Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Курсовая работа на тему "Глаголы речи в русской рок поэзии"
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • Русский язык и литература

Курсовая работа на тему "Глаголы речи в русской рок поэзии"

библиотека
материалов


Министерство образования и науки Российской Федерации


Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования


«Сибирский федеральный университет» Лесосибирский педагогический институт -

филиал федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования


«Сибирский федеральный университет»

(ЛПИ – филиал СФУ)



Филологический


факультет

Русского языка и литературы

кафедра

050100.62 Педагогическое образование

кhello_html_1dea88c6.gifод и наименование направления

050100.62.10 Русский язык и литература

нhello_html_m490d0700.gifаименование профиля











КУРСОВАЯ РАБОТА




ГЛАГОЛЫ РЕЧИ В РУССКОЙ РОК ПОЭЗИИ.




Научный руководитель

______________

Б.Я. Шарифуллин


подпись

инициалы, фамилия

Студент ДЛФ13-01БФР

______________

М.А. Барчукова

код (номер) группы

подпись

инициалы, фамилия



Работа защищена « ___» ___________ 20____г. с оценкой «____________»












Лесосибирск 2015.

Содержание


Введение…………………………………………………………………….3

Глава 1. Понятие и особенности глаголов речи………………………….5

1.1 Глаголы речи, их сущность и классификация………………………..5

1.2 Особенности структуры и семантики глаголов речи………………..9

1.3 Особенности представления глагола речи в предложениях……….14

Глава 2. Практика применения глаголов речи в русской рок поэзии…18

2.1 Понятие и суть русской рок поэзии…………………………………18

2.2 Семантика и структура глаголов речи в текстах…………………...22

2.3 Функции глаголов речи в русской рок поэзии……………………...26

Заключение………………………………………………………………..33

Литература………………………………………………………………...35

Введение


Актуальность исследования заключается в том, что в настоящее время парадигматические связи и отношения между лексическими единицами выявляются в результате анализа их употребления в речи, в определенных синтаксических конструкциях.

Для того, чтобы наиболее точно определить семантику слова, необходимо не только выявить его системное значение и отношения с другими лексическими единицами, но и проанализировать функционирование слова в речи или тексте.

При этом ученые обходят стороной некоторые достаточно широкие пласты синтаксических конструкций, считая их «планктоном» и изучая только «китов» (по утверждению Ю.В. Доманского).

Основная проблема заключалась в том, что филологи сомневались в относительной ценности такого материала в силу низкого художественного качества.

Речь шла о рок-поэзии. Очень немногие считали это несправедливым, ложным мнением. Они считали, что если рокеры поют словами, а филологи изучают слово, то и тексты рок-поэзии достойны изучения.

Исходя из изложенного, целью исследования является анализ исследования функций и семантики глаголов речи в русской рок поэзии на материале песен русских рок групп.

Задачи исследования:

- изучить понятие, сущность и классификацию глаголов речи;

- выделить особенности структуры и семантики глаголов речи;

- рассмотреть особенности представления глагола речи в предложениях и в поэтическом тексте;

- объяснить суть русской рок поэзии

- определить функции глаголов речи в русской рок поэзии и проанализировать их на материале песен русских рок групп.

Объект исследования – глаголы речи в конструкциях рок-поэзии

Предмет исследования – глаголы речи в русской рок поэзии.

Исследуемые в работе глаголы говорения употребляются в основном в конструкциях с прямой и косвенной речью. Семантические и синтаксические особенности русских глаголов речи в таких конструкциях были предметом исследования в работах Ю.Д. Апресян, Н.Д. Арутюновой, В.В. Виноградова, И.А. Зачесовой, Д.Н. Овсянико-Куликовского, Н.Д. Павловой, В.Н. Телии, Т.Н. Ушаковой, Е.Н. Ширяева, Л.В. Щербы и др.

Обратим внимание на малоизученный феномен современной литературы, как рок-произведения. Своеобразию их субъектной организации, тематики, проблематики, идентификации уделяется мало внимания. Плохо выяснена жанровая сущность произведений с пометкой «рок». Проблемы и перспективы развития рок-поэзии изучали Ю.В. Доманский, Е.А. Козицкая, И.В. Смирнов, А.К. Троицкий и др.

Материалом для анализа послужила выборка глаголов речи в текстах рок-поэзии современных российских рок-групп «Сплин», «ДДТ», «Земфира», «Алиса», «Чиж & Со», «Зоопарк», «Аквариум», «Воскресение», «Камикадзе», «Коррозия металла», «Ва-Банкъ», «Неприкасаемые» и др.

Методы исследования – анализ, обобщение и систематизация теоретического материала, изучение педагогической, методической литературы по проблеме исследования.

Новизна исследования состоит в использовании материала рок-поэзии с целью выявления закономерностей варьирования семантики глаголов речи, модификаций и актуализаций их лексических значений под влиянием контекста.

Практическая значимость заключается в том, что результаты исследования можно использовать в качестве методического пособия для студентов.


Глава 1 Понятие и особенности глаголов речи


1.1 Глаголы речи, их сущность и классификация


В лингвистических исследованиях изучение глаголов речи шло по разным направлениям. Этот класс глаголов изучался с точки зрения их лексики и грамматики, синтаксических свойств данных глаголов, на функциональном уровне, в аспекте соотношения мышления и речи.

Сначала объектом анализа были глаголы, обозначающие только процесс речи в его чистом виде. Те глаголы, которые реализовали некоторую деятельность в акте речи, не рассматривались и считалось, что глаголы речи только в процессе общения обозначают действие, совершаемое речевым аппаратом, то есть произношение членораздельных звуков.

Отсюда, были выделены две основные группы глаголов, которые содержали указание на сам процесс речи:

- глаголы, обозначающие собственно процесс речи и его основные функции (сообщение, беседа, рассказ);

- глаголы, обозначающие какое-либо иное действие, реализуемое в процессе речи (устной или письменной).

Глаголы, обозначающие именно процесс речи, делятся И.П. Бондарем «на две подгруппы:

1. Глаголы, в которых имеется обозначение одной из функций процесса речи в его чистом виде, без дополнительной характеристики:

а) глаголы наиболее общего обозначения процесса речи;

б) глаголы более узкого обозначения речевого процесса.

2. Глаголы, содержащие дополнительную характеристику процесса речи – его продолжительность, начало, конец, сила звучания, четкость произношения и так далее. Как правило, здесь выделяются глаголы с дополнительными словами, характеризующие данный процесс» [5. С. 91].

В дальнейших исследованиях учитывалась взаимосвязь между лексико-грамматической сочетаемостью глагола и его лексическим значением. Основоположники данного подхода относят к тематическому разряду глаголов говорения те глаголы, которые, как единицы словаря, вне контекста обозначают процесс говорения.

Так, В.П. Бахтина указывает, что «наряду с общим признаком целой группы (выражения процесса речи) каждый глагол указывает и на определенный речевой акт. Некоторые глаголы говорения выражают собственно процессы говорения, другие обозначают процессы речи, связанные с иными сторонами жизни и деятельности человека – волеизъявлением, проявлением различных эмоций» [4. С. 35 ].

В спектр анализируемых глаголов попали и глаголы, в которых речь сочетается с оценкой, каузацией, истинностью и т.д. В связи с этим, В.П.Бахтина выделяет «три большие группы:

- глаголы, обозначающие собственно процесс говорения;

- глаголы, обозначающие процесс речи и характеризующие его в зависимости от задач коммуникации;

- глаголы, обозначающие процессы речи, связанные с другими сторонами жизни и деятельности человека [4. С. 38]

Отметим, что в глаголах первой группы указывается только сам акт произношения (слова, фразы) в процессе общения, само высказывание не отражает связей с другими сторонами жизни человека.

В глаголах второй группы выражается действие говорения и определяется его характер – содержание или тема высказывания. В глаголе есть указание и на другой процесс, характеризующий говорение в отношении содержания или темы.

Третья группа – это глаголы, обозначающие определенное действие, которое имеет внешнее проявление или выражение акта волеизъявления посредством процесса речи.

«Синтаксическая связь глаголов с различными определителями образа действия, которые предают энергичность, внимательность, интенсивность, тщательность указывает на активный характер субъекта. В качестве дополнительных актуализаторов признака активности субъекта выступают формы прогрессива, императива, сочетаемость с модальными и фазовыми глаголами, а также с акциональными глаголами в качестве однородных членов. Преимуществом такого подхода является то, что детальное рассмотрение сочетаемости каждого глагола помогает выявить связи глаголов речи с различными формами других слов или целыми конструкциями в составе предложения и определить зависимость этих связей от лексического значения глагола» [7. С. 10].

Затем в исследованиях глаголов ученые стали делать акцент на тех глаголах, которые выполняют функцию речепроизводства: «при высказывании говорящий приводит в движение речевой аппарат, произносит звуки. В то же время он совершает другие акты: информирует слушающих, либо вызывает у них раздражение или скуку. Он также осуществляет акты, состоящие в упоминании тех или иных лиц, мест. Кроме того, говорящий высказывает утверждение или задает вопрос, отдает команду или докладывает, поздравляет или предупреждает, то есть совершает говорения» [12. С. 151].

Отсюда появилась классификация глаголов речи, основанная на выделении таких групп глаголов, как глаголы вопроса, комментирования, называния и группа глаголов речи по языкам. Структура каждой из групп основывается на ее ключевых слов.

При этом утверждается, что «глаголы-доминанты являются тем идентифицирующим термином или уникальным ядром, которое выражает нейтральное, наиболее общее значение, лишенное дополнительных эмоционально-экспрессивных оттенков, и служит пояснительным средством, или лексикографическим толкованием, для подавляющего большинства других членов ряда» [1. С. 149].

В последнее время появился качественно новый подход к анализу языковых явлений – когнитивный. Объекты исследования когнитивной лингвистики – природа, сущность и результаты восприятия действительности и познавательной деятельности. Ученые пытаются всесторонне описать и систематизировать и на этой основе создать иерархию форм представления и хранения знаний человека об окружающем мире. Особый интерес представляют механизмы и формы реализации этих знаний средствами языка

Так, Е.Н. Ширяев указывает, что «применительно к семантическому анализу языковых единиц суть когнитивного подхода заключается в том, чтобы объяснить, как и в каком объеме отражается в семантике слова когнитивная информация, то есть весь комплекс знаний о мире, приобретенный человеком в ходе его предметно-познавательной и творческой деятельности. Когнитивный анализ рассматривает не только устоявшиеся, закрепленные социальной практикой факты общественного знания, но и принимает во внимание индивидуальные особенности лингвистической практики говорящего, явления временного, ситуативного характера. С точки зрения формирования смыла высказывания, особый интерес для исследования представляет глагол, так как он является единицей, в семантике которой явления окружающего мира концептуализируются посредством представления ситуации объективной действительности как действие, процесс или состояние. Ведь именно глаголу в большей степени по сравнению с другими частями речи присуща способность в свернутом, компрессирующем виде номинировать сложные структуры знания, обладающие множеством когнитивных характеристик [18. С. 59].

Таким образом, сущность глаголов речи заключается в выполняемой ими основной синтаксической функции. Существует несколько классификаций глаголов речи. Основным является деление глаголов по указанию на сам процесс речи. Глагол рассматривается как лексическая единица с содержанием, несущим новую информацию.


1.2 Особенности структуры и семантики глаголов речи


Понятие речи реализуется в системе языка с точки зрения выражения мысли, эмоций, воли; качества речи и т.д. Эти признаки нашли то или иное отражение в системно-структурной организации глаголов речи.

Речевые акты подразделяются на действия, которые актуализируют план выражения целостного коммуникативного акта и его содержания. Отсюда, современные исследователи рассматривают не только речевое воздействие, но и коммуникативное взаимодействие в целом. Именно по наличию или отсутствию коммуникативной направленности речи делятся все глаголы речи.

Рассмотрим класс глаголов, который характеризуется отсутствием коммуникативной направленности речи. Внутри этого класса «коммуникативно ненаправленной речи» глаголы содержат в своем значении семы, указывавшие направленность речи не на собеседника (адресата, объекта речевого воздействия), а на самое себя, т.е. речь.

Такая направленность речи дифференцируется следующими компонентами значения: собственно речь/говорение (произнести, сказать, выговорить); владение иностранным языком (объясняться, изъясняться); произнесение в речи бранных слов (ругаться, браниться, чертыхаться); именование в речи (называть, именовать, величать); последовательное изложение мысли в речи и рассуждение, выражение мысли (высказывать, рассуждать, толковать).

Рассмотрим класс глаголов, который характеризуется наличием коммуникативной направленности речи. Он включает в себя три крупных разряда глаголов, обозначающих функциональное использование речи о целью: сообщения информации (сообщать, информировать), общения с собеседником (разговаривать, беседовать) и воли, направленных на другое лицо (возможно собеседника или вообще любого другого человека, являющегося объектом воздействия).

В соответствии с этим выделяются три разряда коммуникативно направленных глаголов речи:

- глаголы сообщения;

- глаголы общения;

- глаголы речевого воздействия [11. С. 83]

Кроме указанных, выделяется и небольшая промежуточная группа глаголов, характеризующих речевое поведение субъекта речи. Эта группа занимает промежуточное положение, т.к., с одной стороны, дает оценку речевого поведения говорящего при сообщении информации, например, разглашении тайны (разболтать, разнести, растрезвонить), а с другой стороны, может характеризовать речь безотносительно к цели речевого действия, например, чрезмерное многословие (твердить, долдонить); грубость, резкость (рявкать, грубить, огрызаться); настойчивость (набрасываться, допрашивать).

Разряд глаголов сообщения подразделяется на три группы глаголов, характеризующихся наличием или отсутствием у них семантического признака «раскрытия содержания сообщения». Глаголы, в значении которых раскрывается содержание речи, включают в себя несколько групп и подгрупп глаголов по дифференциальным семам: шутливая речь, остроумная речь, пустословие, пространная речь, а так же эмоционально окрашенная речь.

В значении глаголов, обозначающих эмоционально-окрашенную речь, содержатся указания на определенные эмоции, указывается форма ее проявления: насмешка, критика, брань, одобрение.

Указание на эмоциональность в значении данных глаголов носит коммуникативный характер, т.к. такое содержание речи, в котором выражаются похвала, насмешка, брань, связано с проявлением эмоциональной реакции говорящего на какие-либо события, факты, явления. Остальные глаголы сообщения не раскрывают содержания речи, а лишь указывают на сам факт сообщения.

Третья группа глаголов сообщения, в значении которых с одной стороны, содержится указание па сообщение, а с яругой стороны, дается характеристика особенностей звучания речи – только глаголы устной речи.

Смысловая близость этих групп глаголов речи «собственно сообщения к особенностей звучания речи» проявляется в том, что они называют речевое действие, направленное на сообщение говорящим (Он сообщил, известил, рассказал, прошептал, крикнул и т.д.). Отличием же семантики этих групп является то, что ядром значения глаголов звучания является особенность возможностей специфически устной формы речи.

Семантическая близость глагола собственно сообщения и особенностей звучания подтверждается и типичным для них синтаксическими конструкциями при введении прямой речи. Д.Н. Овсянико-Куликовский указывает, что «разряд глаголов общения включает группы глаголов со значением:

- обмена мнениями;

- списка информации (попроси);

- сообщения информации (ответа);

- выражения своего мнения;

- контактоустановления» [11. С. 85].

Каждая из этих групп, в свою очередь, включает а себя несколько подгрупп и тематических рядов глаголов, Глаголы сообщения информации (отчета) во многом близки группе глаголов собственно сообщения, однако существенным отличием является наличие в их значении имплицитной семы речевого общения, контакта собеседников, тогда как глаголы собственно сообщения этой импликации в своем значении не имеют.

Последний разряд глаголов коммуникативно направленной речи и глагола речевого воздействия включает в себя:

- глаголы побуждения (проявления воли говорящего, направленной на побуждение собеседника (от другого лица) к совершению какого-либо речевого или неречевого действия;

- глаголы эмоционального воздействия, также предполагающие наличие объекта воздействия, на который направлено проявление эмоций. Эти глаголы объединяет то, что в своем значении они содержат указание на речь как способ выражения своей воли и чувств, которые могут выражаться н невербально: через маску, жесты, мимику. Общим с признаком для этих глаголов является указание на способ осуществления действия - посредством речи. Эти глаголы обозначают эмоционально-волюнтативные речевые поступки говорящего (субъекта речи).

Глаголы побуждения, в свою очередь, подразделяются на подгруппы:

- глаголы нейтрального побуждения (совет, наставление, убеждение);

- глаголы смягченного побуждения (просьба, подстрекательство);

- глаголы категоричного побуждения (приказание, требование, разрешение, запрещение).

Глаголы речевого воздействия подразделяются на подгруппы:

- глаголы отрицательного эмоционального воздействия (насмешка, ирония, упрек, угроза, окрик, брань и т.д.),

- глаголы положительного эмоционального воздействия (похвала, лесть).

Смысловым идентификатором для лексико-семантических групп глаголов речи являются лексемы «говорить – сказать». Лексические значения ядерных глаголов имеют общую основную сему – осуществление речевого действия.

Речевые значения ядерного глагола «говорить» можно классифицировать по двум признакам: обозначение процесса речи и характеристика конкретной речевой ситуации.

Обобщенное значение конституируется «посредством трех лексико-семантических вариантов:

- пользоваться, владеть устной речью,

- владеть, пользоваться каким-нибудь языком,

. - произносить, выговаривать звуки речи, слова, фразы» [3. С. 10].

Конкретное значение предполагает следующие «типы лексико-семантических вариантов:

- информативные лексико-семантические варианты: сообщать факты и т. п. и выражать в устной речи какие-либо мнения, мысли;

- лексико-семантический вариант волеизъявления, включающий в себя и значения предупреждения и просьбы;.

- лексико-семантический вариант взаимного речевого действия, существенной особенностью которого является неспособность глагола вводить прямую речь;

- лексико-семантический вариант: обговаривать (кого-, что-либо), обсуждать (что-либо), имеющий оценочное значение (в большинстве случаев это негативная оценка третьего лица или события)» [3. С. 11].

Кроме отмеченных выше лексико-семантических вариантов, глагол «говорить» имеет и другие варианты значения, реализуемые в контекстуально ограниченных условиях (выступать публично, ораторствовать, обещать и др.). Эти лексико-семантические варианты глагола взаимосвязаны и не могут существовать независимо друг от друга.

Все префиксальные производные глагола «говорить» не выходят за рамки лексико-семантических групп глаголов речи, но организуют различные семантические подгруппы в обширной системе данного глагола: имена существительные (говорение, говорливость и др.), прилагательные (разговорчивый, говорливый) и возвратная форма основного глагола.

Среди фразеологических образований глагола – сочетания (кровь говорит) и специфические устойчивые сочетания (говорить загадками и др.).

С глаголом «говорить» коррелирует лексема «сказать». Данные глаголы обозначают разные, хотя и довольно близкие понятия. Их взаимозамена практически невозможна.

Глагол «сказать» имеет речевые и неречевые значения и имеет дифференциальный лексико-семантический вариант «предположить, подумать, заключить», который реализуется обычно при наличии при глаголе отрицания: «сейчас и не скажешь, что он долго болел»). При употреблении в переносном значении данный глагол обозначает действие неодушевленного предмета и, следовательно, теряет значение глагола речи.

Таким образом, глаголы речи как определенная лексико-семантическая группа в составе лексической системы языка обладают некоторым набором специфических семантических признаков, позволяющих им придавать контексту динамичность и операциональность


1.3 Особенности представления глагола речи в предложениях


Анализ семантической структуры глаголов речи позволил выделить и систематизировать целый ряд компонентов значения глаголов речи, являющихся условием их правильного употребления и ситуативной уместности предложений, содержащих такие единицы.

Особенностью глаголов речи, служащих для обозначения различных ситуаций, является наличие в их значении смысловых компонентов, в которых отражаются те или иные параметры этих ситуаций: социальные роли собеседников, тональность общения, цель, место и обстановка к др. Здесь важно то, что указывают на особенности лексико-грамматической сочетаемости глаголов синтаксические конструкции, обусловленные не законами построения словосочетаний, а структурой всего предложения.

В научной литературе отмечается, что отсутствие выраженного синтаксического субъекта в неопределенно-личных предложениях не нарушает их семантической самодостаточности и является характерной чертой их грамматической структуры.

В языковой системе нет элемента, который мог бы претендовать на роль субъекта. Поэтому, если в неполном двусоставном предложении введение субъекта не повлечет за собой изменение его структуры и семантики, то и введение его в структуру неопределенно-личного предложения невозможно.

Если словесно выраженный субъект не содержат точных указаний, то он отсутствует также в глагольной форме 3-го лица множественного числа настоящего и будущего времени и в глагольной форме множественного числа прошедшего времени и сослагательного наклонения.

В предложении может находиться глагол, который относится ко всему составу предложения и не связанный ни с каким отдельным его членом. Такой глагол называется детерминирующим членом предложения или детерминантом. При замещении субъектной позиции детерминантом еще больше подчеркивается семантика неопределенности, ведь детерминант не называет субъект, а только указывает на область его деятельности.

Если детерминант не конкретизирует субъект ни морфологически, ни лексически. То этим подчеркивается семантика неопределенности субъекта в неопределенно-личных предложениях.

По мнению В.В.Виноградова, «если при глаголах не обозначен производитель, свободно относятся к неопределенному лицу, то есть они в этих случаях не указывают на определенного производителя действия, а предполагают множественную неопределенно-личную массу в качестве действующей среды. Они указывают на то, что действует не говорящий и не слушающий, а тот, о ком говорят» [6. С. 461].

Ю.Д. Апресян считает, что «если контекст не подсказывает количественной характеристики субъекта, то форма множественного числа указывает на неопределенность количественного наполнения» [1. С. 150].

В неопределенно-личных предложениях выделяются неопределенный, обобщенный, конкретный значения деятеля и он зависит от семантики и главного члена предложения.

В предложении компонентами семантики неопределенности субъекта являются:

- отсутствие выраженного синтаксического субъекта;

- форма 3-го лица глагола;

- форма множественного числа глагола.

При невыраженном субъекте действия форма глагола не теряет своего значения или соотношения действия со многими субъектами.

Форма 3-го лица множественного числа глагола в таких предложениях указывает на количественную неопределенность субъекта в смысле невыбранности, несущественности количественной определенности. Допускается различное количественное наполнение субъекта и зависит оно от контекста.

Форма множественного числа глагола при выраженной множественности субъектов обозначает одновременную отнесенность действия к каждому субъекту как члену какого-либо множества.

Тип неопределенно-личных предложений распространен в разговорном стиле и менее употребителен в тексте и почти неупотребителен в стилях книжных, особенно научном и деловом, необходимым качеством которых является предельная ясность и определенность изложения.

Стоит обратить внимание на то, что употребление неопределенно-личных предложений зависит от того, важно ли автору знание читателям производителя действия и его количество.

Основным значением глагольной формы в неопределенно-личных предложениях является не множественность субъекта (хотя она наиболее часто встречается), а его неопределенность.

Неопределенно-личные предложения используются для придания загадочности тексту, а также привносят значение неопределенности и множественности субъекта. Кроме того, распространение неопределенно-личных предложений связано с необходимостью иногда акцентировать внимание на действии, а не на его производителе.

Итак, форма неопределенно-личных предложения очень удобна для маскировки действующего лица. Действие намеренно отвлекается от деятеля. Оно само по себе важнее деятеля, который его произвел, или деятель неизвестен и в нем нет необходимости.

Таким образом, сущность глаголов речи заключается в выполняемой ими основной синтаксической функции. Основной классификацией является деление глаголов по указанию на сам процесс речи. Глаголы занимают особое место как во внутреннем, так и внешнем лексиконе человека, являясь частью его языковой способности. Теоретическое исследование позволяет считать, что глаголы как определенная лексико-семантическая группа в составе лексической системы конкретного языка обладают набором специфических семантических признаков.

Глава 2. Практика применения глаголов речи в русской рок поэзии


2.1 Понятие и суть русской рок поэзии


Прежде, чем рассматривать суть рок-поэзии, отметим, что многие ученые считают ее «одновременно и естественной составляющей национальной культуры, и альтернативной ей же; частью целого, органически сращенной с ним и, тем не менее, претендующей на самодостаточность и самоценность» [9. С. 21].

Тем не менее, данный жанр стал одной из форм проявления молодежного протеста на художественном уровне. Он предложил и новые принципы мировосприятия, и новую модель поведения.

Первые художественные феномены русской рок-поэзии относятся к концу 60-х гг. Их появление началось с заимствования готовых форм зарубежных рокеров, но разница языкового, культурного и политического барьеров позволило адаптировать эти формы к отечественной культуре лишь к концу 70-х гг. Творчество таких групп, как «Рубиновая атака», «Ветры перемен», «Соколы», «Второе дыхание», – представляло собой воспроизведение произведений западных исполнителей. А. Троицкий писал: «русский язык считался чем-то вроде атрибута конформизма, знаком принадлежности к вражеской, не-роковой системе ценностей. Существовало предубеждение против пения по-русски, которое, как считали исполнители, разрушало сам стиль рока как таковой. Молодежная рок-субкультура, которая начала формироваться в тот период, отличалась крайне низким уровнем вербализации» [15. С.31].

«Подростки, которые орали немелодичными голосами в скверах (Все очень просто, Сказки - обман, Солнечный остров Скрылся в туман), своими нарушающими общественный покой криками возвестили новое явление в нашей культурной жизни» [13. С.29].

В это время в России происходит своеобразный синтез заимствованных музыкальных и поэтических форм и национальной поэтической традиции, которая существовала до появления рок-музыки со второй половины 70-х гг., но и те назывались не рокерами, а бардами. Это было связано с существованием жесткой идеологической цензуры.

Первыми авторами, создавшими полноценные поэтические тексты на русском языке в рамках начавшего складываться рока, стали А.Макаревич («Машина времени»), К. Никольский и А. Романов («Воскресение»). Эти фигуры дают полное представление о том, что именно бардовская традиция была в значительной степени колыбелью русской рок-поэзии.

Позже их манера проявилась и в творчестве многих рок-поэтов, в первую очередь у таких крупных фигур, как А. Башлачев, Шевчук, А. Градский. Последнему была свойственна установка на вечные вневременные темы и сюжеты, которые иногда наполнялись социальностью и острой злободневностью.

Настоящим рождением рок-поэзия обязана пролетарскому Ленинграду и таким авторам, как А. Гребенщиков с его насыщенностью конкретикой, стихией молодежного жаргона. В Ленинграде в замкнутой среде процесс формирования субкультуры рокеров идет ускоренно. Именно установка на герметичность способствовала появлению новой формы бытования рок-музыки – как замкнутой субкультуры, существующей в себе и для себя.

В 70-х годах было мнение, что рок был искусством протестующим, а раз так – являл собой образец контрукультуры. Так, Ю.В. Доманский указывает: «были отдельные личности, ставившие себе целью именно социальный протест, реализованный и в творчестве, и в образе жизни (например, Михаил Борзыкин), однако же в большинстве своем русский рок обретался в пространстве, которое лучше всего назвать субкультурным. То есть рокер не противостоял официальной культуре, не шел против власти, против строя, а старался как-то обособиться от всего этого, уйти от мира социального в какой-либо аналог башни из слоновой кости; ну а там уже позиция проста: я вас не трогаю, и вы меня не трогайте. Другое дело, что власть не желала поддерживать такой субкультурный статус русского рока и старалась всячески обозначить свое присутствие в пространстве культуры, либо идя на конфронтацию с рокерами, либо стараясь привлечь музыкантов на свою сторону. Впрочем, власть при любых условиях не терпит тех, кто не желает с властью сотрудничать; в этом смысле враги для власти даже выгоднее, чем вот такие субкультурные элементы, ведь именно они одним только фактом своего существования (в отличие, кстати, от врагов) буквально обнажают слабые стороны власти, не способной вовлечь граждан в круг своих приоритетов» [8. С. 26].

Затем было время 80-х – время выхода на стадионы. Для молодого человека рок стал в первую очередь развлечением. Это было общение единомышленников, объединение по интересам и, кроме того, способ самовыражения, игра, которая не надоедает никогда. До тех пор, пока рок был частным делом в узком кругу своих друзей и знакомых, против него не было репрессий. Режим забеспокоился позже, когда рок-культура выросла, распространилась, когда расширился круг ее адептов и когда она стала превращаться в контркультуру.

Далее пришло время 90-х – время ухода со стадионов, последующая время коммерциализации рока и т.д. Однако, именно в это время происходят расширение и изменение референтного круга рок-поэзии. Также происходит подключение провинции. Все в совокупности влечет за собой расширение поэтического универсума рок-поэзии за счет вливания в него новых потоков. Тем самым размывается элитарность, кастовость субкультуры. Главной становится жизнь тусовки.

«Электрический пес» А. Гребенщикова стал трагическим автопортретом субкультуры, страдающей клаустрофобией и дефицитом новых идей. Но именно во время кризиса наступает момент, либо гибели от недостатка «свежей крови», либо перерождения в новую, более открытую культурную модель. Отечественная рок-поэзия в начале 90-х обретает новый облик. Фигурой, символизирующей этот переход, стал В. Цой.

Кроме того, массовые фильмы тех лет («Игла», «Асса», «Взломщик», «Брат»), включавшие рок-песни (песни «Кино», «Аквариума», «Браво», «Алисы», «АукцЫона»), включали в себя криминальные темы, что никак нельзя назвать сильным ходом в плане репутации рока в массовом сознании.

Не смотря ни на что, в настоящее время явление рока в России признано явлением поэтической культуры. Более того, Ю.В. Доманский утверждает: «Средства филологии как нельзя лучше подходят для анализа всего этого. Но не менее важно и то, что столь непривычный для традиционного филолога материал поможет науке выходить на новые высоты, не застаиваться на привычном и традиционном. То есть и филология будет способствовать пониманию рока, и рок будет способствовать развитию филологии» [8. С. 31].

Чаще всего, отделяя «хорошую» рок- поэзию от «плохой», ученые руководствуются пространственно-временным критерием. Ю.В. Доманский пишет: «уже сложился круг авторов, творчество которых принято относить к рок-поэзии. Выделяется временной отрезок (1970-80-е гг. как время расцвета русского рока) и географические локусы (Ленинград, Москва, Свердловск, Новосибирск, Омск…), в которых рок-движение получило наибольшее распространение» [8. С. 35]

В произведениях поэтов можно наблюдать схожую тенденцию к переосмыслению литературно-поэтического наследия: строка из «Паруса» М.Ю. Дермонтова в песне Земфиры в контексте изображения неминуемой авиакатастрофы в (текст З. Рамазановой «Я молчу, белеет парус одиноко»).

А. Башлачев изображает гротескные нелепости жизни (Сегодня всем раздали крести. И умному и дураку. Погиб поэт невольник чести. Сварился в собственном соку). Е. Летов представляет аллюзии из «Сеятелей» Н.А. Некрасова  и «Бориса Годунова» А.С. Пушкина («Сеяли доброе, разумное, вечное. Все посеяли, все назвали. Кушать подано – честь по чести. На первое были плоды просвещения, А на второе – кровавые мальчики»). Даже о любви рок-поэты пишут весьма жестко (Улетели звезды далеко. Их уже лопатой не добить, Хочется кого-нибудь порвать. Хочется куда-нибудь любить – группа Агата Кристи).

Высказывание А.П. Чехова о ружье, которое непременно должно выстрелить, встречается у А. Васильева («Любой умеющий читать между строк обречен иметь в доме ружье»).

Рок-произведения – это всегда бунт героя против существующего миропорядка, как у В. Цоя («Я чувствую, закрывая глаза, – Весь мир идет на мня войной»). Рок тяготеет к тематике и проблем, кризисов, войн. Они преобладают в их творчестве. Невоенное поколение очень часто обращается к военным мотивам (Группа крови - на рукаве, Мой порядковый номер - на рукаве, Пожелай мне удачи в бою – группа «Кино»). Все это делается для того, чтобы показать человека в переломные моменты жизни. Об этом красноречиво говорят даже названия рок-групп: «Арсенал», «Гражданская оборона», «Инструкция по выживанию», «Ночные снайперы».

Таким образом, суть рок-поэзии заключается в том, чтобы «выпятить» художественное осмысление «заброшенности» человека в мире, с помощью ужаса и страха в предельно напряженной и насыщенной форме «оголить» душу человека. Это делается для того, чтобы наиболее заострить внутренние, глубоко скрытые противоречия, которые есть в душе у каждого человека.


2.2 Семантика и структура глаголов речи в текстах


Если рассматривать текст исключительно с лексической точки зрения, то в семиотическом смысле можно говорить о его асимметричности: план содержания текста (его тема) получает достаточно слабую реализацию через план выражения (лексический состав текста), вследствие чего последний приобретает признак кажущейся неполноты.

Лексическое изучение рок-поэзии является не только вспомогательным для интерпретации текста, но и устанавливает в нем важные типологические черты, присущие поэтическому тексту как таковому.

Одним из основных критериев оценки может стать «языковая полноценность» текста, т.е. степень задействованности различных языковых уровней для формирования и выражения темы определенного текста. Такой подход к рок-поэзии обнаруживает не только аналитическую состоятельность, но и позволяет дать объективные основания для ее качественной оценки.

Текст как единый знак стремится к восстановлению симметричных отношений между планами содержания и выражения. Результатом этого применительно к данному тексту становится актуализация в нем иных, помимо лексического, языковых уровней плана выражения, а именно уровня грамматики [10. С. 22].

Это, прежде всего, «смысловые компоненты, содержащие указания на ролевые отношения участников коммуникации, которыми могут быть ролевые отношения при неравной роли:

1) когда роль одного аз собеседников – семантического субъекта может быть «выше» или «ниже» роли другого. Эти ролевые отношения входят в пресуппозиции ряда глаголов речи:

- роль Х «выше» роли У: глаголы, входящие в подгруппы приказания, побуждения, запрещения, наставления, строгого выговора, окрика;

- роль Х «ниже» роли У: глаголы просьбы, упрашивания и некоторые другие. При этом зависимость одного из участников общения от другого (Х от У или наоборот) определяется их социально-родственными функциями, которые могут носить как статусный (социальное .положение или служебная иерархия), так и ситуативный характер;

2) имплицитные смысловые компоненты, содержащие информацию о формах локализации отношений в пространстве;

3) смысловые компоненты, указывающие на официальный, нейтральный, неофициальный тон или тональность общения;

4) смысловые компоненты определенного способа общения: письменный, устный, оба;

5) смысловые компоненты, содержащие информацию об индивидуальных характеристиках участников общения: Х (стилистического субъекта) - высокомерие Х, грубость и снисходительность; У (объекта адресата речи) – неуступчивость и дерзость;

6) компоненты, указывающие на цель речи (глаголы воздействия посредством речи): X стремится изменить поведение У, предостеречь У; осудить поведение У, выразить свое несогласие с У» [10. С. 23].

Следует отметить, что «в значении некоторых глаголов речи эмоционально-ориентированные смыслы входят в виде отдельных сем, тогда как в структуре значения других она составляют блоки, насчитывающие несколько сем. При нарушении или игнорировании этих пресуппозиций возникают неправильности фактического контекста, под которыми понимаются совокупность когнитивных, и социальных факторов, релевантных для использования данного высказывания» [19. С. 207].

Исследование глаголов речи позволяет выделить, несколько структурно-семитических характеристик. Они выступают в качестве объекта оценки, а основным механизмом создания экспрессивного эффекта глаголов речи является. вторичная номинация. Рассмотрим их подробнее.

Итак, глаголы речи выступают в качестве объекта оценки. Речь может оцениваться в различных аспектах:

- интеллектуальном (содержательном): говорить вздор, говорить замысловато, излишне глубокомысленно;

- этическом: говорить то, чего не следует, говорить грубо, резко и громко, говорить неправду, чрезмерно хвастать;

- эмоциональном: говорить зло, весело, нудно (надоедливо);

Вторичная номинация глаголов речи. Экспрессивно-окрашенное значение всегда образно ориентируется на сравнение, выделение необычного для оценки повода. Наиболее часто объектом оценки является звучание речи, где число метафорических единиц преобладает (довольно часто объектом сравнения является такое содержание речи и особенности речевого поведения говорящего).

Источниками метафоризации чаще всего выступают глаголы звучания: звуки природного происхождения, орфоэпического и физического действия. Особенно часто звучание речи ассоциируется со звуками, животными и птицами.

Одной из характеристик метафор является индивидуализация в ее осмыслении, определенная свобода ассоциирования (однако небеспредельная, так как «из метафорического имени могут быть извлечены только те признаки, которые совместимее с денотатом» [2. С. 55].

Обращение к языковой интуиции носителей языка открывает один из возможных путей изучения индивидуального и социального, языкового и речевого в семантике эмотивно-оценочных. глаголов речи.

Исследование и описание коннотативного аспекта значения языковых единиц представляет целый ряд сложностей. Потенциально любая единица может нести в тексте ту или иную эмоциональную окраску. Психологическая природа значения такова, что оно может обладать и личностным смыслом, потому любое нейтральное слово может приобретать ту или иную эмоциональную окраску, связанную с субъективными переживаниями ассоциаций отдельной личности. В то же время, эмотивная коннотация может оставаться амбивалентной, противоречивой, как противоречивы и амбивалентны сами эмоции.

Таким образом, исследование текстовых функций глаголов речи подтверждает необходимость изучения и учета различных компонентов семантической структуры лексических единиц.


2.3 Функции глаголов речи в русской рок поэзии


Для глаголов речи в русской рок-поэзии, как и для других подобных номинативных единиц языка преобладающим зарядом является отрицательный, так как именно явления отклонения от нормы способны вызвать эмоциональную реакцию говорящего и, прежде всего, неодобрение.

Являясь стабильным компонентом значения, эмотивность как проявление отрицательного отношения или неодобрения, закреплена в значении таких глаголов речи как бубнить, цедить, растрезвонить, пустословить, скулить, горевать и др. Очевидно, что определяющим фактором при этом является роль в особенности того образа рок-поэзии, который лежит в основе переноса значения, в социально-обусловленных нормах и отношении к данному классу явлений.

Так, отрицательно окрашенным в обществе является: чрезмерное немногословие, бессодержательность речи, чрезмерное расхваливание, грубость и некоторые другие качественные и количественные характеристики речи. Важным, хотя и не определявшим фактором является область возможных ассоциаций исходного образа сравнения.

Отсюда, глагол речи в русской рок поэзии выполняет специализированные функции. Многообразные ракурсы связей и отношений, обозначаемые глаголом, могут «включать в себя характеристику действия относительно среды его протекания, способа, темпа, манеры, места его исполнения. Глаголы могут обладать семантической памятью, в значении некоторых глаголов застывают фрагменты предшествующей ситуации, в семантике других просматриваются черты последующей» [9. С. 22].

Функции рассматриваются учеными в роли, присущей знакам в речевом процессе, которые определяются намерением говорящего и ситуацией общения. Слово-знак «становится сигналом, материальным носителем информации лишь будучи актуализированным, охваченным сложной системой отношений, связывающих его с другими знаками и конкретной ситуацией в целом» [16. С. 105].

Основными прагматическими функциями глаголов речи являются функция сообщения и функция воздействия. Последняя включает в себя и свои разновидности (подфункции), определяемые различиями в формах речевого воздействия.

Функция воздействия, которую глаголы речи показывают, включают в себя адаптирующую, активную (тесно связанную с оценкой) и побудительную подфункции, которые содержат в себе указание на целевую направленность речи говорящего; выразить свое отношение (виды оценки, характеристика), побудить адресата к какому-либо действий (речевому или неречевому).

В функции сообщающей (информативной), как правило, употребляются глаголы, не содержащие в своем значении мотивно-сравнительных компонентов. Это глаголы, входящие в группы собственно сообщения (рассказывать, сообщать), речевого воздействия и глагола общения (беседовать, отвечать). Употребление глаголов этих групп мотивировано: намерение говорящего сообщить, описать, рассказать. При этом атом в речевом контексте может быть содержание сообщаемой информации, его тема, объект или суть воздействия.

В функции речевого воздействия употребляются глаголы речи таких групп, где наиболее велико число экспрессивно-окрашенные единиц: сообщения с раскрытием его содержания, характеристики звучания и речевого поведения говорящего. Контекстуальный анализ употребления глаголов речи в эмотивной подфункции дополнил структуру глаголов речи: одни экспрессивно-окрашенные глаголы речи могут нести различный эмоциональный заряд (щебетать, болтать, трепаться), экспрессивно-окрашенные глаголи речи со стабильным отрицательным эмоциональным зарядом, а другие могут перенять различные формы эмоций в диапазоне неодобрения (пренебрежение, осуждение, порицание). Употребление глаголов речи в побудительной подфункции связано не со значением, а с синтаксической позицией в предложении: повелительным наклонением и конструкция с подлежащим в форме I лица (прилезать, просить, запрещать).

Экспрессивно окрашенные глаголы речи не только обозначают те или иные речевые действия, но и выражают эмоционально-оценочное отношение говорящего к действительности. Поэтому и языковая значимость этих единиц иная, чем у слов, не имеющих такой окраски (ценностное содержание). которые тяготеют к использованию их для определенного воздействия на адресата (заинтересовать его, вызвать определенную реакцию, желания).

Стилистическими механизмами создания экспрессивного эффекта в роке являются коннотации, эмотивосгь и акцент. Коннотации – акцент эмотивно-оценочного отношения человека к деятельности, обозначаемого средствами языка, в составляющих их конъюнктов. Эмотивносгь – лингвистический аспект эмоциональности. Акцент – ценностный аспект значения звуковых адресатов экспрессивности – речевая характеристика слова, его способности производить на адресата эффект [17. С. 196].

Поддерживается также точка зрения, согласно которой «в принципе можно выделить некоторое множество слов и выражений, стабильно специализирующихся на одном и том же эмотивно-оценочном отношении, хотя при этом актуализация различных чувств и отношений в диапазоне одобрение/неодобрение носит ситуативный характер» [14. С. 68].

Отсюда, следует проанализировать функции глаголов речи в русской рок-поэзии. Прежде рассмотрим несколько примеров.

В песне «Романс» (рок-группа «Сплин», автор А. Башлачев): «И лампа не горит, И врут календари, И если ты давно хотела что-то мне сказать, То говори», – присутствуют глаголы речи «сказать» и «говори».

В песне «Пой мне еще» (рок-группа «Сплин», автор А. Васильев): «Пой мне еще. Я просто знаю, Что в последний момент, Когда тебе никто не поверит, Прохожий на остановке возьмет И укроет тебя под плащом», – глаголом речи является глагол «поверит».

Песня «Не стреляй» (рок-группа «ДДТ», автор Ю. Шевчук): «Ты все тиры излазил, народ удивлял Как отличный стрелок призы получал Бил с улыбкой, не целясь, навскидку и влет. А кругом говорили: «Вот парню везет!» Не стреляй!», – глаголы речи «говорили».

«500» (рок-группа «ДДТ», автор Ю. Шевчук): «Пятьсот песен – и нечего петь; Небо обращается в запертую клеть»;«Каждый раз, когда мне говорят, что мы - вместе, Я помню - больше всего денег приносит «груз 200», – глаголы речи «петь», «говорят», «помню».

«Антонина» (рок-группа «ДДТ», автор Ю. Шевчук): «Антонина, Антонина, Ночь ворчит как злая мина. Наступила, оглянулась, В это время не вернулась», – глагол речи представлен глаголом «ворчит».

«Белая птица» (рок-группа «ДДТ», автор Ю. Шевчук): «Меня отпевали в громадине храма, Была я невеста прекрасная дама. Душа моя рядом стояла и пела, Но люди не веря смотрели на тело», – глагол речи «пела».

«Белая река» (рок-группа «ДДТ», автор Ю. Шевчук): Недавно его встретил я. Он мне родня по юности. Смотрели, ухмылялися, да стукали две рюмочки. Ну как живешь – не спрашивай, всем миром правит добрая, Хорошая чуть вздорная но мне уже не страшная», – глаголы речи «ухмылялися», «не спрашивай».

Песня «Самолет» (рок-группа «Земфира», З. Рамазанова): ««Давай, я позвоню тебе еще раз, Помолчим, поулыбаемся друг другу»; «Я молчу, белеет парус одиноко. Дурачок, он ничего не понимает», - глаголы речи «помолчим», «молчу», «не понимает».

«Солнце за нас» (рок-группа «Алиса», К. Кинчев): «Пока егеря не заманят в сеть, пока размалеванный цирк не научит скулить, Ты будешь петь. Пой до рассвета, до бурных лучей, пой, пока утро не вытянет душу из дыр
Этих мертвых очей
», – глаголы речи представлены словосочетанием «будешь петь», глаголом «пой».

«Черная рок-н-ролл мама» (рок-группа «Алиса», К. Кинчев): «Каждый день Мама варит отвар, Отборные травы, золотой самовар. Подноси стакан да садись за стол, Мама даст тебе понять что такое рок-н-ролл Смахни сон с век, страх сдай в багаж, Хлебнул - и ты уже наш», – глаголы речи представлены словосочетанием «даст понять».

«О любви» (рок-группа «Чиж & Со», автор С. Чиграков): Мою песню услышат тысячи глаз, Мое фото раскупят сотни рук, Мое солнце мне скажет: «Это про нас!» Посмеется над текстом лучший друг. Я стану сверхновой суперзвездой, Много денег, машина – все дела Улыбнувшись, ты скажешь: «Как крутой!» Я тебя обниму: «Ты права!», – глаголы речи «услышат», «скажет», «скажешь».

«Сладкая N» (рок-группа «Зоопарк», автор М. Науменко): «И на мосту я встретил человека, И он сказал мне, что он знает меня»; «Все было так, как бывает в мансардах, Из двух колонок доносился Бах, И каждый думал о своем, Кто о шести миллиардах, А кто всего лишь о пяти рублях. И кто-то, как всегда, нес мне чушь о тарелках, И кто-то, как всегда, проповедовал дзен, А я молчал в углу и думал, с кем и где. Ты провела эту ночь, моя сладкая N», – глаголы «сказал», «доносился», «думал», «нес чушь», «проповедовал», «молчал».

«Красота» (рок-группа «Аквариум», автор Б. Гребенщиков): «Красота это страшная сила И нет слов, чтобы это сказать. Красота это страшная сила, Но мне больше не страшно я хочу знать», – глагол речи «сказать».

(рок-группа «Аквариум», автор Б. Гребенщиков): «Кто-нибудь помнит, кто висит на кресте? Праведников колбасит, как братву», – глагол «помнит».

Песня «Ночная птица» (рок-группа «Воскресение», автор К.Никольский): «Ночные песни птицы вещей Мне стали пищей для души, Я понял вдруг простую вещь: Мне будет трудно с ней проститься. Холодным утром крик последний Лишь бросит в сторону мою. Ночной певец, я твой наследник, Лети, я песню допою», – глаголы речи «понял», «допою».

«Музыкант» (рок-группа «Воскресение», автор К.Никольский): «О несчастных и счастливых, о добре и зле, О лютой ненависти и святой любви, Что творится, что творилось на твоей земле, Все в этой музыке, ты только улови», – глагол речи «улови».

«Куча мыслей в голове» (рок-группа «Камикадзе», автор Е. Белоусов): «Остановка, нам тяжело дышать. Так неловко пытаешься обнять. Мое сердце улыбается навзрыд, То, что чувствует, то и говорит»; «Слишком много тайного, чтобы взять и разгласить. Куча мыслей в голове, и мне тебя жаль», – глаголы речи «говорит», «разгласить».

«Белые волки» (рок-группа «Коррозия металла», автор С. Троицкий): «Нас никто не остановит! Нас никто не победит! Белые Волки рвутся в битву, Черные твари орут «Капут!», – глагол речи «орут».

«Не бросай» (рок-группа «Ва-Банкъ», автор А. Никитин): «Ты меня за все пожалей. Даже если хочешь – поругай. Только не бросай, не бросай. Только не бросай», – глагол речи «поругай».

«Звезда микрорайона» (рок-группа «Неприкасаемые», автор И.Сукачев): «Я был один, Я грустным был. Я ждал тебя, Но мой телефон молчал. Ты не пришла Ко мне домой, А я, как моряк,  Искал в тебе причал»; «Отзовись! – я кричу сгоряча, Чья ты, чья? Ча-ча-ча. Ты, ты, ты моя!», – глаголы речи «молчал», «отзовись», «кричу».

Рассмотрев примеры и выделив в текстах рок-песен глаголы речи, можно отметить, что направленность речи в них дифференцируется собственно речью.

Основной функцией глагола речи является коммуникативная. Тем не менее, более высокой ученые лингвисты считают интеллектуальную функцию. Кроме того, они называют этическую и эмоциональные функции.

В связи с тем, что изучался песенный репертуар, анализ текстов русских рок-песен показал большое количество глаголов речи от слова «петь» (петь, будешь петь, пела, пой, допою).

Чаще всего используются основные глаголы речи (сказать, говорить, говорит, разгласить).

Понятно, что присутствуют глаголы речи от слова «сказать» (скажет, скажешь, сказать).

Рок предполагает достаточно жесткий стиль, поэтому присутствуют эмоционально окрашенные глаголы речи (ворчит, отзовись, улови, ухмылялися, орут, кричу, поругай).

Немало глаголов речи, отрицающих само действие речи (помолчим, молчу, молчал, не спрашивай, не понимает).

Таким образом, в русской рок-поэзии тексты в целом очень бедны глаголами речи, однако, при использовании они выполняют все функции, присущие глаголам речи (интеллектуальную, коммуникативную, этическую и эмоциональную).

Заключение


Исследование текстовых функций и семантической структуры глаголов речи в русской рок-поэзии позволило сделать следующие выводы.

Речь – это совокупность значительного количества семантических признаков, которые характеризуют исходное понятие с разных точек зрения, таких как адресованность речи (ее обращенности к собеседнику), целенаправленность (сообщение. общение или. воздействие посредством речи); особенности ее звучания и речевого поведения говорящего, содержащее высказывания; обусловленности (качество речи, эмоциональная окрашенность, результат).

Сущность глаголов речи заключается в выполняемой ими основной синтаксической функции. В составе лексической системы русского языка глаголы речи обладают набором специфических семантических признаков, позволяющих им придавать контексту динамичность и операциональность.

Анализ лексического значения слова как структуры позволяет выделить функции глагола речи. Так, в круг глаголов речи входят социально-ориентированные смыслы текстов, которые обусловливают правильность их употребления и ограничения. Важными смысловыми компонентами глаголов речи являются семантические признаки ролевых отношений коммуникантов, их тональность, способы общения, цели речевого контакта и др.

Важным структурным компонентом семантики глаголов речи является их эмоциональное значение – информация об эмотивно-оценочном отношении говорящего к объекту. Эмотивный компонент является стабильным в змпатии многих экспрессивно-окрашенных глаголов речи.

Именно возможностями экспрессии объясняется использование глаголов речи в русской рок-поэзии, суть которой заключается в том, чтобы наиболее сильно заострить внутренние, глубоко скрытые противоречия, которые есть в душе у каждого человека.

Контекстуальный анализ речевых функций глаголов речи подтвердил коммуникативную значимость эмотивно-оценочных компонентов их семантики. Исследование семантической структуры глаголов речи существенно расширяет представление о семантике языковых единиц, т.к. раскрывает психологическую природу их значения.

В результате практического исследования текстов рок-поэтов было выявлено, что в целом тексты очень бедны глаголами речи, однако, при использовании они выполняют интеллектуальную, коммуникативную, этическую и эмоциональную функции.


Литература


  1. Апресян Ю.Д. Теоретические проблемы русского синтаксиса. Взаимодействие грамматики и словаря / Ю.Д. Апресян. – М.: Астрель, 2011. – 408 с.

  2. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека / Н.Д. Арутюнова. – М.: Владос, 2012. – 398 с.

  3. Ахманова О.С. Основные направления в социолингвистике / О.С.Ахманова, А,Н. Марченко // Вопросы языкознания, 2013. – № 4. – С. 10-15.

  4. Бахтина В.П. Лексико-грамматическая сочетаемость глаголов речи в русском литературном языке II половины XIX века / В.П. Бахтина // Вестник ВГУ, 2011. – № 16. – С. 32-51.

  5. Бондарь И.П. Глаголы речи в старославянском, русском и болгарском языках (в историко-сопоставительном плане) / И.П. Бондарь. – Саратов: СГУ, 2010. – 118 с.

  6. Виноградов В.В. Избранные труды. Исследования по русской грамматике / В.В. Виноградов. – М.: Наука, 2010. – 560 с:

  7. Дворник О.Д. Функциональная категоризация глаголов говорения / О.Д.Дворник // Вестник БГУ, 2013. – № 8. – С. 10-35.

  8. Доманский Ю.В. Рок-поэзия: перспективы изучения / Ю.В. Доманский. – М.: Интрада, 2010. – 232 с.

  9. Козицкая Е.А. Академическое литературоведение и проблемы исследования русской рок-поэзии / Е.А. Козицкая // Русская рок-поэзия: текст и контекст. Тверь, 2012. – С. 21-22.

  10. Крысин Л.П. Некоторые принципы словарного описания русской разговорной речи / Л.П. Крысин. – М.: АСТ, 2008. – 128 с.

  11. Овсянико-Куликовский Д.Н. Синтаксис русского языка / Д.Н. Овсянико-Куликовский. – М.: Академия, 2011. – 412 с.

  12. Серль Дж. Что такое речевой акт? / Дж. Серль // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17. – М., 1986. – С. 151-169.

  13. Смирнов И.В. Время колокольчиков, или Жизнь и смерть русского рока / И.В. Смирнов. – М.: Люмьер, 2013. – 116 с.

  14. Телия В.Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты / В.Н. Телия. – М.: Астрель, 2013. – 288 с.

  15. Троицкий А.К. Back in the USSR. Подлинная история рока в России / А.К. Троицкий. – М.: Паблишинг, 2011. – 126 с.

  16. Ушакова Т.Н. Роль человека в общении / Т.Н. Ушакова, Н.Д. Павлова, И.А. Зачесова. М.: АСТ, 2013. – 248 с.

  17. Шаховский В.И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка / В.И. Шаховский. – М.: Либроком, 2012. – 208 с.

  18. Ширяев Е.Н. Глаголы речи, восприятия и мысли в роли разговорных модальных средств / Е.Н. Ширяев // Сокровенные смыслы: Слово. Текст. Культура. - М.: Владос, 2014. – С. 58-66.

  19. Щерба Л.В. Языковая деятельность в аспекте лингвистической прагматики / Л.В. Щерба. – М.: ЛКИ, 2008. – 432 с.



Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Автор
Дата добавления 18.02.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров328
Номер материала ДВ-466586
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх