Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Биология / Конспекты / Конспект занятия "История микробиологии"

Конспект занятия "История микробиологии"

Международный конкурс по математике «Поверь в себя»

для учеников 1-11 классов и дошкольников с ЛЮБЫМ уровнем знаний

Задания конкурса по математике «Поверь в себя» разработаны таким образом, чтобы каждый ученик вне зависимости от уровня подготовки смог проявить себя.

К ОПЛАТЕ ЗА ОДНОГО УЧЕНИКА: ВСЕГО 28 РУБ.

Конкурс проходит полностью дистанционно. Это значит, что ребенок сам решает задания, сидя за своим домашним компьютером (по желанию учителя дети могут решать задания и организованно в компьютерном классе).

Подробнее о конкурсе - https://urokimatematiki.ru/


Идёт приём заявок на самые массовые международные олимпиады проекта "Инфоурок"

Для учителей мы подготовили самые привлекательные условия в русскоязычном интернете:

1. Бесплатные наградные документы с указанием данных образовательной Лицензии и Свидeтельства СМИ;
2. Призовой фонд 1.500.000 рублей для самых активных учителей;
3. До 100 рублей за одного ученика остаётся у учителя (при орг.взносе 150 рублей);
4. Бесплатные путёвки в Турцию (на двоих, всё включено) - розыгрыш среди активных учителей;
5. Бесплатная подписка на месяц на видеоуроки от "Инфоурок" - активным учителям;
6. Благодарность учителю будет выслана на адрес руководителя школы.

Подайте заявку на олимпиаду сейчас - https://infourok.ru/konkurs

  • Биология

Поделитесь материалом с коллегами:

Введение в микробиологию


С тех пор как человеческий глаз впервые увидел бактерии, минуло четыре столетия. Но потребовалось еще двести лет, прежде чем микробиология стала самостоятельной наукой. И еще долгое время, вплоть до середины нашего века, эта новая отрасль биологии постепенно раскрывала ту огромную роль микроорганизмов, которую они играют в жизни человека, сопровождая его от колыбели до могилы. Они как бы стоят на грани жизни и смерти: разлагая отмершие организмы, они возрождают условия для жизни новых существ. Неведомые в прошлом «злые» микробы сеют заразу и смерть, «добрые» же верно служат человеку, помогая ему в приготовлении продуктов питания, в создании ценного химического сырья, а в последнюю четверть века являясь поставщиками пенициллина и других антибиотиков. С появлением этих препаратов произошел очень важный переворот в методах борьбы со «злыми» представителями мира микробов.

Микробиология (греч. micros – малый, bios – жизнь, logos - учение) – это наука о мельчайших, невидимых невооруженным глазом организмах (их характерный размер - менее 0,1 мм). Она изучает бактерии, миксобактерии, микоплазмы, риккетсии, вирусы, фаги, спирохеты, актиномицеты, плесневые грибы и дрожжи. К микроорганизмам относятся также простейшие и микроскопические водоросли.


История развития микробиологии


Было это очень давно, когда третья планета Солнечной системы получила нового обитателя – «единственное существо, сознающее свое место в природе», как охарактеризовал его У. М. Симпсон из Гарвардского университета. Шведский естествоиспытатель XVIII века К. Линней в своем сочинении «Система природы» дал этому существу имя Homo sapiens (человек разумный). Человек постепенно знакомился с окружающей его средой, стараясь использовать ее в своих целях. Сначала он жил в пещерах и, охотясь, постепенно узнавал царство животных; по мере развития скотоводства он еще более расширял свои познания. Не обошел он своим вниманием и царство растений, давшее ему возможность перейти со временем на оседлую жизнь землепашца.

Но кроме растений и животных были в окружающей среде и другие существа, которые сопровождали человека от его рождения до смерти. О них он ничего не знал, потому что не мог их видеть. Нередко эти существа врывались в его жизнь, порождая болезни и сея смерть.

В процессе покорения природы человек использовал этих невидимых спутников, даже не догадываясь об их существовании. Он научился печь хлеб из кислого теста, делать вино из перебродившего сока плодов, приготовлять пиво из зерен некоторых злаков.

Проходили века. Человек все шире и глубже познавал и осваивал природу, он стал удобрять почву, изменять течение рек, покрывать поля и луга каналами, приносящими животворную влагу или уносящими ее избыток. В неизведанные и таинственные моря вышли его лодки и корабли. Он поднимался на гребни гор и покорял простирающиеся за ними земли. Но всегда и повсюду человека сопровождали невидимые спутники; одни из них поражали его частыми и неожиданными болезнями, портили запасы пищи, другие помогали сохранять плодородие почвы, были надежными помощниками в приготовлении хлеба и напитков.


На заре


Шестнадцатый и семнадцатый века отмечены в истории многими значительными событиями. Но для нас, естественно, важно прежде всего то, что в этот период были заложены основы современной науки.

Английский философ XVI века Фрэнсис Бэкон в книге «Новый органон» высказал смелую мысль, что наблюдения – это единственный путь к познанию видимого мира, путь, который уже приносил свои ценные плоды. Так, в 1543 году великий польский астроном Николай Коперник на основе собственных наблюдений доказал, что Земля является планетой Солнечной системы, а не наоборот, как это думали раньше. Выдающийся итальянский мыслитель Джордано Бруно в 1600 году собственной жизнью расплатился за поддержку взглядов Коперника, а спустя тридцать три года итальянский астроном Галилео Галилей спас свою жизнь, отрекшись под давлением инквизиции от этих «еретических» суждений.

Развитие астрономии сделало огромный шаг вперед в начале XVII века, когда голландские шлифовальщики стекла создали свои первые подзорные трубы.

Это был инструмент, появление которого предсказывал еще в XIII веке английский философ и естествоиспытатель Роджер Бэкон в своей необычной «Эпистоле»: «Прозрачные стекла можно расположить так, что очень отдаленные предметы покажутся близкими: на большом расстоянии мы сможем различить мелкие буквы и как бы приблизить к себе далекие звезды».

Живая природа также привлекала внимание исследователей. Итальянский врач Андреас Везалий в 50-х годах XVI века положил начало современной анатомии человека, а английский медик Уильям Гарвей в 1628 году описал цикл кровообращения в человеческом организме.

Линзы, изготовлявшиеся шлифовальщиками стекол, можно было расположить иначе, не так, как в телескопе. И тогда они увеличивали очень мелкие предметы. Так появились первые микроскопы, которые раскрывали перед исследователями живой природы картины не менее интересные, чем телескоп на звездном небе.

Немецкий естествоиспытатель Атанасиус Кирхер использовал микроскоп для изучения болезней. С помощью своего очень несовершенного прибора он рассматривал гной и кровь людей, пораженных сифилисом. Исследуя гниющее мясо, скисшее молоко и другие жидкости, он обнаружил в этих различных веществах, по его собственному выражению, «живых червей». Возможно, он действительно видел личинки червей или насекомых, а может быть, и кровяные тельца.

Во всяком случае, он счел их возбудителями болезней и был уверен, что они переносятся мухами, которые садятся на больных и умирающих людей, а потом, загрязняя своими экскрементами пищу, заражают таким образом здорового человека.

Усовершенствование микроскопа позволило английскому ученому Роберту Гуку впервые использовать этот прибор для тонких научных исследований. Проводя наблюдения над строением растений, он с удивлением увидел в ткани древесной пробки правильные ячейки, названные им впоследствии клетками и изображенные в книге «Микрография» (1665). Эти работы положили начало теории клеточного строения живых организмов.

Но ни один из перечисленных ученых в свои несовершенные, слабо увеличивающие микроскопы не смог увидеть того, что удалось открыть их современнику, простому голландцу, заслужившему тем не менее титул отца микробиологии.


Страж судебной палаты


Он родился в 1632 году в голландском городе Делфте (в то время в Европе все еще продолжалась Тридцатилетняя война). В Амстердаме он обучался торговому делу, но уже в возрасте 22 лет вернулся в родной город, где стал стражем судебной палаты (что по современным понятиям соответствует сочетанию дворника, истопника и уборщика в одном лице). Его страстным увлечением было изготовление оптических линз-чечевиц. Он научился прекрасно шлифовать стекла, а потом стал наблюдать различные мелкие объекты, размеры которых чудесным образом увеличивались под его линзами в двести и более раз. Это было довольно трудным занятием. Один из его современников писал: «Предмет нужно подставить под линзу, линзу придвинуть к самому глазу, а вот нос при этом девать решительно некуда!» На этих-то линзах-чечевицах, называвшихся «микроскопиями», и зародилась слава Антони ван Левенгука.

Под микроскопом все выглядело необычным и можно было наблюдать мелкие объекты, невидимые невооруженным глазом. Левенгук рассматривал крошечных насекомых, капельки воды, слюны, мочи, крови. О его наблюдениях стало известно в Лондонском королевском обществе. С 1673 года и до самой смерти этот не получивший систематического образования человек регулярно посылал в Общество «письма», в которых описывал свои наблюдения, поражавшие английских ученых на протяжении целых 50 лет.

В 1676 году Левенгуку впервые удалось увидеть бактерии. В это время его интересовало совсем другое – почему корни некоторых растений столь едки и остры на вкус. Чтобы понять это, он клал корни на некоторое время в воду, а затем наблюдал под микроскопом капельки полученного настоя. В них он увидел мелких «зверушек», которые сновали в воде и имели самые разные формы. Огромное множество так же необычайно быстро двигавшихся мелких «зверушек» нашел он и в зубном налете. «В полости моего рта, – писал он в очередном послании Обществу, – их было, наверное, больше, чем людей в Соединенном Королевстве». К этому сообщению он приложил рисунки, изображавшие «зверушек». В них, без сомнения, можно узнать различные формы бактерий. Такими впервые увидел их глаз человека.

«Сколько чудес таят в себе эти крохотные создания!» Такую фразу можно найти в его 76-м послании Лондонскому королевскому обществу, помеченном 15 октября 1693 года. Наблюдая их под линзами собственного изготовления, он отмечал, что по своему строению эти мелкие существа напоминают некоторые крупные организмы. Интересно его замечание по этому поводу: «… рассматривая мелких зверушек с их ножками, я думаю о том, что они в десять тысяч раз тоньше волоска из моей бороды, а есть и более мелкие. Они должны иметь приспособление для передвижения и какие-то вместилища для переноса пищи…»

Современные микробиологи легко могли бы доказать Левенгуку, что он ошибался. Микробы не имеют ножек. Бактерии передвигаются в жидкой среде за счет активного движения тоненьких жгутиков. Толщина этих образований – около пяти стотысячных долей миллиметра. Но даже если бы Левенгук увидел бактериальную клетку со жгутиками такой, какой ее можно видеть в электронном микроскопе, он, вероятно, говорил бы о «хвостиках», при помощи которых эти «зверушки» движутся подобно головастикам.

Зарисовки бактерий, выполненные Левенгуком.



В 1700 году Левенгук обнаружил в воде из канала любопытные организмы, относимые нынешними микробиологами к водорослям Volvox. Королевское общество получило о них такую информацию: «Я наблюдал великое множество плавающих в воде зеленых шарообразных существ величиной с песчинку. Когда я положил их под микроскоп, то увидел, что это не простые шарики. Их поверхность была покрыта торчащими выростами, hello_html_945f6e6.png hello_html_m79d01655.png

показавшимися мне трехгранными

и направленными своими верхушками в одну сторону. На всей поверхности одного шарика оказалось около 80 таких выростов, правильно расположенных на определенном расстоянии друг от друга. Шарики слагались в небольшие комочки, на каждом комочке насчитывалось, таким образом, до двух тысяч выростов. Интересно, что эти комочки никогда не прекращают движения, которое осуществляется перекатыванием».

Новейшие наблюдения над вольвоксами показали, что своим вращением они напоминают маленькие планеты, как бы плывущие в капельке воды – своей собственной «микровселенной». Они всегда движутся к свету и никогда в обратном направлении. Колония вольвоксов состоит из 500–50 000 клеточек (или «телец», как писал Левенгук), а планеты они действительно напоминают еще и тем, что, вращаясь, сохраняют всегда одно и то же вертикальное положение своей оси, имея, таким образом, некое подобие «полюсов». Теперь мы уже знаем, что их «северный полюс» обеспечивает им питание, а «южный» служит местом размножения. Именно здесь каждый час от материнской колонии отделяются все новые и новые маленькие колонии, являющиеся как бы прообразом многоклеточных организмов.

Вольвокс

Левенгук написал Лондонскому королевскому обществу свыше 170 писем, а в своем завещании оставил ему 26 знаменитых «микроскопий». Один из современных членов этого общества, профессор Н. У. Пири на заседании, посвященном 240-летию со дня смерти Левенгука, сказал:

«Письма Левенгука полезно перечитывать. В них отражен человек глубоко разносторонний, интересующийся всем на свете. Он имел свои, твердо установившиеся взгляды и обладал способностью убедительно их отстаивать. Из Парижа ему сообщали, что не смогли заметить никаких «шариков» во многих из описанных им материалах. Он же отвечал, что это не имеет значения, пусть приедут к нему в Голландию и убедятся в существовании этих шариков».


Учение о самозарождении и микробы


«Отец микробиологии» открыл для своих современников невидимый ранее мир микроорганизмов, которые присутствуют всюду – в воде и гниющем мясе, в остатках пищи и слюне человека, в молоке и воздухе.

Обнаружение микробов в самых различных материалах способствовало распространению споров о происхождении живых организмов. Еще с далекой древности люди привыкли к мысли, что живая материя возникает в природе из неживой.

Аристотель считал, что кроме живых существ, рождающихся от себе подобных, есть и самозарождающиеся организмы. Животные появляются на свет не только «в результате спаривания, но и из перегнойной почвы или навоза». Черви и различные насекомые, например, самозарождаются из росы, перегнойной почвы, сухой древесины.

Английский врач Уильям Гарвей, открывший в XVII веке кровообращение, подверг сомнению идею о самозарождении организмов и высказал мысль, что «все живое – из яйца» (Omne vivum ex ovo), иными словами: при данном состоянии природы живые организмы никогда не возникают из неживой материи, а всегда от себе подобных.

Левенгук в одном из писем Королевскому обществу писал: «Я полагаю, что мы уже можем быть достаточно уверены в том, что все животные, как бы малы они ни были, зарождаются не в результате процессов гниения, а только размножением себе подобных». Его современник итальянский ученый Франческо Реди экспериментально доказал, что мухи не зарождаются из гнилого мяса. Он показал, что личинки мух появляются на мясе только в тех случаях, когда живые мухи откладывают на этой питательной среде свои яйца.

После открытия микробов снова возник вопрос, есть ли у этих мельчайших существ родители или они появляются и из неживой материи. Английский натуралист Джон Нидхем попытался ответить на этот вопрос собственными опытами: он вскипятил бульон из баранины, налил его в сосуд и плотно заткнул пробкой. Через несколько дней в сосуде появились микробы. Чем не явное доказательство, что микробы могут возникать из неживой материи? Конечно же, в этой мертвой материи заключена некая таинственная жизненная - сила, способствующая зарождению живых «зверушек»!

Опыты Нидхема повторил итальянский ученый Ладзаро Спалланцани, который установил, что при продолжительном кипячении бульона «жизненная сила» не порождает никаких микробов. Но если тотчас после кипячения открыть доступ воздуху, в бульоне через некоторое время начинают кишеть микробы. Значит, решил Спалланцани, продолжительное кипячение уничтожает все микробы, находившиеся в отваре, и они вновь появляются в нем вместе с входящим в сосуд воздухом. Кроме того, Спалланцани наблюдал под микроскопом, как в капельке мясного отвара один микроб разделился на две одинаковые части, каждая из которых со временем вновь делилась, порождая таким образом все новые и новые микробы. Все это заставило его выступить с утверждением, что и микроорганизмы происходят от себе подобных.

Французский физик Каньяр де ля Тур в XIX веке установил, что в брожении пива участвуют дрожжи – мелкие микроорганизмы, способные очень быстро размножаться в бродящей жидкости. Он доказал, что дрожжи никогда не возникают из неживой материи, что процесс брожения идет только в их присутствии и ими же самими вызывается.

Подобные наблюдения проводил и немецкий естествоиспытатель Теодор Шванн, который утверждал, что мельчайшие микробы, обнаруживаемые в гниющем мясе, и являются причиной его гниения.


Рождение новой науки


Однако споры о самозарождении не прекращались. Парижская Академия наук в 60-е годы XIX столетия предложила награду тому, кто точными и достоверными опытами окончательно разрешит этот спор.

Выдающийся французский ученый Луи Пастер на основании многократных опытов и проведенных им ранее наблюдений пришел к определенным выводам и предстал перед широкой аудиторией в Сорбонне 7 апреля 1864 года, чтобы дать ответ на этот важный вопрос. В тот день здесь собрался весь цвет культурного Парижа. Пастер изложил обобщающие заключения о происхождении бактерий и так высказался о сторонниках теории самозарождения: «Нет, сегодня не имеется ни одного известного факта, с помощью которого можно было бы утверждать, что микроскопические существа появлялись на свет без зародышей, без родителей, которые их напоминают. Те, кто настаивает на противоположном, являются жертвой заблуждений или плохо проделанных опытов, содержащих ошибки, которые они не сумели заметить или которых они не сумели избегнуть». Пастер убедительно доказал присутствие микробов в воздухе, на всех окружающих нас предметах и в некоторых жидкостях, где идут процессы разложения или брожения. Сами микробы не являются продуктами разложения, напротив, гниение наступает именно в результате их жизнедеятельности.

Пастер был по образованию химиком и лишь позднее стал заниматься биологией, которой увлекались в то время многие образованные люди. Интерес к химии появился у него под впечатлением посещаемых им в Сорбонне лекций – их читал один из крупнейших химиков того времени Жан Батист Дюма. По окончании курса 26-летний Пастер преподавал физику в одном из лицеев Дижона, а в 27 лет стал внештатным профессором химии Страсбургского университета. К этому времени он уже сделал одно значительное открытие: доказал, что кристаллы винной кислоты бывают двух типов и имеют двоякую физическую природу, обусловленную различным расположением атомов в ее молекулах.

В 1854 году, когда Пастеру исполнилось 32 года, он получил должность штатного профессора и декана незадолго до того созданного естественноисторического факультета в Лилльском университете. Именно здесь Пастер-химик и положил начало развитию микробиологии как самостоятельной научной дисциплины. К тому времени о микробах было уже накоплено немало сведений, но еще недоставало научной оценки полученным фактам, и многие важные вопросы ожидали своего решения. Пастер с воодушевлением примкнул к лагерю «охотников за микробами».

За советом к уже известному ученому обратились французские виноделы в надежде, что он поможет им устранить нарушения в ходе процесса брожения, когда помимо спирта появляются различные нежелательные продукты. При микроскопическом исследовании бродильных жидкостей Пастер обнаружил живые микроорганизмы овальной формы, они быстро двигались в жидкой среде и энергично размножались делением. Своими наблюдениями он подтвердил выводы, сделанные его соотечественником де ля Туром: брожение – процесс биологический и вызывается микроорганизмами. Изучая этот процесс, Пастер установил, что при нарушении спиртового брожения в жидкости появляются микробы, отсутствующие при нормальном течении этого процесса. К такому же заключению он пришел, изучая процессы получения пива и уксуса.

На основании этих наблюдений Пастер сделал вывод о том, что каждый тип брожения вызывается определенными специализированными видами микробов. Он разработал методы, позволяющие препятствовать «плохому» брожению, при котором в вине или пиве появляются нежелательные кислоты.

Изучая возбудителей инфекционных болезней животных и человека, он установил, что каждое такое заболевание возникает в результате деятельности особого вида микробов, и предложил способы борьбы с ними.

В конце 1880 года Луи Пастер посетил госпиталь, где увидел мучения ребенка, погибающего от бешенства. Это произвело тяжелое впечатление на ученого. Как победить эту страшную болезнь?

Ребенок погиб. Пастер взял его слюну, развел ее и вспрыснул кроликам под кожу; кролики погибли. Это послужило началом длительных опытов для получения прививочного материала.

4 июля 1885 года девятилетний мальчик Иосиф Мейстер был жестоко искусан бешеной собакой. Мать повела Иосифа к доктору, но тот сказал, что мальчик должен погибнуть и его может спасти лишь Луи Пастер, живущий в Париже. 6 июля мать привезла мальчика к Пастеру.

Ученый пригласил своих друзей врачей, те единодушно заявили, что мальчику суждено погибнуть. Тогда Пастер решил ввести разработанную им вакцину. С каждой прививкой он волновался все больше и больше. И вот – полный успех! Мальчик не заболел, а 27 июля отправился домой.

А потом были еще успешные случаи прививок, но апофеозом успеха стал март 1886 года. Тогда к Пастеру в Париж прибыло 19 русских крестьян из Смоленска, искусанных бешенным волком. Раньше всех их ждала неминуемая смерть. И если учесть, что с момента нападения волка на этих людей прошло уже 12 дней, то станет понятным волнение ученых. Прививки начались на 13-й день. Из 19 человек 16 были спасены.

Благодаря работам Пастера микробиология стала наукой, а медицина укрепила научную основу своего развития. Он открыл тайну инфекционных болезней и предложил метод борьбы с ними. Его труды имели большую теоретическую и огромную рпактическую ценность.


Кох присоединяется к «охотникам за микробами»


В маленьком немецком городке Клаусталь в семье горняка Коха 11 декабря 1843 года родился сын, названный Робертом. Жена родила рудокопу 13 детей. Двое умерли вскоре после рождения, об остальных десяти нам ничего не известно. Но имя Роберта Коха золотыми буквами вписано в историю микробиологии и медицины.

Успешно окончив гимназию, молодой Кох поступил на медицинский факультет Гёттингенского университета, где показал незаурядные способности. Тем не менее по окончании курса он долго не мог найти своего призвания, несколько раз менял место и характер работы. Разразившаяся в те годы эпидемия холеры в Гамбурге произвела большое впечатление на молодого медика и повлияла на всю его дальнейшую жизнь. С 1872 года он начал изучать заразные болезни. В своей квартире в городке Вольштейн (ныне Познань) он устроил небольшую лабораторию и там с помощью микроскопа, подаренного ему женой в день двадцативосьмилетия, провел свои первые микробиологические исследования. Кох с головой ушел в поиски возбудителей инфекционных болезней. В частности, он пытался выявить и возбудителя сибирской язвы, от которой на востоке Германии гибло тогда огромное количество скота.

Это было время ожесточенных споров и борьбы между приверженцами зачастую совершенно противоположных воззрений на причины возникновения заразных болезней. Одно из них уходило корнями в учение древнегреческого врача Гиппократа, считавшего причиной инфекционных болезней загрязненный воздух, который якобы содержит какие-то окисляющие вещества («болезнетворные миазмы»). Еще в 1863 году немецкий биолог Рудольф Вирхов писал: «Чем реже обновляется в закрытом помещении воздух, чем хуже вентиляция, тем скорее возникают миазмы тифа».

В 1876 году Кох опубликовал свое первое сообщение о микроорганизме – возбудителе сибирской язвы, назвав его Bacillus anthracis. Из крови животных, погибших от этой болезни, ему удалось выделить живые клетки возбудителя и размножить их в так называемой чистой культуре. К тому времени был уже широко известен предложенный Пастером метод культивирования бактерий на мясном бульоне. Однако он не позволял отделять друг от друга различные виды бактерий. Немецкий ботаник Фердинанд Кон использовал для этой цели кусочки вареного картофеля. Кох усовершенствовал этот метод выращивания бактерий. Материалом, полученным из крови павших животных, он натирал пластинки вареного картофеля. На них спустя некоторое время появлялись отдельные блестящие пятна колоний, которые представляли собой скопления мириад бактерий. Переносом отдельных колоний на различные пластинки картофеля Коху удалось отделить одни виды бактерий от других и получить их чистые культуры. Первой из этих культур была культура антракса – возбудителя сибирской язвы. Зараженные ею подопытные животные погибли, а из их селезенок ученый снова получил чистую культуру антракса и этим убедительно доказал, что возбудителем болезни является именно этот микроб.

Позднее Кох стал выращивать микробы на культуральных средах, к которым добавлял желатину. Когда Пастер увидел чистые культуры на этом твердом субстрате, он воскликнул: «Это действительно большой прогресс!»

Продолжая изучать бациллы антракса, Кох впервые сфотографировал их увеличенными при помощи микроскопа, став, таким образом, основателем микробиологической фотографии. Он иллюстрировал этими фотографиями свой доклад в Бреслау (ныне Вроцлав). В 1876 году профессор Кон дал им такую оценку: «Доктор Кох, известный своим эпохальным открытием возбудителя сибирской язвы, снова заслужил широкое признание изобретением метода фотографирования бактерий».

hello_html_m3208ca28.png

Фотографии Р. Коха. Антракс - возбудитель сибирской язвы.

24 марта 1882 года стал «памятным днем в истории человечества», как сказал позднее один из учеников Коха. В этот день Кох сделал в Берлинском обществе физиологов сообщение о возбудителе туберкулеза. В своем вышедшем всего за несколько недель до этого учебнике патологии один из видных немецких профессоров писал: «Вопрос о возбудителе туберкулеза следует до сих пор считать нерешенным, поскольку нет прямого доказательства существования вызывающего его микроорганизма». Кох этот вопрос разрешил. Он открыл возбудителя туберкулеза, назвав его Mycobacterium tuberculosis, и выделил его в чистой культуре. После заражения этой культурой подопытных животных у них развился туберкулез, и Кох получил, таким образом, несомненное доказательство, что возбудителем этой болезни является открытый им микроорганизм, названный впоследствии «палочкой Коха».

В следующем году Кох принял участие в очень важной экспедиции в Египет, где немецкие и французские микробиологи работали над решением вопроса о природе холеры. Однако эта экспедиция не увенчалась успехом. Только через год Коху, предпринявшему экспедицию в Индию, удалось открыть и возбудителя холеры.

Научная деятельность Коха сопровождалась не только успехами и славой. Вскоре после опубликования работы об открытии возбудителя холеры он пишет статью «Дальнейшее сообщение о лечении туберкулеза». В ней говорилось о препарате, полученном из туберкулезных бактерий и названном им туберкулином. Кох писал, что на основе проведенных им опытов туберкулин можно с уверенностью считать лекарством от туберкулеза. Эта весть быстро распространилась по всему миру, вызвав новые надежды на исцеление. Многие больные устремились к Коху в Берлин, но их ждало горькое разочарование – туберкулин не излечивал от этой болезни. Позднее, впрочем, он получил иное применение и теперь употребляется в диагностике туберкулеза для установления, был ли у человека или животного контакт с туберкулезными бактериями.

С туберкулезом связана и другая ошибка Коха. Он утверждал, что человек не может заразиться туберкулезом от крупного рогатого скота. Однако подобное утверждение оказалось несостоятельным, так как стали известны случаи заражения человека от этих животных. Конечно, все эти ошибки нисколько не умаляют ценности научных достижений Роберта Коха. В 1905 году Кох был удостоен Нобелевской премии по медицине, что для ученого является наивысшим международным признанием. И если бы он дожил до наших дней, то увидел бы, что его открытия помогли найти надежные и действенные средства борьбы против туберкулеза.

hello_html_m2b9fe055.png

Творец фагоцитарной теории


На своем портрете, подаренном Мечникову, Пастер написал: «На память знаменитому Мечникову – творцу фагоцитарной теории от искренне преданного Пастера».

Илья Ильич Мечников

Наблюдения за мелкими прозрачными рачками показали Мечникову, что с различными паразитами их организм борется при помощи своих подвижных клеток. Очевидно, то же происходит и в организме человека, и подвижные клетки, то есть белые кровяные тельца – лейкоциты, расправляются со всякими чужеродными микробами. Если человек занозит себе палец, то в ранку проникают гноеродные микробы, а на месте их внедрения возникает воспаление; скопившиеся лейкоциты захватывают и пожирают (переваривают) микробов. Эти подвижные клетки назвали фагоцитами («фагос» - пожирающий и «цитос» - клетка).

Но еще при жизни И.И. Мечникова многие ученые указывали на основании опытов, что организм защищается от болезнетворных микробов и их токсинов (ядов) не фагоцитами, а особыми веществами – антителами, которые находятся в жидкой части крови. Эта теория получила название гуморальной («гумор» - жидкость). Мечников полностью не отрицал гуморальной теории. Но оказалось, что в защите организма от болезни играют роль и фагоцитарный и гуморальный факторы.

Среди проблем, волновавших Мечникова, была и проблема продления жизни. Изучая старческие изменения органов, ученый пришел к выводу, что они сходны с изменениями, наступающими при некоторых отравлениях. А раз старческие изменения результат отравления, то нужно найти, откуда оно идет.

В желудке и тонком кишечнике среда подкислена и для развития микробов малоподходящая. Зато в толстом кишечнике среда щелочная – и микробам там раздолье. Мечников приходит к выводу, что микроорганизмы, обитающие там, не только не нужны для деятельности кишечника, но и вредны, так как выделяют ядовитые вещества.

Что же делать? Каким путем обезвредить этих микробов? У новорожденных детей, как подметил И.И. Мечников, молочнокислые микробы задерживают развитие гнилостных. Ученый культивировал микробов, содержащихся в кислом молоке, и выяснил, что они задерживают развитие вредных микробов. Он считал, что, усиленно питаясь кислым молоком, можно отдалить старость. Гипотеза эта полностью не подтвердилась. Однако в пользе кислого молока сомневаться не приходится. Но сама идея использовать антагонизм микробов получила в дальнейшем блестящее развитие в применении антибиотиков.

hello_html_m1177ede5.png

Ботаник открывает вирусы


Будучи еще студентом Ивановский Д.И. изучал на плантациях Украины и Бессарабии причины появления желтоватых пятен на листьях табака. Листья покрывались причудливым узором, съеживались и становились непригодными к обработке.

Ивановский

Дмитрий Иосифович

После долгих лет безрезультатных исследований,

Ивановский приходит к выводу, что это заболевание

табака передается возбудителями настолько маленькими, что их невозможно рассмотреть под микроскопом. В последствие они получили название вирусов. Так они были открыты, хотя их еще никто не видел. А увидели их намного позже, когда был изобретен электронный микроскоп. hello_html_m34953b07.png

Вирус табачной мозаики

Через пять лет после открытия вируса табачной мозаики обнаружили вирус ящура, вызывающий тяжелое заболевание лошадей. А спустя еще 20 лет канадский исследователь Феликс Д’Эрелль открыл новую группу вирусов, поражавших бактерии. Они так и были названы бактериофагами (или фагами) – пожирателями бактерий.

Постепенно были обнаружены и описаны сотни мельчайших существ, вызывающих самые разнообразные болезни человека и животных, растений и бактерий. К настоящему времени известно уже более двух тысяч вирусных заболеваний.





Задания:


  1. Прочитайте текст.

  2. Посмотрите фильм «История развития микробиологии».

  3. Составьте биологический словарь из терминов, которые Вам встретились в тексте и фильме.

  4. Заполните таблицу «История развития микробиологии»:


Ученые - микробиологи

Теории и открытия в микробиологии

Атанасиус Кирхер


Роберт Гук


Антони ван Левенгук


Франческо Реди


Джон Нидхем


Ладзаро Спалланцани


Каньяр де ля Тур


Луи Пастер


Роберт Кох


Илия Ильич Мечников


Дмитрий Иосифович Ивановский



  1. Решите кроссворд

По горизонтали:

1 – микроорганизм, размер которого не превышает 0,1 мм;

5 – какое заболевание вызывает палочка Коха;

7 – кто открыл возбудителя сибирской язвы;

9 – вирусы, пожирающие бактерии;

10 – наука о мельчайших, невидимых невооруженным глазом организмах;

11 – изобретатель прививки от бешенства;

14 – ученый, открывший вирус табачной мозаики.

По вертикали:

2 – ученый, который впервые ввел термин «клетка»;

3 – любопытные организмы, которые обнаружил Левенгук в воде из канала;

4 – ученый, впервые доказавший невозможность самозарождения мух из гнилого мяса;

6 – органеллы, за счет которых передвигаются микробы;

8 – ученый, которому впервые удалось увидеть бактерии в микроскоп;

12 – творец фагоцитарной теории;

13 – подвижные клетки, способные захватывать и переваривать микробы.











12
















































13
















8







































9



































































6









14




















4



































5












3

























2














1
















7








































































10














































11















16


Самые низкие цены на курсы профессиональной переподготовки и повышения квалификации!

Предлагаем учителям воспользоваться 50% скидкой при обучении по программам профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок".

Начало обучения ближайших групп: 18 января и 25 января. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (20% в начале обучения и 80% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru/kursy



Краткое описание документа:

С тех пор как человеческий глаз впервые увидел бактерии, минуло четыре столетия. Но потребовалось еще двести лет, прежде чем микробиология стала самостоятельной наукой. И еще долгое время, вплоть до середины нашего века, эта новая отрасль биологии постепенно раскрывала ту огромную роль микроорганизмов, которую они играют в жизни человека, сопровождая его от колыбели до могилы. Они как бы стоят на грани жизни и смерти: разлагая отмершие организмы, они возрождают условия для жизни новых существ. Неведомые в прошлом «злые» микробы сеют заразу и смерть, «добрые» же верно служат человеку, помогая ему в приготовлении продуктов питания, в создании ценного химического сырья, а в последнюю четверть века являясь поставщиками пенициллина и других антибиотиков. С появлением этих препаратов произошел очень важный переворот в методах борьбы со «злыми» представителями мира микробов.

Автор
Дата добавления 03.08.2015
Раздел Биология
Подраздел Конспекты
Просмотров397
Номер материала ДA-000258
Получить свидетельство о публикации

УЖЕ ЧЕРЕЗ 10 МИНУТ ВЫ МОЖЕТЕ ПОЛУЧИТЬ ДИПЛОМ

от проекта "Инфоурок" с указанием данных образовательной лицензии, что важно при прохождении аттестации.

Если Вы учитель или воспитатель, то можете прямо сейчас получить документ, подтверждающий Ваши профессиональные компетенции. Выдаваемые дипломы и сертификаты помогут Вам наполнить собственное портфолио и успешно пройти аттестацию.

Список всех тестов можно посмотреть тут - https://infourok.ru/tests

Похожие материалы
Зачёт
03.08.2015
Просмотров: 318
Комментариев: 0

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх