Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Иностранные языки / Другие методич. материалы / Курсовая работа на тему "Эквивалентность"
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • Иностранные языки

Курсовая работа на тему "Эквивалентность"

библиотека
материалов



Содержание


ВВЕДЕНИЕ


ГЛАВА 1.Общая характеристика эквивалентности


    1. Подходы к определению понятия «эквивалентность»


    1. Уровни и виды эквивалентности



    1. Выводы


глава 2.Исследование способов достижения оптимальной эквивалентности при переводе научно-технического текста к инструкциям


2.1. Особенности перевода научно-технических текстов


2.2. Инструкция как вид технического текста


2.3. Исследование эквивалентности на примере инструкции к комбайну


2.4. Выводы

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Библиографический список





Введение



Наша работа посвящена изучению способам достижения оптимальной эквивалентности при переводе научно-технического текста к инструкции швейной машины.

Перевод является одним из древнейших видов человеческой деятельности, это сложный и многогранный процесс. Обычно говорят о переводе «с одного языка на другой», но, в действительности, в процессе перевода происходит не просто замена одного языка другим. В переводе сталкиваются различные культуры и традиции, разные склады мышления, разные литературы, разные эпохи и разные уровни развития.

Задача любого перевода – это передать средствами другого языка целостно и точно содержание подлинника, сохранив его стилистические и экспрессивные особенности. Это требование относится как ко всему переводу данного текста, так и к отдельным его частям. Для определения степени общности содержания (смысловой близости) оригинала и перевода были введены понятия эквивалентности и адекватности.

Понятие эквивалентности раскрывает важнейшую особенность перевода и является одним из центральных понятий современного переводоведения.

В современном переводоведении существуют различные подходы к определению эквивалентности. Однако наиболее распространенной на сегодняшний момент можно назвать теорию уровней эквивалентности В.Н. Комиссарова, согласно которой в процессе перевода устанавливаются отношения эквивалентности между соответствующими уровнями оригинала и перевода.

Изучение уровней эквивалентности очень важно не только для теории, но и для практики перевода, т.к. позволяет определить, какую степень близости к оригиналу переводчик может достичь в каждом конкретном случае [1].

Объектом исследования является эквивалентность как одно их базовых и достаточно сложных понятий теории перевода.

Предмет курсовой работы определен как выявление способов достижения оптимальной эквивалентности при переводе инструкции.

Цель данного исследования является выявление способов оптимальной эквивалентности к инструкции. Поставленная цель обусловила решение следующих задач:

  1. Рассмотрение понятия «эквивалентность» в современного переводоведении;

  2. Исследование теорий уровней эквивалентности;

  3. Проанализировать способы достижения оптимальной эквивалентности на примере инструкции.

Материал исследования послужили предложения, взятые из инструкции.

Теоретической базой послужили труды ведущих отечественных и зарубежных учёных в разных областях знаний таких, как В. Н. Комиссаров, А.Д. Швейцер, Л.С. Бархударов, А.В. Федоров, Дж. Кэтфорд, В.C. Виноградов, Я.И. Рецкер, Г. Йегер, В. Коллер и др..

Методы исследования обусловлены целью и задачами исследования, среди которых методы сопоставительного анализа текстов оригинала и перевода, описания, контекстуальный метод, а также приемы статистической обработки и сплошной выборки.

Цели и задачи исследования определили структуру работы, которая состоит из введения, двух глав, заключения, библиографический список.

ГЛАВА 1.Общая характеристика эквивалентности



    1. Подходы к определению «эквивалентности»


Специфика перевода, отличающая его от всех других видов языкового посредничества, заключается в том, что он предназначен для полноправной замены оригинала и что рецепторы перевода считают его полностью тождественным исходному тексту. Вместе с тем, очевидно, что абсолютная тождественность перевода оригиналу недостижима и что это отнюдь не препятствует осуществлению межъязыковой коммуникации. Дело не только в неизбежных потерях при передаче особенностей поэтической формы, культурно-исторических ассоциаций, специфических реалий и других тонкостей художественного изложения, но и в несовпадении отдельных элементов смысла в переводах самых элементарных высказываний.

Вследствие отсутствия тождества отношение между содержанием оригинала и перевода был введен термин «эквивалентность», обозначающий общность содержания, т.е. смысловую близость оригинала и перевода.
Поскольку важность максимального совпадения между этими текстами представляется очевидной, эквивалентность обычно рассматривается как основной признак и условие существования перевода. Из этого вытекает три следствия.

Во-первых, условие эквивалентности должно включаться в само определение перевода. Так, английский переводовед Дж. Кэтфорд определяет перевод как «замену текстового материала на одном языке эквивалентным текстовым материалом на другом языке». Также американский исследователь Ю.Найда утверждает, что перевод заключается в создании на языке перевода «ближайшего естественного эквивалента» оригиналу.

Во-вторых, понятие «эквивалентность» приобретает оценочный характер: «хорошим», или «правильным», переводом признается только эквивалентный перевод.

В-третьих, поскольку эквивалентность является условием перевода, задача заключается в том, чтобы определить это условие, указав, в чем заключается переводческая эквивалентность, что должно быть обязательно сохранено при переводе.

В поиске ответа на последний вопрос в современном переводоведении можно обнаружить три основных подхода к определению понятия «эквивалент».

До последнего времени в переводоведении ведущее место принадлежало лингвистическим теориям перевода, в которых доминирует традиционное представление о том, что главную роль в переводе играют языки. При таком подходе задачи переводчика могут быть сведены к максимально точной передачи текста оригинала языком перевода в его полном объёме. Некоторые определения перевода фактически подменяют эквивалентность тождественностью, утверждая, что перевод должен полностью сохранять содержание оригинала. А.В. Федоров, например, используя вместо «эквивалентности» термин «полноценность», говорит, что эта полноценность включает «исчерпывающую передачу смыслового содержания подлинника». Однако этот тезис не находит подтверждения в наблюдаемых фактах, и его сторонники вынуждены прибегать к многочисленным оговоркам, которые фактически противоречат исходному определению. Так, Л.С. Бархударов оговаривает, что о неизменности «можно говорить лишь в относительном смысле», что «при переводе неизбежны потери, т. е. имеет место неполная передача значений, выражаемых текстом подлинника». Отсюда Л.С.Бархударов делает закономерный вывод, что «текст перевода никогда не может быть полным и абсолютным эквивалентом текста подлинника», однако остается непонятно, как это совместить с тем, что «неизменность плана содержания» была указана в качестве единственного определяющего признака перевода.

Такой подход к переводу дал основания для появления так называемой теории непереводимости, согласно которой перевод вообще невозможен. Безусловно, уникальность словарного состава и грамматического строя каждого языка, не говоря уже о различии культур, позволяет утверждать, что полное тождество текстов оригинала и перевода в принципе, невозможно. Однако, утверждение о том, что невозможен и сам перевод, весьма спорно.

Второй подход к решению проблемы переводческой эквивалентности заключается в попытке обнаружить в содержании оригинала какую-то инвариантную часть, сохранение которой необходимо и достаточно для достижения эквивалентности перевода. Наиболее часто на роль такого инварианта предлагается либо функция текста оригинала, либо описываемая в этом тексте ситуация. Иными словам если перевод может выполнить ту же функцию или описывает ту же самую реальность, то он эквивалентен. Однако, какая бы часть содержания оригинала ни избиралась в качестве основы для достижения эквивалентности, всегда обнаруживается множество реально выполненных и обеспечивающих межъязыковую коммуникацию переводов, в которых данная часть исходной информации не сохранена. И, наоборот, существуют переводы, где она сохранена, однако, они не способны выполнять свою функцию в качестве эквивалентных оригиналу. В таких случаях мы оказываемся перед неприятным выбором: либо отказать подобным переводам в праве быть переводами, либо признать, что инвариантность данной части содержания не является обязательным признаком перевода.

Третий подход к определению переводческой эквивалентности можно назвать эмпирическим, он представлен в работах В.Н. Комиссарова. Суть его заключается в том, чтобы не пытаться решать, в чем должна состоять общность перевода и оригинала, а сопоставить большое число реально выполненных переводов с их оригиналами и выяснить, на чем основывается их эквивалентность. Проделав такой эксперимент, Комиссаров сделал вывод о том, что степень смысловой близости к оригиналу у разных переводов неодинакова, и их эквивалентность основывается на сохранении разных частей содержания оригинала [2].

.


    1. Уровни и виды эквивалентности


Какими бы противоречивыми ни были требования, предъявляемые к переводу, нельзя не признать, что перевод является целенаправленной деятельностью, отвечающей определенным оценочным критериям. Одним из требований, издавна выдвигаемых теорией и практикой переводческой деятельности, является требование эквивалентности текстов — исходного и конечного. Эквивалентности придавалось решающее значение в теоретическом описании перевода и выявлении его сущности.

Подобно тому как различные определения перевода соответствовали различным этапам развития науки о переводе, различные понимания эквивалентности отражали эволюции взглядов на сущность перевода. Так, в теории закономерных соответствий, заслуга разработок которой принадлежит одному из пионеров лингвистического переводоведения в нашей стране, Я.И. Рецкеру, понятие эквивалентности распространялось лишь на отношения между микроединицами текста, но не на межтекстовые отношения. При этом эквивалент понимался как постоянное равнозначное соответствие, как правило не зависящее от контекста [4: 10].

Думается, что такое узкое понимание эквивалента объясняется местом этой категории в используемой в теории закономерных соответствий системе понятий. Ведь родовым понятием в этой системе является "соответствие", а видовыми — "эквивалент" и "вариантное соответствие", устанавливаемое между словами в том случае, когда в языке перевода существует несколько слов для передачи одного и того же значения исходного слова. Так, к эквивалентам относятся doctrinarianism 'доктринерство', dodder (бот.) 'повилика', dodman (диал.)'улитка', dog-bee (энт.) 'трутень', dog-bolt (тех.) 'откидной болт', dog- collar 'ошейник'. Приведенные соответствия относятся к категории полных эквивалентов, поскольку они охватывают полностью значение данного слова, а не одно из его значений. Слово shadow имеет частичный эквивалент 'тень', соответствующий его основному значению (побочным значениям соответствуют рус. 'полумрак' и'призрак'). Когда слово многозначно, как, например, существительное pin, и даже в технике имеет ряд значений: 'палец', 'штифт', 'шпилька','шплинт' и другой ряд специальных значений: 'шкворень', 'ось', 'цапфа','шейка', то ни одно из них, по мнению Я.И. Рецкера, нельзя считать эквивалентным. Это — вариантные соответствия [4:11—12]. Разумеется, каждый автор имеет право употреблять тот или иной термин в соответствии с используемым им понятийным аппаратом, и, хотя в переводческой литературе доминирует более широкое толкование понятий "эквивалент" и "эквивалентность", в эти термины можно вкладывать и иной смысл. Однако обращает на себя внимание другое обстоятельство. Разграничение понятий "эквивалент" и "вариантное соответствие" продиктовано, по-видимому, не столько переводческими, сколько лексикографическими соображениями.

Коммуникативная эквивалентность (именуемая также текстовой и переводческой эквивалентностью) определяется Г. Йегером как отношение между текстами, существующее в тех случаях, когда оба текста совпадают по своей коммуникативной ценности, или, иными словами, способны вызвать одинаковый коммуникативный эффект. Последний понимается как передача адресату определенного мыслительного содержания. Иными словами, коммуникативная эквивалентность — это отношение между текстом на исходном языке и текстом на языке перевода, которое возникает в тех случаях, когда при переходе от оригинала к конечному тексту сохраняется или остается инвариантной изначальная коммуникативная ценность текста [5: 87].

Определение Г. Йегера ценно прежде всего тем, что оно в полной мере включает в рассмотрение такую важную для перевода категорию, как текст. Автор определения правильно обращает внимание на связь таких понятий, как "эквивалент" и "инвариант". Именно инвариантность определенных свойств оригинала (в данном случае его "коммуникативной ценности") обеспечивает эквивалентность конечного текста исходному.

Выше, рассматривая различное понимание сущности перевода, мы упрекали Г. Йегера в максимализме ввиду того, что он рассматривал полное сохранение коммуникативной ценности оригинала в качестве онтологической характеристики перевода. Что же касается предлагаемого им определения эквивалентности, то оно, на наш взгляд, может считаться вполне оправданным с той, разумеется, существенной оговоркой, что речь идет не об усредненной характеристике реальной переводческой практики, а о ее идеальном эталоне. Этот вопрос будет подробнее рассмотрен ниже, в разделе "Эквивалентность и адекватность".

Вид эквивалентности уточняется путем указания на те аспекты, в которых применяется это нормативное понятие. Иными словами, речь идет о тех конкретных свойствах оригинала, которые должны быть сохранены в процессе перевода. В. Коллер различает следующие пять видов эквивалентности:

1) денотативную, предусматривающую сохранение предметного содержания текста (в переводческой литературе оно именуется "содержательной инвариантностью" или "инвариантностью плана содержания";

2) коннотативную, предусматривающую передачу коннотаций текста путем целенаправленного выбора синонимичных языковых средств (в переводоведческой литературе обычно относится к стилистической эквивалентности);

3)текстуально-нормативную (textnormative Äquivalenz), ориентированную на жанровые признаки текста, на речевые и языковые нормы (в переводческой литературе также часто фигурирует под рубрикой "стилистической эквивалентности");

4) прагматическую, предусматривающую определенную установку на получателя (в переводоведческой литературе также именуется "коммуникативной эквивалентностью");

5) формальную, ориентированную на передачу художественно-эстетических, каламбурных, индивидуализирующих и других формальных признаков оригинала [6: 186—191].

Достоинством релятивистского подхода к эквивалентности является, на наш взгляд, то, что он учитывает многомерность и многогранность процесса перевода. В. Коллер прав, отмечая, что эквивалентность является нормативным, а не дескриптивным понятием. В приводимом им перечне видов эквивалентности находят свое отражение нормативные требования, предъявляемые к переводу. Некоторые из этих требований частично противоречат друг другу. В них проявляются рассмотренные выше "парадоксы перевода".

Cоотношение между различными требованиями, предъявляемыми к переводу, является переменной величиной. Однако думается, что требование коммуникативно-прагматической эквивалентности при всех условиях остается главнейшим, ибо именно это требование, предусматривающее передачу коммуникативного эффекта исходного текста, подразумевает определение того его аспекта или компонента, который является ведущим в условиях данного коммуникативного акта. Иными словами, именно эта эквивалентность задает соотношение между остальными видами эквивалентности — денотативной, коннотативной, текстуально-нормативной и формальной.

Это положение вполне согласуется с выдвинутым нами ранее положением о функциональном инварианте перевода, определяемом функциональными доминантами текста и их конфигурацией, и охватывающем как те случаи, когда первостепенное значение приобретает требование денотативной эквивалентности, так и те, когда коммуникативная установка речевого акта выдвигает на первое место другие функциональные характеристики переводимого текста [7: 68—70].

В отличие от В. Коллера В.Н. Комиссаров различает следующие уровни (типы) эквивалентности, понимаемой как разные степени смысловой общности между переводом и оригиналом: 1) цели коммуникации, 2) идентификации ситуации, 3) "способа описания ситуаций", 4) значения синтаксических структур и 5) словесных знаков [8: 59—100].

Если у В. Коллера все виды эквивалентности выстраиваются в одной плоскости, то у В.Н. Комиссарова они образуют иерархическую структуру, хотя характер иерархии не вполне ясен. По мнению автора, предложенная им ранее иерархическая модель эквивалентности была упрощенной. "Очевидно, что здесь мы имеем дело с иным типом иерархии, компоненты которой не организуются в многоярусную систему, где единицы каждого уровня включают в себя единицы уровня нижеследующего" [8:100].

Наименьшей степенью смысловой общности характеризуются отношения между оригиналом и переводом на уровне цели коммуникации. Сюда относятся такие случаи, как: Maybe there is some chemistry between us doesn't mix 'Бывает, что люди не сходятся характерами'.

Второй тип эквивалентности (на уровне идентификации ситуации) отличается от первого тем, что здесь сохраняется дополнительная часть содержания оригинала, указывающая, о чем сообщается в исходном высказывании. Иными словами, в тексте отражается та же предметная ситуация, хотя и изменяется способ ее описания: Не answered the telephone 'Он снял трубку'.

Третий тип эквивалентности (уровень "способа описания ситуации") характеризуется сохранением в переводе общих понятий, с помощью которых описывается ситуация ("способа описания ситуации"): Scrubbing makes me bad-tempered 'От мытья полов у меня характер портится'.

В четвертом типе эквивалентности (уровень синтаксических значений) к указанным выше чертам общности добавляется еще одна — инвариантность синтаксических структур оригинала и перевода: I told him what I thought of him 'Я сказал ему свое мнение о нем'. Думается, что этот тип охарактеризован не вполне точно: речь здесь может идти не об инвариантности, а лишь о сходстве синтаксических структур (ср. структуру сложного предложения в оригинале и простого — в переводе).

Наконец, к пятому типу эквивалентности (на уровне словесных знаков) относятся те случаи, когда в переводе сохраняются все основные части содержания оригинала. Сюда относятся такие случаи, как: I saw him at the theatre 'Я видел его в театре'.

Преимуществом концепции В.Н. Комиссарова по сравнению с изложенной выше концепцией В. Коллера является то, что здесь в понятие эквивалентности вкладывается достаточно определенное содержание. В качестве обязательного условия эквивалентности постулируется "сохранение доминантной функции высказывания" [8: 71], что вполне соответствует выдвинутому нами положению о функциональном инварианте перевода, опирающемся на функциональные доминанты текста. В.Н. Комиссаров, безусловно, прав, отмечая ведущую роль цели коммуникации в установлении эквивалентных отношений между оригиналом и переводом. Поскольку цель коммуникации относится к категории прагматических факторов, это равноценно признанию главенствующего положения прагматической эквивалентности в иерархии требований, предъявляемых к переводу. Единственное различие между этим положением и тем, которое было нами изложено выше, сводится к тому, что у нас речь идет о "коммуникативном эффекте", а у В.Н. Комиссарова — о цели коммуникации. Однако указанное различие несущественно, так как это — соотносительные понятия (для того, чтобы состоялась коммуникация, эффект должен соответствовать цели).

В нашем исследовании мы придерживаемся уровнями эквивалентности В.Н.Комиссарова: 1) цели коммуникации, 2) идентификации ситуации, 3) "способа описания ситуаций", 4) значения синтаксических структур и 5) словесных знаков.

Менее обоснованным представляется утверждение о том, что различие между типами эквивалентности сводится к степени общности содержания оригинала и перевода. Например, различие между третьим и четвертым типами эквивалентности отнюдь не затрагивает их содержания, а касается лишь их синтаксической формы. Четвертый тип характеризуется большей степенью синтаксического (но не семантического) сходства, чем третий. То же самое относится и к различию между пятым типом и, скажем, четвертым и третьим. Различие здесь также характеризуется степенью формального (но не смыслового) сходства. Поэтому нет достаточно убедительных оснований утверждать, что лишь пятый тип эквивалентности обеспечивает "наибольшую степень смысловой общности, которая только может существовать между текстами на разных языках" [8: 95].

При формальной эквивалентности наблюдается подобие слов и форм при подобии значений. Различия средств выражения проявляются лишь в общих структурных различиях двух языков (наличие артикля во французском языке при отсутствии падежных форм и др.). При смысловой эквивалентности совокупность сем, составляющих общий смысл обеих фаз, одинакова. Варьируются лишь языковые формы их выражения (способ движения по воздуху в русской фразе выражается корнем глагола (-лет), а во французской — существительным с предлогом — par avion). При ситуационной эквивалентности различия в наборе сем, описывающих одну и ту же ситуацию, проявляются в том, что в русском высказывании присутствуют семы удаления, способа передвижения, прош. времени, а во французском — приближения, наст, времени действия.

На синтаксическом уровне имеют место субституции типа: The sun disappeared behind a cloud — Солнце скрылось за тучей; Результаты были катастрофическими — The results were disastrous. B этом случае переводческая операция может быть описана как замена одних знаков (единиц) другими с сохранением синтаксического инварианта.

Прагматический фактор (установка на получателя) побудил переводчицу Е.Д. Калашникову пойти на известные семантические сдвиги. Исторический ляпсус в оригинале (какие другие цари могли быть в России в период правления Ивана Грозного?) исправлен в переводе [4: 36—37]. Если трансформации, соответствующие семантическому уровню, сравнительно легко укладываются в определенные модели (здесь мы находим семантические сдвиги описанных выше типов), то на прагматическом уровне встречаются трансформации, которые не сводятся к единой модели (опущение, добавление, полное перефразирование и др.). Ср. следующие примеры: Остается две недели шоппинга... "Шоппинг" — значит ходить по магазинам, прицениваться, делать покупки. До сих пор политический шоппинг был удачнее для республиканцев — The shopping season will last two weeks. As to political shopping, so far it has favoured the Republicans; "Ничего, до свадьбы заживет" As the Russian saying goes, "it will heal in time for the wedding"; Many happy returns of the day С днем рождения вас. В первом примере переводчик опускает фразу, избыточную с точки зрения англоязычного получателя ("Шоппинг"— значит ходить по магазинам...), во втором — добавляет существенное для него уточнение (as the Russian saying goes...) , в третьем — полностью изменяет смысловую структуру фразы, исходя из коммуникативной цели высказывания.

Таким образом, прагматический уровень, охватывающий такие жизненно важные для коммуникации факторы, как коммуникативная интенция, коммуникативный эффект, установка на адресата, управляет другими уровнями. Прагматическая эквивалентность является неотъемлемой частью эквивалентности вообще и наслаивается на все другие уровни и виды эквивалентности.

Сказанное приближает нас к более углубленному и разностороннему пониманию эквивалентности как общей переводоведческой категории. Между коммуникативной эквивалентностью, опирающейся на инвариантный коммуникативный эффект, и функциональной эквивалентностью, предполагающей инвариантность функциональных доминант текста, существует тесная взаимосвязь. Думается, что, предварительно уточнив различные виды функциональной эквивалентности, мы можем пересмотреть категорию коммуникативной эквивалентности, конкретизировав тот смысл, который вкладывается в понятие коммуникативного эффекта. Это понятие является одним из элементов следующей триады: 1) коммуникативная интенция (цель коммуникации), 2) функциональные параметры текста и 3) коммуникативный эффект. Эти три категории соотносятся с тремя компонентами коммуникативного акта: 1) отправителем, 2) текстом и 3) получателем. Исходя из цели коммуникации, отправитель создает текст, отвечающий определенным функциональным параметрам (референтному, экспрессивному и др.) и вызывающий у получателя определенный коммуникативный эффект, соответствующий данной коммуникативной цели. Иными словами, коммуникативный эффект — это результат коммуникативного акта, соответствующий его цели. Этим результатом может быть понимание содержательной информации, восприятие эмотивных, экспрессивных, волеизъявительных и других аспектов текстов. Без соответствия между коммуникативной интенцией и коммуникативным эффектом не может быть общения. Сказанное в полной мере относится к переводу.[9]



    1. Выводы


Понятие эквивалентности раскрывает важнейшую особенность перевода и является одним из центральных понятий современного переводоведения.

Вследствие отсутствия тождества отношение между содержанием оригинала и перевода был введен термин «эквивалентность», обозначающий общность содержания, т.е. смысловую близость оригинала и перевода.
Поскольку важность максимального совпадения между этими текстами представляется очевидной, эквивалентность обычно рассматривается как основной признак и условие существования перевода. Из этого вытекает три следствия.

Во-первых, условие эквивалентности должно включаться в само определение перевода. Так, английский переводовед Дж. Кэтфорд определяет перевод как «замену текстового материала на одном языке эквивалентным текстовым материалом на другом языке». Также американский исследователь Ю.Найда утверждает, что перевод заключается в создании на языке перевода «ближайшего естественного эквивалента» оригиналу.

Во-вторых, понятие «эквивалентность» приобретает оценочный характер: «хорошим», или «правильным», переводом признается только эквивалентный перевод.

В-третьих, поскольку эквивалентность является условием перевода, задача заключается в том, чтобы определить это условие, указав, в чем заключается переводческая эквивалентность, что должно быть обязательно сохранено при переводе.

В нашей работе мы рассмотрели уровни эквивалентности В.Н.Коммисарова.

В.Н.Коммисаров выделил 5 уровней эквивалентности: уровень цели коммуникации, идентификации ситуации, уровень "способа описания ситуации", синтаксических значений, словесных знаков.






глава 2.Исследование способов достижения оптимальной эквивалентности при переводе научно-технического текста к инструкции


2.1 Особенности перевода научно-технических текстов


Основная функция научно-технической литературы - информационная. Экстралингвистические особенности текстов научно-технической литературы.

• Отвлеченность и строгая логичность изложения;

• информативность;
• монологичный тип речи;

• объективность  изложения  материала  (аргументация,  мотивированность);

• ориентация на логическое восприятие (а не на чувственное).

Жанры:

• собственно научные тексты:

• академические — инструктивные (монография, программа, книга, статья, диссертация, доклад);

• учебные — справочные (учебник, учебное пособие, реферат, автореферат);

• информационные (тезисы, словарь, обзор);

• чисто технические — техническое описание, аннотация, инструкция, патент.

Классификация научно-технических текстов (по Кедрову):

• философские науки (логика, диалектика);

• естественные, технические науки (физика, химия, биология, геология, медицина);

• социальные науки (история, археология, этнография, география);
• науки о базисе и надстройке (политическая экономика, государство и право, искусствоведение, языкознание, психология, педагогика).

Источники возникновения научно-технической терминологии:

• заимствованные из других языков или искусственно созданные учеными на базе латинского и греческого языков; например: paraffin – parum affines – мало соприкасающиеся с   другими   веществами; hemoglobin – hemo (кровь) + globus (шар).

• общие литературные английские слова, употребляемые в специальном значении. Например: jacket – технический кожух, load – заряжать.

Характеристики научно-технических текстов:

• терминологичности:
• общетехническая (display);

• межотраслевая (rocket – авиация: воздушная яма; военное дело: окружение; радиотехника: мертвая зона; геология: гнездо месторождения; электротехника: кабельный канал);

• узкоспециальная (disulphonate);

• преобладание местоимения we в английском языке, а в русском безличного предложения (we know – известно, что...);

• будущее время для выражения обычного действия на русский язык переводится настоящим временем (fragment will be seen in center);

• частое употребление страдательного залога;

• сокращения, которые при переводе должны расшифровываться и даваться в полном значении (b.p. – boiling point – точка кипения);

• некоторые слова и выражения в англ. яз. содержат чуждые русск. яз. образ.

При переводе этот образ должен заменяться аналогом, более привычному русскому языку (dozens – десятки, а не дюжины);

• Употребление составных предлогов throughout, within, in accordance with;

• употребление слов романского происхождения (makemanufacture);

• наличие атрибутивных комплексов Direct current.;

• развернутые синтаксические структуры в английском языке.

В переводе на русский постоянны и закономерны значительные отступления от грамматической, в частности синтаксической, структуры подлинника в соответствии с нормами русского языка. Стиль изложения может меняться, переходя от строго выдержанного объективного тона, от сообщений и обобщений фактов, не вызывающих никаких эмоциональных оценок[12].


2.2. Инструкция как вид технического текста


Что­бы описать характерные признаки инструкций, не будем привлекать все подвиды, а воспользуемся удобной упрощенной классификацией:

1. Потребительская инструкция к товарам (инструкция к телевизо­ру, к велосипеду, к детскому питанию и мн. др.).

2. Аннотация к медикаментам.

3. Ведомственная инструкция (правила заполнения документов и

правила поведения клиентов: таможенная декларация, пожарная инст­рукция и др.)

4. Должностная инструкция (правила поведения работника в данной должности).

Основное предназначение инструкции: сообщить значимые объек­тивные сведения и предписать связанные с ними необходимые дейст­вия, регламентировать действия человека. Значит, коммуникативное задание, которое несет текст инструкции, - сообщение сведений и предписание действий. В связи с этим заданием выработалась опти­мальная система языковых средств, оформляющих текст инструкции, и, чтобы в них разобраться, привлечем нашу обычную схему анализа.

Самое основное в инструкции- это то для кого она предназначена, тоесть ее реципиент. Реципиентные инструкции могут быть различные.

Текст инструкции никогда не имеет подписи автора - зато всегда указана фирма-изготовитель товара, министерство или ведомство. Эти инстанции и являются фактическим источником инструкции, но поро­ждают они ее по строгим правилам речевого жанра, регламентирован­ным иногда даже специальными правовыми документами. В стройной системе: законы - подзаконные акты - инструкции - последняя сту­пенька налаживает самый прямой и конкретный контакт с гражданами и языковые средства, доступные каждому гражданину, его надежно обеспечивают.

В информационном составе инструкции когнитивная информация занимает ведущее место. Это все сведения о том, как функционирует прибор, из чего состоит продукт, для чего служит лекарство, чем зани­мается фирма и т. д. Здесь встречаются соответствующие термины из различных областей знаний (технические, медицинские, экономиче­ские), а также специальная лексика из разных сфер деятельности (поч­товая, таможенная, спортивная и др.) По сути дела, к разряду когни­тивной относится вся предписывающая информация: она не вызывает эмоций, ее просто нужно принять к сведению. Этому соответствуют языковые средства: в текстах инструкций много императивных струк­тур, отражающих разную степень императивности (от «Настоятельно советуем...» до «Не прикасаться!»)', при этом частотность определен­ных средств императивности зависит от традиций жанра инструкций в каждой стране (например, немецкие инструкции выражают императив­ность в целом более интенсивно, чем русские). Эмоциональность кос­венно передается структурой императива; эмоционально окрашенная лексика в инструкциях не встречается, синтаксическая эмфаза - тоже. По сути дела, инструкции дают человеку четкие распоряжения и пред­писания, действуя не на его эмоции, а на его рассудок. Этот очень важ­ный момент ставит переводчика в весьма ограниченные рамки при по­иске средств перевода.

Средства увеличения плотности информации в инструкции пред­ставлены неравномерно. В разделах, связанных с использованием спе­циальной терминологии (например, в техническом описании прибора), могут использоваться терминологические сокращения - прежде всего это обозначения единиц-мер (скорость, теплопроводность, напряжение и т. п.). В целом же в тексте инструкции встречаются лишь общеязыко­вые лексические сокращения («и т.д.», «и др.»), синтаксических средств компрессии не отмечается. Это, по-видимому, связано с тем, что основная задача инструкции - донести фактическую и предписы­вающую информацию до реципиента полно и недвусмысленно.

Как и в других текстах, где доминирует когнитивная информация, в инструкции фоном, на котором выступают термины и специальная те­матическая лексика, является письменная литературная норма, причем применяется ее консервативный вариант, с целым рядом устарев­ших оборотов речи.

При сугубой конкретности содержания инструкции свойственны некоторые черты, свидетельствующие об обобщенности содержания. Так, в них отмечается повышенная номинативность (русский пример: из двух вариантов - «если есть» и «при наличии» инструкция обязательно выберет второй)[3:117].



2.3.Исследование эквивалентности на примере

инструкции к кухонному комбайну


Основными чертами инструкции как жанра официально-делового стиля является точность и ясность изложения, которые проявляются в отборе языковых средств и оформлении текста инструкции.

В нашем исследовании мы брали уровни эквивалентности В.Н.Комиссарова, и определяли какой уровень четко выражен в выбранном примере. Мы провели анализ инструкции Braun CombiMax 650/600. - Braun, 2006. - 96 с. и взяли для примеров предложения из вводной и основной частей, так как там наиболее выражены уровни эквивалентности. Инструкция на английском языке и присутствовал перевод к ней. Наш анализ состоял в том, что мы сопоставляли эти два текста. В некоторых случаях мы выполняли свой перевод [11].

Braun CombiMax 650/600. - Braun, 2006. - 96 с

Оригинал: Our products are engineered to meet the highest standards of quality, functionality and design. We hope you thoroughly enjoy your new Braun appliance.

Перевод: Наши изделия спроектированы и изготовлены по высочайшим требованиям качества, функциональности и дизайна. Мы надеемся, что Вы будете неизменно довольны своим новым изделием от фирмы Braun.

Эквивалентность: Эквивалентность на уровне высказывания. Сохранение в переводе цели коммуникации и идентификации той же ситуации, что и в оригинале.


Оригинал:Recommended speed ranges for individual attachments

Перевод: Рекомендованные диапазоны скоростей для индивидуальных приспособлений

Оригинал:Attaching the food processor bowl 6 and the lid 7

Перевод: Установка большой емкости 6 и крышки 7

Оригинал:Removing the food processor bowl and the lid

Перевод: Снятие большой емкости и крышки

Оригинал: Kneading

Перевод: Замешивание

Оригинал: Mixing

Перевод: Перемешивание

Эквивалентность: Все вышеперечисленные примеры относятся к 5 уровню эквивалентности по Комиссарову. Эквивалентность на уровне языковых знаков. Перевод наиболее соответствует оригиналу.


Оригинал: Slicing, shredding, grating

Перевод: Нарезание ломтиков и стружки, терка

Эквивалентность: Этот пример относится к 3 уровень эквивалентности- на уровне высказывания. Идет нарушение структурной эквивалентности.


Оригинал: Fine slicing insert

Перевод: насадка для нарезания мелких ломтиков.

Эквивалентность: 4 уровень- на уровне сообщения. Значительный, хотя и неполный параллелизм лексического состава - для большинства слов оригинала можно отыскать соответствующие слова в переводе с близким содержание.

В данном случае переводчик использовал для перевода синонимический ряд слов, однако нарушил узус сочетаемости мелкие кубики и тонкие ломтики. Хотя прилагательное fine может переводиться на русский язык как - 1. тонкий, утонченный; и как 2. мелкий, здесь имеется в виду именно насадка для тонких ломтиков, это становится ясно при обращении к прилагаемому чертежу.

Следующую насадку coarse slicing insert переводчик также переводит с помощью аналогов. И, несмотря на то, что в словаре слово coarse переводится как грубый, крупный (состоящий из относительно крупных частичек), он дает правильный эквивалент насадка для нарезания крупных ломтиков.



Оригинал: Fine shredding insert/ coarse shredding insert

Перевод: Насадка для нарезания мелкой и крупной стружки.

Эквивалентность: 5 уровень- на уровне языковых знаков. Высокая степень параллелизма в структурной организации текста, сохранение в переводе всех основных частей содержания оригинала.

Во-первых, словосочетание нарезание стружки не является узуальным для русского языка. Во-вторых, перевод с помощью аналогов слова shredding как стружка не является уместным, так как у этого слова существует закрепленный в словаре эквивалент шинкование, которое представляется наиболее адекватным в данной предметной области. Один из возможных вариантов перевода: насадка для мелкой шинковки и насадка для крупной шинковки. Далее по тексту в разделе «Порядок работы» уместно пояснить, что насадка для мелкой шинковки идеально подходит, например, для приготовления морковки по-корейски.


Оригинал: Plastic or metal kneading hook

Перевод: Пластиковая или металлическая насадка для замешивания

В данном примере переводчик отказался от буквального и описательного перевода и применил прием генерализации для снижения степени терминологичности, найдя тем самым наиболее адекватный эквивалент слову hook - насадка. Если обратится к чертежам, то использование в оригинале слова hook вполне обоснованно. Данная насадка представляет собой две лопасти, концы которых загнуты немного вверх, то есть напоминают крюк. Однако описание насадки является в данном контексте излишней информацией, так как потребитель всегда может обратиться для этого к чертежам.

Далее по тексту снова встречается термин kneading hook, который переводчик в этом случае перевел как месильный крюк, используя буквальный перевод. Тем самым он нарушил единство терминологии, что недопустимо в тексте инструкции.

Эквивалентность: 1 уровень- на уровне цели коммуникации. Несопоставимость лексического состава и синтаксической организации. Наименьшая общность содержания оригинала и перевода.


Оригинал: French-fries system

Перевод:Система, измельчающая продукты, предназначенных для обжаривания.

Эквивалентность: 1 уровень- на уровне цели коммуникации. Несопоставимость лексического состава и синтаксической организации. Наименьшая общность содержания оригинала и перевода.

Данный перевод не является адекватным, ввиду того, что использованный переводчиком прием генерализации неверно передает предназначение данной насадки. Эта насадка используется исключительно для приготовления картофеля фри, так как никакие другие продукты не режут соломкой для обжарки. Словарь дает единственное определение для french-fries - картофель фри. Слово система в данном случае также можно заменить термином насадка для сохранения единства терминологии.


Оригинал:Make sure that your voltage corresponds to the voltage printed on the bottom of the appliance. Connect to alternating current only.

Перевод: Убедитесь в том, что напряжение Вашей сети соответствует напряжению, указанному на дне комбайна.

Эквивалентность: 4 уровень- на уровне сообщения. Использование аналогичных структур с изменением порядка слов, использование аналогичных структур с изменением типа связи между ними.

В данном случае напряжение и вид тока - это характеристики бытовой электросети, поэтому при переводе необходимо использовать пояснение. Так, слова voltage переводчик передает с помощью словосочетания напряжение сети, тем самым, уточняя, о каком напряжении идет речь. В случае с alternating current переводчик, видимо, желая избежать повтора, не стал дополнять перевод оригинала. Этим же обоснованно замена слова connect выражение следует использовать.


Оригинал: Do not use any parts in the microwave oven.

Перевод: Ни одна из деталей комбайна не может быть использована в микроволновой печи.

Эквивалентность: 4 уровень- на уровне сообщения. Использование синонимичных структур, связанных отношениями прямой или обратной трансформации, использование аналогичных структур с изменением порядка слов, использование аналогичных структур с изменением типа связи между ними.

При переводе степень императивности была значительно снижена за счет использования модального глагола может. Более точно и полно смысл оригинала передает другой наиболее эквивалентный перевод: Детали прибора не предназначены для использования в микроволновых печах.


Оригинал:Put the attachment needed (see instructions for each of the attachments) onto the drive shaft of the bowl and push it down as far as it will go.

Перевод: Установите необходимое приспособление (см. инструкцию для каждого приспособления) на приводной вал емкости и нажмите на него вниз до тех пор, пока оно не достигнет крайнего нижнего положения.

Эквивалентность: 2 уровень- на уровне описания ситуации. Несопоставимость лексического состава и синтаксической организации, невозможность связать лексику и структуру оригинала и перевода отношениями семантического перефразирования или синтаксической трансформации, сохранение в переводе цели коммуникации.

Перевод attachment как приспособление является буквальным и в данном случае уместнее использовать синонимический перевод и заменить слово приспособление термином насадка.


Оригинал:Note: Before using the food processor for the first time, clean all parts as described under «Cleaning».

Перевод: Примечание: В первый раз перед тем, как пользоваться устройством для приготовления пищи, следует промыть все детали, руководствуясь изложенным в разделе «Чистка».

Эквивалентность: 3 уровень- на уровне высказывания. Невозможность связать структуры оригинала и перевода отношениями синтаксической трансформации, сохранение в переводе цели коммуникации и идентификации той же ситуации, что и в оригинале.

В разделе под заголовком NOTE содержится дополнительная информация, имеющая немаловажное значение, следовательно, в данном случае перевод NOTE как ПРИМЕЧАНИЕ можно признать адекватным.

В связи с более номинативным характером изложения русскоязычных инструкциях при переводе рекомендуется заменять причастный оборот «before + Participle I» на обстоятельство времени, выраженное словосочетанием «предлог + существительное»:

Наиболее эквивалентный перевод: Перед первым использованием прибора следует очистить все его детали (см. раздел «Очистка»).


Оригинал:The pulse mode «* pulse» is activated by pressing the blue knob on the motor switch 4 with switch setting «off/0».

Перевод: Импульсный режим «* pulse» может быть активизирован нажатием синей кнопки на выключателе мотора 4, когда выключатель находится в положении «off/0».

Эквивалентность: 1 уровень- на уровне цели коммуникации. Несопоставимость лексического состава и синтаксической организаци, отсутствие реальных или прямых логических связей между сообщениями в оригинале и переводе, которые позволили бы утверждать, что в обоих случаях «сообщается об одном и том же».

Пассивный залог в данном примере уместнее передать словосочетанием «предлог + существительное»:

Наиболее эквивалентный перевод: Для запуска импульсного режима «* pulse» нажмите на синюю кнопку, расположенную на выключателе мотор 4, при этом выключатель должен быть переведен в положение «off/0».


Оригинал:For best results, we recommend using the kneading hook which is specially designed for making yeast dough, pasta and pastries.

Перевод:Чтобы получить хорошие результаты, мы рекомендуем пользоваться насадкой для замешивания, которая специально спроектирована для дрожжевого теста, сдобного теста и мучных кондитерских изделий.

Эквивалентность : 5 уровень- на уровне языковых знаков. Высокая степень параллелизма в структурной организации текста,максимальная соотнесённость лексического состава: в переводе можно указать соответствия всем знаменательным словам оригинала, сохранение в переводе всех основных частей содержания оригинала [12,13].


Исследование эквивалентности в инструкции

Таблица.1

п\п

Эквивалентность

Количество примеров

1.

Эквивалентность на уровне цели коммуникации

3

2.

Эквивалентность на уровне описания ситуации

1

3.

Эквивалентность на уровне высказывания

3

4.

Эквивалентность на уровне сообщения

3

5.

Эквивалентность на уровне языковых знаков

7


Всего мы отобрали 17 примеров. Мы их классифицировали по типам эквивалентности В.Н. Комиссарова: 1-на уровне цели коммуникации, 2- ситуации, 3- высказывания, 4- сообщения, 5- языковых знаков. Итак, наше исследование показало, что в инструкции чаще всего употребляются эквивалентность на уровне языковых знаков,всего таких примеров 7, в таких примерах: высокая степень параллелизма в структурной организации текста, сохранение в переводе всех основных частей содержания оригинала, максимальная соотнесённость лексического состава. Реже всего на уровне ситуации -1, в данных примерах: Несопоставимость лексического состава и синтаксической организации, наименьшая общность содержания оригинала и перевода. Это говорит о том что в данной инструкции достигнута оптимальная эквиваленость.

Выводы


В ходе исследования мы выяснили, что не во всех случаях перевода текста инструкции достигается оптимальная эквивалентность. Всего мы отобрали 17 примеров. Мы их классифицировали по типам эквивалентности В.Н. Комиссарова: 1-на уровне цели коммуникации, 2- ситуации, 3- высказывания, 4- сообщения, 5- языковых знаков.

Итак, наше исследование показало, что в инструкции чаще всего употребляются эквивалентность на уровне языковых знаков, всего таких примеров 7, в таких примерах: высокая степень параллелизма в структурной организации текста, сохранение в переводе всех основных частей содержания оригинала, максимальная соотнесённость лексического состава. Реже всего на уровне ситуации -1, в данных примерах: Несопоставимость лексического состава и синтаксической организации, наименьшая общность содержания оригинала и перевода.

В некоторых случаях мы выполняли свой перевод, что указывает на минимальную эквивалентность. Это говорит о том, что в данной инструкции достигнута оптимальная эквивалентность.










ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Прагматическая функция инструкции, как жанра официально-делового стиля, является функция долженствования. Диапазон функции долженствования в рамках рассматриваемой макросреды довольно широк: от императивности до рекомендательности.

Задача любого перевода – это передать средствами другого языка целостно и точно содержание подлинника, сохранив его стилистические и экспрессивные особенности. Для определения степени общности содержания (смысловой близости) оригинала и перевода были введены понятия эквивалентности и адекватности.

Понятие эквивалентности раскрывает важнейшую особенность перевода и является одним из центральных понятий современного переводоведения.

Вследствие отсутствия тождества отношение между содержанием оригинала и перевода был введен термин «эквивалентность», обозначающий общность содержания, т.е. смысловую близость оригинала и перевода.
Поскольку важность максимального совпадения между этими текстами представляется очевидной, эквивалентность обычно рассматривается как основной признак и условие существования перевода. Из этого вытекает три следствия.

Во-первых, условие эквивалентности должно включаться в само определение перевода.

Во-вторых, понятие «эквивалентность» приобретает оценочный характер: «хорошим», или «правильным», переводом признается только эквивалентный перевод.

В-третьих, поскольку эквивалентность является условием перевода, задача заключается в том, чтобы определить это условие, указав, в чем заключается переводческая эквивалентность, что должно быть обязательно сохранено при переводе.

В нашем исследовании мы придерживаемся классификации уровней эквивалентности В.Н.Комиссарова: 1) цели коммуникации, 2) идентификации ситуации, 3) "способа описания ситуаций", 4) значения синтаксических структур и 5) словесных знаков.

В ходе исследования мы выяснили, что не во всех случаях перевода текста инструкции достигается оптимальная эквивалентность. Итак, наше исследование показало, что в инструкции чаще всего употребляются эквивалентность на уровне языковых знаков, всего таких примеров 7, в таких примерах: высокая степень параллелизма в структурной организации текста, сохранение в переводе всех основных частей содержания оригинала, максимальная соотнесённость лексического состава. Реже всего на уровне ситуации -1, в данных примерах: Несопоставимость лексического состава и синтаксической организации, наименьшая общность содержания оригинала и перевода.

В некоторых случаях мы выполняли свой перевод, что указывает на минимальную эквивалентность.

Таким образом, на основе вышеизложенного мы считаем, что цель нашей работы была достигнута.









бИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК



  1. Комиссаров В. Н. Слово о переводе [Текст]: В.Н. Комиссаров – М.: Просвещение, 1973.

  2. Комиссаров В.Н. Современное переводоведение [Текст]: В.Н. Комиссаров. – М., 2004.

  3. Алексеева И.С. Профессиональное Обучение Переводчика [Текст]: Учебное пособие по устному и письменному переводу для переводчиков и преподавателей Институт иностранных языков / И.С. Алексеева.- М: Санкт-Петербург , 2000.

  4. Рецкер И.Я.Теория перевода и переводческая практика [Текст]: И.Я. Рецкер.- М.:Международные отношения,1974- С.10-11.

  5. Jager G. Translation und TranslationsImguistik [Текст]: G. Jager.- Halle (Saale), 1975-87 с.

  6. Koller W. Einfuhrung im die Ubersetzungwissenschaft [Текст]: W. Koller Heidelberg, 1979,2, Aus. 1973- С. 186—191.

  7. Швейцер А.Д. Перевод и лингвистика [Текст]: А.Д. Швейцер.- М: Воениздат,1973- С. 68—70.

  8. Коммисаров В.Н. Лингвистика перевода [Текст]: В.Н. Коммисаров.- М.: Международные отношени я , 1980- С. 59-100.

  9. Швейцер А.Д.Теория перевода: Статус, проблемы, аспекты [Текст]: А.Д. Швейцер.-М.: Наука, 1988.— 215с.


Электронные ресурсы


  1. Переводческая эквивалентность [Электронный ресурс]: http://revolution.allbest.ru

  2. Перевод научно-технических текстов [Электронный ресурс]: http://yazykoznanie.ru

  3. Электронный словарь [Электронный ресурс]: http://www.multitran.ru

  4. Электронный словарь [Электронный ресурс]: http://www.lingvo.ru

  5. Грамматика Английского языка [Электронный ресурс]: http://www.native-english.ru

  6. Лингвистический энциклопедический словарь [Электронный ресурс]: http://lingvisticheskiy-slovar.ru


Словари


  1. Мюллер, В.К. Англо- Русский словарь [Текст] / В.К. Мюллер, М.: Русский язык , 1992. - 832с.

  2. Розенталь, Д.Э. Словарь справочник лингвистических терминов [Текст] / Д.Э. Розенталь, М. А. Теленкова - М.: Просвещение, 1985. - З99с.
















Автор
Дата добавления 04.11.2015
Раздел Иностранные языки
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров1466
Номер материала ДВ-122069
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх