641220
столько раз учителя, ученики и родители
посетили сайт «Инфоурок»
за прошедшие 24 часа
Добавить материал и получить бесплатное
свидетельство о публикации
в СМИ №ФС77-60625 от 20.01.2015
V ЮБИЛЕЙНЫЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНКУРС
ИнфоурокДругоеНаучные работыКраеведческий марафон "Уникальная Шория: Шорский Национальный парк"

Краеведческий марафон "Уникальная Шория: Шорский Национальный парк"

библиотека
материалов

hello_html_m68064835.jpg

СОДЕРЖАНИЕ

стр.

1. Какими полезными ископаемыми богаты недра Горной Шории? ……………… 17

2. Почему не разрабатывается Белкинское месторождение фосфоритов? ………… 17

3. Без чего невозможно производство качественных сталей? ……………………… 17

4. Почему при наличии громадного потенциала падает добыча золота? ………….. 17

5. Что оказало взаимное влияние на почвообразовательный процесс Шорского

национального парка? …………………………………………………………….…18

6. Какой тип почв на территории Шорского национального парка является

господствующим и при каких условиях он образуется? ……………………. 20-21

7. Какие еще типы почв имеются на территории Горной Шории и Шорского —

национального парка? …………………………………………………………...21-22

8. Что такое естественный радиоактивный фон и единица его измерения? …… 23-24

9. Укладываются ли результаты исследования в нормы радиоционной

безопасности? ………………………………………………………..…………… 25

10. Сколько видов рыб зарегистрировано в реках Шорского

национального парка? ………………………………………………….……. 55, 57

11.Какие виды рыб признаны редкими и занесены в Красную книгу Кемеровской

области? …………………………………………………………………… 55, 56, 57

12.Способы ловли рыб местным населением в Горной Шории? …………….. 57-58

13. Как ловится рыба браконьерским способом «Ашнар»? ……………………… 58

14.Отчего из года в год скудеют рыбные запасы Шорского

национального парка? ……………………………………………….……… 58-59

15. Сколько видов класса земноводных и пресмыкающихся водится на территории Шорского национального парка? ………………………………………………….. 60

16. К какой языковой группе относятся шорцы ? ……………………………….. 123

17. В каком веке коренное население Горной Шории назвали шорцами? ……. 123

18. Когда был образован Горно- Шорский национальный район, когда ликвидирован

и какие районы были созданы за счет его разукрупнения? ………………. 145-146

19.Какие органы самоуправления были созданы на территории Горной Шории, их

количество и национальный состав? ……………………………………………… 146

20. С какого года делопроизводство вводится в национальных сельсоветах на

Шорском языке? ………………………………………………………….….. 146-147

21. Какими налогами облагалось население Горной Шории? ………………… 158-159

22. В каком году и какую последнюю правовую привилегию

потеряли Шорцы? ……………………………………………………………. 160

23. Когда и по какой причине Горшорлаг, ранее подчиненный Сиблагу, стал

самостоятельным и подчиненным непосредственно ГУЛАГУ НКВД СССР? ... 171

24. Когда окончилось строительство Горношорской железной дороги и когда начались масштабные лесозаготовки? ..…………………………………………… 175

25. Когда был развернут Южкузбасслаг, (его отделения, лесопункт) и основные виды

его деятельности? ……………………………………………………………. 175-176

26. Почему размещение населенных пунктов на территории Шорского национального парка носит очагово-дисперсный характер?............................... 188

27. Как изменилась система расселения в связи с развитием исправительных

учреждений, приисков, колхозов? .....…………………………….……………..188

28. Как сказался социально экономический кризис на структуре

расселения ? ………………………………………………………………………. 131

29. Почему по этническому составу населения в Шорском национальном парке

имеются территории моноэтичные и полиэтичные ?........................................... 197

30. Отчего, в первую очередь, зависит сохранение животного и растительного

мира и сама судьба Шорского национального парка? ..………….………. 249-251

  1. Каковы главные идеи экологического образования для условий Шорского

национального парка? ……………………………………………………… 252-253

  1. Что такое экологическая тропа? (Как из наиболие перспективных методов по

экологическому просвещению населения) ……………………………..………. 257

  1. Когда были созданы заказники на территории Горной Шории и к чему это

привело? ……………………………………………………………………….… 155

  1. Назовите основные направления промысловой активности населения на

территории Шорского национального парка и другие которые

опромышляются эпизодически и почему? ………………………….…….. 198, 205

  1. Год принятия решения « О создании Шорского государственного природного

национального парка в Кемеровской обл.? ……………………………………… 5

  1. Сколько лесничеств было образовано первоначально в лесоустройстве

территории национального парка их название и площадь? ...………………….. 6

  1. Площадь Шорского национального парка в настоящее время? ………..……… 7,9

  2. Основные задачи возлагаемые на Шорский национальный парк? ..…………… 7

  3. Что включает в себя зона -ограниченного хозяйственного использования? … 7-8

  4. Сколько дней длится вегетационный период на территории Шорского

национального парка? ……………………………………………………………. 10

  1. Дайте характеристику климата района расположения Шорского

национального парка? ……………………………………………………….…… 9

  1. Какие почвы отсутствуют на территории Шорского

национального парка? ……………………………………………………..…….. 10

  1. Назовите основные древесные породы произрастающие на территории

Шорского национального парка? ……………………………………………. 10-11

  1. Сколько туристических маршрутов имеется на территории Шорского

национального парка? ………………………………………………………... 11-12

  1. Назовите одно из основных мест сосредоточения памятников архитектуры

коренного народа - шорцев на территории Шорского

национального парка? ………………………….…………………………… 107, 109

  1. Назовите характерные особенности развития растительного покрова

Шорского национального парка? ……………………………………………. 11

  1. Дайте характеристику сосне сибирской (кедр сибирский)? ………………… 27

  2. Структура формации определяется наличием нескольких ярусов.

Опишите эти ярусы? ………………………………………………………….. 27-28

  1. Дайте характеристику лесным лугам Шорского национального парка? …….. 28

  2. Кем были собраны материалы относящиеся к Флоре Шорского

Национального парка? ..………………………………………………………. 28-29

  1. Чем определяется уникальность флоры Шорского национального парка? ….. 32

  2. Назовите вид и место произрастания следующих растений на территории

Шорского национального парка? 1. Качим Патрэна ……………………….. 33

2 .Норичник Алтайский ………………… 33

    1. Любка двулистовая …………………. 34

    2. Змееголовник Крылова …………….. 35

  1. Сколько видов птиц насчитывает орнитофауна Шорского

национального парка? ……………………………………………..……….. 64

  1. Дайте характеристику следующих птиц обитающих на территории Шорского

национального парка? 1. Черный аист ………..…………………………….. 65

  1. Сизый голубь и большая горлица …………….. 68

  2. Удод ……………………………………………. 69.

  3. Беркут …………………………………………... 79

  1. Главный результат научно-исследовательской деятельности в

изучении разнообразия природы территории Шорского

национального парка? ……………………………………………….… 103-105

56.Какие культуры присутствуют на территории Горной Шории по материалам

археологических раскопок? ……….………………………………………. 213-215

57.Сколько было открыто памятников древней истории на

территории Шорского национального парка? …………………………… 107

58. Дайте характеристику: 1.Магильник и культовое место Кайчак.

2.Поселение Кезесс………………………... 109, 110, 112

59.Дайте характеристику сыродутному способу получения железа из

руды, и что служило топливом для железоплавильных печей у древних

металлургов ? ……………….………………………………………………. 117-118

      1. 60. С какой металлургией была сходна металлургия Горной Шории, отчего

      2. зависел успех Горношорского металлургического центра? ……………. 119-121

      3. 61. Кому выделялась земля в Горной Шории в процессе землеустройства? …. 205-207

      4. 62. Какие существенные причины межэтнической напряженности

      5. обусловлены Административной реформой? ………………………….. 132-133

      6. 63. Кого считали кулаками в Горной Шории? ……………………………….. 163-164

      7. 64. На что был сделан упор при создании колхозов? ……………………….. 161-163

      8. 65. В каком году были отменены колхозы в Горной Шории? ………………… 170

      9. 66. Год создания Копромхоза «Таштагольский» направление его

      10. деятельности? ………………………………………………………………. 177-178

      11. 67. Что является основным показателем оценивающих квалификацию

      12. охотников? ……………………………………………………………..…… 182-183

        1. 68. К каким последствиям привело развертывание в Горной Шории

        2. кооппромхоза? ……………………………………………………….……. 183-185

        3. 69. Сколько предприятий Кузбасса и какие, контролируют выбросы

        4. загрязнений в атмосферу? ………………………………………………….. 244-245

        5. 70. О чем говорят данные аэрокосмических исследований территории

Кемеровской обл. и Горной Шории? .…………………………………….. 245-246

        1. 71. Что такое деградация лесов, чем она определяется, и ее признаки? … 246-247

        2. 72. Опишите болезни пихты и способы борьбы с ними? …………………. 247-248

        3. 73. Назовите самые крупные рода(сеоки) шорцев? …………….. 231,123,124,125,127

74. Что предусмотрено сделать для сохранения многовекового историко-

культурного наследия мрасских жителей Горной Шории? …………………… 231

          1. 75. Назовите памятники архитектуры и быта сохранившиеся,

          2. в п. Усть-Анзасс, до наших дней? …................................................................ 233-236

          3. 76. Что является составной частью экспозиции охранной зоны экомузея? ……….. 239

77. Какие растения относятся к пищевым - ягодным в охраняемой

зоне экомузея? ………………………………………………………….………… 240

78. Назовите основные социально-экономические проблемы

территории Шорского национального природного парка? ………………..243-247

hello_html_3af401a3.png


  1. Какими полезными ископаемыми богаты недра Горной Шории?


В Шорском национальном парке расположен крупный фосфоритоносный район. Месторожде­ния представляют собой пластовые и связанные с ними карстовые залежи фосфоритов. Наиболее известное из них - Белкинское, представленное карстовыми залежами фосфоритов, которые содержат 20-25 % пятиокиси фосфора, в т. ч. 5-6 % в лимоннорастворимой форме. Запасы этих фосфоритов на Белкинском месторождении 25 млн. тонн позволяют организовать производство фосмуки в количествах, обеспечивающих потребности и области, и всей Западной Сибири. Однако освоение Белкинского место­рождения может в значительной степени разрушить природную экосистему национального парка.

В Горной Шории в 45 км от Таштагола расположено Светлоключевское месторождение талько­вых сланцев с утверждёнными запасами 5,5 млн. тонн. Качество талька здесь ниже, чем в Алгуйском месторождении. На юге Кузнецкого бассейна известно также Дегтярное месторождение тремолита с прогнозными запасами 15 млн. тонн. В настоящее время оно разведывается, завершение разведки ожидается к 2001 г. (Недра Кемеровской области, 1998).

Горная Шория является основным поставщиком железорудного сырья для металлургической промышленности Новокузнецка. Наращивание запасов на глубоких горизонтах Таштагольского мес­торождения сейчас нецелесообразно. Тем не менее при реконструкции действующих рудников Гор­ной Шории и выхода их на проектную мощность завоз сырья извне может быть значительно сокра­щен. Учитывая то, что в ближайшие годы производство на Соршуновском месторождении снизится в связи с переходом на подземную добычу, необходимо решить вопрос об освоении Ташелгинского месторождения в Горной Шории.

Производство качественных сталей невозможно без использования марганцевых руд и продук­тов их переработки. Основными потребителями марганцевой продукции являются металлургические комбинаты Кузбасса. На территории Кемеровской области расположено около 2/3 всех разведанных запасов марганцевых руд России, большая часть из которых сосредоточена в крупнейшем месторож­дении России - Усинском. Для частичной ликвидации существующего в настоящее время дефицита в марганцевой руде предлагается начать освоение известных мелких месторождений Салаира и Горной Шории, на базе которых возможна организация добычи до 50 тыс. тонн руды в год. Перспективная оценка территории Салаира и Горной Шории позволяет сделать прогноз о наличии на этих площадях еще нескольких месторождений дурновского типа.

Территория Кемеровской области является одним из старейших в России золотодобывающих регионов.


  1. Почему не разрабатывается Белкинское месторождение фосфоритов?


В Шорском национальном парке расположен крупный фосфоритоносный район. Месторожде­ния представляют собой пластовые и связанные с ними карстовые залежи фосфоритов. Наиболее известное из них - Белкинское, представленное карстовыми залежами фосфоритов, которые содержат 20-25 % пятиокиси фосфора, в т. ч. 5-6 % в лимоннорастворимой форме. Запасы этих фосфоритов на Белкинском месторождении 25 млн. тонн позволяют организовать производство фосмуки в количествах, обеспечивающих потребности и области, и всей Западной Сибири. Однако освоение Белкинского место­рождения может в значительной степени разрушить природную экосистему национального парка.

  1. Без чего невозможно производство качественных сталей?

Производство качественных сталей невозможно без использования марганцевых руд и продук­тов их переработки. Основными потребителями марганцевой продукции являются металлургические комбинаты Кузбасса. На территории Кемеровской области расположено около 2/3 всех разведанных запасов марганцевых руд России, большая часть из которых сосредоточена в крупнейшем месторож­дении России - Усинском. Для частичной ликвидации существующего в настоящее время дефицита в марганцевой руде предлагается начать освоение известных мелких месторождений Салаира и Горной Шории, на базе которых возможна организация добычи до 50 тыс. тонн руды в год. Перспективная оценка территории Салаира и Горной Шории позволяет сделать прогноз о наличии на этих площадях еще нескольких месторождений дурновского типа.


  1. Почему при наличии громадного потенциала падает добыча золота?


Территория Кемеровской области является одним из старейших в России золотодобывающих регионов. Объем добычи золота по Кемеровской области к началу 90-х гг. составлял около 2 тонн в год при явном преобладании добычи рудного золота над россыпным. Начиная с 90-х гг. уровень добычи начал снижаться и в 1997 г. составил 678 кг, из которых 438 кг приходятся на долю россыпей (65 %), т. е. наметилась тенденция резкого сокращения добычи рудного золота и россыпного золота (Недра Кемеровской области, 1998).

Переосмысление накопленной геологической информации, основанное на исследованиях пос­ледних лет и анализе современных данных о новых типах оруденения, дает основание полагать, что ресурсы золота Кемеровской области освоены не более чем на 6-7 %. Адекватные оценки -10 % для всей Западной Сибири - дают специалисты лаборатории геологии и геохимии благородных металлов института геологии СО РАН (г. Новосибирск). Несмотря на наличие громадного потенциала, золотодо­бывающая промышленность области уже сейчас ощущает нехватку подготовленных запасов. Даль­нейшее снижение объемов геологоразведочных работ уже в ближайшее время (7-10 лет) приведет к неминуемой стагнации.


  1. Что оказало взаимное влияние на почвообразовательный процесс Шорского Национального парка?


Известно, что рельеф местности выступает в качестве главного фактора почвообразователь­ного процесса (Докучаев, 1951; Кауричев, 1989 и др.). В данном случае он выступает как фактор перераспределения солнечной радиации и осадков в зависимости от экспозиции и крутизны скло­нов, оказывает влияние на водный, тепловой, питательный, окислительно-восстановительный, солевой режимы почвы. В связи с этим на территории Шорского национального парка возникает определенная вертикальная зональность климата, а соответственно и растительности, что в свою очередь значительно влияет на формирование разных по физико-химическим и биологическим свойствам типов и подтипов почв. Со временем рельеф Шорского национального парка может несколько измениться из-за разветвленной водной системы с увеличивающейся общей водностью и под действием антропогенных факторов (пожары, незаконная рубка леса, вскрытие почвенного покрова). Это представляет собой определенную усиливающуюся эрозионную опасность (Шеметов и др., 1983; Шеметов, 1984).

Для данной территории большое значение имеет однородность материнских пород. В сред- негорной части они представлены плащом четвертичных иллювиально-делювиальных, некарбо­натных бурых глин, образованных в результате начоса дождевыми и талыми водами по склонам гор. По речным долинам луговые пойменные почвы сформированы на аллювиальных породах, представляющих собой осадки, отложенные при отливе рек, а также их донные отложения.

Для познания природы почвенных процессов важнейшее значение имеют климатические показатели, характеризующие температурные условия и увлажнение. С ними тесно связаны вод- но-температурный режим почвы и биологические процессы. Главным источником энергии для биологических и почвенных процессов является солнечная радиация, а основным источником увлажнения - атмосферные осадки. Солнечная радиация поглощается поверхностью почвы, час­тично отражается, нагревает и почву, и атмосферу. Осадки, попадая на поверхность земной коры, поглощаются растениями, почвенной энтомофауной и микроорганизмами. Частично возвраща­ются в атмосферу через поверхностное физическое испарение или транспирацию растений. Та­ким образом, устанавливается гидротермический режим почвы. Поэтому большое значение име­ет характеристика климата по температурным условиям и увлажнению.

Главной особенностью климата является то, что окраинное положение Кузнецкого Алатау по отношению ко всей Алтае-Саянской горной системе позволяет перехватывать влажные воз­душные течения с Северного Ледовитого и Атлантического океанов и предопределять формиро­вание весьма влажного и прохладного климата не только на его западном склоне, но и в Горной Шории, в том числе на территории Шорского национального парка. Как показано выше, на почвообразовательный процесс Шорского национального природного парка взаимное влияние оказали материнские породы, рельеф, климат, растительность, фауна и мик­роорганизмы. Господствующим типом почв надо признать подзолистый. Процесс подзолообразова­ния протекает под пологом хвойного таежного леса с травянистой растительностью при промывном типе водного режима. Причем этот процесс охватывает достаточно глубокие слои почвенного профи­ля. Отмирающие части древесной и травянистой растительности накапливаются преимущественно на поверхности почвы в виде лесной подстилки (А0). Она содержит мало кальция, магния, азота, но много трудноразлагаемых соединений, таких как лигнин, воски, смолы и дубильные вещества.

При разложении лесной подстилки образуются разные водорастворимые органические со­единения. Низкое содержание в подстилке питательных веществ и оснований, а также преоблада­ние грибной микрофлоры способствует интенсивному образованию фульвокислот и низкомоле­кулярных органических кислот (муравьиной, уксусной, лимонной и др.). Кислые продукты час­тично нейтрализуются основаниями, освобождающимися при ее минерализации, но большая часть попадает с водой в почву, взаимодействует с минеральными соединениями. К кислым продуктам лесной подстилки добавляются органические кислоты, которые образуются в процессе жизнедеятель­ности микроорганизмов непосредственно в самой почве, а так же выделяемые корнями растении.

В результате промывного водного режима и действия кислых соединений из верхних горизон­тов почвы удаляются все легкорастворимые вещества. При дальнейшем воздействии кислот разруша­ются и более устойчивые соединения первичных и вторичных минералов. Наиболее активно разруша­ются илистые минеральные частицы. Поэтому верхний горизонт сильно обеднен илом.

Продукты разрушения минералов переходят в раствор и в форме минеральных или органо- минеральных соединений перемещаются в нижние горизонты. В результате такого процесса под лесной подстилкой обособляется подзолистый горизонт (Aj.Oh обладает светло-серым или беле­сым цветом близким к печной золе. Этот горизонт обеднен элементами питания, полуторными окислами, илистыми частицами, имеет кислую реакцию и слабую насыщенность основаниями, пластинчато-листовую структуру или бесструктурный состав.

За подзолистым горизонтом располагается очень глубокий (до 40-60 см) с четким проявле­нием иллювиальный горизонт (В). В нем скапливаются в основном все вещества, вымытые из вышележащего горизонта. Иллювиальный горизонт отличается более темной окраской, повышен­ной плотностью и меньшей пористостью. Два последних признака свидетельствуют о том, что влага из этого горизонта малодоступна растениям. В связи с этим слабо используются запасы азота, фосфора и калия.

От горизонта В имеется постепенный переход (ВС) к материнской породе (С), представлен­ной иллювиально-делювиальной некарбонатной тяжелой глиной.

В связи с тем, что мощность подзолистого горизонта достигает 60-80 см и более, этот тип почв С.С. Трофимовым был определен как глубоко оподзоленные горно-таежные глинистые почвы.


  1. Какой тип почв на территории Шорского Национального парка является господствующим и при каких условиях он образуется?


На почвообразовательный процесс Шорского национального природного парка взаимное влияние оказали материнские породы, рельеф, климат, растительность, фауна и мик­роорганизмы. Господствующим типом почв надо признать подзолистый. Процесс подзолообразова­ния протекает под пологом хвойного таежного леса с травянистой растительностью при промывном типе водного режима. Причем этот процесс охватывает достаточно глубокие слои почвенного профи­ля. Отмирающие части древесной и травянистой растительности накапливаются преимущественно на поверхности почвы в виде лесной подстилки (А0). Она содержит мало кальция, магния, азота, но много трудноразлагаемых соединений, таких как лигнин, воски, смолы и дубильные вещества.

При разложении лесной подстилки образуются разные водорастворимые органические со­единения. Низкое содержание в подстилке питательных веществ и оснований, а также преоблада­ние грибной микрофлоры способствует интенсивному образованию фульвокислот и низкомоле­кулярных органических кислот (муравьиной, уксусной, лимонной и др.). Кислые продукты час­тично нейтрализуются основаниями, освобождающимися при ее минерализации, но большая часть попадает с водой в почву, взаимодействует с минеральными соединениями. К кислым продуктам лесной подстилки добавляются органические кислоты, которые образуются в процессе жизнедеятель­ ности микроорганизмов непосредственно в самой почве, а так же выделяемые корнями растений.

В результате промывного водного режима и действия кислых соединений из верхних горизон­тов почвы удаляются все легкорастворимые вещества. При дальнейшем воздействии кислот разруша­ются и более устойчивые соединения первичных и вторичных минералов. Наиболее активно разруша­ются илистые минеральные частицы. Поэтому верхний горизонт сильно обеднен илом.

Продукты разрушения минералов переходят в раствор и в форме минеральных или органо- минеральных соединений перемещаются в нижние горизонты. В результате такого процесса под лесной подстилкой обособляется подзолистый горизонт (А2).Он обладает светло-серым или беле­сым цветом близким к печной золе. Этот горизонт обеднен элементами питания, полуторными окислами, илистыми частицами, имеет кислую реакцию и слабую насыщенность основаниями, пластинчато-листовую структуру или бесструктурный состав.

За подзолистым горизонтом располагается очень глубокий (до 40-60 см) с четким проявле­нием иллювиальный горизонт (В). В нем скапливаются в основном все вещества, вымытые из вышележащего горизонта. Иллювиальный горизонт отличается более темной окраской, повышен­ной плотностью и меньшей пористостью. Два последних признака свидетельствуют о том, что влага из этого горизонта малодоступна растениям. В связи с этим слабо используются запасы азота, фосфора и калия.

От горизонта В имеется постепенный переход (ВС) к материнской породе (С), представлен­ной иллювиально-делювиальной некарбонатной тяжелой глиной.

В связи с тем, что мощность подзолистого горизонта достигает 60-80 см и более, этот тип почв С.С. Трофимовым был определен как глубоко оподзоленные горно-таежные глинистые почвы.


  1. Какие ещё типы почв имеются на территории Горной Шории и Шорского Национального парка?


Горно-таежные бурые почвы расположены выше абсолютных отметок 450-500 м на рых­лых отложениях древней коры выветривания, представленной пестроцветными глинами в зоне пихтово-кедровых лесов.

Наиболее характерными признаками горно-таежных бурых почв являются слабая дифференци­ация на почвенные горизонты, бурый цвет почти всего профиля, кислая и слабокислая реакция, отсут­ствие иллювиально-карбонатного горизонта. Под лесной подстилкой (А0) залегает перегнойно-акку- мулятивный горизонт (А) мощностью 5-7 см, далее идет переходный горизонт (В) бурого цвета, мощ­ностью от 15 до 40 см, который постепенно сливается с почвообразующей породой.

Горно-луговые субальпийские почвы. Это самостоятельный оригинальный тип высоко­горных почв. Они образуются в условиях большого количества осадков под луговой растительно­стью из высоко стебельного красивоцветущего разнотравья субальпийского типа на высоте 1100— 1200 м. над уровнем моря и выше. На бескарбонатных породах горно-луговые почвы менее гу- муссированы. Они характеризуются развитой дерниной (Ад) от светло-бурой до темно-бурой ок­раски мощностью 5-15 см.

Гумусовый горизонт (А) мощностью 20-30 см, пористо-зернистой и комковатой структу­ры, такого же цвета, как горизонт Ад За ним следует неглубокий иллювиальный горизонт (В) бо­лее плотного сложения, постепенно переходящий к материнской породе (С). Эти почвы могут содержать до 8 % гумуса, но в его составе фульвокислоты преобладают над гуминовыми кислота­ми. Замедленность процессов гумификации приводит к накоплению грубого кислого органичес­кого вещества. Вместе с тем эти почвы не имеют признаков оподзоленности. Содержание азота может быть от 0,3 % до 1,2 %, подвижных соединений фосфора и калия мало. В составе погло­щенных катионов кроме кальция и магния может быть водород и алюминий, обусловливающие низкую насыщенность основаниями и кислую реакцию.

Луговые пойменные почвы. Они сформировались по долинам рек со слабым развитием пойменных террас. Главная особенность почвообразования в поймах рек - развитие поемных и аллювиальных процессов. Под поемными процессами понимают затопление определенной тер­ритории поймы талыми водами. Это является дополнительным источником увлажнения к атмос­ферному и грунтовому. Поемность в некоторой степени смягчает климат, влияет на интенсив­ность и направление микробиологических процессов в почве, на характер природной раститель­ности и ее продуктивность, на солевой режим почв и почвенно-грунтовых вод.

Под аллювиальными процессами понимают принос паводковыми водами взмученного матери­ала, размывание поймы и переотложение на ее поверхности взвешенных в воде частиц в виде слоя наилка (аллювия). По мере удаления от русла метается гранулометрический состав аллювиальных почв. В них увеличивается содержание пыли и ила, уменьшается количество песчаных частиц.

В поймах таежно-лесной зоны растительность может быть разнообразной. Здесь встреча­ются луговые разнотравно-злаковые группировки с примесью бобовых. Из древесных может про­израстать ель, пихта, береза, осина, ива. Поскольку основу естественной растительности поймен­ных террас представляют луговые травы, то ведущим природным почвообразовательным процес­сом является дерновый. Поэтому луговые почвы могут иметь хорошо выраженный гумусовый профиль с отчетливой зернистой или комковато-зернистой структурой. Верхний горизонт (А ) представлен дерниной с хорошо переплетенными корнями мощностью до 5-7 см. Далее располо­жен гумусовый горизонт (Aj) мощностью до 14-18 см, серого или темно-серого цвета с бурым оттенком и зернистой структурой. За ним следует иллювиальный горизонт (В) более темного цве­та, большей мощности, плотного сложения с постепенным переходом к материнской породе (С) в виде глинистых аллювиальных отложений.

Серые лесные почвы горно-таежной зоны. Они сформированы на низкогорьях чаще все­го под березово-осиновыми лесами. Этот тип почв подразделяется на подтипы: светло-серые, се­рые и темно-серые лесные почвы. В связи с промывным типом водного режима на территории Шорского национального природного парка преобладают светло-серые лесные почвы. Этот под­тип характеризует большая степень оподзоленности и невысокая мощность гумусового горизонта.

Под лесами имеется лесная подстилка (А0) мощностью до 5 см. Под ним располагается гумусовый горизонт (Aj) - мощностью до 15-20 см, светло-серой часто неравномерной окраски, со слабо выраженной комковато-ореховатой или пластинчатой структурой. На небольших обра­батываемых угорьях этот горизонт (А ) обычно малооструктуренный, больше распыленный.

Гумусово-оподзоленный горизонт (А[А2) должен иметь четкие признаки оподзоленности - ясный белесоватый оттенок, чешуйчатую, пластинчатую или плитчато-ореховатую структуру, мощность до 25-30 см, иногда - 60-70 см.

Подзолисто-иллювиальный горизонт (А2В) считается переходным к иллювиальному (В), имеет почти те же признаки, что и А А^ но с более темным окрасом и мощностью от 2 до 10-12 см.

В распределении механических элементов по профилю может быть отмечено обеднение верхних горизонтов по сравнению с материнской породой илистой фракцией, а в иллювиальном горизонте можно обнаружить развитие процессов оглинения.

Содержание гумуса в горизонте А1п) может быть в пределах 1,5-3 %. Но в его составе будут преобладать фульвокислоты, что отражает кислую реакцию и ненасыщенность основания­ми. Агрофизические свойства этого типа почв малоблагоприятны, так как невысокое содержание гумуса, обеднение илом, обогащение пылевыми фракциями способствуют быстрому обесструк- туриванию верхнего горизонта при распашке. Такие почвы заплывают и образуют корку. Почвы горной тундры имеют совсем незначительное распространение. Сведений о строе­нии почвенного профиля, физико-химических и биологических свойствах фактически отсутству­ют. В связи с представлениями о почвообразуюгцих породах, климате и возможной растительно­сти можно предполагать, что верхний горизонт (А) может быть представлен торфянистой под­стилкой темно-бурого цвета, под которой может залегать грубогумусовый горизонт (Ah) мощностью 2-5 см, за ним либо глеевой горизонт (G) либо сильнооподзоленный (А2), постепенно переходящий в материнскую породу. Общая мощность почвенного профиля вряд ли достигает более 80-100 см.


  1. Что такое естественный радиактивный фон и единицы его измерения?


Естественные радиоактивные фоны определяются а-, у- и [3-излучениями. Среди них [3-из­лучение является мягким и оказывает непосредственное влияние на организм человека, вызывая специфические соматические заболевания и изменения в наследственном аппарате. В связи с этим для оценки уровня [3-излучения в сельских районах Шории был проведен отбор образцов почвы и воды. Следует отметить, что одним из источников ^-излучения в природе являются радиоактив­ные изотопы ряда элементов, в основном К (40), которые содержатся в почве и воде и, мигрируя по трофическим цепям, накапливаются в организмах консументов, в том числе человека. Измерения проводились с использованием аппарата КРВП для регистрации (3-излучения. Единицей измерения (3-активности является беккерель, которая выражается через кг или литр пробы (Бк/кг (л).

  1. Укладываются ли результаты исследования в нормы радиационной безопасности?

Все полученные результаты укладываются в нормы радиационной безопасности (0,5 сЗв/год), однако для более чем половины образцов значение годовых доз выше, чем в среднем по Кемеровской области

Результаты измерений β-активности проб почв на территории Усть-Колзасской сельской администраци

Заключение

Предварительные исследования показывают необходимость проведения более детального комплексного мониторинга Шорского национального природного парка. Он должен быть прове­ден по научно обоснованной программе, охватывающей такие элементы, как уточнение основ­ных типов, подтипов, разновидностей почв, почвенный мониторинг по содержанию микро- и мак­роэлементов, радиационный мониторинг почвы, воздуха, воды, растительности, геоботаничес­кий мониторинг.

Место взятия проб почв

Годовая


доза, сЗв/год

Актив­ность пробы, Бк/кг

Устье р. Кубансу, туристическая стоянка, правый берег р. Мрассу

0.45

408

Кордон Кизас, луг разнотравный, пихтач, правый берег р. Кизас

0.41

652

Окресности озера Икса, h=l 500 м над уровнем моря

0.42

495

П. Мрассу, правый берег, район дражных разработок

0.29

192

15 км южнее п. Мрассу

0.32

405

У2 ниже перевала, папоротниковый пихтовый лес, Мрассинское лесничество

0.37

253

5 км южнее п. Мрассу

0.43

683

Подножье перевала, от п. Мрассу около 3 км, березово-пихтовый лес

0.41

206

Перевал Консинский, разлом, h=l 137 м над уровнем моря, злаково-папоротниковый моховый пихтовый лес, Мрассинское лесничество

0.43

744

Это позволит не только зафиксировать состояние экосистемы территории Шорского нацио­нального природного парка, но и спрогнозировать развитие

отдельных ее компонентов, а также разработать мероприятия по эффективному регулированию устойчивого развития.

Таблица 2


  1. Сколько видов рыб зарегистрировано в реках Шорского Национального парка?


Первое детальное исследование ихтиофауны Горной Шории, включая верхнее течение Мрас­су, было проведено только в 1940 г. экспедицией профессора Томского университета Б.Г. Иоганзе- на. Ее результаты были опубликованы в 1953 г. Они позволяют нам судить о происшедших за полвека изменениях и в некоторой степени прогнозировать будущее.

Экспедиция под руководством Б.Г. Иоганзена обследовала Кондому от р. Шалым ниже Таштагола до самых верховьев - до Малой Кондомы и Таймета, затем верховья Мрассу, Пызас и Ка- бырзу, т. е. она прошла по основным водным артериям будущего национального парка.

В верхнем и среднем течении Мрассу было установлено обитание 14 видов рыб: ленка (ус- куча), тайменя, хариуса, щуки, ельца, пескаря, речного гольяна, окуня, ерша, налима, гольца, щиповки, пестроногого и сибирского подкаменщиков. При этом окунь был найден только в Кон­доме, а нельма не была обнаружена.

Наши исследования были проведены в 1987 г. по Кондоме в районе Таштагола - Спасска, по Мрассу выше Усть-Кабырзы и в 1994 г. от Усть-Кабырзы до Ортона.

В сравнении с первой половиной XX в. к его концу видовой состав рыб Мрассу и Кондомы фактически несколько изменился как в количественном, так и в качественном отношении. Нами отмечены те же виды, что и экспедицией Б.Г. Иоганзена, но ленок зарегистрирован только на основе опросных данных и только в системе Мрассу как очень редкий вид. В 2000 г. он включен в Красную книгу Кемеровской области.

Таймень в верховьях Мрассу, выше Усть-Кабырзы, по современным меркам дос­таточно обычен. В Кондоме (по опросным сведениям) встречается редко.

Хариус обычен во всех крупных реках Горной Шории и в настоящее время является главным объектом спортивного рыболовства.

Самыми многочисленными видами как Мрассу, так и Кондомы являются речной голь­ян, сибирский елец, сибирский пескарь и го­лец. В прошлом они являлись важными объектами рыболовства местного населения.

Речной гольян - мелкая быстрая рыба, обычно не превышающая в длину 8-10 см, населяет все водоемы Горной Шории, включая мелкие ручьи и речки. Гольяны держатся стайками. Ловят их ловушками-мордами, сачками, бреднями с очень мелкой ячеей. Перегородив большим сачком ручей, населенный гольянами, и загоняя их в ловушку, можно в течение одного-двух часов выло­вить до 1 кг рыбы.

Сибирский елец и сибирский пескарь держатся в русле Мрассу и Кондомы, а также по их крупным притокам. Молодь этих видов собирается на речных отмелях тысячными стаями. В про­шлом именно молодь этих видов, длиной 3—4 см, являлась основной сушеной рыбой, заготавли­ваемой местными жителями на зиму.

Налим - крупная, медлительная и холодолюбивая рыба. Ведет в основном ночной образ жизни. Днем прячется под камнями и береговыми обрывами. Выше Усть-Кабырзы налим доволь­но обычен. Ниже по течению встречается реже. В прошлом налима отлавливались стационарны­ми ловушками, а также лучили и били острогой. В 1987 г. выше Усть-Кабырзы мы наблюдали, как дети и подростки ловили налимов - кололи их вилками. Рыбалка была довольно добычлива, но при этом примерно каждая вторая раненая рыба уплывала.

Томский голец является подвидом широко распространенного сибирского гольца. Это не­большая рыба, редко достигающая 20 см, с угревидным телом. Обычно гольцы держатся пооди­ночке под камнями мелководья. Вместе с гольянами гольцы поднимаются в самые мелкие ручьи. Ловят их ловушками-мордами, сачками или просто руками под камнями.

В верхнем течении встречаются щука, окунь, ерш. Нами они отмечены только в русле Мрассу и Кондомы. Эти виды относительно теплолюбивы и не требовательны к наличию кислорода в воде. Они предпочитают заводи и участки реки со спокойным течением, избегают быстрин, не поднимаются к верховьям рек и не заходят в ручьи. Щуки предпочитают держаться в прибрежной растительности.

Сибирская щиповка - мелкая рыбка до 10-12 см длиной, похожая на гольца, но с уплощен­ным с боков телом. Щиповки предпочитает держаться на илистом дне. Нами наблюдались только однажды в 1994 г. около Усть-Кабырзы, вне границ национального парка, и отловлены не были. Других сведений об обитании щиповки в верхнем течении Мрассу и Кондомы нет.

Пестроногий подкаменщик - бычок, или широколобка. Небольшая рыба, обычно до 14-16 см длиной, с большой головой и уплощенным сверху телом. Обитает на каменистом дне, под камнями делает гнездо, после чего самец его охраняет. Подкаменщики требовательны к нали­чию высокого содержания кислорода в воде. Пестроногий подкаменщик встречается по Мрассу как в верхнем, так и в среднем ее течении, а также в крупных и средних притоках Мрассу (Кабыр- за. Анзас и др.) и Кондомы. В 1987 г. в р. Кондоме у Таштагола и п. Спасск бычков нами не обнаружено, но пестроногий подкаменщик был найден в ее притоках (ручье Солдатка и др.). По сообщению местных рыбаков, в Кондоме бычки изредка встречаются только весной.

Сибирский подкаменщик имеет еще более уплощенное тело, чем пестроногий, и белые грудные плавники. Б.Г. Иоганзен назы­вал его обычным видом для Кондомы и Мрас­су. Нами он найден только в Мрассу, при этом выше Усть-Кабырзы он обычен и по числен­ности несколько превосходит пестроногого. Ниже Усть-Кабырзы сибирские подкаменщи­ки встречаются реже. Необходимо сказать, что в прошлом сибирский подкаменщик указывался для Томи и ее притоков как обычный вид наравне с пестроногим подкаменщиком. В настоящее время, кроме указанных районов Мрассу, более нигде в Кемеровской области сибирского подка­менщика нам обнаружить не удалось. Так же как и ленок, он включен в Красную книгу Кемеров­ской области.


  1. Какие виды рыб признаны редкими и занесены в Красную книгу Кемеровской области?


В сравнении с первой половиной XX в. к его концу видовой состав рыб Мрассу и Кондомы фактически несколько изменился как в количественном, так и в качественном отношении. Нами отмечены те же виды, что и экспедицией Б.Г. Иоганзена, но ленок зарегистрирован только на основе опросных данных и только в системе Мрассу как очень редкий вид. В 2000 г. он включен в Красную книгу Кемеровской области.

Пестроногий подкаменщик - бычок, или широколобка. Небольшая рыба, обычно до 14-16 см длиной, с большой головой и уплощенным сверху телом. Обитает на каменистом дне, под камнями делает гнездо, после чего самец его охраняет. Подкаменщики требовательны к нали­чию высокого содержания кислорода в воде. Пестроногий подкаменщик встречается по Мрассу как в верхнем, так и в среднем ее течении, а также в крупных и средних притоках Мрассу (Кабыр- за. Анзас и др.) и Кондомы. В 1987 г. в р. Кондоме у Таштагола и п. Спасск бычков нами не обнаружено, но пестроногий подкаменщик был найден в ее притоках (ручье Солдатка и др.). По сообщению местных рыбаков, в Кондоме бычки изредка встречаются только весной.

Сибирский подкаменщик имеет еще более уплощенное тело, чем пестроногий, и белые грудные плавники. Б.Г. Иоганзен назы­вал его обычным видом для Кондомы и Мрас­су. Нами он найден только в Мрассу, при этом выше Усть-Кабырзы он обычен и по числен­ности несколько превосходит пестроногого. Ниже Усть-Кабырзы сибирские подкаменщи­ки встречаются реже. Необходимо сказать, что в прошлом сибирский подкаменщик указывался для Томи и ее притоков как обычный вид наравне с пестроногим подкаменщиком. В настоящее время, кроме указанных районов Мрассу, более нигде в Кемеровской области сибирского подка­менщика нам обнаружить не удалось. Так же как и ленок, он включен в Красную книгу Кемеров­ской области.

В заключение обзора ихтиофауны наци­онального парка необходимо сказать, что тай­мень и хариус остаются самыми ценными объектами любительского рыболовства. Но состояние численности тайменя нужно кон­тролировать, не допуская его перевылова. Се­годня таймень уже включен в «Приложение» к Красной книге Кемеровской области как вид - Ленок кандидат в Красную книгу. Наибольшую тре­вогу вызывает состояние ленка (ускуча). По причинам, не до конца понятным ученым, он оказал­ся на грани полного исчезновения в Горной Шории, в том числе и в шорском национальном парке. Вероятно, в условиях некоторого потепления климата, а также небольшого обмеления и несколь­ко большего прогрева горных рек менее требовательные к содержанию кислорода виды рыб бу­дут продвигаться выше по течению. В то же время наиболее холодолюбивые и требовательные к содержанию кислорода, такие как ленок и сибирский подкаменщик, будут отступать.


  1. Способы ловли рыб местным населением в Горной Шории.


С древнейших времен рыболовство играло важную роль в хозяйстве шорского населения. Доказательством служат археологические находки, а также разнообразие технических приемов рыбалки и наличие развитой терминологии, связанной с рыболовством. Показательно, что значе­ние рыболовства нашло отражение и в шорском фольклоре. В шорских легендах, записанных миссионером Василием Вербицким, шорские богатыри занимаются рыболовством, строят в реке загородки для ловли рыбы.

В горных районах, где основой хозяйственной деятельности являлась охота, рыболовство имело подсобный характер, но в богатых рыбой низовьях Мрассу и Кондомы рыболовство высту­пало как самостоятельная отрасль традиционного шорского хозяйства.

Известный исследователь Сибири XIX в. В.В. Радлов в 1893 г. писал, что рыболовство в низовьях Мрассу и Кондомы является главным занятием шорцев, которое очень прибыльно. При этом женщины и дети плетут большое количество сетей и продают их в Кузнецке. Тот, кто в тече­ние лета на свою рыбу не приобрел достаточно муки, в течение зимы терпел нужду и голод, мно­гие умирали от недостатка пищи.

В 1900 г. на Мрассу рыбным промыслом было занято 71,5% шорских хозяйств, на Кондо­ме - 38,7 %. Главными промысловыми видами были: щука, хариус, таймень, налим, язь, ле­нок и мелкая рыба.

Как пишет в своей книге «Очерки по истории Шории» известный этнограф Л.П. Потапов (1936), в рыболовстве шорцев большое значение имел лов мелкой рыбы, начиная с 3-4 см. Спо­соб ее лова граничил с собирательством. Женщины и дети целыми днями бродили по мелким ручьям, речным отмелям и заливам и ловили рыбью молодь сачками, бреднями, просто руками под камнями. Такую рыбалку можно наблюдать и в настоящее время. Обычным способом добычи рыбы было в прошлом и остается в настоящее время установка плетеных ловушек, сейчас - по тип}- морд. Однако для более масштабной заготовки мелкой рыбы использовали специальную сеть «пара», напоминающую длинный мешок. Для ее установки небольшую речку или ручей пе­регораживали загородкой из плетеных прутьев. Загородку ставили так, чтобы она образовывала острый угол, в вершину которого ставили «пара». Обычно за 1-2 дня сеть наполнялась рыбьей молодью. Добытую таким образом рыбу сушили на солнце и заготавливали впрок на зиму. Она являлась обязательной приправой к традиционной похлебке с шариками из теста.

Во многом от запасов мелкой сушеной рыбы, которую заготавливали женщины и дети, зави­село благополучное переживание длинной, суровой и многоснежной зимы. Мелкая рыба (речные гольяны, гольцы, молодь пескаря и ельца), многочисленная в Мрассу и ее притоках, зачастую являлась более стабильным источником пропитания аборигенного населения, чем звери и птицы, а ее добыча не требовала специальных умений и навыков, больших физических затрат и доста­точно дорогостоящего охотничьего снаряжения.

Крупную рыбу обычно ловили сетями и неводами. Сети плели из волокон конопли. Были они самые разные по размерам и устройству, в том числе - многорядные, рассчитанные на ловлю от самых крупных рыб до мелких. Ловлей тайменя, налима и ленка особенно славились Хомутов­ские пороги в среднем течении Мрассу. В 1960-х гг. они были взорваны для удобства молевого сплава леса.

Осенью крупную рыбу: щук, тайменей, налимов - «лучили». Ночью на носу лодки разжига­ли костер (позже его заменил фонарь) и тихо плыли по течению. Освещаемых светом спящих рыб били острогой. Щук иногда стреляли из специального лука и ловили петлями.


  1. Как ловится рыба браконьерским способом «Ашнар»?


Однако самым уловистым и одновременно истребительным был способ ловли «ашнаром» - большим ящиком, длиной 3 на 1—1,5 м. Осенью, когда рыба скатывается на зимовку в низовья Мрассу, Кондомы и в Томь, речки перегораживали специальными плетеными плотинами, кото­рые, забиваясь осенними листьями, поднимали воду. В плотине для слива воды делали проем, под который устанавливали ловушку. Этим способом из речки вылавливалась практически вся рыба.

Таким образом, можно констатировать, что задолго до начала промышленного освоения Горной Шории рыбные ресурсы ее рек подвергались постоянной усиленной эксплуатации со сто­роны местного населения.


  1. Отчего из года в год скуднеют рыбные запасы Шорского Национального парка?


Включение Шории в систему российских экономических отношений, появление новых форм хозяйствования, таких как огородничество, пчеловодство, значительно снизили зависимость мес­тного населения от «урожая» продуктов дикой живой природы и отодвинули угрозу голода, по­стоянно витавшую над шорскими селениями, о чем писали многие исследователи. С XVIII в. и до первой четверти XX в. рыба оставалась не только важным продуктом питания местного населе­ния. но и предметом торговли - экспортной продукцией, наряду с пушниной.

До масштабного промышленного освоения, которое началось в 1930-е гг., природные экоси­стемы Шории не испытывали такого антропогенного пресса, который вызывает деградацию и масштабное изменение природных сообществ. В бассейне Мрассу промышленное использование природных ресурсов развивалось по двум направлениям, оба они оказывали самое непосредствен­ное воздействие на водные экосистемы. В Горной Шории проводились обширные лесозаготовки и добывалось золото.

В течение полувека с 1930-х и до конца 1980-х гг., когда молевой сплав был запрещен, заготов­ленную древесину сплавляли по рекам. Еще в 1987 г. нам приходилось наблюдать, как стволы деревь­ев с помощью трелевочной техники стаскивались и укладывались штабелями на берегу Мрассу. Затем по большой воде бульдозерами их сталкивали в реку, и они отправлялись в самостоятель­ное плавание в низовья реки, где их вылавливали. Такой способ доставки леса достаточно дешев, но разрушителен для природы. Нарушались не только речные берега, но и речное дно. Часть бре­вен тонула и годами гнила в реке. Оголение горных склонов местами вызвало эрозию. Нарушился режим стока воды в реки. С территорий, занятых лесом, снеговая и дождевая:,вод а постепенно стекает в реки, постоянно подпитывает их. Пройдя через «лесной фильтр», она кристально чиста. Там же, где лес оказался сведен, вода скатывается быстро и способствует образованию разруши­тельных паводков. Речная вода при этом мутная, несет песок, глину, частички почвы.

Добыча золота также отрицательно влияет на речные экосистемы - химическим и механи­ческим загрязнением реки, изменением ее берегов и русла. В местах работы золотодобывающих драг в долинах рек остались глубокие котлованы.

К счастью, после прекращения грубого воздействия человека природа достаточно быстро залечивает нанесенные ей раны. На вырубках восстанавливается лесная растительность, замыва­ются ямы и котлованы, выравниваются печные берега. Удивительно, но на зарастающих выруб­ках и в речных долинах после окончания добычи золота животный мир в течение многих лет остается богаче и разнообразнее, чем на окружающих, не тронутых деятельностью человека тер­риториях. Это объясняется разнообразием и мозаичностью условий, которые создались в нару­шенных экосистемах.

О том, как сказалась деятельность человека на фауну рыб (ихтиофауну) верхнего течения Мрассу и Кондомы, однозначно сказать трудно.

По мнению местного населения, рыбные богатства реки год от года скудеют. Раньше в этом обвиняли лесосплав и лесозаготовителей, потом - достаточно многочисленных «диких» турис­тов, которые ежегодно тихо сплавлялись по Мрассу и рыбачили на удочки и спиннинги. В 1990-х гг. число туристов уменьшилось, но рыбы больше не стало. Проведенное в 1994 г. исследование показало, что около каждого шорского поселка р. Мрассу уставлена сетями. При этом сети про­верялись нерегулярно, в результате чего до 80 % попавшей рыбы сгнивало и в пищу не годи­лось. Нерегулярность проверки сетей местные жители объясняли дороговизной бензина для моторных лодок, нехваткой времени, но сети не снимали. Как-никак, а 1-2 рыбы в сети иног­да оказывались свежими.

Туристический маршрут по Мрассу был одним из самых популярных и не только в Кузбас­се. После образования национального парка число туристов, сплавляющихся по Мрассу, заметно сократилось. Перекрытие традиционного маршрута Усть-Анзасским участком национального парка предполагало не только стабильное пополнение казны парка за счет туристов, но и создание для туристов комфортных условий, определенной сферы обслуживания, показа достопримечательно­стей и т. п. Однако в реальности этого не произошло. Теперь за право проплыть по Мрассу нужно было платить деньги - покупать путевку. Но это полбеды. Гораздо хуже было то, что некоторые местные жители присвоили себе право останавливать туристов под предлогом проверки путевки и заниматься мелким вымогательством. Компании нетрезвых «проверяющих», для солидности называющие себя помощниками лесника или егеря, часами сидела на берегу в ожидании турис­тов. Иногда кто-нибудь из них оказывался экипирован элементами форменной одежды лесничего: фуражкой, курткой и т.п. После ряда инцидентов популярность туристического маршрута значи­тельно уменьшилась. Однако необходимо заметить, что в последние годы ситуация в парке замет­но улучшилась, и сплав по р. Мрассу возвращается.


  1. Сколько видов класса земноводных и присмыкающихся водится на территории Шорского Национального парка?


На территории национального парка земноводные и пресмыкающиеся до недавнего времени оставались практически неизученными группами наземных позвоночных. Из обитающих в Кемеров­ской области 5 видов земноводных и 6 видов пресмыкающихся (Определитель земноводных и пре­смыкающихся. .., 1977; Белянкин, 1978; Белянкин и др., 1979; Кузьмин, 1999; Красная книга..., 2000; и др.), в парке пока найдены только 2 вида земноводных, но все 6 видов пресмыкающихся.


  1. К какой языковой группе относятся шорцы?

Шорцы - тюркоязычный народ, исторические предки которого в XVII XVIII вв. были боль­ше известны русским переселенцам под названием «кузнецкие татары» (по роду одного из их занятий - кузнечеству) или по родоплеменным названиям - абинцы, бирюсинцы.

В настоящее это народ, проживающий на юге Кемеровской области в горно-таежной мест­ности, получившей в начале XX в. название Горная Шория. Немногочисленные группы шорского населения, не утратившего своей традиционной культуры и разговорного языка, сохранились только в таежных улусах по р. Мрассу и ее левому притоку Пызасу (пп. Усть-Анзас, Чилису-Анзас и др.). Часть шорцев проживает в Республике Хакасия, где они слились с хакасами.

К приходу русских в верховья Томи процессы межэтнической интеграции различных по происхождению групп местного населения были в основном завершены, все они были тюркоязычны.


  1. В каком веке коренное население Горной Шории назвали шорцами?


С образованием в XVII в. Кузнецкого уезда - новой этнической территории, с усилением в ее пределах экономических, языковых и этнокультурных контактов началось формирование нового этноса, названного в XX в. «шорским».

Общим самоназванием всех групп шорцев стало «татар-кижи» или «шорцы». Кроме того, различные группы исторических предков современных шорцев именовались в источниках по- разному: по местообитанию - черневые татары, мрасцы, кондомцы, верхотомцы или по названи­ям родов - абинцы, шорцы, каларцы, каргинцы, а также по основному роду занятий - кузнецкие татары.

В истории шорского этноса этнографами принято выделять три этапа.

  1. Формирование этно-территориальных групп (XVII - нач. XX вв.).

  2. Формирование шорского этноса в условиях советского национально-культурного строи­тельства (середина 1920-х - 30-х гг.).

Ослабление этнической специфики и ассимиляция шорского этноса (1940-е гг. - настоя­щее время).


  1. Когда был образован Горно-Шорский национальный район, когда ликвидирован и какие районы были созданы за счёт его разукрупнения?


В ноябре 1925 г. состоялась 1-я партийная конференция уже Горно-Шорского района. В целях сохранения вновь создаваемого национального района на совещании, состоявшемся 1 апреля 1926 г. и посвященном вопросам советского строительства, был поставлен вопрос об организации сельских исполкомов в четырех населенных пунктах: Кондоме, Кузедееве, Усть-Кобырзе, Мысках (ГАКО, ф. П- 3, on. 1, д., 35, л. 3; д. 36, л. 3). А Постановлением Кузнецкого окрисполкома от 26 октября 1928 г. (Кимеев, 1989, с. 134) на территории Горно-Шорского национального района было образовано два исполнительных комитета с правами волостных исполкомов и непосредственным их подчинением Горно-Шорскому райисполкому - это Усть-Кобырзинский (включал 7 сельсоветов с населением 4726 чел.) и Кондомский (включал 7 сельсоветов с населением 5630 чел.).

Административно-территориальное районирование продолжалось и в последующие годы. Так в мае 1929 г. оргкомитет Кузнецкого окрисполкома рекомендовал:

произвести раздел Горно-Шорского национального района на два - с резиденция­ми в сс. Кузедеево и Усть-Кабырза и передать в подчинение Кузнецкому району близлежа­щую к нему часть. При этом перенести резиденцию Горно-Шорского района ближе к шорско­му населению;

передать часть территории Горно-Шорского района (примерно от улуса Мыски на се­вере и до с. Кузедеево на юге) Кузнецкому району.

До 1939 г. Горно-Шорский национальный район входил в Новосибирскую область и был подчинен Западно-Сибирскому крайисполкому. В административном отношении он делился на 34 (по другим архивным данным - 35) сельских и 4 поселковых совета (Архив МАЭ им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН, ф. 3, on. 1, № 232, л. 13, 15, 16).

Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 22 июня 1939 г. Горно-Шорский нацио­нальный район был ликвидирован. За счет его разукрупнения были созданы Таштагольский, Мысковский и Кузедеевский районы (ГАКО, ф. П-124, on. 1, д. 4, л. 5, 66; Архив МАЭ им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН, ф. 3, on. 1, № 232, л. 66; Потапов, 1956, с. 518).

Важным шагом на пути ликвидации национального неравенства было формирование советской сис­темы управления и самоуправления. Для управления Горно-Шорским национальным районом в октябре 1925 г. на I съезде Советов Горной Шории был создан Горно-Шорский районный исполнительный комитет Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (ГАКО, ф. Р-64, справка, с. 2; оп. 2, д. 1, л. 49). До 1930 г. он подчинялся Кузнецкому исполкому. Его аппарат состоял из отделов: административного, фи­нансово-налогового, земельного, военного, общего и секретариата; секций: сельскохозяйственной, админи­стративно-правовой, торгово-кооперативной, финансово-налоговой, здравоохранения. Президиум райиспол­кома состоял из 5 человек.

Органами местного самоуправления на территории Горной Шории стали сельские советы. Их было образовано 35 (ГАКО, ф. Р-1138, on. 1, д. 1, л. 2-38, 44). В силу исторических и природ- но-климатических условий территория Горно-Шорского национального района условно делилась на два района - южный и северный. По данным Н. П. Дыренковой, вся территория Горно-Шорс- кого национального района была разделена на «кусты». В южной части Горной Шории их было образовано два: Мрасский, состоящий из 7 сельсоветов, которые объединяли 133 селения, и Кон­домский, состоящий так же из 7 сельсоветов, объединяющих 141 селение.

Первоначально сельские советы в Горной Шории были и национальные и смешанные. В 1927 г. на основании решения I Окружного совещания национальных меньшинств (протокол № 33 от 07.10.1927 г. - ГАКО, ф. Р-64, оп. 2, д. 1в, л. 78) из смешанных сельсоветов были выделены национальные. Это было сделано в связи со спецификой работы среди шорцев, а также с целью ее активизации в национальных сельсоветах. Института «туземных» советов в системе самоуправ­ления в Горной Шории не было. Этим ситуация здесь отличалась от практики, существовавшей в других национальных районах, где они были.


  1. Какие органы самоуправления были созданы на территории Горной Шории, их количество и национальный состав?


Важным шагом на пути ликвидации национального неравенства было формирование советской сис­темы управления и самоуправления. Для управления Горно-Шорским национальным районом в октябре

    1. г. на I съезде Советов Горной Шории был создан Горно-Шорский районный исполнительный комитет Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (ГАКО, ф. Р-64, справка, с. 2; оп. 2, д. 1, л. 49). До 1930 г. он подчинялся Кузнецкому исполкому. Его аппарат состоял из отделов: административного, фи­нансово-налогового, земельного, военного, общего и секретариата; секций: сельскохозяйственной, админи­стративно-правовой, торгово-кооперативной, финансово-налоговой, здравоохранения. Президиум райиспол­кома состоял из 5 человек.

Органами местного самоуправления на территории Горной Шории стали сельские советы. Их было образовано 35 (ГАКО, ф. Р-1138, on. 1, д. 1, л. 2-38, 44). В силу исторических и природ- но-климатических условий территория Горно-Шорского национального района условно делилась на два района - южный и северный. По данным Н. П. Дыренковой, вся территория Горно-Шорс- кого национального района была разделена на «кусты». В южной части Горной Шории их было образовано два: Мрасский, состоящий из 7 сельсоветов, которые объединяли 133 селения, и Кон­домский, состоящий так же из 7 сельсоветов, объединяющих 141 селение.

Первоначально сельские советы в Горной Шории были и национальные и смешанные. В 1927 г. на основании решения I Окружного совещания национальных меньшинств (протокол № 33 от 07.10.1927 г. - ГАКО, ф. Р-64, оп. 2, д. 1в, л. 78) из смешанных сельсоветов были выделены национальные. Это было сделано в связи со спецификой работы среди шорцев, а также с целью ее активизации в национальных сельсоветах. Института «туземных» советов в системе самоуправ­ления в Горной Шории не было. Этим ситуация здесь отличалась от практики, существовавшей в других национальных районах, где они были.


  1. С какого года делопроизводство вводится в национальных сельсоветах на шорском языке?


В 20-30-е гг. XX в. в сельских советах, особенно национальных, практически отсут­ствовали квалифицированные работники. Шорцы, как и другие представители национальных меньшинств - чуваши, мордва и др., выбиравшиеся на эти должности, были безграмотны. Зачастую на должность секретаря назначались представители русской национальности, кото­рые не знали шорского языка. И таких шорских сельсоветов насчитывалось до 30 %. Это осложняло работу сельских советов, была текучесть кадров.

Чтобы улучшить ситуацию, Горно-Шорским райисполкомом был предусмотрен ряд мер: про­ведение курсов повышения квалификации технического персонала сельсоветов, «коренизация» аппа­рата (ведение делопроизводства, судопроизводства на родном национальном языке, подготовка канди­датов из национального актива, введение служащих - представителей национальных меньшинств в государственный, советский и партийный аппараты). Делопроизводство на шорском языке стало вво­диться в национальных сельсоветах (Мысковском, Чувашинском, Сыркашенском) с августа 1930 г. (ГАКО, ф. П-3, on. 1, д. 7, л. 20; д. 31, л. 46, 47; Р-1138, on. 1, д. 45, л. 1, 4, 12, 19). Теперь переписка между этими сельсоветами и райисполкомом велась на шорском языке.


  1. Какими налогами облагалось население Горной Шории?


Кризисное состояние промыслового комплекса и снижение уровня жизни автохтонного населе­ния в начале 20-х гг. в значительной мере определялись системой налогообложения и трудовых повин­ностей, возложенных государством на коренное население. Причем ее негативные последствия для населения национальных районов хотя и осознавались органами местной исполнительной власти, но далеко не в полной мере. Так в информационном письме заведующего Губотнацем (Томской губер­нии) в Наркомнац (№ 455 от 5.09.1923 г.), посвященном проблеме поиска новых организационных формах работы в условиях планируемой ликвидации системы Наркомнаца, констатировался целый ряд фактов, отражающих неэффективность проводимой в Горной Шории национальной политики в послереволюционные годы. Выразилось это в признании сложившихся реалий.

  • Устанавливаемые цены на предметы первой необходимости стали «выше рыночных», что привело к «несимпатизированию туземного населения кооперации»;

  • Отмечается тенденция концентрации рыболовных угодий в руках «русского и местно­го кулацкого населения»;

  • Фиксируется резкое обнищание населения и голод, выразившиеся в том, что в 1920- 1921 гг. туземное население было не в состоянии прокормиться своим трудом, а улучшение эко­номической ситуации 1922 г. выразилось только в том, что «доходы от промысла достигают про­житочного минимума» (ГАТО, ф. Р28, on. 1, д. 1281, л. 34);

  • Получена информация, что население Мрасской, Верхе-Кондомской волостей «стало уходить в неизвестном направлении, предположительно в Монголию и Ойратскую республику» (ГАТО, ф. Р28, on. 1, д. 1281, л. 7).

Отчасти сложившаяся ситуация, на наш взгляд, определилась тем, что в вопросах налого­обложения органы власти в целом проигнорировали сложившуюся в дореволюционный период практику предоставления налоговых льгот на основе признания этнической специфики систем жизнеобеспечения и социальной организации. В национальных районах, как и повсеместно по Сибири, на сельские общества возложили коллективную ответственность за выполнение уста­новленных для них продовольственных заданий. При сборе налогов круговая порука отменялась, в качестве основной окладной единицы стала выступать не община, проводившая распределение налогов по дворам, а собственно хозяйство. Данный принцип привел не только к персонификации ответственности, но и к необходимости резкого расширения штатного состава налоговых служб. Оформляться он стал в 1921 г., когда на основе краевого, губернского и уездного продовольствен­ного аппарата была расширена продовольственная налоговая инспектура, увеличены и укомп­лектованы штаты заготовительных контор (Крестьянство Сибири.., 1983, с. 101-102). В состав основных налогов (не считая местных) были включены: промысловый (по факту ведения промыс­лов), подоходный, сельскохозяйственный налоги, гербовые сборы (по всем письменным сделкам). В Горной Шории, впервые за всю ее историю в составе российского государства в 1920-1921 гг. для автохтонного населения были введены трудовые повинности. Выразились они в том, что все трудоспособное население района (включая инородческое) в зимний (промысловый) сезон при­влекалось к трехнедельным лесозаготовкам, расплата по которым при недостаточном завозе хле­ба проводилась водкой и «предметами роскоши». В эти же годы был поставлен вопрос и о привле­чении шорцев к «отправлению гоньбы» (ГАТО, ф. Р-28, on. 1, д. 1281, л. 168). В 1922 г. натураль­ный характер трудгужповинности в таежных районах Кузнецкого уезда (и Нарымского края) было предложено сменить на сбор дополнительного местного налога в денежной форме. Причем пред­полагалось взыскивать в размере 30 % от начисляемых сумм «исключительно только ввиду безде­нежья этих районов» (ГАТО, ф. Р28, on. 1, д. 1281, л. 2, 2 об). В состав промысловых сборов были включены и билеты на проведение кедрового промысла, установленные к 1924 г. в размере 8 руб­лей. При этом платежи не приводились в соответствие с сезонной урожайностью кедрового ореха, что достаточно болезненно било по бюджетам бедняцкой части, вышедшей во время проведения учредительного Татаро-Шорцевского горно-районного съезда (05-09.08.1924) с инициативой о снижении взимаемой платы (ГАТО, ф. 480, on. 1, д. 2, л. 59).


  1. В каком году и какую последнюю правовую привилегию потеряли шорцы?


Принимаемые меры по облегчению экономического положения автохтонного населения Шории за счет снижения прессинга налогообложения, не означали, что в этих районах происхо­дил отход от общегосударственного курса. Органы региональной исполнительной власти прово­дили единую с центром социальную политику, в рамках которой выделение какого-то особого «национального курса» могло сразу быть расценено как националистическое и контрреволюци­онное. Введение коренного населения в общероссийскую систему налогообложения, отказ в про­цессе землеустройства от практики выделения территорий приоритетного этнического природо­пользования в значительной мере предопределили то, что малочисленные коренные народы Юж­ной Сибири перестали рассматриваться в качестве особой социальной группы. Сословные по своему внутреннему содержанию права повсеместно ликвидировались. В 1924 г. шорцы потеря­ли последнюю из сохраняющихся правовых привилегий: согласно одного из решений съезда ими была принята на себя воинская повинность. Следует особо отметить, что, судя по протоколам съезда, решение было принято на добровольной основе и коллегиально. Одним из основных аргу­ментов для принятия стали тезисы представителя Сибревкома Гайсина об открывающейся воз­можности: а) получения в армии образования; б) прохождения через систему «общественно-по­литического воспитания»; в) повышения уровня культуры молодежи. В тоже время, по протоко­лам прослеживается и то, что принятие воинской обязанности имело в среде шорцев как сторон­ников, так и противников (ГАТО, ф. 480, on. 1, д. 1, л. 62). Проблема повышения культурного уровня была достаточно острой. Учитывая, что к началу 20-х гг. система образования, организо­ванная миссией, фактически распалась и основная масса шорцев была неграмотной, прохожде­ние воинской службы, действительно могло стать реальной перспективой, как повышения куль­турного уровня, так и изменения социального статуса. В охвате автохтонного населения воинской повинностью государственные структуры действовали решительно, и случаев активного сопро­тивления населения принятому на съезде решению в историографии не прослеживается.


  1. Когда и по какой причине Горшорлаг, ранее подчинены Сиблагу стал самостоятельным и подчинённым непосредственно ГУЛАГу НКВД СССР?


Как отмечалось выше, в Горной Шории большинство колхозов не были сориентированы на плановое развитие традиционного промыслового хозяйства. Общее направление развития эконо­мики района определили потребности золотых приисков и системы ГУЛАГа.

В 30-е гг. на территории Кузбасса вторым после Сиблага по масштабам и серьезности выполня­емых работ, численности спецконтингента, результативности считался Горношорский исправитель­но-трудовой лагерь. Горшорлаг как самостоятельный и подчиненный непосредственно ГУЛАГу НКВД СССР, ранее подчинявшийся Сиблагу, официально был образован на основании приказа по НКВД № 0-75 от 25 апреля 1938 г. и приказа по Управлению Сибирских исправительно-трудовых лагерей НКВД СССР № 0-22 от 26 апреля 1938 г., где говорилось о расформировании Ахпунского отделения Сиблага НКВД СССР. Причиной появления самостоятельного лагеря на территории Кузбасса была необходимость создания оперативного управления строительными работами на важнейшем объекте края - Горношорской железной дороге. К тому времени гигантская машина Сиблага, объединявшая территории пяти областей и двух автономных республик, подчиненная единому центру - Новосибир­скому управлению, начала давать неоправданные перебои, система управления нуждалась в принци­пиальной реорганизации. Иначе производственные задачи лагерь мог не выполнить.


  1. Когда окончилось строительство Горно-Шорской железной дороги и когда начались масштабные лесозаготовки?


12 сентября 1940 г. в лагере готовились к празднику - окончанию строительства Горношорской дороги. В приказе № 290 отмечалось, что после длительной и напряженной работы строительство железной дороги в основном закончено. Это ставит на очередь дня решение вопроса большой госу­дарственной важности - переход Кузнецкого металлургического завода на местное сырье. Безуслов­но, сам факт завершения невероятно сложной, трудоемкой стройки вызывает уважение к ее строите­лям - людям, лишенным свободы, элементарных человеческих условий труда и быта.

Завершение строительства железнодорожного полотна от Таштагола (Шалыма, Шерегеша) до Сталинска, т. е. до КМК , для того времени было огромной победой.

Сеть подразделений Горношорского исправительно-трудового лагеря (Горшорлаг) была развернута с 1938 г. и пропустила через себя более 100 тыс. человек, несопоставимо больше об­шей численности автохтонного населения. Относительная отдаленность Шории от основных сель­скохозяйственных районов приводила к тому, что система исправительных лагерей испытывала постоянную нехватку продовольствия, ставя на повестку дня ориентацию населения созданных колхозов на развитие производящих отраслей сельского хозяйства. С 1939 г. для обеспечения сы­рьем лесокомбината, сориентированного на строительство Горношорской железной дороги, в промысловых районах были начаты масштабные лесозаготовки.


  1. Когда был развёрнут Южкузбасслаг, (его отделения, лесопункт) и основные виды его деятельности?


В 1947 г. на территории Шории был развернут Южно-Кузбасский исправительно-трудовой лагерь (Южкузбасслаг), в числе под­разделений которого находились Абагурское, Кумзасское, Ольжерасское, Мысковское, Тутуяс- ское, Кабырзинское, Кондомское лагерные отделения и Усть-Мрасский л./п. Через этот лагерь прошло в период 1940-1960-е гг. еще около 60 тыс. человек. В качестве основных видов произ­водственной деятельности для его заключенных были определены лесозаготовки, строительство дорог и сельское хозяйство. В значительной мере это объясняется тем, что лесная промышлен­ность была передана в органы МВД, и при организации Южкузбасслага перед ним была постав­лена задача бесперебойного обеспечения Кузбасса древесиной (Принудительный труд.., 1994, с. 10, 37, 174-175, 186). Обе выбранные стратегии развития горных участков (развитие сельского хозяйства и лесозаготовки) уже на исходных позициях предопределяли достаточно высокий уровень антропо­генного воздействия на таежные ландшафты Шории, при котором сохранение традиционного про­мысла как основы жизнеобеспечения основной части населения становилось невозможным. Если попытки интенсивного развития сельского хозяйства остались бы неудачными, это не могло не приве­сти к распаду традиционных этноэкосистем и миграции сельского населения в города.

Выполнению этой важнейшей задачи, естественно, способствовала жесткая организация работы лагеря. В приказе № 290 от 12 сентября 1940 г. выделены наиболее важные причины удач­ного завершения строительства. В нем говорилось: «Благодаря сознательному и добросовестно­му отношению к труду большинства заключенных в 1938-1939 и 1940 гг. строительство ежегодно выполняло план свыше 100 % с неплохим качеством. Предварительная комиссия по приемке ли­нии в большинстве случаев дала отличную оценку качества работы».

Когда праздничные «фейерверки» отсверкали и «музыкальное сопровождение» затихло, на­ступили будни, принесшие новые хлопоты, заботы, новые проблемы. Горношорский лагерь прекращал таким образом свою деятельность на данной территории и по законам военного вре­мени, да и просто по военным законам обязан был передислоцироваться. Уже 24 декабря 1940 г. в приказе № 388 расписывались основные функции руководства лагеря по перевозке оборудования, контингента в разные точки Советского Союза. В нем отмечалось: «В связи с окончанием основ­ных работ по постройке железнодорожной линии Мундыбаш - Таштагол и предстоящего переме­щения лагеря вместе с инвентарем и оборудованием на новое строительство, необходимо в крат­чайший срок все бывшее на строительстве оборудование привести в состояние полной готовнос­ти, комплектности с тем, чтобы лагерь приступил к работе на новой стройке, был готовым к вы­полнению любого задания правительства». Все колонны, кроме семи, в срочном порядке вывезе­ны, остальные вернулись в состав Ахпунского отделения. Последнее до начала 1943 г. оставалось в подчинении Сиблага, и лишь после его выделения в отдельный сельскохозяйственный лагерь с Управлением в г. Мариинске, было передано отделу исправительно-трудовых колоний НКВД (ОИТК) Кемеровской области. Так закончил свое существование самый первый из всех крупных лагерей Кузбасса - Горношорский.


  1. Почему размещение населённых пунктов на территории Шорского Национального парка носит очагово-дисперстный характер?


Демографические процессы, протекающие в национальных районах, представляют особый интерес. С одной стороны, они достаточно яркий показатель эффективности курса национальной политики. С другой - позволяют увидеть латентные (скрытые) механизмы адаптации этносов к меняющимся социально-экономическим условиям. !

В связи с этим выявление специфики этнодемографической ситуации, сложившейся к настоя­щему времени в национальных районах Горной Шории (территория национального парка), составля­ло одну из главных задач исследований на территории национального парка (1993-2002 гг.). Специа­листами Кемеровского госуниверситета было обследовано население следующих сельских админис­траций: Усть-Анзасской, Чилису-Анзасской, Усть-Колзасской и Кызыл-Шорской.

Особое внимание уделялось не только характеристике особенностей воспроизводства ав­тохтонного и русского этносов, но и анализу причин, обусловливающих направленность демогра­фических процессов. Учитывалась как этническая специфика процессов, так и социально-эконо­мическая обстановка.

По этническому составу населения не все из обследованных территорий идентичны. Среди них выделяются с одной стороны преимущественна моноэтничные, а с другой - полиэтничные, что предопределяет и специфику протекающих в настоящее время демографических процессов. Население, проживающее на территории Усть-Анзасской и Чилису-Анзасской сельских админис­траций, состоит из шорцев при незначительной доле русских и представителей других этничес­ких групп. В структуре населения Усть-Колзасской и Кызыл-Шорской сельских администраций, напротив, представители автохтонного и русского этносов составляют примерно равные доли.

Существующая в Горной Шории в настоящее время система расселения, т. е. характер разме­щения населенных пунктов по территории, численность и этнический состав населения и особеннос­ти локализации зон хозяйственного освоения в целом схожа с традиционной, которая существовала здесь еще в дореволюционный период. Последней был свойственен очагово-дисперсный характер размещения населенных пунктов. Он предполагает наличие ограниченного числа относительно круп­ных поселений (до нескольких десятков дворов), выступавших в роли центров территориальной са­моорганизации населения, как правило, окруженных гораздо более мелкими поселками (2-20 домо- хозяйств), образующих местную периферию.


  1. Как изменилась система расселения в связи с развитием исправительных учреждений, приисков, колхозов?


Позднее, начиная с 20-хх гг. XX в., в связи с развитием сети исправительных учреждений, приисков, участков лесозаготовок, некоторые небольшие перифе­рийные поселки укрупнялись по мере роста числа рабочих мест и создания социально-экономической инфраструктуры района. Нередко в период колхозного строительства и промышленного освоения Гор­ной Шории появлялись новые населенные пункты. Этот процесс сопровождался снижением уровня значимости в структуре расселения традиционных элементов, базирующихся на экстенсивном, нату­ральном, преимущественно добывающем, хозяйстве шорцев, которое могло практиковаться только при существенной рассредоточенности населения и осваиваемых угодий. В последние полтора деся­тилетия ситуация изменилась. В условиях социально-экономического кризиса были ликвидированы многие предприятия, обеспечивавшие не только занятость населения, но и инфраструктуру поселков и сельских администраций, что не могло не сказаться и на структуре расселения. Однако характер ее изменения в разных районах парка был неодинаков.


  1. Как сказался социально-экономический кризис на структкре населения?


Изменение структуры населения южносибирского региона шло в двух направлениях. С од­ной стороны, за счет интенсивного потока переселенцев, осваивающих лесостепные и предгор­ные районы. В результате, «калмыцкие стойбища» оказались с севера ограничены землепользова­нием переселенцев, а с юга - государственной границей. Шорцы в контактной зоне между черне- вой тайгой и лесостепью стали проживать чересполосно с русскими, часть населения пересели­лась в тайгу С другой стороны, активно протекающими процессами формирования территори­ально общинных связей и развития приусадебного комплекса (огородничество) под воздействием миссионеров Алтайской духовной миссии.

Сложившаяся ситуация была предопределена переселенческими процессами, особенно ин­тенсивными в лесостепной полосе. Постоянные контакты с русскими привели к формированию у коренного населения идентичных с переселенцами систем жизнеобеспечения и во многом анало­гичного образа жизни. Происходил этот процесс повсеместно, однако в различных формах. В Горной Шории он шел в следующем направлении:.

вторжения русских охотников на промысловые участки;

формирования специализированных промысловых районов, пушнина с которых шла на внутренний и международный рынок;

смены ручного земледелия огородничеством (у шорцев);

исчезновения «традиционных» технологий строительства жилищ, изготовления одеж­ды и орудийного набора.

В лесостепной полосе прослеживались тенденции возрастания удельного веса пашенного земледелия в комплексном по структуре хозяйстве автохтонного населения и в формирования гнездового и скученно-гнездового типов расселения.

Уже в конце XIX в. царскими чиновниками прекрасно осознавался факт, что в разряде «бродячих» инородцев находились целые группы людей, давно отказавшихся от традиционных систем жизнеобеспе­чения, по образу жизни, материальной культуре уже ничем не отличавшихся от государственных крестьян. И в то же время - не стремившихся отказаться от достаточно привилегированного статуса инородца.


  1. Почему по этническому составу населения в Шорском Национальном парке имеются территории моноэтичные и полиэтичные?


Проведенный анализ сложившейся в настоящее время на территории Шорского националь­ного природного парка демографической ситуации позволяет в качестве заключения отметить ряд существенных моментов.

  1. Достаточно высокий уровень интенсивности регресса половозрастной структуры населе­ния. Этот процесс охватывает все этносы.

  2. Наличие взаимосвязи между демографического и социально-экономического процесса­ми. Это обуславливает принятие неотложных мер по поддержанию поселковой инфраструктуры и сохранению стремительно в последнее время сокращающихся рабочих мест.

  3. Острота этнодемографических проблем, в соответствии с мировой практикой, диктует необходимость организации мониторинговых исследований. Это позволит более глубоко понять механизм адаптации местного населения в условиях кризиса, выйти на уровень прогноза и выра­ботки научных рекомендаций выправления ситуации.

  4. Интерес представляет тот факт, что относительно стабильная демографическая ситуация на территории национального парка сохраняется в национальных поселках, где сохраняется тра­диционная хозяйственная специализация как автохтонного, так и русского этносов.

  5. Сопоставление демографических параметров по всем обследованным территориям отра­жает достаточно интересную тенденцию. В районах, где сохраняются традиционная хозяйствен­ная специализация и высокий удельный вес автохтонного населения, мы имеем более высокие показатели прироста и в целом более устойчивую демографическую структуру, чем в поселках с ранее развитой инфраструктурой.

Все это позволяет с определенной долей уверенности предполагать, что сохранение тради­ционного уклада сельских шорцев в случае целенаправленной политики государства на поддерж­ку молодых семей, развитие традиционных форм экономики при сохранении биоразнообразия может преломить негативные демографические процессы. В противном случае выявленные тен­денции позволяют прогнозировать, что начиная с 2010 г. неизбежно сокращение численности сель­ского населения, количества населенных пунктов, сужение этнической территории, сокращение антропогенной нагрузки на ландшафты. И тогда Шорский национальный парк останется шорс­ким только по названию, но не по уникальности сложившейся в последнее тысячелетие структуре населения.


  1. Отчего, в первую очередь зависит сохранение животного и растительного мира и сама судьба Шорского Национального парка?


Важнейшими задачами государственных природных национальных парков является охрана окружающей природной среды, включая сохранение естественных природных и культурных лан­дшафтов, организация туризма и рекреации, экологическое воспитание и просвещение населения.

Шорский национальный парк имеет целый ряд особенностей, уникальных в масштабах не только России, которые выделяют его из аналогичных особо охраняемых природных территорий (ООПТ). Это, в первую очередь, наличие значительного постоянно проживающего населения, которое рассредоточено вдоль основных системообразующих природных, экономических и транс­портных артерий - рек Мрассу, Кондомы и их притоков.

Местные жители - шорцы - издавна и достаточно равномерно осваивали и опромышляли угодья парка, традиционно ориентируясь на использование ресурсов дикой живой природы: охоту, рыболовство, сбор растительных даров природы. В ряде европейских и японских национальных парков проживает мест­ное население, которое ведет традиционный сельскохозяйственный образ жизни и поддерживает окружаю­щий культурный ландшафт. В знаменитых восточноафриканских национальных парках живут племена ско­товодов, но не охотников. В Шорском национальном парке местное население имеет законодательно закреп­ленное право и преимущество перед временными посетителями парка на занятие охотой и рыбной ловлей. По этим и некоторым другим характеристикам Шорский национальный парк напоминает территории про­живания коренных народов США и Канады.

Территория Шорского национального парка имеет достаточно кружевную конфигурацию, включает неохраняемый анклав (п. Мрассу), и приближается к многолюдным населенным пунк­там (г. Таштаголу, п. Усть-Кабырза и др.), жители которых также тяготеют к использованию при­родных ресурсов на территориях, отошедших к национальному парку.

Все это ставит перед администрацией парка чрезвычайно сложные проблемы и задачи. Решение некоторых из них кажутся почти неразрешимыми, т. к. требуют взаимоисключающих действий. Это задачи охраны животного мира, развития туризма и одновременное обеспечение прав местных жите­лей на промысловую охоту, рыбную ловлю и другое природопользование. Но и это не все. Менталитет местных охотников остается прежним, ориентированным на безвозвратно ушедшие времена и усло­вия, когда население было меньше, а животный мир был много богаче, ресурсы дикой живой природы воспринимались как неисчерпаемые и вся проблема заключалась в их удачной добыче.

В этих условиях важнейшим рычагом решения многих проблем не только парка, но и всей Горной Шории может стать развитие системы регионального экологического образования. Таким образом перед администрацией Шорского национального парка стоят задачи не только общепри­нятого для ООПТ экологического просвещения посетителей и туристов, но и первостепенная, насущная необходимость экологического обучения, воспитания и просвещения его жителей.

Проблема эта чрезвычайно сложная и деликатная именно в силу традиционной ориентации ме­стного населения на постоянное, всесезонное использование ресурсов дикой живой природы. В со­временных условиях эта ориентация уже не обуславливается необходимостью физического выжива­ния местных жителей, как это неоднократно случалось даже в недалеком прошлом. Все население занимается ведением подсобного сельского хозяйства (огородничество, животноводство), имеет ту или иную степень социальной защиты (пенсии, пособия по безработице для не имеющих работы и т. д.).

Разговор не идет о каких-либо новых запретительных мерах по отношению к ресурсам ди­кой живой природы. Охота, рыбалка, сбор дикорастущих растений должны и будут оставаться дополнительным источником пропитания и заработка. На повестке дня стоит и все более обо­стряется проблема менталитета, отношения к ресурсам дикой живой природы.

Углубленное рассмотрение этой проблемы не является каким-либо обвинением местным жите­лям парка, шорцам и русским. Оно не снимает вопроса о пришлых браконьерах, контроля за туриста­ми, проблем, связанных с заготовкой леса и добычей полезных ископаемых. Просто мы убеждены, что сохранение животного и растительного мира, сама судьба Шорского национального парка в значи­тельной степени зависит от отношения к нему местных жителей, от их озабоченности проблемами охраны природы, от уровня экологической культуры и сотрудников парка и его жителей.

Попытка дальнейшего развития традиционного природопользования будет все более остро противо­речить природоохранным задачам парка, препятствовать его перспективному развитию, снижать туристи­ческую привлекательность. Соответственно не будут расти доходы парка и возможности населения зараба­тывать на обслуживании туристов. В результате возникает порочный замкнутый круг. Разорвать его без создания системы экологического образования, воспитания и пропаганды не представляется возможным.

Это тем более актуально, что Горная Шория не изолирована, а является составной частью Алтае-Саянского экорегиона, а национальный парк - одной из его ведущих ООПТ.

Территория Алтае-Саянского экорегиона была выделена крупнейшей международной неправи­тельственной экологической организацией - Всемирным фондом дикой природы (WWF) в числе 200 других экорегионов мира (Global-200), сбережение которых может обеспечить сохранение 90 % миро­вого биологического разнообразия, что является одним из условий предотвращения глобального эко­логического кризиса и реализации разработанной под эгидой ООН Стратегии Устойчивого развития.

Именно по этой причине решение проблемы сохранения биологического разнообразия пар­ка и Горной Шории в целом с одновременным сохранением местного населения, улучшением его благосостояния, поднятием социального статуса, решением многих других проблем является за­дачей не только местного, областного, но и общероссийского, а также - мирового уровня.

Под проекты, направленные на сохранение биологического разнообразия Горной Шории и решение ее социальных проблем, реально получение международных средств (грантов), которые обычно выделяются на паритетных началах при условии равного финансового участия регио­нальной власти. В настоящее время работа в этом направлении ведется достаточно энергично.

Задачи данной статьи рассмотреть и обосновать необходимость и даже приоритетность со­здания в Горной Шории системы регионального экологического образования, в которой ключе­вую роль должен играть Шорский национальный парк в тесном взаимодействии с районными органами образования, а на определенном этапе - и с областными структурами.

Для грамотного решения проблемы экологического образования и просвещения, определе­ния его целей, задач и содержания в условиях Шорского национального парка необходимо пони­мание мотивации людей, знание сути и методов традиционного природопользования. Это важно потому, что деятельность по использованию ресурсов дикой живой природы с глубокой древнос­ти была связана с отношением людей к природной среде и окружена системой определенных представлений, обрядов, норм и правил поведения, запретов-табу и т. д. В современном мире одни из них канули в лету, некоторые трансформировались в юридические законы, другие оста­лись в сфере морали и нравственности в форме правил поведения и моральных предписаний. Многие из них до сих пор влияют на нашу жизнь и наше отношение к природе.

Отношение к окружающей среде, бытующее у немногих народов сохраняющих черты арха­ичного хозяйства, у народов в той или иной степени живущих за счет ресурсов дикой живой при­роды, вызывает большой интерес у исследователей, так как в далеком прошлом оно было прису­ще всему человечеству, всем племенам охотников и собирателей. Изучение этого отношения в не­ которой степени дает ключ к разгадке истории различных этносов, позволяет проследить их эво.т» цию, а кроме того, использовать элементы традиционного природопользования и позитивные аспекгг: отношения к дикой живой природе в современном хозяйствовании, в природоохранной деятельност;:. при формировании новой экологосообразной ментальности и экологической культуры.


  1. Каковы главные идеи экологического образования для условий Шорского национального парка?


Главные содержательные идеи регионального экологического образования для условий Шорского национального парка следующие:

- природа Горной Шории разнообразна, богата и красива. Когда-то она, отдавая все, могла прокормить шорцев, но не могла сделать народ богатым. Теперь, когда людей стало больше и их потребности выросли, животный и растительный мир уже не может даже прокормить людей. Ре­сурсов дикой живой природы досыта и на всех уже никогда не будет хватать. Поэтому то, что остается, нужно беречь и использовать очень рационально;

  • охотиться и рыбачить можно. Но надо понимать, что охота и рыбалка - это уже не столько физи­ческая, сколько эмоциональная потребность многих людей и вид отдыха. Это древнее единение чело­века с природой, за которое многие люди, живущие в городах, готовы платить большие деньги;

  • нужно знать правила и способы охоты и рыбалки, повадки и образ жизни животных. Но зверей, птиц и рыб не только в Шории, но и во всем мире становится все меньше, а людей все больше. Поэтому диких животных и растения нужно сохранять, давать им возможность спокойно размножаться и переживать тяже­лые, неблагоприятные времена. Недопустимо губить их впустую, оставляя пропадать в ловушках;

  • каждый охотник должен уметь ориентироваться и жить в лесу, как в родном доме. Но и относиться к лесу и реке нужно, как к родному дому, беречь его и обихаживать.

В учебные программы школ должны быть включены экологические, биологические, геогра­фические сведения о природном комплексе Горной Шории, историко-этнографические знания о народах, населяющих Шорию, практическую информацию о методах рационального природо­пользования, включая богатый шорский опыт по выживанию в условиях леса, способам охоты, рыбалки, изготовлению охотничьих орудий и инвентаря, использования съедобных растений.

При организации учебного процесса в практической плоскости необходимо рассмотреть воз­можности обучения учащихся изготовлению сувенирной продукции, включая знаменитое древ­нее кузнечное ремесло шорцев.


  1. Что такое экологическая тропа? (Как из наиболее перспективных методов по экологическому просвещению населения)


Одним из наиболее перспективных, почти обязательных и традиционных методов работы по экологическому просвещению населения в особо охраняемых природных территориях являет­ся работа на экологической тропе.

Экологическая тропа, проложенная по наиболее ценным с познавательной и эстетической точек зрения ландшафтам, предполагает, что идущие по ней экскурсанты получают новую, эколо­гически ориентированную информацию, новые впечатления, эстетическое наслаждение и отдых на лоне природы. Цель учебно-познавательной работы на экологической тропе - не просто полу­чение экскурсантами новых знаний и умений, а формирование на их основе экологической куль­туры, формирование ответственного отношения к окружающей природной и социальной среде.

Прокладка экологической тропы требует профессиональных знаний, умений и навыков. По заданию дирекции Шорского национального парка сотрудниками Кузбасского ботанического сада КемНЦ СО РАН и Центра непрерывного образования КемГУ JI.A. Горшковой, Н.В. Демиденко, Е.В. Шитиковой была проложена на местности и разработана содержательно экологическая тро­па. (Основные фрагменты ее содержания представлены в Приложении к разделу 3-5).

Экологическая тропа предполагает автомобильное и пешее передвижение, непродолжитель­ный сплав по Мрассу на лодке. Трехдневный маршрут предполагает ночевки на лоне природы в специально подготовленном месте.

Экологическая тропа позволяет, даже при кратковременном посещении Шорского националь­ного парка, познакомиться с красотами его природы, получить знания по правилам поведения в дикой живой природе, узнать сведения о физико-географических особенностях Горной Шории, вживую уви­деть разнообразие растительного и животного мира, познакомиться с историей, бытом и культурой ее коренных обитателей - шорцев, охотников, рыбаков и первых рудокопов и кузнецов нашего края.


  1. Когда были созданы заказники на территории Горной Шории и к чему это привело?


В Шории в дореволюционный период заказники не развертывались. Первые три: Кобырзинский (течение р. Кобырза, 45000 га), Средне-Томский (левое течение р. Томи от улуса Гульджанова до зимо­вья Балыксу, 124700 га), Белъский (по р. Бельсу, 16400) - были развернуты только к середине 20-х гг. Любые формы охоты на их территории запрещались. Однако, по свидетельству очевидцев, население этого запрета не придерживалось, продолжая бесконтрольно «опромышлять» район (Янушевич, 1994). Интерес представляет тот факт, что функцию распределения промысловых участков на оставшейся территории стали брать на себя не лесная охрана, а интегралсоюзы, закрепляющие промысловые уча­стки как за уже существующими, так и за вновь организованными артелями. Эта практика, отчасти консервирующая традиционное закрепление отдельных промысловых участков за семьями, сохра­нится, хотя и в трансформированной форме и в колхозный период.

Организация заказников привела к целому ряду последствий. С одной стороны, она объективно способствовала к росту популяций пушного зверя не только в особо охраняемых зонах, но и на и промысловой территории в целом. Можно с уверенностью сказать, что без проведения этих природо­охранных мер популяция соболя исчезла бы (со всеми вытекающими для семейных бюджетов шорцев последствиями). С другой стороны, выведение из хозяйственного оборота достаточно обширных про­странств привело к тому, что в пределах Горней Шории традиционная система посемейного и поулус- ного распределения угодий, подорванная землеустройством 1912-1913 гг., на значительной части тер­ритории была окончательно разрушена. Промысел стал проводится в местах, наиболее богатых пуш­ниной, зачастую за пределами Горно-Шорского района (рек Терсь, Уса, Малый и Большой Абакан, Таштып, Лебедь, Салаирский кряж, Минусинский округ, Нарым, Тува). Перестали выдерживаться традиционные оптимальные сроки охоты. В сознание автохтонного населения природоохранными организациями стали внедряться такие правовые категории, как «браконьерство», «незаконная охо­та», «правовое закрепление промысловых участков». Следует отметить, что успех в этом отношении был минимальным. Общественное сознание оказалось исключительно устойчивым, и браконьерство стало повсеместно по Сибири достаточно широко распространенным явлением в течение всего XX в.

Одной из серьезнейших причин ломки традиционных поземельных промысловых отноше­ний являлась и конкуренция со стороны пришлых русских промысловиков. Революция, граждан­ская война, проводимая социальная (классовая) политика со свойственными для нее реквизиция­ми движимой и недвижимой собственности привели к интенсивным миграционным потокам, ох­ватывающим весь юг Сибири.


  1. Назовите основные направления промысловой активности населения на территрии Шорского национального парка, которые опромышляются эпизодически и почему?


Специализированный промысловый район, включающий территорию Горной Шории и та- окную часть северо-восточного Алтая, сформировался к концу XIX"i.'В рамках традиционного хозяйствования проживающего здесь населения помимо охоты мясного направления стали ста­бильно практиковать заготовку товарно-ориентированной пушной и орехопромысловой продук­ции. Этот процесс сопровождался глубокими трансформациями всей системы жизнеобеспечения ав­тохтонного этноса, распадом натурального хозяйства шор­цев и, как следствие - реорганизациями существовавших на тот момент поземельных связей и форм промыслового землепользования.

Важнейшими причинами усиления роли промысло­вой составляющей в хозяйственном комплексе шорцев стало влияние русского торгового капитала, достаточно су­щественное на протяжении всей второй половины XIX в. Повлияли также и специфичные управленческие меропри­ятия по упорядочению землепользования и землеустрой­ству «инородцев» Алтайского горного округа, предпри­нятых в начале XX в. Особо здесь стоит отметить пере­селенческую политику правительства Российской Импе­рии, приведшую к усилению в начале прошлого столе­тия культурных и хозяйственных контактов автохтонно­го и русского этносов. Эти обстоятельства способство­вали включению территорий компактного проживания шорцев в структуру региональных (в ряде случаев и меж­региональных) торговых связей, стимулируя повышение товарной значимости добываемой населением пушнины и кедрового ореха, тем самым резко усилили роль соот­ветствующих отраслей практикуемого хозяйства. Позже они стали развиваться исключительно на коммерческой основе, оказываясь все менее и менее зависимыми от родоплеменных традиций как в части организации промысла и распределения добычи, так и в отношении регуляции позе­мельных отношений.

По вопросу о формах поземельных отношений на промысле традиционно господствовав­ших у автохтонного населения Горной Шории исследователями высказан ряд предположений, так или иначе основанных на тезисе о преобладании родового принципа в части распределения промысловых угодий в рамках традиционной системы жизнеобеспечения, исторически практи­ковавшейся шорцами. При этом отмечается существенная зависимость системы поземельных связей шорского населения от родовой структуры района и соответствующего характера расселения родов.

Наличие во второй половине XIX в. родовой структуры шорского населения, объединенной в отдельные роды (сеоки) с четким обозначением границ как между местами расселения после­дних, так и их важнейшими зонами промыслового освоения, отмечалось путешественниками, посетившими Горную Шорию.

В дальнейшем, в связи с организацией Кабырзинского коопзверпромхоза, а с 1965 г.Таштагольского кооппромхоза (ТКПХ), регулировать промысловую и заготовительную деятельность населения стали государственные структуры. Выделение промысловых участков и количество людей необходимое для освоения ресурсов хозяйства теперь стало определяться в ходе внутрихо­зяйственного устройства территории.

Характерной чертой системы опромышления тайги в 60-90-е гг. прошлого века являлось интенсивное освоение угодий и той частью населения, которая не входила в штат промыслового хозяйства. В результате этого в условиях приоритетного семейного использования подготовлен­ных к промыслу участков стали формироваться доминирующие в настоящее время на уровне межпоселковых отношений территориальные связи. Последние по своей организационной струк­туре оказываются сходными с практиковавшимся шорцами формам поземельных отношений, су­ществовавшими в начале XX в., т. е. в период замещения родовых механизмов регуляции позе­мельных связей новыми, сугубо территориальными.

Таким образом, на протяжении последних ста лет система промыслового землепользования шорского населения, переживая серьезные трансформации, приспосабливалась лишь к динамич­но меняющейся региональной социально-экономической и политической конъюнктуре, в то вре­мя как сама по себе традиционная основа организации всего комплекса поземельных связей оста­валась без сколько-нибудь существенных изменений, принимая латентный характер в периоды ужесточения государственного контроля за этническим природопользованием и все отчетливее проявляясь при его ослаблении. В этой связи особенно показателен тот факт, что идея правового регулирования промыслов не стала широко распространенной среди автохтонного населения. В настоящее время именно это обстоятельство предоставляет широкое поле для повсеместно на­блюдающихся процессов возврата к традиционным моделям землепользования.


  1. Год принятия решения о создании Шорского Государственного природного национального парка в Кемеровской области.


Шорский национальный природный парк - одно из крупнейших природоохранных учреж­дений Кузбасса. Находится в южной горнотаежной части Кемеровской области в Таштагольском районе и включает в свои границы свыше400 тыс. га лесных земель. Национальный парк был образован срав­нительно недавно, в 1990 году, постановлением Совета Министров РСФСР от 27.12.1989 г. № 386 с целью со­хранения уникального природного комплекса Горной Шории и создания условий для развития организован­ного отдыха трудящихся. Впервые годы деятельностью национального парка руководил В.П. Бутаков.


  1. Сколько лесничеств было образовано первоначально в лесоустройстве территории национального парка, их названия и площадь.


При первом лесоустройстве территории национального парка, проведенном в 1990 г. 2-й Воро­нежской экспедицией Юго-Восточного лесоустроительного предприятия «Лесопроект» (начальник экспедиции А.И. Демихов), было образовано 5 лесничеств: Усть-Анзасское (26767 га), Чилису-Анзас- ское (100632 га), Верхне-Кабырзинское (99447 га), Верхне-Мрасское (64658 га) и Чулешское (46841 га). Для организации хозяйственной и природоохранной деятельности на территории национального пар­ка было выделено 7 функциональных зон с различным режимом охраны и использования.

Зона заповедного режима (38941 га, 11,5 % общей площади) располагалась на западном склоне Абаканского хребта в бассейне рек Узас, Анзас и верховьев Мрассу. Включала территории с ненарушенными природными комплексами.

Зона режима рекреационных заказников (61373 га, 18,1 % общей площади) охватывала верховья р. Кабырза, бассейн рек Кизас и Базас и др. участки парка. В пределах этой зоны предпо­лагалось организовать регулируемые формы отдыха, проложить туристические маршруты и обу­строить стоянки.

Зона режима лесовосстановительных заказников (39695 га, 11,7 % общей площади) распола­галась в верховьях р. Малая Кондома, бассейне Черной речки и Таяса, в окрестностях пп. Чилису- Анзаса и Усть-Анзаса. В эту зону входили леса, сильно затронутые хозяйственной деятельностью, пройденные рубками главного пользования. Основная задача этой зоны - обеспечить восстановление лесных экосистем и ландшафтов, что исключало использование ее в рекреационных целях.

Зоны экстенсивного и интенсивного рекреационного хозяйственного использования (со­ответственно 19394 га и 92467 га, в совокупности 33,1 % общей площади). Находились в бассей­нах рек Большая и Малая Суета, в верховьях рек Пызас и Таймет. Были предназначены для орга­низации рекреационной и хозяйственной деятельности по благоустройству отдыха посетителей.

Хозяйственная зона (65146 га, 19,3 % общей площади) включала в себя земли гослесфон- да, на которых располагались усадьбы и службы всех подразделений национального парка. В эту же зону входили земли, отданные под различного рода хозяйственную деятельность: сельскохо­зяйственные, лесосеки и т. п.

Нейтральная (буферная) зона (21329 га, 6,3 % общей площади) располагалась полосой в 1-2 км вокруг всей территории парка, а также в местах, граничащих с зоной режима рекреацион­ных заказников.


  1. Площадь Шорского национального парка в настоящее время.


С целью приведения площади Шорского национального парка до размеров, утвержденных постановлением Совета Министров РСФСР № 386, на основании распоряжения Администрации Кемеровской области № 1181-Р от 19.12.1997 г. она была увеличена до 412 тыс. га за счет перерас­пределения гослесфонда между национальным парком и Таштагольским лесхозом. В результате этого были объединены изолированные друг от друга части парка и выделена из его состава тер­ритория вокруг п. Мрассу, благодаря чему здесь была восстановлена добыча золота прииском «Алтайский» и решен тем самым ряд социальных проблем этого крупного поселка. В_ этом же распоряжении указывалось на необходимость более точного определения границ и площади пар­ка при проведении следующего лесоустройства.

Площадь национального парка в настоящее время составляет 413843 га, которая распреде­лена на 5 лесничеств следующим образом: Усть-Анзасское -66004 га, Чилису-Анзасское - 115823 га, Верхне-Кабырзинское - 117115 га, Верхне-Мрасское 63270 га и Чулешское 51631 га. К особо охраняемой зоне относится 70826,4 га (17,1 % общей площади парка) земель лесного фонда, к зоне ограниченного хозяйственного использования - 56221,6 га (13,6 %), к зоне рекреационного использования - 129256 га (31,2 %) и к зоне хозяйственного назначения -157539 га (38,1 %).


  1. Основные задачи, возлагаемые на Шорский национальный парк?


Спектр основных задач, которые возлагаются на национальный парк, включает:

  • сохранение эталонных и уникальных природных комплексов, целостности ландшаф­тов, речных систем, растительного и животного мира, памятников природы, истории и других объектов культурного наследия;

  • сохранение и совершенствование традиционных систем природопользования корен­ного населения;

  • создание условий для регулируемого туризма и отдыха в природных условиях;

  • разработка и внедрение научных методов сохранения природных и историко-культур- ных комплексов в условиях рекреационного использования;

  • содействие научным организациям в проведении историко-этнографических, социо­логических и других исследований проблем Горной Шории;

  • сохранение и восстановление нарушенных природных и историко-культурных комп­лексов и объектов;

  • осуществление мероприятий по сохранению и рациональному использованию объек­тов животного мира;

  • осуществление работ по охране, защите и рациональному использованию лесного фонда и воспроизводству лесов;

  • охрана и воспроизводство объектов животного мира, регулирование их численности, проведение необходимых биотехнических мероприятий;

  • организация экологического просвещения населения;

осуществление экологического мониторинга.


  1. Что включает в себя зона ограниченного хозяйственного использования?


К 1999 г. для оптимизации режима охраны, защиты и использования территории парка с учетом местных природных и социальных особенностей было проведено сокращение количества функцио­нальных зон с 7 до 4. В результате остались особо охраняемая зона, зона ограниченного хозяйственно­го использования, зона рекреационного использования и зона хозяйственного назначения. Предназна­чение этих зон, режим охраны и использования в различных целях регулировалось уже Положением 1999 г.

Согласно ему, на территории особо охраняемой зоны осуществляются мероприятия по сохране­нию эталонных участков природы, а также объектов, имеющих особую экологическую, историчес­кую и эстетическую ценность. В эту зону включены участки природных комплексов, не затронутые или слабо затронутые хозяйственной деятельностью лесные массивы из кедра и пихты среднегорной части Шории (частично высокогорной), где в травяном покрове имеются третичные реликты флоры. Здесь строго ограничена хозяйственная и рекреационная деятельность, возможно лишь осуществлять только научные исследования и мероприятия, направленные на охрану лесов от пожаров и защиту лесных насаждений от вредителей и болезней. Допускается строго регулируемое посещение.

Следует отметить, что, хотя в особо охраняемой зоне запрещалась любая хозяйственная дея­тельность, для жителей пп. Эльбеза, Верхний и Средний Бугзас было сделано исключение. В районах, находящихся в правобережной части бассейна р. Мрассу им разрешалось вести охотничий промысел.

В зону ограниченного хозяйственного использования включены участки типичной горно­шорской черневой тайги, сильно нарушенные лесоэксплуатацией и охотничьим промыслом, фун­кционально пригодные выполнять роль естественных резерватов ценных охотничье-промысло- вых животных. В этой зоне разрешается проводить необходимые биотехнические, лесовосстано- вительные и лесозащитные мероприятия, а также выборочные рубки, научные исследования. Зап­рещается рекреационная и хозяйственная деятельность.

Зона рекреационного использования предназначена для осуществления мероприятий по организации регулируемого туризма и отдыха населения в естественных ландшафтах горношор­ской тайги. Здесь разрешена хозяйственная деятельность, связанная с сохранением и восстанов­лением коренных биогеоценозов и их комплексов (ландшафтов), улучшением водоохранных и защитных функций лесов. Лесоводственные мероприятия направлены на восстановление корен­ных лесных сообществ и на повышение биологической устойчивости лесных насаждений (ланд­шафтные рубки, уборка сухостоя и захламленности). Здесь разрешается проводить только те стро­ительные работы, которые направлены на создание стационарных мест отдыха посетителей и объектов традиционных форм ведения хозяйства коренным населением. Рекреационное исполь­зование территории осуществляется только по специально обустроенным маршрутам.

На территории зоны хозяйственного назначения осуществляются все виды хозяйственно- производственных работ, необходимых для функционирования национального парка, а также обес­печения жизнедеятельности населения, проживающего на территории национального парка.

В разных частях парка на условиях аренды находятся охотопромысловые участки, закреп­ленные за штатными охотниками Таштагольского кооппромхоза. многие из которых являются местными жителями. Следует отметить, что при организации парка в его состав были включены наиболее продуктивные по основным промысловым видам животных (соболю, белке) охотничьи угодья, а также основные орехопромысловые участки юго-восточной части Шории, ранее осваи­ваемые Таштагольским кооппромхозом.


  1. Сколько дней длится вегетационный период на территории Шорского национального парка?


Для района Шории, где расположен национальный парк, климат обусловлен нахождением его в центральной части азиатского материка, поэтому характеризуется резкой континентальностью и суровостью. В зимний период образуется устойчивый Сибирский антициклон, при котором формируются воздушные массы с очень низкими температурами и малой влажностью. В летний период воздушные массы и отчасти циклоны местного происхождения из трансформированных арктических воздушных масс достигают широт данного района Шории и вызывают здесь резкие колебания температур. Во все времена года здесь преобладают ветры западного и северо-западного направления со средней скоростью 0,9 м/сек.

Различно ориентированные горные массивы, в свою очередь, определяют такие климатические особенности, как количество, распределение в течение года и в пространстве осадков, температурный режим отдельных территорий национального парка. В замкнутых межгорных котловинах могут наблюдаться температурные инверсии. Летом средние температуры воздуха зависят от абсолютной высоты местности. Так, на водоразделах и горных вершинах обычно теплее, чем в долинах. Характерны резкие перепады температуры воздуха, как между сезонами, так и в течение суток. Например, в мае и августе они могут ночью опускаться до -3°, а днем повышаться до +20°. В весенне-летний период имеются ранние и поздние заморозками. Чаще всего первые осенние заморозки наблюдаются с 25 сентября по 12 октября, а последние весенние - с 18 апреля по 12 июня. Вегетационный период длиться в среднем 150 дней.

Среднее количество осадков в год достигает в среднем 800 мм. Осадки в течение года распределены неравномерно, хорошо прослеживается летний максимум и зимний минимум. Основная часть осадков выпадает в безморозный период, с наибольшей интенсивностью в летние месяцы. В холодный период выпадает до 30 % осадков, которые аккумулируются в виде мощного, более чем 100 см, снежного покрова. Его мощность увеличивается с ростом абсолютных высот местности и также зависит от характера рельефа, от экспозиции склона и, что немаловажно, лесистости территории и типа лесов (Шульгин, 1957). Как правило, наиболее мощный снеговой покров формируется в районах, занятых темнохвойной тайгой. На вырубках и во вторичных мелколиственных лесах его запасы значительно меньше. Средняя дата появления снежного покрова -28 октября, а его сход происходит в период с 20 апреля по 10 мая. Реки, как правило, замерзают в начале ноября, а вскрываются в период в 15 по 25 апреля.


  1. Дайте характеристику климата района расположения Шорского национального парка?


Для района Шории, где расположен национальный парк, климат обусловлен нахождением его в центральной части азиатского материка, поэтому характеризуется резкой континентальностью и суровостью. В зимний период образуется устойчивый Сибирский антициклон, при котором формируются воздушные массы с очень низкими температурами и малой влажностью. В летний период воздушные массы и отчасти циклоны местного происхождения из трансформированных арктических воздушных масс достигают широт данного района Шории и вызывают здесь резкие колебания температур. Во все времена года здесь преобладают ветры западного и северо-западного направления со средней скоростью 0,9 м/сек.

Различно ориентированные горные массивы, в свою очередь, определяют такие климатические особенности, как количество, распределение в течение года и в пространстве осадков, температурный режим отдельных территорий национального парка. В замкнутых межгорных котловинах могут наблюдаться температурные инверсии. Летом средние температуры воздуха зависят от абсолютной высоты местности. Так, на водоразделах и горных вершинах обычно теплее, чем в долинах. Характерны резкие перепады температуры воздуха, как между сезонами, так и в течение суток. Например, в мае и августе они могут ночью опускаться до -3°, а днем повышаться до +20°. В весенне-летний период имеются ранние и поздние заморозками. Чаще всего первые осенние заморозки наблюдаются с 25 сентября по 12 октября, а последние весенние - с 18 апреля по 12 июня. Вегетационный период длиться в среднем 150 дней.

Среднее количество осадков в год достигает в среднем 800 мм. Осадки в течение года распределены неравномерно, хорошо прослеживается летний максимум и зимний минимум. Основная часть осадков выпадает в безморозный период, с наибольшей интенсивностью в летние месяцы. В холодный период выпадает до 30 % осадков, которые аккумулируются в виде мощного, более чем 100 см, снежного покрова. Его мощность увеличивается с ростом абсолютных высот местности и также зависит от характера рельефа, от экспозиции склона и, что немаловажно, лесистости территории и типа лесов (Шульгин, 1957). Как правило, наиболее мощный снеговой покров формируется в районах, занятых темнохвойной тайгой. На вырубках и во вторичных мелколиственных лесах его запасы значительно меньше. Средняя дата появления снежного покрова -28 октября, а его сход происходит в период с 20 апреля по 10 мая. Реки, как правило, замерзают в начале ноября, а вскрываются в период в 15 по 25 апреля.

Климат района расположения национального парка в целом можно охарактеризовать следующим образом: суровая снежная зима, жаркое, но короткое лето с обилием осадков, поздние весенне-летние и ранние осенние заморозки, сравнительно непродолжительные периоды вегетации растительности и резкие колебания температур в течение суток.


  1. Какие почвы отсутствуют на территории Шорского национального парка?


Основными почвообразующими материнскими породами являются щебенистые сланцы с небольшим количеством землянистой массы, которые залегают на глубине 100-105 см. В тех местах, где рельеф более сложен, обломки пород выходят на поверхность, и, наоборот, при более спокойных формах рельефа и отсутствии интенсивного смыва поверхностной массы почвы коренная порода находится значительно глубже от поверхности. Преобладающими типами почв являются дерново-подзолистые и, в меньшей степени, подзолистые почвы, которые по своим свойствам и строению разнообразны, что определяется составом почвообразующих пород и формами рельефа. Дерново-подзолистые почвы распространены преимущественно в нижней части таежного пояса, а подзолистые - в верхней его части. По долинам рек встречаются глинистые и болотные почвы, а также пески. Глинистые и песчаные почвы образовались в результате распада выветрившихся сланцев, гранитов и гнейсов. Торфяники на территории парка отсутствуют.


  1. Назовите основные древесные породы произрастающие на территории Шорского на территории Шорского национального парка?


Подавляющая часть территории национального парка (93,1 %, 385269 га) покрыта хвойными и лиственными лесами. В целом комплекс природно-климашческих условий национального парка способствует произрастанию таких древесных пород, как кедр, пихта, береза и осина. По долинам рек встречается ель, по южным склонам вдоль рек - сосна. Среди лесов примерно в равных соотношениях преобладают пихтовые (29,6 %, 114196 га), кедровые (28,5 %, 109908 га) и березовые (27,6 %, 106418 га), в меньшей степени распространены осинники (13,4 %, 51696 га). Ивняки, сосняки и ельники занимают небольшие площади, соответственно - 0,5 % (1886 га), 0,3 % (1088 га) и 0,1 % (77 га).


  1. Сколько туристических маршрутов имеется на территории Шорского национального парка?


На территории национального парка находятся довольно много особо охраняемых природных объектов - ботанических, гидрологических и геологических памятников природы, расположение ко­торых учитывалось при разработке основных туристических маршрутов. В настоящее время имеется 6 туристических маршрутов, которые по видам транспорта в большинстве своем являются комбини­рованными, т. е. почти на каждом из них используется автомобильный и речной транспорт.

Маршрут № 1: г. Таштагол - п. Мрассу (автомобильный); п. Мрассу - п. Усть-Кабырза (водный); п. Усть-Кабырза - г. Таштагол (автомобильный).

Маршрут № 2: г. Таштагол - п. Усть-Кабырза (автомобильный); п. Усть-Кабырза - п. Усть- Анзас (водный); п. Усть-Анзас - п. Шерегеш - г. Таштагол (автомобильный).

Маршрут № 3: г. Таштагол - п. Усть-Кабырза (автомобильный); п. Усть-Кабырза - п. Усть- Анзас - г. Мыски (водный).

Маршрут № 4: г. Таштагол - п. Первомайка - р. Кондома (урочище Сосновка) (автомобиль­ный); по р. Кондома до г. Таштагола - до г. Новокузнецка (водный).

Маршрут № 5: г. Таштагол - п. Ключевой - п. Чулеш - дражный полигон, кв. 22 Чулешского лесничества и обратно (автомобильный).

Маршрут № 6: маршруты выходого дня предполагают отдых с пятницы по воскресенье. С этой целью используются части запланированных выше перечисленных маршрутов, преимущественно по р. Мрассу, с доставкой отдыхающих в п. Усть-Кабырзу и обратно автомобильным транспортом.

Для обеспечения отдыха посетителей национального парка, а также оптимизации рекреаци­онной нагрузки по основным туристическим маршрутам действуют два обустроенных кордона, которые размещены по р. Мрассу, в устье р. Кизас (кордон Кизас) и около устья р. Кабук (кордон Кабук). На протяжении реки Мрассу от посёлка Мрассу до посёлка Усть-Анзасс оборудованы стоянки для кратковременного отдыха, где имеются расчищенные места под палатки, очаги для костров, столы, навесы, туалеты. Одним из основных просветительских мест в Национальном парке является экомузей «Тазгол» (посёлок Усть-Анзасс), где сосредоточены памятники архитектуры коренного народа – шорцев.


  1. Назовите одно из основных мест сосредоточения памятников архитектуры коренного народа – шорцев на территории Шорского национального парка?


В результате археологических исследований по р. Мрассу было открыто 19 памятников древ­ней истории, некоторые из них частично раскопаны. Наиболее значительные полевые исследова­ния археологи провели на поселениях Печергол-I и II, которые содержали материалы разных хро­нологических периодов и культур. Нельзя не обратить внимания на то, что почти все памятники археологии представлены поселениями. Исключение составляет погребение и культовое место в районе п. Усть-Анзас. На данном уровне изученности района можно только допускать мысль о том, что такое соотношение видов памятников - явление закономерное. Это подтверждает опыт археологического изучения таежных районов Западной Сибири.

Одним из основных просветительских мест в Национальном парке является экомузей «Тазгол» (посёлок Усть-Анзасс), где сосредоточены памятники архитектуры коренного народа – шорцев.

Поселение Усть-Анзас находится на пойменной террасе правого берега р. Мрассу, на высо­те 4-5 м от уреза воды, в 100 м выше устья р. Анзас. Площадь поселения застроена. Здесь нахо­дится жилой дом, а до 1930-х гг. стояли православная миссионерская церковь и миссионерская школа, построенные в конце XIX в. В 1990 г. Ю.В. Шириным на самом обрыве террасы был зало­жен разведочный шурф, в котором обнаружены фрагменты лепных горшков с валиковой орна­ментацией, железные шлаки. Сборы, проведенные в 1990-1991 гг. В.В. Бобровым и раскопки в 1995 г. Ю.В. Шириным, дали материалы ранней бронзы, конца 1-го тыс. н. э. и позднего средневе­ковья. Поселение включено в экспозицию экомузея.


  1. Назовите характерные особенности развития растительного покрова Шорского национального парка?


По комплексу лесорастительных условий (рельеф, высота над уровнем моря, генетический тип почвы), которые сочетаются разным образом, на территории национального парка распространены различные типы лесов. Наиболее часто встречаются разнотравные (48,9 %) и широкотравные (37,5 %) леса. Менее значительна доля кустарниково-разнотравных (6,6 %) и мшистых (2,4 %) типов лесов.

В растительном покрове, в видовой структуре фауны также имеется ряд специфических черт, благодаря чему Шорию выделяют в самостоятельные биогеографические единицы (ботани- ко-географическую и эколого-фаунистическую). Здесь встречается редкие особо охраняемые виды растений и животных, которые занесены в международную, национальную и региональную Крас­ные книги. Имеются и уникальные элементы ландшафта и природные комплексы, которые при­знаны в качестве памятников природы. Более подробно эти природные особенности будут оха­рактеризованы в соответствующих разделах книги.


  1. Дайте характеристику сосне сибирской (кедр сибирский)?



Pinus sibirica Du Tour. - Сосна сибирская, кедр сибирский. Представляет собой крупное дерево, достигающее в благоприятных условиях 30-35 м высоты и 1,0-1,5 м (до 2 м) в диаметре. В тайге имеет вытянутую, узкоцилиндрическую крону с закругленной вершиной. На открытых местах кедр образует густую тенистую крону широкоовальной формы, спускающуюся почти до земли. Кедр отличается долголетием, способен жить до 500-600 лет, но относится к медленно растущим породам. Относительно теневынослив, но молодой кедровый подрос не выносит зате­нения. Кедр имеет довольно широкую экологическую амплитуду, устойчив к низким температу­рам воздуха, мирится с заболачиванием, хотя имеет оптимум на хорошо дренированных влажных и теплых суглинистых почвах.


  1. Структура формации определяется наличием нескольких ярусов. Опишите эти ярусы?


Структура формации определяется наличием нескольких ярусов. Первый ярус составлен ведущими деревьями тайги: пих­той, кедром и елью. Деревья имеют почти одинаковую высоту и расположены на небольшом расстоянии друг от друга, образуя сом­кнутый полог, почти не оставляющий свободных просветов. Вто­рым ярусом располагаются кустарники, встречающиеся, как пра­вило, единичными экземплярами, и небольшие деревья: береза, ря­бина, хорошо развитые лишь на опушках. Из кустарников чаще отмечаются спиреи, жимолости, волчье лыко, малина. Ярус травя­нистых растений флористически беден, присутствуют типично та­ежные виды. Бедность травяного покрова по видовому составу и обилию также характерная черта темнохвойной тайги. В траво­стое тайги встречаются папоротники: страусник обыкновенный, линнея северная щитовник мужской, кочедыжник женский. Но наибольшее развитие в этом районе получила черневая тайга, покрывающая водоразделы и склоны нижних гори­зонтов гор. Развиваясь на глубокоподзолистых и влажных по­чвах, она характеризуется господством пихты и осины с при­месью кедра и видов рода береза, полным отсутствием или слабым развитием мохового покрова, развитием высокотра- вья и обедненным составом реликтовых неморальных видов (Куминова, 1949). Подлесок обычно состоит из высокорослых кустарников - рябины, черемухи, калины. Количество кустар­ников под пологом леса зависит от изреженности древостоя, от увлажненности почв и экспозиции склона. На осветленных местах разрастается калина, ива козья. Склоны, особенно юж­ных экспозиций, под изреженным древесным ярусом заняты одиночными экземплярами, а на прогалинах - зарослями спи­реи средней, спиреи дубравколистной, малины обыкновенной. На увлажненных местах поселяется смородина темно-пурпу- ровая, ольховник кустарниковый; на открытых сырых участ­ках, обычно вдоль ручьев, им сопутствует смородина черная. Травянистый ярус представлен следующими видами: борцом северным, скердой лировидной, скердой сибирской, живокостью высокой, володушкой золотистой, страусником обыкновенным, коче­дыжником женским, борщевиком рассеченным; видами неморальной группы: чистецом лесным, овсяницей гигантской, бруннерой сибирской (Хлонов, 1979).


  1. Дайте характеристику лесным лугам Шорского национального парка?



Луга на территории района представлены как лесными, так и пойменными типами. Пло­щади, занятые пойменными лугами, невелики, среди них довольно широко распространены злаковые луга с преобладанием крупных луговых злаков: пырея ползучего, костреца безосто­го, овсяницы луговой, ежи сборной, тимофеевки луговой, а также лабазника вязолистного, вероники длиннолистной, сердечника лугового, гравилата речного и др.

Лесные луга располагаются по опушкам леса и на лесных полянах. Широко распро­странены разнотравно-злаковые луга с преобладанием ежи сборной, овсяницы луговой, мятлика обыкновенного, купыря лесного, борщевика рассеченного, огонька азиатского, вики мышиной, чины гмелина, пиона отклонённого. На лесных полянах, благодаря хоро­шему освещению и обильно выпадающим осадкам, развиваются мощные высокотравные .туга. Гигантские экземпляры борщевика рассеченного, живокости высокой, борца север­ного. альфредии поникшей и др. достигают 3-3,5 м в высоту и 3-8 см в диаметре. Такое высокотравье весьма обычно на вырубках, некоторых участках гарей и для разреженных пихтово-осиновых лесов.


  1. Кем были собраны материалы относящиеся к флоре Шорского национального парка?


Выявление как можно более полного таксономического состава растений на территории Шор­ского природного национального парка рассматривается нами как начальный и необходимый этап подготовительных работ по проведению дальнейших комплексных биогеоценотических исследо­ваний, направленных на всестороннее изучение природных экосистем национального парка.

В настоящем разделе обобщены материалы, которые были собраны в ходе экспедиционных работ разных лет сотрудниками Кузбасского ботанического сада СО РАН и Кемеровского госу­дарственного университета. Полевые работы проводились методом маршрутных исследований в соответствии с Программой флористических исследований разной степени детальности (Теоре­тические и методические ..., 1987).


  1. Чем определяется уникальность флоры Шорского национального парка?


Уникальность флоры национального парка определяется тем, что в ее составе присутствуют третичные неморальные реликты - наиболее древние элементы изучаемой флоры. Это лесные мезофильные реликты, сохранившиеся со времени господства неогеновых широколиственных лесов. Очевидно, что сохраниться и дойти до наших дней в сравнительно неизменном виде эти растения могли только в тех районах, которые не подвергались коренным изменениям с конца неогена, где изменения рельефа происходили постепенно.

Из видов, включаемых А.В. Положий и Э.Д. Крапивкиной (1985) в группу реликтов третич­ных широколиственных лесов, во флоре изучаемой территории присутствует 20 видов.Характеристика флоры национального парка была бы не полной без упоминания редких видов, а также видов, внесённых в Красную книгу Кемеровской области (2000 г.).


  1. Назовите вид и произрастание следующих растений на территории Шорского национального парка?

hello_html_53507560.jpg

Сем. Гвоздичные - Caryophyllaceae

Качим Патрэна - Gypsophyla patrinii Ser. - статус 3 (R) - редкий вид. Растет по каменистым склонам. Известны сборы с окрестностей п. Колхозный Карчит, со скалы на берегу р. Мрассу.



Сhello_html_m639ce255.jpgем. Норичниковые - Scrophulariaceae Норичник алтайский - Scrophularia altaica Murray - статус 2 (U) уязвимый вид. Эндем. Растет на затененных и каменистых склонах невысоких гор, в черневых лесах. Известны только два местонахождения: в долине р. Мрассу между р. Кубансу и устьем р. Кабырза; около п. Верхний-Пызас на р. Пызас.

Норичник тенистый - Scrophularia umbrosa Dumort - статус 1 (Е) - вид находится под угрозой исчезновения. Вид на границе ареала.

Растет по сырым берегам рек, у выходов ключей. Известно только одно местонахождение: устье р. Кабырза.

hello_html_m312adade.jpg




Любка двулистная - Platanthera bifolia (L.) С.М. Rich. - статус 3 (R) - редкий вид. Произрастает в разреженных лесах по опушкам, на лесных полянах, в зарослях кустарников. Из­вестны сборы из окрестностей п. Усть-Кабырза. Возможны находки и из других мест на террито­рии парка.










Зhello_html_279ca61c.jpgмееголовник Крылова - Dracocephalum krylovii Lipsky - статус 1 (Е) - вид, находящийся под угрозой исчезновения. Эндем.

Растет по скалам на берегах р. Мрассу (п. Челея - классическое местообитание, впервые обнару­жен П.Н. Крыловым в 1937 г.). Имеются сборы из окрестностей п. Колхозный Карчит, со скалы у реки. Требует особенно тщательного изучения.




  1. Сколько видов птиц насчитывает орнитофауна Шорского национального парка?


Орнитофауна Шорского национального природного парка к настоящему времени насчиты­вает 182 вида птиц, относящихся к 43 семействам и 18 отрядам. Отряд Гагарообразные представ­лен 1 видом, Поганкообразные - 1, Веслоногие - 2, Листообразные - 3, Гусеобразные - 15, Соко- лообразные - 19, Курообразные - 6, Журавлеобразные - 3, Ржанкообразные - 12, Голубеобраз­ные - 3, Кукушкообразные - 2, Совообразные - 9, Козодоеобразные - 1, Стрижеобразные - 3, Ракшеобразные - 1, Удодообразные - 1, Дятлообразные - 7 и Воробьинообразные - 93.



  1. Дайте характеристику следующих птиц, обитающих на территории Шорского национального парка?

Чhello_html_377bbc84.jpghello_html_7e747d05.jpgерный аист. В ходе обследования летом 2000 и 2001 гг. долины Мрассу с водного транс­порта в пределах территории национального парка было выявлено три участка вероятного гнез­дования черного аиста. По результатам учетов, его численность составила в среднем 0,1 особи на 10 км длины береговой линии, или примерно по одной гнездящейся паре на каждые 100 км доли­ны реки. Более подробная информация об этом виде приведена в разделе о редких охраняемых видах птиц.

Сизый голубь и большая горлица. За два сезона летних полевых исследований ни один из этих видов не был зарегистрирован в результатах учетов птиц. Од- нако некоторые литературные данные, а также опросные сведения говорят о их присутсвии в парке. Интересно, что сизый голубь, яв- л^^ШтЁ:* -1 ляющийся синантропным видом, т.е. тесно связанным с поселени­ями человека, совершенно не встречен нами и в таежных шорских / поселках долины р. Мрассу. Но, вероятно, он все-таки гнездится в некоторых поселках, так как Л.К. Ваничева (1997) приводит его в качестве редкого гнездящегося вида в фаунистическом списке птиц национального парка.

hello_html_m6e1d3a16.jpg









Уhello_html_m174ff80e.jpgдод. Изредка гнездится на прибрежных ска­лах. Брачное пение самца удода слышали на учас­тке долины Мрассу со скальными обнажениями выше п. Усть-Кабырза в середине июня 2001 г. По сведениям местных жителей, он регулярно встре­чается в летнее время и в названном поселке и, вероятно, где-то здесь гнездится.




Бhello_html_76dccf4.jpgеркут. Виду присвоена II категория статуса в отечественной Красной книге. В национальном парке является, вероятно, гнездящимся перелетным, частично зимующим видом. По опросным данным, вероятнее всего именно этот вид изредка (не ежегодно) отмечался в летнее время в окрестностях п. Усть-Кабырзы. В середине июня 2001 г. парящая над тайгой пара беркутов была встречена автором на территории Алтайского края недалеко от южной границы национального парка. На территории парка возможно нерегулярное гнездование 1-2 пар.


  1. Главный результат научно-исследовательской деятельност в изучении разнообразия природы территории Шорского национального парка?


Одним из главных результатов является то, что удалось объединить и систематизи­ровать в едином ключе весьма разрозненный материал по разным группам растений и животных. Авторами была проведена своеобразная ревизия живого, начиная от беспоз­воночных и заканчивая млекопитающими, что позволяет теперь наглядно увидеть, на­сколько разнообразна природа Шорского национального парка и насколько она еще не изучена. Здесь произрастает 515 видов высших сосудистых растений, обитает 191 видов насекомых, 14 рыб, 2 вида амфибий и 6 видов пресмыкающихся, 182 вида птиц и 62 вида млекопитающих. Однако это далеко не окончательный список видов, так как большая часть информации была собрана по долине реки Мрассу и прилегающим к ней районам. Остальная часть территории парка - правобережная часть реки Мрассу, центральная часть парка, южные и западные периферийные районы, находящиеся по склонам Абаканского хребта, хребта Поскай и Бийской гривы - так и остается неисследованной в естественно­научном отношении.

Ряд встречающихся в парке видов растений и животных из-за своей редкости и не­многочисленности включены в различного уровня Красные книги (международную, на­циональную и региональную). Исходя из этого при изложении материала мы приводили по возможности подробную характеристику их распространения с указанием мест встреч на территории парка не только в настоящее время, но и в прошлом, а в отношении живот­ных указали и численность их популяций, но из-за отсутствия информации это удалось сделать не для всех видов «краснокнижников». Однако даже этой информации недоста­точно, что требует в будущем большей детализации их распространения, организации мониторинга их популяций и выработки на этой основе эффективных мер по их охране.

Другой важный итог заключается в том, что были обозначены обширные группы растений и животных, по которым информация практически полностью отсутствует. Это не только редкие и малочисленные виды, но и обычные, широко распространенные по таежным районам Алтае-Саянской горной страны виды растений и животных. К таким группам можно отнести низших растений, многие группы беспозвоночных, некоторые виды рыб, всех рукокрылых, некоторые другие виды млекопитающих. Наличие таких информационных пробелов по этим группам видов требует в дальнейшем проведение целенаправленного их поиска и изучения с применением соответствующих методик и привлечением специалистов соответствующего профиля, как академических учреждений, так и вузов.

Обитающие в парке виды животные и произрастающие там растения хотя и относятся в подавляющем большинстве к группе лесных и таежных, различаются экологическими требо­ваниями, что определяет особенности их распространения по разным типам ландшафтов, вы­сотным поясам, типам растительных комплексов и другим природно-географическим образо­ваниям. Однако неравномерность изученности территории пока делает невозможным пред ставить фактическую картину распределения отдельных видов и их группировок в эколого- фаунистическом и ботанико-географическом аспекте. В свою очередь, это делает невозмож­ным очертить весь спектр уникальных естественных биоценотических комплексов (живот­ных и растений), охрана которых является одной из ключевых задач национального парка. То же самое можно отнести и к географии почв, в изучении которых только сделаны первые шаги.

Остается существенной проблемой организация долговременных биоценотических на­блюдений, которые являются важной составляющей научно-практической деятельности та­ких научно-исследовательских учреждений, как заповедники и национальные парки. Необхо­димость организации экологического мониторинга и долговременных стационарных иссле­дований почвы и биоты проходит красной нитью по всем разделам, посвященным природе парка. Именно такие исследования позволяют оценить текущее состояние и временную дина­мику отдельных видов и их групп как в естественных условиях, так и в условиях различного рода антропогенных (особенно рекреационных) нагрузок, выявить особенности протекания сукцессионных процессов на нарушенных в прошлом участках тайги, определиться с главны­ми направлениями реакции природы на те или иные виды антропогенного воздействия.

Однако следует отметить, что многолетние наблюдения за отдельными видами на территории парка проводились и ведутся. Имеющиеся в национальном парке и Таштагольском кооппромхозе (бывший землепользователь) многолетние данные охватывают только группу хозяйственно ценных животных и растений (охотопромысловые виды, ле­карственные и технические растения, орехопромысловые угодья, запасы ягод и грибов и т.д.). Информация по ним ценна не только для узких специалистов, но и для исследовате­лей, занимающихся изучением социально-экономических и историко-культурных аспек­тов автохтонного населения. В этом ряде долговременных наблюдений (свыше 50 лет) в той или иной степени отражается история видов и характер долговременных антропо­генных воздействий на них. В прошлом и настоящем эта группа видов животных и расте­ний выступает одним из значимых, ресурсообеспечивающих факторов поддержания тра­диционной системы природопользования и жизнеобеспечения местного населения. В связи с этим мы посчитали полезным включить в соответствующие видовые очерки информа­цию из ведомственных источников и сохранить оценки специалистов устроительных эк­спедиций, периодически проводивших обследования промысловых хозяйств Шории. Эти работы включали экономическую оценку деятельности промыслового хозяйства за про­шлые периоды и инвентаризацию ресурсов растительного и животного мира с анализом заготовок, оценкой состояния запасов отдельных видов, их распространения и причина­ми колебания их численности. В связи с разноплановым социально-экономическим и экологическим значением хозяйственно ценных видов они требует более пристального внимания не только как объекты хозяйствования, но и как объекты охраны. Это пред­ставляется возможным при развертывании более полных эколого-популяционных иссле­дований, включающих не только разовые учеты численности, которые проводятся в на­стоящее время, или периодическую инвентаризацию лесных и охотопромысловых ресур­сов, которая проводится раз в 10-15 лет, но и изучение популяционной структуры (про­странственной и половозрастной), ее динамики, характера размножения тех или иных видов, некоторых аспектов экологии и т. д. В совокупности систематизация материалов по почвам, разным группам животных и растений показывает: территория национального парка - terra incognita, или земля неизвест­ная, а это открывает широкие перспективы для ее изучения как в научно-теоретическом, так и в научно-практическом аспектах. Большая часть перечисленных проблем, вытекающих из недостаточной изученности биоты, совпадает с основными задачами национального парка, а решение их, особенно на начальных этапах, возможно при проведении работ по инвентариза­ции почв, фауны и флоры, необходимость осуществления которой очевидна.

Малоизученность территорий, т. е. отсутствие целостных научных знаний о современ­ном состоянии отдельных видов растений, животных и отдельных таксономических групп, их биоценотических группировок и целых природно-ландшафтных комплексов, не является особенностью национального парка, а характерна в той или иной степени для многих райо­нов Кемеровской области. Такая ситуация, вероятно, будет сохраняться и в будущем, что свя­зано с доминированием в экологической политике региональных властей как в прошлом де­сятилетии, так и в настоящем санитарно-гигиенического направления, ярко отраженного в проекте Концепции экологической политики Кемеровской области (2002 г.) и в Законе о реги­ональной целевой программе «Экология и природные ресурсы Кемеровской области» № 21- 03 от 22 апреля 2002 г., которая будет действовать еще в ближайшие два года.

Для Шорского национального природного парка, деятельность которого направлена не только на обеспечение выполнения природоохранных, просветительских и рекреационных задач, являющихся базовыми и для других национальных парков, но и на «...сохранение и совершенствование традиционных систем природопользования коренного населения» (По­ложение о Шорском национальном парке, 1999), организация систематических комплексных научных исследований на постоянной и долговременной основе по разным направлениям наи­более актуальна.

В этом отношении уже имеется опыт проведения комплексных научно-исследовательс­ких работ на территории национального парка, в рамках которых объединялись специалисты различного профиля, причем не только естественнонаучных направлений. Именно такой под­ход оказывается наиболее полезным как по объему собранного материала, так и по конечным итогам его обобщения. Первый шаг в этом направлении был сделан в середине 90-х гг. про­шлого века, когда в северной части национального парка на территории историко-культурно- го центра «Тазгол» параллельно проводились работы этнографо-археологического и ботани- ко-зоологического направлений. Позже, в 2000 и 2001 гг. были проведены работы и в других частях парка с объединением в едином научном коллективе териологов, орнитологов, ботани­ков, этнографов и генетиков. Такая естественно-гуманитарная кооперация позволила не толь­ко обеспечить выполнение научной программы с максимальной эффективностью при относи­тельно минимальных затратах, но и выйти на качественно иной уровень анализа и обобщения материала.

Необходимость этого определяется и включением территории национального парка в состав Алтае-Саянского экорегиона, в рамках которого реализуются принципы стратегии ус­тойчивого развития (Повестка дня на XXI век), и необходимостью разработки эффективных мер по сохранению уникальных природных комплексов черневой тайги в условиях промыш­ленного региона. Тем более, что основная цель деятельности парка по своей сути соответ­ствует цели этой стратегии, т. е. достижения баланса экологических и социально-экономи­ческих интересов населения за счет создания условий по сохранению биоразнообразия реги­она и экологизации социально-экономической сферы деятельности населения за счет разви­тия традиционных форм природопользования и хозяйствования.


  1. Какие культуры присутствуют на территории Горной Шории по материалам археологических раскопок?


Наиболее древние археологические памятники в границах Шорского национального природно­го парка относятся к периоду раннего голоцена (мезолит - ранний неолит). Однако можно утверждать, что первоначальное освоение горношорского края начался значительно раньше - в эпоху позднего плейстоцена (не менее 20 тыс. лет назад). Об этом убедительно свидетельствуют находки каменных орудий палеолитического человека (Аильский клад) в окрестностях с. Кузедеево нар. Кондоме и стоянка Сарбала-III с культурным слоем позднего палеолита (История Сибири, 1968; Маркин, 1979). Современные открытия археологов на территории Горного Алтая свидетельствуют о том, что заселение Сибири происхо­дило еще в период раннего палеолита. Один из таких памятников был открыт в Кузбассе.

Можно полагать, что в новую геологическую эпоху территория Горной Шории была доста­точно заселена. Но насколько активным был этот процесс, установить пока невозможно. В насто­ящее время археология не располагает необходимым количеством источников. Это был период формирования современных ландшафтов и появления новых видов животных. Человек раннего голоцена, осваивая горно-таежные районы, вел бродячий образ жизни, который свойственен охот­никам на диких животных. Несомненно также то, что определенное место в хозяйственной дея­тельности древних популяций занимало рыболовство.

О материальной культуре мезолитического населения можно судить по находкам на поселении Печергол-I, расположенном на второй надпойменной террасе. Незначительный, но достаточно выразительный комплекс находок из камня не связан с керамикой, которая относится ко времени 1-го тыс. н. э. Характерной особенностью мезолита является изготовление орудий из ножевидных пластинок маленьких размеров (микроформы). Такие пластинки преобладают среди находок на посе­лении Печергол-I. Из ножевидных пластинок делали скребки для выделки шкур, ножи для работы по различным материалам (мясо, дерево, кожа, кость), скобели, острия, проколки. Эти орудия изготавли­вали, используя технику ретуши. Интересен такой вид изделий, как резцы различного типа, с помо­щью которых делали пазы на костяных и деревянных изделиях. Чаще всего пластины использовали как составную часть так называемого вкладышевого орудия. В основу из кости, рога или дерева встав­ляли средние части пластин, формируя острое лезвие. Таким способом изготавливали не только ножи, но и наконечники копий, кинжалы. Пластины получали со специально подготовленных нуклеусов, которые также найдены на поселении Печергол-I. Они преимущественно призматического типа, од- ноплощадочные с торцовым фронтом снятия. В мезолитическое время появляются такие деревообра­батывающие орудия, как топоры и тесла, изготовленные техникой оббивки и шлифования, с помощью которой подготавливали рабочий край. На Печергольском поселении они не найдены, но несомненно, что в материальной культуре его обитателей они были. Мезолит - это время изобретения лодки, лыж и особенно важно - лука и стрел, которые на многие тысячелетия стали самым грозным оружием человека. Транспортные средства позволяли человеку быстрее осваивать новые территории, а лук и стрелы обеспечивали индивидуальную охоту.

Материалов с р. Мрассу для сравнения с комплексами сопредельных территорий недоста­точно. Можно только предполагать, что по типам изделий и некоторым технологическим при­емам они ближе горноалтайскому мезолиту и, прежде всего, комплексам долины реки Катунь. Входили ли они в Урало-Западносибирскую культурную общность эпохи мезолита? Ответить на этот вопрос в настоящее время невозможно. Ясно одно: материалы стоянки Б-Берчикуль-I, кото­рые имеют отношение к данной общности, отличаются от материалов мезолита р. Мрассу. Таким образом, можно предложить гипотезу об алтайских или, в более широком варианте, саяно-алтайских истоках заселения Горной Шории. Решение этой проблемы требует формирования качествен­ных источников, которое зависит от планомерных экспедиционных исследований. Это же имеет отношение и к проблеме хронологической принадлежности комплексов, зависящей от комплекс­ных исследований на основе интеграции с естественными науками.

В неолите продолжала сохраняться технологическая традиция изготовления орудий из камня предшествующего времени. На поселении Печергол-П, где исследовано более 150 м2 площади, выяв­лен культурный слой, который содержал материалы этого историко-культурного периода. Это един­ственный в Кузнецко-Салаирской горной области стратифицированный памятник. Материалы ниж­него слоя относятся к возрасту не моложе 6 тысяч лет от наших дней. Материальная культура населе­ния типична для охотников и рыболовов. Но в хозяйственной деятельности явно преобладала охота. Об этом свидетельствуют наконечники стрел разных типов, нож-клинок, скребки для выделки шкур. В коллекции достаточно много ножевидных пластин и орудий, изготовленных на них. Это ножи, ско­бели, резцы, резчики, вкладыши. В коллекции известны комбинированные орудия.

Дальнейшее развитие получила вкладышевая техника. В слое найдено достаточно большое количество сечений пластин, которые использовали для формирования лезвий составных орудий. Пластины получали с нуклеусов призматического и конического типов, которые в большом коли­честве найдены на поселении. В материальной культуре широкое применение получили дерево­обрабатывающие орудия: топоры, тесла, долота. Они были необходимы для сооружения легких жилищ, лодок и других необходимых в жизни предметов, в том числе - приспособлений пассив­ной охоты (ловушки, капканы) и рыбной ловли. Материалом для производства орудий из камня служило сырье, которое в изобилие встречается на территории Горной Шории. Это кремень, слив­ные песчаники, змеевик и другие породы.

Учитывая то, что неолит юга Западной Сибири является одним из малоизученных периодов в древней истории, определить место неолитических комплексов р. Мрассу чрезвычайно трудно. Среди данных, которыми располагает современная западносибирская археология, они ближе по облику и технологии неолиту Катуни, в частности - материалам неолитических слоев поселения Тыткискень-П. Возможно, неолитические памятники Горного Алтая и Шории составляют одно культурное единство.

Переходное время от неолита к бронзовому веку в районах Шорского природного парка пока неизвестно. Недостаточно сведений и о периоде ранней бронзы. Но несомненно, что жизнь древних популяций в этих краях не прекращалась. В период развитой бронзы зафиксировано пре­бывание некоторых групп населения, которое или осваивало данную территорию, или использо­вало её в качестве транзитной. Обнаруженные в районе Печергола-П сосуды баночной формы, сплошь орнаментированные оттисками палочки, напоминают посуду окуневской культуры, ареал которой связан со среднеенисейским регионом. Но полного тождества с ними нет. Можно предпо­ложить или продвижение отдельных групп окуневцев в Горную Шорию, или их влияние на куль­туры местного населения. Известно, что окуневцы широко использовали для украшения одежды и предметов из кожи, меха и зубов соболя, причем очень в больших количествах. Промысловой территорией для них могла быть тайга Кузнецкого Алатау и Горной Шории.

В эпоху бронзы более основательно обжило долину Мрассу население так называемой кроха- левской культуры. Причем только той группы, которая изготавливала своеобразную посуду горшко- видной формы с небольшим плоским дном. Такую посуду они украшали оттисками ногтевых вдавле- ний, формируя из них сложный узор из горизонтальных волнообразных и вертикальных линий. По мнению В.В. Боброва, эту группу керамики условно можно отнести к крохалевской культуре. Данный тип керамики распространен преимущественно в пределах Кузнецко-Салаирской горной области, за исключением северных районов (Бобров, 1992). Известна такая посуда и на некоторых памятниках лесостепного Алтая. Предположительно этот комплекс можно отнести к началу 2-го тыс. до н. э.

К эпохе поздней бронзы относится находка сосуда в верхнем слое поселения Печергол-П. Он крупных размеров, вероятно круглодонный. Орнамент нанесен только в верхней части, по венчику, гребенчатым штампом. Узор представляет собой ряд наклонных оттисков и ромбов, между которыми помещены три бороздки. Такая керамики типична для лугавской культуры Среднего Енисея. Эта куль­тура синхронна ирменской, которая распространена в Кузнецкой котловине, на Алтае и Барабинской лесостепи. Между населением данных культурных образований были активные связи. Известно, что зоной контакта были северные районы, в частности, Ачинско-Мариинская лесостепь. Вполне воз­можно, что контакт осуществлялся через южный путь, который пролегал по рекам Горной Шории. Основание для такого предположения есть. На городище Маяк, в окрестностях г. Новокузнецка, най­дена посуда, явно изготовленная под влиянием лугавской культуры.

Какова была историческая картина в горно-таежных районах Кузбасса в скифское время, пока неизвестно. Археология располагает некоторыми данными о рубеже эр. В конце 1-го тыс. до н. э. происходила значительная миграция населения их таежных районов Средней Оби на юг. Отго­лоски этого процесса зафиксированы на памятниках р. Мрассу. Здесь найдена керамика, орнамен­тированная характерным узором гребенчатого и гладкого штампа в виде «уточки». Некоторые исследователи связывают эту археологическую культуру с протосамодийскими группами населе­ния. Есть основание считать, что несколько позже население Мрассу испытывало воздействие культуры южных районов минусинских степей, так называемой таштыкской культуры.

Более хорошо археологически представлена эпоха раннего средневековья. Она связана с лачиновской культурой, ареал которой охватывает бассейн р. Томи. По мнению специалистов, истоки её уходят в таежные районы Восточной Сибири. Вместе с тем тюркоязычное население степных районов использовало водные магистрали Шории в качестве торговых путей.


  1. Сколько было открыто памятников древней истории на территории Шорского национального парка?


В результате археологических исследований по р. Мрассу было открыто 19 памятников древ­ней истории, некоторые из них частично раскопаны. Наиболее значительные полевые исследова­ния археологи провели на поселениях Печергол-I и II, которые содержали материалы разных хро­нологических периодов и культур. Нельзя не обратить внимания на то, что почти все памятники археологии представлены поселениями. Исключение составляет погребение и культовое место в районе п. Усть-Анзас. На данном уровне изученности района можно только допускать мысль о том, что такое соотношение видов памятников - явление закономерное. Это подтверждает опыт археологического изучения таежных районов Западной Сибири.


  1. Дайте характеристику: 1. Могильник и культовое место Кайчак.

2. Поселение Кезес.


Могильник и культовое место Кайчак был случайно обнаружен местными жителями при земляных работах в 1995 г. На площадке второй надпойменной террасы правого берега р. Мрассу, на залесенном участке горки Кайчак, в 230 м выше устья р. Анзас, найдено скопление железных предме­тов (3 наконечника стрел, топор-тесло, нож), относящихся к захоронению по обряду трупосожжения (IX-XI вв.). На могильнике Кайчак в 1995 г. А.С. Васютиным, Д.Г. Савиновым и Ю.В. Шириным было заложено несколько небольших раскопов. В одном из них обнаружено еще одно такое же захоронение (с удилами XI - XII вв.). В другом найдены остатки земляной плавильной печи. В третьем - зубы и кости ног лошади, скорее всего связанные с местом жертвоприношений типа алтайского святилища «таелга». Это первая находка подобного рода в среднем течении р. Мрассу. Она свидетельствует о тесных взаимоотношениях населения поймы р. Мрассу с соседними скотоводами абаканских степей. Торговые и даннические связи осуществлялись посредством троп и дорог, проложенных по долинам рек Ортон, Анзас, Чулдугол, Суета, Кабырза, Пызас и Пурла.

В 1996 г. при осмотре обнажения стенки раскопа 1995 г. на восточной береговой кромке свободной от леса площадки на горке Кайчак (объект-3; вероятно, самостоятельный археологи­ческий памятник) была отмечена осыпающаяся прослойка пережженных костей. В основании слоя над буровато-желтой материковой глиной со скальными обломками прослежена линза про­каленной почвы с пережженными костями мощностью до 5 см и протяженностью более 1 м, от­дельные косточки рассеяны по всему серому слою и встречаются в корнях дерна.

Для расчистки этого скопления Ю.В. Шириным была сделана прирезка к северо-восточной стенке раскопа-3. Над скоплением костей фиксировалось небольшое углубление (5-7 см) диамет­ром около 1 м. Оно примыкало к краю раскопа и соотносилось с краем ямы, выявленной в раско- пе-3 (объект-3). Видимо, объект-3 был вскрыт не полностью. Прирезка была сделана с учетом разреза объекта-3. Ее длина по стенке раскопа-3 соответствовала 2,5 м, а протяженность в глубь берега - 1,5 м (с захватом всего углубления).

После снятия дерна была сделана зачистка. На уровне 20 см от дневной поверхности выяв­лено пятно прокаленной почвы, вытянутое по линии север-юг. Южная часть пятна обрывалась в раскоп-3. Пережженные кости концентрировались в южной части пятна. По периферии пятна отмечены мелкие древесные угольки. К северу от пятна найдено несколько неорнаментирован- ных фрагментов керамики, а к западу - обломок челюсти и отдельные зубы лошади.

Пережженные кости из скопления были извлечены вместе с землей и промыты. Их вес со­ставил 700 г. Зубов и анатомически определимых обломков среди них не встречено, но предполо­жительно сожженные кости принадлежат животному. Среди костей найдены 3 мелкие кремневые чешуйки и кусочек железного шлака.

В 65 м к югу от раскопа-3, на тропинке южного склона горки Кайчак найден отщеп черного кремня.

Поселение Кезес расположено на мысовидном участке, образованном устьем р. Кезес, пра­вым притоком р. Мрассу. Открыто в 1994 г. В.В. Бобровым и В.М. Кимеевым. Слева от устья, ближе к склону горы, на пляже спланирована дорога, а на террасе находится служебный гостевой дом - офицерская дача учреждения ВД-30. Ниже по течению начинаются бурные Мрасские поро­ги протяженностью 8 км. При зачистке берега под слоем дерна было обнаружено несколько неор- наментированных фрагментов лепных сосудов. Посуда светлого цвета, что свидетельствуем об обжиге в восстановительном режиме, и изготовлена из формовочной массы хорошей качества. Данное поселение предварительно датируется эпохой раннего средневековья.

На кафедре археологии Кемеровского университета хранятся краткие сведения и о других памятниках - Суета-I и II (эпоха металла), Парушка-I и II (эпоха средневековья). Однако проверка в ходе экспедиционных исследований не дала положительных результатов. Видимо, необходимы более тщательные полевые работы в указанных пунктах. Известны кроки или ситуационные пла­ны еще 3-х памятников из археологической разведки С.В. Маркина и А.Н. Садового. Но опреде­лить их географическое месторасположение не удается в связи с недостаточной информативнос­тью полевых чертежей. Находки в разведочных шурфах - мелкие неорнаментированные фраг­менты керамики и кремневые отщепы, культурно и хронологически неопределенные. Не удалось открыть новых памятников на участке от Мрасских порогов до устья р. Ортон, так как хорошо выраженные береговые террасы сильно разрушены в результате лесозаготовок и лесосплава.

Приведенная археологическая карта древних памятников на территории Шорского природ­ного парка достаточно отчетливо показывает не только степень изученности района, но и каче­ственное состояние источников. Во-первых, материалы большинства памятников представлены небольшой коллекцией или единичными находками из разведочных шурфов. Во-вторых, значи­тельная часть поселений относится к эпохе раннего средневековья и к периоду новой истории. В- третьих, некоторые историко-хронологические периоды, такие как палеолит, переходное время от неолита к бронзовому веку, период развитой бронзы, скифская эпоха, гунно-сарматское время, не представлены в археологических источниках. Именно эти обстоятельства не позволяют рекон­струировать целостную картину освоения Горной Шории в догшсьменный период истории. В настоящее время археологическая наука располагает лишь возможностью дать на обобщенном уровне очерки только древней истории.


  1. Дайте характеристику сыродутному способу получения железа из руды и что служило топливом для железоплавильных печей у древних металлургов?


В настоящее время установлено, что единственным способом получения железа из руды в первобытном обществе был только сыродутный способ. Этот способ производства железа был крупнейшим достижением в истории человечества. На протяжении тысячелетия, до появления чугунолитейной техники, он был единственным способом получения черного металла. Термин «сыродутный» появился после изобретения дутья нагретым воздухом в доменных печах. До этого древние металлурги мехами закачивали в горн атмосферный (сырой) воздух. Технология железо­делательного производства состояла в прямом восстановлении железной руды в металлическое железо и в дальнейшем, при производстве стали, - в насыщении железа углеродом. Для восста­новления железа из руды требуется не особенно высокая температура, в среднем около 900°С. Однако температура даже в самых древних сыродутных печах должна была доходить до 1200 - 1300°, чтобы минеральные примеси в руде переплавлялись в шлак.

В ходе сыродутного процесса расплавления железа не происходило. Это требовало темпера­туры 1582°. Восстановленные кусочки чистого железа, опускаясь в низ печи, постепенно «свари­вались» в вязкую губчатую массу - железную крицу. Крица, погруженная в бурлящий расплав­ленный шлак, как бы «варилась» в нем. Именно поэтому «варка», этот старый русский термин, а не «плавка» наиболее подходит для обозначения такого рода выделения железа. Парадоксально, но в тех случаях, когда древним металлургам удавалось добиться расплавления железа и они по­лучали чугун, последний долгое время считался браком.

Рудной базой для производства железа служили не только ныне хорошо исследованные Темир- Тельбесская, Казская, Тазская, Кондомская, Верхне-Кондомская, Ташелгинская и Верхне-Майзасская группы железоделательных месторождений, но и многочисленные проявления болотных руд.

Для получения высокого концентрата железной руды, идущей в «варку», древние металлур­ги умели ее обогащать, т. е. удаляли при выветривании, обжиге и дроблении пустую породу. Дроб­ление магнетитовой руды производилось каменными пестами. Обломки таких пестов - частая археологическая находка на местах варки железа. Нередко встречаются и уплощенные каменные ступки, в средней части которых от долговременной работы образовались небольшие углубления. Для получения стандартных размеров фракций руды ее просеивали через решето.

Процесс обогащения магнетитовой руды упоминается в одном из документов XVII в.: «А около Кузнецкого острога на Кондоме и на Мрассе реке стоят горы каменные великие, и в тех горах емлют кузнечные ясачные люди каменья, разжигают на дровах и разбивают молотами на мелко, а, разбив, сеют решетом, а, просеяв, сыплют понемногу в горн, и в том сливается железо...»

Железные руды Горной Шории содержат естественные примеси (марганец, титан, ванадий) в количествах, достаточных для получения высококачественного легированного металла древни­ми мастерами. Древние металлурги уже знали, что из руды различных месторождений получа­лось железо с различными свойствами - ковкое или хрупкое.

Топливом для железоплавильных печей служил древесный уголь. Это обусловлено большой его теплотворной способностью, которая почти в два раза была выше, чем у сухих дров. Лучший уголь получался из лиственницы, осины, березы. Каменный уголь не употреблялся.

Исследователи отмечают более высокие качества железа и стали, полученных с применени­ем древесного угля, меньшую подверженность их коррозии. Особенно наглядно это проявилось в материалах раскопок Кузнецкого острога. Найденные в объектах XVII в. железные ножи иност­ранного производства разваливались в руках в ржавую труху, в то время как изделия из местного кричного железа - те же ножи, наконечники стрел и даже рыболовные крючки - поражали блес­ком металла и сохранностью острых жал.

Древесный уголь должен был отвечать определенным требованиям. Он должен был быть прочным и высокоуглеродистым, что достигалось его выжиганием из древесины со слабым дос­тупом воздуха при оптимальной температуре 350-360°.

Древесный уголь могли получать наиболее простым — ямным способом. Когда героине одного из алтайских эпических сказаний Алтын Тууди потребовался древесный уголь, она поступила так:

Шестьдесят лиственниц срубила, Большой костер из них разожгла, Две сумы угля наготовила.

Выход древесного угля при ямном углежжении действительно был невысок, не превышал 30 %.

Большое внимание уделялось размеру угольных кусочков, загружаемых в сыродутную печь. Они не должны были быть слишком крупными, чтобы равномерно распределяться в рабочем про­странстве печи. Угольная мелочь и пыль могли ухудшить проницаемость столба шихты для выходя­щего газового потока, что привело бы к нарушению нормального хода сыродутного процесса. Расход древесного угля при сыродутном процессе более чем в три раза превышал вес получаемого металла.

В результате интенсивного горения угля в нижней части печи образующаяся и нагретая до высокой температуры окись углерода поднимается вверх, нагревает руду и вступает с окислами железа в химическую реакцию, вызывая восстановление железа.



  1. С какой металлургией была сходна металлургия Горной Шории, отчего зависел успех Горно-Шорского металлургического центра?


На протяжении всей истории применения сыродутного способа получения железа суть про­цесса не менялась. Различия технологии у отдельных народов заключались в особенностях конст­рукции печи и воздуходувного устройства.

И.Г. Гмелин, член академической экспедиции 1734 г., так описывает процесс варки железа, который он наблюдал в одном из улусов кузнецких татар на р. Кондоме:

«Нам хотелось как можно скорее увидеть железоплавильный завод. Но как мы ни осматри­вались, мы не видели никакого здания, отличающегося от других по своей архитектуре. Все выг­лядело точно так же, как в абинской деревне, где мы были накануне. Наконец нас пригласили в одну юрту, у входа в которую мы увидели плавильную печь. Для плавильной печи не требовалось специальной юрты, для этой цели оказалась пригодной любая юрта. В этой же юрте живут и люди, что уже само по себе является преимуществом перед европейскими металлургическими здания­ми, содержание которых обходится крайне дорого. Печь стоит на том месте, где обычно находит­ся очаг для варки пищи, и земля там немного подкопана. Яма, которая имеется во всех татарских юртах на месте очага, составляет часть плавильной печи. Глиняное сооружение, дно которого имеет одинаковый поперечник с выкопанной в земле ямой, около полуфута, кверху сужается, и верхний поперечник на расстоянии фута от пола не превышает полутора дюймов; все это состав­ляет, вместе с ямой плавильную печь. Впереди имеется отверстие, которое замуровывается во время плавки, а сбоку есть другое, в которое вставляется два меха. Вся работа производится дву­мя татарами; один подносит попеременно уголь и руду, причем руды он брал на закладку не более того количества, которое умещается на кончике ножа, руда употреблялась в мелко измельченном виде. Таким образом он заполнял печь, а другой парень в это время дул двумя мехами. Как только уголь садится, приносится новая порция руды и угля, и вся эта процедура повторяется до тех пор, пока не будет высыпано в печь около трех фунтов руды - количество, какое печь может вместить за раз. После того как высыпана последняя руда, плавильщик, подув немного мехами, вынимает внизу с помощью щипцов замурованный там камень. Плавка лежит в яме; ее извлекают из-под углей и очищают от налипших углей, ударяя об нее чурбаком. Из трех фунтов руды получают около двух фунтов железа, которое хотя и выглядит довольно нечистым, однако на деле оно хоро­шее. Все это мы наблюдали в течение полутора часов».

Как это ни парадоксально, но до сих пор металлургические памятники Горной Шории ис­следованы крайне недостаточно. Не изучено ни одной древней горной выработки по добыче же­лезной руды в Горной Шории. Археологическому изучению за последние 70 лет были подвергну­ты не более 10 железоделательных печей.

Первые археологические наблюдения принадлежат известному краеведу, сотруднику музея г. Сталинска (Новокузнецка) К.А. Евреинову. В 30-е гг. XX в. им были описаны остатки позднес- редневековых железоплавильных печей кузнецких татар, обнаруженных при различных земля­ных работах на территории города - на ул. Достоевского, на Советской площади, в других местах. По форме ошлакованных днищ и обломкам стенок К.А. Евреинов удивительно точно реконстру­ировал размеры и конструктивные особенности древних железоделательных горнов. Свои рекон­струкции он дополнил информацией, полученной от старейших жителей ряда шорских улусов. Описания металлургического процесса стариками абинцами до мельчайших деталей совпадали с тем, что видели в начале XVIII в. в этих местах участники академической экспедиции Г.Ф. Мил­лера и с результатами реконструкции горнов по археологическим данным.

Исследованные в последнее время в Горной Шории металлургические горны второй поло­вины 1-го тыс. представляли собой небольшие камеры прямоугольной или овальной формы объе­мом от 0,15 до 0,21 м3. Их выкапывали в глинистом грунте, стенки дополнительно покрывались слоем глины. Рядом готовилась яма для подвода воздуходувного сопла, которое вмазывалось че­рез материковую перемычку в нижнюю часть горна. Мех почти всегда устанавливался на поверх­ности, иногда под него устраивали вымостку из камней. Верхняя часть горна-ямы закрывалась обожженной полусферической керамической крышкой с отверстием для загрузки древесного угля и шихты. Все щели замазывались. Горны такой конструкции были одноразовыми.

Известны и печи большего объема с несколькими воздуходувными соплами. Такой метал­лургический горн обнаружен геологом В.В. Юришем в окрестностях п. Тоз на р. Мрассу. Нижняя часть этого горна была сооружена из обмазанных глиной плит песчаника. В одной из стенок были вмазаны 4 воздуходувных сопла.

От древних металлургических мехов оставались только глиняные трубки - сопла. Внутрен­ний диаметр сопла в среднем составляет 2 см. Длина целых трубок достигает 25 см. В местах крепления кожаного рукава мехов сопло имеет утолщения, или «воротнички». Как правило, конец сопла, вставляемый в горн, оплавлен стекловидным металлургическим шлаком.

С самого начала своего развития черная металлургия и кузнечество в силу сложности того и другого ремесла, требующего больших знаний, практического опыта, специальных орудий труда и оборудования, как правило, обособлялись. В редких случаях и лишь на начальных стадиях металлург и кузнец был един в двух лицах. Различались две категории кузнецов: рядовые и высокопрофессио­нальные. Ремесленное мастерство составляло наследственную профессию отдельных родственных групп. Были известны даже отдельные роды, специализировавшиеся на выжигании древесного угля.

Достижение хороших результатов в производстве железа было обязано огромному практическо­му опыту металлургов, позволявшему решать в каждом конкретном случае, как вести процесс дутья, из каких составных частей готовить шихту в зависимости от наличия определенного вида руды. Боль­шое значение имело даже то, в какое время года и при каких погодных условиях производить плавку. Чтобы варка железа была успешной, требовалось точно соблюдать все технологические этапы. Уголь и руда должны были быть обязательно сухими, температурный режим варки - ровный, с усилением в конце процесса. Если в ходе варки железа выпускался ишак, это следовало делать в строго определен­ное время, чтобы он не вывел слишком много железа и тепла из печи.



  1. Кому выделялась земля в Горной Шории в процессе землеустройства?


Последовательный возврат к системе самостоятельного распределения самим населением промысловых угодий по территориальному принципу вне прямого государственного контроля прослеживается уже с начала 90-х гг. XX в.

В период 2000-2001 гг. группой этносоциального мониторинга КЛАЭ ИАиЭ СО РАН были проведены натурные исследования промыслового землепользования населения Чилису-Анзасской. Усть-Анзасской и Усть-Колзасской сельских администраций Таштагольского района. Они в каче­стве некоторых своих задач предполагали анализ структуры размещения промысловых угодий, осваиваемых на долговременной (многолетней) основе, специфики промысловой ориентации на­селения, а также практикуемых механизмов распределения промысловых участков между отдель­ными семьями. Источниковая база включала экспертные оценки (по широкому кругу вопросов работников лесного и охотничьего хозяйств, служащих сельских администраций, лиц из числа местных жителей, специализирующихся на том или ином виде промысла на официальной или нелегитимной основе; делопроизводственная и учетная документация заготовительных и приро­доохранных учреждений; материалы внутрихозяйственного охотничьего и лесного устройства заготовительных организаций, анкеты массового опроса населения сельских администраций.

Главные промысловые зоны, осваиваемые населением, фиксировались на поквартальной карте Шорского национального природного парка масштабом 1:100000 с указанием статуса пользователей и характера опромышления. Выбор картографической основы вызван тем, что в практике организа­ции отечественных промыслово-заготовительных хозяйств (коопзверпромхозов, кооппромхозов и т. д.), их повторных обследований и производственной деятельности лесотаксационные матери­алы являются базовыми. На их основе выделяются охотничьи угодья, проводится их бонитировка (оценка качества), определяются направления хозяйственного использования территории и комплекс мероприятий по улучшению продуктивности отдельных производственных участков. В свою очередь применение лесотаксационной составляющей позволяет сразу унифицировать данные социально-эко­номического характера для их последующего сопоставления с материалами ведомственными.

Результаты проведенных полевых исследований подтвердили, что процессы национального са­моопределения в вопросах регуляции земельных отношений на промысле за последнее десятилетие получили дальнейшее развитие (Садовой, Поддубиков, Онищенко, 2000; Онищенко, Садовой, 2001; Октябрьская и др., 2001). Так, семейные охотничьи и орехопромысловые участки в настоящее время нередко передаются по наследству и могут выступать объектом аренды и субаренды на различных условиях. Практика распределения Таштагольским коопромхозом промысловых участков в среде сво­его штатного состава существенной роли для преломления этой ситуации не играет.

Ведущими направлениями промысловой активности, ориентированной на получение высо­ко значимой товарной продукции, являются пушная охота (на соболя, норку, белку), заготовка кедрового ореха и папоротника-орляка. Другие виды ресурсов (лекарственно-техническое сырье, ягоды, грибы, крот, копытные и другие виды охотничьих животных) опромышляются эпизоди­чески по причине отсутствия на региональных рынках устойчивого спроса на соответствующую продукцию. Возможность ее реализации, как правило, ограничивается лишь сезонными закупка­ми, организуемыми Таштагольским кооппромхозом, современная ценово-закупочная стратегия которого, по мнению опрошенных в ходе исследования экспертов, отнюдь не отличается ориента­цией, на учет не только коммерческой целесообразности, но интересов участвующего в заготов­ках населения. Это проявляется, во-первых, в отсутствии постоянной практики заготовки пром- хозом отдельных видов промысловой продукции, в заготовках которой население участвовать готово и в крайне низком уровне закупочных цен на весь ассортимент заготавливаемой продук­ции - во-вторых. Зачастую действующие закупочные цены не способны даже оправдать те объе­мы трудозатрат, которые необходимы для добычи одной единицы продукции (табл. 4). Лишь для ограниченного числа семей в отдельных поселках заготовка папоротника-орляка, черемшы и ягод составляют стабильный источник доходов. Исходя из этого, ведущим фактором в организации системы опромышления тайги на настоящее время является распределение кедровых и наиболее продуктивных по товарно значимым пушным видам угодий в среде местного населения.

В настоящее время населением национального парка осваивается территория площадью около 5000 кв км. В эту зону входит угодья расположенные как в пределах национального парка, так и за административной границей Кемеровской области, на территории сопредельных субъектов феде­рации: Хакасии и Республики Алтай.

Каждый поселок, как правило, имеет свою орехопромысловую и охотничью территорию, включающую как угодья общего пользования, так и промысловые участки отдельных семей.

Постоянно, на протяжении всего года, осваиваются близлежащие (в радиусе 10-15 км) к посел­кам угодья, где осуществляется охота, главным образом не имеющая ярко выраженной товарной ори­ентации, а также сбор дикоросов, ягод, грибов и другой продукции. Зачастую именно здесь локализу­ется зона общего пользования, не подлежащая разделу на семейные участки, и не являющаяся объек­том возможных поземельных конфликтов. Сюда же следует отнести и значительно удаленные от насе­ленных пунктов угодья с характерным низким уровнем продуктивности.

Районы нахождения производственных промысловых (охотничьих или кедровых) участков строго распределены между поселками и даже отдельными семьями. Включают территории высокой ресур- совой емкости, позволяющие при умеренных трудозатратах заготавливать значительные объемы со­ответствующей продукции. Для охотничьих угодий это является единственным фактором, определя­ющих степень их значимости для населения. Хозяйственная ценность промысловых кедровников так­же находится в существенной зависимости от удобности (неудобности) тех или иных кедровых масси­вов для освоения. Прежде всего, доступность участков, их удаленность от населенных пунктов (опре­деляющая затраты на вывоз заготовленного ореха), а также высота деревьев. Нередко от этого зависят и практикуемые формы поземельных отношений на промысле, благодаря чему в части правового ста­туса используемых населением участков наблюдаются определенные локальные вариации.

Так население поселков, обеспеченных орехопромысловыми угодьями с преобладанием в дре­востое невысоких (т. е. «лазовых») кедров, может и не иметь практики долговременного (многолетне­го) закрепления участков за отдельными семьями или даже лицами. Осваиваются все имеющиеся кедровники на основе захватного способа, который подразумевает ежегодное перераспределение оре- хопромысловых участков. В этих условиях отсутствует сам по себе институт семейного или личного владения производственными участками, на которых часто даже не устанавливаются постоянные ба­лаганы. В противном же случае наблюдается дифференциация кедровых угодий, в результате чего удобные формируют категорию традиционно семейных производственных участков (с четко обозна­ченными границами), постоянно используемых од ними и теми же лицами, а неудобные (зону общего пользо­вания) опромышляются преимущественно в период тушкена беспрепятственно и всеми желающими.

Однако, несмотря на такую неоднозначность существующих в Горной Шории систем внут- рипоселкового размежевания орехопромысловых угодий, на уровне межпоселковом главные зоны опромышления отдельных населенных пунктов обозначены достаточно четко и их границы, как правило, не нарушаются. Исключение здесь могут составлять лишь легко доступные угодья, рас­положенные вдоль дорог, где нередко сбор кедрового ореха осуществляется приезжающими сюда жителями близлежащих городов. Подобного рода кедровники чаще всего не находятся в хозяй­ственном обороте местного сельского населения, что снижает вероятность возникновения на дан­ной почве какого-либо рода поземельных конфликтов.

К сказанному необходимо также добавить, что все территории, попадающие в зону сложив­шегося к настоящему времени промыслового землепользования, автохтонным населением рас­сматриваются именно как этнические и распределяются на основе этнических традиций и, преж­де всего, существующих норм обычного права. Об этом свидетельствует, по крайней мере, уже приведенный выше факт наличия в промысловом комплексе шорцев практики арендных и суба­рендных отношений, совершенно не зависящей от существующих легитимных механизмов регу­ляции поземельных отношений. Так, к примеру, большая часть угодий, арендуемых у Шорского национального природного парка Таштагольским коопромхозом и закрепленных за конкретными лицами (штатными охотниками ТКПХ), постоянно осваивается и местными охотниками-любителями.



  1. Какие существенные причины межэтнической напряжённости обусловлены административной реформой?


Хозяйственный комплекс шорцев уже во второй половине XIX в. потерял черты натураль­ности, и рассматривать его как исключительно традиционный, а социальные связи как только родовые не совсем правомерно. Черневая тайга Горной Шории уже к концу XIX в. окончательно приобрела облик специализированного промыслового района. Продукция пушного и торгового промыслов имела четко выраженную товарную значимость, а система кредитования (при полной зависимости производителей продукции от поставщиков промысловых припасов) втягивала ав­тохтонное население в систему капиталистических в своей основе отношений. Посемейный ха­рактер долговой зависимости приводил к практике индивидуальной закупки промысловиками необходимых для промыслов припасов, исчезновению «родового» принципа организации арте­лей (Потапов, 1948, с. 242, 245, 248). Вероятно, это и приводило к тому, что понятие «родовые охотничьи территории» исчезало, оставляя место для новой категории - «семейные промысловые участки», в пределах которых регуляцию охоты членами артели осуществлял глава семьи. Родо- территориальные связи стали чисто территориальными еще до землеустройства начала XX в.

Численность популяций основных охотопромысловых видов (соболя, белки, выдры) резко сократилась, что поставило перед государством проблему регуляции охоты. Получила развитие

такая отрасль, как пчеловодство, продукция которого однозначно имела товарную значимость.

Вхождение в «хлебный рынок» привело к тому, что в зоне контакта с русскими поселками ручное земледелие стало исчезать, а пашенные участки использоваться под сенокосы. Последняя тенденция достаточно отчетливо прослеживается в пограничных районах с тайгой. К 1912 г. из 105 хозяйств улуса Чувашка земледелием занимались только 9. Средняя площадь пашен при этом возросла незначительно. Аналогичная ситуация была и в улусах Томской волости Кузнецкого уез­да: Новый, Сыркаш, Чульжан и др. (ГАКО, ф. ОДФ-59, on. 1., д. 42, л. 72-74, 79-80). Все эти процессы привели к значительному ослаблению и без того не слишком устойчивых территори- ально-общинных связей. Вхождение в рынок привело к социальной стратификации населения Горной Шории. Выделилась торговая прослойка, являющаяся посредником между русскими тор­говцами-оптовиками и населением таежных поселков.

Развитие золотопромышленности представителями русского торгового капитала также на­кладывало определенный отпечаток. Золотодобыча на таежных реках выводила из практики тра­диционного использования отдельные участки. Труд автохтонного населения нередко использо­вался на подсобных работах (заготовка дров, сенокошение), получила широкое распространение практика найма. Поскольку отношения складывались не на уровне «прииск - община», а между организаторами золотодобычи и отдельными семьями, они объективно приводили к тем же про­цессам ослабления территориально-общинных связей (Садовой, 1992, с. 127-129). Все эти про­цессы способствовали формированию ситуации, в которой в пределах Горной Шории не сформи­ровался слой, способный организовать или поддержать движение за сохранение закрепленных под традиционное природопользование земель и сословных привилегий.

Влияние государственных структур в вопросах, связанных с формированием специализирован­ных хозяйственных районов, с межэтническими конфликтами (включая и земельные) в процессе тор- гово-предпринимательской деятельности было минимальным. В привлеченных историографических источниках нет достаточно аргументированной системы доказательств, что русское правительство оказывало прямую протекционистскую поддержку исключительно русской группе купечества и пред­принимателей. И обуславливалось это в значительной мере тем, что даже в случае, если этот курс был бы определен, российское правительство не имело никаких реальных возможностей для его осуще­ствления. К таким факторам, как труднодоступность региона, определение особого статуса земель, отведенных под традиционное природопользование, следует добавить немаловажный факт - отсут­ствие административного штата для осуществления данной политики. Это достаточно явно просле­живается по целому ряду фактов, которые уже приводились в историографии. Правительству вплоть до начала XX в. не удалось принять единое законодательство, регулирующее охотничий промысел, наладить систему статистического учета таможенных пошлин, количества добываемой и реализуе­мой на ярмарках пушнины (Старцев, 1984, с. 73-87), кардинально решить проблему землеустройства государственных земель, на которых проживало не только коренное население, но и переселенцы. Поэтому рассматривать процессы вхождения Горной Шории в российский и мировой рынок как фор­му «колониальной политики», на наш взгляд, неправомерно.

В то же время необходимо отметить, что трансформация традиционных систем жизнеобеспече­ния и землепользования под воздействием процессов развития товарно-денежных отношений вело к обнищанию большей части сельского населения и объективно приводила к переходу на качественно отличный от традиционного оседлый образ жизни. Формы организации торговли неизбежно провоци­ровали негативное отношение к русскому купечеству и переселенцам, эпизодически занимающимся торговлей, являлись факторами формирования межэтнической напряженности.


  1. Кого считали кулакми в Горной Шории?


Процесс коллективизации в Горно-Шорском национальном районе, как и по всей стране, сопровождался ликвидацией кулачества. В отчетных документах Горно-Шорского райкома ВКП(б) отмечалось, что в районе шел процесс социального расслоения, однако точного учета количе­ственного состава каждой социальной группы в сельских советах не велось. Нам удалось обнару­жить цифровые значения социального расслоения лишь за 1926 г. Количество бедняков определя­лось цифрой в 75 %, середняков - 25 % с оговоркой: «но этим сведениям верить не приходится, потому что зажиточных мужиков не указано» (ГАКО, ф. П-3, on. 1, д. 4, л. 12; д. 7, л. 20; д. 35, лл. 1-2; д. 82, л. 11; д. 95-99).

По мнению Н.П. Дыренковой, большинство кулацких хозяйств в исследуемом районе со­здавалось на базе торгово-ростовщической эксплуатации (МАЭ им. Петра Великого (Кунсткаме­ра) РАН, ф. 3, on. 1, д. 232, л. 9). Кулаками становились и те, кто занимался "отвозом" ясака, т.е. сдавал от имени всей артели пушнину, орех, со временем вступая в торговые сделки с более круп- нымр! и богатыми торговцами. Постепенно они переставали сами заниматься охотой и промысла­ми, снаряжали бедняков, давая им в долг продукты питания и охотничьи припасы под пушнину и орех, чем ставили бравших в кабальную зависимость. После завершения охотничьего сезона ку­лак забирал до трети всей пушнины, ничего не заплатив. Для домашних работ нанимали своих соплеменников, оплачивая их труд хлебом, товаром или деньгами. Бывали случаи, когда кулак расплачивался со своими рабочими лишь самогоном. Постепенно обогатившиеся полностью пе­реходили на торговые операции. Разбогатевшие шорцы занимались торговлей и после установле­ния советской власти в районе, в конце 20-х гг. Предметом торговли были пшеница, хмель, лоша­ди, крупный рогатый скот, мясо, молоко. Такие торговцы-кулаки для сенокоса или других домаш­них работ нанимали поденно по 10-15 сезонных рабочих (ГАКО, ф. П-3, on. 1, д. 99, л. 1-4; Архив МАЭ им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН, ф. 3, on. 1, д. 232, л. 9).

Интересен тот факт, что и сами местные жители выделяли критерии определения кулака. Одним из основных был факт эксплуатации: «...косить и убирать сено, копать огороды, городить поскотины, бить печи, жать хлеб на пиво ... в основном за счет пропитания ... или мужик ... наймет батрака и выгонит без уплаты жалования» (ГАКО, ф. П-3, on. 1, д. 35, л.1; д. 95, л. 4).

Другим критерием был факт получения большой прибыли, например, при найме рабочих: «пилить тесы... и продавать с большой наценкой...» или спекуляция хлебом, обмен хлеба на кед­ровый орех. К кулакам относились лица, которые имели молотилку, сеялку или косилку и «брали с населения за использование машин» (ГАКО. ф. П-3, on. 1, д. 35, л. 1, д. 95, л. 4, 99).

Еще одним критерием было уменьшение посевной площади, уничтожение скота, распрода­жа своего имущества, самоликвидация хозяйства (ГАКО, ф. П-3, on. 1, д. 97, л. 1, д. 98, л. 2).

Однако следует отметить, что не был выделен имущественный критерий определения кула­чества: количественные показатели скота, земельных (пахотных, сенокосных, пастбищных), охот­ничьих угодий и т.п. В архивных документах лишь в некоторых случаях при выявлении кулаков на бедняцко-батрацких собраниях отмечалось наличие скота. Его количество в одной семье - до 5 лошадей и 5 коров (ГАКО, ф. П-3, on. 1, д. 99, л. 1, 2.).


  1. На что был сделан упор при создании колхозов?


В Горной Шории мало учитывались и природно-климатические условия, в которых жили шорцы, и виды их традиционной занятости. Было очевидно, что развить сельское хозяйство в условиях черневой тайги при промысловой ори­ентации коренного населения исключительно трудно. Однако строительство промышленных пред­приятий предполагало большой спрос на сырье и продукты питания, особенно мясные. Все это приводило к стремлению заменить старые методы хозяйствования более усовершенствованны­ми. В качестве основной специализации было определено животноводство. Причем доминирую­щее развитие должны были получить разведение крупного рогатого скота и пчеловодство.

Первые сельскохозяйственные объединения на территории Горной Шории организованы в 1928 г. Первоначально их было всего 6, в 1929 г. - уже 33. Это были коммуны, сельхозартели, товарищества по совместной обработке земли, сельскохозяйственные, животноводческие и ма­шинные товарищества. Уставы регистрировались в райисполкоме. Они располагались в каком-то одном населенном пункте и объединяли его жителей. Первые сельскохозяйственные объединения были мелкими и экономически слабыми. Количество членов - 6-20 человек. Наименьшее количе­ство посевной площади было 21,3 га, наибольшее - 157,8 га. Количество лошадей в хозяйстве не превышало 11-ти, а крупного рогатого скота - 15-ти голов, плугов было не более 3-х штук, а сенокосилок и вовсе не более одной. Социальный состав - бедняки. Эти сельскохозяйственные объединения не участвовали в хлебозаготовках из-за своей маломощности. В том же 1929 г. часть из них распалась из-за отсутствия руководства, растрат, экономической маломощности (Архив МАЭ (Кунсткамера) им. Петра Великого РАН, ф. 3, on. 1, № 232, л. 14; ГАКО, ф. П-3, on. 1, д. 57, л. 12; д. 76, л. 39,40, 41; ф. Р-1138, on. 1, д. 9, л. 1 об., 2 об., 4 об., 12, 26).

В 1930-1931 гг. процесс коллективизации на территории Горной Шории активизировался. Большое влияние на это оказало принятие курса на коллективизацию и определение ее темпов на территории Сибири (История Сибири.. .Т. 4, с. 330). Кузнецкий округ включался во вторую груп­пу по темпам коллективизации. Здесь предполагалось завершить коллективизацию в основном к 1 октября 1932 г.

В колхозы объединялось население близлежащих населенных пунктов. В силу того, что, как уже указывалось, при традиционной системе расселения доминировали мелкие населенные пун­кты, а плотность населения составляла всего 2,2 человека на 1 кв км, размеры колхозов были невелики. Самое крупное из колхозных объединений насчитывало в 1929 г. всего 23 хозяйства (ГАКО, ф. Р 64, оп. 2., д. 76, л. 17). К 1931 г. из 38 колхозов Таштагольского района наиболее крупным был им. Ворошилова Тугунского сельсовета, объединяющий всего 53 хозяйства. В сред­нем в рамках колхозов было объединено по 40 хозяйств. Концентрация населения предполагала проведение землеустройства и вновь образованные колхозы получили в вечное пользование при­легающие земли. Судя по источникам, землеустройство колхозов было плохо продуманным и до­статочно длительным процессом. В отдельных сельсоветах только летом 1930 г. оно проводилось по 2-3 раза из-за массового выхода шорцев из колхозов. В последующие годы колхозы претерпе­вали постоянную реорганизацию (М.В. Белозерова, 1998; М.М. Белозерова, А.Н. Садовой, 1998), делая все предпринятые попытки землеустройства чисто условными мероприятиями, а выданные нормативные акты - юридической фикцией. Землеустройство собственно индивидуального сек­тора было окончательно прекращено уже к 1930 г. (ГАКО, ф. Р-64, on. 1, д. 76, л. 9).

Похозяйственный земельный пай при землеустройстве колхозов был значительным. Так на 27 хозяйств, составляющих колхоз им. Кирова Чилису-Анзасского сельсовета (в пределах поли­гона Шорский 93-2), было выделено свыше 2336 га (Потапов, 1994). В результате в среднем на 1 хозяйство приходилось 86,5 га. Эта площадь вполне сопоставима с нормами надела по закону 1899 г. За исключением районов, в рамках которых развертывалась система ГУЛАГа и заказники, колхозы имели смежные границы. Это позволяет говорить о том, что выдерживаемые в процессе колхозного строительства принципы земельного устройства населения позволяли развивать сель­ское хозяйство (огородничество, пчеловодство) и отчасти в ограниченных размерах - промысло­вый комплекс (заготовки кедрового ореха, лекарственного и технического сырья, ягод). Все это создавало иллюзию правового закрепления государством этнической территории шорцев, так как большинство из колхозов, находящихся в черневой тайге (29 из 38), по своему составу на началь­ной стадии развития были моноэтническими. Именно данное обстоятельство позволило одному из наиболее ярких идеологов шорской национальной ассоциации А.И. Чудоякову рассматривать этап развития колхозов (1929-1959 гг.) как период, когда сохранялась коллективная собственность на землю, а факт ликвидации колхозов - в качестве экспроприации и вытеснения шорцев со своей этнической территории (Чудояков, 1994).

Все коллективные хозяйства, образованные в Шории, были маломощными экономическими единицами, слабо связанными с районным центром. В колхозы, как правило, объединялись бед­няцкие хозяйства, сориентированные, как и в предшествующее десятилетие, на получение целе­вых кредитов. Последние направлялись на покупку крупного рогатого скота, сельскохозяйствен­ной техники и оказание помощи своим членам. «Чуждые элементы» вытеснялись по схеме, ти­пичной для этого периода: после обвинений в попытке разложить молодой социалистический сектор кулаки облагались дополнительными налогами, привлекались сельсоветами к принуди­тельному труду. За сокращение распашки и забой скота несли уголовную ответственность (ГАКО,

ф.Р-64, on. 1, д. 76, л. 7, 18).

Интересно, что в Шории основные функции контроля за деятельностью колхозов в начале 30-х гг. были возложены не на райпотребкооперацию, а на сельские советы, руководство которых несло за выполнение плановых показателей ответственность вплоть до уголовной. В этом отно­шении достаточно показательна резолюция заседания президиума Горно-Шорского РИКа (прото­кол № 8), датируемая 1931 г. Согласно ей «за проявленную бездеятельность к проведению сельс­кохозяйственной компании» под суд отдавались Безруковский и Верх-Талинский сельсоветы, а прокуратуре поручалось немедленно оформить дела и провести показательные судебные процес­сы. В подобных процессах важно было не столько судебное решение, сколько сам факт: «Должен каждый сельсовет знать, как сельсоветы за бездеятельность в работе привлекаются» (ГАКО, ф. Р64, оп. 2, д. 176, л. 12).


  1. В каком году были отменены колхозы в Горной Шории?


Колхозы шорцами не рассматривались как кооперативные объединения, созданные исклю­чительно на добровольной основе. Труд в колхозе считался рабским и подневольным .Колхозный период у информаторов старшего поколения Шории оставил плохую память. Однако отмена в 1958 году колхозов воспринята как своеобразная форма освобождения. Почти все информа­торы отмечали конфискационный характер упразднения колхозов: весь скот был угнан, населе­ние осталось нищим, без мест работы, денежных накоплений и малейших перспектив получения пенсий за три десятилетия тяжелой и малоэффективной работы.


  1. Год создания Копромхоза «Таштагольский» направление его деятельности?


Создание в стране специализированных комплексных хозяйств (кооппромхозов-КПХ, кооп- зверпромхов-КЗПХ) было начато в конце 50-х гг. и являлось результатом многолетней работы, направленной на организацию системы рационального использования региональных биологичес­ких ресурсов. В производственной деятельности промысловых хозяйств предполагалось решить две основные задачи.

  1. Объем товарной продукции должен позволить КПХ стать рентабельными.

  2. Система ведения заготовок должна была обеспечить восстановление и расширение про­мысловой базы хозяйства, т. е. быть рациональной с точки зрения природопользования (Данилов, 1960).

Соответственно этим задачам в производственной деятельности комплексных промысло­вых хозяйств было выделено три основных направления: закупочная, заготовительная и развитие собственного товарного производства.

КПХ и КЗПХ развертывали в национальных районах, предполагая, что их деятельность в той или иной степени окажет воздействие на традиционный уклад жизни автохтонного населения (Сыро- ечковский, Рогачева, Клоков, 1982). Иной ситуации и не могло сложиться, так как этим организациям предоставлялось монопольное право на добычу и ведение заготовок продукции охотничьего промыс­ла и сельского хозяйства. В значительной мере это и определило потребность в анализе деятельности КПХ и ее последствий именно как формы проявления национальной политики.

Коопромхоз «Таштагольский» с центром в г. Таштагол был организован в южной части Но­вокузнецкого района Кемеровский области (Горная Шория) в 1968 г. на основании Постановле­ния Кемеровского облпотребсоюза за № 6 от 21.02.1968 г. Протяженность его территории с севера на юг составляла около 140 км, с запада на восток -150 км, общая площадь 11869 кв км. Коомп- ромхоз был создан после ликвидации колхозов Горной Шории, осуществленной на основании решения Кемеровского облисполкома № 204 от 12.08.1961 г. (Проект внутрихозяйственного уст­ройства.., Т. 1, Т. 2). В связи с этим перед новой организацией встала задача создания инфраструк­туры как на основе уже имеющихся структурных элементов (заготовительных пунктов), так и в координации с другими природопользователями (лесхозы, предприятия системы ВД-30 Мини­стерства внутренних дел).

Ориентация промысловых хозяйств на определенный вид заготовительной деятельности всегда исходит от состояния и территориального размещения биологических ресурсов (Данилов, Русанов и др., 1966). В связи с этим Таштагольский КПХ и решал вопросы внутрихозяйственного территориаль­ного устройства: определение запасов охотопромысловых видов животных, организация территории (выделение промысловых участков), определение приемлемых методов и объемов их добычи.

Первое внутрихозяйственное охотоустройство юго-восточной части ТКПХ было проведено в 1970 г. охотоведами А.А. Чавгуном и А.В. Бочманом, в результате которого были выделены 15 охотопромысловых участков. Участки были закреплены за бригадами, в состав которых вошли 37 охотников - шорцев (Отчет, 1970. Приложение). Комплексное внутрихозяйственное устройство проводилось позже, в 1975-1976 гг. специалистами Западно-Сибирской проектно-изыскательс- кой экспедиции. Было оценено состояние биологических ресурсов, организация промыслов и производственная деятельность ТКПХ, определены перспективные направления его развития.

Следует особо отметить, что с момента возникновения ТКПХ начала складываться практи­ка, когда решение стоявших перед населением социально-экономических проблем не формирова­лось в качестве приоритетного направления этой хозяйственной структуры. После распада колхо­зов одной из самых острых социальных проблем являлась безработица в среде лиц трудоспособ­ного возраста, провоцировавшая массовый отток населения. Эта ситуация для ТКПХ не являлась неожиданной. На начало 70-х гг. из 7355 человек, проживавших на территории кооппромхоза, не более 2000 были обеспечены рабочими местами (в городе, лесхозе, системе ВД и т.п). Оставшееся население, видимо, обеспечивало себя продуктами питания и товарами повседневного спроса исклю­чительно за счет приусадебного комплекса и опромышления тайги, проводимого вне зависимости от монопольного права ТКПХ, реализуя часть продукции по другим каналам («черный» рынок).

В сложившейся ситуации вполне очевиден вопрос, мог ли ТКПХ преломить данную ситуацию и направить потоки продукции исключительно на себя, став реальным монополистом, и тем самым возложить на себя ответственность за решение всего комплекса социально-экономических проблем, спровоцированных предшествующей государственной политикой. Анализ имеющихся материалов дает отрицательный ответ, и связано это с рядом изначально неразрешенных проблем.


  1. Что является основным показателем, оценивающих квалификацию охотников?


По подсчетам специалистов, для опромышления угодий на территории кооппромхоза тре­бовалось всего 58 штатных охотников, в то время как их к 1975 г. по штатному расписанию было 100-103. Завышенное число штатных работников не решало проблему безработицы населения района в целом. С одной стороны, уменьшение числа штатных охотников позволило бы снизить нагрузку на охотпромысловые виды, более равномерно опромышлять таежные участки и тем са­мым способствовать восстановлению численности охотничьих видов в условиях горной тайги Горной Шории, с другой - позволило бы увеличить доходную часть семейных бюджетов, ко­торая была исключительно мала. Средний годовой заработок охотников за сданную пушнину в 1975-1976 гг. составлял всего 290 руб. В 1975 г. (год «урожая» белки) разброс в среднегодо­вой зарплате варьировал в пределах 48-839 руб. при среднем значении - 360 руб. Для сравне­ния: в других отраслях народного хозяйства средний годовой заработок был в несколько раз выше (горнорудные предприятия - 2723 руб., Таштагольский лесхоз - 1516 руб., Кабырзинс- кий леспромхоз - 1362 руб.). Проблема доходности охотничьего промысла сохранялась и в 90-е гг, когда в связи с выходом на рынок импортной пушной продукции спрос на отечествен­ную резко упал и суммы, полученные за реализацию пушнины стали сопоставимы с затрата­ми на организацию промысла (Отчет х. д. темы «Альтернатива», 1994).

Другая проблема заключалась в достаточно низком уровне квалификации основной массы шорских охотников. Экспертные оценки охотоведов противоречат господствующим в историог­рафии взглядам на шорцев как на прирожденных охотников, что связано с различием в критериях оценки. Для профессионалов-охотоведов в качестве одного из основных показателей, оцениваю­щих квалификацию охотников, является не факты участия в охотничьем промысле или объем добычи, а качество сданной пушнины. Согласно результатам анализа спецификации Новосибир­ской пушно-меховой базы, качество сдаваемой пушнины было низким: дробовые прострелы, плохая первичная обработка шкурок. Связано это было с нарушением сроков начала и окончания про­мысла (ранняя осенняя добыча соболя, норки, белки), отсутствием рациональных орудий лова и методов первичной обработки пушной продукции. Низкая квалификация охотников, возможно, была обусловлена не только организационными (подготовка кадров), но и демографическими причинами: значительная часть шорских промысловиков, ушедших на фронт и не вернувшихся, не успела передать промысловые традиции следующему поколению. Видимо, поэтому разнооб­разные самоловы (кулемки, черканы, плашки, давилки и т. д.), которые были распространены в конце прошлого - начале этого века (описание их приводится в работе Т.Ю. Кимеевой и В.М. Кимеева, 1997) и еще применялись в 40-х гг. (Потапов, 1994), исчезли из практики ведения промысла.

Повсеместный переход на ружейный способ добычи пушнины произошел в конце 40-х и 50-х. гг. XX в. Уже к моменту основания КЗПХ в практике ведения охотничьего промысла доминировал ружейный способ с собакой по «чернотропу» и без нее по глубокому снегу. Этот способ в условиях темнохвойной тайги специалистами не считается рациональным (Данилов, 1960). В охотоведении оснащенность промыслового участка различными орудиями лова является показателем уровня организации охотничьего промысла и свидетельствует о квалификации охот­ников. В связи с этим перед ТКПХ вставала проблема национальных кадров, технической осна­щенности промыслов, которая вплоть до 90-х гг. так и не была разрешена. Сокращение сроков промыслового сезона, неравномерное опромышление угодий и перепромысел в окрестностях таеж­ных поселков - тенденции, связанные именно с упрощением методов ведения охотничьего промысла.


  1. К каким последствиям привело развёртывание в Горной Шории Копромхоза?


Не решив круг возникающих проблем, ТКПХ не мог стать монополистом, обеспечивающим основное количество рабочих мест и приемлемые заработки своих работников в процессе своей производственной деятельности. А следовательно, не стал проводником курса национальной по­литики, направленной на поиски наиболее оптимальных форм кооперации автохтонного населе­ния на основе развития промыслового комплекса. И связано это было с тем, что, согласно прове­денным уже в 70-е гг. экспертным оценкам, кооппромхоз в основном стал выполнять исключи­тельно функции заготконторы «и не отвечал требованиям, предъявляемым к современному про­мысловому хозяйству» (Проект внутрихозяйственного устройства... Т. 2. с. 53). Как показывают материалы полевых исследований, эта ситуация сохранилась до настоящего времени.

Стратегия развертывания в Горной Шории кооппромхоза и характер его деятельности объек­тивно способствовала формированию последствий, исключительно важных для сложившихся в 30-60-е гг. этноэкосистем автохтонного населения Горной Шории. К числу наиболее серьезных, на наш взгляд, следует отнести:

  • принципы деятельности кооппромхоза как государственного предприятия, аналогич­ного совхозам, превратили жителей поселков в наемных рабочих, получающих заработную плату в зависимости от установленных расценок и продолжительности труда. При этом все опрошен­ные в течение 1993-1995 гг. информаторы отмечали, что предприятие никогда не рассматрива­лось как форма кооперации, при которой работник напрямую заинтересован в результатах своего труда. Несмотря на практику отчетов дирекции перед исполнителями, финансовая сторона дея­тельности этого объединения (расчетная часть текущего бюджета) в отличие от предшествующе­го периода для рядовых работников была всегда закрыта;

  • кооппромхозы в Шории и в других таежных районах являлись и для автохтонного, и для пришлого населения распределителями государственной земельной собственности, решения которых были в принципе неоспоримы в связи с экономическим и политическим статусом этой организации, контролирующей экономическую жизнь поселков. Если в 80-е гг. границы промысло­вых участков определялись охотоведами на местах, то в 90-х гг. - в районном центре. Отмечаются и крайне интересные тенденции изменения форм организации промыслов и степени воздействия на этот процесс органов районной власти. За последнее 10-15 лет количество участков сократилось, хотя и не произошло принципиального изменения числа занимающихся промыслом, что в значительной мере предопределило снижение уровня контроля природоохранных органов и степени их воздействия на текущую хозяйственную жизнь поселков. В таких условиях органы местного «самоуправления» в лице председателей сельсоветов стали иметь исключительно низкий социальный статус;

  • полевые материалы свидетельствуют о последовательном процессq упрощения социальных связей. Исчезла практика развертывания крупных и средних государственных и кооперативных (кол­хозных) пасек и сдачи их в аренду отдельным семьям, механизированной заготовки кормов;

  • сокращение количества рабочих, ориентированных на ведение промыслов привело к формированию избыточной плотности населения и спровоцировало отток населения в города и крупные агломерации области. В значительной мере это предопределило постепенное исчезнове­ние созданной социальной инфраструктуры, в первую очередь - школ. Возникшая практика обу­чения детей в интернатах ускорила миграцию молодежи из сел в город. Все это привело к измене­нию этнической и половозрастной структуры населения. В ряде сельсоветов шорское население стало доминирующим, состав населения мелких населенных пунктов изменился в сторону пре­обладания лиц пенсионного и предпенсионного возраста;

  • ликвидация условий для дальнейшего развития сельского хозяйства привела к ориентации части населения, не занятого в промыслах, на развитие приусадебного комплекса. Полеводство как отрасль, которая показало свою полную нерентабельность в колхозный период, было фактически свер­нуто. Кооппромхоз этой сферой деятельности не занимался и ее не планировал, что привело к расши­рению площади сенокосных угодий, прилегаемых к поселкам (1-10 км от поселков), с одновремен­ным выпадением из хозяйственного оборота тех, которые находилась в отдаленных участках тайги. В настоящее время осваивается не более 30-40 % сенокосных площадей (в сравнении с колхозным пе­риодом). В результате зона земледельческого и животноводческого освоения сузилась, и очень суще­ственно. Огородничество, животноводство, пчеловодство стали выступать в качестве основных ис­точников жизнеобеспечения при исключительно низком уровне товарности промыслов;

  • при низкой товарности приусадебного комплекса кооппромхозом была закреплена сло­жившаяся в колхозный период практика, когда именно продукция промыслов рассматривалась в каче­стве одного из основных источников формирования бюджетов семей. При этом часть продукции (кед­ровый орех, черника) стала реализовываться исключительно заезжающим частным заготовителям.

В целом достаточно ярко прослеживается, что в процессе деятельности ТКПХ произошел отход от кооперативных форм организации производства и население в принципе вернулось к дореволюци­онной модели - организации закупки-сбыта продукции промыслов при обеспечении прожиточного минимума семей в значительной мере за счет приусадебного хозяйства. Сельскохозяйственное про­изводство и промыслы стали индивидуализированными. Традиционные ценностные ориентации ав­тохтонного населения оказались стохастическими, а попытка построения социалистической модели производства в таежных ландшафтах Южной Сибири так и не удалось. В силу этого, даже при сохра­няющейся практике вмешательства государства в систему внутрипоселкового регулирования земель­ных отношений, модель организации кооппромхоза нельзя рассматривать в качестве оптимальной для решения наиболее острых проблем, стоящих перед населением национальных поселков: воспроиз­водства населения, занятости, формирования семейных бюджетов. Сохранение исключительно низ­кого уровня качества жизни создало объективные условия для роста национального самосознания и этноконсолидационных процессов, проявившихся в конце 80 - начале 90-х гг. XX в.

Кроме развития традиционного кедрового промысла в хозяйственной деятельности ТКПХ на­метилась тенденция расширения спектра использования растительных ресурсов за счет тех, которые до этого в товарных объемах не заготавливались: лекарственных растений, грибов, черники, чаги и т.д. Однако охотопромысловое направление могло получить дальнейшее развитие только по мере восста­новления численности основных охотничьих видов, без чего сама охота не могла стать главным и рентабельным занятием в жизни шорского населения.


  1. Сколько предприятий Кузбасса и какие, контролируют выбросы загрязнения в атмосферу?


Состояние атмосферы является важной экологической характеристикой региона. Помимо непосредственного воздействия атмосферных загрязнений на население, необходимо также учи­тывать, что попавшие в атмосферу ингредиенты переносятся на значительные расстояния. Так в 1990-1991 гг. зарегистрированы кислотные дожди с рН=3-4 в отдаленных районах области - Гор­ной Шории и верховьях Нижней Терси; имеется прецедент обнаружения формальдегида в кон­центрации около 100 ПДК в снежном покрове Крапивинского района. Оседая на поверхности земли, они загрязняют поверхностные воды, почву, флору и фауну (рис. 1). Это особо актуально для Кузбасса, большая часть территории которого постоянно подвергается воздействию атмос­ферных примесей. Наличие задерживающих слоев (инверсии) в атмосфере (на высотах до 1000— 1500 м зимой, до 500 м весной и осенью, до 200-300 м. летом), регистрируемых в 75-90 % случа­ев, сохраняющихся 9-10 суток, а иногда и до 30 суток, значительно затрудняет рассеяние загряз­няющих веществ.

В Кузбассе (с чрезмерно высокой концентрацией различных производств) в настоящее вре­мя контролируются выбросы в среднем 1560 предприятий, в том числе: 21 предприятие черной и цветной металлургии, 137 предприятий угледобычи и углепереработки, 9 объектов теплоэнерге­тики, 14 предприятий химии, 81 предприятие машиностроения и металлообработки, 222 пред­приятия стройиндустрии, 314 предприятий железнодорожного, автомобильного транспорта и железнодорожного хозяйства, предприятия сельского хозяйства, пищевой, легкой, мебельной про­мышленности, большое количество котельных и др.

Суммарный выброс загрязняющих веществ в атмосферу от стационарных и передвижных источников, включая авто-, железнодорожный и воздушный транспорт, в среднем за последние 5

лет составил 1254,423 тыс. т, из них:

твердые - 246,275 тыс. т - 20 %

диоксид серы - 160,152 тыс. т - 13 %

оксиды азота - 147,230 тыс. т - 12 %

оксид углерода - 620,352 тыс. т - 48 %

углеводороды - 71,956 тыс. т - 6 %

прочие газообразные - 8,458 тыс. т - 1 %

Доля передвижных источников составляет 16,6 % (207,934 тыс. т), в том числе оксид углерода - 24,0 % (149,160 тыс. т), углеводороды - 40,0 % (28,729 тыс. т), оксиды азота - 17,2 % (25,28 тыс. т), диоксид серы - 2,3 % (3,733 тыс. т), сажа - 40,0 % (0,901 тыс. т), свинец - 4,6 % (0,131 тыс. т).

По неполным данным в атмосферу области поступает около 200 различных веществ, кото­рые в большинстве своем являются высокотоксичными и канцерогенными (бензопирен, различ­ные соединения металлов, цианиды, фториды, широкий спектр углеводородов, включая летучие органические соединения, которые в атмосфере вступают в фотохимические реакции с образова­нием озона и других окислителей).

Основной вклад в загрязнение вносят следующие отрасли народного хозяйства:

Металлургия - 44,0 %

Энергетика - 23,0 %

Топливная - 11,0 %

Химическая промышленность - 1,0 %

Другие отрасли - 23,0 %.

По сравнению с 1989 годом выбросы загрязняющих веществ в атмосферу Кемеровской об­ласти уменьшились незначительно - с 1465 тыс. т до 1254 тыс. т за счет спада производства в основных отраслях народного хозяйства.

Начавшийся с 1998 г. рост добычи угля привел к значительному увеличению промвыбросов практически всех загрязняющих компонентов.

Пылеобразование при эксплуатации породных отвалов угольных предприятий, по нашим исследованиям и расчетам, в подавляющем большинстве случаев приводит к пылевому загрязне­нию прилегающих территорий от 250 до 600 кг/км2* сутки. При этом категория загрязнения пш- легающих территорий изменяется от умеренно опасной до опасной. Из отвалов, помимо пылехю- разования, выделяются в основном диоксиды серы, оксиды углерода, оксид азота и углеводоро­ды. Обобщением данных инвентаризации источников загрязнения атмосферы за 1996 - 2000 гг. получены следующие пределы изменения суммарных выбросов в расчете на одну шахту (в тон­нах за год): диоксид азота 14-372, сернистый ангидрид 32-315, оксид углерода 138-1048, взве­шенные вещества 74-1673, метан 20-28 000.


  1. О чём говорят данные аэрокосмических исследований территории Кемеровской области и Горной Шории?


По данным дистанционных аэрокосмических исследований, выявлено сплошное темное «пятно» загрязненного снега площадью около 35 тыс. км2, почти совпадающее с наиболее освоен­ной частью территории Кузбасса. В пределах этого «пятна» выделяются участки с экстремаль­ным потемнением: вокруг Новокузнецка (1700 км2), Белова (1000 км2), Кемерова (400 км2), Калтана (150 км2) и Мысков (110 км2). Наиболее интенсивное потемнение свойственно участкам допол­нительного пылеобразования при эксплуатации породных отвалов. В сумме эта территория составляет 3360 кв. км, или 3,5 % территории области. Следует, однако, отметить, что космические снимки дают информацию только о наличии и распрост­ранении в атмосфере твердых фракций, и прежде всего - сажи. У газообразных ингредиентов коэффициенты диффузии выше, и их ареалы распространения могут не совпадать с данными космических снимков, хотя форма их, скорее всего, сохранится. По-видимому, они накрыва­ют не только всю Кемеровскую область, но и часть сопредельных территорий.


  1. Что такое деградация лесов, чем она определяется и её признаки?


Несмотря на то, что Горную Шорню можно отнести к экологически благополучным рай­онам из-за отдаленности от индустриальных центров Кузбасса, состояние лесов далеко не нормальное. Повсеместно отмечается деградация (ослабление) пихтовых древостоев, кото­рые являются господствующими в этом районе. По данным Брянской специализированной лесоустроительной экспедиции, в Шорском национальном парке отмечено 123,5 тыс. га ослабленных, в той или иной степени деградирующих лесов. Это составляет 40 % от всей площади пихтачей ШНП, что значительно больше, чем в других лесхозах области (Алексеев, 1999).

Деградация лесонасаждений определяется не одним каким-то фактором, а их комплек­сом: это загрязнение окружающей среды промышленными выбросами, различные климати­ческие стрессы, неблагоприятные почвенные условия, болезни, вредители. Взаимодействие этих факторов способствует их взаимному усилению (синергизм).

Существует научная точка зрения, и она довольно обоснованна, что первопричиной про­явления других деструктивных для лесов факторов является загрязнение окружающей среды. К сожалению, системных наблюдений за этим процессом в ШНП не проводилось. Косвенно об этом можно судить по отдельным фактам. Так периодически отмечается выпадение кис­лотных осадков (с рН=3-4), что свидетельствует о переносе в это район атмосферных про­мышленных выбросов, в составе которых содержатся кислотообразующие окислы S02, NOx, HF и другие (Счастливцев, Потапов, Быков, 1997).

Подтверждением существующего загрязнения окружающей среды является также ис­следования «Запсибгеологосъемки» по накоплению химических элементов первого, второго и третьего классов опасности в Междуреченском районе, непосредственно граничащем с Гор­ной Шорией, имеющем аналогичные природные условия. Установлены геохимические ано­малии в почве, снежном покрове, донных отложе­ниях, растительности, в которых суммарные пока­затели загрязнения (Zc) составляли 11,8 - 37,4.

Загрязнение окружающей среды на значитель­ном удалении от источников промышленных выб­росов объясняется тем, что эти территории являются очагами разгрузки влагосодержащих воздушных масс, переносящих их, на склонах орографических преград. Горная Шория и Кузнецкий Алатау и явля­ются такими преградами, на которых происходит осаждение атмосферных выбросов промышленных предприятий не только Кузбасса, но и Алтая.


  1. Опишите болезни пихты и способы борьбы с ними?


Основные проявления ржавчинного рака пихты связаны с образованием так называемых ведьминых метел и различного рода опухолей на стволе и ветвях. Ущерб от этой болезни связан с потерей части деловой древесины, уменьшением прироста деревьев в высоту, сниже­нием их устойчивости к другим стрессовым факторам. Последнее обстоятельство способ­ствует поражению другими дереворазрушающими грибами, поскольку раковые язвы являют­ся «воротами инфекции» для проникновения дереворазрушающих грибов. Зараженность ство­ловыми гнилями в среднем составляет 36 %, достигая 68 %. В насаждениях, пораженных стволовым раком, наблюдается увеличение снеголома и ветровала деревьев пихты, происхо­дящее вследствие снижения механической прочности раковой древесины.

Конкретных данных о потере хвои в ослабленных пихтовых древостоях пока нет. Услов­но эту величину можно принять в 15-20 %. Соответственно снижаются и многие весьма важ­ные средообразующие и санитарно-гигиенические функции: выделение кислорода, поглоще­ние углекислого газа, пылезадерживающая способность, ионизация кислорода воздуха и дру­гие. Можно полагать, что в пораженных насаждениях снизятся и такие особо важные функ­ции леса, как водоохранные.

В 1998 г. проф. В.А. Алексеевым выявлен новый вид ракового заболевания пихты си­бирской - побеговый рак. Он приводит мужские репродуктивные побеги к массовой гибели. Заболевание носит характер эпидемии. Вызывается новым для науки видом гриба дискомице- та. Он поражает до 100 % взрослых деревьев пихт, вступивших в стадию семеношения. Эта форма рака вызывает более сильные повреждения древостоев, чем ржавчинный рак.

Распространяющаяся эпидемия создает обширные площади риска возникновения оча­гов хвоегрызущих и стволовых вредителей, пожаров. Заболевание может иметь последствия в дальнейшей эволюции и даже самом существовании пихты сибирской, являющейся главной лесообразующей породой Горной Шории и Кузбасса в целом.

Следует отметить, что в настоящее время неясно, насколько нов сам обнаруженный по­беговый рак. Является ли он продуктом современной действительности или его ранее не за­мечали? Если биологи не замечали давно существовавшее явление, то мы имеем дело со специфической эпидемией, с кото­рой природа со временем справится сама. Если же вспышка побегового рака возник­ла в результате промышленного загрязне­ния среды, то положение гораздо более тревожно, так как мы не можем предуга­дать последствия распространения этой эпидемии.

Одним из косвенных способов борь­бы с раком является замена вырубаемых пихтовых древостоев на насаждения иных пород (кедр, ель, лиственница), не подвер­женных этому заболеванию. Указанное мероприятие является сегодня единствен­ным способом борьбы и с неизученным пока побеговым раком.


  1. Назовите самые крупные рода (сеоки) шорцев?


В состав шорцев вошло 17 родов, самыми крупным из которых были челей, таеш, карга и шор. К началу XX в. роды распались на большие семьи - толи, каждая из которых на основе обычного права имела свою промысловую территорию, а вблизи улусов — небольшие участки обрабатываемой мотыгой земли и покосы.

После административно-земельной реформы 1912-1913 г. взамен прежних родовых были образованы обычные территориальные волости. Выделялась значительная прослойка зажиточ­ных шорцев, относительно разбогатевших за счет монополизации торговли орехом, пушниной и медом. К приходу русских в верховья Томи по ее притокам Кондоме и Мрассу, а также много­численным мелким речушкам: Пызасу, Кобырзе, Мундыбашу, Антропу, Суете и др. - обитало несколько тюркоязычных сеоков, составивших впоследствии ядро формирующегося шорско­го этноса. Сравнительный анализ ясачных списков XVII в., карты С. Ремезова 1703 г. и дан­ных ревизий XVIII в. позволяет отнести к «шорским» сеоки: кара-шор, сары-шор, ак-шор, узют-шор, таеш, чорал, кечин, кызай, кобый, кый, карга, челей, чедибер, калар. Самым мно­гочисленным был сеок челей (1472 чел. в 1897 г.). Затем шли сеоки таеш и шор (Анохин, архив МАЭ, ф. 11, on. 1, д. 84). Некоторые роды, например кара-шор и сары-шор, кечин и таяс, челей и калар находились между собой в кровнородственных отношениях (Адрианов, 1883, с. 940).

К началу XX в. образовались три крупные этнотерриториальные группы: северная лесо­степная «абинская» и две южных горно-таежных - кондомская и мрасская, делившихся в свою очередь на ряд локальных. Эти группы различались уровнем социально-экономического разви­тия, особенностями хозяйства и материальной культуры.

Наиболее сплоченными были сеоки окрестностей Кузнецка, отмеченные на карте Ф. Стра- ленберга 1730 г. под общим названием «татары абинцы» (Розен, 1998, с. 102).

Этническая принадлежность и целостность абинцев как этноса остается загадкой. Уровень исследований пока ограничивается этнонимическим анализом и слабыми попытками определе­ния территории расселения абинцев.

Так И.Г. Георги утверждал, что «...под названием же сим разумеется коренной народ; ибо слово Аба значит на татарском языке отца. В прежние времена жили они на Томе, около Кузнецка, по чему они место сие и ныне еще называют аба Тура, т.е. отечеством; но как телеуты из Белых гор перешли в нынешния их места, то слабейшие абинцы не хотели быть вытеснены далее в се­верную сторону, но пошли по Томе в верх в высшия горы, в коих они живут еще и ныне при двух томских реках, а именно Кондоме и Мразе» (1776, с. 167).

К началу XX вв. образовались три крупные этнотерриториальные группы: северная лесостепная «абин- ская» и две южных горнотаежных - кондомская и мрасская, делившихся в свою очередь на ряд локальных. Эти группы различались уровнем социально-экономического развития, особенностями хозяйства и матери­альной культуры. Сопоставление этнографических, лингвистических и антропологических сведений о «куз­нецких инородцах» XVIII XIX вв. с выявленным по историческим документам и картам расселением их сеоков позволило выделить две локальные группы кондомских шорцев (Кимеев, 1989, с. 82-88):

  1. Верхнекондомская Их объединял особый верхнекондомский говор кондомского диалекта.

  2. Пызасская группа объединяла сеоки: таеш, узут-шор, чорал и кечин, расселенные по реке Пызас в местности Чегорал, в верховьях Мрассу в районе устья р. Бугзас. Здесь был распростра­нен особый переходный говор (Чиспияков, 1979, с. 88) и проявлялись своеобразные антропологи­ческие признаки

  3. Нижнекондомская группа, наиболее смешанная в этническом и этноязыковом отношении, состояла из потомков сеоков себи, тарткын, аба, кереш, которые к началу XX века под сильным влиянием русских уже утратили родовые обычаи и многие элементы традиционной культуры.

  4. Чумышская - секи таг-аба, кара-аба. Часть таг-аба или тогульцев (толи Баксариных, Тара­совых, Телепневых, Кужларовых и Моногошевых) вошли в состав телеутов, но основная часть вместе с соседними абинцами — в состав современных шорцев.

  5. Мундыбашская группа состояла преимущественно из представителей сеока калар и имела особый говор.

  6. Антропская группа. Состояла из сеоков Челей и Чедибер и отдельных кумандинских семей. Все они вследствие длительного совместного проживания имели единый особый антропский говор.

  7. Нижнемрасская группа имела особый говор, ставший основой современного шорского литературного языка (Дыренкова, 1941, с. 4). Состояла она из потомков сеоков аба, челей, тарт­кын и имела своеобразный антропологический тип, «резко отличающийся от монголоидного».

  8. Среднемрасская группа наиболее компактно сосредоточилась в живописной долине р. Мрассу и ее крупных притоков - рек Суете, Анзас, Казас, Ортон. Состояла она из двух сеоков: Карга и Челей, имела особый говор и наибольшую однородность антропологических признаков.

  9. Кабырзинская группа включала сеоки кобый и кызай и занимала долину р. Мрассу от улу­са Сага до устья правого ее притока Кабырзы, а также вверх по р. Кабырза до самых верховьев. Местные жители говорили на особом кабырзинском говоре мрасского диалекта и имели некото­рые отличительные внешние признаки.

  10. Верхнемрасская группа состояла из одного сеока кый, семьи которого широко рассели­лись в небольших аилах по притокам Мрассу - Колзасу, Узасу, Кыйзасу и отличались особым верхнемрасским говором.


  1. Что предусмотрено сделать для сохранения многовекового историко-культурного наследия Мрасских жителей Горной Шории?


С целью сохранения многовекового историко-культурного наследия мрасских жителей Гор­ной Шории предусмотрены реконструкция утраченных и реставрация сохранившихся культовых, жилых, хозяйственных, архитектурно-этнографических и археологических комплексов. И пер­вые шаги в этом направлении уже сделаны.


  1. Назовите памятники архитектуры и быта сохранившиеся в посёлке Усть-Анзасс до наших дней?


Площадь экомузея составляет 5 га. Комплекс представлен несколькими экспозиционными секторами.

  1. Миссионерский стан с усадьбой паштыка.

  2. Усадьба плотника Иванова на косогоре Кайчак.

  3. Орехо-промысловый стан, находящимся в близи реконструированным архиологическим средневековым поселением древних металлургов-литейщиков и кузнецов, а также реконструкци­ей захоронения кыргызского воина и культового жертвенника «таелга».

4. Воссозданный облик бывшего золотоприиска с действующими плотиной, промывочны­ми канавами и экспозицией в бараке старателей.

Этнографическая экспозиция размещается как в отреставрированных объектах с восстанов­ленным интерьером, так и в воссозданных новоделах. Некоторые памятники и новоделы, выпол­ненные в традиционных формах, приспосабливаются как служебные помещения: под жилье свя­щеннослужителей Трорщкого прихода - дома псаломщика и паштыка, под противопожарное по­мещение - баня паштыка, под хозяйственные цели прихода - амбары. Здание бывшей хлебопе­карни, примыкающей к территории экомузея, может использоваться под магазин-лавку.

На реставрационном уровне воссоздаются все хозпостройки: бани, летние кухни, амбары, стайки, туалет миссионерского стана. На всей территории участков проектом предусмотрено вос­становление исторического благоустройства и малых архитектурных форм.

Информационный центр экомузея организуется за счет совместного использования суще­ствующего здания поселкового клуба, где имеется видеозал и есть возможность развертывания временных выставок.

Экскурсионный маршрут, связывающий миссионерский стан с золотым прииском, предпо­лагается провести по благоустроенной лесной тропе.

Главный из экспозиционных секторов - Миссионерский стан Мрасского отделения Алтай­ской духовной миссии. В его составе - реконструированная по проекту архитектора В.Н. Усоль- цева действующая деревянная Троицкая церковь 1881 г., реставрируемый дом мрасского миссио­нера, реконструированный двухъярусный амбар миссионера, с противоположной стороны от цер­кви - реконструированная миссионерская школа, реставрированный дом псаломщика, могила пса­ломщика В.В. Серебряникова и небольшой огород миссионера. Территория миссионерского стана вместе с двумя стоящими поодаль реконструированными юртами шорцев-бедняков - служите­лей при стане миссии - огорожена забором-полузаплотом с воротами.

Остальные секторы экомузея являются чисто экспозиционными. Усадьба паштыка (сельс­кого старосты) представлена сохранившимся подлинным домом зажиточного торговца-паштыка начала XX в., перевезенным сюда с верховьев Мрассу еще в начале 30-х гг. Дополняют усадьбу подлинный большой хозяйственный амбар паштыка, комплекс хозпостроек, летняя юрта «се­нек» и баня. Для оживления экспозиции в усадьбе есть возделываемый огород.

Планировка усадьбы паштыка, конструкция входящих в нее объектов, рубленных «в обло с остатком», и интерьер дома заимствованы от русских, что характеризует этнокультурные процес­сы эпохи. Дом паштыка представляет собой пятистенок с холодным прирубом-сенями из полу­бревен по северному фасаду и четырехскатной тесовой крышей. В сенях хранятся кадки, туеса с продуктами, на вбитых в стены деревянных клиньях висят седла, конская упряжь и предметы быта.

Интерьер дома. Справа от входа расположена глинобитная русская печь на большой дере­вянной колоде с южной ориентировкой горловины. На припечке стоит металлическая, деревянная и берестяная кухонная утварь. Против печи - деревянная кровать. Здесь же в левой клети, напро­тив входа - «красный» угол. В стены врублены две широкие деревянные скамьи, над которыми под потолком вмонтирована угловая полка с иконой и небольшим ларцом с документами и воло­стной печатью. Перед лавками стоит массивный рабочий стол паштыка. Правый угол комнаты против входа занимает комод. Двухстворчатая филенчатая дверь ведет в горницу, где вдоль стен - три деревянные кровати, сундуки и лавки. С потолка на ремне свешивается детская колыбель.

Центр комнаты украшает покрытый скатертью круглый стол со стульями.

Традиционным жилищем шорцев, которое включено в экспозицию, была зимняя срубная бревенчатая юрта «сенек», используемая в усадьбе паштыка уже как летняя кухня. Это прямоу­гольный в плане пихтовый сруб из 6-7 венцов без потолка, с двускатной самцовой на потоках и курицах крышей, крытой желобами. Углы нижнего венца покоятся на столбах-стульях с берестя­ной прокладкой. Дверь из колотых плах навешена на кожаных ремнях. У стены напротив входа располагается открытый глиняный очаг в виде простой квадратной ямы «кулей-оймазе». Над оча­гом свисает крюк «аскыш», верхний конец которого крепится на горизонтальной жерди, а в за­рубки нижнего вешается котелок для варки пищи. Справа от входа в стены юрты в углу врублен остов каменной мельницы-жерновов «тербен». Вдоль боковых стен располагаются встроенные широкие лавки, над ними - полки с утварью и продуктами. Посреди юрты - небольшой столик.

В экспозиции дома паштыка и летней кухни можно будет ознакомиться с традиционной одеждой, обувью, утварью, орудиями труда, средствами передвижения и ремеслами шорцев.

Немаловажную роль в жизни шорцев играли домашние промыслы, наиболее важным из ко­торых было ткачество. Сырьем служили стебли конопли. Повсеместно была распространена обработка кожи и дерева. Из наростов на стволах березы (кап) вырезали деревянную посуду. Из дерева делали основу лыж, курительные трубки, незатейливую мебель. Из кожи домашней выделки мастерили плетки, пистоницы, охотничьи пояса. Известна была в некоторых местах и резьба по кости. Женщины в низовьях Мрассу занимались гончарством. Мастерили из проволо­ки, раковин, бисера незамысловатые украшения.

Вторым экспозиционным сектором является усадьба русского плотника Григория Ива­нова - зятя мрасского миссионера Павла Кадымаева. Представляет типичный для этих мест вариант застройки. В комплекс расположенной на косогоре Кайчак усадьбы Иванова входит привезенный с прежнего места в поселке Усть-Анзас его подлинный реставрированный дом- одноклеть под двускатной тесовой крышей. Предполагается только экстерьерный осмотр дома, внутри которого сооружена русская печь и оборудованы две гостевые комнаты с деревянной мебелью, сделанной по старинным образцам. Кроме дома в усадьбе установлены два отрес­таврированных амбара. Один из них - двухярусный под двускатной самцовой желобовой кры­шей на потоках и курицах используется по первоначальному назначению. Внутри второго небольшого одноярусного амбара с рундуком оборудована кузница, а снаружи его под наве­сом - столярная и бондарная мастерские.

Выше усадьбы Ивановых на поляне, обрамленной молодыми стройными пихтами и кедра­ми, местным шорцем - Василием Карпушкиным воссоздан орехопромысловый стан - точная копия его стана, существовавшего в районе кедровников по р. Малая Суета. Он состоит из навеса со станком «пабрык» для размалывания кедровых шишек, летнего балагана «одага» из колотых бревен, небольшого орехозапасного амбара и бревенчатой эстакады для погрузки мешков с оре­хом на лошадей. Недалеко от одага сооружена охотничья избушка с небольшим очагом из двух приставленных к стене плах, обмазанных глиной, и лабаз «тастак».

Рядом, на соседней поляне, археологами Кемеровского университета реконструировано поселение древних литейщиков и кузнецов, представленное двумя типами плавильных пе­чей предков современных шорцев, ямой для обжига древесного угля, действующей кузницей и летним каркасным жилищем «одагом». Реконструированное поселение создано на основе материалов раскопок 1990 г. средневекового поселения Чулдугол, расположенного в 5 км вверх по р. Мрассу.

В 1996 г. по соседству с усадьбой Иванова музеефицировано погребение кыргызского воина и рядом - реконструированы различные типы шорских захоронений, культовый жерт­венник «таелга».

От поселения литейщиков лесная тропинка ведет к ручью Шимтилыгол, где среди старин­ных отвалов восстановлен золотоприиск начала XX в. с плотиной, шлюзом, обводными промы­вочными канавками и бараком золотоприискателей, где хранятся необходимые инструменты и сделаны нары.

По функционально-территориальному признаку экомузей состоит из двух музейно-экспози- ционных участков.

Участок 1 включает 3 музейно-экспозиционных сектора:

  1. Миссионерский стан с усадьбой Паштыка;

  2. Усадьбу Иванова с ореховопромысловым станом, поселением древних металлургов, жертвенником «таелга» и захоронением кыргызского воина;

  3. Административный блок с рассредоточенной структурой.

Предусматривается воссоздание действующей церкви, реставрация существующих и вос­создание всех утраченных построек стана, включая усадьбу паштыка. Эти работы проводятся совместно с Троицким миссионерским приходом Кемеровской епархии, в чье ведение и переданы указанные объекты в 1995 г.


  1. Что является составной частью экспозиции охранной зоны экомузея?


Составной частью экспозиции являются: естественно-природный (окружающие горы, реки, тайга, памятники природы) и антропогенный (усадьбы п. Усть-Анзас, отвалы прежних золото- приисков, окрестные памятники археологии) ландшафты. Проплывая по р. Мрас, туристы могут полюбоваться многочисленными памятниками природы охранных зон экомузея - Сагинским во­допадом; живописными скалами: Утунг-Кая (другое название Царские ворота), Хатыр-Кая, Ча- рых-Кая; пещерами у пп. Сага, Чазы-Буг, Парушка, Шор-Тайга, проверить свою смелость на буй­ных Хомутовских порогах.

Сагинский водопад - уникальный для Горной Шории объект природы, расположенный в небольшом узком каньоне в 200 м от левого берега р. Мрас. С высоты 15 м падает, разбиваясь о камни, ручей Шолбычак и успокаивается в студеном озерце с небольшим гротом. В каньоне мно­го редких лекарственных трав. Вверх по ручью на косогоре стоит одинокий шорский дом.

Царские ворота - живописные скалы вблизи улуса Челей. По шорской легенде младший сын Мустага Кизей (Грубый) был изгнан из дому. В изгнании попалась ему гора Утья, которую он наказал за излишнее любопытство и стрелою из лука пробил в ее вершине отверстие величиною с дом.

Хомутовские пороги - удивительный по красоте памятник природы длиною 8 км. Шорская легенда гласит, что в древности река Мрас протекала сквозь гору мрачным ущельем. Когда люди обратились к шаманам с просьбой уничтожить ущелье, шаманы повелели принести в жертву ста­руху Манак, спустив ее по реке на плоту без огня. Так и сделали. Когда плот проплывал посреди ущелья, гора обрушилась и образовала порог.


  1. Какие растения относятся к пищевым ягодным в оханяемой зоне экомузея?


Флора охранных зон экомузея. Большую часть территории Усть-Анзасского лесниче­ства, входящей в охранные зоны экомузея, занимает среднегорная черневая тайга. Преобла­дают пихтовые и осиново-пихтовые леса. На пихту приходится около 53 % от общей площа­ди, оставшаяся территория занята березой, кедр встречается по всей территории Усть-Анзас- ского лесничества. Местами раскинулись участки бывших гарей, заросшие кустарником (ма­линой, рябиной, жимолостью, волчьим лыком, черной смородиной). В пихтовых лесах много полян, на которых травы достигают высоты 3-4 м.: какалии копьевидные, борец высокий, скерда сибирская, бодяк разнолистный, крапива. Средний возраст лесов 68 лет (хвойных - 82 года, лиственных - 45 лет).

К пищевым ягодным растениям относятся: рябина сибирская, боярышник кроваво-красный, малина обыкновенная, малина сахалинская, костяника каменистая, земляника лесная, черемуха обыкновенная, шиповник майский, шиповник иглистый, калина обыкновенная, смородина чер­ная, смородина щетинистая, или кислуха.

В подгруппу пищевых листовых и клубневых растений включаются: страусник обыкновен­ный, орляк обыкновенный, крапива двудомная, горец альпийский, свербига восточная, просвир­ник низкий, иван-чай узколистный, сныть обыкновенная, тмин обыкновенный, борщевик рассе­ченный, полынь эстрагон, скерда сибирская, лилия ноздреватая (саранка), кандык сибирский, лук победный (колба или черемша), лук спорода (Куминова, 1949).

Многие из указанных растений традиционно употребляются в пищу коренным населением Горной Шории.

Лекарственные растения. Из 187 видов растений окрестностей п. Усть-Анзас в государ­ственную фармакопею отнесено 43, официально прошедшие необходимые испытания и допу­щенные в качестве лечебных средств. Из таких растений у местных жителей наиболее употребля­емы: бадан толстолистный, береза повислая, горец змеиный, горицвет сибирский, мать-и-мачеха обыкновенная, пион уклоняющийся, синюха голубая, тысячелистник обыкновенный, чемерица Лобеля, черника обыкновенная и др.

«Тазгол» - это первый практический опыт создания экомузея под открытым небом в есте­ственной среде этноса по специальному генеральному плану. Скансеновское решение экспози­ций позволяет системно экспонировать на территории экомузея памятники материальной и ду­ховной культуры как шорского, так и русского этноса в характерном для этих мест природном и культурном ландшафтах.


  1. Назовите основные социально-экономические проблемы территории Шорского национального парка?


Круг затронутых в предыдущих разделах сюжетов достаточно отчетливо отражает всю сложность демографической, социально-экономической ситуации, существующей на территории Шорского национального природного парка. Не вызывает сомнений, что его создание в целом решило самую острую проблему: государством закреплена за малочис­ленным коренным народом его этническая территория и создана правовая основа для сохранения традиционного уклада и культуры. Район фактически закрыт для промыш­ленного развития и интенсивного освоения минеральных ресурсов, крупномасштабных вырубок, функционирования системы исправительных учреждений. Однако, как бывает обычно в нашей жизни, решение одной проблемы сразу ставит на повестку дня целый ряд нвых. Причем - проблем не менее острых, требующих качественного и быстрого реагирования органов как исполнительной, так и законодательной власти области.

Сразу отметим, что любой вариант решения неизбежно вызывает столкновение интере­сов разных групп населения, и не только Кемеровской области. Постараемся их очертить.

I. Перспективы рекреационного развития района и интересы сельского населения. Горная Шория остается одним из немногочисленных районов индустриального Кузбас­са, сохранивших территориально-природные комплексы. Туристические маршруты на территории парка уже привлекают тысячи жителей области и ее гостей. Следует ожи­дать, что при дальнейшей стабилизации экономической ситуации позиции многочислен­ных туристических агентств страны укрепятся, а рекреационные возможности района будут раскрыты в большей мере, чем в настоящее время. И здесь сразу возникает вопрос, насколько это будет в интересах сельского населения. Несомненно, что на первой стадии оно будет в выигрыше. Развитие цивилизованного туризма объективно способствует раз­витию социальной инфраструктуры. Отдаленные поселки могут быть, наконец, электри­фицированы. Возникнут реальные возможности благоустройства таежных поселков. Се­мьи получат дополнительные источники дохода за счет реализации части продукции про­мыслов и приусадебного комплекса, обслуживания туристических потоков, благоустрой­ства маршрутов. Возможны отчисления от доходов туристических фирм. На сегодняш­ний день пока иной перспективы улучшения социально-экономической ситуации не про­слеживается.

Однако в любом позитивном явлении всегда стоит видеть и те стороны, которые могут привести к его отрицанию. Как российский, так и мировой опыт подсказывает, что развитие туризма в национальных промысловых районах может привести и к осложне­нию межнациональных отношений. Это может произойти уже на стадии разработки кон­цепции его развития, если не будут разведены зоны туристических маршрутов и промыс­ловых участков, не созданы правовые основания для органов местного национального самоуправления держать под контролем потоки туристов и формировать бюджеты орга­нов местного национального самоуправления от отчислений туристических фирм и реа­лизации продукции ремесел. Тот, кто знает ситуацию в Горной Шории, сразу согласится: чтобы выйти на этот уровень, нужны годы работы и целевые социальные программы, направленные, в первую очередь, на развитие органов местного самоуправления, повы­шение образовательного уровня населения и повышение его благосостояния. Другой ас­пект проблемы развития туризма связан с тем, что необходимо уже в настоящее время учитывать известное специалистам-этнографам явление, что туризм «размывает» тради­ционную духовную культуру малочисленных этносов. Любая культура несет определен­ное «интимное» содержание. Многократная демонстрация любой культуры за деньги де­вальвируют ее значимость для подрастающего поколения. Культура начинает восприни­маться в качестве своеобразного «бизнеса», пути формирования семейных бюджетов за счет туристов. Она неизбежно трансформируется и достаточно часто в направлении, со­риентированном не сколько на интересы своего народа, сколько на приезжих. Тут доста­точно стоит вспомнить уже устоявшийся в России бизнес на «балалайках», «самоварах», «бересте» и «иконах». Тех элементов суррогатной культуры, которые мало имеют в на­стоящее время общего с современной культурой русского народа. Однако, что не страш­но для большого этноса, для малого может иметь необратимые последствия. Проблема это мало изучена и над ней стоит задуматься уже сейчас.

II. Проблема развития традиционных форм экономики и сохранения биоразнообра­зия. Представленные в книге материалы однозначно свидетельствуют, что в настоящее время это взаимно противоречащие друг другу проблемы. Сельское население выживает в настоящее время в основном за счет ресурсов тайги. В это же время его хозяйственная деятельность приносит порою непоправимый вред природе, резко ограничивая возмож­ности развития традиционных систем природопользования, а то и их уничтожая. Для развития же промыслов необходимо обеспечить должный уровень возобновления при­родных ресурсов. Соответственно необходимо вводить ограничения в существующую практику природопользования, но сохранить те таежные населенные пункты, которые остались после всех попыток государства ввести коренное население в современную рыночную экономику.

Прослеживается явное противоречие природоохранных организаций и сельского населения, которому необходимо выжить. И здесь из противников можно сделать союз­ников, если грамотно развести их интересы, причем исключительно на правовой основе. Речь идет о последовательном воспитании чувства коллективной ответственности насе­ления поселков за сохранение природных ресурсов. Мировой опыт подсказывает, что это возможно только при реализации программ развертывания территорий традиционного природопользования (ТТП) и привлечения органов сельского самоуправления к опреде­лению квот изъятия природных ресурсов для своих нужд. Сразу следует отметить: тер­ритории отводятся населенным пунктам, а не отдельным личностям, не в частную соб­ственность (подобные программы уже появились), а в наследственное пользование. При­родопользование при этом всегда находится под контролем государственных структур, как правило - федерального подчинения. За ограничение природопользования в мире по­чти повсеместно предлагаются компенсационные выплаты тем, кто реально проживает в сельской местности и традиционно использует ресурсы тайги. Компенсационные выпла­ты осуществляются только в период, когда происходит возобновление природных ресур­сов. Программы, направленные на развитие системы образования и здравоохранения, име­ют как федеральные, так и областные источники финансирования. На время ограничения использования природных ресурсов государство стимулирует развитие частного пред­принимательства, направленного на введение новых технологий обработки природного сырья (выработка кедрового и пихтового масла и т. д.). Эта стратегия сохранения тради­ционного уклада во всем мире имеет сторонников и противников как со стороны корен­ного населения, так - и представителей органов власти. Однако альтернативных вариан­тов сохранения этнической территории для населения, ведущего экстенсивные формы природопользования, пока в мире не придумано.

III. Сохранение таежных поселков. Весь исторический опыт шорцев показывает, что их этническая территория сокращается, поселки исчезают, молодежь остается в го­родах. Это вызывает серьезную озабоченность и протесты. Многим эта проблема кажет­ся надуманной, так как в города молодежь никто не гонит. Получив образование, часто с помощью государства, она уезжает туда сама. Посмотрим на эту проблему с другой сто­роны. Насколько адаптированы к городским условиям первые поколения мигрантов? Ответа на этот вопрос нет, он фактически не изучен не только в Кемеровской области, но и у наших соседей. Однако очевидно, что в рыночных условиях это исключительно слож­но. И национальная проблема неизбежно приобретает «городскую окраску». Высокая активность городской национальной интеллигенции во многом предопределена не «на­циональными амбициями», а жизненными проблемами.

С другой стороны, никто не думал о том, что в будущие десятилетия социальную инфраструктуру таежных поселков возможно придется восстанавливать. И на это потре­буется значительно больше средств, чем сегодня, если направить их на ее сохранение и развитие. Не случайно в штате Аляска (США) федеральное правительство осуществляет исключительно дорогостоящие проекты развития инфраструктуры малолюдных и отда­ленных национальных поселков. Это выгодно: снижает этническую преступность и дает населению чувство уверенности в будущем, а государству - время для продумывания стратегии курса региональной национальной политики.

Нам предстоит, судя по всему, этот же путь, правда в значительно более сложных экономических условиях. Первые шаги в этом направлении в Горной Шории уже сдела­ны. Например строительство ЛЭП 35 (к п. Усть-Кобырза), финансируемое из федераль­ных, областных и муниципальных бюджетов. Электрификация таежных поселков при­даст динамику развитию частного национального предпринимательства и туризма. По­жалуй, только на этой основе можно будет приступить к решению стоящих перед сельс­ким населением проблем.

Путь этот долгий и несет немало трудностей. Но несомненно, что он будет пройден успешно. Об этом свидетельствует весь исторический опыт сибиряков, шорцев и рус­ских, немцев и чувашей, представителей более чем ста народов, составляющих нацио­нальную мозаику Кузбасса.

hello_html_m3edbd7bc.jpg

91


Курс профессиональной переподготовки
Специалист по охране труда
Курс профессиональной переподготовки
Библиотекарь
Лабиринт
Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:
также Вы можете выбрать тип материала:
Краткое описание документа:

В Шорском национальном парке расположен крупный фосфоритоносный район. Месторожде­ния представляют собой пластовые и связанные с ними карстовые залежи фосфоритов. Наиболее известное из них - Белкинское, представленное карстовыми залежами фосфоритов, которые содержат 20-25 % пятиокиси фосфора, в т. ч. 5-6 % в лимоннорастворимой форме. Запасы этих фосфоритов на Белкинском месторождении 25 млн. тонн позволяют организовать производство фосмуки в количествах, обеспечивающих потребности и области, и всей Западной Сибири. Однако освоение Белкинского место­рождения может в значительной степени разрушить природную экосистему национального парка

Общая информация
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону N273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» педагогическая деятельность требует от педагога наличия системы специальных знаний в области обучения и воспитания детей с ОВЗ. Поэтому для всех педагогов является актуальным повышение квалификации по этому направлению!

Дистанционный курс «Обучающиеся с ОВЗ: Особенности организации учебной деятельности в соответствии с ФГОС» от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (72 часа).

Подать заявку на курс

Вам будут интересны эти курсы:

Курс повышения квалификации «Правовое обеспечение деятельности коммерческой организации и индивидуальных предпринимателей»
Курс «Правовое обеспечение деятельности коммерческой организации и индивидуальных предпринимателей»
Курс «Гид-экскурсовод: Основы туристского сопровождения»
Курс повышения квалификации «Основы местного самоуправления и муниципальной службы»
Курс повышения квалификации «Основы построения коммуникаций в организации»
Курс повышения квалификации «Финансы предприятия: актуальные аспекты в оценке стоимости бизнеса»
Курс повышения квалификации «Психодинамический подход в консультировании»
Курс повышения квалификации «Методы и инструменты современного моделирования»
Курс профессиональной переподготовки «Корпоративная культура как фактор эффективности современной организации»
Курс профессиональной переподготовки «Деятельность по хранению музейных предметов и музейных коллекций в музеях всех видов»
Курс профессиональной переподготовки «Организация деятельности по водоотведению и очистке сточных вод»
Курс профессиональной переподготовки «Теория и методика музейного дела и охраны исторических памятников»
Оставьте свой комментарий
Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.
Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.