!


Изменчивой, как дети, в каждой мине,


И так недолго злой,


Любившей час когда дрова в камине


становятся золой,


Виолончель и кавалькады в чаще,


И колокол в селе…


– Меня, такой живой и настоящей


На ласковой земле


К вам всем – что мне не знавшей меры


Чужие и свои?


Я обращаюсь с требованием веры


И с просьбой о любви.


И день и ночь и письменно и устно:


За правду да и нет,


За то что мне так часто слишком грустно


И только 20 лет;


За то что мне прямая неизбежность –


Прощение обид,


За всю мою безудержную нежность


И слишком гордый вид,


За быстроту стремительных событий,


За правду за игру…


Послушайте! Еще меня любите.


За то что я умру.


Ведущий. Ее гибель в Елабуге 31 августа 1941 года никак в тогдашней прессе не отразилась. Чужие люди, раздосадованные свалившейся на них обузой, свезли гроб на кладбище, не отметив даже могилы.


Прошли годы. Нет М. Цветаевой. В Москве ходит экскурсионный автобус по местам, где когда-то жила М. Цветаева, где когда-то бывала М. Цветаева. Мария Белкина, один из биографов М. Цветаевой вспоминает.


Биограф. И вот я сижу в мягком покойном кресле интуристкого автобуса, и наш автобус стоит на набережной, и мы никак не можем свернуть на Ордынку, где в начале века совсем еще юная М. Цветаева и еще более юный С.Я. Эфрон купили в Казачьем переулке дом, где прожили они не так уж долго, и где теперь давно уже нет этого дома, и переулка почти нет, но все равно автобус повезет нас туда, на ту пустошь.


А за Москвой-рекой, за Кремлевской стеной, Иван Великий и белокаменные соборы – Успенский, Архангельский, и горят над ними золотом купола.


1 чтец.


Облака – вокруг


купола вокруг


На до всей Москвой –


Сколько хватит рук.


И экскурсовод вынимает из папки два больших увеличенных портрета. На одном М. Цветаева, подперев тонким пальчиком подбородок, глядя прямо в глаза – вопрошающе, ожидающе, еще не ведает своей судьбы. А на другом – молодой Мандельштам. И в микрофон звучат слова.


2 чтец.


Из рук моих – нерукотворный град


Прими, мой странный, мой прекрасный брат…


И к горлу подступает комок.


И хочется открыть окно и крикнуть –


Вам жить в XXI веке! Так научитесь хотя бы беречь своих поэтов! Поэт – редкий гость на земле. Поэту всегда трудно, так помогите ему, когда он нуждается в этом! А посмертная слава к нему придет и без вас.


Автор
Дата добавления 30.12.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Конспекты
Просмотров219
Номер материала ДВ-298621
Получить свидетельство о публикации

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх