Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Иностранные языки / Научные работы / Курсовая на тему"Категория модальности и основные средства ее выражения в английском языке
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • Иностранные языки

Курсовая на тему"Категория модальности и основные средства ее выражения в английском языке

библиотека
материалов

Категория модальности и основные средства ее выражения в английском языке



Введение



Глава I. Наклонение как морфологическое средство выражения модальности



1.1 Категория модальности



1.2 Определение категории модальности



1.3 Изъявительное наклонение



1.4 Повелительное наклонение



1.5 Сослагательное наклонение



Выводы



Глава II. Проблема количества наклонений в английском языке



Выводы



Глава III. Характеристика глаголов категории наклонения английского языка в рассказах Уильяма Сомерсэта Моэма



Выводы



Заключение



Библиография



Приложение

ВВЕДЕНИЕ



Объектом исследования данной дипломной работы является категория модальности и основные средства ее выражения в английском языке. В работе выявляются, систематизируются и анализируются особенности основных средств, выражающих семантику предположения в исследуемом языке.



Цель и задачи исследования.



Целью данной дипломной работы является исследование, систематизация и анализ различных категорий модальности английского языка, особенности употребления и использования изъявительного, повелительного и сослагательного наклонений.



Для достижения данной цели предстояло решить следующие конкретные задачи:



- Определить семантический объем функционально-семантической категории модальности в исследуемом языке.



- Установить возможные варианты и ситуации использования основных средств выражения категорий модальности.



- Выяснить, какой из способов выражения модальности наиболее употребителен в исследуемом языке.



Актуальность исследования.



Исследование основных средств и способов выражения различных категорий модальности в английском языке является актуальным по следующим причинам:



1. На сегодняшний день в лингвистике существует разброс мнений по вопросу о статусе функционально-семантической категории модальности и основных средствах ее выражения;



2. Вопрос определения и существования, к примеру, сослагательного наклонения, до сих пор является спорным и неоднозначным.



Теоретической базой исследования послужили труды отечественных исследователей: А.В. Бондарко, В.В. Виноградова, А.Е. Кибрика, Г.А. Климова, Ф.Р. Пальмера (F.Palmer) Н.Ф. Шведовой, и многих других.



Теоретическая значимость дипломной работы состоит в том, что результаты проведенного исследования могут быть полезными при изучении английского языка , выявления частоты использования категорий наклонения в речи, в литературе, СМИ. Основные положения дипломной работы будут полезными при разработке ряда вопросов теоретической грамматики английского языка.



Методы исследования.



В работе использован комплекс методов и приемов анализа фактического материала исследуемого языка в соответствии с поставленной целью и задачами работы. В работе использовался также метод сплошной выборки.



Материалом исследования послужили предложения с использованием изъявительного, повелительного и сослагательного наклонений, отобранные методом сплошной выборки из рассказов Уильяма Сомерсэта Моэма.



В структурном отношении представленная дипломная работа состоит из введения, трех глав, выводов, после каждой главы, заключения, списка использованной литературы, а также из приложения, в котором представлены примеры с различными категориями модальности.



Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, формулируются цель и задачи работы, определяются методы и источники исследования, раскрывается научная новизна работы, ее теоретическое значение и практическая ценность.



В первой главе «Наклонение как морфологическое средство выражения модальности»



определяются понятия субъективной модальности и модальности предположения, содержится анализ различных точек зрения на категорию модальности , на термин и категорию модальности.



Во второй главе «Проблема количества наклонений в английском языке» дается обзор мнений на существующую проблему по определению категории модальности, в главе представлены существующие точки зрения отечественных и зарубежных лингвистов.



В третьей главе «Характеристика глаголов категории наклонения английского языка в рассказах Уильяма Сомерсэта Моэма» рассматриваются и анализируются примеры отобранные методом сплошной выборки из коротких рассказов выдающегося английского прозаика У.С. Моэма.



В заключении подводятся основные итоги проведенного исследования, даются краткие обобщающие выводы



Глава I. Наклонение как морфологическое средство выражения модальности



1.1 Категория модальности



Понятие модальности (от лат. modus «мера, способ»), введенное применительно к логике суждения, по существу, еще Аристотелем и получившее дальнейшее развитие в работах И. Канта, перешло затем в классические философские системы, а позднее нашло применение в лингвистике и математической логике. В логике модальность рассматривается в качестве наиболее существенного признака суждения как формы мышления и определяется либо как категория, классифицирующая суждения в зависимости oт характера отношений между предметом суждения и его признаком, т. е. в зависимости от характера отражаемых в содержании суждения объективных связей, либо как степень достоверности содержания мысли, передаваемой суждением.



Модальность (англ. Modality.) определяется как функционально-семантическая категория, которая выражает отношение говорящего к содержанию высказывания и отношение содержания высказывания к действительности. [40; 239.]



Модальность - сравнительно более поздняя категория лингвистики, отражающая особые стороны человеческого мышления. Мысли возникают в процессе мнемонической деятельности человека, в результате восприятия им окружающих вещей и явлений объективного, реального мира. Мышление же не может протекать вне языка, также как язык не может быть оторван от мышления, потому как язык - непосредственная действительность мысли. Отражая объективную окружающую действительность и познавая ее, человек выносит суждение о ней и выражает свое отношение к ее связям и явлениям, что и закрепится в языке как категория модальности.



Модальность представляет собой одну из наиболее сложных языковых категорий, о природе, составе частных значений и средствах выражения которой высказываются различные и противоречивые точки зрения. [1; 2]



К сфере модальности относят: противопоставление высказываний по характеру их коммуникативной целеустановки (утверждение, вопрос, побуждение); противопоставление по признаку «утверждение»- «отрицание»; градации значений в диапазоне «реальность»- «ирреальность»; разную степень уверенности говорящего в достоверности формирующейся у него мысли о действительности; различные видоизменения связи между подлежащим и сказуемым, выраженные лексическими средствами («хочет», «может», и др.) [38; 58]



Категория модальности по сложности выражения в языке не имеет себе равных. Исследования отдельных средств выражения модальности ведется уже много десятилетий в рамках различных лингвистических школ и направлений. По выражению Ш. Балли, «Модальность-это душа предложения; как и мысль, она образуется в основном в результате активной операции говорящего субъекта». Развивая эту мысль, П.А. Лекант утверждает: «Модальность есть обязательное, неизбежное качество речи. Говорящий не может оформить и адресовать высказывание без его модальной квалификации». [23; 10 ]



Особое место принадлежит теории модальности, созданной академиком В.В. Виноградовым и развивавшейся в дальнейшем его учениками. Субъективное начало предложения формируется модальными словами и частицами, вводными синтагмами, которые «…лексически расширяют рамки самой категории модальности в сторону выражения разных логически- и эмоционально-оценочных значений и разных стилистических квалификаций речи». [10; 452]



Это положение В.В. Виноградова обуславливает вывод о «раздвижении» семантической сферы модальных оценок и квалификаций, об известной перспективе модальных отношений. Модальные значения, вводимые в предложение лексическим способом, названы ученым «модальными красками, оттенками», образующими второй слой модальных значений в смысловой структуре высказывания, т.к. они накладываются на грамматический грунт предложения, уже имеющего модальное значение- объективное, субъективное, или внутрисинтаксическое



А.В. Бондаренко рассматривает модальность как семантическое поле и включает в круг ее языковых явлений коммуникативную установку высказывания, категорию засвидетельствованности, а также отмечает связь с «семантико-прагматической сферой качественной и эмоциональной оценки», трактуя оценку как периферию модальности. И хотя В.В. Виноградов предупреждал о необходимости отграничения модальной оценки и эмоциональных, экспрессивных значений, это отграничение осуществляется трудно и порой искусственно.



Сочетание и взаимодействие модальных значений («модальное усложнение предикативной оси»), обогащение (переплетение, уточнение, дифференциация) основного модального значения дополнительными оттенками (неодобрения, опасения, иронии, сомнения и др.) определяют проблему контаминации и согласования модальных характеристик в одном высказывании, а также проблему их речевой реализации в модальной микропарадигме. [26; 58]



Проблема модальности и средств ее выражения не получила до настоящего времени своего разрешения. Несмотря на большое количество специальных исследований, посвященных анализу категории модальности, ее грамматической сущности, предметом споров и разногласий среди лингвистов все еще продолжают оставаться такие вопросы, как определение содержания понятия «модальность», средств ее выражения в конкретных языках, соотношение модальности с другими категориями и др.



Модальность, как и всякая другая лингвистическая категория двойственна, т.е. характеризуется планом содержания и планом выражения.



Лингвистическая категория модальности представляет собой сложную многогранную семантическую сферу, объединяющую множество модальных значений- необходимость, уверенность, очевидность, возможность, вероятность, предположение и т.д.



Специфика категории модальности в содержательном плане выявляется в противопоставлении другим лингвистическим категориям, отражающим все немодальное.



Основным средством выражения категории модальности в языке является морфологическая категория наклонения. Модальность выражается и лексически. К лексическим средствам выражения модальности относятся: модальные и вводные слова, глаголы семантических рядов знания/сомнения и глаголы мыслительной деятельности, модальные глаголы, подчинительные союзы (as if, as though, if, unless etc. [32; 153]



Различаются 2 типа модальности, которые в том или ином виде, в тех или иных терминах неизменно представлены почти в каждой публикации, посвященной проблемам описания модальных конструкций. Речь идет об известной дихотомии: субъективная/ объективная или внешняя /внутренняя модальность, модальность de dicto/модальность de re.



Роль этого противопоставления в организации категории модальности настолько очевидна, что практически ни одно определение модальности не может обойтись без указания на существующее и часто выражаемое соответствующими средствами языка различие в значении синтаксических структур, содержащих модальные компоненты; фактически определения модальности, предлагаемые многими авторами, строятся на перечислении аспектов или типов модальности, по крайней мере один из которых - субъективная, внешняя и т.п. модальность - противопоставлен другому, т.е. модальности объективной, внутренней, иногда в пределах некоторого общего грамматического значения.



Назначение объективной модальности предложения состоит в том, чтобы передавать отношение высказывания к действительности. Объективная модальность выражает устанавливаемое говорящим отношение содержания высказывания к действительности в плане реальности / ирреальности. [6; 126]



Наибольшие разногласия существуют в оценке соотношения категорий предикативности и модальности, модальности и вопросительности, а также по вопросу о правомочности включения в разряд модальных эмоционально-экспрессивных значений, утверждения-отрицания и коммуникативной (целевой) перспективы высказывания



В понимании Е.И. Беляевой модальность - это языковая категория, выражающая оценку говорящим способа существования связи между объектом действительности и его признакам, а также степень познанности или желательности этой связи говорящим. В основе модальности лежит более общая категория оценки, однако оценка эта не эмоциональная, а интеллектуально-рассудочная, что не позволяет включать в сферу модальности различные эмоционально-этические, эмоционально-волевые и другие виды. В свете функционально-семантического подхода модальность предстает как система грамматических значений, проявляющаяся на разных уровнях языка. Своеобразие языковых средств выражения определяет национальную специфику данной категории в разных языках, конфигурацию и семантическое членение составляющих ее подсистем, степень грамматикализованости выражения отдельных модальных значений.



Предметная модальность (термин К. Пате) выражает оценку связи между объектом и его признаком, которые выступают в процессе оценки как предикатные предметы, с точки зрения способа существования этой связи. Данная связь не является фактом действительности, а лишь оценивается говорящим как возможная, необходимая иди желательная. Соответственно поле предметной модальности разделяется на микрополя возможности, вынужденности и желательности. [ 6; 85 ]



В.В. Гуревич выделяет коммуникативный тип модальности, который отражен в классификации предложений по цели высказывания на повествовательные (утвердительные и отрицательные), вопросительные и побудительные. [13; 39]



Для анализа модальных отношений особую роль играет понятие времени. Связь между временем и модальностью настолько очевидна, что в ряде теорий была предпринята попытка описать модальные понятия в терминах временных понятий, которые, вероятно, считаются более простыми и естественными. Так, полагают, что возможность-это способность пропозиции иногда становиться истинной; необходимость при таком подходе рассматривается как характеристика высказывания, отличающаяся свойством быть истинным всегда; невозможные высказывания никогда не являются истинными. [16; 129.]



Категория модальности предложения - сложное, многоаспектное, общелингвистическое явление, изучение которого требует четкого определения компонентов, составляющих эту категорию, и понятий, с нею связанных.



1.2 Определение категории наклонения



Проблема сослагательного наклонения в английском языке является предметом нескончаемых споров на протяжении уже не одного столетия. Мало существует грамматических терминов, при одном лишь упоминании которых, по образному выражению Р. Зандворта, как бы открываются шлюзы перед потоком концепций, дискуссий по поводу того, что такое наклонение, модальность, модальные вспомогательные глаголы, какими критериями должен руководствоваться исследователь при определении самого понятия и грамматического статуса сослагательного наклонения. [50; 75]



Термин «сослагательное наклонение» был введен А.И. Смирницким, который буквально перевел латинский термин «modus coniunctivus», как «соединительное», «связывательное» наклонение, поскольку оно обычно употребляется в сложноподчиненных предложениях.



В существующей научной литературе содержательную специфику сослагательного наклонения трактуют по-разному. Одни исследователи усматривают в нем два наклонения, связанные друг с другом общим ирреальным наклонением: желательное и условное. Поэтому иногда это наклонение называют «условно-желательным» с выделением собственно сослагательного наклонения. Другие исследователи, напротив, считают, что сослагательное наклонение обладает общим значением. [37; 124]



Существующие теории в большинстве случаев рассматривают сослагательное наклонение как категорию морфологическую. Грамматическая категория морфологического уровня может создаваться и вычленяться только в парадигме. Структура парадигм бывает различной. Глагольная парадигма английского языка является разветвлённой: она включает формы как флективные, так и аналитические. Рассмотрение сослагательного наклонения как грамматической категории морфологического уровня выявляет невозможность соотнесения грамматической формы глагола с определённым грамматическим значением, ею передаваемым. Одна и та же форма может иметь различные значения, и одно и то же значение может находить выражение в различных формах.



Наклонение считают обычно частным - но в то же время основным -грамматическим способом передачи модальности.



Самостоятельность наклонения по отношению к модальной рамке и его настроечный характер видны из того, что формы наклонений наблюдаются и у модальных глаголов, которые служат экспонентами модального фактора ирреальности. [19; 204]



Наклонение - грамматическая категория глагола, выражающая отношение действия к действительности, или иначе, отношение говорящего к действию с точки зрения реальности, желательности, необходимости его совершения. [4; 166]



Категория наклонения в английском языке представлена двумя основными рядами значений, которые устанавливаются говорящим для выражения отношения речи к осуществимости высказываемого и выражается формами глагола.



Формы первого ряда значений (прямое наклонение) служат средством выражения отношения к действию как к осуществляемому. Фактическое осуществление его может происходит или не происходить в настоящем, прошедшем или будущем, но действие обозначается как осуществимое. Следовательно, вопроса о его осуществимости вообще не возникает. Эти значения характерны для форм индикатива.



Второй ряд значений в содержании категории наклонения (косвенное наклонение) характеризуется совершенно иной семантикой отношения к действию. Формы глагола служат здесь для выражения того, что сама осуществимость обозначаемого действия стоит в большей или меньшей степени под вопросом. Диапазон сомнительности очень широк: от неполной уверенности в осуществлении действия - до полной уверенности в его неосуществлении. Следовательно, семантика отношения к действию раскрывается в оценке его осуществимости как более или менее возможной, желательной, предположительной, гадательной, неправдоподобной, нереальной. Этот ряд значений, естественно, распадается в свою очередь еще на два. Один из них объединяет выражение отношения к действию как к потенциально осуществимому. Осуществление действия, как правило, ожидается в непосредственном будущем, но в настоящем оно еще не реализуется или не реализовано. Реализация может быть желательной или нежелательной, но она или не зависит от воли говорящего, или зависит не только от его воли. Поэтому действие, хотя и способное осуществиться, и в осуществлении которого нередко даже не возникает подлинных сомнений, не обозначается как осуществимое. Разница между тем значением индикатива, которая может быть определена как «отсутствие выражения сомнения» в семантике глагольной формы, и рассматриваемым рядом значений, характерным для другого наклонения, - заключается в том, что «отсутствию сомнения» противопоставляется допущение возможности того, что реализация действия не произойдет. Поскольку такая возможность допускается лишь в силу того, что совершение действия не зависит от воли говорящего или зависит не только от его воли - естественно, что соответствующие формы глагола уподобляются, главным образом, в выражении волеизъявления: в распоряжениях, пожеланиях, в обозначении намерений, т. е. вообще в так называемой «побудительной» речи.



Другой ряд значений оценки осуществимости охватывает случаи, когда она рисуется или действительно является не просто более или менее проблематичной, а по настоящему сомнительной или вовсе невозможной. Впрочем, бывает фактически и не очень сильная степень сомнительности, когда в формах второго «косвенного» наклонения отражается колебание, неуверенность или даже только неполная уверенность говорящего. Но главное не в этих частных и нехарактерных значениях, а в том, что отношение, данное в речи к осуществимости ее содержания, здесь обычно представлено как имеющее смысл маловероятности, невероятности или невозможности.



Итак, есть основания считать, что в английском языке имеется, по меньшей мере, три наклонения: изъявительное (Indicative), выражающее реальное действие; повелительное (Imperative), выражающее побуждение к совершению действия; сослагательное (Subjunctive), выражающее гипотетическое действие - нереальное, желательное, предполагаемое, противоречащее действительности. [12; 140]



Грамматическое значение модальных наклонений (изъявительного, повелительного, сослагательного) разложимо на дифференциальные семантические признаки, которые позволяют обнаружить содержательные основания противопоставления наклонений в их первичных функциях.



Первый дифференциальный семантический признак, лежащий в основе протипоставления прямого и косвенных наклонений, состоит в наличии/ отсутствии представления действия как реального. Этот признак присутствует у индикатива и отсутствует у косвенных наклонений. По отношению к указанному признаку данные наклонения (как повелительное, так и сослагательное) характеризуются негативно.



Второй дифференциальный признак заключается в наличии/ отсутствии субъективного фактора сознания как способа связи нереального действия с действительностью. В связи с тем, что индикатив отображает представление действия как реального, грамматическое значение этого наклонения не включает в свой состав указание на фактор, способствующий связи нереального действия с действительностью. Зато в косвенных наклонениях этот признак неизменно присутствует. [30; 48]



1.3 Изъявительное наклонение



В учебном пособии «Теоретическая грамматика английского языка» под редакцией Ивановой И.П., Бурлаковой В.В., Почепцовой Г. Г. дается следующая трактовка изъявительного наклонения: «Изъявительное наклонение утверждает реальность действия в настоящем, прошедшем и будущем, оно употребляется для того, чтобы подтвердить или опровергнуть факт осуществления действия»: I read (am reading) an interesting article (Я читаю интересную статью). Но употребление форм изъявительного наклонения совсем не обозначает истинности высказывания. Так, говорящий может высказать какое-то ложное утверждение: The sun rises in the West (Солнце восходит на Западе) или описывать действие вымышленных лиц или вымышленные события, как это происходит в произведениях художественной литературы. Видо-временные формы составляют парадигму изъявительного наклонения. Кроме того, глаголы в изъявительном наклонении (индикативе) обладают категориями лица, числа, залога. [18; 57-58]



Изъявительное наклонение передает действие, рассматриваемое говорящим как реальный факт, отсюда вытекает необходимость соотнесения его с той или иной временной сферой, так как ни одно действие не может происходить вне времени.



Остальные два наклонения не предполагают четкого соотнесения с определенной временной сферой. Повелительное наклонение выражает побуждение к действию и имплицитно тем самым подразумевает еще не совершившееся действие, действие, долженствующее произойти в будущем; но именно потому, что выражается только желание, побуждение к совершению действия, эта форма не является формой будущего времени.



Существование изъявительного наклонения не вызывает сомнений ни у кого из лингвистов; остальные два наклонения трактуются по-разному. [18; 60 -61]



1.4 Повелительное наклонение



Повелительное наклонение выражает не действие, а побуждение, просьбу, приказ его выполнить. В связи с этим повелительное наклонение не включает форм времени и временной отнесенности (существующая застывшая форма have done with it вряд ли может трактоваться как оппозиция к форме do it). Для повелительного наклонения мало типичны формы длительного вида (be writing, don't be writings и формы страдательного залога (be warned), хотя их окказиональное употребление, обычно со стилистической окраской, возможно. Поскольку повелительное наклонение выражает не действие, а лишь побуждение к нему, оно не имеет выраженной категории числа и лица, хотя обычно адресовано ко второму лицу (take it away). Однако лицо может быть указано, но в таком случае оно не является подлежащим, хотя строго говоря не является и обращением (уou take it away).



Существует 'точка зрения, согласно которой формы повелительного наклонения являются древнейшими языковыми образованиями, возникшими раньше других глагольных категорий. Однако морфологическая неоформленность, или, точнее бедность форм, объясняются, на наш взгляд, не древностью самого наклонения, а спецификой его категориального значения и несовместимостью этого значения с временными, видовыми и прочими категориями.



Значение побуждения, каузативности очерчивает рамки употребления повелительного наклонения в определенном типе повелительного предложения и исключает возможность его употребления в вопросительном предложении, поскольку вопрос есть своего рода констатация действия, а повелительное наклонение не обозначает действия.



Для повелительного наклонения характерна особая интонация, без которой глагольная форма теряет значение повелительного наклонения и превращается в форму инфинитива. Близость к инфинитиву определяется не галька внешним сходством основной формы, но и сходством в значении: как повелительное наклонение не выражает действия, а только побуждает к нему, так и инфинитив не выражает действия, а только называет его. В связи с этим ряд авторов вообще не выделяет повелительное наклонение, считая, что его вообще не существует, а вместо него употребляется инфинитив. Ошибочность такой концепции очевидна при рассмотрении отрицательных форм повелительного наклонения инфинитива: don't go -- not (to) go. Наличие аналитически формы типа don't go, don't be ставит повелительное наклонение в один ряд с формами других наклонений.



Специфическая интонация сближает повелительное наклонение также с междометиями, поскольку последние могут непосредственно выражать волеизъявления. Это сходство, очевидно, способствовало переходу некоторых форм повелительного наклонения в междометия. Ср., например, come here, где глагол 'come' сохраняет свое значение «приходить» и является формой повелительного наклонения и Come, now!, где глагол 'come' теряет свое значение (так же как и наречие 'now') и все сочетание является застывшей формулой, имеющей значение «ну хватит, ну перестань, успокойся!».



Спорной является трактовка форм let us go, let us do it. Являются ли они аналитическими формами повелительного наклонения или нет?



С одной стороны, поскольку повелительное наклонение может быть адресовано только 2-му лицу и форм, относящихся к другим лицам, нет, аналитические формы let us let him go втягиваются в сферу повелительного наклонения, как соответствующие недостающие формы. Из них первая форма -- let us go -- ближе к повелительному наклонению, так как глагол let тут больше опустошен семантически по сравнению с формой let him go, let him do it, где он сохраняет значение «разрешать». Кроме того, имеет место непосредственное обращение к присутствующим лицам, чего нет во второй форме -- let him do it. Следует отметить также тесную связанность глаголов let и go, очевидную тут силу редуцированности местоимения 'us'. С другой стороны, и в форме let us go и в форме let him go косвенный падеж местоимений us и him говорит о том, что это косвенные дополнения к глаголу let, т. е. let не является вспомогательным глаголом.



Анализ значения сочетаний let us go и let him go вскрывает, что тут имеется новый оттенок по сравнению с повелительным наклонением: оттенок приглашения к действию в let us go и оттенок «разрешения», «невмешательства» в let him go.



Далее, обе формы let us go и let him go следует поставить в один ряд с формой let me go, в которой не всегда есть значение повелительного наклонения. (Например: let me do it -- имеет значение, которое можно охарактеризовать как «предложение своих услуг».)





Все эти соображения наводят на мысль, что сочетание формы типа let us go вряд ли можно считать полноправной аналитической формой повелительного наклонения, хотя они, безусловно, втягиваются в сферу этого наклонения. [ 20; 106-108]



Есть так же и другая позиция, которая заключается в том, что повелительное наклонение выражает непосредственно волеизъявление (термин А. И. Смирницкого), обращённое к собеседнику. По форме глагол в повелительном наклонении совпадает с инфинитивом и с настоящим временем основного разряда, кроме 3-го лица единственного числа: Stop talking! Be quiet! Существенным отличием от инфинитива, однако, является, во-первых, отсутствие частицы to и, во-вторых, отличие отрицательной формы инфинитива I told you not to talk! От отрицательной формы повелительного наклонения: Don't talk! Наконец, весьма сложным представляется замечание А.И. Смирницкого об отсутствии у повелительного наклонения вопросительной формы. Проблема грамматической омонимии, несомненно, весьма сложный вопрос: представляется, однако, несомненным, что она должна решаться с учётом не только формы, но и её функционирования. В случае повелительного наклонения отличие функционирования не ограничивается фактами, описанными выше: в то время, как изъявительное наклонение всегда функционирует в сочетании с подлежащим, выраженным или существительным, или местоимением, или каким-либо другим способом, повелительное наклонение может функционировать с подлежащим, выраженным местоимением, только при резкой эмфазе: You stay here!



Выражение побуждения к действию, обращённое не к непосредственному собеседнику, передается конструкцией с глаголом let: let us begin; let her try again. Глагол let в этих случаях стоит в неударной позиции и десемантизирован. [18; 55]



1.5 Сослагательное наклонение



Сослагательное наклонение представляет собой весьма пёстрый набор форм и вызывает поэтому серьёзные разногласия в трактовке.



Г. Суит выделяет наклонение, выражающие нереальность, называя его «Thought-Mood» и подразделяет его на подтипы в зависимости от способа выражения- синтетическими или аналитическими формами с вспомогательными глаголами should и would, он называет кондиционалисом (Conditional Mood); сочетая с may и might он называет Permissive Mood.



Авторы по-разному подходили к проблеме сослагательного наклонения, однако в большинстве случаев мы видим разбивку сослагательного наклонения на подтипы, в основном в зависимости от значения. Таковы позиции Г. Поустмы, Г.О. Керма и ряда других. Из теории отечественных лингвистов следует только остановиться на системах, предложенных А.И. Смирницким, И.Б. Хлебниковой, М.А. Беляевой, а так же на взглядах Б.А. Ильиша и Л.С. Бархударова.



А.И. Смирницкий различает а) сослагательное I (if he be; I suggest that he go), включающее высказывание, не противоречащие реальности; б) сослагательное II, наоборот, подразумевает высказывания, противоречащие действительности (if it were, if he had known); в) предположительное, образуемое сочетанием should с инфинитивом при любом подлежащем (should-should you meet him); г) условное наклонение- аналитические формы с should и would, функционирующие в главной части условного предложения (What would you answer if you were asked…). Классификация эта, учитывающая форму, в основе своей семантическая.



И.Б. Хлебникова различает условное наклонение (Conditional- should go, would go), субъюнктив, включающий синтетические формы (be, were, if I knew) и варианты сослагательного наклонения, не образующие систему (however it might be, for fear it should start trouble). Эта классификация основана на теории, утверждающей, что формы условного наклонения образуют семантически единый подтип, тогда как остальные случаи, не укладываются в стройную систему.



Л.С. Бархударов отрицает существование сослагательного наклонения в английском на том основании, что формы с should и would он не признаёт аналитическими, так как второй компонент этих форм - инфинитив - возможен и в свободных конструкциях. Формы же if I knew, If I had known Л.С. Бархударов справедливо считает формами прошедшего и перфекта прошедшего времени в особом синтаксическом окружении.



Очень осторожно и продуманно трактует вопрос сослагательного наклонения Б.А. Ильиш в своей книге «The Structure of Modern English ». Он указывает на то, что необыкновенное расхождение во взглядах различных авторов (от 16 наклонений у Дейчбейна и менее по нисходящей шкале) свидетельствует о том, что интерпретация и систематизация форм, относимых обычно к сослагательному наклонению, представляет реальную трудность. Причины этой трудности заключаются в двух основных факторах: 1) одни и те же формы передают различные значения; 2) одно и то же значение передаётся различными формами. Именно это перекрещивание форм и семантики приводит к субъективизму в их интерпретации. [18; 54]



Как считает М.А. Беляева, сослагательное наклонение (The Subjunctive Mood) показывает, что говорящий рассматривает действие не как реальный факт, а как предполагаемое, желательное или возможное действие при наличии каких-нибудь условий. В современном английском языке имеется очень небольшое число простых (синтетических) форм сослагательного наклонения, сохранившихся от древнеанглийского языка. Большинство форм сослагательного наклонения являются сложными (аналитическими) формами. [6; 80-81]



По мнению Н.А. Кобрина, Н.Н. Болдырева и А.А. Худякова сослагательное наклонение (the subjunctive mood, или thought-mood в терминологии Г. Суита) является модальностью недействительности, и глагол в этом наклонении выражает гипотетическое действие, представляемое автором высказывания как чем-то обусловленное или желательное, возможное, обязательное к реализации, необходимое, предполагаемое и др.



Из всех глагольных категорий сослагательное наклонение наиболее четко выражает фактор авторства как отношение говорящего к содержанию высказываемого. Отсюда очень широкий спектр выражаемых значений отношения, постоянно пополняющийся в виде оттенков, ибо все высказывания осмысленны, целенаправленны и содержат какую-то оценку.



Отраженность мысли в высказываниях и дифференцированность ее на оттенки отмечали многие лингвисты; например, Г. Суит писал о "thought statements" с формами be, see, were; "periphrastic mood" с использованием глаголов should, would; "permissive mood" с использованием may, might; "compulsive mood" (if it were to rain) и др. О. Есперсен отмечал определенное интеллектуальное отношение ("attitudes of the mind") говорящего к содержанию предложения. [17; 58] О "mental attitude" говорил также X. Поутсма и многие другие. В этом плане у лингвистов разногласий не возникало. Сложнее обстояло дело с интерпретацией форм. По существу, на какой-то период изучение сослагательного наклонения свелось к попыткам систематизировать формы в соответствии с их значением.



В английском языке существует целый набор форм, которые, с одной стороны, не всегда взаимозаменяемы, а, с другой стороны, их значение не всегда определимо вне контекста. Многочисленность форм связана с рядом факторов:



1) Прежде всего, это связано с общим распадом морфологически выраженной системы глагольных форм. Старые синтетические формы редуцируются, хотя есть факты некоторого возврата к их употреблению. Фактически остались две формы, одна из них сов падает с формой инфинитива без частицы to для всех лиц (be, know, go), из них форма be наиболее употребительна; вторая форма представлена одной лексемой were для всех лиц независимо от числа. Сузились также и рамки их функционирования -- первый тип форм употребляется в основном в простых предложениях, в застывших шаблонных выражениях-клише (так называемых "formulaic expressions or stock phrases"), заимствованных из Библии, а также принятых традиционных определений в точных науках. Субъективный или эмоциональный характер осмысления ситуации как нереальной и не зависящей от автора высказывания передается просодически, что в письменном тексте помечается восклицательным знаком:



Be that as it may! Heaven forbid! God save the king!



В научных определениях: If two angles of a triangle be equal to one another, it is called isosceles (равнобедренный).



2) Вторая форма -- were более употребительна:



If I were you! As if he were a fool! I wish I were dead!



Ряд авторов отмечает возможную замену were на was, хотя иногда такая замена снимает значение нереальности. Однако в случае употребления формы Continuous со значением нереального действия всегда используется were: Не nodded his head as if he were approving of it.



Многие грамматисты считают, что эти две формы старой системы нельзя считать рекуррентными прежде всего в силу их ограниченного употребления, а также в связи с утратой различия в выражении временной отнесенности у форм be и were и утратой значимости множественного числа у формы were. Другие грамматисты, напротив, считают, что только эти формы являются подлинными формами сослагательного наклонения, а все другие формы относятся к глагольным модальным сочетаниям или являются временными формами(if he knew..., if he had known...).



Распад морфологической системы и утрата большинства грамматических форм сослагательного наклонения еще не значит, что исчезло или стало ненужным само понятие ирреальности, гиппотетичности действия, состояния, качества или ситуации в целом. Наличие в языке таких глаголов, как demand, require, insist, suggest, pose и многих других, в том числе не обязательно глагольных лексических средств (ср. desire, hope, requirement и др.), предполагают действие, пока еще не совершенное, но гипотетически возможно желательное или необходимое, свидетельствует о том, что категория гипотетичности продолжает существовать. Потому и появились средства ее вербализации, причем их количественные характеристики свидетельствуют о том, что развитие шло по пути становления системы, нацеленной на выражение дифференцированных оттенков гипотетичности. В целом это становление системы формировалось по принципу кластерной категории (от слова cluster «пучок, кисть»), т.е. по принципу одновременного использования множества формальных признаков, как правило, средств разных уровней морфологического, синтаксического, лексического. Такой принцип сформировался в связи с использованием старых, уже имевших в системе языка форм для передачи значения нереальности, гипотетичности, поскольку формы в изолированном виде были недостаточны для передачи нового значения.



В качестве морфологических средств для выражения нереальности стали использоваться видовременные формы Past Indefinite Past Perfect с утратой их основного системного временного значения. По-видимому, определенную роль сыграла тут остаточная форма were и более общее осмысление прошедшего действия как уже неактуального, нереального в момент высказывания (ср. русские формы: формы пошел бы, знал бы и др.). Формы Past Indefinite и Past Реrfect при использовании их в сослагательном наклонении выражают временную дифференцированность - первая ориентированность на настоящее/будущее, вторая -- ориентированность на прошедшее (но не предпрошедшее!), со значением упущенной возможности. Эти сдвиги во временной отнесенности по сравнению с их обычным временным значением и являются признаком их сослагательного значения, которое осмысляется только с опорой на контекст.



Контекстуальная обусловленность присутствует и в случае формирования средств выражения нереальности на основе глагольных модальных словосочетаний -- нечленимых образований типа should (would) come, should (would) have come, may (might) come, may (might) have come; менее типичны образования с глаголом could. В них также закрепились два варианта для каждой формы -- с Indefinite Infinitive для выражения нереальности в настоящем/будущем и Perfect Infinitive для выражения нереальности в прошлом, как уже неактуальной на момент высказывания.



Эти формы ряд лингвистов продолжает называть глагольными словосочетаниями, хотя по существу это новообразованные аналитические формы, функционально устойчивые и дающие возможность передавать различные оттенки значения нереальности. Сложность в том, что эти формы сами по себе являются функциональными омонимами составного глагольного сказуемого, т.е. неоднозначны и должны опираться на контекст или на другие маркеры. В этом плане они совершенно аналогичны переосмысленным видовременным формам. Это можно продемонстрировать на примерах. Так, в структуре If I had known of it... глагольная форма является сослагательным наклонением, а в структуре As I had known of it before... она является изъявительным наклонением, так как есть опора на значение союзов if и as и на обстоятельство времени before, т.е. происходит привлечение синтаксических и лексических средств для достижения конкретизации неоднозначной формы. Использование опоры на контекст расширило использование также старых синтетических форм в сложных предложениях: There was a suggestion that some sportsmen be dropped from the team (опора на значение слова suggestion, имплицирующее последующее желательное, но еще нереализованное действие); We ask you that all be present at the party (опора на значение слова ask, также имплицирующее нереализованное последующее действие).



Таким образом, создается новая функциональная модель формы выражения сослагательности -- кластерная по количеству используемых средств и по количеству привлекаемых дополнительных индикаторов. С одной стороны, сохранились остатки старых синтетических форм, с другой -- используются глагольные видо-временные формы, утратившие свое изначальное временное значение, и глагольные сочетания, утратившие возможность их расчленяемо. Определяющую роль в этой модификации играет микроконтекст: часть предложения в индикативе с ее составляющими -- структурой и лексическим наполнением. Центральным элементом, определяющим переосмысление, обычно является глагол-предикат в индикативе, который служит индикатором семантической характеристики гипотетического предиката в придаточной части, например: It is demanded (insisted, required, expected, supposed и т.п.) that something should be done. Здесь все глаголы -- в главной части и в скобках -- имеют определенную лексическую дистрибуцию, т.е. детерминируют последующее действие и тем самым способствуют осмыслению обязательности продолжения. Ту же роль индикатора могут выполнять и однокоренные с этими глаголами существительные:



Our demand (requirement, suggestion и т.п.) и that something should be done.



Другими словами, сами формы более позднего становления могут выражать значение сослагательного наклонения только при поддержке контекста или при наличии смыслового предвосхищения ("affective context", в терминологии Ф.Р. Палмера. [47; 27], так как все эти виды в изолированном виде полуфункциональны. а потому полисемантичны. Так, форма may (might) come может быть составным глагольным модальным сказуемым и формой сослагательного наклонения; should come может быть формой Future-in-the-past, формой составного глагольного модального сказуемого и формой сослагательного наклонения; would come может быть формой Future-in-the-past, формой составного глагольного модального сказуемого, где глагол would выражает волитивность (The door would not open), видовой формой со значением привычного, повторяющегося действия -- "a habitual action" (Не would come and sit silent for hours ) формой сослагательного наклонения. При такой функциональной многозначности форм контекстуальное влияние и конкретные индикаторы совершенно необходимы.



На этой основе в английском языке формируются определенные модели предложений (своего рода фразосхемы) как отражение фреймов на уровне ментальной деятельности.



Рассмотрим это более подробно в разных типах структур, передающих различные значения нереальности.



Наиболее четко фразосхемы представлены в условно-следственных комплексах. Это объясняется более обобщающим характером причинно-следственных отношений при осмыслении фактов действительности, когда регулярно реализуется обусловленность одних фактов другими (как непременными условиями или причин; т.е. следствие расценивается человеком как обусловленный факт. При этом допускается соотношение как реальных, так и допустимых, имплицитных или нереальных фактов:



If I know of it I shall inform you (если я узнаю....).



If I knew of it I should (would) inform you (если бы я знал...).



If I had known of it I should (would) have informed you; или Had I



known of it I should (would) have informed you (если бы я знал об этом раньше...).



Обусловленность не обязательно должна реализоваться в сложноподчиненном предложении -- условие может быть представлено специальным обстоятельством:



То hear him talk you would think he had never been there (= if you heard him talk);



You would have been puzzled but for this information (= if you had



not got this information); I should have died but for you (= if you had not saved me).



Подобного же рода соотносимость реального и нереального допустима также при уступительных отношениях, при которых реализация действия или ситуации происходит вопреки реальным или мыслимо допустимым препятствиям.



Обусловленность может быть также выражена в составе сложноподчиненного предложения, части которого соединены разделительным союзом or (or else) и в котором нереальное следствие реализуется только при условии, противоположном изложенному выше. В этом случае обычно передается дополнительное значение досады, раздражения, неудовольствия:



It is a pity we must leave, or else we would go to the party.



Стабильность фразосхемы причинно-следственного соотношения обусловила возможность независимого использования придаточной части с импликацией возможного следствия. На этой основе появились восклицательные предложения с союзом if, передающие значение надежды, упования на перемену, с эмоциональным отношением к нереализованному действию или утраченной возможности:



If I had known of it before! If he had your chance!



If it had been so! If only we could help you!



При реализации связи «условие -- следствие» наблюдается наибольшая степень грамматизация используемых средств:



полное стирание лексического значения вспомогательных глаголов should и would, т.е. исчезает дифференциация по лицам, а при отсутствии дифференциации появляется и закрепляется употребление would для всех лиц или'd по аналогии с формой будущего времени 'll;



закрепленность этой формы за главным предложением как выражение обусловленности, зависимости нереального действия или факта от нереального предполагаемого условия;



использование четкой системы неперфектных и перфектных форм для выражения временной отнесенности. Наличие этих характеристик и обобщенный характер условно-следственных отношений, возможность отнесения этих характеристик к разным лицам и ситуациям, наличие постоянных маркеров связи (if, unless, инверсия), обозначение действия не реального, а всего лишь возможного, проблематичного -- все эти признаки объясняют, почему эти формы большинством грамматистов выделялись как особое наклонение -- условное (Conditional mood). То обстоятельство, что в этих предложениях используются и старые синтетические формы, лишь подтверждает, по мнению большинства авторов, значимость и особый статус условно-следственной связи.



Все остальные формы сослагательного наклонения недифференцированно относились к этой категории, используемой, в основном, в придаточной части сложноподчиненного предложения. В главной части выражалось при этом субъективное отношение автора высказывания к действию или ситуации - намерение, желание, необходимость, возможность, предположение, опасение и др. Эти конкретные субъективные значения и формируют значение модальности в форме сослагательного наклонения. Фактически эти значения предопределяются лексическим значением слова в главном предложении, имплицирующего нереальность. Обычно это глагол или существительное, реже прилагательное, выражающее желание, необходимость, приказание, требование, рекомендацию, напоминание, предназначенность, потенциальную возможность и др., т.е. слова, которые предполагают выполнение какого-то акта или реализацию какой-то ситуации, не реализованной на момент высказывания.



Лексическое значение этих слов предопределяет выбор формы сослагательного наклонения; помимо учета основного значения имплицируемой модальности, учитывается и временная отнесенность. В качестве дополнительных маркеров значимы также союзы, структура предложения, в том числе иногда позиция придаточного предложения.



Наиболее четко это прослеживается на материале сложноподчиненных предложений с придаточным дополнительным, включающих в составе главной части глаголы со значением требования, приказания, просьбы, такие, как demand, insist, recommend, require, suppose, suggest, order и др., или однокоренные с глаголом существительные с тем же или сходным значением, требующим формы should + infinitive или синтетической формы, совпадающей с инфинитивом. Для предложений этого типа характерна ориентированность на будущее, поэтому используется только форма с indefinite infinitive:



We ordered that the expedition should be organized at once.



I demand that it should be done.



Regulation states that transport of this kind pass customs free.



Orders were given that everybody should stay where they are.



The requirement is that no one should be smoking here.



Для глагола wish и сочетания would rather субъективное значение желания или сожаления может относиться к настоящему, будущему или прошедшему. В зависимости от этого используются разные формы сослагательного наклонения:



I wish I were younger. I wish I had never met him there.I would much rather he didn't suspect us. I wish you would come to our place. He wished they wouldn't insist on it.



Во всех этих случаях использование формы сослагательного наклонения регламентируется только временной ориентированностью нереального действия и значением его желательности.



При наличии отрицания появляются значения нежелания, запрета, побуждения, волеизъявления и форма сослагательного наклонения соответственно меняется:



I have no wish that people should step in between us.



He could not bear, somehow, that his work should be seen by Soames.



После глаголов со значением сомнения, предположения, требования (doubt, wonder, be surprised) характерно употребление форм с should, would и синтетических форм were (was), be, know и т.п.:



I wondered if she were telling me the truth.



No one was surprised that he should admit this.



They insisted that he should be admitted to the court.



I wonder what he would have said in this case.



После глаголов со значением опасения, страха, предвидения отрицательного воздействия и последующего союза lest обычно следует форма с should, имплицирующая обязательное следствие чего-то:



I fear lest he should fail. I fear lest he might guess it.

используется реже, чаще потенциально возможные структуры такого плана формируются как парентезы в предложениях со значением нереальности. При этом ослабляется коммуникативная значимость самих парентез -- они приобретают статус вторичности, комментаторности, особого подчеркивания субъективности оценки: Не would like to prove it, I should say. She'll win, I should not doubt it.



Сослагательное наклонение используется и в других номинативных придаточных предложениях - в комплетивных (с it в главном предложении) и в придаточных -- предикативных членах.



В случае комплетивных придаточных главная часть предложения выражает оценку, которая имплицирует обязательное следование того, что оценивается, поэтому наличие формы с should естественно в этом случае: It is our wish that you should stay with us for some time.



It is shameful that somebody should suffer because of it.



It is important that you should understand it.



It is high time you should finish it.



Однако при выражении возможности, допустимости, ожидаемости в оценочной главной части сложноподчиненного предложения используется аналитическая форма с may/might; возможность такого использования определяется модальным значением глагола may (might) (возможность, допустимость) и т.д.:



It is possible he might have been detained. I t is likely they may change their plans.



В придаточных -- предикативных членах используется аналитическая форма с should или синтетическая форма:



The decision was that everyone should take part (take part) in the ceremony. All that I am demanding is that you should come in time.



В придаточных-приложениях (appositive clauses) употребление той или иной формы зависит от значения существительного, к которому относится придаточное предложение. Если это значение просьбы, желательности или необходимости, то употребляется форма should + infinitive или синтетическая форма с be:



It was his wish that all be present at the ceremony.



There was no reason why she should avoid me.



His demand that no one should interfere sounds quite natural.



В придаточных определительных, выражающих характеристику и относящихся к существительному или к главному предложению в целом, обусловленность их содержания значением предиката в главном предложении, как правило, отсутствует. Поэтому могут использоваться разные формы сослагательного наклонения. Наиболее типичны формы would + infinitive (perfect infinitive), might + infinitive (perfect infinitive), в зависимости от временной отнесенности:



Can you think of anything that would be of interest for the children? (отнесенность к слову anything, которое имплицирует нереальность).



No one expressed the wish that everybody should join us (отнесенность к слову wish, что предопределяет долженствование исполнить это желание).



There was something rude in his speech, which might have offended his guests (отнесенность к словосочетанию something rude).



Употребление сослагательного наклонения в обстоятельственных придаточных предложениях также связано с тем значением нереальности, которое они передают. Наиболее отчетливо эта связь проявляется в придаточных сравнительных, вводимых союзами as if, as though, в которых сама семантика союзов предопределяет сравнение с нереальным фактом или действием. X. Поустма называет такие придаточные "clauses of hypothetical similarity". В них используются старые синтетические формы, "non-temporal Past Indefinite" и "non-temporal Past Perfect", аналитические формы с глаголами would, might, could:



He looked at me as if he were surprised to see me here.



John felt as though he had been brought there for some purpose.



Вариабельное оформление реализуется также в придаточных уступительных, передающих как допустимость реального препятствия, так и нереального, воображаемого препятствия, вопреки которому складывается ситуация или осуществляется действие в главной части предложения. Сослагательное наклонение используется только в случае нереального препятствия. Специфика уступительной связи заключается в том, что значение допустимости, уступительности может касаться разных компонентов предложения-высказывания и потому сопровождаться разными маркерами этих отношений: союзами (though, although, as) и союзными словами (however, whoever, whatever, whichever, whenever, wherever), а также инверсией. Общее значение возможности, допустимости определяет наиболее частотное употребление формы с may (might)



However much he might try to get rid of this influence, he could not do it.



Whatever you may think of it, you can change nothing.



Wherever they might go, they would not find a suitable place to live in.



Whenever they might go they would find something new for them.



Though he might doubt it, he did not show it.



Try as he might, nothing worked.



Значение возможности является составным элементом целевого значения и потому присутствует также в придаточных цели, в которых используются формы с might (реже may). Как отмечает И.Б. Хлебникова, в этом случае глагол might (may) сохраняет в большей степени свое лексическое значение возможности:



I tell you this that you might understand the situation.



При использовании отрицательного союза lest придаточное цели становится выражением целенаправленности действия в главном предложении. При этом используется форма с should:



Lest the wall should collapse, they evacuated the building.



С этим же союзом значение цели часто приближается к значению причины.



I have not told it anyone for fear lest the rumors should spread in our township.



He tiptoed for fear lest he should wake his wife and children.



Сослагательное наклонение нетипично для придаточного с результативным значением, хотя в отдельных случаях обусловленный результат возможен. Обычно это связано с наличием корреляции so... that, such... that: We tried to arrange his vacation so that he would remember this fortnight all the year. She is so impressed with the news that she would speak of it all day long.



В остальных придаточных обстоятельственных преобладают формы с should. Дифференциация по значению осуществляется, в основном, в зависимости от союзов. Во временных придаточных сослагательное наклонение используется только в тех случаях, когда действие в придаточном еще не произошло или не происходит, а только намечается или мысленно представляется автором высказывания, т.е. маркируется союзами till, until, реже when. Наиболее употребительной является форма с глаголом should:



Не stopped, waiting till they should speak.



Из всего сказанного можно сделать вывод о том, что обилие форм связано с тенденцией дифференцировать общее значение нереальности на более частные оттенки этого значения. При этом наблюдается одновременно десемантизация изначально лексически и грамматически полнозначных форм: видовременные формы теряют свое исходное временное значение; глаголы may и might десемантизируются, и в первую очередь десемантизация проявляется в потере разграничения их грамматического временного значения. [39; 108-119]



Выводы по главе I



1. Модальность представляет собой одну из наиболее сложных языковых категорий, о природе, составе частных значений и средствах выражения которой высказываются различные и противоречивые точки зрения.



2. Лингвистическая категория модальности представляет собой сложную многогранную семантическую сферу, объединяющую множество модальных значений- необходимость, уверенность, очевидность, возможность, вероятность, предположение и т.д.



3. Наклонение - грамматическая категория глагола, выражающая отношение действия к действительности, или иначе, отношение говорящего к действию с точки зрения реальности, желательности, необходимости его совершения.



4. Есть основания считать, что в английском языке имеется, по меньшей мере, три наклонения: изъявительное (Indicative), выражающее реальное действие; повелительное (Imperative), выражающее побуждение к совершению действия; сослагательное (Subjunctive), выражающее гипотетическое действие - нереальное, желательное, предполагаемое, противоречащее действительности.



5. Изъявительное наклонение передает действие, рассматриваемое говорящим как реальный факт, отсюда вытекает необходимость соотнесения его с той или иной временной сферой, так как ни одно действие не может происходить вне времени.



6. Повелительное наклонение выражает не действие, а лишь побуждение к нему, оно не имеет выраженной категории числа и лица, обычно адресовано ко второму лицу.



7. Авторы по-разному подходили к проблеме сослагательного наклонения, однако в большинстве случаев мы видим разбивку сослагательного наклонения на подтипы, в основном в зависимости от значения. Таковы позиции Г. Поустмы, Г.О. Керма и ряда других. Из теории отечественных лингвистов следует только остановиться на системах, предложенных А.И. Смирницким, И.Б. Хлебниковой, М.А. Беляевой, а так же на взглядах Б.А. Ильиша и Л.С. Бархударова.



Глава II. Проблема количества наклонений в английском языке



Далеко не все лингвисты выделяют три наклонения: изъявительное, повелительное и сослагательное. Разные ученые находят в английском языке от двух (Л.С. Бархударов) до шестнадцати и более наклонений (в частности, М. Дейчбейн описывает шестнадцать типов только одного сослагательного наклонения).



Расхождение в трактовке категории наклонения А.И Смирницкий объясняет рядом моментов:



1.Многие ученые при классификации форм наклонения обращают внимание либо только на особенности образования форм, не учитывая их значений, либо только на значение, оставляя в стороне вопрос о том, какими средствами выражается это значение.



2.В системе форм категории наклонения имеется ряд омонимичных форм, что также создает трудности при исследовании этой категории.



Западные грамматисты традиционного направления стремились, как можно полнее описать сослагательное наклонение, имеющее в английском языке многочисленные средства выражения, и не всегда четко дифференцировали сослагательное наклонение как систему форм глагола и прочие лексические средства выражения модальности.



Существует 2 подхода к определению количества наклонений в английском языке: семантический и формальный.



Семантический подход во многом определяет различную номенклатуру наклонений, устанавливаемую исследователями этого вопроса. Авторы классических грамматик английского языка в большинстве шли от значения к форме. Так, Г. Суит в системе наклонения выделяет fact-mood (индикатив) и thought-mood (наклонение, выражающее общее значение нереальности), которые в зависимости от формы - синтетической или аналитической - может быть сослагательным- be, were, или условным- should, would +инфинитив. Далее, руководствуясь семантикой глагольных форм, он выделяет еще два наклонения: Permissive (разрешительное) формы с may, и Compulsive (заставительное) - формы с is to, где первый элемент формы - модальный глагол. [18; 70]



Б. Керм также идет от значения к формам его выражения. Он выделяет только 2 наклонения: Optative-выражающее нечто желаемое или требуемое человеком или обстоятельством, и Potential - выражающее то, что может осуществляться, но по сути своей, является не фактом, но «a mere conception of mind». Он иллюстрирует эти положения большим количеством примеров, относящих к формам наклонения сочетания всех модальных глаголов с инфинитивом, сочетания с глаголом to let и формы, традиционно рассматриваемые как формы сослагательного наклонения. [42; 31] Наибольшее число наклонений -16- устанавливает для английского языка М. Дейчбейн, которые при некотором обобщении их значений сводятся к четырем основным классам: когнитив, оптатив, волюнтатив, экспектатив.



Из работ последнего времени, в которых последовательно выдерживается семантический подход, можно отметить теорию наклонений Г. Лича. Так как формально современное сослагательное наклонение, по его мнению, мало чем отличается от индикатива, то только семантика дает ключ к определению системы английского наклонения. Он выделяет три наклонения: индикатив(Factual), теоретическое и гипотетическое, в большей мере обобщая значения двух последних. Он составляет очень подробный перечень всех возможностей передачи значений указанных им наклонений и отмечает, что это большее, что можно сделать с учетом существующих в языке форм.



Все семантические теории сослагательного наклонения, разработанные зарубежными лингвистами, характеризуются одними и теми же противоречиями и слабостями: значения сослагательного наклонения или максимально обобщаются, или в той же мере конкретизируются; к сослагательному наклонению относятся языковые явления, различные по своей природе и характеру. [14; 54]



Формальный подход, подобно семантическому, также влечет за собой целый ряд нерешенных, спорных вопросов. К ним относятся: проблема определения инвентаря форм сослагательного наклонения, проблема совместимости в одной парадигме столь разных по характеру и структуре форм, омонимия и полисемия форм, используемых при передаче значений сослагательного наклонения и индикатива; соотношение форм сослагательного наклонения с категорией времени. О. Есперсен, сторонник формального подхода в решении вопроса о сослагательном наклонении, критикующий систему 16 наклонений М. Дейчбейн, относит к сослагательному наклонению лишь рефлексы древних форм (be, were), не признавая аналитические формы формами наклонения. Взгляды О. Есперсена в большей мере повлияли на взгляды ученых последующих поколений. В теориях зарубежных грамматистов более позднего времени можно проследить несколько направлений. Некоторые ученые, такие как Харш и Виссер, в качестве форм сослагательного наклонения рассматривают только остаточные формы древнего наклонения, т.е. синтетические формы. Формы с should и would они относят к словосочетаниям, в число которых включаются и сочетания с модальными глаголами, а иногда и просто модальные выражения. Другие ученые, такие как Трейджер и Смит, утверждают, что сослагательное наклонение как грамматическая категория не существует, т.к. нет в языке специальных грамматических форм, ее выражающих, а значения сослагательного наклонения передаются глагольными сочетаниями, которые называются modelike и similar to the modes. (видимо, это сочетания модальных глаголов с инфинитивом.)



Выводы по главе II



1. Среди лингвистов нет единства мнений по вопросу определения количества наклонений в английском языке.



2. Разные ученые находят в английском языке от двух (Л.С. Бархударов) до шестнадцати и более наклонений (в частности, М. Дейчбейн описывает шестнадцать типов только одного сослагательного наклонения).



3. Наибольшей трудностью в определении данной категории является сослагательное наклонение.



4. Западные грамматисты традиционного направления стремились, как можно полнее описать сослагательное наклонение, имеющее в английском языке многочисленные средства выражения, и не всегда четко дифференцировали сослагательное наклонение как систему форм глагола и прочие лексические средства выражения модальности.



5. Все семантические теории сослагательного наклонения, разработанные зарубежными лингвистами, характеризуются одними и теми же противоречиями и слабостями: значения сослагательного наклонения или максимально обобщаются, или в той же мере конкретизируются; к сослагательному наклонению относятся языковые явления, различные по своей природе и характеру.



6. Некоторые ученые отрицают вообще какое либо существование сослагательного наклонения (Трейджер и Смит).



Глава III. Характеристика глаголов категории наклонения английского языка в рассказах Уильяма Сомерсэта Моэма



Как было отмечено в предыдущих главах, в английском языке существуют три наклонения - изъявительное, повелительное и сослагательное. Ознакомившись с существующими точками зрения отечественных и зарубежных лингвистов на проблему определения категорий наклонения английского глагола, нами была продела большая практическая работа по исследованию данных категорий. С целью исследования и определения частоты использования того или иного наклонения, путем сплошной выборки нами был рассмотрен ряд глаголов из рассказов выдающегося английского писателя Уильяма Сомерсэта Моэма «Gigolo and gigolette», «A friend in need», «The colonel's lady», «The man with a scar», «The verger», «The social sense». Свой выбор мы остановили на следующих глаголах - to know, to come, to make, to look, to write. Выбор же автора для практической части нашего исследования основывался исключительно на невероятном таланте У.С. Моэма, его ярких сюжетных линиях, тонкому юмору и иронии, проблемах затронутых им в своих произведениях, ну и конечно, на том неповторимом английском языке, свойственному автору.



Моэм родился в семье дипломата, рано осиротел, воспитывался в семье дяди-священника и школе-интернате для мальчиков "Кингз Скул"; изучал медицину, получил диплом врача. После успеха его первой книги, романа "Лиза из Ламбета" (1897), он решил оставить медицину и стать писателем. Этот период его жизни косвенно отражен в его романах "Бремя страстей человеческих" (1915) и "Пироги и пиво, или Скелет в шкафу" (1930).



Взыскательное мастерство формы - крепко выстроенный сюжет, строгий отбор материала, емкость детали, естественный как дыхание диалог, виртуозное владение смысловым и звуковым богатством родного языка, раскованно-разговорная и вместе с тем сдержанная, неуловимо скептическая интонация повествования, ясный, экономный, простой стиль - делает Моэма классиком рассказа 20 века. Многообразие характеров, типов, положений, конфликтов, сопряжение патологии и нормы, добра и зла, страшного и смешного, обыденности и экзотики превращают его новеллистическое наследие (подготовленное им в 1953 году полное собрание рассказов включает 91 произведение) в своего рода "человеческую трагикомедию". Однако этот свод смягчен бесконечной терпимостью, мудрой иронией и принципиальным нежеланием выступать в роли судьи ближнего своего. У Моэма жизнь как бы сама себя рассказывает, сама себя судит и выносит нравственный приговор, автор же не более, чем наблюдатель и хроникер изображаемого.



Общее количество примеров, отобранных нами, - 200. Рассмотрим по порядку эти глаголы.



Общее количество примеров с глаголом to know- 56. Интересен тот факт, что глагол to know употребляется в изъявительном наклонении (54) и сослагательном наклонениях (2), а в повелительном наклонении данный глагол не употреблялся ( - ).



Приведем примеры :



- Изъявительное наклонение



1. You know what these old women are as well as I do. (“Gigolo and Gigolette” p 24)



2. I knew, everybody knew, that for five and twenty years there had existed…. ( “The social sense” p 199)



3. I've known too many men who were little tin gods at their university… (“A friend in need” p 233)



- Сослагательное наклонение



1. If my wife had written a book, I'd be the first to know about it, wouldn't I? (“The colonel's lady” p 136)



2. …. if I can learn now, I don't know what I want to … (“The vergerp 212)



Следующим по употребительности является глагол to make. Общее количество примеров с данным глаголом - 40. Наиболее употребительными оказались категории изъявительного (30) и сослагательного (10) наклонений. Приведем примеры:



- Изъявительное наклонение



1. The manager of the hotel made some remarks… (“Gigolo and Gigolette” p 21)



2. … the poet makes little songs out of his great sorrows. (“The colonel's lady” p 138)



3. … they make a very good dry Martini at the the Palace of Guatemala city … (“The man with the scar” p 93)



4. He made many violent scenes and indeed, at the end of one tempestuous period … (“The verger” p 200)



5. They cannot afford to make them self-contradictory… (“a Friend in need” p 238)



- Сoслагательное наклонение



1. … it would only make things worse if I made a fuss… (“The colonel's lady” p 156)



2. …. they'd made a mistake when they gave him St Peter's. (“The verger” p 213)



3. I suppose that's what makes it easier for me …. (“The social sense” p 205)



4. If their was the way he made his living, it must have been poor one… (“The man with the scarp 92)



Глагол to look является следующим по употребительности. Общее количество примеров с данным глаголом - 33. Наиболее употребительными оказались формы изъявительного (25), сослагательного (6) и повелительного (1) наклонений.



Приведем примеры:



- Изъявительное наклонение



1. She looked at him with superior in her eyes… (“Gigolo and Gigolette” p 22)



2. … a grasp of surprise was wrung from those indifferent soldiers who looked at her. (“The man with the scar” p 96)



3. …. He looked at me with some kind and candid blue eyes of his. (“A friend in need” p 234)



4. He looked at his letters and then opening `the times”, began to read it. (“The colonel's lady” p 129)



5. I turned a little to look at Mary and she… turned too. (`The social sensep 204)



- Сослагательное наклонение



1. it looks as if it were a marvelous likeness… (“The social sense” p 196)



2. he looked at her as if he hadn't looked at her for years… (“The colonel's lady” p 149)



3….. he found a little shop to let him looked as though it would exactly suit him.. (“The verger” p 214)



- Повелительное наклонение



1. Look here! (“The colonel's lady' p 140)



Глагол to come представлен в рассматриваемых нами произведениях У.С. Моэма в количестве 14 единиц. Данный глагол был использован во всех трех существующих наклонения, - изъявительном (14), сослагательном (4), повелительном (2).



Приведем примеры:



- Изъявительное наклонение



1. He came to see me in my office one day and asked me for a job… (“A friend in need” p 232)



2. When it came to the point I simply shouldn't have the heart to leave him (“The social sense” p 203)



3. He was coming to the conclusion that the young man was rather impertiment….(“The colonel's lady” p 144)



4. Presently he saw him walk across the chancel…and came down the aisle… (”The verger” p 206)



5. A woman came into the patio with quick steps … (“The man with the scar” p 95)



- Сослагательное наклонение



1. I'll come up to London with you, I you like…. ( “The colonel's lady” p 141)



2. I'd like you to come to that if you wouldn't mind … (“The colonel's lady” p 142)



3. …but if you really want to come, I'll come…(“The colonel's lady” p 142)



- Повелительное наклонение



1. Come back and see me in another 35 years (“a friend in need” p 232)



2.Come off it, George! (“The colonel's lady” p 137)



Глагол to write представлен в 15 примерах в рассматриваемых нами рассказах У.С. Моэма. Причем в повелительном наклонении данный глагол не использовался, а только лишь в изъявительном (10) и сослагательном (5).



Приведем примеры:



- Изъявительное наклонение



1. He wrote a wonderful review of Evie's book… (“The colonel's lady” p 137)



2. Do you know that for 20 years we've written to one another every day (“The social sense” p 205)



3. She wrote of the rapture of brief stolen moments… (“The colonel's lady” p 147)



4. Don't you ever want to write a letter? (“The verger” p 210)



5. I discovered to my astonishment that you can neither read nor write…(“The verger” p 211)



6.”Is that your wife who's written a book?” (“The colonel's ladyp 135)



- Cослагательное наклонение



1. If my wife had written a book, I'd be the first to know about it, wouldn't I? (“The colonel's lady” p 136)



2. My wife is quite a scholar and if I want to write a letter, she writes it for me…(“The verger” p 211)



3. …if at the end of that time you cannot read and write, I'm afraid you'll have to go… (“The verger” p 211)



4. Good God, man, what would you be now if you had been able to write? (“The vergerp 216)



Таким образом, проведенное исследование на материале коротких рассказов выдающегося английского писателя Уильяма Сомерсэта Моэма «Gigolo and gigolette», «A friend in need», «The colonel's lady», «The man with a scar», «The verger», «The social sense» показало то, что категории наклонений английского языка, т.е изъявительное, сослагательное и повелительное, широко используются в художественной литературе.



Выводы по главе III



Проанализировав использование категории наклонения английского глагола, т.е изъявительного, сослагательного и повелительного наклонения в художественной литературе, рассмотрев примеры к ним, мы пришли к следующим выводам:



1. По итогам проведенного нами исследования, наиболее употребительным оказалось изъявительное наклонение. Частотность его использования по итогам проведенного нами анализа составляет 150 примеров, отобранных методом сплошной выборки из коротких рассказов У.С. Моэма.



2. Следующим по частоте использования оказалось сослагательное наклонение. Оно было представлено в 40 примерах.



3. Частотность употребления повелительного наклонения в рассматриваемых нами произведения сравнительно низка. Данное наклонение представлено лишь в 10 примерах.



4. Проведенное нами исследование позволяет сделать вывод о том, что частотность использования того или иного наклонения в художественном произведении зависит в некоторой степени и от содержания, от сюжетной линии, от замысла самого автора.



5. Выбрав в качестве основы нашего исследования, глаголы английского языка to know, to come, to make, to look, to write, мы рассмотрели их частотность употребления в произведениях У.С. Моэма. Проанализировав данные глаголы, мы пришли к выводу, что наиболее частотным оказался глагол to know, а наименее частотным глагол to write.



Заключение



Категория модальности предложения - сложное, многоаспектное, общелингвистическое явление, изучение которого требует четкого определения компонентов, составляющих эту категорию, и понятий, с нею связанных



Модальность представляет собой одну из наиболее сложных языковых категорий, о природе, составе частных значений и средствах выражения которой высказываются различные и противоречивые точки зрения. [1; 2]



Категория модальности по сложности выражения в языке не имеет себе равных. Исследования отдельных средств выражения модальности ведется уже много десятилетий в рамках различных лингвистических школ и направлений. По выражению Ш. Балли, «Модальность-это душа предложения; как и мысль, она образуется в основном в результате активной операции говорящего субъекта». Цитируя П.А. Лекантв, модальность определяется как обязательное, неизбежное качество речи. Говорящий не может оформить и адресовать высказывание без его модальной квалификации». [23; 10 ]



Лингвистическая категория модальности представляет собой сложную многогранную семантическую сферу, объединяющую множество модальных значений- необходимость, уверенность, очевидность, возможность, вероятность, предположение и т.д.



Специфика категории модальности в содержательном плане выявляется в противопоставлении другим лингвистическим категориям, отражающим все немодальное.



Как было отмечено в первой главе данного дипломного исследования, основным средством выражения категории модальности в языке является морфологическая категория наклонения. Модальность выражается и лексически. К лексическим средствам выражения модальности относятся: модальные и вводные слова, глаголы семантических рядов знания/сомнения и глаголы мыслительной деятельности, модальные глаголы, подчинительные союзы (as if, as though, if, unless etc. [32; 153]



Категория модальности предложения - сложное, многоаспектное, общелингвистическое явление, изучение которого требует четкого определения компонентов, составляющих эту категорию, и понятий, с нею связанных



Наклонение считают обычно частным - но в то же время основным -грамматическим способом передачи модальности.



Грамматическое значение модальных наклонений (изъявительного, повелительного, сослагательного) разложимо на дифференциальные семантические признаки, которые позволяют обнаружить содержательные основания противопоставления наклонений в их первичных функциях.



В практической части данного дипломного исследования нами был проведен анализ частоты использования изъявительного, повелительного и сослагательного наклонений в произведениях выдающегося английского писателя - прозаика, мастера пера Уильяма Сомерсэта Моэма. В качестве опорных глаголов, на которых мы опирались в ходе проводимого нами исследования, были взяты следующие глаголы английского языка - to know, to come, to make, to look, to write.



По итогам проведенного нами исследования, наиболее употребительным оказалось изъявительное наклонение. Частотность его использования по итогам проведенного нами анализа составляет 150 примеров, отобранных методом сплошной выборки из коротких рассказов У.С. Моэма. Следующим по частоте использования оказалось сослагательное наклонение. Оно было представлено в 40 примерах.



Частотность употребления повелительного наклонения в рассматриваемых нами произведения сравнительно низка. Данное наклонение представлено лишь в 10 примерах.



Подводя вывод нашему исследованию, следует отметить тот факт, что авторский замысел, сюжетная линия, - играют едва ли не ключевую роль при использовании в произведении того или иного наклонения.



Данное исследование может быть использовано при составлении пособий по аспектам теоретической грамматики английского языка, а также на практических занятиях по практике устной и письменной речи.



Список литературы



1. Агаева Ф.А. Модальность как лингвистическая категория. Баку, 1990



2. Аракин В.Д. Сравнительная типология английского и русского языков. - Л.: Просвещение, 1979.



3. Ахманова О.С. Словарь - справочник лингвистических терминов. М.,1966



4. Бархударов Л.С. Штелинг Д.А. Грамматика английского языка. М., 1965



5. Бархударов Л.С. Очерки по морфологии современного английского языка. М., 1975



6. Беляева Е.М Функционально-семантическое поле модальности в английском и русском языках. Воронеж, 1985



7. Блох М.Я. Теоретические основы грамматики. М., 1986



8. Володин А.Н., Храковский B.C. Об основаниях выделения грамматических категорий (время и наклонение). // Проблемы лингвистической типологии и структуры языка. Л., 1977. - С. 42 - 54.



9. Виноградов В.В. Русский язык. М., 1972



10. Виноградов В.В. О категории модальности и модальных словах в русском языке // Избранные труды - исследования по русской грамматике. - М., 1975. - С. 53 - 8 8.



10. Виноградов В. В. Избранные труды. Исследования по русской грамматике. М.: Наука, 1975.



11. Воронцова Г.Н. Очерки по грамматике английского языка. М.,1960



12. Гуревич В.В. Теоретическая грамматика английского языка. М., 2000



13. Гусарова Н.В. О сослагательном наклонении в английском языке.//Спорные вопросы английской грамматики. Л.,1988



14. Звегинцев В.А. Лингвистические универсалии и лингвистика универсалий // Проблемы языкознания. - М., 1967. - С. 44 - 50.



15. Зеленщиков Я.В. Формы и интерпретация модальных высказываний. // Трехаспектность грамматики. М., 1992



16. Есперсен О. Философия грамматики. - М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1953.



17. Иванова И.П. Бурлакова В.В. Почепцов Г.Г. Теоретическая грамматика современного английского языка. М., 1981



18. Касевич В.Б. Семантика, синтаксис, морфология. М., 1988



19. Корнеева Е.А. Грамматика английского языка в теории и практике. С-П., 2000



20. Корнеева Е.А. и др. Пособие по морфологии современного английского языка. М., 1974



21. Лазарев В.В. Философия и лингвистика: Методологический анализ теории зарубежного языкознания. - Ростов-на-Дону. Изд-во Ростовск. ун-та, 1983.



22. Лекант П.А. Речевая реализация модального значения неодобрения. // Тенденции в системе номинации и предикации русского языка. М., 2002



23. Панфилов В.3. Категория модальности и ее роль в конструировании структуры предложения, и суждения // ВЯ, 1977. - С. 40-41.



24. Петров Н.Е. О содержании и объеме языковой модальности. Изд-во "Наука". Сибирское отделение. Новосибирск, 1982.



25. Петрушина М.В. Семантико - прагматические функции высказывания с модальным значением неодобрения. //НДВШ, Филологические науки. 2005, № 5



26. Плоткин В.Я. Грамматические системы в английском языке. Кишинев, 1975



27. Плунгян В.А. Общая морфология. Введение в проблематику. М., 2003.



28. Рыбакова С.И. Сослагательное наклонение в современном английском языке. Воронеж, 1984



29. Сабанеева М.К. О сущности наклонений.// Вопросы языкознания, 1994, № 4



30. Хлебникова И.Б. Сослагательное наклонение английского языка. Саранск, 1994



31. Хомякова Е.Г. Теоретическая грамматика английского языка. Л., 1983



32. Черненко Д.И. Модальные глаголы английского языка. - М., Эксмо, 2008



33. Шахматов А.А. Синтаксис русского языка. - Изд. 2-е-.- Л.: Учпедгиз, 1941.



34. . Шведова Н.Ю. Очерки по синтаксису русской разговорной речи. - М.: Изд-во Акад.наук СССР, 1960.



35. Шляхова О.Д Модальность в научной речи. А.к.д., 1986



36. Щелякин М.А. Об инвариативном значении и функциях сослагательного наклонения в русском языке. // Вопросы языкознания. 1999, № 4



37. Эльдарова Р.Р. Категория наклонения в русском и лакском языках. //Семантика языковых единиц разных уровней. Махачкала, ДГУ, 2000



38. Юнусова Л.К. Глагол и ее основные характеристики в английском языке. М., 1990



39. Akhmanova O., Belenkaya S. The morphology of the English verb. Tense, aspect and taxis. Moscow. 1975



40. Bloch M.I. A Course in Theoretical English Grammar. М., 2000



41. Curme G. A Grammar of the English Language. Boston, 1935



42. Ilyish B. The Structure of Modern English. Л., 1971



43. Kaushanskaya V.L. et al. The Grammar of the English Language. Л., 1967



44. Khlebnikova I.B. Essentials of English Morphology. M., 2001



45. Natanson E.A. Oblique Moods and Modal Verbs. M., 1968



46. Palmer F.R. Modality and the English Modals. - Longman, London and New York, 1979.



47. Palmer F.R. Semantics: A New Outline. - Cambridge, 1976.



48. Swan M. Practical English Usage. Oxford University Press, third edition, 2007



49. Zandvoort R.W. On the so-called Subjunctive. // English Language Teaching, 1963

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ СЛОВАРЕЙ



1. Oxford Advanced Learner's Dictionary of Current English by A.S.Hornby Moscow, Oxford, 2007.



2. Новый англо-русский словарь под редакцией Мюллер В.К. М., издательство «Русский язык» 9-е издание, 2002



3. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М., 2006.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. W.S. MaughamSelected Prose” М., Издательство «Менеджер», 2004

Приложение

You know what these old women are as well as I do. (“Gigolo and Gigolette” p 24)

I knew, everybody knew, that for five and twenty years there had existed….

(“The social sense” p 199)

I've known too many men who were little tin gods at their university… (“A friend in need” p 233)

If my wife had written a book, I'd be the first to know about it, wouldn't I? (“The colonel's lady” p 136)

. if I can learn now, I don't know what I want to … (“The verger” p 212)

The manager of the hotel made some remarks… (“Gigolo and Gigolette” p 21)

the poet makes little songs out of his great sorrows. (“The colonel's lady” p 138)

they make a very good dry Martini at the the Palace of Guatemala city … (“The man with the scar” p 93)

He made many violent scenes and indeed, at the end of one tempestuous period … (“The verger” p 200)

They cannot afford to make them self-contradictory… (“a Friend in need” p 238)

it would only make things worse if I made a fuss… (“The colonel's lady” p 156)

. they'd made a mistake when they gave him St Peter's. (“The verger” p 213)

I suppose that's what makes it easier for me …. (“The social sense” p 205)

If their was the way he made his living, it must have been poor one… (“The man with the scar” p 92)

She looked at him with superior in her eyes… (“Gigolo and Gigolette” p 22)

a grasp of surprise was wrung from those indifferent soldiers who looked at her. (“The man with the scar” p 96)

. He looked at me with some kind and candid blue eyes of his. (“A friend in need” p 234)

He looked at his letters and then opening `the times”, began to read it. (“The colonel's lady” p 129)

I turned a little to look at Mary and she… turned too. (`The social sense” p 204)

it looks as if it were a marvelous likeness… (“The social sense” p 196)

he looked at her as if he hadn't looked at her for years… (“The colonel's lady” p 149)

.. he found a little shop to let him looked as though it would exactly suit him.. (“The verger” p 214)

Look here! (“The colonel's lady' p 140)

He came to see me in my office one day and asked me for a job… (“A friend in need” p 232)

When it came to the point I simply shouldn't have the heart to leave him (“The social sense” p 203)

He was coming to the conclusion that the young man was rather impertiment….(“The colonel's lady” p 144)

Presently he saw him walk across the chancel…and came down the aisle… (”The verger” p 206)

A woman came into the patio with quick steps … (“The man with the scar” p 95)

I'll come up to London with you, I you like…. ( “The colonel's lady” p 141)

I'd like you to come to that if you wouldn't mind … (“The colonel's lady” p 142)

but if you really want to come, I'll come…(“The colonel's lady” p 142)

Come back and see me in another 35 years (“a friend in need” p 232)

Come off it, George! (“The colonel's lady” p 137)

He wrote a wonderful review of Evie's book… (“The colonel's lady” p 137)

Do you know that for 20 years we've written to one another every day (“The social sense” p 205)

She wrote of the rapture of brief stolen moments… (“The colonel's lady” p 147)

Don't you ever want to write a letter? (“The verger” p 210)

I discovered to my astonishment that you can neither read nor write…(“The verger” p 211)

Is that your wife who's written a book?” (“The colonel's lady” p 135)

If my wife had written a book, I'd be the first to know about it, wouldn't I? (“The colonel's lady” p 136)

My wife is quite a scholar and if I want to write a letter, she writes it for me…(“The verger” p 211)

if at the end of that time you cannot read and write, I'm afraid you'll have to go… (“The verger” p 211)

Good God, man, what would you be now if you had been able to write? (“The verger” p 216)

Автор
Дата добавления 03.04.2016
Раздел Иностранные языки
Подраздел Научные работы
Просмотров3762
Номер материала ДБ-005549
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх