Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Курсовая работа по русскому языку
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • Русский язык и литература

Курсовая работа по русскому языку

библиотека
материалов


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Тобольская государственная социально-педагогическая академия им. Д.И.Менделеева»


Филологический факультет

Кафедра филологического образования




Географические наименования Советского района

Тюменской области в генеалогическом аспекте



К защите допускаю:

зав.кафедрой

филологического образования

к.ф.н., доцент

Татьяна Юрьевна Никитина

___________________________



Выпускная квалификационная работа

по русскому языку

студентки 6 курса заочной формы обучения

(специальность «Русский язык и литература»)

Таушкановой Татьяны Николаевны

______________________________





Научный руководитель

к.ф.н., доцент

Гузель Чахваровна Файзуллина

______________________________





Рецензент

к.ф.н., доцент

Татьяна Александровна Петрова

________________________________



Работа защищена в ГЭК «______»_________________с оценкой ___________________


Председатель ГАК: Председатель ГЭК:

_______________________________ _____________________________


Члены ГЭК:

______________________________________

_______________________________________

________________________________________


Тобольск

2014

Содержание



Введение…………………………………………………………………..………3


Глава 1. Теоретические основы топонимики

1.1.Основные понятия топонимики…………………………………………..…6

1.2.История изучения топонимики…………………………………………….10


Глава 2. Генеалогическая классификация апеллятивной и топонимической лексики

2.1. Советский район как поликультурное пространство………………….…21

2.2. Апеллятивы общеславянского происхождения…………………………..27

2.3. Апеллятивы финно-угорского происхождения…………………………..30

2.4. Генеалогическая классификация ойконимов Советского района……....33

2.5. Изучение географических наименований в школе………………………35


Заключение……………………………………………………………………....42

Список литературы……………………………………………………………...43

Приложение……………………………………………………………………..50


Введение


Топонимика – это отрасль лингвистики, изучающая историю создания, преобразования и функционирования географических названий.

Создание географических названий – вечно живой языкотворческий процесс, при этом, кроме того, что постоянно происходит процесс наименования новых реалий, эти же реалии с течением времени могут получать и другие названия. Это связано с тем, что, «во-первых, постепенно происходит перестройка топонимов как слов, во-вторых, возникают новые физические объекты, которые получают свои наименования» [Мурзаев 1982: 5].

Топонимы в каждом языке являются носителями культурно-исторической информации. Они представляют собой систему, отражающую языковую картину мира народа в ее развитии. В процессе этого развития происходит постоянное взаимодействие между двумя субсистемами: топонимами и апеллятивами.

Актуальность исследования. Одной из актуальных проблем отечественного языкознания является исследование географических наименований Севера Тюменской области.

В русской топонимике имеются работы, посвященные изучению географических наименований Севера Тюменской области. Но исследования в данной области ограничиваются отражением лишь отдельных аспектов.

Цель работы: анализ апеллятивной и топонимической (ойконимы) лексики Советского района с точки зрения происхождения.

Цель работы предполагает постановку и решение следующих задач:

- определить терминологический аппарат;

- дать краткую историю изучения географических наименований;

- проанализировать географические наименования Советского района Тюменской области с точки зрения происхождения.

Объектом исследования выпускной квалификационной работы является апеллятивная и топонимическая лексика Советского района.

Предметом исследования являются происхождение апеллятивной и топонимической лексики Советского района.

Практическая значимость заключается в том, что результаты данного исследования могут быть использованы в лексикографической практике при описании географических наименований Тюменской области, а также в курсе преподавания русской топонимики.

Теоретической и методологической основой исследования послужили положения общего языкознания, изложенные в трудах отечественных ученых. Решение задач стало возможным благодаря известным достижениям отечественных лингвистов, таких как Р.А.Агеева, А.М.Бабкин, В.И. Болотов, В.В.Виноградов, И.Л.Городецкая, Л.К.Граудина, Н.А.Еськова, В.А. Ицкович, Л.П.Катлинская, В.В.Лопатин, Э.М.Мурзаев, Н.В.Подольская, Е.М.Поспелов, А.В.Суперанская, Л.В. Успенский и др.

Регионом исследования является Советский район Тюменской области.

Материалом для исследования послужила картотека 147 лексических единиц (136 апеллятивов и 11 ойконимов). Источником материала картотеки стали полевые записи и «Словарь народных географических терминов Тюменской области (северные районы)» (составитель Н.В. Лабунец).

Методы исследования. Для реализации поставленных задач в работе используется комплекс следующих методов и приемов: метод сплошной выборки материала, описательный метод, сравнительно-сопоставительный метод. В качестве вспомогательного метода использовано наблюдение.

Структура выпускной квалификационной работы. Научное исследование состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы (56 источников).

Первая глава «Теоретические основы топонимики» носит теоретический характер. В ней рассмотрены центральные понятия изучаемого вопроса: топоним, ойконим; описана история отечественной топонимики. Вторая глава «Генеалогическая классификация апеллятивной и топонимической лексики» посвящена анализу апеллятивов и ойконимов с точки зрения происхождения.


Глава 1. Теоретические основы топонимики


1.1.Основные понятия топонимики


Географические названия, по справедливому замечанию Э.М. Мурзаева, появились в результате осмысления процесса номинации, исходя из признаков, отражающих исторические и географические реалии [Мурзаев 1995: 3].

Таковыми являются физико-географические условия, этноязыковые, социально-экономико-политико-географические процессы, общественная жизнь, классовый состав населения.

«Топонимы – это, – как пишет Г.Я. Рылюк, – выражение мироощущения людей, культуры, быта, обычаев, повседневного их окружения, психологического состояния и общения» [Рылюк 1999: 7, 8].

Топонимы являются продуктами социального познания. Они возникают в процессе освоения объективных явлений в географической среде и этноязыковом составе населения. Что связано с потенциальными возможностями, которые они несут в изучение социосферы, миграционных процессов, классовой структуры общества, этнического состава населения, окружающей физико-географической среды, вопросов истории языка, лексикологии и лексикографии.

«В современную эпоху ни одна наука не может возникать и развиваться независимо от других. Взаимопроникновение и взаимовлияние различных наук – закономерный процесс. На этой основе появляются стыковые науки. Среди них топонимика – наука, возникшая и развивающаяся на стыке географии, истории и языкознания. Несмотря на этот неоспоримый факт, до сих пор нет единства о предмете этой науки» [Ханмагомедов 2011: 31].

Топонимика, как древняя наука, своим происхождением обязана географии, и не случайно А.М. Маракуев пишет: «…Под топонимикой мы понимаем ту часть географии, которая занимается вопросами возникновения и эволюции географических названий (топонимов), которая изучает их форму, семантику, смысловую сторону и синонимию, вырабатывает правила их орфографии, правописания и орфоэпии (правильного произношения), а также приемы их изображения на карте существующими системами письма и картографическими шрифтами» [Маракуев 1954: 29].

Топоним (географическое название) – продукт географической оболочки, который, в свою очередь, является географической средой, то есть той частью, которая подвергнута хозяйственному освоению. В результате освоения последней, чтобы отличить один объект от другого, человек дает ему имя (наименование). Если основа топонимики – география, то ее временная обусловленность – история, а лингвистика выступает как лексическое выражение первой и второй.

Термин «топонимика» появился в отечественной литературе в 1920-е гг., позднее ее конкурирующим термином, по мнению Н.В. Подольской, стала топономастика, создавая ненужную дублетность [Подольская 1970: 47].

Топонимы – результат выражения территориальности физико-географических, социально-экономических и политических факторов, которые отмечают связь «человек – территория», «человек – окружающая среда. Территориальный аспект мотивировки имен собственных, по мнению А.В. Суперанской и В.Е. Сталтмане, ярче всего проявляется в топонимии, где на выбор названия оказывают влияние природные условия определенной местности [Суперанская 1986: 25].

Территориальный фактор на примере народных географических терминов, участвующих в образовании, показал на многочисленных примерах Э.М. Мурзаев в капитальном труде «Словарь народных географических терминов» [Мурзаев 1982: 565], он отмечает что в Забайкалье трундра (вариант тундры) есть торф, тогда как на Камчатке – верховое болото, безлесное и с разряженным древостоем, обычно из даурской лиственницы, то есть находящееся в процессе облесения.

Вопрос о месте топонимики в общей системе наук до последнего времени является спорным. Одни ученые считают ее пограничной наукой, наукой на стыке географии, истории и языковедения, вторые выделяют в самостоятельную, третьи считают лингвистической.

Рассмотрим основные классификации топонимов.

1. По характеру объекта, который носит название:

2. По происхождению (этимологии):

  • патронимы – названия, происходящие от имён, отчеств, фамилий, прозвищ основателей поселений или их хозяев;

  • апеллятивы – названия, которые произошли от нарицательных слов, которые указывали когда-то на характер объекта;

  • деминутивы – названия, которые представляют собой уменьшительные формы нарицательных существительных;

  • мемориальные названия – в них увековечена память об исторических личностях;

  • символические названия – отображают социальные и исторические идеалы эпохи;

  • этнонимы – названия, происходящие от наименования народов, племён.

3. По роли в системных внутритопонимических отношениях, связи с другими названиями местности:

первичные названия;

вторичные названия.

Часто названия переносятся с одного места на другое вместе с переселенцами, в результате более молодые поселения получают нередко те же имена, что и места, откуда прибыли люди, но уже с дополнением Малый или Новый (при этом иногда старый населённый пункт получает определение Старый или Большой, но это не будет означать, что он в действительности больше по рзмеру Малого). Бывает, что в качестве первичного по отношению к ойкониму выступает гидроним или ороним. Встречается и перевод названия на другой язык.

4. По сфере функционирования:

официальные названия (они закреплены в разных документах, картах, справочниках);

неофициальные (под ними объекты известны только среди местных жителей);

старые названия (те, что когда-то были официальными, но потом были заменены другими, но продолжают использоваться как неофициальные).

5. По языковой принадлежности название может быть связано как с живым, так и с мёртвыми ныне языками, с местными диалектами.

В настоящее время в целом научная топонимическая терминология устоялась. Однако в связи с развитием топонимики она требует постоянной систематизации и уточнения. Ученые окончательно не выработали единого подхода к трактовке топонимических классов.

Таким образом, топонимика изучает географические названия и дает важный материал для изучения истории языка, исторического прошлого народов, заселявших ту или иную территорию.



1.2.История изучения топонимики


С самых ранних этапов развития общества человек пытался давать названия местам своего проживания, окружающим природным объектам. Географические названия, которые относятся к классу имен собственных, возникли из имен нарицательных на сравнительно поздней стадии развития языка. Самые древние языки, возможно, не имели собственных имен. Их роль в этих языках играли имена нарицательные и определительные словосочетания, которые стечением времени становились все более устойчивыми. Но ввиду того, что число словосочетаний, пригодных ля определения географических объектов, было ограничено, эти словосочетания обособились в класс имен собственных. Так происходил процесс топонимизации. Поэтому топонимы могут быть и словами, и словосочетаниями, и предложениями.

Мир географических названий очень разнообразен и интересен. С самого рождения мы живем в этом сложном и бесконечном мире. Наша планета соткана из переплетений географических названий, относящихся к различным эпохам и языкам. Мы ежедневно слышим их по радио, читаем в газетах, видим на телеэкранах и мониторах компьютеров. Без них невозможно представить географическую карту или атлас. Многие события нашей жизни воспринимаются через географические названия. Однако редко задумываемся над тем, что обозначает то или иное хорошо известное нам географическое название.

Появление географического названия часто было связано с уточнением общего понятия. Первая причина появления топонима - его необходимость. Он стал необходим для людей в повседневном общении с окружающей реальностью. Даже в рамках сравнительно небольшой территории знакомого пространства стало сложно обходиться без точного обозначения тех или иных объектов. Топонимизация обычно происходит как результат привязки исходного общего понятия к какому-либо конкретному адресу. Ключевая функция топонима – выделение единичного объекта из множества однотипных.

Топоним, выделяя и указывая объект, позволяет определить его местоположение. Вместе с привязкой к конкретному географическому объекту слово приобретает новые свойства, которые не присущи именам нарицательным.

Каждая историческая эпоха отличалась своим набором признаков. В одни эпохи названия давались преимущественно по природным признакам. В другие - чаще по принадлежности объекта хозяину, в третьи – исходя из идеологических соображений. Особенность признака проявляется повсеместно и во всех языках. По определению известного российского лингвиста А.В. Суперанского, существуют специфические черты свойственные всем или многим именам разных языков и общие закономерности, в соответствии с которыми развиваются ономастические системы. Данные черты основаны на способности людей отбирать и закреплять в собственных именах типовые внеязыковые явления, а также на типичности значений и отношений выраженных с помощью разнообразных средств в любом языке. Это – топонимические универсалии. Ключевыми внеязыковыми явлениями выступают географическая среда и исторические условия.

Невозможно представить современную цивилизацию без географических названий. Топонимы – обязательный элемент развития общества и человечества в целом. Их совокупность в пределах той или иной территории - результат многовекового народного творчества, создания географических имен. Географические названия – визитная карточка, с которой начинается знакомство со страной, городом или природным объектом.

Географические названия – это элемент лексики, лингвистическая категория, поэтому они подчиняются законам языка и должны изучаться языковедами. Раздел языкознания, изучающий имена собственные, называется ономастикой – искусство давать имена. Предметом её исследования являются различные имена собственные, или онимы, – имена людей (антропонимы), клички и имена животных (зоонимы), имена небесных тел (астронимы), имена племён и народов (этнонимы), названия растительности (фитонимы), названия организаций и учреждений (эргонимы) и др. Среди этого множества есть место и для географических имен, или топонимов.

Одним из объектов, который изучает топонимика – наука о географических названиях, является совокупность местных географических терминов (апеллятивная лексика) определенной территории. Эти термины обозначают конкретные природные и социально-экономические объекты и явления. Их примерами могут служить: «озеро» (järvi – фин., lake – англ., lago – исп.), «река» (joki – фин., river – англ., rio – исп.), «залив» (lahti – фин., gulf – англ., golfo – исп.) и т. д.

Географическая терминология в лексикографическом плане имеет свою историю. Впервые известный географ Я.В. Ханыковым внес следующее предложение в совет Русского географического общества в 1847г. По его проекту содержанием словаря должна быть не географическая номенклатура, не имена собственные, а лишь нарицательные слова: «гора», «хребет», «долина», «лощина», «степь», «тундра». Составление «Русского словаря географической терминологии», куда, по мнению инициатора, должны были войти и некоторые этнографические и статистические термины, предлагалось возложить на Географическое общество, с тем чтобы народная географическая лексика стала «достоянием науки».

По предложению Я.В. Ханыкова было высказано много соображений «за» и «против». Его поддержали крупные ученые того времени, среди них Н.И. Надеждин, Н.А. Милютин. В том же году при Обществе была создана терминологическая комиссия под руководством Н.И. Надеждина - человека, по выражению Н.Г. Чернышевского, «необычайного ума и громадной учености». 7 июня 1847 г. в «Санкт-Петербургских ведомостях» была напечатана статья Н.И. Надеждина «От Географического Общества», в которой он писал: «В простом обыкновенном употреблении во всех краях и у всех народов находится много слов для означения географических объектов, т. е. вида, объема, состава, качества и вообще всех свойств местностей, коих исследованием занимается география». Среди таких слов Н.И. Надеждин упомянул: «дол», «суходол», «буерак», «гора», «угор», «холм», «высь», «курган», «предместье», «местечко», «посад». Вслед за публикацией этой статьи в Общество стали поступать списки географических терминов из Ярославской губернии, Сибири, Архангельской губернии. Списки представили Н. С. Щукин, П. Ф. Кузьмищев, академик А. И. Шренк, В. И. Даль.

Идея Я.В. Ханыкова тогда так и не была реализована. Однако собрание слов частично использовалось при составлении «Словаря русского языка...» (СПб., 1891). Немало местных географических терминов вошло и в академическое издание «Опыт областного великорусского языка» (СПб., 1852) и «Дополнение...» к нему (СПб., 1858).

Географическое общество приступило к составлению и изданию другого капитального «Географическо-статистического словаря Российской империи», первый том которого вышел в 1863 г., а последний, пятый, спустя 22 года, в 1885 г. Это ныне редкое издание не имело повторений.

Мысль о составлении словаря народных терминов не покидала географическую общественность. Большое их количество собрал Е.И. Ламанский. Его картотека хранится в архиве Географического общества в Ленинграде (ф. 262, разд. 48). Ими занимался и В. В. Ламанский.

В 1915 г. Л.С. Берг обратил внимание на ценность сборов диалектной географической лексики и указал на исключительное ее богатство в России. Местную географическую терминологию он назвал «народной кустарной наукой».

В нашу эпоху неизмеримо выросли исследования народных географических терминов и собственных географических названий (что неотделимо друг от друга).

Народные термины - это неисчерпаемый источник пополнения научной терминологии, что легко подтверждается частыми примерами. Достаточно вспомнить такие геоморфологические и ландшафтные нарицательные названия, как гряда, сопка, грива, полонина, голец, яйла, тайга, тундра. Последние два ныне стали международными. Даже многочисленные научные термины, не редко встречающиеся в русской литературе и воспринимаемые как иноязычные, восходят к народной лексике. Например, морена - «совокупность рыхлых несортированных обломков горных пород, отложенных движущимся ледником, создающим гряды, холмы, плоские скопления камней, валунов, мелкозема». Возраст этого термина в науке превышает уже 200 лет. Его корни — во французской крестьянской лексике Швейцарских Альп, где слово moraine употреблялось для обозначения гряды или вала из камней и земли у конца ледникового языка. В геоморфологии и вулканологии известен термин кальдера — «котловина на вершине вулкана», «большой кратер», «вулканическая впадина». Но испанское caldera, португальское caldeira - «котел», «очаг». В сербохорватской карстоведческой литературе есть термин богаз - «узкий карстовый провал», куда уходят поверхностные воды; «особо узкие трещины на поверхности земли». Слово это заимствовано из турецкого языка: bogaz - «горло», «ущелье», «пролив», «устье реки». Гамада (хамада) - «каменистая пустыня», поверхность которой покрыта щебнем, галькой или обнаженными скальными породами, откуда мелкие фракции вынесены ветрами. Слово арабское - hamada. Этот же язык-дал и другой международный термин - сахель - «полупустыня», переходная полоса между пустынями Сахары и саваннами. Арабское sahel - «окраина», «край», «берег».

Процесс перехода народных географических терминов в научную терминологию продолжается и в наши дни. В ряде случаев они точно и предметно информируют о содержании и нюансах географического объекта, природного явления, процесса. Так, например, гидрологи охотно приняли среднеазиатский термин караеу (иногда в форме карасучные воды) для родниковых вод, выклинивающихся в подгорных равнинах на рубеже с низкогорьями; для грунтовых вод, образующих при выходе на дневную поверхность небольшие речки. Ныне стали хорошо известны и другие национальные термины: якутский алас, туркменский такыр, карельский лайда.

Народная географическая терминология закономерно и активно участвует в формировании имен собственных - топонимов. Кажется, во всем мире нельзя обнаружить топонимические системы, которые строились бы без таких терминов. Надлежит согласиться с мыслью, высказанной П.Я. Черных: «Номинативная предметная лексика в сущности является терминологической лексикой» [Черных 1956: 22]. Однако нужно оговориться, что не все местные термины могут целиком или частично пройти путь от нарицательного к собственному имени. Метеорологическая лексика не обладает заметной топонимообразующей активностью. Наоборот, геоморфологическая широко привлекается для номинации как положительных, так и отрицательных форм рельефа. Названия местных ветров: шелоник, сарма, баргузин, сантас, афганец - не стали топонимами, они сами возникли в результате детопонимизации исходных собственных имен: реки Шелонь бассейна Ильмень, рек Сарма и Баргузин, впадающих в Байкал, перевала Сантас на Тянь-Шане, страны Афганистан. Зато камень или гора породили множество географических названий в формах исходного апеллятива (гора Камень, населенный пункт Гора), с суффиксами (Каменка, Каменск, Горек), с префиксами (Подкамень, Пригорки), в словосложениях (Каменогорск), в словосочетаниях (Красный Камень, Зеленая Горка).

В местной терминологии сохранились многие архаичные слова, присущие только отдельным диалектам, позволяющие судить об истории языка, языковых контактах, ареалах термина, о смысловых сдвигах, что важно не только для лингвистов, но и для географов.

В советские годы были опубликованы монографические исследования народной географической лексики: Н.И. Толстого «Славянская географическая терминология» [М., 1969]; М.Ф. Розена «Словарь географических терминов Западной Сибири» [Л., 1970]; И.Я. Яшкина «Беларусшя геаграфичныя назвы» [Минск, 1971]; Э.А. Григоряна «Словарь местных географических терминов болгарского и македонских языков» [Ереван, 1975]; Л.Г. Невской «Балтийская географическая терминология» [М., 1977]. Кроме того, в ряде периодических изданий и сборников можно обнаружить немало словарных публикаций, посвященных географической терминологии отдельных национальных республик или областей и зарубежных стран.

В 1959 г. Издательством географической литературы был напечатан небольшой «Словарь местных географических терминов» Э. и В. Мурзаевых.

Структура словарных статей слагается из следующих частей:

1. Слово - термин. Его определение и языковая принадлежность. Последнее для русских слов не указывается. Почти все слова даны в единственном числе, кроме редких исключений, когда они употребляются обычно во множественном. Таковы, например, бугры-могильники, колки, прилавки, ровняки. Потому как народный термин в отличие от технического или научного почти всегда полисемантичен, то приводятся по возможности многие значения с упоминанием области, республики, где отмечаются смысловые сдвиги.

2. Языковые параллели: туркменское, азербайджанское даг - «гора», узбекское тог, киргизское тоо, казахское may, алтайское туу, хакасское, тувинское, уйгурское таг - «гора»; якутское тыа - «лес».

3. Этимология, если она есть. Известно, что этимологии часто спорны и даже противоречивы. Этимологические публикации существуют в небольшом количестве и только для немногих языков народов Советского Союза. Этимология в словаре сознательно ограничивается лишь самым верхним уровнем (если можно так сказать). Так, армянское акн - «источник», «родник», «исток реки». Основное значение «глаз», но и «дыра». Сравните славянское око, очи, литовское akis - «глаз», а в географии - «ключ», незамерзающее место в реке, озере, «окно в болоте». Таджикское чашма - «источник», «родник», «ручей». Сравните персидское найме - то же. В основе чаши, чешм - «глаз».

4. Перечень собственных географических названий, образованных термином или при его участии. Указание на их локализацию позволяет судить об ареалах термина и названий. При этом обнаруживается любопытная закономерность: ареал собственного имени, как правило, шире нарицательного. Такое несовпадение объясняется двумя причинами: 1) термин уже позабыт в лексике местного населения, которое хорошо знает топонимы своего района; многие диалектные слова постепенно исчезают из живой речи под напором общелитературного языка; 2) переносом собственного названия в результате миграции населения в новые районы. Так, некоторые арабские термины в составе географических названий перенесены испанскими колонистами из своей родины в страны Латинской Америки или на Филиппины, где, конечно, современное население употребляет такие топонимы, не зная об их арабоязычном начале. Русские слова до настоящего времени формируют многие топонимы на Аляске. Населенные пункты, административные единицы, частично физико-географические объекты, названия которых перечислены в словарных статьях, привязаны в СССР к союзным республикам, не имеющим областного деления, к краям, областям, автономным республикам и автономным округам, а за пределами нашей Родины - к тем или иным государствам. Основная же часть физико-географических объектов локализуется по природным странам или областям (Тянь-Шань, Алтай, Урал и т. д.).

На региональном уровне изучением и описанием географической терминологии региона плотно занимается современный лингвист Н.В. Лабунец. Ее перу принадлежат два основных исследования: «Словарь народных географических терминов Тюменской области» (Тюмень, 2003) и монография «Русская географическая терминология в ситуации языкового контакта» (Тюмень, 2007). Словарь включает диалектные географические термины Аббатского, Армизонского, Аромашевского, Бердюжьевского, Вагайского, Викуловского, Голышмановского, Заводоуковского, Исетского, Ишимского, Казанского, Нижнетавдинского, Омутинского, Сладковского, Тобольского, Тюменского, Уватсокого, Упоровского, Юргинского, Ялуторовского и Ярковского районов Тюменской области, функционирующие в русских старожильческих говорах региона.

Об адаптации иноязычной лексики Н.В. Лабунец пишет: «Как показали наблюдения, интегрирование иноязычной географической терминологии в систему исконно русской, сопровождающееся адаптацией слова по формальным и семантическим основаниям, осуществляется двумя способами: 1) включение отдельных элементов языка-донора в принимающий язык и 2) перенесение правил их функционирования в язык-реципиент. Первый способ соотносится с заимствованием, второй – с трансференцией. При заимствовании изменения касаются иноязычного слова (или группы слов), попадающего в чужую языковую среду. Встраиваясь в эндоглоссную систему языка-реципиента, заимствование оказывается втянутым в новые системные отношения, которые собственно и обусловливают судьбу слова в заимствующем языке. При трансференции изменения охватывают область системных отношений заимствующего языка, при этом степень трансферентного воздействия напрямую связана с насыщенностью языкового контактирования: чем больше число заимствований, тем более выражены трансферентные проявления в языке-реципиенте» [Лабунец 2007: 5].

В тюменской географической терминологии, как показали историко-контактологические исследования, дивергенция нарастала в период первоначального русского заселения, когда, в условиях бездорожья и сплошной заболоченности, компактные группы севернорусов оказывались территориально изолированными. В этих случаях и возникала ситуация, при которой было возможно складывание говоров островного типа, поэтому дивергентные процессы усиливались, что вело к созданию русских локальных геотерминологических микрофондов, в которых развивались инновационные процессы на базе исконной и заимствованной лексики.

Наблюдения показывают, что тюменские геотерминологические заимствования как нельзя более точно отражают общерусские тенденции в словообразовании, которые проявляются в том, что адапторами становятся продуктивные и высокочастотные языковые средства, встраивающие иноязычное слово в класс исконных. Региональные заимствования XVII – XVIII вв. попадают в ту сферу функционирования языка, которая отражает наиболее продуктивные явления, происходящие в нем, и тем самым по грамматическому оформлению заимствования можно судить о степени продуктивности грамматических явлений в словах исконного происхождения. Заимствования, таким образом, могут являться источником ценнейших сведений не только для исторической контактологии, но и для исторической грамматики русского языка [Лабунец 2007: 14].

К проблемам формирования общего лексического фонда в условиях интенсивного лингвоэтнического взаимодействия южных угров и западносибирских татар обращалась Т.Н.Дмитриева, исследуя этимологические аспекты интерпретации лексических заимствований в русских старожильческих говорах по нижнему течению Иртыша. Именно этим – унификацией специфических черт в рамках объединенного лексического континуума - и объясняются трудности «разделения обско-угорских (хантыйских) и тюркских (сибирско-татарских) заимствований» [Дмитриева 2001: 15]. В дорусский период, в условиях интенсивного обско-угорского-тюркского языкового взаимодействия, мог создаваться «общий тюркско-угорский лексический фонд, в который вошли наиболее употребительные слова, связанные с хозяйством и бытом обско-угорского и тюркского населения края, с промыслами и ремеслами» [Дмитриева 2001: 14].

Из этого следует, что отечественное языкознание имеет богатую историю изучения географической терминологии. Отечественными учеными разработаны теоретические основы данного раздела языкознания и описана лексика в лексикографическом плане.

Глава 2. Генеалогическая классификация апеллятивной и топонимической лексики



2.1. Советский район как поликультурное пространство


Сове́тский райо́н – муниципальное образование (муниципальный район) Ханты-Мансийского автономного округа России. Административный центр – город Советский.

Территория района составляет 30,1 тыс. км². По площади Советский район превосходит такие республики России, как: Чувашия (18,3 тыс. кв. км), Мордовия (26,2 тыс. кв. км), Марий Эл (23,2 тыс. кв. км) и другие; области России: Владимирская (29,0 тыс. кв. км), Курская (29,8 тыс. кв. км), Тульская (25,7 тыс. кв. км), Белгородская (27,1 тыс. кв. км) и другие. Район соизмерим по площади со следующими государствами: Молдова (33 тыс. кв. км), Бельгия (30,5 тыс. кв. км), Армения (29,8 тыс. кв. км).

15 февраля 1968 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР был образован Советский район.

Почти 2 859 тысяч гектаров составила площадь нового административно-территориального образования округа, выделенная из состава Березовского и Кондинского районов. Жизнь в район вдохнула железнодорожная ветка от Ивделя до Приобья, ставшая геометрической осью, вокруг которой возникли девять леспромхозов с производственной и социально-бытовой инфраструктурой, послужившей основой для образования девяти посёлков района. К моменту организации района на его территории проживало 26 тысяч человек. Сегодня в районе проживает 46,9 тыс. человек, в самом городе Советский – 23,5 тыс. человек.

Советский район расположен в западной части Ханты-Мансийского автономного округа – Югры. Его территория находится в пределах средней тайги и входит в состав Кондо-Сосьвинской средне – таёжной провинции обь-Иртышской физико-географической области.

Согласно лесорастительного районирования Западной Сибири район расположен в подзоне среднетаёжных кедровососновых заболоченных лесов. Особенности рельефа впервые очень метко охарактеризовал ещё в 1904 году тобольский лесничий А.А. Дунин-Горкавич: «От Урала до Оби в действительности лежит весьма возвышенный материк, отчасти гористого характера, состоящий из цепи увалов и холмов. На северо-востоке он доходит до реки Малой Сосьвы, где огибает её правый берег. Этот водораздельный материк почти сплошь покрыт хвойным с господством сосны лесом; на нём встречаются незначительные внутренние болота...»

Рельеф на большей части территории района значительно расчленённый, полого увалистый, местами холмисто-увалистый, в южной части района пологоволнистый и плоский.

Кондо-Сосьвинское Приобье как по тектонической структуре, так и по рельефу представляет собой переходное звено от гор к низменной равнине. Наиболее выразительные черты современного рельефа связаны с деятельностью ледника и текучих вод. В результате водной эрозии реки обособили более древние медленно развивающиеся междуречья и молодые, интенсивно изменяющиеся речные долины.

В геоморфологическом плане района прослеживаются: поймы рек, четыре террасы, водораздельная равнина. Поймы рек хорошо врезаны, выделяются в полосе развития меандр. Первая терраса развита в долинах более или менее крупных рек – Малой Сосьвы, Ворьи, Лоусии, Конды, Мулымьи, Супры, Большого Тапа; поверхность террасы плоская, обычно заболочена. Вторая терраса плоская, заболочена, встречается небольшими, единичными фрагментами в долинах – Малой Сосьвы, Ворьи, Лоусии. Третья терраса – плоская, слабо расчленённая, центральные части междуречий заболочены, встречается в виде останцов на поверхности второй террасы; фрагментарно отмечается в бассейне р. Малой Сосьвы. Четвертая терраса плоская, сплошь заболочена и заозёрена.

Основная отрасль – лесная и деревообрабатывающая. Лесопродукция идёт в регионы России и на экспорт в страны Дальнего и Ближнего зарубежья. В последние годы получила развитие и нефтяная промышленность.

Советский район по национальному составу – многонационален. Преобладающие национальности – русские, украинцы, татары. Проживает 157 человек жителей коренных национальностей: ханты, манси и ненцы.

Рассмотрим виды национальностей, такие как малочисленные народы севера.

В 1925-1926 гг. постановлениями ВЦИК и СНК была определена группа так называемых "туземных народностей и племён", получившая льготы в развитии хозяйства. К середине 1950-х гг. малочисленными были признаны 26 малых народностей Севера: саамы, ненцы, ханты, манси, энцы, нганасаны, селькупы, кеты, эвеки, долганы, юкагиры, чуванцы, эвены, чукчи, коряки, эскимосы, алеуты, ительмены, тофалары, ульчи, нанайцы, нивхи, удегейцы, негидальцы, ороки, орочи. Эти народы были особо выделены на основе признаков: 1) малая численность; 2) особый характер традиционных занятий (оленеводство, охота, рыболовство, морской зверобойный промысел); 3) подвижный образ жизни (кочевой, полукочевой, полуосёдлый); 4) низкий уровень социально-экономического развития (пережиточные формы первобытно-общинных отношений).

Выделение малочисленных народностей Севера в особую группу сыграло большую роль в их консолидации, развитии их этнического самосознания, создания общественных организаций – Всероссийской ассоциации малочисленных народов Севера, местных этнических, а также региональных ассоциаций.


Манси (устар. русское – вогулы), один из малочисленных народов Севера России, живут на реке Северная Сосьва, Ляпин, Конда (кроме низовий) с притоками, а также на Нижней Оби (Берёзовский, Кондинский, Октябрьский районы). Их более ранняя топонимика отмечена на Печоре, Вычегде, в верховьях Вятки, Мезени. Самоназвание – маньси махум (манси люди), а также 69 – у северных, меньдьши – у южных; часто самоназвания связаны с местностью, рекой: алы тагт маньсит (верхнесосьвинские), сакв маньсит (сыгвинские, т.е. ляпинские), полум махум (пелымские). [Фасмер 1986]

Ханты (устар. – остяки, самоназвание – хант, хантэ, кантей, рус. ханты), одни из малочисленных народов севера, проживающие по реке Обь, Иртыш, их притокам, а также в Шурышкарском, Пуровском и Приуральском районах ЯНАО, Александровском, Каргасокском районах Томской области. Этнографы делят Ханты на 3 группы: северную, южную и восточную, в которой выделяют этнические подгруппы с речными названиями, т.е. по месту их проживания: аганские, васюганские, ваховские, иртышские, казымские, кондинские, нижнеобские, пимские, салымские, среднеобские (сургутские), тромъеганские, юганские и др. Традиционные занятия: оленеводство, рыболовство (повсеместно: с помощью сетей, морд, котцов, запоров и др.), охота (повсеместно: с помощью лука, ловушек, огнестрельного оружия) сбор дикоросов. Лес и река служили основной средой жизнеобеспечения: пища – оленина, рыба, мясо птиц и диких животных, ягоды, кедр. орехи и др. Одежда и обувь – материал: рыбья кожа, оленьи и другие шкуры, береста, конопля, крапива. Пушнина и рыба – в прошлом предмет торговли и выплаты ясака, калыма. До ХХ в. Х. вели полуоседлый образ жизни, имели постоянные (зимние) и сезонные поселения. Древние жилища – землянки с пирамидальной крышей, срубные дома с земляным полом без потолка, берестяных или из оленьих шкур чумы, дома (позже – по русскому образцу).

Ненцы (старинное название – самоеды, юраки) - коренное население Евразийского Севера России. Выделяются две этнические группы: тундровые ненцы и лесные ненцы, различающиеся по фамильно-родовому составу, диалекту, некоторым особенностям культуры. Язык ненцев относится к самодийской группе уральской языковой семьи, разделяется на два диалекта – тундровый и лесной. На лесном диалекте говорят 5-7% ненцев. На территории района проживают только лесные ненцы.

Самоназвание лесных ненцев – нещанг ("человек"), старое название – казымская или кунная самоядь. Название пян хасова ("лесные люди") дано им тундровыми ненцами. Традиционные районы проживания - верхнее и среднее течение реки Пур, увал Нумто от верховьев рек Казым, надым, Пим до верховьев реки Аган. По антропологическому типу принадлежат к уральской переходной расе. Родственные народности: тундровые ненцы, энцы, нганасаны, селькупы. По своей культуре и языку лесные ненцы во многом близки с северными и восточными ханты. Лесные ненцы долгое время оставались неизвестными учёным. В конце XIX в. сенсационно прозвучало "открытие" профессором А.И. Якоби в глубинной тайге Приобья народа нях-самар-ях. В течение двух десятилетий о затерянном племени велись дискуссии, пока не выяснилось, что речь идёт о казымских (кунных) самоедах.

Ещё несколько десятилетий назад для рыбной ловли иногда использовались плетённые из ивового лыка сети и невода, а в качестве грузил употреблялись куски мамонтовых рёбер и оленьих черепов. Рыболовство осуществлялось с помощью запорных сооружений на небольших речках, а также сетевой ловли и неводьбы на проточных озёрах. Основным летним транспортом служили лодки-долблёнки (обласа) из сосны или кедра, зимним – запряжённые оленями нарты, лыжи. Оленеводство лесных ненцев характеризуется незначительным размером стад (от 10 до 300), полувольной системой выпаса с использованием деревянных заграждений (коралей) и дымокуров. Осенью, весной или летом охотились на боровую и водоплавающую дичь. Для добычи пушного зверя (соболя, лисицы, росомахи) применяли капканы, черканы, слопцы. Белку промышляли с помощью лука и стрел.

Традиционным жилищем лесных ненцев является чум (мят). Оленеводческое стойбище обычно состоит из одного-двух чумов и хозяйственных построек – навеса для хранения вещей (ныр), печи для приготовления хлеба ("нянь мят" – "хлеба дом"). Традиционная одежда и обувь шьётся из шкур домашних и диких олений. Мужская одежда состоит из малицы (глухой одежды мехом внутрь с капюшоном и рукавицами), малично рубахи, сшитой из сукна, и совика (верхней одежды мехом наружу). Женской одеждой является ягушка – распашная двухслойная шуба мехом внутрь и наружу. Пищевой рацион лесных ненцев составляют дикоросы, рыба, дичь, мясо лося, дикого и домашнего оленя.

Основой социальной организации является род. Счёт родства ведётся по отцовской линии. В основе религиозных представлений лесных ненцев лежат анимистические представления: вера в духов, населяющих окружающий мир. Центральным святилищем является озеро Нумто ("божье озеро"), на одном из островов которого (Нго-ях – "остров-сердце") приносились жертвы языческим богам. По легенде, в озеро превратился сброшенный на землю сын верховного небесного бога Нума – Нумгибой. Прежде на юго-восточном берегу острова-Сердца стоял ряд деревянных фигур духа каха (хэхэ). Божеством нижнего мира, повелевающим болезнями и смертью, является Нга (Нгомулик). Через своих слуг, злых духов – нгылека, Нга насылает на людей болезни, а сам пожирает души умерших. Круговоротом природных явлений, жизнью на небе и земле правят Нум-Нися ("небо-отец") и Я-Кати ("земля-бабушка"). Важное значение имеют "земные" духи – хозяева воды и леса, духи-хозяева урочищ и территорий (каха), духи-покровители жилища (например, Мяты-Кати – "бабушка дома"). [Фасмер 1986]

Также на территории района существуют «Заказник» – это участок территории или акватории, где постоянно или временно запрещается использование определенных видов природных ресурсов, сбор групп растений, охота на животных, разработка полезных ископаемых. В нашем районе расположены государственные зоологические Заказники федерального значения: Верхнекондинский (Советский, Кондинский раойны).

Заповедники – это участки территорий или акваторий со всеми находящимися в их пределах природными объектами, полностью исключённые из всех видов хозяйственного использования, на которых естественные ландшафты сохраняются в ненарушенном состоянии. Заповедники создаются в типичных или уникальных для региона ландшафтах. На территории Советского района располагается Заповедник «Малая Сосьва», государственный природный заповедник (с 1976 года) на территории Советского района. Заповедник образован для сохранения и изучения в естественном состоянии типичных природных комплексов среднетаёжной западно-сибирской тайги, в т.ч. генетического фонда растительного и животного мира.

Из этого следует, что Советский район отличается разнообразием культур этнических групп, в том числе малочисленных народов Севера.



2.2. Апеллятивы общеславянского происхождения


«Русский язык с самого начала его бытования в Сибири был не литературным, а диалектным. Литературно-письменный язык стал распространяться в Сибири в конце XVII в., в период развития русского национального государства с его органами власти и управления. Он существовал, главным образом, в форме делового стиля» [Выхрыстюк 2011: 199].

При анализе выделены семантические группы географических наименований:


1. Географические наименования, обозначающие лесной массив: боло́нистый лес – мелкий лес, растущий на болотистых местах; бори́нка – сухое возвышенное место на болоте, бугорок; кореньга́, кореньгова́тый лес – редкий лес с искривленными, сучковатыми деревьями; листо́вник – низкорослый лиственный лес; матери́к – 1) высокое сухое место, поросшее лесом, значительное по своей пространственной протяженности; 2) твердое сухое место на болоте, поросшее лесом; 3) лес на болоте; 4) высокий берег реки, который не заливается водой; межа́ – лесок; самосу́шник – старый сухой лес. У В.И. Даля данная лексема имеет значения «высохшее на корню, мертвое; сухой хворост, валежник» [Даль 1999: 135]; сосняжо́к – мелкий сосновый лес, растущий на заболоченном месте;


2. Географические наименования, обозначающие особенности рельефа: болды́рь / булды́рь – небольшой бугорок, пригорок. Ср.: «булдырь "нарыв, шишка, прыщ"» [Фасмер 1986: 238]; бу́лка – небольшая возвышенность округлой формы, холм; гора́ – высокий крутой берег; гри́вка – невысокий холм, бугор; гря́дка – вытянутая возвышенность среди болот. Лексема грядка многозначна. Согласно «Словарю русских народных говоров» данная лексема имеет 17 значении: 1) жердь, шест, брус, укрепленные горизонтально (Оренбургская, Тверская, Курская, Ростовская обл.), 2) насест, шест в курятнике, наседала для куриц (Вятская обл.), 3) перекладина различного назначения вне помещения (Вологодская и Костромская обл.), 4) один из двух или более брусьев, расположенных под прямым углом друг другу от печи до стен, из которых один служит опорой для полатей и отделяет место у печи от остальной части избы, а другой – полкой (Ярославская, Псковская, Владимировская, Волгоградская обл.), 5) жерди, шесты, укрепленные между воронцами (брусьями), на который что-либо вешают или кладут (Свердловская обл.), 6) жердь, шест, укрепленная над полатями, используемые для развешивания одежды, белья (Свердловская, Пермская обл.), 7) шесть, палка, жердочка, подвешенные на веревках к потолку около печи для одежды, белья (Вятская обл.) и др. [Словарь русских народных говоров, 7 выпуск, 1972: 183]; зава́лок – выступ на склоне крутого берега реки; рёлка – возвышенное сухое место среди болот, в лесу; ры́тва – канава, ров, промытые водой; ува́л 1) пологое возвышенное место, 2) склон горы.


3. Географические наименования, обозначающие болотистую местность, часть болота: болота́ (собират.) – обширная, болотистая местность; низина; вы́гарки – выгоревшее место на болоте; вязу́н – топкое место на болоте; гла́зина / глази́на – топкое место на болоте, трясина; глазо́к – трясина; горе́льник – топкое место, трясина, образовавшаяся на месте выгоревшего участка болота; гри́ва – сухое место на болоте, поросшее лесом; дрябь – кочковатое болото, низина; заболо́тина – низина, заболоченное место; за́ймище – низина, поросшая травой, мелким кустарником; болото; зибу́н – зыбун, трясина; ключ – глубокая яма с водой на болоте; ко́чка, кочка́рник – низина, покрытая кочками; кочковатое болото; крути́на / крутина́ – островок, бугорок на болоте; на́рость – ил; зарастающее озерко; со́пка – возвышенное место на болоте; большая кочка.


4. Географические наименования, обозначающие водные участки: борозда́. 1. Глубокое место, фарватер реки. 2. Небольшой залив вытянутой формы; бык – водоворот; бы́стрядь. 1. Участок реки с быстрым течением. 2. Течение реки; верту́шка – водоворот; верши́нка – речной залив вытянутой формы; водоро́й – ручей, соединяющий два водоема; кана́вина – небольшой ручей, вытекающий из озера; ка́рча (ср. корчить) – участок реки, заваленный упавшими деревьями; коло́дец – глубокая яма с чистой водой на лугу; меля́к – речная отмель; мыс – речная отмель, клином уходящая в воду; озёрочко – уменьш. к озёрко; отме́лье – речная отмель; плёсо – прямой участок реки со спокойным течением; про́сека – проток, канава, соеденяющие два водоема; пря́мица – ров, канава, соединяющие изгибы реки; ры́вина – небольшая яма с водой.


5. Географические наименования, обозначающие участок, покрытый травянистой растительностью: кружа́вина, кружа́винка, кружели́на, кружи́нка – поляна, лужайка округлой формы; разно́га – ответвление луга, поля, оврага. В словаре В.И. Даля лексема разнога имеет значение «распорка между ногами говяжьей, свиной тушей, между ножками стола или стула, станка» [Даль, т.4., 1999: 39]. Предположим, что сема «распорка» явилась центральной при переносе значения.


6. Географические наименования, обозначающие полосу земли для передвижения: брод – дорога, тропинка через болото; зи́мник / зимня́к – дорога, по которой ездят только в зимнее время; ледя́нка – зимняя дорога, проходящая по болоту; ле́тник – летняя дорога, более длинная по сравнению с зимней; пу́́тик 1) охотничья тропа с затесами на деревьях, 2) лесная или болотная тропинка; раздоро́жица – непроезжая дорога; сла́нь – дорога, проложенная по болоту.

Таким образом, в речи жителей Советского района функционируют разные типы диалектизмов: 1) фонетические диалектные наименования: болота́, ле́тник, 2) лексические: па́досина, разно́га. По нашим наблюдениям, лексические диалектные слова составляют большинство.

Кроме того, в речи жителей Советского района наблюдается вариативность лексических единиц: крути́на / крутина́, зи́мник / зимня́к.

Согласно статистическим подсчетам количество географических наименований общеславянского происхождения составило 59 лексем (43 %).




2.3. Апеллятивы финно-угорского происхождения



Население одного из крупнейших регионов Российской Федерации Тюменской области в национальном и культурном составе представляет довольно пеструю картину. Ближе к южным районам Тюменской области исторически проживали тюркские племена, большая часть которых в последующем составит татарскую нацию. Аборигенами края являются народы крайнего Севера: ханты, манси, ненцы, селькупы и др. До наших дней сохранились особенности быта, промысла, языческой культуры данных народов.

При анализе выделены семантические группы географических наименований:


1. Географические наименования, обозначающие лесной массив, заимствованные

- из мансийского языка: вор – лес, вор сяхыл – роща, накаси – небольшой лес на болоте, паль – густой лес, сальки – густой ельник, сагыт – участок леса, суй – сосновый бор (7);

- из хантыйского языка: вонт / вэнт – лес; вор, вур – роща; екр / екра / ёкра – зона перехода леса в болото, лесотундры в тундру; ёхом – бор (4);


2. Географические наименования, обозначающие тип возвышенности, заимствованные

- из мансийского языка: аврах – крутой берег, обрыв, яр, ахвтас / aхутас – камень, скала, керас – гора, скала, утес, нак – уступ на склоне горы, нёл – мыс, отрог горы, цепь гор, ур – гора, горный хребет, нёр – гора, цепь гор, талях – вершина, тумп – отдельная возвышенность, остров, сяхляхл – отдельная вершина горы (10);

- из хантыйского языка: кав / кев / кеу – камень, нелмыс, пай – бугор, остров, пухар / пухыр – остров, рап / рэп – гора (5);


3. Географические наименования, обозначающие болотистую местность, часть болота, заимствованные

- из мансийского языка: келыг – травянистое моховое болото, нюрум – заболоченный луг, лайда, заросший участок болота, янкылма – болото, яныг / келыг – большое болото, няр – болото. В мансийском языке народные географические термины используются как в роли определения (нярья – болотистая река), так и в роли определителя (Самин няр – гнилое болото) (7).

- из хантыйского языка: кал – чистое безлесное болото, кёй – болото (ср.: кёяли – болотце); кёлек – чистое моховое болото, куй – болото, когу / когы – топь, трясина, нюлы / нялы - ил, топь; нях/ня-ш(а) – топкое место (7);


4. Географические наименования, обозначающие водные участки, заимствованные

- из мансийского языка: арии – речка, ах / ахт – небольшая река, протока, соединяющая два озера или озеро и реку, лопынг – речка, вытекающая из озера, посал – протока, сойм / союм – ручей, родник, сунт – устье реки, таратэм – прорва, урей / урай – старица реки, я – река, ялуп – ключ, родник, воль – плёс, туман – большое проточное озеро, урай – старица-озеро (13);

- из хантыйского языка: аган – река средней величины, ас – большая река, протока вушар – водоворот – заводь, ега / яга / ех– речка, еган / ёган – большая река, вэры / урий / уры – старое русло, старица, залив (6);


5. Географические наименования, обозначающие полосу земли для передвижения, заимствованные

- из мансийского языка: хартум – волок (1);

- из хантыйского языка: охт/охыт – волок (1);


6. Географические наименования, обозначающие места, поросшие кустарниками, полукустарниками, кустарничками и травянистыми растениями, плоды которых используют в пищу, заимствованные

- из мансийского языка: нарья – прибрежная заросль (ср. название р. Нарья) (1);


7. Географические наименования, обозначающие разновидности поселений, жилых построек, заимствованные

- из мансийского языка: павыл (пауль) – деревня, посёлок, кол – дом, маньколкве – домик, ус (уш) – город (ср. Хальус – старое название поселка Берёзово) (4);

- из хантыйского языка: вач / ваш / воч / вошгород (ср.: коми-зыр. вот – город), кор / корт / курт – деревня село (2);


8. Географические наименования, обозначающие равнинный ландшафт с разного рода понижениями, заимствованные

- из мансийского языка: ас – дыра, вата – местность, край, берег, вонха – яма (сравните: келыг вонха – небольшое болото), пата – подножие горы, рось – песок, песчаная отмель, састум – ровное место, сув – лосиное пастбище, хара – тундра (8);

- из хантыйского языка: саим – овраг (1).

Согласно статистическим подсчетам количество географических наименований финно-угорского происхождения составило 77 лексем (57%). В количественном соотношении превалируют наименования, обозначающие водные участки – 19 лексем (25%), затем географические наименования, обозначающие тип возвышенности – 15 лексем (19%), географические наименования, обозначающие болотистую местность, часть болота – 14 лексем (18%), географические наименования, обозначающие лесной массив – 11 лексем (14%). Географических наименований, из мансийского языка – 51 (66%), из хантыйского языка – 26 (34%).



2.4. Генеалогическая классификация ойконимов Советского района


Топонимическая система Советского района интересна, и одновременно сложна. Она имеет пласты, которые в течение веков наслаивались друг на друга, что привело ко многим изменениям. Не является исключительным то, что рядом существуют географические названия, относящиеся к разным языкам, возникшие в разное время, в разные столетия.

Регион исследования является на протяжении последних столетий местом, куда переселялось и продолжает переселяться население из разных областей и республик.

Сбор материала по топонимии Западной Сибири был начат исследователями еще в первой половине XIX в. Выдающийся венгерский ученый-лингвист А. Регули, собирая образцы фольклора обских угров, кроме прочего, составил этнографо-географическую карту Северного Урала. Последователи автора, венгерские и финские ученые, специально топонимией не занимались, записывая ее как попутный материал. Отдельные исследования, посвященные названиям населенных мест у манси, опубликованы А. Каннисто. Подробное описание полярного Урала, определение географических мест и составление карт было проведено в конце 40-х гг. XIX в. участниками первой российской уральской экспедиции М.А. Ковальским и Э.К. Гофманом [Северный Урал…, 2009].

Систематические исследования по топонимии автономных округов Тюменской области стали проводиться со второй половины ХХ в. Непосредственно географические названия манси изучали Е.И. Ромбандеева, Е.А. Кузакова, хантыйским топонимам посвящали свои работы Л.И. Калинина, М.А. Тяботов, Т.Н. Дмитриева, селькупским – Э.Г. Беккер]. Общие работы по географическим названиям Тюменского Зауралья были опубликованы Т.Н. Леоновой, И.А. Воробьевой, М.Ф. Розеном, А.М. Малолетко, Н.К. Фроловым.

Ойконимы (греч. οἶκος (жилище) + греч. ὄνομα (имя)) – вид топонима, имя собственное – название любого населённого пункта, от города до отдельно стоящего дома. Ойконимы городского типа называются «астионимами», сельского типа – «комонимами». Потому как названия некоторых городских улиц образованы из названий, бывших на этом месте сел и деревень, то в ойконимы иногда включают и названия улиц.

Рассмотрим ойконимы Советского района с точки зрения происхождения:

1. Ойконимы общеславянского происхождения: Зеленоборскзелен (подзол – выщелоченная зола, почва после пожога леса, укр. зола, болг. зола, польск. zoła «выщелоченная зола». Относят к зелёный, золото) + бор («хвойный, сосновый лес», укр. бір, чеш. bor, польск. bоr) + -ск-; Малиновский (от малина).

2. Ойконимы, заимствованные из церковно-славянского языка: Советский от совет + суффикс -ск-.

3. Ойконимы, заимствованные из индоевропейских языков: Пионерский – из французского pionnier «первопроходец», Юбилейный – из латинского iubilaeus.

4. Лексемы, заимствованные из финно-угорских языков: Нюрих – из саамского языка njuJrjo «порода тюленей». Из мансийского языка: Агириш от мансийского «агирись» – девочка, дочка. По другой версии название происходит от «агыр» – омут. Самза (Коммунистический) от мансийского «самза» – место случки оленей, не жилое место. Из этого следует что стада оленей пригоняли сюда только раз в году, в теплое время года.

5. Лексемы, заимствованные из тюркских языков: Алябьевский от фамилии Алябьев (тат. alaba – награждение, жалование).

6. Лексемы, заимствованные из алтайских языков (монгольского): Таежный от taiya «скалистые горы».

В нашей работе вызвало затруднение определение этимологии слова Тимкапауль (Тимка + из мансийского языка павыл (пауль) – деревня, посёлок) – заброшенный посёлок в Советском районе. Располагается посёлок на межселенной территории, в прямом подчинении Советскому муниципальному району.

Следовательно, заимствованный пласт ойконимов составляют финно-угорские (3 единицы), индоевропейские (2 единицы), церковно-славянские (1 единица), тюркские (1 единица) и монгольские (1 единица).



2.5. Изучение географических наименований в школе


В школьной практике рекомендуется проводить уроки по изучению географических наименований родного края. В частности, такие уроки нацелены на формирование представления о географических названиях Советского района, которые отражают особенности исторического развития территории. Задачи занятия:

обучающие:

  • познакомить с понятиями гидроним, ороним, ойконим;

  • формировать навыки распознавания происхождения топонимов;

воспитательная:

  • воспитывать чувство патриотизма и любви к Родине;

развивающие:

  • развивать интерес к научно-исследовательской деятельности;

  • установление межпредметных связей: география, язык, история;

  • развивать умение работать с географическими картами.

На уроке рекомендуется использовать физические карты России, Тюменской области, Советского района, презентации исследовательских работ учащихся.

Рассмотрим примерный ход урока.

Учитель: Человека с детства окружают имена, различные названия, через них он, как и через другие источники, познает окружающий мир. Мы нечасто задумываемся о том, почему данное место называется так, а не иначе.

Все собственные географические названия именуются топонимами (от греческого топос - «место», онома – «имя»). Приведите несколько примеров топонимов Тюменской области.

(Учащиеся приводят примеры, показывая их на физической карте).

Затем учитель сообщает тему, цель и задачи урока.

Учитель: Если слово как таковое наделено своим смыслом, оно не должно быть случайным. Тем более это относится к названию места, всегда связанному с каким-то особенным происхождением. И цель нашего урока узнать, что явилось источником образования географических названий нашего края. Еще в глубокой древности, поселяясь в каком-либо месте, человек, давал названия рекам, холмам, горам, озерам, самим поселениям. В каждом из таких наименований был заключен определенный смысл. Названия рек, часто связывались с характером их течения, глубины, цвета воды. Названия поселков нередко определялись особенностями ландшафта, растительности, фактами из жизни самих поселенцев. Таким образом, и особенности ландшафта, растительного и животного мира, и названия древних племен и народов, и имена первых поселенцев и владельцев, и черты социально-экономической и культурной жизни, и многие другие факты истории послужили основой для образования русской топонимики.

Затем рекомендуется выполнить практическое задание. Например, из данного перечня географических названий выпишите топонимы, которые можно отнести к водным объектам.

Урал, Оренбург, Маяк, Обь, Конда, Зубочистка, Большой Юган, Радовка, Медвежий  Лоб, Филипповка, Япрынцево, Токмаковка, Северная Сосьва, Капитоновка, Казым, Шуваловка, Мулымья, Сенная, Большой Тап,Степановка, Кума, Гусиха, Вах, Претория, Алисово, Большой Салым, Грязнуха, Мамалаевка, Погромка, Сырт, Северная Сосьва, Кунакбай, Тромъеган, Адамовка, Малый Юган, Переволоцкий, Камышевка.

Учащиеся называют топонимы, которые они выписали в тетрадь, после этого открывается слайд, с выделенными синим цветом топонимами).

Затем заслушивается сообщение учащегося о гидронимах района, сопровождаемое показом их по карте региона и демонстрацией презентации.

1. Гидронимы - названия водных объектов.

Во все времена реки играли важную роль в жизни людей, это были пути передвижения, источники воды и пищи. Для кочевых тюркских народов это были важные ориентиры, места схождения племён с их многочисленными стадами. Тюркские названия рек в нашем крае имели первоначальное значение. Славянское население пришедшие в эти края позднее, изменило их: одни названия оно адаптировало к своему грамматическому строю, другим и вовсе дало своё новое название.

Субстратные гидронимы обско-угорского происхождения на территории севера Тюменской области

Вопросы этногенеза обских народов занимают важное место в финно-угроведении, так как от степени их изученности зависит окончательное решение проблемы так называемой “Великой Венгрии” - выявление исторической прародины угров, путей и направлений их древнейших миграций. О пребывании приобских хантов на территории севера Тюменской области свидетельствуют топонимические данные, обнаруженные нами в среднем течении р. Обь. В этой связи важно отметить, что некоторые гидронимы, соотносящиеся с нижним течением рек Конда и Мулымья так или иначе, имеют аналоги в субстратной топонимии севера - среднем течении реки Обь. Так, обращают на себя внимание “северные” топонимы (по р. Конде и р. Мулымье), коррелирующие с “южными”, например: р.Иртыш- р . Супра, р. Лова - р .Северная Мулымья, Картопья, оз. Сырковое, оз.Картпаутур, оз.Семивидовое, р.Юган, Польемтур и др.

В настоящее время по реке Обь проживают ханты и манси, в прошлом известные под названием остяки и вогулы, и которых нередко называют "обские угры" - основное коренное население Ханты-Мансийского Автономного округа. Историками давно доказано, что “часть волостей Тобольского уезда представляли собой... оторвавшиеся от своих племенных объединений группы обских угров. Прежде чем перейти к этимологизации отдельных региональных названий, укажем, что топонимические этимологии всегда условны. Только системное изучение материала в его конкретно функциональном проявлении дает возможность говорить о достоверности ономастических разысканий. В этой связи интерпретация иноязычного материала проводилась в соответствии с существующими лингвистическими критериями надежности и достоверности топонимических этимологий, опирающихся на: 1) законы адаптации принимающего языка; 2) принцип семантической мотивированности топонимов; 3) структурно-типологические и семантические модели живых языков, причастных к созданию или переоформлению топонимов рассматриваемой территории; 4) количественный показатель - массовое присутствие топонимов увеличивает надежность выводов; 5) ареальное вхождение, позволяющее говорить о наличии определенного топонимического страта.

Исходя из выше сказанного, интерпретацию ономастического субстрата по среднему течению р. Обь мы начали с выявления фонетических и структурно-словообразовательных особенностей топонимов, закономерностей языковой трансформации их в условиях татарско-русского двуязычия.

Фонетический анализ угорской по происхождению топонимии по нижнему течению Иртыш показал, что:

1) в начале слов-топонимов, как правило, группы согласных отсутствуют: БОЛМА, р., МУРТАКЛЫ-ЧАГИТ, р., САБА, р., ТУСАБА, р. Исключение составляют топонимы, подвергшиеся семантической адаптации: ГЛОТОВО, бол. (ср. рус.: глот “кто прожорливо глотает”, в исторических документах засвидетельствована форма ЛОТОВО, бол. < хант. lot “яма”, КРАШЕВОЕ, оз. (ср. рус.: крашивать “покрывать какою-либо краской, цветить, известен вариант этого топонима в форме КАРШЕВОЕ, оз.,ур. (ср. сиб.: карша “коряга,суковатый пень, ветвистый обломок, целое дерево с кореньями, подмытое и снесенное водою; замоина; замытое под водою дерево”, на картах ХVIII зафиксирована форма КАРАШЕВО, оз. < хант. kæ ræ š “высокий” в значении “высокий берег”;

2) в начале слов-топонимов чаще встречаются глухие смычные и фрикативные согласные: ПАРТЫ, оз., САНГА, оз., СИНАРТАЛ, оз., ЦИНГА, оз., а также звонкие согласные и сонорные, отсутствующие в инициальной части исконно тюркских топонимов - Б, В, Р, Л, М, Н: БУРГАЛОМ, бол., оз., р., БЕГЕТИНО, д., ВАЙКАРИС, оз., ур., ВЕРТЕНИС, ур., ЛЕМЧАЙ, оз., МАНГАТАЙ, оз., МУРАЛТАЙ, оз., НЯРША, оз. <. хант. narš a, narš ajux “ива”;

3) ударение в угорских по происхождению топонимах исследуемого региона, даже в словах, засвидетельствованных в тюркском употреблении, как правило, падает на первый слог, хотя в исконно татарских - на последний: РЕНЧИК, ПУРГУТЬЯ.

Структурно-словообразовательный анализ субстратных топонимов по среднему течению Оби позволил выделить повторяющиеся элементы - основы и детерминативы, свидетельствующие об агглютинативном характере языка-источника. Состав детерминативов в большей части представляет собой топонимизированные лексемы (географические термины), называющие различные гидрообъекты - реки, протоки, озера, болота.

Учитель: названия населенных пунктов называются ойконимы.

(Заслушивается сообщение учащегося об ойконимах района, сопровождаемое показом их по карте региона и демонстрацией слайд-фотографий.)



2. Ойконимы - названия населённых пунктов.


На территории Советского района можно выделить названия населённых пунктов, образованные от имён собственных.

Это самая большая группа названий. Они были образованы от имён, фамилий, прозвищ первоселенцев, владельцев.

Русские имена и прозвища были очень разнообразны. Они давались по наименованиям зверей и птиц, по явлениям природы, по свойствам и качествам людей. Все эти имена отразились в названиях населённых пунктов.

Особую трудность в определении основ, от которых образовалось название, представляют тюркские имена. Образование тюркского топонима сопровождается одновременным его приспособлением к звукам и формам русского языка, происходит переосмысление слова. В основе большинства наименований тюркского происхождения лежат татарские личные имена, так как татары были проводниками ислама и грамотности среди тюркоязычного населения.

(В ходе выступления в тетради учащееся записывают определение понятия «ойконим». На контурной карте региона отмечают названные объекты.)

Закрепление: работа в парах. Один учащийся называет обьект, другой показывает его на карте, обьясняя, к какому виду топонимов он относится.

В конце занятия подводятся итоги: оценивается работа, выполненная на контурной карте.

Домашнее задание: групповая исследовательская работа о топонимах своей местности. Группе учащихся дается географический объект. Учащиеся собирают материал об истории возникновения его названия.

Следовательно, исследование географической терминологии в школьной практике знакомит школьников с понятиями топоним, гидроним, ойконим, детерминатив; развивает интерес к научно-исследовательской деятельности; воспитывает чувство патриотизма и любви к Родине; развивает умение работать с географическими картами.

Заключение


Земля не только место жизни человека, но, по выражению выдающегося деятеля Российского географического общества Н.И. Надеждина, она является «книгой, где история человечества записывается в географических именах». Важнейшим средством передачи информации из поколения в поколение служат географические наименования апеллятивы и топонимы. Географические наименования едва ли не самые древние памятники, созданные человечеством. В них отражается история языков и регионов, процесс освоения человечеством новых пространств, социальные отношения, духовная жизнь этносов.

В нашей квалификационной работе мы рассмотрели апеллитивную и топонимическую лексику с точки зрения происхождения на примере одного из районов Ханты-Мансийского автономного округа. В исследуемом регионе проживают представители разных этносов: русские, украинцы, малочисленные народы Севера (ханты, манси, ненцы). Языковая картина неоднозначна: географические наименования общеславянского происхождения и заимствованного фонда граничат друг с другом, некоторые ойконимы имеют двойной оним – официальный и неофициальный (как правило, финно-угорского происхождения). К примеру, лексема Самза, неофициальное название поселка городского типа Коммунистический, переводится с языка манси как «место случки оленей, нежилое место». При этом местные жители, коренные и некоренные, в своей речи вместо официального Коммунистический употребляют оним Самза.

Источников выпускного квалификационного исследования явились полевые записи и «Словарь народных географических терминов Тюменской области (северные районы)» (составитель Н.В. Лабунец). В научной работе проанализировано 147 лексических единиц (136 апеллятивов и 11 ойконимов).

По результатам исследования в поликультурном районе наблюдается вариативность лексических единиц как общеславянского фонда (крути́на / крутина́, зи́мник / зимня́к), так и заимствованного (сойм / союм, вач / ваш / воч / вош). Апеллятивы финно-угорского происхождения чаще употребляют в своей речи (русской) представители ханты и манси. Другие жители (как правило, некоренные) используют данные апеллятивы реже. Следовательно, финно-угорские апеллятивы имеют ограниченный ареал. Это дает основание для предположения о том, что исследуемые апеллятивы финно-угорского происхождения относятся к разряду диалектных. Однако данные лексемы требуют анализа на всех языковых уровнях. Поэтому наше исследование ни в коей мере не претендует на исчерпывающее освещение темы.

Нами выделены семантические группы апеллятивов: 6 групп общеславянского происхождения (43%) и 8 групп финно-угорского происхождения (57%). Интересен тот факт, что в той и другой группах преобладающими в количественном отношении являются географические наименования, обозначающие болотистую местность и водные участки. На наш взгляд, это связано, во-первых, с географическими особенностями местности, во-вторых, с видами деятельности народа (рыболовство, собирание дикоросов).

Ойконимическая система представлена 11 онимами, из них 3 общеславянского происхождения, 8 заимствованных единиц: финно-угорские (3 единицы), индоевропейские (2 единицы), церковно-славянские (1 единица), тюркские (1 единица) и монгольские (1 единица).


Список литературы


1.Агеева Р.А. Происхождение имён рек и озёр. – М., 1985.

2.Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов/ О.С. Ахманова. – М.: Сов. литература, 1966. – 608 с.

3.Баранникова Л.И. Введение в языкознание/ Л.И. Баранникова. – Саратовск: Изд-во Сарат. ун-та, 1973. – С.143-146.

4. Биржакова Е.Э. Очерки по исторической лексикологии русского языка XVIII века. Языковые контакты и заимствования/ Е.Э. Биржакова, Л.А. Войнова, Л.Л. Кутина. – Л., 1972. – 431 с.

5.Будагов Р.А. Очерки по языкознанию/ Р.А. Будагов. – М.: Изд-во АН СССР, 1953. – 280 с.

6.Валгина Н.С. Активные процессы в современном русском языке/ Н.С.Валгина. – М.: Логос, 2003. – 303 с.

7. Василевская И.А. Очерки по исторической лексикологии русского языка XVIII. Языковые контакты и заимствования/ И.А. Василевская, Е.Э.Биржакова, Л.А. Войнова, Л.Л. Кутина // ВЯ. – 1973. - № 2. – С. 15.

8.Виноградов В.В. Русский язык/ В.В. Виноградов. – М.: Учпедгиз, 1947.

9.Выхрыстюк М.С. Словарь народно-разговорной лексики Тоболо-Иртышья / М.С. Выхрыстюк. – Тобольск: ТГСПА им. Д.И. Менделеева, 2011. – 212 с.

10. Головин Б.Н. Введение в языкознание/ Б.Н. Головин. – М.: Высшая школа, 1977. – 303 с.

11.Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т.3 / В.И. Даль. – М.: Русский язык, 1999. – 555 с.

12.Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т.4 / В.И. Даль. – М.: Русский язык, 1999. – 688 с.

13.Даль В.И. Толковый словарь русского языка: Современное написание/ В.И. Даль. – М.: ООО «Изд-во Астрель»; ООО «Изд-во АСТ», 2003. – 983 с.

14.Дешериев Ю.Д. Закономерности развития и взаимодействия языков в советском обществе/ Ю.Д. Дешериев. – М.: Наука, 1966. – 402 с.

15.Дешериев Ю.Д. Закономерности развития литературных языков народов СССР в советскую эпоху/ Ю.Д. Дешериев. – М.: Наука, 1976. – 431 с.

16.Дешериев Ю.Д. Языковые проблемы многонационального советского общества/ Ю.Д. Дешериев // ВЯ. – 1982. - № 6. – С. 14-27.

17. Дикунец В. А., Лисицкий Д. В., Макеев В. Н., Тикунов В. Атлас ХантыМансийского автономного округа-Югры. Том II (природа, экология).

ОООНПФ «ТАЛКА-ТДК». Стр.64–65. Гидрографическая карта.

18. Дмитриева Л.М. Русская топонимическая система: онтологическое и ментальное бытие / Л.М. Дмитриева // Изв. Урал. гос. ун-та. – 2001. – № 20.

19.Климов Г.А. Языковые контакты/ Г.А. Климов // Общее языкознание: Формы существования, функции, история языка. – М.: Наука, 1970. – С. 285-298.

20.Кодухов В.И. Методы лингвистического анализа/ В.И. Кодухов. – Л., 1963. - 128 с.

21.Крысин Л.П. Иноязычные слова в современном русском языке/ Л.П.Крысин. – М.: Наука, 1968.

22.Лабунец Н.В. Русская географическая терминология в ситуации языкового контакта: Автореф. дис. …д-ра филол. наук/ Н.В. Лабунец. – Екатеринбург, 2007.

23.Лабунец Н.В. Словарь народных географических терминов Тюменской области / Под ред. А.К.Матвеева. – Тюмень: Изд-во Тюмен. ун-та, 2003. - 208 с.

24.Лингвистический энциклопедический словарь/ Под ред. В.Н. Ярцева. – М.: Советская энциклопедия, 1990. – 685 с.

25.Маракуев А.М. Краткий очерк топонимики как географической дисциплины / А.М. Маракуев // Учен. записки Казах. ун-та: Сер. «Геология и география». – Алма-Ата, 1954. – Т. 18, Вып. 2. – С. 29–72.

26.Марузо Ж. Словарь лингвистических терминов/ Ж. Марузо. – М.: Изд-во иностр. лит., 1960. – 435 с.

27.Мурзаев Э.М. Словарь народных географических терминов. – М.: Мысль, 1984. – 654 с.

28.Мурзаев Э.М. Топонимика и география / Э.М. Мурзаев. – М. : Наука, 1995. – 304 с.

29.Народы Сибири. – М.; Л., 1956. – С. 473-474.

30.Никонов В.А. Краткий топонимический словарь / В.А. Никонов. – М., 1966.

31.Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка/ С.И. Ожегов, Н.Ю.Шведова. – М.: Азбуковник, 1999. – 944 с.

32.Панькин В.М. Русский язык в межнациональном общении/ В.М.Панькин // ВЯ. – 1986. - № 2. – С. 12.

33.Подольская Н.В. О развитии отечественной топонимической терминологии / Н.В. Подольская // Развитие методов топоним. исследований : сборник / отв. ред. Е.М. Поспелов. – М., 1970. – С. 46–53.

34.Розенталь Д.Э. Словарь-справочник лингвистических терминов: Пособие для учителей/ Д.Э. Розенталь, М.А. Теленкова. - 2-е изд, испр. и доп. – М.: Просвещение, 1976. – 543 с.

35.Русский язык: Учеб. для студ. высш. пед. учеб. заведений/ Л.Л.Касаткин, Е.В. Клобуков, Л.П. Крысин и др.; Под ред. Л.Л. Касаткина. – 3-е изд., стер. – М.: Издательский центр «Академия», 2005. – 768 с.

36.Русский язык: Энциклопедия / Гл. ред. Ю.Н. Караулова. – М., 2003. – 704 с.

37.Русский язык: Энциклопедия / Гл. ред. Ф.П. Филин. – М.: Сов. энцикл., 1979.

38.Русско-татарский словарь: Ок. 47 000 слов / Сост. Э.М. Ахунзянов, Р.С.Газизов, Ф.А. Ганиев и [др.]; под ред. Ф.А. Ганиева. – 3-е изд., испр. – М.: Рус. яз., 1991. – 736 с.

39.Рылюк Г.Я. Истоки географических названий Беларуси с основами общей топонимики : учеб. книга – пособие для преп. и студ. геогр. спец. / Г.Я. Рылюк. – Минск : Веды, 1999. – 247 с.

40.Словарь русских народных говоров. Выпуск второй. – М.: Наука, 1966. – 315 с.

41.Словарь русских народных говоров. Выпуск седьмой. – М.: Наука, 1972. – 356 с.

42.Словарь русских народных говоров. Выпуск восьмой. – М.: Наука, 1972. – 370 с.

43.Словцов П.А. Прогулки вокруг Тобольска в 1830г./ П.А. Словцов – М.: Типография Семена Селивановского, 1834.

44.Современный русский язык: Учеб. для студ. вузов, обучающихся по спец. «Филология»/ П.А. Лекант, Е.И. Диброва, Л.Л. Касаткин и др.; Под ред. П.А. Леканта. – 3-е изд., стереотип. – М.: Дрофа, 2002. – 560 с.

45.Суперанская А.В. Ономастическая номинация / А.В. Суперанская, В.Е. Сталтмане // Теория и методика ономаст. исследований: коллектив. монография. – М., 1986. – С. 15–25.

46.Толковый словарь татарского языка. – Казань: Матбугат йорты нәшрияты, 2005. – 848 с. - [На тат. яз.].

47.Томилов Н.А. Проблемы этнической истории (по материалам Западной Сибири)/ Н.А. Томилов. – Томск: Изд-во Томского ун-та, 1993. – 222 с.

48.Тумашева Д.Г. Диалекты сибирских татар в отношении к другим тюркским языкам: Автореф. дис. …доктора филол. наук/ Д.Г. Тумашева. – М., 1969. – 50 с.

49.Тумашева Д.Г. Диалекты сибирских татар. Опыт сравнительного исследования/ Д.Г. Тумашева. – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1977. – 294 с.

50.Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4-х т. Т.1-4/ М.Фасмер – М., 1986-1987.

51.Федоров А.И. Русский язык в Сибири/ А.И. Федоров // ВЯ. – 1982. - №2. – С. 81-89.

52.Фролов Н.К. Аспекты региональной русистики в Западной Сибири/ Н.К. Фролов // Избранные работы по языкознанию: В 2 т. Т.1. Антропонимика. Русский язык и культура речи. – Тюмень: Изд-во ТюмГУ, 2005. – С. 283-293.

53.Фролов Н.К. Русский литературный язык в Сибири: становление и современное функционирование/ Н.К. Фролов // Избранные работы по языкознанию: В 2 т. Т.1. Антропонимика. Русский язык и культура речи. – Тюмень: Изд-во ТюмГУ, 2005. – С. 274-282.

54.Ханмагомедов Х.Л. Географический фактор в топонимии /Х.Л. Ханмагомедов // Вестн. Прикарпат. ун-та. Сер. филология. – 2011. – № 29–31. – С. 31–35.

55.Черных П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка: В 2 т. Т.1-2/ П.Я. Черных – М.: Рус. яз., 2001.

56.Черных П.Я. Очерк русской исторической лексикологии. Древнерусский период. – М., 1956.










Приложение 1

Список ойконимов Советского района Тюменской области


Сове́тский (пгт.) – город районного подчинения в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре Тюменской области. Площадь 8646 га. Население – 26 тыс. человек (2009). В 1963 году при строительстве железной дороги Ивдель–Обь был основан посёлок Советский, создан леспромхоз. В 1996 году посёлок получил статус города районного значения. Основными отраслями промышленности являются лесозаготовка. В Советском находятся предприятия по выпуску мебели, столярных изделий, клеёных деревянных щитов, мебельного шпона, комплектов для деревянного домостроения – ЗАО «Строймонтаж», ООО «Лесопильные заводы Югры» (входит в холдинг ОАО «Югорский лесопромышленный холдинг»), ООО «Карсикко лес», «Югра-Плит». В городе действуют коммерческие банки: Советский филиал ООО КБ «Стройлесбанк», Советский филиал ОАО Ханты-Мансийский банк, Няганское отделение Сбербанка РФ, Советский филиал ОАО «Запсибкомбанк». В городе работают газеты («Первая советская», «Северный Вариант»), телеканал «Первый советский». В Советском функционирует аэропорт, основным родом деятельности которого является вертолётное сообщение с северными посёлками, не имеющим автомобильной дороги. Также регулярно выполняются авиарейсы Советский – Москва (Внуково). В летний период осуществляются рейсы на южное направление, которое включает в себя авиарейсы на Краснодар, Сочи и Анапу.

Агириш – посёлок городского типа в Советском районе Ханты-Мансийского автономного округа. Железнодорожная станция, конечная станция железнодорожной ветки от станции Верхнекондинская (г. Советский) (начало незавершённого направления на Воркуту (Лабытнанги), строительство прекращено в 1980-х см. Торн). Территория 1342 га. Численность населения – 2786 человек (2009). Около 250 человек работают в лесоперерабатывающей отрасли, остальные заняты на объектах социально-культурного и бытового назначения. Расположен в северной части района, граничит с Берёзовским районом. Расположен в 73 км от районного центра. Основан в 1969 году. Название происходит от мансийского «агирись» – девочка, дочка. По другой версии название происходит от «агыр» – омут. Первоначально входил в состав Советского поселкового Совета. 29 октября 1974 года образован сельсовет, поселковый Совет − с 22 февраля 1982 года, в декабре 1990 года образована администрация посёлка. В 90-е годы объединением «Тюментрансгаз» построена бетонная автодорога в связи с началом разработки залежей керамзитовых и диатомитовых глин, используемых в производстве кирпича Югорским заводом. В перспективе строительство автомагистрали Тюмень–Урай–Агириш–Салехард. Промышленные предприятия: ООО «Торский леспромхоз», Торский лесхоз, ООО «Топаз» – лесозаготовки.

Аля́бьевский – посёлок в Советском районе Ханты-Мансийского автономного округа. Был основан как Тапсуйский леспромхоз в мае 1966 года. В августе переименован в Алябьевский леспромхоз Управления лесозаготовок и стройматериалов Министерства сельского хозяйства РСФСР. Посёлок расположен в малонаселённой местности в 8,5 км к востоку от административной границы между Ханты-Мансийским АО и Свердловской областью. Ближайшие населённые пункты — посёлки Малиновский и Юбилейный. В 2 км к югу от посёлка проходит участок Свердловской железной дороги Ивдель—Приобье.

Зеленоборск – посёлок городского типа в Советском районе Ханты-Мансийского автономного округа России. Население 2405 жителей (2007 год). Железнодорожная станция. Расстояние до административного центра 29 км. Образован в 1963 году. В составе Советского поселкового Совета Кондинского района передан в феврале 1968 года Советскому району. 3 октября 1968 года посёлок Зеленоборск отнесён к категории рабочих поселков.

Коммунистический (самза) – посёлок городского типа в Советском районе Ханты-Мансийского автономного округа России. Население 2663 жителей (2007 год). Железнодорожная станция. Около 300 человек работают в лесоперерабатывающей отрасли, остальные заняты на объектах социально-культурного и бытового назначения, растет процент жителей работающих вахтовым методом (население катастрофически падает в связи с ухудшающимися условиями жизни). Расстояние до административного центра 62 км. Статус посёлка городского типа – с 1982 года. Название видимо происходит от мансийского «самза» – место случки оленей, не жилое место. Из этого следует что стада оленей пригоняли сюда только раз в году, в теплое время года. Промышленные предприятия: Югорский лесопромышленный Холдинг "Лесопильные заводы Югры". Достопримечательности: Звезда около клуба, посвященная Великой Отечественной Войне; 4 Котельные на дровах функционируют с незапамятных времен; Одна котельная сделанная по немецкой технологии; Парк имени Великого Дутова Л.Г.

Малиновский – посёлок городского типа в Советском районе Ханты-Мансийского автономного округа России. Население 2715 жителей (2007 год). Расстояние до административного центра 15 км.

Нюрих – заброшенный посёлок в России, находится в Советском районе, Ханты-Мансийского автономного округа – Югры. Располагается посёлок на межселенной территории, в прямом подчинении Советскому муниципальному району. Население по данным переписи 2010 года составляло 0 человек.

Пионерский – посёлок городского типа в Советском районе Ханты-Мансийского автономного округа России. Железнодорожная станция. Население 5390 жителей (2010 год). С 1962г.- поселок городского типа.

Таежный – посёлок городского типа в Советском районе Ханты-Мансийского автономного округа России. Железнодорожная станция. Население 2569 жителей (2007 год). Расстояние до административного центра 50 км. Статус посёлка городского типа – с 1976 года.

Тимкапауль – заброшенный посёлок в России, находится в Советском районе, Ханты-Мансийского автономного округа – Югры. Располагается посёлок на межселенной территории, в прямом подчинении Советскому муниципальному району. Население по данным переписи 2010 года составляло 0 человек.

Юбилейный – посёлок в России, находится в Советском районе, Ханты-Мансийского автономного округа – Югры. Входит в состав Городского поселения Малиновский. Население на 1 января 2008 года составляло 1000 человек.

Приложение 2




Герб Советского района (рис.1)

hello_html_6c549ec2.png















На рисунке 2 представлена карта окрестностей города Советский.

Географическая широта: 61°24' Географическая долгота: 63°32'


 hello_html_52ef9ace.png
Рис.2 (карта окрестностей города Советский)


Традиционная одежда распашного и глухого покроя шилась из оленьих шкур и украшалась различными орнаментами, бисером, оленьим волосом (рис.3).

hello_html_5eaf8fc.png

Рис.5 (Хантыйская семья)



Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Автор
Дата добавления 11.10.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров495
Номер материала ДВ-050456
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх