738353
столько раз учителя, ученики и родители
посетили сайт «Инфоурок»
за прошедшие 24 часа
Добавить материал и получить бесплатное
свидетельство о публикации
в СМИ №ФС77-60625 от 20.01.2015
До повышения цен на курсы профессиональной переподготовки и повышения квалификации осталось:
0 дней 0 часов 0 минут 0 секунд
Успейте подать заявку на курсы по минимальной цене!
Дистанционные курсы профессиональной переподготовки и повышения квалификации для педагогов

Дистанционные курсы для педагогов - курсы профессиональной переподготовки от 5.520 руб.;
- курсы повышения квалификации от 1.200 руб.

ВЫБРАТЬ КУРС СО СКИДКОЙ 60%
ИнфоурокИсторияСтатьиЛекция по истории на тему "Великая война в судьбах Русского мира"

Лекция по истории на тему "Великая война в судьбах Русского мира"

Лабиринт
библиотека
материалов

Поземов С.Ю.


Лекция №8


Великая война в судьбах русского мира


Оглавление





Ни к одной стране судьба не была так жестока, как к России. Ее корабль пошел ко дну, когда гавань была в виду. Она уже претерпела бурю, когда все обрушилось. Все жертвы были уже принесены, вся работа завершена.

Самоотверженный порыв русских армий, спасший Париж в 1914 году; преодоление мучительного бесснарядного отступления; медленное восстановление сил; брусиловские победы; вступление России в кампанию 1917 года непобедимой, более сильной, чем когда-либо. Держа победу уже в руках, она пала на землю, заживо пожираемая червями…


У. Черчилль.

Мировой кризис. 1916-1918.

Том 1. Лондон. 1927. С. 223-225.


Введение


В 1914 г. Россия была вынуждена вступить в Великую войну, в жестокое противостояние на нескольких театрах боевых действий, в войну, ознаменованную появлением и использованием впервые на практике новых видов средств массового уничтожения – танков, авиации, химического оружия, в войну с огромным количеством человеческих жертв.

Первая мировая война оказала огромное влияние на судьбу Русского мира, границы которого тогда в целом совпадали с границами Российской империи. Великая война затронула все стороны жизни Российского государства и общества, кардинальным образом отразившись на экономике, политической структуре и социальной психологии населения. Вторая Отечественная война, как ее назвали в 1914 г., стала одновременно и подвигом русского оружия, и национальной катастрофой.

Начавшись под патриотическими лозунгами, она вызвала небывалый национальный подъем, затронувший все социальные слои и все народы Российской империи, который сплотил под знаменами русской армии, как регулярные части, так и добровольческие национальные подразделения. Способствуя сильнейшей поляризации общественных и политических сил, эта же война стала в итоге предвестником трагических революций и братоубийственной гражданской войны в России, привела к распаду страны, утрате веры и тысячелетней культуры, расколу общества, к вынужденной эмиграции миллионов соотечественников. В рамках Русского мира появился феномен другой, эмигрантской России – настоящего Русского мира в изгнании.

Объективная оценка восприятия Первой мировой войны населением Российской империи является восстановлением значительного периода отечественной истории. Ключевыми в решении этого вопроса являются массовые представления и настроения людей, социальных групп по важнейшей для нации проблеме – войны и мира. Общественные представления позволяют реконструировать совокупность и иерархию духовных ценностей и моральных норм, особенности менталитета народа, его массовой психологии в ту или иную эпоху. Являясь опосредованным (через мировосприятие) отражением экономических и социальных реалий, система ценностей, в свою очередь, определяет социальное поведение и деятельность людей. Это первый шаг к воссоединению расколотого российского общества, возвращению к вере отцов и дедов, к обретению народом России долгожданной национальной идеи, осознанию величия своей Родины. Наличие национального согласия в обществе – залог успешного ведения войны. Обеспечение национального консенсуса в такой период является важнейшей задачей любой власти.

В лекции анализируется общественно-политическая обстановка в России в один из переломных периодов ее истории. Рассматривается положение Российской империи в мире и внутриполитическая обстановка накануне грозных событий. Дается анализ причин внутриполитического кризиса в стране в последние годы войны; раскрываются роль и участие в войне власти, общественных структур и организаций, а также основных категорий населения империи, их отношение к войне. Показано влияние войны на эволюцию настроений, менталитета и социальной психологии народных масс.


1. Российская империя накануне Великой войны и ее место в мире


Что представляла из себя Российская империя накануне Первой мировой войны? Прежде необходимо отстраниться от двух мифов – советского, когда «царскую Россию» показывали как отсталую страну с забитым народом, и «новороссийского» – суть этой легенды можно выразить названием документально-публицистического фильма советского и российского режиссера Станислава Говорухина «Россия, которую мы потеряли» (1992). Это идеализированное представление о Российской империи, которую разрушили «негодяи» большевики.

Российская империя действительно имела огромный потенциал и могла при соответствующей глобальной, внешней и внутренней политике стать мировым лидером, в силу своих людских резервов (третье на планете по численности население, после Китая и Индии), природных богатств, творческого потенциала и военной мощи. Но были и глубинные противоречия, которые в итоге разрушили здание империи. Не будь в наличии этих внутренних предпосылок, подрывная деятельность финансового интернационала, западных спецслужб, масонов, либералов, социалистов-революционеров, националистов и прочих врагов России не имела бы успеха.

Краеугольными камнями Российской империи были: православие, которое хранило основы христианства как основы системы воспитания и образования; автократизм (самодержавие) как базис государственной системы; русский национальный дух, который был основанием для единства огромной территории, стержнем империи, в то же время способный к взаимовыгодному сотрудничеству с другими расами, народностями и вероисповеданиями. Но эти три основы были во многом подорваны: православие в большинстве своем стало формальностью, утратив свой огненный дух праведности, за обрядами была утрачена суть – «Славие Правды, Праведности». Русский национальный дух размывался давлением западничества, в итоге произошел раскол народа – элита (в большинстве своем) приняла европейскую культуру, для нее Париж и Лазурный берег стали ближе, чем Рязанщина или Псковщина, а Маркс и Вольтер интереснее, чем Пушкин и Ломоносов.

Экономическое развитие России того времени вызывает двойственное впечатление, с одной стороны, успехи были высокими. Империя пережила три экономических подъема – первый был при Александре II, второй в конце XIX – начале XX столетий (был связан со стабильностью эпохи императора Александра III и рядом позитивных нововведений вроде ввода протекционистских тарифов и винной монополии, политикой поощрения предпринимательства и пр.), третий подъем произошел в 1907-1913 гг. и, что интересно, продолжался даже в годы Первой мировой войны и был связан с деятельностью П.А. Столыпина и В.Н. Коковцева1 Средние темпы ежегодного роста в последний период составляли 5-8%. Этот подъем даже называли «русским чудом», которое произошло намного раньше, чем германское или японское.hello_html_ma05ae3f.jpg


На фото: Граф Владимир Николаевич Коковцов, русский государственный деятель, председатель Совета министров России в 1911-1914 гг.


За 13 предвоенных лет объем промышленного производства вырос втрое. Особенно быстро росли новые отрасли промышленности – химическое производство, нефтедобыча, стремительный рост был зафиксирован в угледобыче. Строились железные дороги: с 1891 по 1916 гг. построили Транссибирскую железнодорожную магистраль (Транссиб, или Великий Сибирский путь), она соединила Москву и крупнейшие сибирские и дальневосточные промышленные центры империи, фактически стянув Россию железным поясом. Это была самая длинная железная дорога в мире – более 9 тыс. км. Южной веткой Транссиба стала Китайско-Восточная железная дорога (КВЖД), построенная в 1897-1903 гг. Она принадлежала Российскому государству и обслуживалась подданными империи. Проходила по территории Маньчжурии и соединяла Читу с Владивостоком и Порт-Артуром.

В области легкой, текстильной (текстиль вывозили в Китай и Персию), пищевой промышленности Россия полностью обеспечивала себя и вывозила товары на внешний рынок. Более негативная обстановка была в области машиностроения – Россия производила сама 63% оборудования и средств производства.

Большие опасения западных экономистов и политиков вызывало быстрое развитие России. В 1913 г. Российская империя вышла на первое место в мире, опередив Соединенные Штаты, по темпам роста промышленного производства. Созданные в России образцы военной техники и вооружения не имели аналогов в мире, например линкоры серии «Севастополь» и «Измаил» лучшие в мире подводные лодки и артиллерийские системы, многомоторные самолеты и т.д. Россия входила в пятерку сильнейших экономических держав, уступая только Великобритании, Германии, догоняя Францию и США. По подсчетам французских экономистов, если бы Россия сохранила темпы такого развития, при том что другие державы сохраняли прежнюю скорость развития, то к середине XX в. Российское государство мирно, эволюционным путем должно было господствовать в мире в финансово-экономическом плане, т.е. и в политическом, став сверхдержавой номер один2.

Отличительной особенностью Российской империи являлось то, что ее окраины (в отличие от западных колоний) считались русскими территориями и их старались развивать на том же уровне, как и великорусские, малорусские губернии. Важно учитывать и природно-климатические условия, в которых развивалась Российская цивилизация. Об этом написана отличная книга А.П. Паршева «Почему Россия не Америка». Развивать высокую цивилизацию в таких условиях на порядок сложнее, чем в Европе, США или странах Южной Азии, Латинской Америки и Африки.

Определенную опасность для России представляла сравнительно высокая финансовая задолженность. Общий объем зарубежных капиталовложений составлял от 9 до 14% – но это не намного выше, чем в западных странах. Внешний долг России к 1914 г. достиг 8 млрд франков (2,9 млрд рублей), а внешний долг Соединенных Штатов достиг 3 млрд долларов (примерно 6 млрд рублей), Штаты в тот период были в должниках, переломив тенденцию только за счет Первой мировой войны.

К началу Первой мировой войны золотой запас Российской империи был самым крупным в мире и составлял 1 млрд 695 миллионов рублей. Население империи составляло 160 млн человек и быстро росло, рождаемость была высокой – 45,5 детей на 1 тыс. жителей ежегодно.

В 1912 г. в Российской империи был принят закон о всеобщем начальном образовании и о начальных училищах. Если бы не война и развал империи, неграмотность была бы полностью ликвидирована. Полная безграмотность сохранялась только среди инородцев (категория подданных в рамках права Российской империи, которая не носила уничижительного значения) ряда областей империи, на Северном Кавказе, Средней Азии, в Сибири и Крайнем Севере. Имперские гимназии и реальные училища (среднее образование) давали такой уровень знаний, который был примерно равен объему программ большинства современных вузов. «Серебряные годы» переживала и культура России – успехи отмечены в поэзии, литературе, музыке, науке и т.д.

Парламентская монархия. К началу ХХ Россия столетия уже не была абсолютной монархией, в полном смысле этого понятия. В 1864 г. в ходе судебной реформы (введен Судебный устав) фактически была ограничена власть императора. В стране начали внедрять земское самоуправление, которое ведало вопросами благоустройства, здравоохранения, образования, социальной защиты и пр. Манифест 17 октября 1905 г. и реформы 1907 г. установили в стране режим парламентской конституционной монархии.

Поэтому граждане империи владели примерно тем же объемом прав и свобод, как и жители других великих держав. Западная «демократия» начала ХХ в. сильно отличалась от современной. Избирательное право не было всеобщим, большая часть населения не обладала этой привилегией, их права ограничивали возрастные, имущественные, половые, национальные, расовые и пр. цензы.

В России с 1905 г. были разрешены все партии, кроме тех, кто вел террористическую деятельность, что вполне нормально. Попадали в Государственную думу и большевики, и эсеры. Забастовки подавлялись во всех странах (да и сейчас подавляются), причем часто на Западе действия властей были более жесткими. В России была отменена предварительная цензура, чем пользовались многочисленные противники режима от масонов-либералов до левых и националистов. Существовала только карательная цензура – издание могли подвергнуть штрафу или закрыть за нарушение закона (такая цензура была повсеместной и существовала не только в России). Поэтому надо знать, что миф о «тюрьме народов», где царь «главный надсмотрщик», был выдуман западной прессой и поддержан затем в советской историографии.

Внешняя политика. Во внешней политике Россия последовательно выступала за поддержание всеобщего мира. Петербург старался решать международные споры, том числе и на Балканском полуострове, политико-дипломатическим путем, не доводя дело до войны, иногда в ущерб своим стратегическим интересам. Несмотря на то, что общество было «заражено» франкофильством и панславизмом, большой войны в Европе русская общественность не желала. Дворянство и интеллигенция считали Париж культурным центром мира. Заступиться за «братьев-славян» или «братьев по вере» считали своим святым долгом, хотя была масса примеров, когда эти «братья» заключали союзы с западными странами, действовали вразрез интересам России.

Германия долгое время, вплоть до 1910-1912 гг., не воспринималась в России врагом. Воевать с немцами не хотели. Но Парижу и Лондону необходимо было столкнуть «русского гиганта» с «тевтонами», спровоцировать конфликт Германии и России и по возможности остаться в стороне. Так, сэр Эдуард Грей (министр иностранных дел Британии в 1905-1916 гг.) говорил французскому президенту Раймонд Пуанкаре: «Русские ресурсы настолько велики, что в конечном итоге Германия будет истощена даже без помощи Англии». В Париже многие считали, что если «русские варвары» сорвутся с поводка, то Германии конец. Устойчивую миролюбивую позицию России не поколебали ни марокканские кризисы (1905-1906, 1911 гг.), ни войны на Балканах (1912-1913 гг.).

Миролюбивость России подтверждает и тот факт, что Германия принялась готовиться к войне, усиленно вооружаться, строить мощный флот почти сразу после победы над Францией в 1871 году. В России же только в 1912 г. приняли судостроительную программу, которая была намного скромнее, чем германская или британская, на Балтике сил 4 линкоров и 4 линейных крейсеров хватало только для обороны своих берегов. В марте 1914 г. (!) Госдума приняла большую военную программу, которая предусматривала увеличение армии и модернизацию вооружений, в итоге русская армия должна была превосходить германскую. Но обе программы должны были завершиться только к 1917 году.

hello_html_m749a2312.jpg

2. Власть, политические партии и война


Первая мировая война с самого начала стала нелегким испытанием для российского общества. Она привела к резкой поляризации в стране политических и классовых сил. Перед российской властью стояла сложная задача – не только мобилизовать экономику и вооруженные силы страны, но и добиться политической консолидации всего общества. Государь Николай II находился в чрезвычайно тяжелом положении сразу же после вступления на престол. Еще до Японской войны и событий 1905 г. почти вся наша интеллигенция была охвачена болезненным состоянием критического отношения ко всем мероприятиям правительства, желанием опорочить все, что исходило от власти. И каждый, кто осмеливался не разделять этих взглядов, заносился на «черную доску».

Позиция власти и консервативных сил. По вопросу необходимости войны для России высказывались различные мнения в политических и общественных кругах империи. Можно с уверенностью сказать, что Петербург не хотел этой войны, старался избежать ее всеми силами. О чем свидетельствовала и последовательная миролюбивая политика российского императора3. Россия вступила в Первую мировую войну, не имея никакой серьезной геополитической цели (не говоря уже о каких-либо захватнических планах). Российская империя, в которой тогда проживал каждый седьмой житель Земли, вступила в войну, чтобы защитить Сербию и помочь своей союзнице по Антанте Франции. Лишь потом, в марте 1915 г., России была обещана Галиция. Кроме того, союзники договорились, что черноморские проливы – давняя мечта российских императоров, «ключи от собственного дома» – в случае победы будут контролироваться Россией. Уместно напомнить, что еще в 1903 г. российский Генеральный Штаб принял решение, согласно которому территория и границы Российской империи объявлялись окончательными и не подлежащими пересмотру. Россия прямо отказывалась от обретения новых территорий.

Еще до начала войны наиболее дальновидные политики в Петербурге, видя отсутствие общественного согласия и политической стабильности в государстве, не без основания полагали, что война приведет Россию только к катастрофе. Ряд политических деятелей консервативного и часть либерального лагерей предупреждали, что расчет на войну гибелен в условиях незавершившихся структурных преобразований империи. Мысли о нежелательности войны для России звучали и в кабинете министров.

Незадолго до своей гибели П.А. Столыпин в конце июля 1911 г. в своем письме министру иностранных дел А.П. Извольскому предостерегал: «Вы знаете мой взгляд – нам нужен мир: война в ближайшие годы, особенно по непонятному для народа поводу, будет гибельна для России и династии. Напротив того, каждый год мира укрепляет Россию не только с военной и морской точек зрения, но и с финансовой и экономической. Но, кроме того, и главное это то, что Россия с каждым годом зреет: у нас складывается и самосознание, и общественное мнение... Россия выдержит и выйдет победительницею только из народной войны...».

При дворе сторонником мира с Германией считали императрицу Александру Федоровну, прежнюю принцессу Гессен-Дармштадтскую, – кузину германского императора. В Думе и Госсовете за хорошие отношения с Германией выступали кране правые деятели (т.н. «черносотенцы»). Среди них были князь В.П. Мещерский, министр И.Г. Щегловитов, барон Г.Г. Розен, депутаты В.М. Пуришкевич и Н.Е. Марков. Надо отметить, что они оказались наиболее дальновидными деятелями Российской империи, предостерегая правительство от начала войны с Германией. Среди сочувствующих к ним деятелей был и Петр Николаевич Дурново, который предупреждал Николая II от выступления против Германии, предсказывая социальную революцию и крах, как монархической России, так и Германии. hello_html_5daa100f.jpg

В феврале 1914 г. П.Н. Дурново передал царю аналитическую записку. В ней бывший министр внутренних дел довольно точно предсказал состав двух противоборствующих коалиций и отметил, что Российской империи достанется основная тяжесть войны и роль «тарана, пробивающего самую толщу немецкой обороны». П.Н. Дурново писал, что «...Англия не станет принимать широкого участия в сражениях на материке, а Франция будет придерживаться оборонительной тактики в силу ограниченности материальных и людских ресурсов».

В случае поражения в войне русской армии министр предрекал впадение «в беспросветную анархию, исход которой трудно предвидеть»: «Неудачи в войне будут приписаны правительству. В Государственной думе и Государственном совете начнется яростная кампания против министров. Это вызовет в обществе революционные выступления, а всякое революционное движение неизбежно выродится в социалистическое, поскольку только социалистические лозунги могут поднять и сгруппировать широкие слои населения». Армия, которая будет лишена наиболее надежного кадрового своего состава, не сможет остановить волнения, более того, она сама станет социальной базой для революции.

П.Н. Дурново предсказал и крах либеральной оппозиции (будущего Временного правительства). Он отмечал, что оппозиция интеллигентна по своему составу и оторвана от народа, поэтому в случае революции быстро утратит контроль над ситуацией. Но в полном смысле пророческими оказались его слова по поводу присоединения Галиции, которое «лишь спровоцирует центробежные тенденции в России и идею отторжения Малороссии, которую лелеют галицийские униаты». В целом П.Н. Дурново дал мрачный, но пронзительно верный анализ будущего Российской и Германской империй, но, к сожалению, его дальновидное политическое завещание было проигнорировано.

Боязнь революции заставляла на первых порах и лидеров партии кадетов относиться к перспективе участия России в будущей войне также отрицательно, несмотря на их внешнеполитические цели в сфере помощи славянским народам Балканского полуострова, черноморских проливов. Кадеты утверждали, что никакие военные приготовления не достигнут цели, если в России не будет «необходимого воодушевления» и политических реформ, которые «спасли бы страну и сделали бы ее единодушной и солидарной с правительством».

Однако, П.Н. Дурново, как и другие государственные и общественные деятели, которые не хотели войны с Германией, были в меньшинстве в Российской империи. В целом в правящих кругах абсолютно возобладали англо- и франкофилы, а широкую общественность и либеральную интеллигенцию охватили антигерманские настроения, оказавшиеся весьма устойчивыми.

Начиная с конца 1912 г., «прогрессивная» русская общественность всячески старалась и в печати, и в разных высказываниях подчеркнуть свои англофильские и франкофильские чувства, и наоборот выказывала сдержанное отношение к Германии. Уже тогда круги, влиятельные по своим международным связям, стали психологически готовить общество к возможности войны с Германией. Лидеры либералов А.И. Гучков и П.Н. Милюков даже в 1917 г., когда губительность войны стала ясной очень многим людям, продолжали отстаивать идею «войны до победного конца». Западная партия в России поддерживала общую цель Антанты – необходимость ослабление «германского империализма». Россия обязана была выполнить союзнические обязательства перед Францией.

С началом Первой мировой войны поведение ведущих политических группировок изменилось и выглядело весьма обнадеживающим для правительства. Многие политические партии встретили войну с энтузиазмом и делали большой упор на единение и патриотический подъем. Практически все из них согласились отложить на время разногласия с властями и между собой и сосредоточиться на ведении войны. Правящая элита возлагала большие надежды на подъем национальных чувств и сплочение всех слоев общества вокруг царя и правительства. Призывы к национальному единению звучали и в манифесте Николая II: «Да укрепится еще теснее единение царя с его народом, и да отразит Россия, поднявшаяся как один человек, дерзкий натиск врага».

Либеральная оппозиция поддерживала царя в начальный период войны до весны 1915 г. и в целом была нацелена на поддержание внутреннего мира.

Почти все депутаты Думы проголосовали за военные кредиты, воздержались только социалисты. На заседании Государственной думы (26 июля 1914 г.) просьбу правительства об отпуске кредитов на войну не поддержали лишь большевистская и меньшевистская фракции. Большевики, встав на позиции пораженчества и осудив войну как империалистическую, призвали массы к войне гражданской. Часть меньшевиков считала нужным ограничиться лишь провозглашением лозунга «мир без аннексий и контрибуций». Вместе с тем ряд видных деятелей российской социал-демократии, такие, как Г.В. Плеханов, обеспокоенные судьбой страны и перспективой превращения ее в германскую колонию, призвали российский пролетариат отдать все силы делу защиты Отечества. Аналогичные позиции заняла и часть эсеров, среди которых, правда, были и пацифисты, и сторонники поражения России в войне.

После ряда неудач русской армии в 1914-1915 гг. изменилась и политическая обстановка в стране. Большинство думских фракций (кадеты, прогрессисты, октябристы, центр и часть националистов) объединилось в Прогрессивный блок. Основным пунктом его программы было требование отставки дискредитировавшего себя кабинета И.Л. Горемыкина и замены его правительством, пользующимся доверием общества. Члены этого блока высказывались также за освобождение некоторых категорий политических заключенных, реорганизацию системы местного самоуправления. Несостоятельность существующего правительства казалась столь очевидной, что в состав Прогрессивного блока вошли силы (например, часть националистов), которые никогда никакого отношения к либерализму не имели. Это свидетельствовало о растущей изоляции власти, от которой отходили даже весьма близкие ей круги.

Революционные партии – социалисты-революционеры, социал-демократы (большевики и меньшевики) – старались сочетать революционную деятельность с легальной оппозицией в парламенте. В первые годы войны революционная агитация находит слабый отклик в народе. Особенно непопулярны пораженческие лозунги большевиков. Арест участников большевистской конференции, собравшейся в ноябре 1914 г. в Финляндии под председательством Л.Б. Каменева с участием депутатов Думы, лишил большевистские организации возможности участвовать в руководстве страны.

Государственный аппарат империи (до июля 1915 г.) характерен приспособлением к войне: создается полевой военный аппарат, с соответствующими изменениями в военных учреждениях в центре (Военное и Морское министерство) и на местах (военно-окружные управления). Кроме того, в первый год войны правительство пыталось сосредоточить в своих руках руководство всеми военно-хозяйственными делами. Положение о «Полевом управлении в военное время» от 16 июля 1914 г. определило устройство Ставки верховного главнокомандующего и всего полевого аппарата на фронтах. В частности, во главе всех армий и полевого аппарата закон ставил верховного главнокомандующего, при котором сосредоточивался весь аппарат Ставки. Основной структурной частью в Ставке был штаб во главе с начальником. В свою очередь, основными структурами штаба были управления генерал-квартирмейстера, дежурного генерала и начальника военных сообщений.

Общероссийские общественные организации. Царская власть активно поддерживала патриотические настроения своих граждан, были открыты многие общественные организации, добровольческие и благотворительные организации. В июле-августе 1914 г. были созданы общероссийские общественные организации: Всероссийский земский и Всероссийский городской союзы, которые получили первоначально скромные права в области военно-санитарного дела. Первый союз объединил земские учреждения 41 губернии, а его высшим органом стал съезд уполномоченных земств. Между съездами дела союза велись Главным комитетом из 10 членов во главе с главноуполномоченным, первым из которых стал князь Г.Е. Львов. Роль местных органов выполняли губернские земские управы. Всероссийский городской союз имел аналогичное устройство и функции: состоял из съезда уполномоченных, Главного комитета из 10 человек, областных, городских и фронтовых комитетов. Главноуполномоченным этого союза был городской голова Москвы М.В. Челноков. В ходе войны эти союзы стали расширять свою компетенцию от заведования военно-санитарным делом до снабжения армии всем необходимым. А в июле 1915 г. в центре и на местах были учреждены объединенные органы, координирующие работу этих союзов, – Главный комитет по снабжению армии (Земгор), а также местные губкомитеты при земских и городских управах и уполномоченные на фронтах. Законом 16 ноября 1915 г. царскому правительству пришлось санкционировать существование этой организации.

Конфликт правительства с Думой сочетался летом 1915 г. с разбродом внутри самого правительства. Практически все члены кабинета (А.В. Кривошеин, С.Д. Сазонов и др.) выступали за соглашение с Прогрессивным блоком, опасаясь полной гибели армии и возможной при этом революции. Противником уступок оппозиции являлся сам премьер И.Л. Горемыкин, которого активно поддерживала императрица Александра Федоровна. Начавшаяся в конце августа 1915 г. стабилизация ситуации на фронте позволила царю занять жесткую позицию и по отношению к Прогрессивному блоку. 3 сентября 1915 г. сессия Государственной думы была закрыта.

Разрыв между властью и обществом становится физическим, когда Николай II в августе 1915 г. принимает на себя верховное главнокомандование. Пребывание в Ставке – в Могилеве удаляет царя из столицы и не позволяет контролировать ситуацию в Петрограде. Начиная с 1916 г. в России, в особенности в столице, не переставали говорить о различного рода заговорах: революционных, либеральных, монархических, которые должны были изменить положение. Таким образом, в результате поражений русской армии на фронтах в 1916-1917 гг. и внутриполитических кризисов в стране, разобщенности в правительстве, тяжелом экономическом положении, нехватки продовольствия, патриотические настроения в обществе сменились революционными.

Война все больше подтачивала основания существовавшего в России монархического режима. Именно в годы войны все отчетливее стали видны внутриполитические противоречия в стране, что неминуемо привело к серьезным политическим последствиям.




2. Русское общество и война


Для абсолютного большинства населения Российской империи война стала полнейшей неожиданностью и расценивалась как грандиозное стихийное бедствие и Божья кара за людские грехи. Из царских манифестов от 2 и 8 августа 1914 г. о вступлении России в войну народ узнал, что на родину напали Германия и Австро-Венгрия и нужно защищать свою землю и веру от врага, а также помочь «единокровным и единоверным» братьям-сербам. При этом, как вспоминал позже, основываясь на собственном опыте общения с солдатами, генерал А.А. Брусилов, «кто такие сербы, не знал почти никто», а уж почему немцы из-за Сербии вздумали воевать, «было совершенно непонятно». Вчерашние крестьяне, составлявшие более 80% российской армии, были уверены, что аннексия и контрибуция это какие-то города… И тем не менее солдаты, а также большинство крестьян и рабочих в тылу твердо стояли на том, что «ежели немец прет, то как же не защищаться» и что «нам чужого не надо, но и своего мы не отдадим». Таким образом, начало войны вызвало самый настоящий патриотический подъем в российском обществе.

Первые дни войны были ознаменованы взрывом народно-патриотических выступлений, массовым духовным подъемом в народе. Поэтому война и была провозглашена как «Вторая Отечественная». А.Ф. Керенский позднее писал: «В 1914 году народ воспринял конфликт с Германией как свою собственную войну... Войну, которая означала, что судьба России поставлена на карту... Это вторая война за нацию, за национальное выживание (первая была в 1812 году) предоставила царю уникальную возможность протянуть руку дружбы народу, обеспечив тем самым победу и упрочение монархии на долгие годы...».

В патриотическом порыве российское общество обращало свои взоры к самодержавной власти как единственно способной уберечь от беды силе. В своих воспоминаниях Р.К. Масси писал: «...2 августа 1914 г., царь издал указ о начале военных действий. Это был сверкающий, жаркий летний день. Дворцовая площадь, одна из самых больших в Европе, была переполнена тысячами изнывающих от зноя зевак, толпами возбужденных людей, несших флаги, иконы, ожидающих появления монарха, чтобы в его присутствии выразить свои патриотические чувства... тысячи людей с трехцветными знаменами, иконами, портретами царя, в том числе Максим Горький и Федор Шаляпин, в патриотическом экстазе встали на колени перед вышедшими на балкон царем и царицей и пели «Боже, царя храни». В присутствии огромной толпы царь поклялся на Евангелии и иконе вести войну до тех пор, пока ни одного неприятеля не останется на русской земле.

Патриотический подъем охватил всю страну – от царствующей династии до крестьян. Создавалось впечатление, что в патриотическом порыве народ объединился вокруг трона и армии. Во многих городах, поселках, селах Российской империи проходили бурные манифестации и стихийные митинги под лозунгами «На защиту святой Руси!» и «За веру, царя и отечество!». Так, на Урале волна стихийного патриотического воодушевления в той или иной степени и форме захватила все остальные слои и группы: духовенство, интеллигенцию, служащих, торгово-предпринимательские круги, крестьян, рабочих. Газета «Пермские ведомости» писала по этому поводу: «И земская Россия чувствует свою неразрывную связь с остальными русскими общественными элементами, ведь земский голос есть голос русской интеллигенции». Особенным всплеском национальных чувств была охвачена в те дни столица – Санкт-Петербург, который был переименован 18 августа в Петроград.

Не только официальные документы первых месяцев войны, но и многочисленные воспоминания современников, в том числе и революционеров, говорят о том, что перед немецкими войсками народные массы России готовы были забыть внутренние классовые разногласия. Газеты тех дней писали: «Рабочие оставляли красные революционные флаги и брали в руки иконы, портреты царя. Студенты покидали университеты и добровольно уходили в армию. Офицеров, встречавшихся на улицах, восторженно качали на руках». С началом войны, в 1914 г. заметно понизилось стачечное движение, повсеместно происходили прекращение забастовок, успешная мобилизация, массовая запись добровольцев в действующую армию. Развернулось массовое женское добровольческое движение. Осуществлялись масштабные пожертвования на нужды фронта и в счет обороны (правительство было вынуждено даже установить пределы пожертвований со стороны крестьян – не более 20 % запасов наличного зерна), достаточно заметное участие населения в военных займах государства и другие.

Патриотические чувства, порой, принимали негативные формы. В Петербурге толпа народа, среди которой были и студенты, разгромила и сожгла здание немецкого посольства, била стекла в магазинах и фирмах, принадлежавшим немцам. Подобные акции подогревали антинемецкие настроения в массах, но вместе с тем в России не проходило в 1914 г. массовых беспорядков как в Европе.

Настроения российского общества в годы Первой мировой войны тесно связаны с успехами и неудачами русской армии на фронтах войны. Значительная часть населения, встретив войну с энтузиазмом, совсем не предвидела грядущие многолетние тяготы. Первые сражения, особенно наступательная операция русских войск в Пруссии осенью 1914 г., фактически спасшая от разгрома Францию, хотя и не оправдала имеющихся надежд в полной мере, однако оставляла некоторые основания для оптимизма. Галицийская битва, в которой русская армия полностью разгромила единственного союзника Германии – Австро-Венгрию, продвинувшись вглубь территории противника до 350 км, подкрепила эти надежды.

В 1915 г. Германия решила нанести основной удар на Восточном фронте. Германии и ее союзникам удалось продвинуться вглубь российских владений, но план разгромить русскую армию и вывести Россию из войны реализован не был. Ряд военных поражений, которые российская армия потерпела в ходе компании 1915 г., а также потеря множества промышленных территорий Польши и Прибалтики определенным образом подкорректировали настроения в тылу. Современники пришли к осознанию, что за истекшие месяцы войны правительство не сумело использовать дружного единения населения и высокого патриотического подъема, его воодушевлявшего. Своими действиями во внутренних вопросах власть спровоцировала ослабление патриотического настроя, а в вопросах государственной обороны обнаружила свою несостоятельность.

Весенне-летние месяцы 1915 г. были переломными как в военной, так и в экономической, общественно-политической и культурной жизни страны. На фронтах ощущался недостаток в вооружении и снаряжении, что не в последнюю очередь привело к тяжелым поражениям. Государственная машина стала давать серьезные сбои и не могла справиться с тяжелым экономическим положением в стране. По всей империи, особенно в крупных городах, нельзя было достать не только многих вещей, но и продуктов. Это больнее всего ударило по рабочим. Летом-осенью 1915 г. рабочие массы переходят к стачечным действиям. Власти в ответ проводят карательную политику с расстрелом стачечников в Иваново-Вознесенске, убив 30 и ранив 53 рабочих. Это вызвало еще большую волну стачечного движения. В августе и сентябре в Петрограде, Москве, Нижнем Новгороде и других крупных центрах проходят крупные антивоенные выступления. В стране стала складываться революционная ситуация.

Вместе с революционными настроениями населения по-прежнему нарастали настроения антигерманские. 10-12 июня 1915 г. многотысячные толпы вышли на улицы Москвы, возмущенные германским наступлением и отступлением русской армии. Они громили и сжигали магазины, банки, фабрики, фирмы, принадлежавшие лицам с немецкими или еврейскими фамилиями. На Красной площади огромная толпа требовала низложения царя, пострижения царицы в монахини, казни Григория Распутина. Такие же выступления проходили и в других городах.

Изменения настроений в обществе имели далеко идущие политические последствия. Различные социальные слои Российской империи попадали под влияние пропаганды левых социалистов-интернационалистов. Как следствие изменялась социальная база правых партий, которые вместе с защищаемым ими авторитарным режимом оказывались в изоляции от общественных кругов и широких масс народа. Либеральные партии, укрепив свое положение в общественных организациях и структурах, созданных в годы войны, интенсивно продвигались к власти путем завоевания авторитета в общественных кругах при осознанной потере поддержки широких народных масс. Пролетариат и крестьянство оказались под влиянием леворадикальных социалистических партий, которые умело, использовали неблагоприятную для власти политическую ситуацию.

В 1915-1916 гг. в российском обществе все больше нарастало раздражение политикой властей, которые, по мнению определенных кругов населения, не в полной мере использовали имеющиеся в их распоряжении ресурсы и тем самым затягивали войну. Характерно письмо одного из рабочих Петроградского Путиловского завода, датируемое 1916 г.: «...война надоела всем, но есть люди, которые благодаря такому несчастью получают огромные оклады и ни за что – медали, кресты и прочие награды, а от боев находятся в нескольких десятках верст. У тех одна мечта, как бы дальше продлилась война. А ведь много народу взято и теперь, я думаю, по улицам одни бабы разгуливают, да старики и калеки, а здоровых мужчин нет».

Российская власть в 1915-1916 гг., пыталась продолжать использовать патриотические чувства народа, но в сложившихся условиях эта политика себя абсолютно не оправдывала. Усталость общества от войны, возросшая активность политических партий левого и радикального толков – все это в конечном итоге привело к потрясениям 1917 года. По мнению большинства историков, настроения, сложившиеся в российском обществе в годы Первой мировой войны сыграли в революционных событиях едва ли не решающую роль.

Культурная жизнь страны. Бесспорно, национально-патриотические настроения, царившие в обществе, находили свое отражение и в культурной жизни страны, которая была сложной и противоречивой. Массовая культура военного времени носила национально-патриотический и промонархический характер. Она являлась неотъемлемой частью общества. Будучи важной составляющей национального сознания, массовая культура была выражена в различных формах. Это были цирковые представления, эстрада, песни и частушки, плакатное искусство, драматический театр и другие.

Наиболее ярко русский патриотизм был представлен в цирковых сценах, пантомиме и клоунаде. Это массовое зрелище более всего посещалось и ценилось народом. В них высмеивали германского противника, собственных торгашей и спекулянтов. Цирковая пантомима позволяла инсценировать военные сражения с привлечением многих артистов, солдат, лошадей. Они проходили со стрельбой и дымом, имитацией полетов под куполом макетов самолетов. Во всех этих сценах побеждали русские солдаты и их союзники. Популярностью пользовались чемпионаты борцов и цирковых силачей. Эти выступления являлись проявлением военно-патриотической культуры.

Такие же идеи отражала и эстрада военного времени. Начало войны породило массу новых куплетов, стихов, монологов патриотического содержания. Многие звезды эстрады давали благотворительные концерты в военных госпиталях для раненых офицеров и солдат. Особым успехом пользовались Надежда Плевицкая, Мария Домена, Ольга Озаровская, оркестр народных балалаек Василия Андреева, крестьянский хор Митрофана Пятницкого. На эстраде в противовес цыганским романсам и песням, которые были очень популярны еще до войны, возрождался народный фольклор и традиции в виде русских частушек, песен, сказаний, былин.

В Москве было создано военно-концертное объединение «Русской армии – артисты Москвы». В него вошли многочисленные артисты театров, цирка, певцы, музыканты, борцы. Среди них были популярные и известные на всю страну В.И. Качалов, И.М. Москвин, O.JI. Книппер и другие. Они принимали активное участие в сборе денежных пожертвований для раненых и пленных русских солдат.

В годы войны приобрела широкий размах благотворительная деятельность различных театров, культурных обществ, клубов, артистических объединений и трупп. Центром военно-патриотической и культурно-просветительской работы стала Москва. Подобная работа в самых ее различных формах проводилась и в Петрограде, и в других городах, но не с таким размахом. Распространение получили патриотические плакаты, призывавшие делать пожертвования для раненых, семей убитых, покупать облигации военных займов.

Всеобщий патриотический подъем повлиял на корректировку идеологической базы отечественного образования. Во многих инструктивных письмах говорилось о необходимости «с ранних лет внушать детям уважение к тем, кто жертвует своею жизнью для Родины, для ее славы и благополучия» и, таким образом, «культивировать искреннюю, беззаветную любовь к Родине и чувство благородного патриотизма».

В этот период у многих рабочих и солдат можно было наблюдать сочетание патриотизма (иногда с монархическим оттенком) и революционных настроений. После военных поражений 1915 г. стала увеличиваться и даже преобладать революционность. Однако, часть рабочих и солдат оставалась под влиянием патриотических лозунгов вплоть до Февральской революции 1917 г. На них большое влияние оказывали кинофильмы. Особенно это касалось военной кинохроники, в которой были показаны «зверства» германцев и австрийцев. В драматических театрах начали ставить патриотические пьесы, хотя классический репертуар сохранялся и во время войны.

На культурных, театральных и концертных программах сказывался рост антигерманских настроений в российском обществе, особенно после весенне-летних поражений русской армии в 1915 г. Из программ столичных оркестров были вычеркнуты произведения Баха, Брамса, Вагнера и даже Бетховена, почти не исполнялись вальсы Штрауса. На рождество 1914 г. власти запретили предновогодние елки как якобы «немецкий обычай».

Русская армия и война. В начале войны атмосфера в армии была, в целом, схожа с настроениями в обществе – присутствовало воодушевление, патриотизм, имели место ожидания быстрого окончания войны. Восприятие начала войны русскими солдатами хорошо иллюстрируют письма тех лет: «Живу не тужу Царю белому служу верою правдою и готов умереть за веру, за царя и отечество и за единоверных братьев своих и сподоби Господи мне совершить подвиг сей святой».

Затяжной характер изнурительной войны, незавершенность военной реформы, отсутствие конкретного плана мобилизации всех ресурсов на нужды фронта – все это привело к довольно быстрой смене настроений, которые стали заметны, в действующей армии, уже в первые месяцы войны. Позиционная война, проблемы со снабжением всем необходимым – от провизии до боеприпасов находились буквально на виду у каждого русского солдата. Очень скоро это стало понятно даже сторонним наблюдателям.

Уже в 1915 г. некоторые военнослужащие русской армии перестали верить в победу и все больше оказывались подвержены военной пропаганде различных сил левой направленности. Вот некоторые выдержки из солдатских писем того времени: «Немец укрепил свои позиции и сидит в окопах, как барин говорит русским – не подходи близко; дела наши некрасивы, даже очень плохи, ужас надоело так страдать и мучиться на свете; живем на земле тоже очень плохо, нет на душу полоски земли, а у помещиков – глазом не окинешь, будто только для них одних Бог сотворил землю, наш брат мужик, крестьянин, солдат обижен. В победу твердо не нужно верить, всем известно, что у нас единения нет и думать не нужно внутри России, что у немца нет ничего, а нам, защитникам родины, варят 3 фунта грибов на 250 человек». Еще один показательный пример: «Если строго рассудить, то класть свою голову за то, что другие набивают карманы, за то, что на каждом шагу измена, и в такую войну стремиться на фронт, быть патриотом глупо».

К началу 1916 г., моральный дух русской армии был очень низок, а обстановка на фронтах, проблемы со снабжением, способствовали только его снижению. События 1917 г. – фактическое оставление войсками своих позиций, братание с немцами, повсеместное распространение антиправительственных лозунгов и идей показали полную несостоятельность работы военных ведомств Российской империи по поддержанию высокого морального духа в действующих частях.


3. Русская Церковь в годы Первой мировой войны


Русская Православная Церковь является древнейшим общественным институтом России. Во всех войнах, которые вела Россия, церковь активно поддерживала государство, духовно окормляя и благословляя народ и армию, выступая гарантом единства нации. Помощь церковных структур и отдельных священников русской армии стала традицией много веков назад. Так было и в годы одной из самых кровопролитных браней в истории человечества – Великой войны, в ходе которой многие священнослужители бесстрашно исполняли свой долг до самого конца вместе с солдатами.

Предвоенные годы в Российской империи были не самыми лучшими для Русской Православной Церкви. В обществе назревал духовно-нравственный кризис на фоне заметного снижения авторитета церковных служителей и отдаления духовенства от паствы: таковы были неминуемые последствия двухсотлетнего Синодального периода.

Однако с вступлением России в войну в народе произошел всплеск патриотизма. Общество, включая интеллигенцию, обратилось к своим корням, к своей «русскости», которая, в числе прочего, подразумевала исповедание Православия. Способствовала этому и активная позиция самой церкви, которая с первых дней войны стала задействовать все свои ресурсы для поддержки фронта и оказания помощи раненым.hello_html_m45a24347.jpg

Святейший Синод уже в августе 1914 г. издал особый указ, в котором призывал монастыри, церкви и самих прихожан жертвовать «на врачевание раненых и больных воинов», собирать средства в пользу Красного Креста, искать помещения под госпитали и подготавливать людей, способных ухаживать за больными.

Белое духовенство, монахи и десятки тысяч церковных приходов со всей Российской империи незамедлительно отозвались на призыв Святейшего Синода, который первым организовал лазарет для раненых солдат в Петрограде. Помощь больным, а также семьям солдат оказывалась зачастую из личных средств священнослужителей. В считанные недели лазареты и санатории для воинов появились в десятках городов; сестрами милосердия в них становились прихожанки храмов и в первую очередь, «матушки» – жены священников.

Несмотря на тяжелое для России время, стране удавалось исправно собирать для армии необходимые средства. И Церковь выполняла здесь привычную для себя роль: как отмечает российский юрист Д.А. Пашенцев, «благотворительная деятельность Русской Православной Церкви осуществлялась на трех уровнях: общецерковном, епархиальном и местном. Крупные акции помощи нуждающимся, проводимые под руководством Святейшего Синода, имели место в периоды народных бедствий, поэтому Церковь выступала как организатор социальной помощи и как непосредственный благотворитель».

Более того, Церковь помогала не только императорской армии, но и братской Сербии – в частности, раненым сербским солдатам. Помимо этого, церковные структуры собирали пожертвования для беженцев и голодающих на занятых противником территориях.

Особо стоит отметить учреждение во всех крупных приходах Приходских Попечительных Советов. Такие органы самоуправления помогали на местах семьям военнослужащих по хозяйству, засеивали поля и собирали урожай – одним словом, выполняли всю работу, которой занимался ушедший на фронт кормилец.hello_html_m24c083b3.jpg

Полковой священник о. Щербаковский. Дважды раненый. Идет с крестом в руках впереди 11-го восточносибирского стрелкового полка, в бою под Тюренченом. Рис. Худ. А. Чикина


Непосредственно на фронте служение несли полковые священники. Помимо духовного окормления личного состава, они поднимали боевой дух солдат, подготавливали их к возможной встрече с болью и смертью. Перед тем, как принять бой, воины читали слова молитвы: «Господи Боже, Спасителю мой! По неизреченной любви твоей Ты положил душу Свою за нас. И нам заповедал полагати души наши за друзей своих. Исполняя святую заповедь Твою и уповая на Тя, безбоязненно иду я положить живот свой за Веру, Царя и Отечество и за единоверных братий наших. Сподоби меня, Господи, непостыдно совершить подвиг сей во славу Твою. Жизнь моя и смерть моя – в Твоей власти. Буди воля твоя. Аминь»

Всего за время войны в действующей армии побывало более 5 тысяч капелланов, и их деятельность отнюдь не ограничивалась молебнами. Священники не были обязаны находиться на передовых линиях фронта, однако зачастую они по собственной инициативе вели за собой целые полки.hello_html_6ec0176e.jpg


На фото: Полковой священник во время Первой мировой войны.


Известно немало случаев, когда священнослужители, жившие в окопах вместе с солдатами, тонувшие с моряками на боевых кораблях, проявляли настоящий героизм и были за это отмечены соответствующими наградами – при жизни или посмертно.

Так, 6 октября 1914 года крушение терпел корабль «Прут». Служивший на нем священник, 70-летний иеромонах Антоний (Смирнов) осенял крестом с палубы тонувшего судна борющихся со смертью моряков. Антоний отказался садиться в шлюпку, чтобы не занять «лишнее» место, и скрылся под водой вместе с кораблем.

Георгием 4-й степени был награжден полковой священник отец Василий (Шпичек). В момент, когда 9-й драгунский Казанский полк, в котором он служил, должен был двинуться в атаку на австрийцев, произошло страшное: на команду командира идти в бой полк отреагировал полнейшим бездействием и остался сидеть в окопах. Тогда, по рассказам очевидцев, «вылетел на своей лошаденке» отец Василий и с криком: «За мной, ребята!» понесся вперед. Сначала за ним пошли в атаку офицеры, а за ними и весь полк. В результате противник в страхе бежал с поля брани.

hello_html_m5d091faa.jpg

На фото: Полковой священник иеромонах Евтихий Тулупов, был убит в бою идя с крестом в руках впереди атакующего полка


24 июня 1915 года героически погиб отец иеромонах Амвросий, священник 3-го Гренадерского Перновского полка. Он с крестом в руках повел за собой солдат, одержавших уверенную победу над противником, и был убит в ходе атаки. Аналогичный случай произошел 7 ноября 1916 г. в 154-ом пехотном Дербентском полку. Протоиерей Павел Смирнов повел батальон на турецкое укрепление, которое было успешно взято штурмом. Сам священник при этом был тяжело ранен.

В ожесточенных боях, ведя за собой солдат, героически погибли также священник 439-го пехотного Илецкого полка отец Михаил (Дудицкий), иеромонах отец Евтихий (Тулупов), священник Черноярского пехотного полка отец Александр (Тарноуцкий) и многие другие.

hello_html_m11360bef.jpg

На фото: Православная церковь, обустроенная для военнопленных в Ганновере.


Вот что писал в своих воспоминаниях о войне генерал Брусилов: «В тех жутких контратаках среди солдатских гимнастерок мелькали черные фигуры – полковые батюшки, подоткнув рясы, в грубых сапогах шли с воинами, ободряя робких простым евангельским словом и поведением… Они навсегда остались там, на полях Галиции, не разлучившись с паствой».

Всего за время Первой мировой за проявленный героизм государственными наградами были отмечены около 2500 капелланов – половина всех священников, оправленных на фронт.

«В Великую войну… священники делили с воинами все тяжести и опасности, возбуждали их дух, своим участием согревали уставшие души, будили совесть, предохраняли наших воинов от столь возможного на войне ожесточения и озверения», – писал в своих мемуарах протопресвитер русской армии и флота отец Георгий (Шавельский). Однако одновременно с этим свою работу по усыплению совести и пробуждению озверения вели в армии революционеры-агитаторы. К 1917 г. они в этом заметно преуспели, и священнослужителей уже стали убивать не немецкие, а русские солдаты.

hello_html_m48cdc553.jpg

На фото: Русская походная церковь времен Первой мировой войны.


Заключение


Для миллионов наших дедов и прадедов Первая мировая война была действительно Отечественной. Память о ней мы должны свято хранить. Великая война не только кардинально изменила геополитический ландшафт Европы и мира, но и сознание (ментальность) европейцев и русских людей. Европейский континент после войны в значительной степени утратил христианские ценности, что во многом связано с проявившимися в ходе военных действий колоссальной жестокостью и нечеловеческими способами истребления.

Грозные события 1914-1918 гг. на фронте и в тылу стоили Российской империи, более не существовавшей, громадных человеческих жертв. Безвозвратные людские потери составили около 4,5 млн человек. На поле боя погибли 700 с лишним тыс. человек, умерли от ран еще почти полтора млн. Еще 285 тыс. человек умерли в плену, 238 тыс. не вернулись из плена в Россию, а почти 800 тыс. пропали без вести. Среди гражданского населения умерли от эпидемий и голода около 400 тыс. человек, жертвами террора стали 100 тыс. и оказались в эмиграции 200 тыс. человек. Потери русской армии были больше, чем германской, не говоря уже о французской и английской. По некоторым данным в результате Первой мировой и вызванной ею Гражданской войны население бывшей Российской империи сократилось на 25 млн человек!

Изменилась и демографическая ситуация в стране, поскольку из жизни ушли миллионы наиболее активных и дееспособных мужчин, не сумевших оставить после себя детей. Война создала и совершенно новый социально-психологический феномен «человека с ружьем», который впервые стал так активно вмешиваться в политику, а после возвращения к мирной жизни оказался в первых рядах ее строителей. Велики были и гуманитарные издержки войны и революции. Серьезный кризис переживал институт семьи. Пошатнулись нравственные нормы поведения людей. Несмотря на интенсивный процесс политизации российского общества, уровень политической культуры россиян оставался в целом достаточно низким, свобода понималась сплошь и рядом как анархическая «воля», а сложная диалектика прав и обязанностей гражданина оставалась для большинства населения тайной за семью печатями. Великая война сломала судьбы миллионов людей, лишила их крова и семьи, коренным образом изменила отношение к жизни, религии, культурным и нравственным ценностям. Из этой войны родилась новая, уже совсем другая, Советская Россия, на долю которой в XX в. выпали взлеты и падения, успехи и провалы, а главное – поистине драматические испытания.

Последствия войны были страшны и потому, что на могилах павших солдат, к сожалению, буйным цветом выросли страшные порождения европейского безумия, а именно, коммунизм и, гораздо более страшное явление, национал-социализм. Возникает вопрос: какие силы ее вызвали, кому она была нужна? В советских учебниках говорили о международном империализме, который и вызвал к жизни Первую мировую войну. Объяснение в чем-то верное, но достаточно однобокое.

Россия вступала в войну вовсе не для завоевания рынков и колоний, а для того, чтобы защитить своих братьев сербов и сохранить свое национальное достояние и государственное существование. Человеконенавистнические планы разделения и расчленения России придумал не Гитлер. Эти планы к 1914 г. отчетливо сформулировали Шимон и Хаусхоффер, которые предлагали отторгнуть от России Польшу, Прибалтику, Украину, Белоруссию, а русских либо оставить в пределах Московии XV века, либо потихоньку выдавливать в Азию. Национал-социализм формировался до Гитлера в человеконенавистнических доктринах «жизненного пространства» («Lebensraum»), которые стали основой политики германского рейха перед Первой мировой войной.

Существовали могущественные силы, связанные с финансовым капиталом и не только, которые были заинтересованы в переделе мира, в крушении традиционных государственных образований и, прежде всего, монархий, многонациональных государств, христианских империй. Характерно поведение Англии накануне Первой мировой войны, которая делала все, чтобы втянуть в конфликт, с одной стороны, Германию и Россию, а с другой, – Австро-Венгрию и Францию. Англичане объявили свою позицию лишь тогда, когда война стала свершившимся фактом. Англия делала все, чтобы всемерно ослабить Россию и Германию, а помогала скупо и неохотно.

В 1914 г. англичане требовали от русских, чтобы те ценой своих жизней спасали Париж. Но когда в 1915 г. началось масштабное наступление немцев на Восток, союзники не предприняли ничего, чтобы спасти гибнущую Русскую армию, помочь верному союзнику, который сделал так много для общей победы. Очевидно, что в войну уже собирались включаться США, и сильная Россия как победитель союзникам была уже не нужна. Союзники вкупе с внутренними изменниками из самых высших слоев общества способствовали гибели Российской монархии для обретения свободы в новом мироустройстве. Показательно, что при заключении Версальского мира, были флаги всех государств, воевавших в войне, но русского флага среди них не было.

Великая война перепахала русское общество. Этот «отравленный пар с галицийских кровавых полей», по словам А. Блока, отравил сознание очень многих. Именно он способствовал появлению в русском обществе прежде несвойственной ему жестокости, нетерпимости и желания решать все проблемы насилием. Характерен эпизод, рассказанный И. Буниным в «Покаянных днях», когда простая русская крестьянская девка запросто говорит о пленных: «Да перерубать их всех, вот и все!». В результате войны и милитаризации экономики начались тенденции, которые продолжились и в Гражданскую войну, а именно, трудовая мобилизация, продразверстка, огосударствление экономики.

Был ли прав император Николай, вступая в эту войну? В историографии господствовал миф о «недалеком царе», который, повинуясь указаниям союзников, втравил Россию в ненужную ей войну. Поддерживали этот миф, как правые, так и левые. Общеизвестно, что все предыдущие годы государь старался уходить от войны, как только мог, но из кризиса 1914 г. выйти было нельзя, не потеряв при этом лица (статуса), союзников и оборонного потенциала. Если бы Австро-Венгрия в 1914 г. безнаказанно раздавила Сербию, то Россия лишались бы традиционного союзника, который в течение 1914-1915 гг. удерживал полумиллионную австрийскую армию. В случае невступления России в войну, эта армия обрушилась бы на Францию и, как во времена Франко-прусской войны, в считанные месяцы оккупировала и уничтожила бы ее. Затем, усилившись за счет ее потенциала, обрушилась бы на Россию. С этой точки зрения решение царя было жертвенным, с одной стороны, и мудрым и прозорливым, – с другой.

Присутствовал и здоровый прагматизм. Лучше воевать вместе с Сербией и Францией, чем без них. Императору Николаю был чужд триумфализм, которым болела либеральная интеллигенция, те же самые кадеты. Был чужд призыв Милюкова «Даешь Дарданеллы!». Он разделял известные слова из «Войны и мира» о том, что война не любезность, а самое гадкое дело в жизни, и надо строго и серьезно принимать эту страшную необходимость. Он ее принял 19 июля (1 августа), когда отдал приказ о всеобщей мобилизации, исчерпав перед этим все усилия по сохранению мира и предотвращению войны. Он строго и серьезно работал над военным, государственным и экономическим строительством. Благодаря его деятельности, Русская армия после тяжелых поражений лета 1915 г. смогла остановиться в отступлении, а летом 1916 г. не юге перейти в контрнаступление. К зиме 1917 г. у Русской армии было все для того, чтобы победоносно завершить войну в Берлине. Эту победу, к сожалению, у России вырвали внутренние распри, противоречия, разобщенность всех социальных слоев, бунт и революция. Во главе этого бунта стояла русская элита, дворянство и интеллигенция.

Разобщенность и дух предательства, поразивший все русское общество, способствовали тому, что Россия, по словам У. Черчилля «потонула при входе в благословенную пристань». Он, правда, забыл упомянуть, что в русский корабль была пущена и английская торпеда. Первая мировая война началась из крестного страдания миллионов русских сынов, которые положили свои головы на поле брани «в проклятых Мазурских болотах… на синих Карпатских высотах» за Веру, Царя и Отечество. За Веру и Отечество погибали воины и в Великую Отечественную войну и в локальных войнах, совсем недавно, в Чеченскую войну, но за триаду, за Царя они последний раз погибали в Великой войне. Благодаря их подвигу сохранилось бытие России.

По оценкам многих серьезных аналитиков, Россия и мир входят в десятилетие, чреватое многими испытаниями, может быть даже войной, гораздо более страшной, чем две предшествующие мировые войны. К сожалению, русское общество на пороге ХХI века поражено теми же пороками, недугами и изъянами, что и в начале ХХ столетия. В надвигающемся противостоянии, в мире, где господствует «золотой телец», очень важно не продаться за жалкие зеленые бумажки и за мнимые выгоды, которые обещают странам от имени международного сообщества. Стратегически важно сохранить историческую память народа, суметь отстоять собственные национальные интересы, само историческое бытие русского народа, свою культуру и нравственность, веру, достоинство и честь.

Список литературы


  1. Алексеева И.В. Последнее десятилетие Российской Империи: Дума, царизм и союзники России по Антанте 1907-1917 гг. – СПб., 2009. – 265 с.

  2. Асташов А.Б. Русский крестьянин на фронтах Первой мировой войны // Отечественная история. – 2003. – № 2.

  3. Булдаков В.П. От войны к революции: рождение «Человека с ружьем» // Революция и человек. Быт, нравы, поведение, мораль. – М., 1997. – 378 с.

  4. Голубин Р.В. Трансформация общественных настроений в российском обществе в годы Первой мировой войны // Отечественная история. – 2002. – №1.

  5. Грунт А.Я. Прогрессивный блок. // Вопросы истории. – 1995. – № 3.

  6. Документы А.А. Брусилова // Военно-исторический журнал. – 1963. – № 3.

  7. Дурново П.Н. Записка от февраля 1914 г. // Красная новь. – 1922. – № 6. // http://onisland.net/History/Durnovo.htm

  8. Жилин А.П. К вопросу о морально-политическом состоянии русской армии в 1917 г. // Первая мировая война. Дискуссионные проблемы истории.– М., 1994. – 167 с.

  9. История России. XX век: 1894-1939 / Под ред. Зубова А.Б. – М.: Астрель, 2009. – 367 с.

  10. Первая мировая война и ее воздействие на историю ХХ в. // Новая и Новейшая история. – 2004. – № 4-5.

  11. Первая мировая война и российское общество. – Ярославль: ЯрГУ, 2007. – 340 с.

  12. Первая мировая война/ Под ред. О.В. Оськтина. – М.: Вече, 2010. – 368 с.

  13. Политические партии и общество в России в 1914-1917 гг. Сб. документов. / Под ред. Ю.И. Кирьянова. – М.: Наука, 2000. – 345 с.

  14. Последняя война царской России / Под ред. К.Ф. Шацилло. – Санкт-Петербург: Эксмо, 2010. – 352 с.

  15. Революционное движение в армии и на флоте в годы первой мировой войны: 1914 – февраль 1917 года. Сборник документов // Под ред. Сидорова А.Л. – М.: Правда, 1966. – 368 с.

  16. Чертищев А.В. Первая мировая война и крестьянство России: некоторые аспекты трансформации «человека земли» в «человека с ружьем» // Крестьянство и власть в истории России XX века. – 2011. – № 2.

  17. Шацило К.Ф. Россия перед Первой мировой войной. – М.: Наука, 1974.– 156 с.

1 Коковцев Владимир Николаевичрусский государственный деятель, министр финансов в 1904-1905 и 1906-1914 гг., председатель Совета министров Российской империи в 1911-1914 гг. Граф (c 30 января 1914).

2 Эдмон Тэри, руководитель французской экспертной комиссии, изучавшей в течении полугода готовность России как союзника к войне, писал в конце 1913 г.: «Если дела европейских наций будут с 1912 по 1950 г., идти так же, как они шли с 1900 по 1912 гг. Россия к середине века будет господствовать над Европой как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении». А немецкий экономист, профессор фон Ауген, руководитель немецкой комиссии, изучавший в 1913 г. ход аграрной реформы в России, в конце двухчасового доклада в рейхстаге заявил, что к 1917 г. Россия в военном отношении станет неуязвимой. После чего у него состоялась продолжительная беседа с Кайзером Вильгельмом, по результатам которой было принято решение начать войну с Россией не позднее лета 1914 г.


3 Еще в марте 1898 г. император Николай II предложил созвать в Гааге впервые в мире мирную конференцию по ограничению вооружений с целью всеобщего полного разоружения. О мирном предложении были извещены правители Европы и других континентов. Ответ последовал быстрый и отрицательный. От Франции, Германии, Японии и других ведущих стран. Для мирного разрешения международных конфликтов было предложено Россией создать третейский международный суд. Циркуляционная нота об этом была направлена Государем 12 августа 1898 г. В декабре 1898 г. была направлена вторая нота Николая II о сокращении вооружений, но уже менее широком. Это предложение отчасти было принято на первой мирной конференции в Гааге, созванной по инициативе Николая II 6 мая 1899 г., в которой участвовало 26 стран. Заседания первой международной мирной конференции проходили с 18 мая по 29 июня, председательствовал на них посол России. Конференция запретила пользоваться на войне удушливыми газами, разрывными пулями, метать взрывные вещества с воздушных шаров.

В 1907 г. состоялась вторая мирная конференция в Гааге. На основе принципов этой конференции был создан международный суд, который действует в Гааге до сих пор, позднее Лига наций, затем ООН. В секретариате ООН, в Нью-Йорке, на почетном месте выставлена для всеобщего обозрения подлинная грамота с призывом о мирной конференции подписанная царем Николаем II.

37

Лабиринт
Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:
также Вы можете выбрать тип материала:
Общая информация

К учебнику: История России. 11 класс.  Измозик В.С., Рудник С.Н.  2-е изд., доработ. и доп. - М.: 2013. - 384 с.

К уроку: § 11. Россия в Первой мировой войне

Показать все

Номер материала: ДБ-488888

Вам будут интересны эти курсы:

Курс профессиональной переподготовки «История: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Анализ результатов образовательной деятельности в работе учителя истории»
Курс повышения квалификации «История и философия науки в условиях реализации ФГОС ВО»
Курс повышения квалификации «Основы духовно-нравственной культуры: история и теория русской культуры»
Курс повышения квалификации «Достижение эффективности в преподавании истории на основе осуществления положений историко-культурного стандарта»
Курс повышения квалификации «Изучение русской живописи второй половины XIX века на уроках МХК в свете ФГОС ООО»
Курс повышения квалификации «Моделирование современных уроков истории»
Курс повышения квалификации «Теория и методика преподавания основ философии в условиях реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «История и теория этики в условиях реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «Федеральный государственный стандарт ООО и СОО по истории: требования к современному уроку»
Курс повышения квалификации «Развитие ИКТ-компетенции обучающихся в процессе организации проектной деятельности при изучении курсов истории»
Курс повышения квалификации «Электронные образовательные ресурсы в работе учителя истории в контексте реализации ФГОС»
Курс профессиональной переподготовки «История и обществознание: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Философия и история образования в условиях реализации ФГОС»
Курс профессиональной переподготовки «Политология: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Оставьте свой комментарий
Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.
Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.