Для всех учителей из 37 347 образовательных учреждений по всей стране

Скидка до 75% на все 778 курсов

Выбрать курс
Получите деньги за публикацию своих
разработок в библиотеке «Инфоурок»
Добавить авторскую разработку
и получить бесплатное свидетельство о размещении материала на сайте infourok.ru
Инфоурок Литературное чтение СтатьиЛЕРМОНТОВ И ТАТАРСКАЯ ЛИТЕРАТУРА XX ВЕКА К ВОПРОСУ ОБ ИНОНАЦИОНАЛЬНОМ ВОСПРИЯТИИ

ЛЕРМОНТОВ И ТАТАРСКАЯ ЛИТЕРАТУРА XX ВЕКА К ВОПРОСУ ОБ ИНОНАЦИОНАЛЬНОМ ВОСПРИЯТИИ

библиотека
материалов

ЛЕРМОНТОВ И ТАТАРСКАЯ ЛИТЕРАТУРА XX ВЕКА

К ВОПРОСУ ОБ ИНОНАЦИОНАЛЬНОМ ВОСПРИЯТИИ

 

 

Аннотация. В статье рассматривается проблема инонационального вос- приятия творчества Лермонтова в школе в свете явления эстетической ин- терференции (нарушение содержания художественного произведения, его свойств под воздействием национального сознания читателя). Цель рабо- ты — понимание её положительных сторон в практике изучения русской ли- тературы в полиэтнической среде. Особое внимание уделяется эстетиче- ской интерференции в переводах лирических произведений Лермонтова в тюркских литературах XIX—XX веков, в татарской литературе в частности. В статье на многочисленных примерах доказывается, что рассмотрение фак- тов межлитературного диалога способствует возникновению новых смыслов в прочтении стихотворений Лермонтова, позволяющих преодолеть устой- чивое и «сглаженное» восприятие творчества русского классика.

Ключевые слова: Лермонтов, инонациональное восприятие, читатель, эстетическая интерференция, перевод, межлитературный диалог.

 

Abstract. This paper deals with the problem of perception of Lermontov’s poetry by the representatives of the other (non-Russian) culture; the phenome- non of aesthetic interference is emphasized. The goal of this study is to describe positive aspects of aesthetic interference that springs up in the course of an ac- quaintance with works of Lermontov by modern Tatar readers. Certain facts con- cerning the translations of Lermontov’s lyrics in Turkic literatures are also illumi- nated. A free translation of A Prayer by G.Tukay (early XXth century) is analyzed. We argue that a reference to the history of reception of Lermontov’s lyric poetry by poet’s native culture and foreign culture, a reference to issues of cross- cultural and cross-literary dialogues enables us to discover new senses and meanings, to surmount some habitual and commonly held views on Lermontov’s creation.

Keywords: Lermontov, reader, aesthetic interference, translation, cross-literary dialogue.

 

 

 

Изучение творчества Лермонтова в шко- ле с родным (нерусским) языком обучения имеет свои особенности, связанные с воз- действием инонационального сознания на восприятие произведений русской литера- туры. Один из важнейших аспектов этого — явление эстетической интерференции, кото- рая рассматривается нами как результат на- ложения разных национально-художествен- ных сознаний (автора и реципиента) и как следствие его — трансформация восприни- маемого произведения в свете традиций, образов, форм, которые вошли в эстетиче- ский опыт читателя [1: 32—48].

Вместе с тем, размышляя об эстетиче-

ской интерференции как явлении художе- ственного восприятия, следует отметить, что она будет иметь особенный характер при из- учении творчества Лермонтова в татарской школе. Лермонтов был близок к миру восточ- ной культуры, многие концепты этого мира, такие как «судьба», «Бог», «фатум», органично входили в сознание поэта, порождая в его творчестве многочисленные параллели с вос- точным образом мышления, его сущностными

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

И.Айдаров (род. 1956). Парус

 

основаниями [см. 2: 215—219]. Именно эта сторона поэзии Лермонтова может, с одной стороны, облегчать учителю путь к пониманию учащимися своеобразия произведений Лер- монтова в свете традиционных интерпрета- ций, сложившихся в отечественном литерату- роведении, но с другой — сталкивать его с возможностью новых, самостоятельных про-

 

чтений лермонтовских произведений, в кото-

рых будет заметна тенденция к преодолению их «сглаженного», привычного истолкования. В изучении инонационального восприя-

тия поэзии Лермонтова и эстетической ин- терференции как важнейшей её черты особое место занимает концепция рецептивной эстетики. Так, по мнению Х.Яусса, предста-

 

вителя рецептивной эстетики, нарушение

«сглаженного» восприятия классической ли- тературы требует от читателя особых усилий для того, чтобы прочесть произведение «“во- преки” привычному эстетическому опыту, чтобы вновь раскрыть её [классики] художе- ственную природу и выявить её эстетическую ценность» [3: 158].

 

 

37

 

 

 

Мы исходим из идеи о том, что наруше- ние привычной рецепции классических текс- тов и, как следствие, усиление эстетической дистанции (Х.Яусс) может порождаться в первую очередь читателем, принадлежащим к миру другой культуры и языка, носителем иных эстетических, художественных и рели- гиозных представлений. Так, подобное на- рушение имело место в истории татарской литературы начала XX века, которая, вступая в диалог с произведениями русских класси- ков, приближала их к «горизонту ожидания»

«своего» читателя. Наиболее полно это про-

явилось в вольных переводах Тукая, С.Ра- миева, Дэрдменда произведений русской литературы — поэзии Пушкина, Лермонтова, Некрасова.

Размышляя об особенностях восприятия поэзии Лермонтова современными татар- скими читателями, необходимо учитывать следующие обстоятельства.

1.            Произведения Лермонтова татарские читатели свободно читают в оригинале, что усиливает потенциальную возможность их более правильного восприятия.

2.            Трудности, с которыми встречаются современные татарские читатели, связаны с усвоением устаревших форм русского языка, а также некоторых реалий жизни русской культуры XIX века. Вместе с тем именно они формируют поле коммуникативной неопре- делённости в художественном произведении, расширяя тем самым эстетическую дистан- цию между текстом и его читателем.

Что же в понимании поэзии Лермонтова может усилить преодоление «горизонта ожи- дания» произведений с тем, чтобы вызывать к жизни новые смыслы в оценках и размыш- лениях о них?

Особое место в понимании творчества русского поэта в полиэтнической среде имеет, на наш взгляд, знакомство с пере- водами произведений русского поэта в тюркских литературах. Знание переводов Лермонтова на тюркские языки России, на татарский язык в частности, будет расши- рять культурный контекст татарских чита- телей и одновременно создаст условия для межлитературного диалога, предполагаю- щего прочтение произведений Лермонтова в свете традиций своей культуры и языка.

Известно, что в тюркских литературах большое значение имели переводы тех про- изведений Лермонтова, в которых звучала тема Востока. Так, самым первым переводом в тюркском мире стало стихотворение Лер- монтова «Три пальмы», которое в 1895 году на азербайджанский язык перевёл Ф.Кочарли («Три финиковых дерева»).

В татарской литературе произведения Лермонтова также начали переводиться уже в самом конце XIX века. Первым опублико- ванным татарским переводом стала турец- кая сказка Лермонтова «Ашик-Кериб» (1837). В 1897 году она была переведена на татар- ский язык неизвестным переводчиком; за- тем в 1912 и 1918 годах в переводе К.Башира сказка Лермонтова, озаглавленная «Ашик- Гариб (восточная повесть)», отдельным из-

 

38 Литература в школе. 2016. № 9.

 

данием выходит в Казани в типографии братьев Каримовых.

Иная тенденция в восприятии была в ка- захской литературе конца XIX века. Извест- ный казахский поэт Абай Кунанбаев перевёл на родной язык такие стихотворения Лер- монтова, как «Выхожу один я на дорогу...»,

«Утёс», «В альбом», «Измаил-Бей», «Демон»,

«Молитва». При этом, как полагают иссле- дователи, в них очевидно было стремление прочитать произведения Лермонтова в све- те традиций русской литературы, что суще- ственно приближало Абая к Лермонтову.

Та же направленность в переводах про- явилась и в чувашской литературе начала XX века. Известные чувашские поэты К.Ива- нов и Шубоссинни (Н.В.Васильев) впервые познакомили своих читателей со стихотво- рениями «Утёс», «Парус», «Ветка Палестины» и др. Их переводы на родной язык были вы- полнены силлабикой, однако в них, как пола- гает В.Родионов, был заметен переход от силлабического стиха к силлабо-тоническому [4]. И эта особенность восприятия в значи- тельной степени вводила чувашских поэтов в область «русскости» воспринимаемой клас- сической литературы.

Интересно отметить, что именно поэзия Лермонтова, по сравнению, например, с творчеством Пушкина, рождала в тюркском инонациональном сознании множествен- ность художественных прочтений и интер- претаций.

Так, при изучении стихотворения «Парус» («Жилкəн») в татароязычной читательской аудитории целесообразно подчеркнуть, что оно переводилось на татарский язык шесть раз. Первый перевод стихотворения «Парус» был выполнен на старотатарском языке в 1908 году, затем в 1934 году оно переводится на яналифе А.Ерикеем; в 1941 году Ерикей переводит это стихотворение на современ- ный татарский язык. Следующий перевод

«Паруса» создаётся в 1938 году Ш.Манну- ром, он дважды переводит «Парус», а в 1974 году это стихотворение появилось в перево- де З.Нури.

Многократное обращение переводчиков к стихотворению «Парус» Лермонтова не слу- чайно. Это объясняется прежде всего тем, что оно было близко татарскому художе- ственному сознанию, хорошо знакомому с поэзией Дэрдменда. Именно в творчестве Дэрдменда, татарского классика начала XX века, впервые появилось стихотворение

«Кораб» («Корабль»), представляющее собой переложение лермонтовского «Паруса». Кро- ме того, по разновременным переводам сти- хотворения «Парус» можно судить о транс- формациях татарского национального языка, а также о тех изменениях, которые происхо- дили в отечественном литературоведении в связи с проблемой перевода русской поэзии на языки народов России.

Приведём примеры перевода третьего катрена А.Ерикеем:

 

Под ним струя светлей лазури, Над ним луч солнца золотой...

 

А он, мятежный, просит бури, Как будто в бурях есть покой!

 

Asta a in jaqtь zəngər su, Өste — qojaş, уtken çiz nurlar, Ə ul anda davьl teli ul, Davьllarda gyjə tьnlьq bar!

(Перевод 1934 года.)

Кояш сибə матур алтын нур, Ə түбəндə зəнгəр дулкыннар. Ул тынгысыз, давыл тели ул, Гуя тынычлык бар давылда!

(Перевод 1941 года.)

 

Переводы А.Ерикея достаточно точно передают динамику движения паруса. Од- нако без потерь не обошлось: учащиеся та- тарских школ сразу же обращают внимание на то, что неперевёденным в стихотворении на яналифе остался эпитет «мятежный». В переводе 1941 года появляется эпитет «тын- гысыз» (досл.: беспокойный, неугомонный), но в этом переводе Ерикей нарушает анти- номию неба и моря, представленную в сти- хотворении Лермонтова и нашедшую отра- жение в его переводе 1934 года. Сравнение разновременных переводов позволяет по- нять, что в 1940 годы татарский переводчик уже более свободно обращается с оригина- лом, внося в его содержание новые образы и детали.

Размышления о множественности раз-

новременных переводов поэзии Лермонто- ва можно продолжить. Такой историогра- фический материал, представленный на уроках литературы в инонациональной ауди- тории, будет особенно интересным и цен- ным. Осмысление фактов истории восприя- тия и переводов Лермонтова на тюркские языки (чувашский, азербайджанский, казах- ский) не только привлечёт внимание совре- менных татарских читателей, но и позволит им стихийно прийти к пониманию уникаль- ности возникшего диалога: татарские поэты совершенно иначе, нежели другие тюркские переводчики, воспринимали художествен- ный мир произведений Лермонтова.

Кроме того, опираясь на многочисленные

словари и библиографические указатели, учащиеся могут самостоятельно разбираться в диалоге между творчеством Лермонтова и татарскими поэтами XX века.

Иллюстрацией сказанному является сво- бодный перевод на татарский язык стихотво- рения Лермонтова «Молитва», который в 1908 году выполнил Тукай. Поэт озаглавил своё произведение «Тəəссер», то есть «Впе- чатление».

В стихотворении русского поэта гово- рится о том, что в трудную минуту именно молитва, обращённая из самой глубины души, может спасти от невзгод:

«С души как бремя скатится, / Сомненье далеко — / И верится, и плачется, / И так лег- ко, легко…» [5: т. 1: 179].

Вместе с тем лирический герой Лер- монтова испытывает состояние внутреннего просветления благодаря той силе Слова, которая одухотворяет молитву и заставляет

 

 

вслушиваться не только в её смысл, но и в

«созвучье слов живых». Неслучайно иссле- дователи видят связь между «Молитвой» и стихотворением Лермонтова «Есть речи — значенье…», в котором поэт признаётся в могуществе полных красоты и блаженства звуков [6: 283].

Для Тукая, обратившегося к переводу стихотворения «Молитва», это скрытое со- держание стихотворения Лермонтова в силу своей неполной определённости вызвало смысловую интерференцию: слово молитвы в литературах и культурах Востока, как и само понимание ценности произнесённого слова вообще, было другим. Можно утвер- ждать, что Тукай в своём вольном переводе интерферировал это скрытое содержание, связанное с представлением о Слове в его онтологическом смысле, чисто религиозной идеей обращения к Аллаху. Его лирический герой, по сравнению с героем Лермонтова, не просто произносит слова молитвы, несу- щей ему успокоение, он как бы погружается в неё полностью, без остатка, показывая нам, что же меняется в его душе тогда, когда он твердит суры Корана.

 

Оча дилдəн бөтен шик-шөбһəлəр,

һəм җылый башлыйм:

Яңакларны мөкаддəс күз яшемдə

энҗели башлыйм.

 

Бөтенлəй сафлана күңлем; укыйм иман,

булам мөэмин;

Килə рəхəт җиңеллеклəр: хəлас

булам авыр йөкдин

[7: Т.1: 90].

 

(Исчезают, словно ветер, все тревоги и сомнения — плачу я: / Щёки украшаю, будто жемчугом, священными слезами. / И всецело очищается душа моя, обращаюсь к Богу, пра- воверным становлюсь; / И блаженное прихо- дит облегчение: ведь от бремени я тяжкого освобожусь (подстрочный перевод авторов).

 

 

Такая особенность мышления восточ- ного человека — обращённость в себя, к своему внутреннему миру — была интуи- тивно угадана Тукаем, идентифицируясь в переводе как самопознание лирического героя в момент произнесения молитвы. В таком переводе (который возник в ре- зультате наполнения семантической лаку- ны) проявились черты эстетической интер- ференции, вызванной воздействием род- ной литературы, в которой религиозные идеи, представления о величии Аллаха, признание его неотвратимого влияния на человека составляют её ценностное ядро. Как отмечается в статье «Поэзия Тукая: аспекты  национальной  идентичности»,

«этот новый по отношению к стихотворению

Лермонтова смысл — результат смысловой интерференции, возникающей в процессе рецепции татарским поэтом стихотворения Лермонтова. В её основе — онтологическое различие: у Лермонтова выражается восхо- дящая к христианской идее («В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог») онтология Слова как тождественного Богу; у Тукая эта онтология слова не выра- жена, у татарского поэта наивысшим бы- тийным статусом обладает Аллах» [8: 83].

Как видно из сказанного, в стихотворении

Тукая «Тəəссер», представляющим собой вольный перевод «Молитвы» Лермонтова, можно найти черты национальной идентич- ности, которые иллюстрируют совершенно иной, уникальный характер мироощущения татарского поэта.

Таким образом, привлечение на уроках литературы в татарской школе материалов, раскрывающих уникальные черты жизни Лермонтова в национальном художествен- ном сознании, в истории переводов его поэзии на родной язык, позволяет понять своеобразие межкультурного и межлите- ратурного диалога. Этот диалог в силу его неповторимого содержания по-своему мо- жет отзываться в сознании современных

 

НАШИ ДУХОВНЫЕ ЦЕННОСТИ

татарских читателей, потенциально усили- вая в их восприятии новые смыслы в про- изведениях Лермонтова, стремление к про- чтению творчества русского поэта, вопреки его традиционным интерпретациям.

 

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1.            ХАБИБУЛЛИНА А.З. Эстетическая ин- терференция как одно из явлений художе- ственного восприятия // Русская литерату- ра в межнациональных связях и взаимодей- ствиях: учеб.-метод. пособие для спецкурса по компаративистике. — Казань, 2004. —

С. 32—48.

2.            ХАБИБУЛЛИНА А.З. Диалог Востока и Запада в творчестве М.Ю.Лермонтова в оценках критиков и исследователей

XX века // Филологические науки. Вопро- сы теории и практики. — Тамбов, 2014. —

№ 4. — Ч. 1. — С. 215—219.

3.            Современное зарубежное литературове- дение. (Страны западной Европы и США). Энциклопедический справочник. Концеп- ции. Школы. Термины. — М., 1999. —

С. 319.

4.            РОДИОНОВ В. Чувашский стих. Про- блемы становления и развития. — Чебокса- ры: Чуваш. кн. изд-во, 1992. — С. 223.

5.            ЛЕРМОНТОВ М.Ю. Сочинения:

В 2 т. — М.: Просвещение, 1988. — Т. 1. — С. 720.

6.            ЖИЖИНА А.Д. «Молитва» // Лермон- товская энциклопедия / Гл. ред. В.А.Ма- нуйлов. — М.: Сов. энцикл., 1981. — С. 283.

7.            Тукай Г. Избранные произведения:

В 2 т. — Казань: Татар. кн. изд-во, 2006. — Т. 1. — С. 271. (на тат. яз.)

8.            АМИНАЕВА В.Р., ИБРАГИМОВ М.И., НАГУМАНОВА Э.Ф., ХАБИБУЛЛИНА А.З. Поэзия Г.Тукая: аспекты националь- ной идентичности / G.Tukay’s poetry: the aspects of national identity / V.R.Amineva, M.I.Ibragimov, E.F.Nagumanova, A.Z.Khabi- bullina // XLinguae European Scientifik Language Journal. Volum 8. Issue 1, ISSN 1337-8384, January. — 2015. — C. 79—87.

Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:
также Вы можете выбрать тип материала:
Проверен экспертом
Общая информация
Похожие материалы

Вам будут интересны эти курсы:

Курс повышения квалификации «Методические аспекты при изучении литературы «серебряного века» в современной школе»
Курс повышения квалификации «История русской литературы конца 20 - начала 21 вв. и особенности ее преподавания в новой школе»
Курс профессиональной переподготовки «Русский язык и литература: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Методические аспекты при изучении русской литературы последней трети XIX века в современной школе»
Курс профессиональной переподготовки «Маркетинг: теория и методика обучения в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Организация практики студентов в соответствии с требованиями ФГОС юридических направлений подготовки»
Курс повышения квалификации «Правовое регулирование рекламной и PR-деятельности»
Курс профессиональной переподготовки «Русский язык как иностранный: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Использование элементов театрализации на уроках литературного чтения в начальной школе»
Курс профессиональной переподготовки «Организация деятельности специалиста оценщика-эксперта по оценке имущества»
Курс профессиональной переподготовки «Эксплуатация и обслуживание общего имущества многоквартирного дома»
Курс профессиональной переподготовки «Организация маркетинговой деятельности»
Курс профессиональной переподготовки «Технический контроль и техническая подготовка сварочного процесса»
Курс повышения квалификации «Информационная этика и право»

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.

Репетиторы онлайн

✅ Подготовка к ЕГЭ/ГИА
✅ По школьным предметам

✅ На балансе занятий — 1

Подробнее