Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Конспекты / Конспект урока литературы в 11 классе " Мир образов Николая Гумилева "

Конспект урока литературы в 11 классе " Мир образов Николая Гумилева "


  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

Мир образов Николая Гумилева (1886-1921)

Цели урока: дать представление о личности и поэзии Н. Гумилева; закрепить понятие об акмеизме.


Ход урока

I Проверка домашнего задания

1. Беседа:

  • Раскройте смысл понятий «акмеизм», «адамизм».

  • На какие традиции русской литературы опирается акмеизм?

  • В чем вы видите отличия символизма и акмеизма? Что у них об щего?

II.Сообщение темы и цели урока.


Николай Степанович Гумилев - поэт, переводчик, критик, теоретик литературы, один из мэтров акмеизма. Он прожил очень яркую, но короткую жизнь. Он был обвинен в участии в контрреволюционном заговоре и расстрелян.


III Сообщение учителя или заранее подготовленного ученика о биографии Н. С. Гумилева


Гумилев родился и провел детство в Кронштадте, учился в Тифлисе и в Царском Селе в гимназии, где директором был Ин. Анненский. Слушал лекции в Париже, путешествовал по странам Африки. В 1910 году женился на Анне Горенко (Ахматовой). Уйдя в 1914 году добровольцем на фронт. получил два Георгиевских креста за храбрость. Восторженное воспевание опасности, борьбы и «края бездны» стало неизменным свойством поэзии

. Волевая целеустремленность натуры сказалась и в неустанной работе над стихом. Уже в первых сборниках: «Путь конквистадоров», «Романтические цветы», 1908; «Жемчута», 1910 - видны черты поэтического мира Гумилева: подчеркнутая отчужденность от пошлой современности, влечение к романтической экзотике, ярким декоративным краскам, напряженный и звучный стих.

Вместе с Городецким он стал основателем акмеизма, провозгласившего «самоценность» явлений жизни, культ искусства как мастерства. Но творчество самого Гумилева часто вступало в противоречие с постулатами акмеизма: в его стихах отсутствовала обыденная реальность, зато присутствовала реальность экзотическая - природа и искусство Африки, реалии 1 мировой войны. Мажорному пафосу акмеизма противоречили печальные, а порой трагические настроения поэзии Гумилева.

В своем художественном воображении поэт свободно перемещался в

пространстве и во времени: Китай, Индия, Африка, океанские просторы;

античный мир, рыцарская эпоха, время великих географических открытий. Уже в ранних стихах проявляется романтическое и мужественное стремление к мечте, причем не утопической, а вполне достижимой. Романтика и героика - основа и особенность мироощущения Гумилева, его реакция на «обыкновенное» в жизни.

IV. Чтение и анализ стихотворений


1. Читаем наизусть и анализируем одно из ранних стихотворений «Жираф» (1907).

- В чем значение обращения к экзотике в этом стихотворении?


Описание красот и чудес далекой Африки подробно, многоцветно, зримо. Это не выдумка, а воспоминания человека, действительно наблюдавшего необыкновенные для глаза, привыкшего к спокойному русскому пейзажу, картины.

Но сам рассказ о «изысканном жирафе» волшебен, лирический герой преображает и без того прекрасную реальность. Этому преображению помогают красочные эпитеты: «грациозная стройность», «волшебный узор», «цветные паруса», "мраморный грот», «немыслимые травы»; сравнения: жираф сравнивается с цветными парусами корабля, бег его уподобляется радостному птичьему полету. Картину оживляет движение, которое чувствуется и в плавном беге жирафа, в изменчивом отражении дробящейся в озере луны. Все это сказочное описание для того, чтобы отвлечь возлюбленную от грустных мыслей в пропитанной туманами и дождями России. «Веселые сказки таинственных стран» могли бы спасти от скуки и тяжести обыденности, но лишь усугубляют одино-

чество и отчужденность героев: последние строки стихотворения почти повторяют окончание первой строфы, но уже почти безнадежно:


Ты плачешь? Послушай ... далеко, на озере Чад

Изысканный бродит жираф.

2. Слово учителя:

Романтические мечты получили развитие в сборнике «Жемчуга». Акцент сделан на трудном поиске ценностей, таящихся вдали от человеческих глаз. Название сборника отсылает к строчкам о недостижимой стране грез, «Куда не ступала людская нога, / Где в солнечных рощах живут великаны, / И светят в прозрачной воде жемчуга».


3. Читаем и анализируем стихотворение из цикла «Капитаны» (1909).

- Каков смысл названия цикла?

Стихотворение имеет яркую романтическую окраску, отличается сочностью цветописи: «зеленые зыби», «жемчужные скалы», «золото с кружев», «розоватых брабантских манжет»; выраженной инструментовкой на шипящие и свистящие «ж», «з», «ч», «с», «ш» в сочетании с сонорными «р», «м» и звонкими губными «б», что передает музыку разгулявшейся морской стихии и придает энергию и мужественность стиху.)

- Каковы образы стихотворения?

(Образы стихотворения неконкретны, обобщенны. Речь идет не о каких-то реальных людях, а о героическом типе отважных мечтателей, упрямых и сильных, не боящихся испытаний. Обобщенность достигается, во-первых, описанием «разбросанного» по миру места действия:


На полярных морях и на южных

По изгибам зеленых зыбей,

Меж базальтовых скал и жемчужных

Шелестят паруса кораблей.)

- Какова специфика сюжета стихотворения?

Действие происходит вне реального времени и пространства, и в то же время описание изобилует выразительными реалистическими деталями, подробностями, вплоть до клочьев пены на ботфортах и позолоты на кружев манжет. Эти детали носят декоративный, театральный характер (разорванная карта, трость, пистолет).

- Каковы средства обобщения в стихотворении?

Обобщенность вырисовывается просто из синтаксической конструкции, требующей единственного числа в придаточном предложении с союзным словом «кто»:


Быстрокрылых ведут капитаны,

открыватели новых земель,

Для кого не страшны ураганы,

Кто изведал мальстремы и мель ...


Далее в трех строфах действует этот эффект, позволяющий увидеть обобщенный образ героя. Мужественный характер, решительность, дерзость, уверенность - идеал самого поэта, увлекавшегося сильными героями Киплинга. Поэтому он прославляет отважных людей, из которых «ни один пред грозой не трепещет, Ни один не свернет паруса».


4. Слово учителя:

После сборника «Жемчуга» с 1912 по 1921 вышло еще шесть книг лирики Гумилева. Каждая - глубокое описание утонченных сфер духовной жизни, творчества. Предсмертная книга «Огненный столп» - вершина поэзии Гумилева - насыщена этими мотивами.


5. Чтение и анализ стихотворения «Шестое чувство».

Почему это стихотворение стало символом творческого поиска всего Серебряного века?

Стихотворение можно считать программным, в нем в сжатой, выразительной, энергичной форме отразились настроения современников Гумилева, надежды на прорыв человека в неизведанное. Лирическое «мы» объединяет людей в этих надеждах. Привычные ценности - «влюбленное вино», «добрый хлеб» ,женщина - прекрасны. Но есть то, что нельзя «ни съесть, ни выпить, ни поцеловать», что нельзя удержать и ощутить до конца: «розовая заря над холодеющими небесами», «бессмертные стихи». для этого нужен какой-то другой орган, какое-то «шестое чувство». И если не природа, то искусство призвано дать изнемогающей плоти человека, его духу возможность, пусть пройдя через муки, почувствовать запредельное:


Так век за веком - скоро ли, Господь?-

Под скальпелем природы и искусства

Кричит наш дух, изнемогает плоть,

Рождая орган для шестого чувства.


6. Чтение и анализ стихотворения «3аблудившийся трамвай»

Среди лучших стихотворений - «Заблудившийся трамвай» - самое знаменитое и одновременно сложное и загадочное произведение.


В этом стихотворении можно выделить три основных плана. Первый из них - рассказ о реальном трамвае, который проделывает свой необычный путь. Безостановочно мчатся вагоны по рельсам. Реальность сменяется фантастикой. Необычно уже то, что трамвай «заблудился». Символика этого «блуждания» проясняется, когда мы постигаем второй план стихотворения. Это поэтическая исповедь лирического героя о самом себе Жизнь его во многом совпадает с биографией автора (экспедиции к Нил поездки в Париж). И лирический герой, и автор пророчат свою близкую смерть (ее предвидение было характерно для Гумилева). Буквы вывесок (своеобразных знаков революционных лозунгов и транспарантов) наливаются кровью, и на станции


Вместо капусты и вместо брюквы

Мертвые головы продают.


Оба намеченных плана сближаются. В своих духовных исканиях и своей семейной жизни поэт заблудился так же, как и его трамвай, на подножку которого он вскакивает.


Третий план стихотворения носит философски-обобщенный характер. Жизнь предстает то в буднях («А в переулке забор дощатый ... »), то в праздничном сиянии («Мы проскочили сквозь рощу пальм ...»), то выглядит прекрасной, то безобразной, то идет по прямым рельсам, то вращается по кругу и возвращается к своей исходной точке (вновь появляется покинутый ранее Петербург с образами Исаакия и Медного всадника) в эту жизнь важным достоянием входит культурное прошлое, и вот в тексте стихотворения появляется Машенька, то есть Маша Миронова, и императрица из пушкинской «Капитанской дочки» (следует учесть и новую версию исследователя Ю. В. Зобнина о том, что здесь имеется в виду Мария Кузьмина-Караваева, а все стихотворение - реквием по ней).


Все три плана этого стихотворного шедевра удивительно переплетаются в единое целое, делая произведение исключительно богатым по содержанию, напряженным по мысли и художественно совершенным по форме.

Поразительное предсказание Гумилева «своей» необычной смерти:

И умру я не на постели / При нотариусе и враче, /А в какой-нибудь дикой щели Утонувшей в густом плюще - подтвердилось. 3 августа 1921 года. Он был арестован органами ЧК, обвинен в участии в контрреволюционном таганцевском заговоре и 24 августа расстрелян вместе с еще шестьюдесятью привлеченными по этому делу. Ныне стало известно, что основаанием для обвинения «послужили только никем не проверенные и не доказанные показания одного человека» Не было заговора ученых, не

было участия в нем выдающегося поэта.

Это был трагический день «черного месяца русской поэзии» (Г Иванов).

Домаашнее задание

Выучить наизусть одно из ранних стихотворении Ахматовой

Индивидуальные задания: сообщение по биографии А. Ахматовой







ЖИРАФ

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд

И руки особенно тонки, колени обняв.

Послушай: далёко, далёко, на озере Чад

Изысканный бродит жираф.


Ему грациозная стройность и нега дана,

И шкуру его украшает волшебный узор,

С которым равняться осмелится только луна,

Дробясь и качаясь на влаге широких озер.


Вдали он подобен цветным парусам корабля,

И бег его плавен, как радостный птичий полет.

Я знаю, что много чудесного видит земля,

Когда на закате он прячется в мраморный грот.


Я знаю веселые сказки таинственных стран

Про чёрную деву, про страсть молодого вождя,

Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,

Ты верить не хочешь во что-нибудь кроме дождя.


И как я тебе расскажу про тропический сад,

Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав.

Ты плачешь? Послушай... далёко, на озере Чад

Изысканный бродит жираф.

ШЕСТОЕ ЧУВСТВО


Прекрасно в нас влюбленное вино

И добрый хлеб, что в печь для нас садится,

И женщина, которою дано,

Сперва измучившись, нам насладиться.


Но что нам делать с розовой зарей

Над холодеющими небесами,

Где тишина и неземной покой,

Что делать нам с бессмертными стихами?


Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать.

Мгновение бежит неудержимо,

И мы ломаем руки, но опять

Осуждены идти всё мимо, мимо.


Как мальчик, игры позабыв свои,

Следит порой за девичьим купаньем

И, ничего не зная о любви,

Все ж мучится таинственным желаньем;


Как некогда в разросшихся хвощах

Ревела от сознания бессилья

Тварь скользкая, почуя на плечах

Еще не появившиеся крылья;


Так век за веком - скоро ли, Господь? -

Под скальпелем природы и искусства

Кричит наш дух, изнемогает плоть,

Рождая орган для шестого чувства.




Капитаны



I


На полярных морях и на южных,

По изгибам зеленых зыбей,

Меж базальтовых скал и жемчужных

Шелестят паруса кораблей.


Быстрокрылых ведут капитаны,

Открыватели новых земель,

Для кого не страшны ураганы,

Кто отведал мальстремы и мель,


Чья не пылью затерянных хартий, —

Солью моря пропитана грудь,

Кто иглой на разорванной карте

Отмечает свой дерзостный путь.


И, взойдя на трепещущий мостик,

Вспоминает покинутый порт,

Отряхая ударами трости

Клочья пены с высоких ботфорт,


Или, бунт на борту обнаружив,

Из-за пояса рвет пистолет,

Так что сыпется золото с кружев,

С розоватых брабантских манжет.


Пусть безумствует море и хлещет,

Гребни волн поднялись в небеса, —

Ни один пред грозой не трепещет,

Ни один не свернет паруса.


Разве трусам даны эти руки,

Этот острый, уверенный взгляд,

Что умеет на вражьи фелуки

Неожиданно бросить фрегат,



Меткой пулей, острогой железной

Настигать исполинских китов

И приметить в ночи многозвездной

Охранительный свет маяков?


II


Вы все, паладины Зеленого Храма,

Над пасмурным морем следившие румб,

Гонзальво и Кук, Лаперуз и де Гама,

Мечтатель и царь, генуэзец Колумб!


Ганнон Карфагенянин, князь Сенегамбий,

Синдбад-Мореход и могучий Улисс,

О ваших победах гремят в дифирамбе

Седые валы, набегая на мыс!


А вы, королевские псы, флибустьеры,

Хранившие золото в темном порту,

Скитальцы арабы, искатели веры

И первые люди на первом плоту!


И все, кто дерзает, кто хочет, кто ищет,

Кому опостылели страны отцов,

Кто дерзко хохочет, насмешливо свищет,

Внимая заветам седых мудрецов!


Как странно, как сладко входить в ваши грезы,

Заветные ваши шептать имена,

И вдруг догадаться, какие наркозы

Когда-то рождала для вас глубина!


И кажется — в мире, как прежде, есть страны,

Куда не ступала людская нога,

Где в солнечных рощах живут великаны

И светят в прозрачной воде жемчуга.


С деревьев стекают душистые смолы,

Узорные листья лепечут: "Скорей,

Здесь реют червонного золота пчелы,

Здесь розы краснее, чем пурпур царей!"


И карлики с птицами спорят за гнезда,

И нежен у девушек профиль лица...

Как будто не все пересчитаны звезды,

Как будто наш мир не открыт до конца!


III


Только глянет сквозь утесы

Королевский старый форт,

Как веселые матросы

Поспешат в знакомый порт.


Там, хватив в таверне сидру,

Речь ведет болтливый дед,

Что сразить морскую гидру

Может черный арбалет.


Темнокожие мулатки

И гадают, и поют,

И несется запах сладкий

От готовящихся блюд.


А в заплеванных тавернах

От заката до утра

Мечут ряд колод неверных

Завитые шулера.


Хорошо по докам порта

И слоняться, и лежать,

И с солдатами из форта

Ночью драки затевать.


Иль у знатных иностранок

Дерзко выклянчить два су,

Продавать им обезьянок

С медным обручем в носу.


А потом бледнеть от злости,

Амулет зажать в полу,

Всё проигрывая в кости

На затоптанном полу.


Но смолкает зов дурмана,

Пьяных слов бессвязный лет,

Только рупор капитана

Их к отплытью призовет.


Но в мире есть иные области,

Луной мучительной томимы.

Для высшей силы, высшей доблести

Они навек недостижимы.


Там волны с блесками и всплесками

Непрекращаемого танца,

И там летит скачками резкими

Корабль Летучего Голландца.


Ни риф, ни мель ему не встретятся,

Но, знак печали и несчастий,

Огни святого Эльма светятся,

Усеяв борт его и снасти.


Сам капитан, скользя над бездною,

За шляпу держится рукою,

Окровавленной, но железною.

В штурвал вцепляется — другою.


Как смерть, бледны его товарищи,

У всех одна и та же дума.

Так смотрят трупы на пожарище,

Невыразимо и угрюмо.


И если в час прозрачный, утренний

Пловцы в морях его встречали,

Их вечно мучил голос внутренний

Слепым предвестием печали.


Ватаге буйной и воинственной

Так много сложено историй,

Но всех страшней и всех таинственней

Для смелых пенителей моря —


О том, что где-то есть окраина —

Туда, за тропик Козерога!—

Где капитана с ликом Каина

Легла ужасная дорога.





Заблудившийся трамвай

Шел я по улице незнакомой
И вдруг услышал вороний грай,
И звоны лютни, и дальние громы,
Передо мною летел трамвай.

Как я вскочил на его подножку,
Было загадкою для меня,
В воздухе огненную дорожку
Он оставлял и при свете дня.

Мчался он бурей темной, крылатой,
Он заблудился в бездне времен…
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон.

Поздно. Уж мы обогнули стену,
Мы проскочили сквозь рощу пальм,
Через Неву, через Нил и Сену
Мы прогремели по трем мостам.

И, промелькнув у оконной рамы,
Бросил нам вслед пытливый взгляд
Нищий старик, — конечно тот самый,
Что умер в Бейруте год назад.

Где я? Так томно и так тревожно
Сердце мое стучит в ответ:
Видишь вокзал, на котором можно
В Индию Духа купить билет?

Вывеска… кровью налитые буквы
Гласят — зеленная, — знаю, тут
Вместо капусты и вместо брюквы
Мертвые головы продают.

В красной рубашке, с лицом, как вымя,
Голову срезал палач и мне,
Она лежала вместе с другими
Здесь, в ящике скользком, на самом дне.

А в переулке забор дощатый,
Дом в три окна и серый газон…
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон!

Машенька, ты здесь жила и пела,
Мне, жениху, ковер ткала,
Где же теперь твой голос и тело,
Может ли быть, что ты умерла!

Как ты стонала в своей светлице,
Я же с напудренною косой
Шел представляться Императрице
И не увиделся вновь с тобой.

Понял теперь я: наша свобода
Только оттуда бьющий свет,
Люди и тени стоят у входа
В зоологический сад планет.

И сразу ветер знакомый и сладкий,
И за мостом летит на меня
Всадника длань в железной перчатке
И два копыта его коня.

Верной твердынею православья
Врезан Исакий в вышине,
Там отслужу молебен о здравьи
Машеньки и панихиду по мне.

И всё ж навеки сердце угрюмо,
И трудно дышать, и больно жить…
Машенька, я никогда не думал,
Что можно так любить и грустить.





Краткое описание документа:

Ход урока

IПроверка домашнего задания

1. Беседа:

  • Раскройте смысл понятий «акмеизм», «адамизм».
  • На какие традиции русской литературы опирается акмеизм?
  • В чем вы видите отличия символизма и акмеизма? Что у них об щего?

II.Сообщение темы и цели урока.

 

Николай Степанович Гумилев - поэт, переводчик, критик, теоретик литературы, один из мэтров акмеизма. Он прожил очень яркую, но короткую жизнь. Он был обвинен в участии в контрреволюционном заговоре и расстрелян.

 

IIIСообщение учителя или заранее подготовленного ученика о биографии Н. С. Гумилева

 

Гумилев родился и провел детство в Кронштадте, учился в Тифлисе и в Царском Селе в гимназии, где директором был Ин. Анненский. Слушал лекции в Париже, путешествовал по странам Африки. В 1910 году женился на Анне Горенко (Ахматовой). Уйдя в 1914 году добровольцем на фронт. получил два Георгиевских креста за храбрость. Восторженное воспевание опасности, борьбы и «края бездны» стало неизменным свойством поэзии

. Волевая целеустремленность натуры сказалась и в неустанной работе над стихом. Уже в первых сборниках: «Путь конквистадоров», «Романтические цветы», 1908; «Жемчута», 1910 -  видны черты поэтического мира Гумилева: подчеркнутая отчужденность от пошлой современности, влечение к романтической экзотике, ярким декоративным краскам, напряженный и звучный стих.

Вместе с Городецким он стал основателем акмеизма, провозгласившего «самоценность» явлений жизни, культ искусства как мастерства. Но творчество самого Гумилева часто вступало в противоречие с постулатами акмеизма: в его стихах отсутствовала обыденная реальность, зато присутствовала реальность экзотическая - природа и искусство Африки, реалии 1 мировой войны. Мажорному пафосу акмеизма противоречили печальные, а порой трагические настроения поэзии Гумилева.

В своем художественном воображении поэт свободно перемещался в

пространстве и во времени: Китай,  Индия,  Африка, океанские просторы;

античный мир, рыцарская эпоха, время великих географических открытий. Уже в ранних стихах проявляется романтическое и мужественное стремление к мечте, причем не утопической, а вполне достижимой. Романтика и героика - основа и особенность мироощущения Гумилева, его реакция на «обыкновенное» в жизни.

           

IV. Чтение и анализ стихотворений

Автор
Дата добавления 10.06.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Конспекты
Просмотров1863
Номер материала 561851
Получить свидетельство о публикации

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх