Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / Русский язык и литература / Конспекты / Лекция "Риторика как наука и искусство"
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • Русский язык и литература

Лекция "Риторика как наука и искусство"

библиотека
материалов

Риторика как наука и искусство

Термин "риторика" традиционно понимается двояко: как искусство красноречия и как паука о нем.

Красноречие издавна и по праву считается искусством. Еще в Античности сложился список дисциплин, достойных свободного человека, так называемые семь свободных искусств, первым из которых была именно риторика. И. С. Тургенев, например, считал ораторское искусство уникальным даром. В романе "Рудин" он писал о своем герое: "Рудин владел едва ли не высшей тайной — музыкой красноречия. Он умел, ударяя по одним струнам сердец, заставлять смутно звенеть и дрожать все другие".

Наука о красноречии — одна из самых древних и вместе с тем современных гуманитарных дисциплин, в содержание которой входят философские, психологические, филологические, логические, эстетические знания. Еще в XVIII в. именно риторику, а не математику считали "царицей наук". Долгое время в риторических терминах велись рассуждения об искусстве. Например, современники называли И. С. Баха величайшим оратором в музыке, так как его органные произведения строились по риторическим канонам, а уже в XX в. С. М. Эйзенштейн ввел риторику в программу обучения кинорежиссеров, чтобы они постигли тайну воздействия на массовую аудиторию, были бы способны вызывать разнообразные чувства зрителей: гнев, радость, восторг, любовь, ненависть.

Трудно отрицать исторически сложившееся своеобразие речевого общения в различных социальных сферах, поэтому риторику можно интерпретировать с разных точек зрения, в том числе с очень широкой, культурологической. Например, выдающийся литературовед и культуролог Ю. М. Лотман в книге "Быт и традиции русского дворянства XVIII — первой трети XIX вв." описал риторику бала, дуэли, карточной игры, парада, похорон.

Если сравнить старые и новые определения риторики, станет очевидно, что она может пониматься по-разному. В России в первой половине XIX в. риторика определялась как наука, развивающая разум, занимающая воображение, трогающая сердце и действующая на волю. Современные исследователи исходят из иных базовых характеристик риторики:

"Филологическая дисциплина, изучающая отношение мысли к слову" (Ю. В. Рождественский);

"Наука о законах управления мыслеречевой деятельностью" (Е. А. Юнина);

"Наука о публичном речевом воздействии" (И. А. Стернин);

"Наука убеждать" (А П. Чудинов).

В каждом из предложенных определений присутствуют разные аспекты современной трактовки риторики: филологический (который, однако, не исчерпывается "отношением мысли к слову"), психолого-педагогический, прагматический. Если известный филолог Ю. В. Рождественский трактует риторику как теоретическую филологическую дисциплину, то педагог Е. А. Юнина подчеркивает ее активное воспитывающее начало. Авторы популярных книг по риторике И. А. Стернин и А. П. Чудинов определяют ее прежде всего в прикладном, прагматическом аспекте. При этом И. А. Стернин рассматривает риторическое воздействие как со знаком плюс, так и со знаком минус (имеется в виду манипулятивная, демагогическая риторика) и отмечает, что каждый образованный человек должен понимать, "что с ним делают при помощи речи", тогда как А. П. Чудинов, подчеркивая позитивную роль практической риторики, видит в ней прежде всего пауку о речевом убеждении, об условиях и формах эффективного речевого общения.

В современном гуманитарном пространстве все больше внимания уделяется изучению речевого воздействия, которое становится предметом исследования целого комплекса смежных наук: лингвистики, психолингвистики, лингвистической прагматики, психологии, теории коммуникации, социологии, конфликтологии и др. В определенном смысле можно говорить о том, что во второй половине XX в. риторика возродилась на новой, психологической основе: для правильного общения современному человеку важны уже не только достижения формальной логики, но и психологические приемы убеждения.

Ключевое понятие позитивной риторики — убеждение (см. п. 11.2), способ речевого воздействия, предполагающий применение как рациональных, так и эмоциональных риторических приемов и средств. В толковом словаре дается следующее определение глагола "убедить" — "заставить поверить чему-нибудь, уверить в чем-нибудь; уговаривая, склонить к чему-либо, заставить согласиться на что-нибудь, сделать что-либо". О сложности этого вида речевого воздействия свидетельствует протяженный синонимический ряд глагола "убедить", от которого образовано существительное "убеждение": "уговорить", "склонить", "урезонить"; "уверить", "заверить", "внушить", "доказать"; "удостоверить", "вразумить", "утвердить", "уластить", "сагитировать", "распропагандировать", "обработать", "присоветовать", "вбить в голову", "умаслить", "сманить", "уломать", "умолить", "разуверить", "переубедить". За каждым из приведенных глаголов стоят различные аспекты коммуникативных ситуаций, связанных с убеждением, различные отношения между участниками общения.

Убеждение содержит систему аргументов, примеры, факты и выводы, принуждение же связано с применением силы или открытой угрозой. В убеждении процесс аргументации строится на апелляции к собеседнику (к его сознанию, эмоциям, воле, интересам и т.п.). Отбор собственных аргументов учитывает позицию, которую предстоит опровергнуть. В принуждении и внушении реализуется эмоциональное или физическое давление. Например, основная цель рекламного текста — заставить адресата (зрителя, читателя, слушателя) приобрести товар, независимо от того, испытывает ли он потребность в нем.

Внушение отличается от убеждения также тем, что действует на психическую сферу другого лица без открытого принуждения, что позволяет использовать его в манипулятивных целях. Внушение и манипуляция (подробнее см. п. 11.2) оказываются особенно тесно связанными в том случае, когда целью говорящего является изменение сознания объекта воздействия.

Внушение направлено на то, чтобы обеспечить некритичность усвоения информации адресатом, в результате чего могут возникнуть представления, не соответствующие действительности, стремление действовать и верить источнику информации, не сомневаясь в его надежности. В некоторых случаях адресат может понимать факт внушения (например, когда речь идет о гипнозе в медицинских целях: "Сейчас вы полностью расслабитесь, и ваше сознание начнет погружаться в сон..."), но гораздо чаще он этого не осознает (таково, например, ежедневное внушающее воздействие СМИ).

Внушение в целом является универсальным явлением, которому подвержен каждый, но в разной степени, в зависимости от уровня внушаемости. Этот уровень возрастает, если погрузить человека в атмосферу группового внушения. Подобная атмосфера существовала, например, в период особой популярности "телевизионных целителей" А. Кашпировского и А. Чумака.

Сегодня потоки внушающей информации направлены на читателя, слушателя, зрителя из самых разных источников: рекламы, массовой литературы, телевизионных ток-шоу, методик, предлагаемых современными псевдоцелителями, которые якобы подходят абсолютно всем, желающим быть "здоровыми, счастливыми и успешными". Нередко ими используется "классическая" внушающая тактика трех "да": серия так называемых закрытых вопросов, на которые возможен только один ответ — "да", затем следует ничем не подкрепленный вывод: "Хотите быть успешным человеком? Хотите не болеть, не уставать, каждый день прекрасно выглядеть, пребывать в отличном настроении и быть востребованным обществом? Для этого вам нужно только одно — энергия" (Л.Левшинов).

При индивидуальном и групповом внушении особенно часто используются разнообразные повторы. Создавая монотонный ритм, они способствуют погружению адресата в состояние транса, воздействуют на его подсознание: "В мою щитовидную железу Бог вливает молодую, энергичную, веселую, радостную жизнь. Молодая радостная жизнь наполнила щитовидную железу, молодая жизнь возрождает молодое, Богом созданное Божественно здоровое строение щитовидной железы" (Г. Сытин).

В отличие от внушения и принуждения, убеждение отрицает речевую агрессию, рассчитано на осмысленное восприятие речи адресатом, который должен проделать собственный путь понимания, так как решение не предлагается ему в готовом виде (подробнее о разных видах речевого воздействия см. п. 11).

Итак, современная риторика — это теория и мастерство целесообразной, воздействующей, гармонизирующей речи. Риторика убеждения (как практика красноречия и наука о ней) влияет на мировоззрение, эмоции и волю человека. Ее выбор требует от оратора труда и времени, создает его личностный образ.



http://studme.org/45793/ritorika/predislovie#58





Логичность и аргументация речи

Логичность — одно из важнейших качеств речи, отражающее соотношение языка и мышления и выявляющее умение говорящего правильно изложить собственные мысли и построить связный текст. Это неотъемлемое качество любого развернутого высказывания, однако для риторического выступления она является обязательной. Если в непринужденной беседе говорящий порой позволяет себе погрешить против логики и не всегда четко структурирует свою речь, то, например, в политической дискуссии или судебных прениях он обязан быть максимально последовательным и логически безупречным.

Речь считается логичной, если она соответствует следующим требованиям:

доказательность, т.е. опора на определенную систему аргументов. Речь, особенно публичная, в которой нет четкой системы доказательств и фактов, не может вызвать у собеседника доверия и производит впечатление голословной;

последовательность — правильное развертывание высказывания, например от частного к общему, от малого к большему, от простого к сложному, от известного к неизвестному и т.д.;

непротиворечивость, или соответствие предмета рассуждения основным законам логики (тождества, противоречия, исключенного третьего, достаточного основания). Нарушение логических законов и цепочек построения текста также воспринимается слушателями как показатель низкой коммуникативной культуры и отсутствия навыков публичной речи. Ироническое восприятие нарушений законов логики отражено в поговорках: "В огороде — бузина, в Киеве — дядька"; "Начал за здравие, кончил за упокой".

Только при соблюдении названных требований оратор придет к правильным заключениям, и, наоборот, всякое нарушение их ведет к ложным выводам.

Безусловно, работая над речью и принимая рассудочные, логические решения, оратор в ряде случаев может действовать интуитивно, находя удачный риторический ход или прием в речи как будто внезапно, неосознанно. В истории пауки и искусства встречается множество примеров внезапного озарения, когда принятый логический путь мышления, казалось, заводил в тупик. Достаточно вспомнить легенды об открытии выталкивающей силы жидкости Архимедом или закона всемирного тяготения Ньютоном. Однако такие "озарения" не происходят сами собой. Они всегда являются результатом длительной подсознательно-интуитивной работы мышления, которая может внезапно перейти в сознание. Подобно любому виду научного или художественного творчества работа оратора в период подготовки речи включает, как заметил когда-то американский изобретатель и ученый Томас Эдисон, 99% "потения", т.е. сознательной работы по осмыслению и логической организации материала, и 1% вдохновения, или интуитивного "озарения", которое нередко как раз и определяет оригинальность речи.

Для того чтобы избежать логических ошибок и правильно строить высказывания, необходимо помнить об основных законах логики.

1. Закон тождества гласит, что предмет мысли в границах одного рассуждения должен оставаться неизменным. Этот закон предотвращает появление в речи неопределенности и расплывчатости рассуждений. Чаще всего нарушение закона тождества становится причиной такой логической ошибки, какподмена тезиса: начав рассуждать об одном, говорящий в процессе развертывания речи переходит к другой теме и ошибочно начинает рассказывать о чем-то другом.

Этот закон направлен прочив нечеткости мысли или расплывчатости се выражения. Закон тождества ни в коей мере не противоречит, как может показаться, известному положению диалектики, согласно которому явления и предметы следует рассматривать в их развитии и изменении. Дело в том, что закон тождества в формальной логике является обобщением практики правильного мышления, но он, естественно, не может отразить диалектику развития реального мира и все особенности естественной коммуникации. В жизни нередко встречаются люди, которые в разговоре или даже в публичном выступлении выражаются туманно, двусмысленно, перескакивают с одной мысли на другую. Именно о них говорят: "С ворон начал, а на сорок перевел".

2. Закон противоречия гласит, что не могут быть одновременно истинными два высказывания, одно из которых утверждает нечто, а другое — отрицает то же самое. Например, в предложении "В эстафете паши лыжницы побили мировой рекорд, а немецкие спортсменки показали не менее высокие достижения" содержится логическая ошибка: в эстафетной гонке выигрывает только один — тот, кто достиг наивысших результатов.

Вместе с тем противоречие в неправильных рассуждениях не следует смешивать с диалектическим противоречием, которое объективно существует в природе, являясь внутренней движущей силой развития материального мира. Противоречие в суждениях — это явление субъективное. Оно может быть следствием недомыслия, недостаточных или неустойчивых знаний о предмете либо результатом демагогии, умышленных уверток, коммуникативных манипуляций и прямого обмана.

3. Закон исключенного третьего определяет, что из двух взаимопротиворечащих суждений о предмете одно истинно, другое ложно, а третьего не дано. Например, не могут быть одновременно истинными два тезиса, выдвинутые в рамках предложения: "Луна — это самостоятельная планета и спутник Земли". Из школьного курса естествознания каждый образованный человек знает, что небесное тело может вращаться либо вокруг звезды (планета), либо вокруг планеты (спутник), следовательно, не может быть одновременно и тем и другим. (Вспомним эпизод в "Приключениях Буратино", в котором главному герою ставят "противоречивый" диагноз: "Пациент скорее жив, чем мертв..." и "Пациент скорее мертв, чем жив...").

Закон исключенного третьего является основой важного метода доказательства, так называемого доказательства "от противного", которое нередко используется ораторами как эффективный способ убеждения.

4. Закон достаточного основания требует, чтобы в случае каждого утверждения указывались убедительные основания, в силу которых оно принимается и считается истинным. Иными словами, для признания суждения истинным нужно обосновать свою точку зрения, доказать справедливость выдвигаемых положений, соблюдая последовательность и аргументированность высказываний. Закон достаточного основания предостерегает против необоснованных суждений, "волевых" решений, слепого преклонения перед авторитетами и требует обоснованности, доказательности, т.е. связи любой мысли, любого положения, выдвигаемого в речи, с действительными фактами, примерами из реальной жизни, а также с научно обоснованными положениями.

Логичность речи проявляется на двух уровнях: во-первых, при построении высказывания, отражающего логику мысли, и, во-вторых, при оформлении текста, связанного с логикой изложения.

Логические ошибки, вызванные различными нарушениями логики, могут проявляться на уровне словосочетания, предложения, текстового фрагмента и целого текста.

Нарушение логической сочетаемости слов в границах простого предложения может привести к разного рода ошибкам.

1. Возникновение несуществующих логических связей: "В отеле имеются теннисные корты, бассейн, комфортабельные постели и другие спортивные сооружения". Механическое соположение разнородных предметов (спортивный инвентарь и мебель) приводит к тому, что читатель пытается найти какую-то связь (заведомо ошибочную!) между случайно соединенными в рамках одного предложения понятиями.

2. Нарушение родовидовых отношений: "В повествовательном стиле изложения встречаются как сложные, так и сложноподчиненные предложения". Родовое понятие (сложное предложение) может быть представлено несколькими видовыми (бессоюзное, сложносочиненное, сложноподчиненное), однако такие понятия не могут вступать в равноправные отношения. (Ср. детское высказывание: "В зоопарке мы видели разных зверей, птиц и медведей".)

3. Расширение (сужение) понятия: "Баскетбол смотрят миллионы стран". В этом предложении понятие "страна" сузилось до понятия "жители страны", что приводит к возникновению еще и фактической ошибки: на карте мира существует менее 200 государств. Правильно данную мысль следовало бы выразить так: "Баскетбол смотрят миллионы жителей разных стран".

4. Подмена понятия: "Приближения премьеры труппа ждет с особым волнением". Труппа ждет не приближения премьеры, а самого первого представления.

5. Скрещивание понятий: "Хотелось бы знать, какая рыба более ценная — семга или лососина?" В данном высказывании название рыбы ошибочно сополагается с названием мяса рыбы. (Аналогична весьма распространенная ошибка: "В сети попалось несколько селедок", вместо правильного "сельдей".)

6. Нарушение закона исключенного третьего: "Если вы пчела и шмель, полезайте в эту щель!" (статья о бортничестве). Один и тот же живой организм не может одновременно принадлежать к разным биологическим видам. Дан-пая ошибка легко исправляется заменой соединительного союза "и" на разделительный союз "или".

7. Сопоставление несопоставимого: "Блины едят горячими или с маслом". Ошибочное использование союза "или" создает ложное представление о том, что существует только два (причем взаимоисключающих!) способа угощения блинами, что, безусловно, не соответствует действительности.

В рамках сложного предложения или текстового фрагмента можно выделить следующие типы логических ошибок.

1. Мнимое противопоставление: "Дочь я родила вне брака, сейчас ей 31 год, но у нее фамилия и отчество не отца". Использование противительного союза "но" создает неверное представление, что между первым и вторым предложениями существует какое-то противопоставление.

2. Различение тождественного: "Иван пытался помочь следователю, первокурсник называл Михайлову имена, фамилии, явки, но Эдуард Геннадиевич не мог связать показания москвича с показаниями других свидетелей". В данном предложении оба героя названы таким количеством разнообразных слов, что читатель перестает понимать, кто есть кто, хотя в этом фрагменте упомянуты только два персонажа: москвич первокурсник Иван и следователь Михайлов Эдуард Геннадиевич.

3. Отсутствие необходимых элементов, подкрепляющих причинно-следственные связи: "Чтобы больше времени проводить с семьей, для жены и дочки Эван заказывает специальный трейлер, ведь без него маленькая Клара начинает говорить исключительно по-французски, а он потом ни слова не понимает". В рассуждениях журналиста опущено значимое логическое звено, отчего предложение не сразу становится понятным: по-видимому, трейлер нужен актеру для того, чтобы его семья могла ездить с ним на съемки, в промежутках между которыми дочь имела бы возможность говорить не только с матерью (на французском), но и с отцом на его родном языке.

4. Образование несуществующих связей из-за неправильного выбора союза или союзного слова: "Дом стоит па пригорке, поэтому передняя его часть — просторная гостиная". Механическое использование союза "поэтому" вовсе не помогает установить причинно-следственные связи между простыми предложениями в составе сложного: два тезиса, объединенных в рамках одного высказывания, никак не связаны друг с другом.

5. Нарушение закона тождества: "В жизни Наталия ненавидит сотовые телефоны, автоответчики, ее собаку зовут Мирабел, а кошку Карлитос. Кроме этого Орейра обожает вкусно поесть и всегда готовит сама, считая диеты — издевательством над организмом". В рамках небольшого фрагмента использованы вместе три разных тезиса (нелюбовь к средствам связи, домашние питомцы и кулинарные пристрастия героини), что создает ощущение разнобоя и нелепицы. Для исправления такого рода ошибок рекомендуется разбивать повествование на самостоятельные части, каждая из которых раскрывает исключительно одну микротему.

Логичность на уровне целого текста предполагает соответствие определенным композиционным особенностям выбранного жанра. Вместе с тем в любом тексте можно выделить пропорциональные части (вступление, основная часть, заключение), между которыми должны быть выверенные переходы. Особую роль в построении текста и смысловых связок между его частями играет абзац.

Логичность речи предполагает особое внимание к точности словоупотребления, к сочетаемости лексических единиц, к правилам синтаксического оформления высказывания, к средствам связи отдельных высказываний и смысловых фрагментов текста, к членению текста на абзацы.

Логичность речи проявляется также в умении человека, выступающего публично, правильно выстроить систему доказательств той точки зрения, которую он отстаивает. Оратор должен постараться убедить аудиторию в справедливости выдвинутых утверждений, приводя неоспоримые доводы, аргументы и доказательства. Истинность аргументов должна быть проверена и доказана практикой. Система доводов в пользу того или иного утверждения и называется аргументацией. Аргументы различаются своей природой, в риторике их обычно объединяют в три группы: рациональные, логические и психологические.

Под рациональными аргументами подразумевают факты, статистические данные, определения тех или иных понятий, аксиомы и постулаты, ссылки на законы, постановления, документы. Иначе говоря, рациональные аргументы — это, прежде всего, факты, представленные разными способами: от определений понятий до цифр и документов.

Можно выделить несколько типов рациональных аргументов.

I. Аргумент к здравому смыслу — довод, обращенный к представлениям о пользе, правдоподобии или психологической достоверности предложенных данных. Такие аргументы весьма многочисленны: "случайность есть следствие закономерности", "на все своя причина", "нет дыма без огня", "лучше синица в руках, чем журавль в небе", "хороша ложка к обеду, а слово к ответу", "без труда не выловишь и рыбку из пруда" и аналогичные им. Подобные аргументы, фиксирующие народную мудрость, существуют в любой культуре и в любом языке и отражают суждения обыденного здравого смысла. Вместе с тем следует помнить, что представления о здравом смысле могут серьезно отличаться у представителей разных социальных слоев, людей разного возраста, образования, вероисповедания и т.д.

II. Аргумент из опыта — доказательство, опирающееся на практические знания и профессиональный опыт. "Из житейского опыта я убежден, что если вложены в человека добрые инстинктивные качества, то как бы ложная сознательная мысль ни сводила его в сторону, в кривые дорожки, натура возьмет свое и выведет человека на прямую дорогу" (К. Ф. Одарченко. Речь в защиту Дорвойдта).

III. Заведомо истинные суждения — это законы, теории, аксиомы, догматы и тому подобные суждения, традиционно принятые в данном обществе как бесспорно верные. Так, доказательным выглядит следующее начало выступления, посвященного проблеме правильной организации труда: "Ни для кого из нас не секрет, что для человека XXI века самым ценным является время".

IV. Аргумент к воспроизводимости: если некоторое явление имеет установленную причину, то другое тождественное явление будет иметь тождественную причину. Этот аргумент успешно используется в естественных и технических науках, по применительно к человеческим поступкам и — шире — гуманитарной сфере существования человечества обладает меньшей доказательной силой. Так, критикуя попытки подвести психологические основания под практику спиритизма, знаменитый философ В. С. Соловьев писал: "Вся сила научного эксперимента состоит в его повторяемости при тех же условиях, и для этого сами условия должны: 1) быть известны; 2) приведены в простейший вид и 3) находиться в распоряжении экспериментатора. В книге же Аксакова все действительно убедительные факты принадлежат к числу безыскусственных, самопроизвольно возникших и, следовательно, только наблюдаемых и констатируемых, а не экспериментальных явлений" (рецензия на книгу А. Н. Аксакова "Анимизм и спиритизм. Критическое исследование медиумических явлений"). В дальнейшем этот аргумент воспроизводимости оказался камнем преткновения для "психических исследований" спиритизма (медиумы не могли повторять достигнутые результаты в присутствии ученых, ссылаясь на разнообразные метафизические трудности). В 1920-х гг. эти "неповторимые" медиумические опыты были окончательно отвергнуты научной психологией.

V. Аргументы к данным (к фактам) — это обоснование того или иного положения с помощью частных или индивидуальных суждений, которые включаются в доводы: "Истинность или правильность положения следует из таких-то фактов или подтверждается такими-то фактами". Наиболее распространенный тип аргумента к фактам — это иллюстрация и разнообразные примеры.

VI. Логические аргументы — это совокупность взаимосвязанных суждений, через которые обосновывается истинность какого-либо другого суждения или теории. В качестве наиболее распространенных логических аргументов можно привести следующие.

1. Доказательство от противного — довод, основанный на отрицании доказываемого положения с выводом о его несостоятельности. Например, врач, убеждая пациента, что тот не болен гипертонической болезнью, может рассуждать так: "Если бы действительно была гипертоническая болезнь сердца, имелись бы такие симптомы, как высокое артериальное давление и головные боли. Однако таких симптомов пет, следовательно, нет и гипертонии".

2. Аргумент от абсурдного — доказательство от невозможного, невозможности, нелепости предложения чего-либо (выполнение какого-либо действия). Вот как этот аргумент использует в своей судебной речи защитник Дмитрия Карамазова, предлагая слушателям поставить себя на место убийцы: "Но если уж я так кровожаден и жестоко расчетлив, что, убив, соскочил лишь для того, чтобы посмотреть, жив ли на меня свидетель или нет, то к чему бы, кажется, возиться над этою повою жертвою моей целых пять минут, да еще нажить, пожалуй, новых свидетелей? К чему мочить платок, обтирая кровь с головы поверженного, с тем чтобы платок этот послужил потом против меня же уликой? Пет, если мы уж так расчетливы и жестокосерды, то не лучше ли бы было, соскочив, просто огорошить поверженного слугу тем же самым пестом еще и еще раз по голове, чтоб уж убить его окончательно и, искоренив свидетеля, снять с сердца всякую заботу?" (Ф. М. Достоевский. Братья Карамазовы).

3. Аргумент из молчания — доказательство, выводимое из умалчивания или отсутствия информации о чем-либо. Так, некоторые христианские богословы утверждают, что наиболее ранним по времени написания является Евангелие от Марка: в нем нет рассказов о рождении и детстве Христа; если бы Марк прочитал их у Матфея или Луки, он не преминул бы ими воспользоваться.

4. Аргумент к уступке — использование сделанного оппонентом утверждения в свою пользу через обнаружение в его высказываниях противоречия с его прежними словами и убеждениями или с его поведением и образом жизни: "Вы объявляете себя свободным художником. Так зачем же вы посягаете на свободу других?" (И. С. Тургенев. Рудин).

5. Доказательство к более сильному — распространение доказанного в отношении менее очевидного на более очевидное: "Если доброе имя важнее богатства, а денег так усиленно добиваются, то насколько же усиленнее следует добиваться славы" (Цицерон. Об ораторе).

В связи с логическими аргументами необходимо сказать и о наиболее часто встречающихся ошибках при их использовании.

1. Ложность основания — ошибка, заключающаяся в том, что основное положение, на котором строится какое-либо доказательство и из которого делаются выводы, изначально неверно. Так, основной ошибкой в астрономических рассуждениях до появления теории Коперника был ложный тезис о том, что Солнце и звезды вращаются вокруг Земли. В некоторых случаях ложное основание может служить уловкой в демагогическом споре, в пропагандистском выступлении или судебных прениях.

2. Уклонение от тезиса — ошибка, состоящая в несоответствии положения доводам. Так, в рассуждениях политиков о возможности существования демократии в России можно часто услышать аргумент о катастрофических последствиях установления этого типа общественно-политического устройства в России в 1990-е гг. Утверждая, что демократы ничего хорошего стране не принесли, политик делает общий вывод о том, что демократия — порочная система, а демократический путь развития для России неприемлем. Уклонение (подмена) тезиса в этих рассуждениях заключается в том, что в России 1990-х гг. демократия (во всяком случае в ее западноевропейском понимании) так и не успела сформироваться.

В некоторых случаях уклонение от тезиса может привести к тому, что доказывается слишком мало, так что тезис частично остается недоказанным, или, наоборот, доказывается слишком много, так что из данных оснований следует не только тезис, но и какое-нибудь ложное положение. Следовательно, все факты, все суждения, которые использует оратор, должны работать на доказательство одной главной мысли, в противном случае от них необходимо отказаться.

3. Мнимое следствие заключается в том, что в суждении или системе суждений создается лишь видимость логической связи между аргументами и тезисом, при этом могут использоваться слова, призванные отражать причинно-следственные отношения: "поэтому", "следовательно", "так", "таким образом" и т.н. К такого рода примерам относится знаменитое высказывание В. И. Ленина "Учение Маркса всесильно, потому что оно верно" (однако одно из другого вовсе не следует).

4. Предвосхищение вывода связано с нечаянным или намеренным "опережением событий" — в качестве основания доказательства приводится положение, которое само нуждается в обосновании; недоказанные аргументы подаются как прочные, весомые, доказанные основания к тезису. Пример подобной ошибки — доказательство Аристотеля, что Земля находится в центре мира: "Тяжелые предметы по природе своей стремятся к центру мира, а легкие удаляются от него. Опыт показывает нам, что тяжелые предметы стремятся к центру Земли, а легкие удаляются от него. Следовательно, центр Земли — тот же, что и центр мира". Ошибка в рассуждении заключается в следующем: любой человек может увидеть, что тяжелые предметы стремятся к центру Земли, но откуда Аристотелю известно, что они стремятся к центру мира, если он не предполагает, что центр Земли — тот же, что и центр мира? Это и есть заключение, которое он хочет обосновать с помощью приведенного доказательства.

5. Логический (или порочный) круг состоит в доказывании положения с помощью довода, который сам доказывается из этого положения. Разновидностью этой ошибки является утверждение, не приводящее ни к какому выводу: "Если идея Бога врожденная, то Бога должны чтить выше всех. Таким образом, идея Бога врожденная", — рассуждал Г. В. Лейбниц. Аналогичный порочный круг доказательства демонстрируют определение академика В. И. Вернадского: "Живое вещество биосферы есть совокупность живых организмов, в ней живущих" — и крылатая фраза "Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда" (А. П. Чехов. Письмо к ученому соседу).

Такая ошибка особенно часто вкрадывается в рассуждения полемического характера. Так, Нойхаус, автор созданного в 1623 г. памфлета о розенкрейцерах (членах тайного религиозно-мистического общества), в те времена, когда во Франции спорили, существуют розенкрейцеры или нет, написал следующее: "Один тот факт что они скрывают от нас свое существование, является доказательством их существования". Следовательно, доказательство существования розенкрейцеров состоит в том, что они скрывают свое существование.

6. Подмена условного суждения безусловным состоит в обобщении истинных лишь при определенных условиях утверждений. Например, из суждения "Куриные яйца содержат холестерин, который способствует образованию смертельно опасных атеросклеротических бляшек" можно сделать нелепый вывод, что куриные яйца опасны для здоровья.

7. Подмена общего значения собирательным: то, что говорится о классе предметов в целом, не обязательно относится к любому члену этого класса. Эта ошибка часто используется в качестве риторической уловки: таков, например, вывод о том, что каждая француженка хороша собой, из суждения "француженки красивы".

8. Подмена собирательного значения общим: то, что справедливо относительно одного предмета или индивида, не обязательно справедливо относительно целого класса. Так, рассуждая о приеме лекарственных средств, можно полагать, что каждое из них лечит и помогает восстановить здоровье; однако используемые одновременно разнообразные медицинские препараты могут оказать весьма серьезные нарушения в жизнедеятельности организма. Следовательно, тезис "одно лекарство лечит одно заболевание" вовсе не предполагает утверждения, что "комплекс лекарственных средств лечит комплекс болезней".

9. Поспешное обобщение состоит в том, что на основе недостаточных примеров делается общий вывод. Например: 1 — простое число, 2 — простое число, 3 — простое число, следовательно, все натуральные числа — простые. Подобного рода ошибки часто возникают в повседневном общении и встречаются в речи людей, которые по одному-двум случаям берутся судить о целом классе предметов или явлений.

10. "После значит вследствие" — ошибка, при которой предшествующее по времени событие понимается как причина другого, последующего события. На такого рода ошибочных умозаключениях основываются народные приметы и народный календарь, например: "Если вороны купаются ранней весной — будет тепло, кричат — будут еще метели".

VII. Психологические аргументы (или аргументы к человеку) — это совокупность разнообразных средств эмоционального воздействия на человека. Такие доказательства, в отличие от логических аргументов, не связаны с предметом спора, не имеют к нему отношения и направлены не па отстаивание истинности рассматриваемого тезиса, а на достижение победы в дискуссии, подчас — любой ценой. Назовем основные из психологических аргументов.

1. Аргумент к личности — указание на недостатки оппонента (реальные или вымышленные) с целью внушить недоверие к его позиции по какому-то вопросу, делу и, следовательно, склонить к своей позиции: "Наташа! Ну как вам не стыдно, — говорила Маргарита Николаевна, — вы грамотная, умная девушка; в очередях врут черт знает что, а вы повторяете!" (М. А. Булгаков. Мастер и Маргарита).

2. Аргумент к публике — взывание к чувствам, настроениям, предубеждениям слушателей с целью отвлечь их от серьезного и объективного рассмотрения какого-либо вопроса и склонить в его решении в нужном выступающему направлении. Так, на одной из дискуссий по поводу теории происхождения видов Ч. Дарвина епископ Вильберфорс обратился к слушателям с вопросом, были ли их предки обезьянами. Защищавший данную теорию биолог Т. Хаксли ответил на это, что ему стыдно не за своих обезьяньих предков, а за людей, которым не хватает ума и которые не способны отнестись всерьез к выводам Дарвина.

3. Аргумент к тщеславию — неумеренные похвалы оппоненту, чтобы смягчить его. "И вы называете это законом? Нет, нет! Это никак не закон, и такой документ никогда не станет законом моей страны, — порукой тому порядочность людей, к которым я сейчас обращаюсь!" (В. Гюго. Свобода печати).

4. Аргумент из народного единодушия — аргумент, основанный на том, что утверждаемое всеми принимается за истину. "Мне думается, нет человека, который бы, услышав его имя, не вспомнил бы тут же и о его беззаконных поступках, так что меня скорее упрекнут в том, что я упустил из вида многие его преступления, а не в том, что я выдумываю их" (Цицерон. Против Гая Верреса).

5. Аргумент к незнанию — указание на недостаточную осведомленность оппонента о предмете речи и защищаемом положении, а также упор на то, что утверждаемое положение трудно или невозможно проверить. Допустим, приводится известный принцип, но сформулированный на латыни, так что другая сторона, не знающая этого языка, не понимает, о чем идет речь, и вместе с тем не хочет этого показать. Крайняя разновидность такого аргумента, который уже становится уловкой, а следовательно, недопустим в честной полемике, — это упоминание таких фактов или положений, которых никто из спорящих не знает и не в состоянии проверить.

6. Аргумент к авторитету — обращение за поддержкой к какому-либо лицу или идее, против которых оппонент не посмеет спорить, даже если, по его мнению, это лицо не право, а идея не верна. "Садись немедленно и прекрати эту словесную пачкотню. — Я сяду, — ответил кот, садясь, по возражу относительно последнего. Речи мои представляют отнюдь не пачкотню, как вы изволите выражаться в присутствии дамы, а вереницу прочно увязанных силлогизмов, которые оценили бы по достоинству такие знатоки, как Секст Эмпирик, Марциан Капелла, а то, чего доброго, и сам Аристотель" (М. А. Булгаков. Мастер и Маргарита).

7. Аргумент к прецеденту — аргумент, устанавливающий предшествующий факт (или факты) как норму для последующего. "Так было уже несколько раз в истории. Задуманное идеально, возвышенно — грубело, овеществлялось. Так Греция стала Римом, так русское просвещение стало русской революцией" (Б. Пастернак. Доктор Живаго).

8. Аргумент к модели — указание на положительное авторитетное поведение, действие или решение, которое нужно взять за образец. "Смех с глубокой древности были склонны расценивать как нечто низменное и недостойное. Исследователи Евангелия обращают внимание на то, что Иисус Христос никогда не смеялся и не шутил" (А. Гротьян. Позади смеха).

9. Аргумент к пользе — аргумент, стимулирующий осознание слушателями своих интересов в обсуждаемом вопросе, в частности личных интересов, что может усилить логические аргументы речи или, наоборот, нейтрализовать объективный или справедливый подход к делу. Будучи весьма распространенным и убедительным, прагматический аргумент является далеко не самым действенным, так как всегда может быть опровергнут субъективностью утверждения: "Рыба ищет где глубже, а человек — где лучше" -гласит народная мудрость.

Нетрудно заметить, что психологические аргументы далеко не всегда корректны, поэтому обычно ими рекомендуют пользоваться очень аккуратно для того, чтобы не нарушить этические нормы и не вызвать эмоциональное отрицание у аудитории. Пожалуй, единственным исключением из аргументов к человеку является аргумент к авторитету, часто используемый в научных докладах, академических речах и публицистических текстах. Однако и в этом случае следует иметь в виду, что не все высказывания авторитетных людей можно безусловно признать истинными. Кроме того, необходимо помнить, что существуют и запрещенные приемы ведения полемики и выстраивания системы аргументации.

1. Инсинуация — преднамеренное в форме намека или секретной информации сообщение отрицательных (или даже ложных) сведений, имеющее целью опорочить кого-либо. Цель инсинуации — подорвать у аудитории доверие к объекту инсинуаций, следовательно, к его доводам или поведению.

2. Прямое противопоставление оппонента аудитории: "Такие достойные люди, как уважаемые присяжные, не могут принять это мнение".

3. Наклеивание ярлыков — связывание слов оппонента с позицией или словами одиозной фигуры или учения: "То, что вы утверждаете (далее идет формулировка), — это настоящая демагогия".

4. Аргумент к жалости — аргумент, рассчитанный на то, чтобы вызвать жалость, сочувствие к обсуждаемому лицу (лицам). Например, школьник, убеждая не ставить ему двойку, может рассказать о том, что у него дома больная бабушка, которая очень расстроится, если узнает, что он опять получил плохую отметку.

5. Прямая апелляция к аудитории: "Взгляните на этого человека: на ваших глазах он совершает беззаконие".

6. Аргумент к массам — обращение к широкому кругу людей через апелляцию к их групповому эгоизму, национальным или расовым предрассудкам, зачастую сопровождаемое лживыми обещаниями. Этот аргумент, называемый также демагогией, широко применяется некоторыми политическими и религиозными деятелями.

7. Использование прямой негативной характеристики оппонента: "Этот человек — известный провокатор".

8. Утверждение собственного авторитета: "Вы знаете меня как защитника интересов обездоленных и нуждающихся".

9. Ссылки на возраст, образование, положение для того, чтобы скрыть отсутствие веских и убедительных аргументов: "Вот доживите до моих лет, тогда и судите", "Займете мое место, тогда и рассуждать будете", "Я имею два высших образования и прекрасно разбираюсь в данной проблеме".

10. Обструкция — намеренный срыв спора. Оппоненту не дают говорить, топают, свистят и т.п.

11. Провокация — намеренное побуждение оппонента совершить действия или высказаться в невыгодном для него смысле с последующим использованием этих слов или действий. Например, использование в адрес оппонента таких пословиц и поговорок, как "на воре и шапка горит", "знает кошка, чье мясо съела", "чья бы корова мычала" и т.д., может спровоцировать оппонента на некорректные поступки.

12. Прямой провокационный вопрос: "Так вы отрицаете законы истории?"

13. Ответ вопросом на вопрос: не желая отвечать на поставленный вопрос, полемист ставит встречный вопрос.

"А почем купили душу у Плюшкина?" — шепнул ему Собакевич. "А Воробья зачем приписали?" — сказал ему в ответ на это Чичиков" (Я. В. Гоголь. Мертвые души).

Некорректные приемы и тактики ведения спора необходимо знать лишь для того, чтобы быть готовым к разного рода подвохам со стороны неразборчивого в средствах противника. Использовать их — значит быть нечестным по отношению к оппоненту, аудитории и самому себе.



http://studme.org/45799/ritorika/logichnost_argumentatsiya_rechi#83

Жанры публичной речи

Традиционно риторика подразделяется на общую, изучающую речь вне зависимости от сферы ее использования, и частную, учитывающую сферу функционирования красноречия: политику, педагогику, дипломатию, средства массовой информации и т.д. Для того чтобы речь была успешной, оратору важно точно представлять ее родовые и жанровые параметры (речевой жанр — понятие более частное, по сравнению с видом публичной речи).

Еще во времена Античности были выявлены особенности политической (или совещательной), судебной, торжественной (или эпидейктической) речи. Существовали и другие подходы к определению вида публичной речи. Например, Цицерон связывал вид речи с типом оратора (велеречивого, сдержанного и т.д.).

Современная риторика выделяет следующие виды красноречия, в зависимости от сферы его использования: политическое, академическое, педагогическое, судебное, военное, дипломатическое, религиозное, социально-бытовое. У каждого из видов публичной речи есть отличительные черты.

Политическое красноречие демонстрирует желание и возможность оратора повести массу слушателей за собой, призвать к действию, представительствовать от имени народа. А. Ф. Кони писал, что "...политическая речь должна представлять не мозаику, не поражающую тщательным изображением картину, — не изящную акварель, а резкие контуры и рембрандтовскую светотень" ("Советы лекторам"). Достоинствами речи политического оратора являются лаконичность и афористичность. Массовость его аудитории (нередко митинговой) предполагает неизбежное упрощение действительности, представление ее в форме противопоставлений (друг — враг, черное — белое, правда — ложь, победа — поражение, бедность — богатство и т.п.); политический оратор, выступая перед большой аудиторией, всегда стремится продемонстрировать отсутствие сомнения. Для политической речи характерны манипулятивные приемы (см. п. 11.3). И сегодня многие политические ораторы, например В. Жириновский, дают "установку на внушение": "Политику нужно иметь лицо и уметь говорить! Я способен овладевать аудиторией — не каждому это дано. Я завораживаю зал — люди хлопают на каждую хорошую фразу" ("Аргументы и факты". 1996. М 18).

В общественном сознании прочно утвердилось представление о том, что тип политика можно определить по характеру его речевого поведения. Известный специалист в области риторики А. К. Михальская разработала подход, позволяющий создавать риторические портреты известных политических деятелей. Она предлагает учитывать комплекс черт: жесты, мимику, излюбленные слова, частотность их употребления, сдвиги в их значении, способы развертывания мысли, приемы и средства воздействия на адресата, характер юмора.

Речевые жанры, которыми должен владеть политик, — это доклад, парламентская речь, приветственное и заключительное слово, выступление на заседании, собрании, митинге и др. Он должен выработать навыки участия в пресс-конференции и брифинге, беседе, дискуссии, дебатах.

Судебное красноречие формировалось на протяжении многих веков. Не случайно речи адвокатов и обвинителей прошлого — от Античности до минувшего века — внимательно изучаются и по сей день служат образцом для будущих юристов. Судебное красноречие призвано в состязании сторон склонить участников судебного процесса (прежде всего судей и присяжных) па свою сторону. Важнейшими качествами речи адвоката или прокурора являются логичность, умение оперировать фактами, представляя их наиболее эффективным для поставленной цели способом. При этом важным оказывается и принцип "Доказать не значит убедить", подчеркивающий чрезвычайную значимость эмоциональной стороны речи.

Академическое красноречие (речь ученого, лектора, учителя) прежде всего демонстрирует умение оратора мыслить публично, вовлекая в этот мыслительный процесс аудиторию. Это красноречие преимущественно позитивное, несмотря на возможный дискуссионный характер изложения, так как призвано пробуждать в слушателях радость узнавания нового. Лектор, преподаватель не просто передает знания, а приводит слушателей к пониманию нового и нередко сложного для восприятия объекта или явления, устанавливая с аудиторией диалогические отношения. В арсенале лектора должны присутствовать приемы и средства популярного изложения. Искусством общения с аудиторией владели выдающиеся ученые и лекторы М. К. Мамардашвили, Н. Я. Эйдельман, Д. С. Лихачев, Л. Н. Гумилев, Ю. М. Лотман и др.

Удивительно мастерство популярного изложения Ю. М. Лотмана, который использовал разнообразные средства диалогизации и речевого контакта (они выделены в его поздравлении первокурсникам Тартуского университета): "Давайте подумаем! Я не случайно так сказал, это слово любил философ Сократ. Своих учеников Сократ никогда не учил правильному, никогда на вопрос учеников не отвечал: "Поступайте так". Он говорил: "Давайте подумаем!". А что значит "подумаем"? — Вы не знаете, как поступить, я тоже не знаю, как вам поступить. Вы пришли не как школьники, получить правильный ответ, вы пришли к коллеге посоветоваться, подумать вместе. А вместе думать действительно лучше. Именно различия во мнениях помогают продвигаться к истине".

Принципы популярного изложения сформулировал В. В. Одинцов: перевод с абстрактного, научного языка на язык, доступный аудитории (изоморфный, т.е. аналогичный, подобный); конкретизация высказывания; художественность изложения, предполагающая варьирование типов речи и точек зрения, диалогизацию монолога, проблемность содержания.

В. В. Одинцов систематизировал также представления о различных способах объяснения понятий. Ими являются: демонстрация предмета или явления, перечисление их признаков, указание на объем понятий, сравнение, аналогия, толкование значения слова с опорой на различные сира ночные издания и словари.

Популярное изложение не упрощает знание, а делает его необходимым для слушателей, по-настоящему своим, помогает преодолеть барьеры его восприятия. О его сущности глубоко и точно сказал писатель А. Битов: "Довести что-то до прозрачности и ясности, не унизив свою тему и не упростив предмет, — это невероятный подвиг слова! "Популяризация" теперь стала закавыченным словом. Стала одной из униженных истин... Но когда Гаспаров, заикаясь, догоняя эхом каждое слово, начинает рассказывать про Древнюю Грецию — кажется, что человек там был. И речь начинает завораживать, как открывшийся объем ущелья, долины... Популяризация ведь действительно не шарлатанство, а способ просто, честно и серьезно объяснить то, что именно ты делаешь. Упрощение — не такая уж простенькая вещь. Когда ясно объясняешь суть того, о чем думал десятилетиями, незнающему, мысль становится богаче. Такая популяризация — точеный, сильный мускул самой сути".

Заметим, что сегодня истинной популяризации нередко противостоит лженаучное просветительство. По мнению публициста И. Петровской, "лженаука — это атака на разум, и огромную роль з этом играет околонаучная пропаганда и популяризация ложных идей через телевидение, на которую "ученые с большой дороги" не жалеют денег. Да и само ТВ, надо признать, не скупится на создание всяких околонаучных опусов, подобных "Плесени" и "Тайнам любви". А потом еще и гордится ими!"

Жанры устного академического красноречия — это лекция, доклад, сообщение, слово на открытии и закрытии научного заседания, конференции и др. Так же как и политик, ученый должен владеть навыками диалогического общения в дискуссии, беседе, интервью.

Особый вид красноречия — религиозное, имеющее давнюю традицию. Религиозное красноречие подразумевает, во-первых, наличие у оратора полномочий проповедника и, во-вторых, соответствующего духовного настроя адресата. В христианстве основные жанры религиозного красноречия — это проповедь, исповедь, молитва.

Проповедь определяется в словаре "Культура русской речи" как наставительная речь, обращенная к прихожанам, которую священник произносит в храме после литургии.

В ней он разъясняет слушателям то или иное положение христианского вероучения, тс или иные нравственные ценности с позиций церкви. Традиционно проповедь насыщена религиозной терминологией и лексикой морально-этической тематики, архаизмами, славянизмами, цитатами из Священного писания. Заметим, что сегодня актуальна тенденция приближения проповеди к слушателю, в ней все чаще используются приемы диалогизации изложения. Актуальной для современного религиозного красноречия является и проблема обновления традиционно архаичной церковной речи. Публичные проповеди произносятся теперь не только в храме, но и по телевидению, что предполагает умение религиозного оратора общаться с огромной аудиторией.

Наряду с устными жанрами, в разных видах красноречия развиваются соотносимые с ними жанры письменной речи. Так, произнесенный доклад нередко соотносится со статьей аналогичного содержания, выступление оппонента на защите диссертации — с письменным отзывом и т.д. О своеобразии устной лекции выразительно сказал философ М. К. Мамардашвили: "Мы ходим как бы кругами, сжимая дело с разных сторон, и поэтому неизбежны кое-какие повторения, но то, что не годится в письменном тексте, то, наверное, хорошо в устном, потому что помогает вспомнить то, что говорилось раньше" ("Психологическая топология пути"). Такие жанры, как лекция, доклад, сообщение и некоторые другие, присутствуют в разных видах красноречия. Современные лингвисты, опираясь на идеи выдающегося филолога и культуролога М. М. Бахтина, предлагают следующую характеристику речевых жанров: речевые жанры — это модели словесного оформления типичных ситуаций социального взаимодействия людей (К. Ф. Седов). Следование нормам речевого жанра предполагает осознанный контроль за выбором темы и используемыми речевыми средствами.

В основе разнообразных жанров публичной речи лежат так называемые первичные речевые жанры — жанры повседневной речи, на формирование и состав которых влияют различные ситуации общения. В зависимости от коммуникативной цели выделяются следующие первичные речевые жанры:

информативные (передающие информацию);

императивные (выражающие волеизъявление);

оценочные (дающие положительную или отрицательную оценку);

этикетные (служащие для выражения разнообразных форм речевого этикета).

Развернутая характеристика этих жанров представлена в словаре "Культура русской речи". Перечислим их основные особенности.

Простейшие информативные жанры — это сообщение, вопрос, заявление, возражение, опровержение. На их основе формируются более сложные вторичные жанры: доклад, лекция, экзаменационное собеседование и др.

Жанр доклада представлен в научной, деловой и политической сфере. По сравнению с сообщением он содержит больший объем информации, его цель — анализ проблемы, ситуации. В деловой и политической сферах с докладом, как правило, выступает высокое должностное лицо. В деловой и научной сферах он адресуется коллегам, поэтому содержит минимум разъяснений, по предполагает обсуждение (прения).

Лекция обычно адресована не коллегам, а ученикам (школьникам, студентам, аспирантам) или просто людям, желающим познакомиться с той или иной проблемой. Лектор отличается от докладчика тем, что его роль заключается, как уже говорилось, не только в передаче информации, но и в пробуждении желания добывать ее самостоятельно, что особенно важно сегодня, когда слушателям доступны самые разнообразные информационные ресурсы. Таким образом, лекция предполагает отнюдь не пассивную роль адресата. В зависимости от степени сложности информации, от принципов ее подачи, лекция бывает научной и научно-популярной.

Жанр лекции складывался на протяжении нескольких столетий. Еще в XIX в. лекция именно читалась по написанному или напечатанному тексту. В средневековой Европе студенты (ваганты) бродили от университета к университету, слушая лекции профессоров. Ученые книги, по которым они читались, были очень дорогими и поэтому приковывались к кафедре цепью. В отечественной академической риторике долгое время господствовали латынь и немецкий язык. Первую лекцию на русском языке прочитал М. В. Ломоносов в середине XVIII в.

Особый тип современной лекции — Нобелевская, в которой лауреат премии не только благодарит за присуждение ему Нобелевской премии, но и выражает свое философское и творческое кредо, основу мировоззрения.

Императивные жанры — это просьба, совет, рекомендация, предложение, приглашение, наказ, инструкция, приказ, требование, распоряжение, указ, обещание, клятва, угроза и ряд других. Они отличаются разной степенью категоричности, которая, однако, противопоказана просьбе.

Просьба, характеризуемая той или иной степенью дипломатичности, может иметь косвенное выражение, например в форме вопроса ("Не могли бы вы сказать, который час?") или при помощи формы сослагательного наклонения ("Занимался бы ты побольше").

Наказ — это некие предписания адресанта адресату, обычно накануне расставания (например, наказ педагогов выпускникам). В деловом общении этот жанр трансформируется в наказ избирателей депутату, где формулируются основные задачи, которые он призван решить.

Угроза направлена в будущее, сообщает о негатив-пых последствиях невыполнения предписаний, нацелена на результат. Она так же, как и просьба, может иметь прямой характер ("Я вам покажу! Вы еще об этом пожалеете!") и косвенный — в форме вопроса, предупреждения, сообщения ("Лучше бы вам промолчать!"; "Вы забыли, с кем имеете дело?").

Оценочные жанры подразделяются на хвалебные (комплимент, похвала и др.) и хулительные (упрек, замечание, выговор). И те, и другие стимулируют изменение поведения адресата в самых разных сферах (бытовой, деловой, научной, педагогической).

Сопоставим, например, хвалебные речевые жанры комплимент и похвалу. Объектом комплимента может быть только лицо, а похвалы — как лицо, так и вещи, события, явления. Комплимент — это лестная, нередко дипломатичная, характеристика, высказанная какому-либо лицу, похвала — отзыв одобряющий.

Похвала предполагает наличие аргумента ("Молодец, что наконец-то прочитал "Войну и мир""). Похвала рациональна и объективна, она может совмещаться с другими жанрами (ответом, представлением, благодарностью и др.): "Таня, спасибо за замечательное выступление!" Для выражения похвалы рекомендуется использовать так называемые я-послания: "Я горжусь тобой, ты у меня такой умный, смелый!" Тем самым повышается самооценка адресата, он ощущает себя единым целым с говорящим. Похвала, особенно ребенку, должна быть конкретной: "Ты молодец! Решил два примера!"

Комплимент — речевой жанр, выражающий одобрение, уважение, признание или восхищение и содержащий любезные, приятные слова, лестный отзыв. Комплимент должен быть искренним, нельстивым (следует помнить, что неискренние комплименты могут служить одним из инструментов речевой манипуляции). Он необходим для установления и развития контакта в общении. Мы сами становимся лучше, развиваемся интеллектуально и эмоционально, когда учимся видеть хорошее в других и словесно выражать свои чувства. Комплимент должен быть уместным. Использование положительной оценки по отношению к незнакомому человеку или к человеку, занимающему более высокое социальное положение, может привести к коммуникативной неудаче.

Комплимент отличается от похвалы установкой на образность и высокую экспрессивность оценки. В нем могут использоваться разнообразные риторические приемы (гипербола, градация, метафора и др.). Приведем примеры представления гостей ведущими телевизионных программ:

Разрешите представить нашего первого гостя. Он — любвеобильный страж порядка, будущий Наполеон, мастер спорта но самбо, самый привлекательный мужчина Петербурга и Ленинградской области, будущий народный артист России, диджей, актер, телеведущий — Дмитрий Нагиев;

...Вы слишком красивы для этого платья. Ваш типаж вообще самый привлекательный в актерской породе, в актерском кастинге. Вы сами по себе настолько совершенны, что вам необходимо очень тонкое обрамление!

Адресатом похвалы может выступать как женщина, так и мужчина, в комплименте же роль адресата принадлежит преимущественно женщине, в общении с которой очень важна эмоциональная сторона, в том числе оценка внешности, привлекательности, обаяния собеседницы. Мужчины же в большей мере воспринимают рациональную похвалу своим действиям и поступкам.

Комплимент требует ответной реакции. Стандартные формулы "Спасибо за комплимент", "Спасибо за вашу высокую оценку" нередко сопровождаются и выражением скромности адресата: "Вы преувеличиваете мои заслуги", "Вашу оценку я отношу ко всему нашему коллективу" и т.п.

Очень важно уметь не только хвалить, но и порицать. Хулительные речевые жанры можно расположить в следующей последовательности, отражающей усиление степени порицания: упрек, замечание, строгое замечание, выговор и строгий выговор.

Разумеется, любая отрицательная оценка, даже самая легкая, неприятна адресату, но она бывает необходима не только в деловой, научной, политических сферах, но и для поддержания искренних межличностных отношений.

Умение делать упреки и замечания особенно важно в общении с детьми. Неудачно выраженный упрек приводит к коммуникативной неудаче: ребенок не реагирует на замечание, когда ему просто сообщают о том, что он делает неправильно ("Ты целый день сидишь за компьютером!"; "Ты меня не слушаешь!" и подобные типичные замечания). Столь же неудачными считаются "почему-вопросы", ответ па которые нередко даже не ожидается: "Почему ты не сделал уроки?"; "Почему опять не вымыл посуду?" и т.п. В подобных случаях гораздо эффективнее заменить упреки четкими требованиями и инструкциями ("Выключи компьютер"; "Вымой посуду").

Еще один речевой жанр порицания — выговор — может быть и строгим, и легким. Умение его делать — важная часть деловой риторики. Здесь особенно важно учитывать фактор адресата, чтобы избежать коммуникативной неудачи. Опытный руководитель разным тоном и в разной манере делает выговоры (если они необходимы) флегматикам, холерикам и сангвиникам, заранее продумывая ситуацию общения, то, как будет происходить диалог (при свидетелях или конфиденциально).

Этикетные жанры (приветствие, прощание, благодарность, извинение, поздравление, соболезнование),казалось бы, знакомы всем, но не всегда точно и уместно используются в речи, не всегда ощущаются нюансы их варьирования. Например, благодарность может выражаться стилистически нейтрально ("Спасибо"), но в официально-деловой сфере приняты и иные, более официальные формы выражения:

"(Я) приношу (свою) благодарность".

"(Я) выражаю (спою) благодарность".

"Примите мою благодарность".

"Разрешите (Позвольте) поблагодарить вас!"

"Хочу от всей души поблагодарить вас".

В речевом жанре "извинение" выражение "Извини(-те)" трактуется как стилистически нейтральное, общеупотребительное, как извинение за малый проступок, тогда как "Прости(-те) (пожалуйста)" может употребляться для выражения извинения за значительную вину.

Формы поздравления также могут быть официальными, стилистически нейтральными, разговорными. В семейной, бытовой сфере используются традиционные поздравления: "С Новым годом!", "С днем рождения!", "С праздником!", а в официально-деловой уместны и подчеркнуто официальные: "Разрешите поздравить вас!", "Позвольте поздравить вас!". Официальные формулы "Примите мои (самые) искренние (сердечные, теплые, горячие) поздравления с..." приняты как в устной, так и в письменной речи.

Речевые жанры изменяются со временем. Особенно очевидны изменения этикетных жанров. Мы уже не выражаем сочувствие или соболезнование формулами "Бог терпел и нам велел", "Бог тебя не оставит" и т.п., не прощаемся так, как прощался Чичиков с семейством Манилова, не представляем родителям своих друзей так, как это делал Аркадий в романе И. С. Тургенева "Отцы и дети":

О! это была бы райская жизнь! — сказал Чичиков, вздохнувши. — Прощайте, сударыня! — продолжал он, подходя к ручке Маниловой. — Прощайте, почтеннейший друг! не забудьте просьбы! (Я. В. Гоголь. Мертвые души);

Папаша, — сказал он [Аркадий. — Примеч. авт., — позволь познакомить тебя с моим добрым приятелем, Базаровым, о котором я тебе так часто писал. Он так любезен, что согласился погостить у нас.

<...> Душевно рад, — начал он [Н. П. Кирсанов. — Примеч. авт.], — и благодарен за доброе намерение посетить нас; надеюсь... позвольте узнать ваше имя и отчество?

Евгений Васильев, — отвечал Базаров ленивым, но мужественным голосом... (Я. С. Тургенев. Отцы и дети).

(Подробнее о речевом этикете см. гл. 15.)

В словаре "Культура русской речи" подчеркивается, что некоторые первичные речевые жанры более сложны по своей природе, чем охарактеризованные выше. Например, в шутке (несерьезном высказывании, вызывающем смех) могут использоваться просьба, вопрос, совет. Речевой жанр шутки требует особых качеств и от ее автора, и от адресата — как минимум наличия чувства юмора и готовности к взаимопониманию. Афоризмы, посвященные шутке, раскрывают ее непростой характер и риторический потенциал. Еще Аристотель говорил: "Шутить надо для того, чтобы совершать серьезные дела".

Известным острословом, автором шуток был выдающийся британский политик У. Черчилль. Он говорил, например: "Умный человек не делает сам все ошибки — он дает шанс и другим".

На основе первичных жанров создаются вторичные жанры, функционирующие в разных сферах общения (не только в повседневной): например, вопрос лежит в основе депутатского запроса; жалоба — в основе специфического речевого жанра "обращение в инстанции". Их комбинаторика определяет динамичное развитие вторичных речевых жанров в различных публичных сферах, но прежде всего в сфере массовых коммуникаций.

http://studme.org/45801/ritorika/zhanry_publichnoy_rechi#14



Нормы современного русского литературного языка



1. Определение нормы.

2. Признаки нормы.

3. Вариантность норм.

4. Типы норм. Понятие речевой ошибки.

5. Краткая характеристика норм современного русского языка.

 

1. Важнейшим признаком литературного языка считается его нормативность, которая проявляется как в его письменной, так и в устной форме.

В современной лингвистике термин «норма» понимается в двух значениях:

Норма – 1. общепринятое употребление разнообразных языковых средств, регулярно повторяющееся в речи говорящих; 2. предписания, правила, указания к употреблению, зафиксированное учебниками, словарями, справочниками.

Норма литературного языка – это существующие в данное время и в данном языковом коллективе и обязательные для всех членов коллектива языковые единицы и закономерности их употребления, причем эти обязательные единицы могут либо быть единственно возможными, либо выступать в виде сосуществующих в пределах литературного языка вариантов. (Ицкович В.А. Очерки синтаксической нормы).

Для того чтобы признать то или иное явление нормативным, необходимы (по меньшей мере) следующие условия:

1) регулярная употребляемость (воспроизводимость) данного способа выражения,

2) соответствие этого способа выражения возможностям системы литературного языка (с учетом ее исторической перестройки),

3) общественное одобрение регулярно воспроизводимого способа выражения (причем роль судьи в этом случае выпадает на долю писателей, ученых, образованной части общества).

(Дихотомия «языковая норма» – «речевая норма». Все вышесказанное – о языковой норме. Языковые нормы едины для литературного языка в целом, они объединяют все нормативные единицы независимо от специфики их функционирования. Речевые нормы устанавливает закономерности употребления языковых средств в том или ином функциональном стиле и его разновидностях.)

2.Признаки нормы литературного языка:

- относительная устойчивость,

- общеупотребительность,

- общеобязательность,

- соответствие употреблению, обычаю и возможностям языковой системы.

3.Языковые нормы – явление историческое. Например, слова дипломник и дипломант = студент, выполняющий дипломную работу (30-40 г.г.). Абитуриент = окончивший школу = поступающий в вуз (30-40 г.г.); теперь выпускник – это окончивший школу, а абитуриент – поступающий в вуз. Поэтому за справками рекомендуем обращаться к словарям и грамматическим пособиям, вышедшим в 80-90-е годы ХХ столетия и позже.

Варианты (или дублеты) – это разновидности одной и той же языковой единицы, обладающие одинаковым значением, но различающиеся по форме. Некоторые варианты не дифференцируются ни семантически, ни стилистически: Иначе – инАче, сАжень – сажЕнь скирд – скирда, цехи – цеха. Однако подавляющее большинство вариантов подвергается стилистической дифференциации: бухгалтеры – бухгалтера, обусловливать – обуславливать, машу – махаю (вторые варианты по сравнению с первыми имеют разговорный или просторечный оттенок).



Классификация вариантов: по принадлежности к языковым типам единиц выделяются варианты:

1) произносительные (булочная – булошная, женьщина – женщина, дожди – дожи и т.д.;

2) словоизменительные (тракторы – трактора, в цехе – в цеху, гектар – гектаров и т.д.);

3) словообразовательные (резание – резка, прошивание – прошивка, набивание – набивка и т.д.);

4) синтаксические: а) предложного управления (ехать на трамвае – ехать трамваем), б) беспредложного управления (ждать самолета – ждать самолет);

5) лексические (кинофильм – кинокартина – кинолента, интернациональный – международный).

4.В лингвистической литературе последних лет различают два типа норм: императивные и диспозитивные.

Императивные(т.е. строго обязательные) – это такие норы, нарушение которых расценивается как слабое владение русским языком (например, нарушение норм склонения, спряжения или принадлежности к грамматическому роду). Эти нормы не допускают вариантов, любые другие их реализации рассматриваются как неправильные: звОнят, мой мозоль, мыть голову шампунью.

Диспозитивные(восполнительные, не строго обязательные) нормы допускают стилистически различающиеся или нейтральные варианты: Иначе – инАче, скирд – скирда, гренкИ – грЕнки (разг.), мышлЕние – мЫшление (устаревающее), коричневый – коришневый, зачетная книжка – зачетка, поехало трое студентов-поехали трое студентов. Оценка вариантов в этом случае не имеет категорического характера, они являются более мягкими: лучше – хуже, уместнее, стилистически более оправданно.

Нарушения тех или иных литер норм квалифицируются как речевые ошибки (в широком смысле слова).

Нормы литературного языка отражают самобытность русского национального языка, способствуют сохранению языковой традиции, культурного наследия прошлого. Они защищают литературный язык от потока диалектной речи, социальных и профессиональных жаргонов, просторечия. Это позволяет национальному языку оставаться целостным, общепонятным, выполнять свою основную функцию – культурную.

Различают нормы: орфоэпические (ударение и произношение), лексические, грамматические (морфологические и синтаксические).

Орфоэпические нормы – литературное произношение слов их форм. Эти нормы представлены в ряде толковых и орфоэпических словарей, а также в справочниках по русскому языку и произношению.

Лексические нормы – это нормы словоупотребления, употребление слов в соответствии с присущим им значением, с учетом возможной сочетаемости с другими словами. Лексические нормы фиксируются в толковых словарях и закрепляются совокупностью правил, которые даются во вводных статьях к этим словарям. Утверждению нормы способствует прежде всего лексика литературного языка. Те же слова, которые не являются литературными, хотя и включаются в словарь, снабжаются пометами: обл.(областное), простор. (просторечное) и т.п.

Под грамматическими (морфологическими и синтаксическими) нормами понимается общепринятое и обязательное употребление форм слов и синтаксических конструкций. Большая часть грамматических норм сформулирована в виде определенных правил грамматики и изучается в школе (например, нормы склонения, спряжения слов, согласования, построения предложений той или иной структуры и т.п.). Грамматические нормы изложены в школьном учебнике грамматики, академической грамматике, грамматических справочниках и т.п.

Кроме этого, принято говорить о норме орфографической, фразеологической, словообразовательной, пунктуационной, стилистической.

Фразеологические нормы можно определить как закрепившиеся в литературном языке употребления устойчивых оборотов, имеющих, подобно словам, свою семантику и характеризующихся постоянством состава их компонентов. О фразеологических нормах можно справиться во фразеологических словарях, толковых словарях (в конце словарной статьи – после толкования значений того или иного слова; подаются они жирным шрифтом), а также в различного рода собраниях крылатых слов и выражений, в словарях пословиц и поговорок и т.п. Во многих классификациях фразеологические нормы включены в нормы лексические.

Орфографические и пунктуационные – это нормы/правила орфографии, правила написания слов и правила пунктуации, правила постановки знаков препинания.

Стилистическая норма – это целесообразное и уместное использование в речи (в том или ином стиле речи) языковых средств, находящихся в условиях стилистической соотносительности, а значит обладающих контрастными стилистическими свойствами (например, такими, как нейтральное-книжное, нейтральное-разговорное, нейтральное-книжное-разговорное и т.п.; сравним: вещи-имущество; подарок-дар; подделка-липа; бессмыслица-вздор, чепуха; приехать-прибыть-прикатить и т.п.), а также языковых средств, находящихся вне условий стилистической соотносительности, но закрепленных за тем или иным функциональным стилем.



http://studopedia.su/11_118269_normi-sovremennogo-russkogo-literaturnogo-yazika.html




Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Автор
Дата добавления 07.11.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Конспекты
Просмотров163
Номер материала ДБ-327264
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх