Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Воспитательная работа / Конспекты / Конспект внеклассного занятия по патриотическому воспитанию "Дети и война"

Конспект внеклассного занятия по патриотическому воспитанию "Дети и война"

  • Воспитательная работа

Поделитесь материалом с коллегами:

ДЕТИ И ВОЙНА



А мы не стали памяти перечить, 
И, вспомнив дни далекие, когда
 
Упала нам на маленькие плечи
 
Огромная недетская беда.
 
Была земля и жесткой, и метельной,
 
Была судьба у всех людей одна,
 
У нас и детства не было отдельно,
 
А были вместе – детство и война


1 ВЕДУЩИЙ: Во время Второй мировой войны на Земле погибло тринадцать миллионов детей! Что есть у любого народа дороже детей? У любой матери? У любого отца? На земле самый лучший народ – дети. Война стала общей биографией целого поколения военных детей. Даже если они находились в тылу, всё равно это были военные дети. Их рассказы тоже длиною в целую войну.


ЧТЕЦ: Две сестры бежали от войны –

Свете восемь, Кате три всего лишь…

Вот чуть-чуть еще, и спасены,

За холмом свои, а значит – воля.

 

Но рванула мина, сея смерть

Позади идущих дымно, гадко.

И один осколок долетел

И ударил младшей под лопатку.

 

Словно скрыть хотел преступный след

Миллиграмм горячего металла –

Ватник цел, и крови тоже нет,

Только сердце биться перестало.

 

Старшая сказала: «Хватит, Кать,

Ведь и мне приходится несладко.

Ручку дай, пора уже вставать,

Час еще, и будет все в порядке».

 

Но, увидев Катин взгляд пустой,

Света на мгновение застыла,

И, котомку выбросив с едой,

На плечо сестру свою взвалила.

 

И откуда силы в ней взялись,

Но она бежала и бежала…

Лишь когда увидела своих,

Пошатнулась и на снег упала.

 

Подошла к детишкам медсестра,

Маленькую Катю осмотрела

И сказала горестно: «Мертва»…

Света сразу в голос заревела.

 

«Нет, не надо, – разносился крик,-

Люди, люди, разве так бывает?...

Старший брат, Иван, в бою погиб…

Папу с мамой немцы расстреляли…

 

Почему так много в мире зла?...

Разве жизнь сестры моей – игрушка?»…

Медсестра за плечи увела

С поля восьмилетнюю старушку.

 

Ну, а Катю на руки поднял

Пожилой солдат из третьей роты.

«Внученька, – он только лишь сказал,-

Как же я тебя не уберег-то?»...

 

В небесах закаты жгут костры,

И ветра свои роняют вздохи,

Словно тихо плачут две сестры -

Искорки безжалостной эпохи.


1 ВЕДУЩИЙ: Весь советский народ встал на защиту своей Родины. Все взрослые, мужчины и женщины, уходили на фронт воевать, защищать свою Родину, свой дом, своих детей, отцов и матерей. Дома же оставались в основном старики и дети. 

1 ВЕДУЩИЙ: Есть поговорка: «На воне детей не бывает». Те, что попали в войну, должны были расстаться с детством в обычном мирном смысле этого слова.

Кто возвратит детство ребенку, прошедшему через ужас войны? Что помнит он? Что может рассказать? Должен рассказать! Потому что и сейчас где-то рвутся снаряды, свистят пули, рассыпаются от снарядов на крошки, на пыль дома и горят детски кроватки . Можно спросить: что героического в том, чтобы в пять, десять или двенадцать лет пройти через войну? Что могли понять, видеть, запомнить дети?

Многое! Что помнят о матери? Об отце? Только смерть их. Вслушайтесь в воспоминания детей войны.

«Об отце». Читает девочка в черном:

Из счастливого детства я шагнула в смерть…Началась война. Отец остался на оккупированной территории по заданию партии, но дома он не жил. Если мы ночью слышали стук в дверь – не тот осторожный, о котором условились с отцом, а другой, у меня начинало дрожать в сердце: это фашисты или полицейские, опять будут допытываться об отце. Я забиралась в самый темный угол на нашей большой печке, обнимала бабушку, боялась уснуть. Как-то поздно ночью пришел отец. Первой его услышала я и позвала бабушку. Отец был холодный, а я пылала жаром, у меня была тифозная горячка. Был он уставший, постаревший, но такой свой, такой родной. Он сидит возле меня и не может уйти. Через несколько часов, как он пришел в дверь постучали. Отец даже кожух не успел накинуть, в дом вломись каратели. Вытолкнули его на улицу. Он протянул ко мне руки, но его ударили и оттолкнули. Босиком я бежала за ним до самой речки и кричала: «Папочка, папочка!..» Дома причитала бабушка. Бабушка не смогла пережить такое горе. Плакала все тише и тише и через две недели умерла ночью на печке, а рядом спала я и обнимала ее мертвую. В доме никого больше не осталось»

.

1 ВЕДУЩИЙ: Сразу повзрослели дети, потому что надо было помогать взрослым во всех делах. Мальчишки и девчонки встали у заводских станков, делать снаряды для фронта, набивали пешки песком для бомбоубежищ, помогали в госпиталях ухаживать за ранеными, набивали патронами пулеметные ленты, собирали ягоды и грибы для фронта, собирали боеприпасы для солдат. Этим дети тоже приближали нашу Победу. 

1 ВЕДУЩИЙ: Но дети не только помогали взрослым в тылу. Пришел час - они показали, каким огромным может стать маленькое детское сердце, когда разгорается в нем священная любовь к Родине и ненависть к её врагам. Мальчишки. Девчонки. Маленькие герои большой войны. Они сражались рядом со старшими - отцами, братьями. Сражались повсюду. И ни на миг не дрогнули юные сердца! Их повзрослевшее детство было наполнено такими испытаниями, что, придумай их даже очень талантливый писатель, в это трудно было бы поверить. Но это было. Было в истории большой нашей страны, было в судьбах ее маленьких ребят – обыкновенных мальчишек и девчонок.


ЧТЕЦ: «В Березовский райком комсомола Сталинградской области от ученика 6 класса БСШ Межевалова Геннадий Васильевича.

Заявление. Мне 14 лет, но я очень прошу вас послать меня на защиту нашего родного города Сталинграда. И зачислить меня в разведку. Я обязуюсь бить врага до последней капли крови. 10.XI.42.

Г. Межевалов. Мать согласна».



1 ВЕДУЩИЙ: Послушайте воспоминания Маршала Советского Союза И. Баграмяна: «Думая о пережитом, о суровых годах Великой Отечественной войны, я часто вспоминаю мальчишек. Голодных и промерзших, их приводили в штабные землянки. Командиры, солдаты кормили их горячей похлебкой и часами терпеливо убеждали вернуться домой. Чаще всего мальчишки упрямо молчали. Их все-таки отправляли, а через неделю-другую они снова появлялись в соседнем подразделении. Многим из них некуда было вернуться — война отняла у них дом, родных. И суровые командиры сами или по настоянию бывалых солдат сдавались, нарушая инструкции, скупые строки которых не предусматривали солдатскую нежность. Мы любили этих мальчишек. Порой думали, что перехитрим их: оденем в наскоро перешитую солдатскую форму и будем тешить их самолюбие игрой в войну. Но мальчишки часто проявляли изумительную хитрость, а потом, освоившись, были неуловимыми связными, отличными стрелками, смело ходили в разведку, часто совершенно неожиданно оказывались в самом пекле боя».

Крест-накрест синие полоски

На окнах съежившихся хат.

Родные тонкие березки

Тревожно смотрят на закат.

 

И пес на теплом пепелище,

До глаз испачканный в золе.

Он целый день кого-то ищет

И не находит на селе...

 

Накинув старый зипунишко,

По огородам, без дорог,

Спешит, торопится парнишка

По солнцу — прямо на восток.

 

Никто в далекую дорогу

Его теплее не одел,

Никто не обнял у порога

И вслед ему не поглядел.

 

В нетопленной, разбитой бане

Ночь скоротавший, как зверек,

Как долго он своим дыханьем

Озябших рук согреть не мог!

 

Все видевший, на все готовый,

По грудь проваливаясь в снег,

Бежал к своим русоголовый

Десятилетний человек.

 

Он знал, что где-то недалече,

Быть может, вон за той горой,

Его, как друга, в темный вечер

Окликнет русский часовой.

 

Но по щеке его ни разу

Не проложила путь слеза:

Должно быть, слишком много сразу

Увидели его глаза.

 

За эти месяцы страдания,

Которые равны годам...

Но ты, фашистская Германия,

За все сполна ответишь нам!

 

Детоубийцы и грабители,

Вам ничего не скрыть вовек!

Он будет первым обвинителем —

Десятилетний человек!

1 ВЕДУЩИЙ: Дети военной поры могут еще рассказать, как умирали от голода и страха. Как тосковали, когда наступало первое сентября сорок первого года, и не надо было идти в школу. Как в десять-двенадцать лет, только встав на ящик, дотягивались до станков, и работали по двенадцать часов в сутки. Как получали на погибших отцов похоронки. Как усыновляли их чужие люди. Как даже сейчас ранит их вопрос о маме. Как, увидев после войны первый батон, не знали, можно ли его есть, потому что за четыре года забыли, что такое белый хлеб. Но помнят они и победу!

ВОСПОМИНАНИЯ участников ВОВ


ВАРВАРСТВО


Они с детьми погнали матерей

И яму рыть заставили, а сами

Они стояли, кучка дикарей,

И хриплыми смеялись голосами.

У края бездны выстроили в ряд

Бессильных женщин, худеньких ребят.

Пришел хмельной майор и медными глазами

Окинул обреченных... Мутный дождь

Гудел в листве соседних рощ

И на полях, одетых мглою,

И тучи опустились над землею,

Друг друга с бешенством гоня...

Нет, этого я не забуду дня,

Я не забуду никогда, вовеки!

Я видел: плакали, как дети, реки,

И в ярости рыдала мать-земля.

Своими видел я глазами,

Как солнце скорбное, омытое слезами,

Сквозь тучу вышло на поля,

В последний раз детей поцеловало,

В последний раз...

Шумел осенний лес. Казалось, что сейчас

Он обезумел. Гневно бушевала

Его листва. Сгущалась мгла вокруг.

Я слышал: мощный дуб свалился вдруг,

Он падал, издавая вздох тяжелый.

Детей внезапно охватил испуг,--

Прижались к матерям, цепляясь за подолы.

И выстрела раздался резкий звук,

Прервав проклятье,

Что вырвалось у женщины одной.

Ребенок, мальчуган больной,

Головку спрятал в складках платья

Еще не старой женщины. Она

Смотрела, ужаса полна.

Как не лишиться ей рассудка!

Все понял, понял все малютка.

-- Спрячь, мамочка, меня! Не надо умирать!

Он плачет и, как лист, сдержать не может дрожи.

Дитя, что ей всего дороже,

Нагнувшись, подняла двумя руками мать,

Прижала к сердцу, против дула прямо...

- Я, мама, жить хочу. Не надо, мама!

Пусти меня, пусти! Чего ты ждешь?

И хочет вырваться из рук ребенок,

И страшен плач, и голос тонок,

И в сердце он вонзается, как нож.

- Не бойся, мальчик мой. Сейчас вздохнешь ты

вольно.

Закрой глаза, но голову не прячь,

Чтобы тебя живым не закопал палач.

Терпи, сынок, терпи. Сейчас не будет больно.

И он закрыл глаза. И заалела кровь,

По шее лентой красной извиваясь.

Две жизни наземь падают, сливаясь,

Две жизни и одна любовь!

Гром грянул. Ветер свистнул в тучах.

Заплакала земля в тоске глухой,

О, сколько слез, горячих и горючих!

Земля моя, скажи мне, что с тобой?

Ты часто горе видела людское,

Ты миллионы лет цвела для нас,

Но испытала ль ты хотя бы раз

Такой позор и варварство такое?

Страна моя, враги тебе грозят,

Но выше подними великой правды знамя,

Омой его земли кровавыми слезами,

И пусть его лучи пронзят,

Пусть уничтожат беспощадно

Тех варваров, тех дикарей,

Что кровь детей глотают жадно,

Кровь наших матерей..


1 ВЕДУЩИЙ: Колокольный звон Хатыни. Печальный, тревожный, призывный. Звучит он над притихшей долиной, над лесами и перелесками, уносится в бескрайнюю синь неба. Здесь не запоет поутру в росных травах коса, не заскрипит под тяжестью ведра со студеной водой ворот колодца, не стукнет калитка, не выйдет никто навстречу…

Солнечным утром 22 марта 1943 года большой отряд фашистских карателей плотным кольцом окружил белорусскую деревню Хатынь. Всех жителей - мужчин, женщин, стариков, детей – выгнали из домов. Гитлеровцы облазили каждую избу, каждый погреб – не спрятался ли там кто-нибудь.

А затем под дулами автоматов всех согнали в большой сарай. Объятые ужасом люди стояли, тесно прижавшись, друг к другу. Что задумали палачи? И вдруг вспыхнуло пламя – фашисты подожгли сарай! «Люди бросились к воротам. Стали колотить ногами, плечами навалились, треснули ворота, распахнулись; свежим ветром дохнуло в овин, свинцовым ливнем хлестануло…автоматные очереди карателей уложили всех, кто попытался вырваться из огненного плена. Пламя разгоралось все сильней и сильней. Наконец, рухнула объятая огнем крыша. Кровавую расправу завершили тем, что разграбили дома и сожгли всю деревню. Хатынь была стерта с лица земли. Старики, женщины, дети лесной деревушки – 149 человек заживо сожжены 22 марта 1943 года карателями. Семьдесят пять детей Хатыни приняли мученическую смерть в огне…


1 ВЕДУЩИЙ: Погибали дети в оккупированных фашистами городах и в блокадном Ленинграде. Что чувствовали и переживали дети? Об этом расскажут записи одиннадцатилетней ленинградской девочки Тани Савичевой.

Таня Савичева родилась 1930 г. и жила в обыкновенной ленинградской семье. Началась война, затем блокада. На глазах девочки погибли: сестра, бабушка, два дяди, мама и брат. Когда началась эвакуация детей, удалось вывезти девочку по Дороге Жизни на Большую землю. Врачи боролись за ее жизнь, но помощь пришла слишком поздно, и Таню не удалось спасти. Она умерла от истощения. Таня Савичева оставила нам свидетельство того, что пришлось пережить детям во время блокады. Дневник ее был одним из документов обвинения на Нюрнбергском процессе. Краткие записи Таниного дневника действуют на душу сильнее, чем описание всех блокадных ужасов. Сегодня Дневник Тани Савичевой выставлен в Музее истории Ленинграда (Санкт-Петербург), его копия – в витрине мемориала Пискаревского кладбища, где покоятся 570 тысяч жителей города, умерших во время 900-дневной фашистской блокады, и на Поклонной горе в Москве. Детская рука, теряющая силы от голода, писала неровно, скупо. Хрупкая душа, пораженная невыносимыми страданиями, была уже не способна на живые эмоции. Таня просто фиксировала реальные факты своего бытия – трагические "визиты смерти" в родной дом. И когда читаешь это, цепенеешь…


Чтец

В осаждённом Ленинграде

Эта девочка жила.

В ученической тетради

Свой дневник она вела.

В дни войны погибла Таня,

Таня в памяти жива:

Затаив на миг дыханье,

Слышит мир её слова:

 

«Женя умерла 28 декабря в 12 часов 30 минут утра 1941года. Бабушка умерла 25 января в 3 часа дня 1942 года.»

А в ночи пронзает небо

Острый свет прожекторов.

Дома нет ни крошки хлеба,

Не найдёшь полена дров.

От коптилки не согреться

Карандаш дрожит в руке,

Но выводит кровью сердце

В сокровенном дневнике:

«Лека умер 12 марта в 8 часов утра 1942 года. Дядя Вася умер 13 апреля в 2 часа дня 1942 года».

Отшумела, отгремела

Орудийная гроза,

Только память то и дело

Смотрит пристально в глаза.

К солнцу тянутся берёзки,

Пробивается трава,

А на скорбном Пискарёвском

Остановят вдруг слова:

«Дядя Лёша умер 10 мая в 4 часа дня 1942 года. Мама – 13 мая в 7 часов 30 минут утра 1942 года».

Светлый день встречайте, люди,

Люди, вслушайтесь в дневник:

Он звучит сильней орудий,

Тот безмолвный детский крик:

«Савичевы умерли. Умерли все. Осталась одна Таня!»

(звучит фонограмма 7 симфонии Рахманинова)


1 ВЕДУЩИЙ: Трагедия семьи Тани Савичевой типична для блокадного Ленинграда: сколько погибло от голода людей, сколько вымерло семей! Сегодня на втором километре Дороге жизни, у деревни Ковалево, находится памятный комплекс, посвященный детям блокадного Ленинграда. На 14 метров уходит в высоту стебель «Цветка». С одной стороны тропы установлены каменные страницы. На них выбиты строки из только что прочитанного дневника ленинградской школьницы Тани Савичевой. ... Медленной, суровой вереницей идут и идут люди по Пискарёвскому кладбищу. День за днём, год за годом. Словно несут они, сменяя друг друга, почётный караул у других могил.

 

1 ВЕДУЩИЙ: Дети гибли от бомб и снарядов, они умирали от голода в блокадном Ленинграде, их бросали живыми в охваченные огнем хаты белорусских деревень, их превращали в ходячие скелеты в Освенциме и жгли в крематориях Майданека. Можно ли удивляться тому, что в эти страшные горестные годы дети так быстро взрослели, что сердца их рано затвердевали в ненависти к врагу и руки подростков тянулись к оружию. Враг объявил нам свою тотальную войну и получил от нас народную священную войну, в которую слабые руки детей тоже внесли свой вклад.


2 ВЕДУЩИЙ: 4 года. 1418 дней. 34 тысяч часов. И 27 миллионов погибших соотечественников. Убитых, умерших с голоду, уничтоженных и сожженных в концентрационных лагерях, пропавших без вести.

Если по каждому погибшему из 27 миллионов в стране объявить минуту молчания, страна будет молчать... 43 года!

27 миллионов за 1418 дней — это значит, погибало 13 человек каждую минуту..


ЧТЕЦ:

Себе дал команду «Вперед!»

Израненный мальчик в шинели.

Глаза, голубые, как лед.

Расширились и потемнели.

 

Себе дал команду «Вперед!»

На танки пошел

С автоматом...

Сейчас он,

Сейчас упадет,

Чтоб встать Неизвестным солдатом.

Ю. Друнина

1 ВЕДУЩИЙ: В память о погибших в войне пусть горят свечи. Давайте почтим память юных патриотов и всех, кто отдал свою жизнь во имя мира на земле, минутой молчания. Прошу всех встать. (Маятник.)

ЧТЕЦ: Войны не зная,

Понимаю я,

Что в том бою должна была решиться,

Судьба России и судьба моя:

Родиться мне на свет,

Иль не родиться.

ЧТЕЦ: Юные погибшие герои, 
Юными остались вы для нас.
 
Мы — напоминание живое,
 
Что Отчизна не забыла вас.
 
Жизнь иль смерть — и нету середины.
 
Благодарность вечная вам всем,
 
Маленькие стойкие мужчины,
 
Девочки, достойные поэм.
 
Сколько вас, веселых и влюбленных,
 
По родной земле погребено?!
 
Вы сегодня в легком шуме кленов,
 
Тихо постучавшихся в окно. (слайд 11)

2 ВЕДУЩИЙ: Мы родились и выросли в мирное время. Мы никогда не слышали воя сирен, извещающих о воздушной тревоге, не видели разрушенных фашистскими бомбами домов, не знаем, что такое не отопленное жилище и скудный военный паек… нам трудно поверить, что человеческую жизнь оборвать так же просто, как утренний сон…Об окопах и траншеях, об атаках под шквалом вражеского огня мы можем судить только по кинофильмам, художественным произведениям да рассказам фронтовиков. Наше детство—счастливое и безоблачное. Мы не знаем, что такое голод, холод, лишения… Для нас война – история. Но мы обязаны знать и помнить самые страшные ее страницы...

 

 

 



Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Автор
Дата добавления 25.09.2016
Раздел Воспитательная работа
Подраздел Конспекты
Просмотров39
Номер материала ДБ-213504
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх