Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / Русский язык и литература / Научные работы / Курсовая работа по литературе на тему "Традиции святочного рассказа в произведении В.Г. Короленко "Сон Макара"."
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • Русский язык и литература

Курсовая работа по литературе на тему "Традиции святочного рассказа в произведении В.Г. Короленко "Сон Макара"."

библиотека
материалов



Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего

профессионального образования.

«Сибирский федеральный университет»

Лесосибирский педагогический институт -

филиал федерального государственного автономного образовательного учреждения

высшего профессионального образования

«Сибирский федеральный университет»

(ЛПИ – филиал СФУ)



Филологический

факультет

Русского языка и литературы

кафедра

050100.62 Педагогическое образование

код и наименование направления

050100.62.10 Русский язык и литература

название профиля







КУРСОВАЯ РАБОТА




ТРАДИЦИИ СВЯТОЧНОГО РАССКАЗА

В ПРОИЗВЕДЕНИИ В.Г. КОРОЛЕНКО «СОН МАКАРА»





Научный руководитель

______________

О. Н. Зырянова


подпись

инициалы, фамилия

Студент ДЛФ13-01БФР

______________

М. А. Барчукова

код (номер) группы

подпись

инициалы, фамилия



Работа защищена « ___» ___________ 20____г. с оценкой «____________»







Лесосибирск 2016


Содержание


Введение……………………………………………………………………….3

1. Жанровые признаки святочного рассказа……………………………………6

2. Святочный рассказ у В.Г. Короленко в обзоре литературоведов……….....15

3. Отображение традиций святочного рассказа в произведении В.Г.Короленко «Сон Макара»…………………………………………………..20

Заключение……………………………………………………………………25

Список использованных источников ……………………………………….28

Введение

В недавнее время святочные рассказы распространились довольно широко. Выпускаются святочные рассказы, созданные до 1917 года, а так же стала возрождаться их творческая традиция.

Однако, возникновение и развитие жанровой формы рождественского рассказа не менее увлекательна, чем его шедевры. Осмысление жанрообразующих признаков святочного рассказа представлено в ряде концептуальных работ Е.В. Душечкиной, А.А. Кретовой, О.Н. Калениченко, Н.В. Капустина, И.А. Есаулова, М.А. Кучерской, Х. Барана, Н.Н. Старыгиной, Н.В. Самсоновой.

Минувшие десятилетия в российско-советском обществе отмечены серьезные изменения: заинтересованность в историческом прошлом страны, в культуре народа, в ее православных истоках. Однако сейчас актуальным остается вопрос духовно-нравственного воспитания подростающего поколения, его ознакомление и приобщение к высоким идеалам классической литературы.

Реалии настоящего определяют и образовательную политику государства. «Воспитание духовно нравственной личности, формирование гуманистического мировоззрения, любви и уважения к литературе и ценностям отечественной культуры» - эта позиция отражена в перечне целей литературного образования, обозначенных в Федеральном государственном образовательном стандарте.

Изучение произведений литературы затрагивает важнейшие вопросы общественной жизни: нравственности, вопросов добра и зла, поиска истины. В начале XIX в. в России были выработаны основные разновидности литературных текстов со святочным сюжетом. Святки изображались в простонародных рассказах с этнографическими вставками и в светской повести с маскарадом, использовавшей святочный ход, в фантастической повести. Во второй половине 1820-х гг. повысилось внимание к календарной словесности, и оно совпало с периодом становления русской фольклористики и этнографии. Отметим, что вначале святочные рассказы существовали только в устной традиции. Позже календарные рассказы стали попадать в работы этнографов, реконструировавших праздничный ритуал, мифологические представления и персонажи. Сюжеты «быличек» и «бывальщин» приурочивались к определенному календарному празднику.

В обиход Н. Полевым было введено словосочетание «святочный рассказ», но оно все еще было лишено терминологического смысла.

К концу XIX века с ростом количества газет и журналов святочный, рождественский рассказ становится модной литературной формой и приобретает массового читателя. Появляются сборники святочных рассказов, выходят специальные выпуски газет и журналов.

Стоит отметить, что большинство литературных святочных рассказов тех лет вовсе не обладает высокими художественными достоинствами. Сюжеты развиваются на основе давно отработанных приемов, их проблематика ограничена узким кругом жизненных проблем. Чаще всего это выяснение роли случая в жизни человека. Язык литературных текстов нередко убог и однообразен. Но авторы часто ссылались на воспроизведение ими живой разговорной речи.

Однако, в репертуар праздничного домашнего чтения также входили произведения лучших русских писателей, таких как Н.С.Лесков, А.П. Чехов, В.Г. Короленко, А.И. Куприн и др. Именно они смогли выйти за пределы привычного круга святочных сюжетов и дали оригинальную и неожиданную трактовку «сверхъестественного» события, «нечистой силы», «философского чуда» и других компонентов, являющихся основополагающими для святочного рассказа.

Обращение к лучшим образцам святочного рассказа ведет к расширению общекультурного кругозора, постижению глубинного российского менталитета, осмыслению авторской концепции мира и человека, формированию нравственных критериев, развитию мышления и эмоционально-оценочной сферы.

Цель исследования – выявить черты святочного рассказа в рассказе В.Г. Короленко «Сон Макара».

Объект исследования – рассказ В.Г. Короленко «Сон Макара».

Предмет исследования – черты святочного рассказа в произведении В.Г. Короленко «Сон Макара».

Задачи исследования:

- рассмотреть понятие святочного рассказа в литературоведении;

- выделить характерные черты святочных рассказов В.Г. Короленко в обзоре литературоведов;

- выявить формально-содержательные признаки святочного рассказа в произведении В.Г.Короленко «Сон Макара».

Методы исследования: анализ теоретической литературы, интерпретации, структурно-сюжетный.

Структура работы составляет введение, три раздела, заключение. Общий объем работы составляет 29 страниц. Список использованных источников включает 23 наименования.












1. Жанровые признаки святочного рассказа


Существует множество подходов к определению жанра святочного рассказа. Само определение рассказа - «святочный» - указывает на истоки жанра. «Святки, т. е. святые дни - двенадцать дней после праздника Рождества Христова, до праздника Богоявления. Они называются и святочными вечерами, может быть в воспоминание событий рождества и крещения Спасителя, совершившихся в ночное или вечернее время. Святить двенадцать дней после праздника Рождества Христова церковь начала с древних времен» [23].

Отсюда можно сделать вывод, что традиции святочно рассказа начались еще в средневековье, тематика и стиль его были строго обусловлены сферой их бытия - карнавальным религиозным «спектаклем». Из мистики в святочный рассказ перешла трехуровневая организация пространства («ад», «земля», «рай») и общее состояние чудесной метаморфозы мира или героя, который проходит в содержании рассказа все три уровня мироздания.

Но еще раньше – во время язычества – в эти дни наши предки отмечали день, в который солнце поворачивает на лето. «Это был праздник земледельческий, в честь солнца, которое начинает в эту пору забирать новые силы» [4].

Календарный праздник родил и календарную поэзию - «произведения народного устно-поэтического и музыкально-поэтического творчества, элемент обрядности, связанной с временами года, аграрными праздниками (колядки, веснянки и др.)» [2]

И.А. Панкеев пишет: «славяне во время святок соблюдали обычаи: они наряжались, надевали маски, гадали, устраивать катания и пляски, разжигали костер, прыгали через него и т.д. Затем, с приходом христианства на Руси эти осложнились, были дополнены новыми обрядами. Но обряды стала осуждать церковь и обозначать такое поведение как греховное. Например, в указе патриарха Иоакима 1684 г. были запрещены святочные «беснования», т.к. они «приводят человека в душепагубный грех» [15].

Народ не мог сразу отказаться от своих обычаев и обрядов. существовал обычай рассказывать о том, что случалось на святках в давние времена. Понятно, что чаще всего описывались события, описывающие встречу человека с нечистой силой, а также описание опасных мест, святочных вечеринок, гаданий. Именно эти устные «былички» и стали прообразом будущего литературного святочного рассказа. Устное творчество получило письменное оформление и в XIX в. стало излюбленным чтением российского горожанина, желавшего получить если не праздничные ощущения, то хотя бы эмоциональное упоминание о них. Города, пополняемые за счет переезда сельских жителей, принимали и их верования и обряды. В городских условиях смысл обрядов утрачивается, обычаи видоизменяются, а магический смысл превращал календарный праздник в забаву. Все это вместе получило свое отражение в литературе. Празднование святочных дней сначала находило отражение в устном, а затем и в письменном творчестве. В то же время и фольклор, и литература перешли к утверждению примеров святой добродетельной жизни, нравственного поведения. Это и составляет основу святочного рассказа.

Е.В. Душечкина указывает, что «литературный жанр святочного рассказа живет по законам фольклорной и ритуальной эстетики тождества, нацеливаясь на канон и штамп – устоявшееся сочетание стилистических, сюжетных и тематических элементов, форсирование которых из одного текста в другой доставляет читателю удовольствие» [7]

Точно охарактеризовать жанр святочного рассказа достаточно сложно, ведь он развивался с течением времени. Современные исследователи говорят о нем так: «Святочные рассказы - это произведения, в которых изображались события, имевшие дело на святках». «Святочная история должна быть фантастична, иметь мораль и отличаться весёлым характером повествования» [13].

«Святочный рассказ – литературный жанр, относящийся к категории календарной литературы и характеризующийся определенной спецификой в сравнении с традиционным жанром рассказа». [11]

И.Г. Минералова указывает: «традиционный святочный рассказ «имеет великолепный и жизнерадостный финал, где добро бесспорно побеждает зло. Герои произведения некоторый промежуток времени находятся в положении душевного или материального кризиса, для разрешения которого нужно, некое волшебство, чудо, которое реализуется не столько как вторжение высших сил, сколько как неожиданная случайность, благополучное согласование, которые также выглядят как знамение свыше. Зачастую в конструкцию рождественского рассказа входит элемент фантастики, но в более поздних традициях, ориентированных на литературу реализма, важное положение занимает социальная тематика» [11].

Практически в каждом святочном рассказе вершится чудо и преобразование героя, однако в русской литературе этот жанр принял более реалистичные черты. Русские писатели чаще всего воздерживаются от волшебства, сохраняя темы отрочества, любви, помилования, социальную тематику. Библейские мотивы и жанровая специфика рождественского рассказа здесь комбинируются с сильной социальной составляющей.

«От святочного рассказа непременно требуется, чтобы он был приурочен к событиям святочного вечера - от Рождества до Крещенья, чтобы он был сколько-нибудь фантастичен, имел какую-нибудь мораль, хоть вроде опровержения вредного предрассудка, и наконец - чтобы он оканчивался непременно весело… Святочный рассказ, находясь во всех его рамках, все-таки может видоизменяться и представлять любопытное разнообразие, отражая в себе и свое время и нравы» [10]

С течением времени теоретики пытались добавить в определение что-то новое, святочный рассказ приобрел свое название из-за периода времени, описываемого в нем, вследствие чего попадает в разряд календарной литературы или поэзии.

История святочного рассказа наблюдается в русской литературе в течение трех столетий - от XVIII века и до современности, но его лучшая пора наблюдается в последней четверти XIX века - в период образования так называемой «малой» прессы. Так, «постепенно из области устного бытования святочный рассказ перемещается в сферу литературы. В первой половине XIX века святочный рассказ формировался в рамках романтической прозы, с присущим ей обращением к историческому материалу, к русскому средневековью, к фольклорным традициям и национальной старине, к таинственному и фантастическому. Это определяет содержание святочного рассказа» [11]

«В Москве доброй, как называл ее Карамзин, живало в прежние годы много стариков, живых летописей прошедшего» [20].

«В творчестве Н. Полевого оформляются некоторые жанровые особенности святочного рассказа: автор-повествователь передает слышанные им истории. Оригинальность святочных рассказов Н. Полевого возникает за счет синтеза тем, образов и мотивов, возникшего на почве реальных исторических событий, преданий о далеком прошлом и фантастических происшествий. Вероятно, жанр святочного рассказа появился в творчестве Н. Полевого под влиянием святочных рассказов американского писателя Вашингтона Ирвинга, произведения которого он активно переводил на русский язык. Следует отметить, что ни у Ирвинга, ни у Полевого святочный рассказ не содержал в тексте непосредственного указания на приуроченность сюжетного времени к святочным дням. Это создает иллюзию достоверной истории; основные эпизоды предания (картины страшного гадания о судьбе, победа над чародеем-ведуном, происшествие с очарованным героем) сказочны, фантастичны, восходят к народно-поэтическим источникам» [20]

В святочных рассказах Н. Полевого «повествуется о событиях в Великом Новгороде и о спорах с московским князем Дмитрием Ивановичем» в эпоху борьбы за национальную независимость и централизации Руси вокруг Москвы» [20]

В первой половине XIX века святочный рассказ еще не был массовым жанром. Таковым он становится во второй половине столетия, чему способствовал целый ряд обстоятельств.

Считается, что распространению жанра святочного рассказа в русской литратуре способствовал успех переводов произведений Ч. Диккенса. Так, в 1875 году появился первый сборник переводов «Святочные рассказы (перевод Ф. Резенера), в который вошли рождественские повести, созданные в сороковых годах: «Рождественская песнь в прозе» или «Святочный рассказ о привидениях», «Колокола» или «Часовые куранты», «Сверчок за очагом» или «Сверчок на шестке», «Битва жизни» (1846), «Одержимый».

В последующих работах 1840-х он сформулировал основные положения «свяирчеой философии»: бесценность человеческой души, тема памяти и беспамятства, любви к «человеку во грехе», отрочества.

Традиции Ч. Диккенса были приняты европейской и русской литературой и получили последующее совершенствование, а почва уже была приготовлена некоторыми произведениями Н.В. Гоголя, такими как «Ночь перед Рождеством». Если у английского писателя обязательным финалом произведения было торжество добра, победа света над тьмой, нравственное преображение героев, то в отечественной литературе неединичны трагические концовки. Своеобразие диккенсовской традиции требовала благополучного, пусть и необоснованного и неправдивого финала, устанавливающего торжество добра и справедливости, создающего впечатление библейского чуда и рождающего волшебную рождественскую атмосферу.

Диккенс стремился к тому, чтобы «под фантастическою маскою, которую оправдывала веселая пора года, разбудить сострадательное и любящее настроение, никогда не лишнее в христианской стране» [21].

В рождественских повестях английского писателя воплотилось его «рождественское» отношение к жизни, надежда на достижение идеала вопреки всем социальным фактам и доводам рассудка. «Философия Ч. Диккенса в рождественских повестях по сути своей все та же внесоциальная утопическая философия добра и зла. Рождество - особый праздник для англичан, прославляющий дом, семейный очаг, уют. И именно уют становится важной категорией в рождественской философии Диккенса. Это вовсе не символ мещанской ограниченности - напротив, это символ весьма возвышенный - ценности человеческого тепла, символ радости, символ отношений, гарантирующих человеку, что он никогда не будет одинок в мире. Герои Диккенса - бедняки, и их богатство - в щедрости души, в самопожертвовании, бескорыстности. Счастье - это радость: его бедняки любят жизнь, умеют ценить ее» [21].

Середина века - рубеж в истории России, «связанный с известными социальными и экономическими преобразованиями. Происходила интенсивная ломка традиционных социальных отношений и мировоззренческих представлений. В хаосе, рождаемом столкновением общественных институтов, старых культурных организмов с новейшей цивилизацией, хаосе, возникающем в ходе разрушения и беспорядочной ассимиляции первых, нужны были островки добродетели» [3].

Именно таким «островком», который вобрал в себя всю тоску горожанина о мире чистых чувств, незамутненного разума, мире христианской любви и самопожертвования, покаяния и доброты к ближнему, стал святочный рассказ.

Распространению жанра способствовало «бурное развитие периодической печати в этот период. Святочный рассказ становится газетным и журнальным жанром, и в большей степени - газетным. По своим жанровым канонам короткий святочный рассказ соответствовал художественным формам, наиболее распространенным в журналистике: очерку, очерковой зарисовке, рассказу, эссе, новелле и пр.» [18]

Отвечал святочный рассказ и желанию русских писателей «послужить своим творчеством массовому читателю» . «Толстых журналов мужикам не набраться, а газетный лист до них доводят», - писал Н. С. Лесков [10]

Поэтому с середины XIX в. в культурный обиход входит понятие «книга для народа», призванная просвещать читателя, и помогать ему сохранять свои нравственные идеалы. Именно обращение к христианской этике объединяет «книги для народа», изданные разными по убеждениям и социальному положению людьми: от монархистов до еволюционеров-демократов. Наиболее плодотворной в этом направлении признана деятельность толстовского издательства «Посредник». Именно для целей нравственного воспитания и просвещения был выбран жанр святочного рассказа, с утверждением о том, что «совесть без Бога есть ужас, она может заблудиться до самого безнравственного» [16].

Во второй половине ХIХ в. также важен факт развития детской литературы и детской журналистики. Много рассказов русских писателей было адресовано детям. Детские святочные рассказы стали все чаще появляться на страницах журналов или выпускаться отдельными книжками. Например, свои святочные рассказы для детей, такие как «Неразменный рубль», «Воровской сын», «Дурачок», «Христос в гостях у мужика», Н.С. Лесков публикует в журналах «Игрушечка» и «Задушевное слово» именно в рождественские дни [21].

Одними из самых известных и значимых работ русских писателей, созданных в жанре святочного рассказа, являются «Мальчик у Христа на ёлке» Ф.М. Достоевского, рассказы «Детвора» и «Мальчики» А.П. Чехова, «Задушевные рассказы» «В метель и вьюгу», «Разрыв трава» П.В.Засодимского. В сборниках рассказов для детей «Зарницы. Второй сборник рассказов для старшего возраста» помещает свои святочные рассказы Д.Н.Мамин-Сибиряк и т.д.

Л. Чуднова цитирует: «адресованный детям святочный рассказ, как и вообще детская книга, по высказыванию Н. С. Лескова, мог не только занять внимание читателя, но и дать доброе направление его мыслям» [22].

Образовавшаяся со временем и ставшая общепринятой схема святочного рассказа подразумевает нравственное преобразование героя, которое должно вершиться в три этапа («ступени мироздания»); рационально, что и хронотоп подобного рассказа предпочтительно также имеет трёхуровневую организацию.

С одной стороны, «мода на жанр вела к обесценению и опошлению рассказов, к превращению их в примитивное чтение. Под пером писателей бесталанных и не очень разборчивых святочный рассказ становился либо излишне сентиментальным (слащавые святочные рассказы - по мнению самого Л.Н.Толстого), либо откровенно дидактичным, либо натуралистически страшным» [17].

Для Е.Н. Опочинина становится ясно, что «талантливые писатели в традиционной литературной форме святочного рассказа находили новые и интересные возможности для воплощения своих замыслов. Благодаря их творчеству маленький святочный рассказ становился достоянием большой литературы» [12].

Н.Н. Осанова считает, что «во второй половине XIX века устойчивая жанровая структура святочного рассказа формируется в рамках реалистического искусства. Писатели предпринимают попытку соблюсти требования рождественского и святочного рассказа без рутинного привлечения к участию чертовщины и всяких иных таинственных и невероятных элементов» [14].

Н.С. Лесков указывает, что «чаще всего причудливое или загадочное имеет свои основания не в сверхъестественном или сверхчувственном, а истекает из свойств русского духа и тех общественных веяний, в которых для многих заключается значительная доля странного и удивительного» [10].

«Сама русская жизнь оказывается фантастической. В таком случае святочный рассказ может видоизменяться и представлять любопытное разнообразие, отражая в себе и свое время и нравы» [10].

Таким образом, история святочного рассказа в русской литературе начинается вместе с началом XVIII в., на протяжении трех веков и до настоящего времени. Именно периодическая печать ввиду ее приуроченности к определенной дате становится основным поставщиком календарной литературной продукции, в том числе – святочного рассказа. Уже к концу XIX в. стали «привычным подарком для читателей святочные рассказы, публиковавшиеся на страницах журналов и газет. Притягательность святочных рассказов была еще и в том, что они несли не только художественное назначение, но и жизненно-практические, становясь тем чтением, которое наиболее всего подходит к настроению этого самого радостного и самого желанного зимнего праздника» [13].

Большой интерес читателей к святочным рассказам убеждает, что человек всегда нуждается не только в новостях, но и в эмоциональном отклике на вечные вопросы человечества о справедливости, нравственности, добре и зле, о душе и т.д.






2. Святочный рассказ у В.Г. Короленко в обзоре литературоведов.


Владимир Галактионович Короленко (1853-1921) - прозаик, публицист, писатель-демократ, общественный деятель. «Владимир Галактионович - человек с большим и сильным сердцем», - писал о В.Г. Короленко А.М. Горький [6].

В 1879 г. как «неблагонадежный» В.Г. Короленко был арестован и шесть лет провел по тюрьмам, этапам и ссылкам. По политическим соображениям правительства в 1881 г. он был сослан в ссылку в Якутию, где отбывал ее в с. Амга. Важно то, что В.Г. Короленко внес значительный вклад в исследование якутского края, его природы, климата, быта и нравов местного населения. В быту он был хлебопашцем, а также вел просветительскую и педагогическую работу с местным населением. Он также плодотворно работал над своими произведениями, находил темы и материалы для самых лучших своих произведений и сложился и окреп как писатель..

В ссылке он написал ряд рассказов («Чудная», «В дурном обществе», «Сон Макара», «Соколинец» и др.), которые вошли в сборник «Очерки и рассказы», принесший В.Г. Короленко литературную известность.

Наиболее значительным произведением В.Г. Короленко можно считать рассказ «Сон Макара». Несмотря на небольшой объем, рассказ имеет глубокий смысл. П.В. Басинский писал: «эта притча о справедливости – самая классическая вещь о справедливости, которая есть в мировой литературе, которую не мог бы написать ни один писатель - только Владимир Галактионович Короленко. На восприятии этой вещи, на отношении к ней можно проверять отношение к Короленко в целом» [1].

Рассказ «Сон Макара» написан в 1883. «Прототипом главного героя стал амгинский крестьянин Захар Цыкунов, в избе которого жил ссыльный Короленко. Позже Захар так и рекомендовался: Я - сон Макара, за что ему порой давали пятиалтынный» [8].

В.Г. Короленко сам отнес свое произведение «Сон Макара» к святочным рассказам.

Святочная проза В.Г. Короленко «является богатым источником культуроведческой информации и позволяет познавать материальную и духовную культуру народа, его историю, мифологические и религиозные представления, философию, мораль, национальный образ мыслей. Cлова местного колорита, обозначающие черты национального быта встречаются как в речи действующих лиц, так и в описаниях автора. Назначение их - передать местный якутский колорит» [8].

Рассказ В.Г. Короленко «был чрезвычайно популярен у современников, а его аллегорическая подоплёка позволяла давать различные интерпретации - как революционного характера, так и сугубо христианские. Рассказ решен в традициях популярных святочных рассказов, где на первое место ставится карнавальное религиозное представление, а не художественная убедительность образов. Но конфликт произведения строится не на столкновении человека с потусторонним злым миром, а на том сдвиге в сознании, который происходит в человеке, в силу определенных обстоятельств усомнившемся в своем неверии в потусторонний мир кульминационного святочного эпизода» [1].

По мнению П.В. Басинского, «сон Макара – это притча о справедливости – самая классическая вещь о справедливости, которая есть в мировой литературе. Однако критиками допускается и менее драматическое толкование, считая, что Макар видит сон, отлёживаясь после попойки, а не замерзая в тайге.

Отметим, что существенное отличие литературного святочного рассказа от фольклорного состоит в характере изображения и трактовке. Как в произведениях русской литературы, так и в якутском фольклоре нередко используется образ сна. У якутов есть легенды, предания, сказания, в которых главные действия происходят именно во сне (например, поэма «Сон шамана», интерпретированная А. Е. Кулаковским).

Важное место в русской литературе В.Г. Короленко занимает и как пейзажист. «Своеобразие его художественного метода состоит в том, что он к каждому явлению в жизни и к человеку подходит через природу. С очерками В.Г. Короленко впервые в русскую литературу вошли картины нашей Северной Амги во всем их разнообразии и своеобразии» [5].

Он зарисовал ее суровые морозы, когда все тонет «в северном, холодном, непроницаемом, точно выжатом из воздуха, тумане»; он сумел уловить и передать напряженную и «чуткую пугливость» воздуха, в котором «треск льдины вырастает в пушечный выстрел» и «падение ничтожного камня гремит, как обвал» [13].

На фоне именно такого сурового сибирского пейзажа В.Г. Короленко стремится «почувствовать душу сибиряка-северянина и уловить смысл его существования. Во многих своих произведениях автор показал пробуждение человеческого сознания и мечту простых людей о счастливой и свободной жизни. Он видел свой долг писателя в том, чтобы вселить в людях бодрость, пробудить веру в свои силы.

Фантастический сюжет рассказа не помешал писателю очень реалистично, почти с этнографической точностью, изобразить как самих действующих лиц, так и все события их жизни» [13].

Уже из этих редких зарисовок видно, что «природа занимает в авторском повествовании значительное место. Описания природы перемежаются с реалиями жизни. Таким образом, природа служит своеобразным фоном для раскрытия чувств главного героя. Она отражает внутренние порывы и настроение героя. Писатель восхищается величественной красотой сибирской природы. Природа преображается и дружелюбна, когда Макар подходит к жилью большого Тойона, когда близится развязка, задуманная писателем, как яркий рассвет жизни. Писатель подчеркивает это в рассказе раскрытием перед Макаром окружающей его красоты родной природы» [13].

Макар слышит во сне приветственную песню солнцу. Рассветная песня, песня утренней зари и восходящего солнца в рассказе В.Г. Короленко приобретает символическая роль. «Просыпаясь, земля приветствует солнце песней. И прежде слышал Макар эту песню, но раньше она не привлекала его внимания. Лишь теперь он понял ее величие и красоту. Песня пробуждающейся после ночного сна земли становится символом пробуждающегося сознания Макара. Не случайно рассказ о ней расположен так, что непосредственно предшествует страстной защитительной речи Макара на суде у большого Тойона.

Приветственная песня солнцу не приведена в произведении, она как бы включена в описание природы, и, благодаря этому, вся картина рассвета приобретает поэтический характер. Авторская речь становится ритмической, отрывок приобретает характер стихотворения в прозе. Анафоры (стилистический прием, заключающийся в повторении сродных звуков, синтаксических построений в начале смежных стихов), вычурные сравнения туманов с воинами, одетыми в золото, метафорические обороты придают предрассветному пейзажу особую торжественность, исключительность, выделяют его из общего стиля повествования, привлекают к нему внимание» [13].

Победой света над мраком ознаменован и финал рассказа. Нравственно переродившись, Макар смог оглядеть всю свою жизнь и, получив дар красноречия, рассказать о ней и, в конце концов, осознать ее страшную беспросветность. Но именно это смягчило сердца людей и суд провидения, а чаша весов его грехов стала перевешиваться в сторону добра. Не смотря на усиленную социальную направленность, именно это торжество добра подтверждает жанровую специфику святочного рассказа.

Таким образом, образ Макара как художественный образ, созданный В.Г. Короленко. имеет большое значение не только для якутской, но и для русской литературы. Рассмотрим, как в исследуемом произведении автор отобразил традиции святочного рассказа.

























3. Отображение традиций святочного рассказа в произведении В.Г.Короленко «Сон Макара»


Прежде отметим, что основные требования рождественского или святочного рассказа выдвинул Н.С. Лесков: «от святочного рассказа непременно требуется, чтобы он был приурочен к событиям святочного вечера – от Рождества до Крещения, чтобы он был сколько-нибудь фантастичен, имел какую-нибудь мораль, хоть вроде опровержения вредного предрассудка и, наконец, чтобы он оканчивался непременного весело. Он должен быть истинное происшествие» [13].

Рассмотрим наличие указанных требований в произведении В.Г.Короленко «Сон Макара».

П.В. Басинский писал: «рассказ навеян реальными бытовыми впечатлениями молодого писателя (он жил у крестьянина Захара Цыкунова, который и стал прототипом Макара). Но, называя в первоначальных набросках героя Захаром, В.Г. Короленко, очевидно, недаром сменил его имя на Макара - на него, по одной поговорке 0 все шишки валятся, а с другой стороны, короленковский Макар живёт именно там, куда другой фольклорный Макар телят не гонял» [1].

Здесь соблюдается такая традиция святочного рассказа, как истинность происшествия, о чем говорит то, что у главного героя был реальный прототип - амгинский крестьянин Захар Цыкунов. Он и сам признавался: «я - сон Макара».

Макар - главный герой рассказа - потомок русских крестьян. Родина Макара – «глухая слободка Чалган – затерялась в далекой якутской тайге. Отцы и деды Макара отвоевали у тайги кусок промерзшей землицы» [9].

Это также указывает на истинность рассказа В.Г. Королева.

Макар гордился своей родиной. Описание писателем природы показывает, как любит ее герой, как тонко ее знает, как точно подмечает даже неприметные глазу картинки.

Коренных жителей Макар называл «погаными якутами», «хотя, правду сказать, сам он не отличался от якутов ни привычками, ни образом жизни. по-русски он говорил мало и довольно плохо, одевался в звериные шкуры, носил на ногах торбаса, питался в обычное время одною лепешкой с настоем кирпичного чая», «работал он страшно, жил бедно, терпел голод и холод» [9].

Такую характеристику дает В.Г. Короленко своему главному герою, описывая его характер и жизнь. Здесь видно, насколько суровой была жизнь людей якутского края.

И сами люди становились такими же суровыми и жестокими: хозяин избы, где Макар покупал водку «широко отворив двери, он поддал бедняге сзади ногою такого леща, что Макар вылетел из избы и ткнулся носом прямо в сугроб снега» [9], жена Макара «немедленно нанесла ему ногою жесткий удар пониже спины. Затем, пока он повалился на постель, она еще успела толкнуть его кулаком в шею» [9]

Параллельно описанию характера героев рассказа идет описание природы. Этим В.Г. Короленко усиливает сложности жизни и с самого сначала он изображает природу враждебной: «лютый мороз не шутит с людьми» [9], ««чаща, точно заколдованная, держала его в своих объятиях» [9]), «тайга все оживлялась, но оживлялась враждебно» [9].

Для Макара отдушиной становилось употребление спиртного и тогда он начинал мечтать о том, чтобы «все бросить и уйти на гору. Там он не будет ни пахать, ни сеять, не будет рубить и возить дрова, не будет даже молоть зерно на ручном жернове. Он будет только спасаться» [9].

Но мечту свою он не мог исполнить, ведь «поселенцы-татары продавали ему всегда скверную водку, настоянную, для крепости, на махорке, от которой он вскоре впадал в бессилие и становился болен» [9].

Пил он часто и если не работал, то только этим и занимался. В описываемое время как раз наступал большой праздник, но денег не было и Макар переживал: «работать нельзя, - что же он будет делать, если не напьется? Эта мысль делала его несчастным» [9].

Постепенно природа становится благосклоннее к герою:

- «снега ярко блестели, облитые лунным сиянием. Временами свет луны как будто таял, снега темнели, и тотчас же на них переливался отблеск северного сияния» [9];

- «луна опустилась, а вверху, в самом зените, стало белесоватое облачко и засияло переливчатым фосфорическим блеском. Потом оно как будто разорвалось, растянулось, прыснуло, и от него быстро потянулись в разные стороны полосы разноцветных огней» [9], «голые деревья лиственниц были опушены серебряным инеем. Мягкий свет сполоха, продираясь сквозь их вершины, ходил по ней, кое-где открывая то снежную поляну» [9];

- «лиственницы стояли над ним, смиренные, тихие, точно стыдясь прежних проказ. Мохнатые ели вытягивали своя широкие, покрытые снегом лапы и тихо-тихо качались. В воздухе так же тихо садились лучистые снежинки. Яркие добрые звезды заглядывали с синего неба сквозь частые ветви» [9];

- «теперь стало светло - гораздо светлее, чем при начале ночи. Это происходило, конечно, оттого, что они были гораздо ближе к звездам. Звезды, величиною каждая с яблоко, так и сверкали, а луна, точно дно большой золотой бочки, сияла, как солнце, освещая равнину от края и до края. На равнине совершенно явственно виднелась каждая снежинка» [9];

- «снежная равнина потемнела. Тогда над нею поднялись туманы и стали кругом равнины, как почетная стража. И в одном месте, на востоке, туманы стали светлее, точно воины, одетые в золото. И потом туманы заколыхались, золотые воины наклонились долу. И из-за них вышло солнце и стало на их золотистых хребтах и оглянуло равнину. И равнина вся засияла невиданным ослепительным светом. И туманы торжественно поднялись огромным хороводом, разорвались на западе и, колеблясь, понеслись кверху» [9].

Все это помогает раскрыть сущность и суть святочного рассказа.

Практически в самом начале рассказа автор уточняет: «дело было в канун рождества» [9].

Данное уточнение сразу указывает на время святок, а значит – соблюдена очередная традиция святочного рассказа.

Кроме того, по всему рассказу о торжестве регулярно напоминает церковный колокольный звон: «в морозном воздухе раздался первый удар колокола» [9], «между тем, несся, разливаясь далеко-далеко, торжественный праздничный звон» [9]), «сзади несется торжественный гул церковного колокола» [9], «из далекой, невидной теперь слободы несся по-прежнему торжественный звон» [9], «Издали доносился все тот же торжественный звон. Макару казалось, что он идет на него, но звон все удалялся, и, по мере того, как его переливы доносились все тише и тише» [9], «последние отголоски колокола доносились с далекого Чалгана» [9].

Соблюдение следующей традиции святочного рассказа заключалось в присутствии чуда. В рассказе их несколько. Во-первых, он явно увидел умерших попика Ивана «Всего удивительнее было то обстоятельство, что это был тот самый попик Иван, который умер назад тому четыре года» [9], знакомого татарина «Он узнал знакомого татарина, который шесть лет назад увел у него пегого коня, а пять лет назад скончался» [9], незнакомый старик, оставивший свою больную жену и «теперь должен тащить к Тойону старуху на себе» [9].

Чудом также было то, что знакомый татарин не мог ни ехать, ни избавиться от украденного им коня: «Твой конь, говоришь?.. Ну, и бери его! Проклятая животина! Пятый год еду на ней, и все как будто ни с места... Пешие люди то и дело обгоняют меня; хорошему татарину даже стыдно» [9].

И еще одно чудо – Макар оказался на праведном суде. Для него должны были приготовить большие весы: «одна чашка была золотая и маленькая, другая – деревянная, громадных размеров» [9].

И еще: «случилось что-то странное. Макар, тот самый Макар, который никогда в жизни не произносил более десяти слов кряду, вдруг ощутил в себе дар слова. Он заговорил и сам изумился» [9].

«Вот он оглядел всю свою горькую жизнь. Как мог он до сих пор выносить это ужасное бремя? Он нес его потому, что впереди все еще маячила звездочкой в тумане - надежда» [9].

Рассказ Макара тронул старого Тойона, попика Ивана и всех молодых работников Бога. Они горько заплакали. «А весы все колыхались, и деревянная чашка подымалась все выше и выше!» [9].

Завершается монолог Макара нравственным уроком, моралью о том, что какой тяжелой ни была бы жизнь, всегда нужно стремиться вперед и надеяться на лучшее. Это также говорит о соблюдении автором традиций святочного рассказа.

Таким образом, в произведении В.Г. Короленко «Сон Макара соблюдены все традиции святочного рассказа Анализ произведения показал, что В.Г. Короленко справедливо отнес свой рассказ к жанру святочных рассказов





Заключение


Рассмотрев основные понятия святочного рассказа, нами выделено определение: «святочный рассказ – литературный жанр, относящийся к категории календарной литературы и характеризующийся определенной спецификой в сравнении с традиционным жанром рассказа».

Как историческое явление календарной словесности, святочный рассказ связан с праздником, культурным обиходом и идейной проблематикой. Вторая половина XIX в. была ознаменована таким явлением городской культуры, как святочные рассказы.

Сохранив связи с древним фольклором, традициями, вобравшим в себя опыт рождественской беллетристики первой половины ХIХ в., святочный рассказ развивается в рамках реалистической литературы. что определяет некоторые изменения в его содержании и форме. Русские писатели сохранили нравственный смысл содержания, но ввели новый для святочного рассказа социальный смысл в вечную тему добра и зла. Этим они осложнили содержание рассказов, обнажив неблагополучие и несправедливость общественной жизни. Кроме того, были введены поэтические приемы, не характерные для данного жанра, что изменило функции традиционных святочных канонов; распространялось свободное отношение к сложившимся жанровым стереотипам, реалистическое обоснование чудесного в рассказе.

Святочный рассказ как литературный жанр также был обусловлен развитием журнального и газетного дела в то время. Так, святочные рассказы публиковались в рождественских номерах журналов и газет, распространением таких рубрик как «книги для народа» и произведения для детей. Именно так святочный рассказ вписался в жанровую систему литературы второй половины XIX в. как «малый жанр».

Святочный рассказ предназначался, прежде всего, для массового читателя. Писатели обращались к нему с проповедями нравственных идеалов. Именно нравственный смысл становится основной доминантой содержания святочного рассказа.

При всем разнообразии жанра святочного рассказа можно выделить некоторые типологические признаки. На основе изложенного, обычно чертами святочного рассказа являются следующие:

- святочный рассказ хронологически приурочен к определенному времени (к святочным дням);

- начинается с описания беды и трудностей человеческого бытия;

- обычно присутствует рассказчик;

- обязательно наличие элемента «чуда»;

- обязательно наличие нравственного урока, морали.

Кроме того, по форме святочный рассказ достаточно каноничен. С героем происходят чудеса, предопределяющие душевные метаморфозы и обычно рассказ имеет счастливую развязку.

Проведенный анализ на наличие традиций святочного рассказа в произведении В.Г. Короленко «Сон Макара» показал следующее:

- об истинности говорит то, что у главного героя был реальный прототип - амгинский крестьянин Захар Цыкунов. Он и сам признавался: я - сон Макара. Реальна и родина героя – слободка Чалган в якутской тайге;

- практически в самом начале рассказа автор сразу говорит, что дело было в канун рождества, что указывает на время святок, а значит – соблюдена первая традиция святочного рассказа. Кроме того, несколько раз о празднике регулярно напоминает торжественный церковный колокольный звон;

- о присутствии в святочном рассказе чуда говорят ситуации встречи с давно умершими людьми – попиком Иваном, знакомым татарином, незнакомым стариком. При этом поведение каждого из них было фантастичным – попик был помощником Бога, татарин никак не мог избавиться от украденной у Макара лошади и в то же время она не ехала, старик тащил на себе старуху-жену, от которой ушел при жизни. И еще одно чудо – Макар оказался на праведном суде. И еще – он получил дар речи;

- в рассказе имеется мораль – какой тяжелой ни была бы жизнь, всегда нужно стремиться вперед и надеяться на лучшее;

- оканчивается рассказ радостно – чаша грехов Макара не перевесила чашу его добродетелей.

Таким образом, согласно исследованным традициям жанра, а также проведенного анализа, «Сон Макара» В.Г. Короленко справедливо отнесен автором к жанру святочного рассказа.

Список использованных источников:


  1. Басинский, П.В. Сюжеты и лица / П.В. Басинский. – Москва: АСТ, 2014. – 512 с.

  2. Большой энциклопедический словарь Под ред. Прохорова. – Москва: Норнит, 2016. – 1456 с.

  3. Бражников, И.Л. Русская литература XIX-XX веков. Историософский текст / И.Л. Бражников. – Москва: МПГУ, 2011. – 242 с.

  4. Буслаев, Ф.И. Древнерусская литература и православное искусство / Ф.И. Буслаев. – Москва: Лига Плюс, 2011. – 352 с.

  5. Гордович, К.Д. Русские писатели XIX-XX веков / К.Д. Гордович. – Москва: Петроний, 2011. – 496 с.

  6. Горький, М. Очерки и воспоминания / М. Горький. – Москва: Астрель, 2013. – 160 с.

  7. Душечкина, Е.В. Русский святочный рассказ. Становление жанра / Е.В. Душечкина. – Санкт-Петербург.: СПбГУ, 2012. - 256 с.

  8. Есин, А.Б. Принципы и приемы анализа литературного произведения / А.Б. Есин. – Москва: Флинта, 2010. – 248 с.

  9. Короленко, В.Г. Сон Макара / В.Г. Короленко. – Москва: АСТ, 2014. – 48 с.

  10. Лесков, Н.С. Воспоминания / Н.С. Лесков. - Москва: 2011. – 124 с.

  11. Минералова, И.Г. Анализ художественного произведения. Стиль и внутренняя форма / И.Г. Минералова. – Москва: Флинта, 2012. – 312 с.

  12. Опочинин, Е.Н. Святочные рассказы / Е.Н. Опочинин. – Москва: 2012. – 112 с.

  13. Безбородкина, Е.С. Опыт изучения святочных рассказов русских и зарубежных писателей. VII, VIII, IX классы // Поиск. Опыт. Мастерство // Литература в школе. – 2014. – № 7. – С. 34-39.

  14. Осанова, Н.Н. Рождественские рассказы русских писателей // Уроки внеклассного чтения. – Москва: АСТ, 2016. – С. 112-115.

  15. Панкеев, И.А. Обычаи и традиции русского народа / И.А. Панкеев. - Москва: Олма-Пресс, 2014. - 542 с.

  16. Розанов, В.В. Мысли о литературе / В.В. Розанов. – Москва: Современник, 2013. – 608 с.

  17. Русанов, Г.А. Воспоминания / Г.А. Русанов, А.Г. Русанов. Воронеж: Диамант, 2012. – 280 с.

  18. Старыгина, Н.Н. Святочный рассказ как жанр / Н.Н. Старыгина // Проблемы исторической поэтики. - 2013. - № 2. - С. 113-127.

  19. Столярова, И.В. На пути к преображению. Человек в прозе Н. С. Лескова / И.В. Столярова. – Санкт-Петербург: СПбГУ, 2014. – 328 с.

  20. Троицкий, В. Ю. Художественные открытия русской романтической прозы 20-30-х годов XIX века. – Москва: Владос, 2015. – 512 с.

  21. Чертанов, М. Диккенс / М. Чертанов. – Москва: Молодая гвардия, 2015. – 384 с.

  22. Чуднова, Л.Г. Лесков в Петербурге / Л.Г. Чуднова. - Москва: Владос: 2015. – 256 с.

  23. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. – Санкт-Петербург.: Питер. – 894 с.






Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Автор
Дата добавления 23.06.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Научные работы
Просмотров515
Номер материала ДБ-130537
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх