Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Иностранные языки / Научные работы / Лингвистическая работа по теме: "Особенности перевода рассказов А.П. Чехова на английский язык"
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • Иностранные языки

Лингвистическая работа по теме: "Особенности перевода рассказов А.П. Чехова на английский язык"

библиотека
материалов

Минобрнауки России

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Вятский государственный гуманитарный университет»

(ВятГГУ)


Факультет лингвистики


Кафедра английского и немецкого языков

и методики обучения иностранным языкам


Выпускная квалификационная работа

ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДА РАССКАЗОВ А.П.ЧЕХОВА НА АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК. ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ И МЕТОДИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ


Выполнил:

студентка группы А – 53

Сырчина Марина Эдуардовна


_________________________

(подпись)

Научный руководитель:

Старший преподаватель кафедры английского и немецкого языков и методики обучения иностранным языкам

Чупракова Ольга Викторовна


_________________________

(подпись)

Выпускная квалификационная работа рассмотрена на заседании кафедры английского и немецкого языков и методики обучения иностранным языкам __________ и рекомендована к защите в ГАК.


Заведующая кафедрой:

М. Г. Швецова


_________________________

(подпись)

Декан факультета лингвистики:

В. А. Банин


_________________________

(подпись)




Киров 2014



Содержание


Введение………………………………………………………………………

1

Глава 1. Теоретические аспекты перевода


    1. Понятие «перевод»………………………………………………………

    2. Понятия «адекватности» и «эквивалентности» перевода……………………………………………………………………

4


7

1.3 Классификация переводов……………………………………………...

12

1.4 Трудности, возникающие у переводчика в процессе перевода………………...............................................................................


21

1.5 Переводческие трансформации…………………………………………

24

1.6 Особенности при переводе исходного текста с русского на английский язык……………………………………………………………


33

1.7 Методика обучения переводу…………………………………………..

36

Выводы по главе 1 ……………………………………...................................

44

Глава 2. Анализ переводов рассказов А.П. Чехова на английский язык


2.1 Особенности перевода рассказов А.П. Чехова…………………………

46

2.2 Анализ переводов рассказа «Душечка»………………………………….

47

2.3 Анализ переводов рассказа «Дама с собачкой»…………........................

60

Выводы по главе 2………………………………………….............................

74

Заключение……………………………………………….................................

76

Библиографический список………………………………………………......

79

Введение

Содержание любого художественного произведения - главное в тексте. В нем передается суть, идея, мысли и позиция автора. Так мы говорим про особые стили Достоевского, Толстого, Платонова, Горького и Чехова, которые создают образность самыми разнообразными языковыми средствами, и для этого они применяют все богатство родного языка. Именно поэтому перевод такого произведения дается очень нелегко. Переводчик должен обращать особое внимание на тонкие детали, из которых складывается художественное впечатление, чтобы в переводе не лишить произведение его особой красочности, яркости и индивидуальных особенностей стиля автора [Левицкая…1999]. Следует отметить, что перевод не может быть выполнен всеми переводчиками одинаково, нужно помнить, что одно и то же произведение можно перевести по-разному. И для того, чтобы передать смысл каждой лексической единицы, переводчику нужно аккуратно и тщательно подбирать слова и фразы для перевода. К сожалению, в наше время такая дисциплина, как «обучение переводу» на уроках иностранного языка в школах отсутствует. Это связано с тем, что перевод является неотъемлемой частью таких видов речевой деятельности, как чтение, устная речь, аудирование и письмо. Но в таких случаях он выступает «пассивным» компонентом, и ученики часто не уделяют должного внимания данному аспекту. Тема организации процесса перевода с русского языка на английский, и возникающие при этом трудности были освещены в работах: М.А. Апполовой, В.Д. Аракина, К. Бюлера, Е.В. Бреус, В.В Бурлаковой, В.Н. Комиссарова, Л.К. Латышева, З.Д. Львовской, Р.К. Миньяр-Белоручева, Л.Л. Нелюбина, А.В Паршина, В.В Сдобникова, А.В. Федорова, М.Н. Фолькнера, А.Д. Швейцера. Особенно хотелось бы отметить работы А.В Паршина, который дал классификацию видам перевода, четко разделив их цели и задачи, построил единую типологию переводов [Паршин… 2009]. В. Н. Комиссаров предложил классификацию переводческих трансформаций, которые используются лингвистами, и с помощью которых переводы постоянно совершенствуются [Комиссаров, 2007]. Е.В. Бреус выделила наиболее сложные моменты при переводе с русского языка на английский, что позволило обратить на них большее внимание и стараться их преодолеть [Бреус…2009]. Актуальность данной выпускной квалификационной работы заключается в том, что в настоящее время значительно возросло количество переводов с русского на английский язык, но не все из них можно считать адекватными и эквивалентными. В связи с этим, можно определить цель данной выпускной квалификационной работы: выявить основные трудности при переводе с русского языка на английский, описать методику работы при обучении переводу, сравнить и проанализировать различные переводы рассказов А.П. Чехова. Следовательно, ставятся следующие задачи: изучить особенности перевода с русского на английский язык, выделить наиболее действенные приемы перевода, описать проблему «переводимость - непереводимость» и способы ее решения. При этом объектом данного исследования является процесс перевода с русского языка на английский, а предметом - специфика перевода рассказов А.П. Чехова с русского языка на английский. Материалом исследования является сопоставительный анализ нескольких вариантов перевода рассказов А.П. Чехова «Душечка» и «Дама с собачкой». Теоретическая значимость данной выпускной квалификационной работы заключается в том, что она посвящена переводу как одному из самых изучаемых и важных направлений в науке в настоящее время, так как люди нуждаются в передаче знаний на международном уровне, в обогащении знаний о других странах. В свою очередь, практическая ценность работы в том, что материалы исследования в дальнейшем могут использоваться в курсе лекционных и практических занятий по «Теории и практике перевода», а также послужить основой для дальнейших исследований в данной области. Методы исследования: анализ теоретических источников по проблеме исследования, описательный и сопоставительной методы, метод сплошной выборки. Структура исследовательской работы: работа состоит из введения, теоретической главы, практической главы, выводов по главам, заключения, библиографического списка, представленного 59 источниками.





























Глава 1. Теоретические аспекты перевода

1.1 Понятие «перевод»

Переводческая деятельность зародилась еще в глубокой древности. Причиной появления перевода стала необходимость в общении между племенами, народами, этническими группами, которые говорили на разных языках. Поэтому со временем появилось такое занятие, как перевод. Следовательно, перевод - очень древний вид человеческой деятельности. Как только образовались социальные группы, языки которых различались, появились и переводчики, которые помогали разным коллективам общаться друг с другом. Когда возникла письменность, к ним добавились и переводчики письменные, которые занимались переводом самых разных документов - официальных, деловых и, конечно, религиозных. С самого начала перевод играл важнейшую социальную роль - он делал возможным межъязыковое общение людей. Распространение же письменных переводов открыло людям широкий доступ к культурным достижениям других народов, сделало возможным взаимодействие и взаимообогащение литератур и культур [Комиссаров…2007]. Только переводы сделали доступными для всего человечества гениальные творения Гомера и Шекспира, Данте и Гёте, Толстого и Достоевского. Необходимо добавить, что перевод играет огромную роль и в современном мире. Резко увеличился объем информации, которой обмениваются люди разных стран. Возросли международные контакты, на карте мира появились новые государства, возникли многочисленные международные организации, всемирные движения, региональные союзы государств. Значительно возрос объем международной торговли и дипломатической деятельности [Львовская, 2005]. Расширились культурные связи между народами, массовый характер приобрел международный туризм. Подобное сближение народов было бы невозможно без перевода и переводчиков, которые выступают в качестве посредников между людьми, говорящими на разных языках. Можно предвосхитить и то, что в недалеком будущем роль перевода и профессии переводчика будет расти, поскольку контакты между народами будут расширяться и углубляться. Также можно отметить, что в будущем для человека знание нескольких языков станет не только необходимостью, но и потребностью, а может быть, и нормой жизни. Обобщая все вышесказанное, хотелось бы отметить, что многие ученые - лингвисты и языковеды трактуют значение слова «перевод» по - разному, делая акценты на те или иные его составляющие. Рассмотрим некоторые из них. Согласно точке зрения А.В. Алексеевой, «перевод - это деятельность, которая заключается в вариативном перевыражении, перекодировании текста, порожденного на одном языке, в текст на другом языке, осуществляемая переводчиком, который творчески выбирает вариант в зависимости от вариативных ресурсов языка, вида перевода, задач перевода, типа текста и под воздействием собственной индивидуальности» [Алексеева, 2008: 347]. Рассматривая данное определение, необходимо сказать, что автор отводит значительную роль личности переводчика, говорит о том, что благодаря человеческому фактору каждый перевод является уникальным и неповторимым, так как именно переводчик выбирает нужные ему пути выражения значения того или иного слова. Далее хотелось бы рассмотреть иное толкование понятия «перевода», предложенное Нелюбиным Л. Л.: «перевод - это один из видов языковой деятельности, который представляет собой процесс адекватной и полноценной передачи мыслей, высказанных на одном языке, средствами другого языка. Его целью является установление отношений эквивалентности между исходным и переводным текстом (для того чтобы оба текста несли в себе одинаковое сообщение)» [Нелюбин, 2001: 233]. Таким образом, автор подчеркнул все значения компонентов перевода, назвал его цель и описал процесс. Нелюбин говорит о том, что перевод - многогранное явление, что качественный перевод зависит от внимательного изучения всех его составляющих. В своем определении «перевода» Комиссаров В.Н. утверждает, что: «Перевод - это вид языкового посредничества, при котором содержание иноязычного текста оригинала передается на другой язык путем создания на этом языке коммуникативно равноценного текста» [Комиссаров…2007]. Автор замечает то, что перевод – это способ взаимодействия двух культур, способ передачи информации средствами другого языка. Комиссаров так же говорит о том, что перевод является важнейшим звеном в общении и передаче информации, что без него было бы невозможно познать многое в этом мире, обогатиться в разных областях сферы науки, политики и искусства. Переходя к определению Паршина А. В. о том, что «перевод — это средство обеспечить возможность общения (коммуникации) между людьми, говорящими на разных языках» заметим то, что Паршин, в первую очередь, считает, что основной функцией перевода автор считает коммуникативную [Паршин… 2009]. Тем не менее, наиболее ярко и четко на наш взгляд, высказался о значении понятия «перевод» В. С. Виноградов: «Слово «перевод» многозначно, и у него есть два терминологических значения. Первое из них определяет мыслительную деятельность, процесс передачи содержания, выраженного на одном языке средствами другого языка. Второе называет результат этого процесса — текст устный или письменный» [Виноградов…2005]. Автор заостряет внимание на том, что термин «перевод» может использоваться и для самого процесса перевода, и для результата – то есть получившегося текста. Таким образом, перевод является одним из вида языкового посредничества. При этом он может представлять собой и «деятельность» и «готовый продукт». Иначе говоря, разные на первый взгляд понятия представляют собой диалектическое единство, одно не мыслится без другого.

1.2 Понятия «адекватности» и «эквивалентности» перевода Известно, что при переводе всегда имеются два текста, из которых один является исходным и создается независимо от второго, а второй создается на основе первого путем определенных операций — межъязыковых трансформаций. Первый текст называется исходным текстом (или просто «подлинником), второй — текстом перевода (или просто «переводом»). Язык, на котором произнесен или написан текст подлинника, - исходный язык (сокращенно ИЯ). Язык, на который осуществляется перевод (язык текста перевода), - переводящий язык (сокращенно ПЯ) [Комиссаров…2007]. Кроме этого, главными критериями, по которым оценивается перевод, являются его эквивалентность и адекватность. Оба эти понятия следует различать. Перевод, осуществляемый на уровне, необходимом и достаточном для передачи неизменного плана содержания при соблюдении норм ПЯ, является переводом эквивалентным [Комиссаров…2007]. Единицей эквивалентности называется инвариант, то есть то, что должно оставаться неизменным в результате процесса перевода, информация, предназначенная для передачи [Бархударов, 2008]. Помимо этого, эквивалентным может называться перевод, который воспроизводит содержание оригинала на одном из уровней эквивалентности [Комиссаров…2007]. Комиссаров выделяет 5 таких уровней. 1. Эквивалентность на уровне цели коммуникации. Любой текст выполняет какую-то коммуникативную функцию: сообщает факты, выражает эмоции, устанавливает контакт между собеседниками. Наличие в процессе коммуникации подобной цели определяет общий характер передаваемых сообщений и их языкового оформления. Эквивалентность переводов первого типа заключается в сохранении только той части содержания оригинала, которая указывает на общую речевую функцию текста в акте коммуникации и является целью коммуникации [Комиссаров…2007]. Например: «That's a pretty thing to say! – Ну как тебе не стыдноМы видим, что синтаксис не совпадает, и ситуация немного искажается. Для отношений между оригиналами и переводами этого типа характерно: 1) несопоставимость лексического состава и синтаксической организации; 2) невозможность связать лексику и структуру оригинала и перевода отношениями семантического перефразирования или синтаксической трансформации; 3) отсутствие реальных или прямых логических связей между сообщениями в оригинале и переводе, которые позволили бы утверждать, что в обоих случаях «сообщается об одном и том же»; 4) наименьшая общность содержания оригинала и перевода по сравнению со всеми иными переводами, признаваемыми эквивалентными. Следует помнить, что переводы на таком уровне эквивалентности выполняются, когда более детальное воспроизведение содержания невозможно. 2. Эквивалентность на уровне описания ситуации. На втором уровне эквивалентности общая часть содержания оригинала и перевода передает не только одинаковую цель коммуникации, но и отражает одну и ту же внеязыковую ситуацию, т.е. совокупность объектов и связей между объектами, описываемая в высказывании [Комиссаров…2007]. Такой тип эквивалентности представлен переводами, смысловая близость которых к оригиналу также не основывается на общности значений использованных языковых средств. В подобных высказываниях большинство слов и синтаксических структур оригинала не находит непосредственного соответствия в тексте перевода. Например: «He answered the phone. – Он снял трубку». Видно, что ситуация в данном случае сохраняется. То есть, на данном уровне эквивалентности для отношений между оригиналами и переводами этого типа характерно: 1) несопоставимость лексического состава и синтаксической организации; 2) невозможность связать лексику и структуру оригинала и перевода отношениями семантического перефразирования или синтаксической трансформации; 3) сохранение в переводе цели коммуникации; 4) сохранение в переводе указания на ту же самую ситуацию. 3. Эквивалентность на уровне высказывания. Для этого уровня эквивалентности характерно сохранение структуры сообщения, когда для описания ситуации в оригинале и переводе выбираются одни и те же ее признаки. Если в предыдущих типах эквивалентности в переводе сохранялись сведения относительно того, «для чего сообщается содержание оригинала» и «о чем в нем сообщается», то здесь уже передается и «что сообщается в оригинале», т.е. какая сторона описываемой ситуации составляет объект коммуникации [Комиссаров…2007]. Например: «London saw a cold winter last year. - В прошлом году зима в Лондоне была холодной». Сопоставление оригиналов и переводов этого типа обнаруживает следующие особенности: 1) отсутствие параллелизма лексического состава и синтаксической структуры; 2) невозможность связать структуры оригинала и перевода отношениями синтаксической трансформации; 3) сохранение в переводе цели коммуникации и идентификации той же ситуации, что и в оригинале; 4) сохранение в переводе общих понятий, с помощью которых осуществляется описание ситуации в оригинале. 4. Эквивалентность на уровне сообщения. В четвертом типе эквивалентности, наряду с тремя компонентами содержания, которые сохраняются в третьем типе, в переводе воспроизводится и большая часть значений синтаксических структур оригинала. Синтаксическая структура высказывания обусловливает возможность использования в нем слов определенного типа в определенной последовательности и с определенными связями между отдельными словами, а также во многом определяет ту часть содержания, которая выступает на первый план в акте коммуникации [Комиссаров…2007]. Поэтому максимально возможное сохранение синтаксической организации оригинала при переводе способствует более полному воспроизведению содержания оригинала. Например: «I told him what I thought of her. – Я сказал ему то, что я думаю о ней». То есть, отношения между оригиналами и переводами четвертого типа эквивалентности можно охарактеризовать следующими особенностями: 1) значительным, хотя и неполным параллелизмом лексического состава – для большинства слов оригинала можно отыскать соответствующие слова в переводе с близким содержанием; 2) использованием в переводе синтаксических структур, аналогичных структурам оригинала или связанных с ними отношениями синтаксического варьирования, что обеспечивает максимально возможную передачу в переводе значения синтаксических структур оригинала; 3) сохранением в переводе цели коммуникации, указания на ситуацию и способа ее описания. При невозможности полностью сохранить синтаксический параллелизм несколько меньшая степень инвариантности синтаксических значений достигается путем использования в переводе структур, связанных с аналогичной структурой отношениями синтаксического варьирования. В четвертом типе эквивалентности отмечаются три основных вида такого варьирования: 1) использование синонимичных структур, связанных отношениями прямой или обратной трансформации; 2) использование аналогичных структур с изменением порядка слов; 3) использование аналогичных структур с изменением типа связи между ними [Комиссаров…2007]. 5. Эквивалентность на уровне языковых знаков. На этом уровне достигается максимальная степень близости содержания оригинала и перевода, которая может существовать между текстами. Например: I saw him at the theatre. - Я видел его в театре. Для отношений между оригиналами и переводами этого типа характерно: 1) высокая степень параллелизма в структурной организации текста; 2) максимальная соотнесённость лексического состава: в переводе можно указать соответствия всем знаменательным словам оригинала; 3) сохранение в переводе всех основных частей содержания оригинала. Кроме этого, к четырем частям содержания оригинала, сохраняемым в предыдущем типе эквивалентности, добавляется максимально возможная общность отдельных сем, входящих в значения соотнесенных слов в оригинале и переводе. Степень такой общности определяется возможностью воспроизведения в переводе отдельных компонентов значения слов оригинала, что, в свою очередь, зависит от того, как выражается тот или иной компонент в словах исходного языка и языка перевода, и как в каждом случае на выбор слова в переводе влияет необходимость передать другие части содержания оригинала [Комиссаров…2007]. Подводя итог вышесказанному, можно сделать заключение о том, что эквивалентный перевод - это перевод, воспроизводящий содержание оригинала на одном из уровней эквивалентности. В зависимости от того, какая часть содержания передается в переводе для обеспечения его эквивалентности, различаются разные уровни эквивалентности. Каждый из таких уровней обладает определенными характеристиками, и переводческая эквивалентность может основываться на сохранении или утрате разных элементов смысла, содержащихся в оригинале. Но главным остаётся то, что на любом уровне эквивалентности перевод может обеспечивать межъязыковую коммуникацию. Далее следует вернуться к определению «адекватный перевод». Это такой перевод, который обеспечивает прагматические задачи на максимально возможном уровне эквивалентности, не допуская нарушения норм ПЯ, соблюдая жанрово-стилистические требования и соответствуя конвенциональной норме перевода [Бархударов, 2008]. Важно отметить, что адекватный перевод должен быть эквивалентным (на том или ином уровне эквивалентности), но не всякий эквивалентный перевод будет адекватным. Классическое определение адекватного перевода заключается в том, что адекватным считается семантически и прагматически эквивалентный перевод [Бархударов, 2008]. Таким образом, различия понятий эквивалентности и адекватности заключаются в следующем: 1) эквивалентность ориентирована на результаты перевода, на соответствие создаваемого в итоге межъязыковой коммуникации текста определенным параметрам оригинала; 2) адекватность связана с условиями протекания межъязыкового коммуникативного акта, с его детерминантами и фильтрами, с выбором стратегии перевода, отвечающей коммуникативной ситуации [Бархударов, 2008]. Иными словами, если эквивалентность отвечает на вопрос о том, соответствует ли конечный текст исходному, то адекватность отвечает на вопрос: соответствует ли перевод как процесс данным коммуникативным условиям.

1.3 Классификация переводов

Как известно, переводческая деятельность специалиста определена и ограничена сферой профессионального общения. Тексты, подлежащие переводу, в той или иной сфере профессионального общения весьма разнообразны и отличны по жанрово-стилистическим характеристикам и способу предъявления. Это так же отразилось и на выделении особых видов перевода, каждый из которых должен быть уместен и адекватен ситуации и воплощать в себе стилистические особенности [Паршин…2009]. Существует великое множество классификаций перевода, но мы возьмем за основу классификацию Паршина А.В., но при этом будем учитывать и точки зрения других авторов.

  1. Переводы, выделяемые по признаку формы презентации текста перевода и текста оригинал. В данную классификацию входят письменный и устный перевод с их подтипами. Рассмотрим их более подробно:

  • Письменный перевод — наиболее распространённый вид профессионального перевода, при котором восприятие исходного текста (ИТ) осуществляется зрительно, а оформление переводного текста(ПТ) письменно. Его подтипами являются следующие переводы:

  • письменный перевод письменного текста (перевод письменного текста, выполненный в письменной форме);

  • письменный перевод устного текста (перевод устного текста, выполненный в письменной форме) [Паршин…2009].

Письменный перевод — это вид перевода, при котором работа производится с письменными источниками. То есть, как оригинал (исходный текст), так и текст перевода зафиксированы на бумаге, либо в электронном виде. При письменном переводе, имея дело с печатными текстами, переводчик может относительно продолжительное время работать над переводом, корректируя избранные варианты. Использование дополнительных источников информации: словарей, справочников, различных баз данных, а также тщательная обработка, редактирование перевода позволяют передать исходный текст на языке перевода с большей точностью, достичь более высокий уровень эквивалентности тексту оригинала, чем при устном переводе [Паршин…2009]. Устный перевод. Устный перевод – «это вид перевода, при котором оригинал и его перевод выступают в процессе перевода в нефиксированной форме, что предопределяет однократность восприятия переводчиком отрезков оригинала и невозможность последующего сопоставления или исправления перевода после его выполнения» [Бюлер, 2003]. Так же, как и в письменном переводе, можно выделить несколько подтипов устного перевода:

  • последовательный перевод (разновидность устного перевода, осуществляемого после прослушивания определенной единицы исходного текста, в паузах между этими единицами);

  • синхронный перевод (устный перевод, осуществляемый практически одновременно с произнесением текста оригинала);

  • односторонний перевод (устный перевод, осуществляемый только в одном направлении, т.е. с данного языка на какой-либо другой язык);

  • двусторонний перевод (последовательный устный перевод беседы, осуществляемый с одного языка на другой и обратно) [Паршин… 2009].

Следует добавить, что при устном переводе, ограниченном во времени, на первое место выходит хорошая реакция переводчика и его умение быстро отыскивать необходимые эквиваленты и объединять их в соответствующие структуры. При этом переводчик, как правило, не имеет возможности использовать вспомогательные материалы, такие как, например, словари. Переводчик должен незамедлительно найти решения различных лингвистических проблем. Порой, это кажется довольно трудным, так как при таком виде перевода психологическое давление неизмеримо выше. Более того, устный переводчик должен уметь передавать тон, эмоции и чувства говорящего [Казакова, 2000]. Такая работа особенно трудна в случае напряженных, конфликтных переговоров. В этом случае переводчик должен обладать не только высоким профессионализмом, но и выдержкой, находчивостью, дипломатичностью.

  1. Переводы, выделяемые по признаку жанрово-стилистической характеристики переводимого материала и жанровой принадлежности исходного текста включают в себя следующие виды переводов:

  • художественный перевод (перевод художественных текстов);

  • общественно-политический перевод (перевод общественно-политических текстов);

  • военный перевод (перевод текстов по военной тематике);

  • научно-технический перевод (перевод научно-технических текстов и документации);

  • юридический перевод (перевод текстов юридического характера);

  • бытовой перевод (перевод текстов разговорно-бытового характера) [Паршин… 2009].

Остановимся на некоторых из этих видов переводов подробно. Художественный перевод. Художественный перевод охватывает все жанровое разнообразие художественной литературы (проза, поэзия, драматургия, фольклор), литературной критики и публицистики. Главная особенность данного вида перевода заключается в том, что в таких текстах особое значение приобретает форма изложения. От того, как и в какой форме передается содержание, зависит уровень эмоционального воздействия на читателя. Сложность же при художественном переводе состоит в том, что переводчик обязан досконально знать идиомы в разных языках, чтобы не исказить смысл и преподнести перевод, максимально приблизив его к оригиналу [Казакова, 2000]. Также важно сохранить стилистику и авторские языковые особенности, чтобы не подменить его текст собственным. Особенно сложно переводить поэзию, например, стихи и сонеты Шекспира. У каждого народа поэзия имеет свои неповторимые особенности, ритмы, способы стихосложения. Все это усложняет задачу перевода, когда требуется и верно передать содержание, не искажая мысли автора, и подобрать точные рифмы к словам. Хотя мы знаем примеры прекрасных, переводов, например, сонетов Шекспира Самуилом Яковлевичем Маршаком. Научно-технический перевод. Из определения следует, что научно - технический перевод - это перевод специальных текстов (документов) научно - технического характера, осуществляемый специальными методами, отличными от перевода произведений художественных, с соблюдением следующих требований, таких, как, например, точность, сжатость, ясность и т.п. [Терехова, 2004]. Научно - технический перевод весьма своеобразен. Для того, чтобы он был выполнен верно, переводчику необходимо достоверно и четко знать эквиваленты различных терминов на родном языке, так как от этого будет зависеть правильность и адекватность перевода. Необходимо также отметить, что научно-технический перевод – это средство межъязыковой коммуникации экспертов и ученых в их профессиональной сфере [Паршин, 2009]. Благодаря данному переводу происходит распространение знаний и технологий, исследователи, конструкторы и инженеры получают возможность работать над совместными проектами, а мы можем пользоваться новыми изобретениями, машинами, техникой, услугами, понимая инструкцию и используя точно по назначению. Бытовой перевод. Казалось бы, что этот вид перевода является самым простым, так как по определению - это перевод разговорно - бытовых текстов [Паршин, 2009]. На первый взгляд может показаться, что бытовой перевод не вызывает трудностей, так как в его контексте зачастую содержится много диалогов, простых фраз, незаконченных предложений. Для перевода такого характера, переводчику не нужно употреблять выразительных метафор, эпитетов, сравнений. Исходный текст не содержит в себе сложных грамматических конструкций и является достаточно легким для понимания. Но главная сложность заключается в том, часто порой используются нелитературные, просторечные фразы и выражения, которые не имеют аналога в переводящем языке. Для того, чтобы успешно справится с бытовым переводом, специалисту важно знать те или иные просторечные выражения, особенности языка людей, проживающих на той или иной территории, иногда-род их деятельности, занятий. Только в этом случае результат перевода будет отражать смысл исходного текста.

  1. Переводы, выделяемые по признакам полноты и способа передачи смыслового содержания оригинала, также подразделяются на несколько видов:

  • полный (сплошной) перевод (перевод, передающий смысловое содержание оригинала без пропусков и сокращений)

  • неполный перевод – (перевод, передающий смысловое содержание оригинала с пропусками и сокращениями) в свою очередь имеет несколько подтипов:

- сокращенный перевод (перевод, передающий смысловое содержание исходного текста в свернутом виде, т.е. с сокращением);

- фрагментарный перевод (перевод не целого исходного текста, а лишь отдельного отрывка или отрывков);

- аспектный перевод (перевод лишь части исходного текста в соответствии с каким-либо заданным признаком отбора (аспектом));

- аннотационный перевод (перевод, в котором отражаются лишь главная тема, предмет и назначение переводимого текста);

- реферативный перевод (перевод, в котором содержатся относительно подробные сведения о реферируемом документе - его назначении, тематике, методах исследования, полученных результатах) [Паршин…2009]. Полный перевод. Данный вид перевода ставит перед собой цель передать исходные тексты, содержание которых имеет высокую значимость, так, чтобы оно было представлено получателю текста в подробном виде. Это самый трудоемкий, длительный по времени, ответственный и глобальный вид перевода [Комиссаров, 2007]. От специалиста в данном случае зависит очень многое: достоверность, единая стилистика, верный смысл всего содержания и каждой отдельной части. От начала до конца нужно передать авторские особенности оригинала, языка, манеры изложения, точность мыслей, фраз. Переводчик не может идти на сокращение, поверхностное изложение содержания, выпускать куски, которые, возможно, кажутся и незначительными. История перевода больших по объему произведений, например поэм, показывает, что никогда ни один поэт не мог создать перевода большого произведения, который бы полностью, вплоть до мельчайших деталей воспроизводил подлинник. Всякий полный перевод по - своему ограничен даже при максимальной добросовестности переводчика. Неполный перевод – это такой вид перевода, главной задачей которого является передача смысла в краткой форме [Комиссаров, 2007]. Конечно, неполный перевод более экономичен по времени, но цель переводчика заключается в том, чтобы как можно доступнее передать смысл полного содержания в кратком виде. В данном случае переводчик не должен упустить важных деталей или их следует объединить так, чтобы не потерять смысла. Порой очень сложно выразить сообщенную мысль в более краткой форме, потому что кажется: без используемых автором клише, выражений и синтаксических структур, перевод не будет достоверным. Именно поэтому переводчику следует отбирать, сортировать и «откидывать» фрагменты, от которых смысл контекста не изменится.

  1. Переводы, выделяемые по общей характеристике субъекта переводческой деятельности и по его отношению к автору переводимого текста подразделяются на:

  • традиционный перевод (перевод, выполняемый человеком) имеет подтипы:

- перевод, выполненный или выполняемый переводчиком, не являющимся одновременно автором переводимого текста;

- авторский перевод (автоперевод) (перевод, выполненный автором оригинального текста);

- авторизованный перевод (перевод оригинального текста, апробированный автором)

  • машинный (автоматический перевод, выполненный или выполняемый компьютером) [Паршин… 2009]. Традиционный перевод. Определение этого типа перевода подразумевает под собой исторический аспект. Имеется в виду то, что изначально, когда еще не существовало каких - либо приспособлений для перевода, этим, естественно, занимался человек [Паршин…2009]. Именно поэтому «традиционный перевод» назван так. Он является довольно - таки трудоемким, потому что специалисту необходимо много знаний для совершения перевода. Немаловажно, чтобы переводчик владел разными функциональными стилями, так как его помощь может быть востребована в любой из этих сфер. Хотелось бы отметить и то, что сложность традиционного перевода заключается и в том, что переводчик должен постоянно совершенствоваться, так как язык очень быстро меняется: появляются новые слова, идиомы, выражения. Важно и то, что, например, английский язык имеет множество диалектов, и зачастую одинаковые слова могут звучать по-разному. В этом случае переводчику необходимо следить за всеми фонетическими особенностями и изменениями в языке. Это лишь два примера, в которых может происходить изменения языка, но в настоящее время их существует гораздо больше, например грамматические и стилистические. Иначе говоря, традиционный перевод - сложный и требующий усилий процесс, в котором специалист может полагаться только на себя. Машинный перевод. Данный вид перевода появился относительно недавно. Впервые он был представлен в январе 1954 года на машине IBM [Тараскин…2008]. В наше время представлено достаточно большое количество программ, облегчающих труд переводчика. Их можно подразделить на электронные словари (electronic dictionary) и на системы машинного перевода (machine translation system) [Тараскин…2008]. Безусловно, у данного вида перевода есть несомненные плюсы: быстрота (достаточно загрузить переводимый текст в компьютер, и перевод готов), широкий диапазон словарного запаса (в компьютерах заложена огромная база множества слов, с их синонимами, антонимами и т.д.), объем перевода (в настоящее время стало возможным загружать не одно слово, а целый текст, и перевод будет готов в течение нескольких секунд, в то время как переводчику на это может потребоваться минимум полчаса) [Тараскин…2008]. Но самой большой проблемой машинного перевода является то, что конечный продукт не будет достоверным. Конечно, речь не идет о значении отдельных слов. В переводимом тексте будут нарушены значения грамматических конструкций и стилистических приемов. Слово не будет поставлено в нужной форме и, как следствие, результатом такого перевода будет абсолютно лишенный грамматических норм текст, с легким оттенком смысла оригинала. Следовательно, компьютер пока во многом не может заменить переводчика, и полноценный машинный перевод остается делом будущего, но такие переводчики помогут сократить время поиска подходящих слов, поскольку такая программа теперь у многих под рукой, и благодаря им может получиться «черновой» вариант перевода, который специалист прост обработает и приведет в надлежащий вид [Тараскин…2008].

Из перечисленных примеров видно, что классификации переводов имеют достаточно широкий диапазон. Исходные тексты в той или иной сфере профессионального общения весьма разнообразны и отличны по жанрово-стилистическим характеристикам и способу предъявления.



1.4 Трудности, возникающие у переводчика в процессе перевода

Известно, что одной из главных проблем в процессе перевода является проблема переводимости - непереводимости [Бреус…2009]. В разъяснении понятий «переводимость» и «непереводимость» имеется в виду не только возможность перевода с одного языка на другой, а также возможность нахождения эквивалента языковой единицы исходного языка в языке перевода [Бреус…2009]. Итак, для начала обратимся к проблеме «переводимости». Из названия понятно, что это способность текста быть переведенным на другой язык [Бреус… 2009].. Многие считают, что перевести можно все, но при этом понеся большие или малые потери. В таком случае главная проблема заключается в «цене» этих потерь. Ведь может случиться и так, что перевод потеряет весь смысл. Это может произойти по двум причинам. Первая - это то, что взаимодействие двух языков, двух культур не может по объективным причинам обеспечить хороший перевод, в этом случае неполный перевод – единственно возможный перевод. [Бреус… 2009]. Вторая же причина возникновения некачественных переводов заключается в самом переводчике. Он – субъект деятельности, и в зависимости от того, как он её осуществляет, меняются результаты [Бреус… 2009]. Действительно, оригинал остаётся оригиналом, а текст меняется в зависимости от метода, подхода, стратегии переводчика. То есть, результаты переводческой деятельности находятся в прямой зависимости от личности переводчика. Степень положительной оценки перевода зависит от большого количества субъективных и объективных факторов переводческой деятельности [Львовская, 2005]. В настоящее время стало очевидным, что переводческая деятельность претерпела ряд изменений, которые вызвали потребность в большом количестве высококвалифицированных специалистов, что, в свою очередь, требует повышения качества их профессиональной подготовки. При анализе и оценке переводов необходимы более весомые, научно обоснованные критерии. Поэтому любой переводчик должен быть не просто талантлив в своем деле, но и в совершенстве владеть «теорией перевода», знать особенности языков, с которыми он работает, и постоянно оставаться в курсе изменений, которые протекают в том или ином языке. Именно это поможет достичь совершенства в переводе и сделает его близким оригиналу и доступным для читателей. Значительные трудности при переводе возникают в связи с использованием в тексте оригинала слов-реалий, то есть таких языковых единиц, которые обозначают объекты материальной культуры, явления жизни, быта, духовной культуры одного народа, отсутствующие у других народов [Бреус… 2009]. Значительная часть таких единиц относится к разряду безэквивалентной лексики. Наличие в оригинале слов-реалий всегда рассматривалось как фактор, затрудняющий перевод [Сдобников, 2003]. Отличительными чертами реалии являются характер ее содержания (связь обозначаемого предмета с определенной страной, народностью, социальной общностью) и принадлежность ее к определенному периоду времени. Прежде чем приступить непосредственно к переводу, необходимо осмыслить реалию в подлиннике, то есть место, занимаемое ею в контексте, — как она подана автором и какими средствами он пользуется, чтобы довести до сознания читателя ее семантическое и коннотативное содержание. Автор вводит реалию в текст художественного произведения главным образом при описании новой для носителя данного языка действительности [Сдобников, 2003]. Приведем несколько примеров реалий в русском и английском языках и их перевод на иностранный язык: «Портянки - the footclothes that Russian soldiers have wrapped their feet», «book- maker - букмекер (человек, принимающий заклады от публики на скачках и бегах)», «beat generation - усталое, разбитое, разочарованное поколение, «битники» ». Кроме этого, проблема исследования приемов перевода реалий до сих пор остается открытой, так как существуют различные мнения лингвистов о выделении и разграничении непосредственно способов перевода реалий, а также о правомерности и необходимости применения того или иного приема и факторов, накладывающих на их употребление определенные ограничения. Безусловно, при выборе способа перевода большую роль играет не только замысел автора текста, но и точка зрения автора перевода. Переводчик выбирает тот или иной прием, полагаясь на свой переводческий инстинкт, опираясь на полученные знания и накопленный в процессе работы опыт, поэтому окончательное слово, независимо от теоретических исследований в большинстве случаев остается за переводчиком-практиком. Еще одной проблемой в процессе перевода являются «ложные друзья переводчиков». «Ложные друзья переводчика или межъязыковые омонимы (межъязыковые паронимы) — пара слов в двух языках, похожих по написанию и/или произношению, часто с общим происхождением, но отличающихся в значении» [Бреус…2009]. Возникают «ложные друзья», как правило, в результате заимствования: слово, позаимствованное из другого языка, обретает в переводящем языке значение, отличное от прежнего. Довольно часто также случается, что слова происходят от одного общего корня в древнем языке, но имеют разные значения в ИЯ и ЯП. Иногда созвучие слов случайное, и значения их могут быть прямо противоположными. Обратимся к некоторым примерам: accurate - (значение: точный, правильный, калиброванный; ложное значение – аккуратный); metropolitan - (значение: столичный, центральный; ложное значение: метрополитен); troop - (значение: отряд, стадо; ложное значение: труп); family - (значение: семья; ложное значение: фамилия); resin - (значение: смола; ложное значение: резина). Несомненно, это далеко не весь список «ложных друзей переводчика». В действительности, как отмечают многие исследователи - лингвисты, «ложные друзья» переводчика способны вводить в заблуждение не только людей, начинающих изучение языка и плохо владеющих им. Также опасно это языковое явление и для лиц, уверенно и практически удовлетворительно пользующихся иностранным языком, и даже иногда для специалистов - филологов. Так возникают многочисленные кальки и случаи нарушений лексической сочетаемости или стилистического согласования не только во время разговора на иностранном языке, но и при переводах на родной язык [Бреус, 2009]. Для того чтобы избежать подобных проблем, нужно относиться к процессу перевода очень тщательно и обращаться к словарю при каждом моменте, вызывающим сомнение, в противном случае, результатом будет некачественный перевод. .

1.5 Переводческие трансформации Далее обратимся к проблеме «непереводимости». Это такое свойство текста или высказывания в одном языке, выражающееся в отсутствии для него эквивалента в другом языке [Паршин…2009]. Если переводчик сталкивается с данной проблемой, ему следует прибегнуть к переводческим трансформациям, которые представляют собой особый вид перефразирования - межъязыковое, которое имеет существенные отличия от трансформаций в рамках одного языка [Бархударов, 2008]. В языках существует великое множество таких трансформаций, обратимся к некоторым из них. Как показал обзор литературы, единая классификация переводческих трансформаций отсутствует, кроме того, наблюдается разнобой в выделении авторами видов трансформаций и приемов их осуществления. Возьмем за основу классификацию, предложенную Т. Р. Левицкой и А. М. Фитерман. Они предлагают следующие виды трансформаций и приемы их осуществления:

1) Грамматические трансформации. К данному виду авторы относят такие приемы, как грамматические перестановки и замены и т.д.

2) Лексические трансформации. Сюда входят следующие приемы: прием лексического добавления, опущения, калькирование, модуляция, конкретизация, генерализация и т.д.

3) Лексико - грамматические трансформации, к которым относятся описательный перевод, компенсация, антонимический перевод и т.д. [Левицкая…1999].

Рассмотрим некоторые из приемов более подробно. Грамматические трансформации: Перестановки - это «изменение расположения языковых элементов в тексте перевода по сравнению с текстом подлинника». Элементами, которые могут подвергаться перестановке, являются обычно слова, словосочетания, части сложного предложения и самостоятельные предложения в строе текста. Наиболее обыкновенный случай в процессе перевода - это изменение порядка слов и словосочетаний в структуре предложения. В английском предложении порядок следования его членов определяется правилами синтаксиса: субъект - предикат - объект - обстоятельство места - обстоятельство времени. В русском предложении на последнее место становится «новое», то есть слова, несущие в себе впервые сообщаемую в данном предложении информацию [Бархударов, 2008]. Например: The nurse came into the room. В комнату вошла медсестра. То есть, как видно из примера, русский вариант допускает перестановку: переводчик ставит обстоятельство на первое место. Таким образом, прием перемещения лексических единиц в высказывании позволяет использовать ближайшее соответствие слов оригинала в другом месте высказывания, если по каким-либо причинам (главным образом, из-за лексической сочетаемости слов в ПЯ) его нельзя употребить там, где оно стоит в оригинале. Грамматическая замена – «грамматическая трансформация, при которой грамматическая единица в оригинале преобразуется в единицу ПЯ с иным грамматическим значением». Замене может подвергаться грамматическая единица ИЯ любою уровня: словоформа, часть речи, член предложения, предложение определенного типа. Грамматическая замена как особый способ перевода подразумевает не просто употребление в переводе форм ИЯ, а отказ от использования форм ИЯ, аналогичных исходным, замену таких форм на иные, отличающиеся от них по выражаемому содержанию (грамматическому значению) [Бархударов, 2008]. Рассмотрим такой прием перевода на примере замены одной части речи на другую: It is our hope that an agreement will be reached by Friday. – Мы надеемся, что соглашение будет достигнуто к пятнице. В английском предложении автор употребляется существительное «hope», в то время как в русском варианте глагол «надеемся», то есть происходит замена морфологического статуса слова. Так же выделяют и другие виды грамматических замен, таких, как: членение предложения, объединение предложений, дословный перевод или нулевая трансформация и т. д. Широкое использование грамматических трансформаций при переводе объясняется тем, что русское предложение не совпадает с английским по своей структуре: другой порядок слов, другой порядок расположения предложений - главного, придаточного и вводного. Части речи, которыми выражены члены предложения, могут передаваться другими частями речи при переводе, сжатость выражения, возможная в английском языке, благодаря наличию целого ряда структур и форм, требует введения дополнительных слов и даже предложений при переводе на русский язык [Бархударов, 2008] . Лексические трансформации. Калькирование - это прием перевода, при котором слово или выражение разбивается на составляющие, и каждый элемент такого слова переводится отдельно, обладая определенными достоинствами. Известно, что такой прием, как калькирование достаточно широко используются в переводческой практике. Рассмотрим некоторые примеры калькирования: «income tax» - «подоходный налог»; «a standard key - combination» - «стандартная комбинация клавиш»; «decision - making» - «принятие решений»; «risk analysis» - «анализ риска» [Казакова, 2000]. Калькирование послужило основой для большого числа разного рода заимствований при межкультурной коммуникации. Оно помогло расширить словарный запас того или иного языка. Благодаря калькированию, некоторые идиомы и выражения стали понятными для народа и вошли в повседневный обиход. Так же, данный метод значительно улучшил международное общение и облегчил его процесс. Людям стала доступна суть непонятных явлений языка, неизвестных географических названий и заголовков [Казакова, 2000]. Это можно считать значительным плюсом в использовании калькирования. Но, к сожалению, калькирование не всегда раскрывает для читателя, незнакомого с ИЯ, значение переводимого слова или словосочетания. Причина в том, что сложные и составные слова и устойчивые словосочетания, при переводе которых калькирование используется чаще всего, нередко имеют значение, не равное сумме значений их компонентов, а поскольку при калькировании используются эквиваленты именно этих компонентов, значение всего лексического образования в целом может остаться нераскрытым. Так, неподготовленному читателю слова, не имеющие эквивалента в родном языке, и, на первый взгляд, имеющие неправдоподобное значение, будет трудно объяснить без развернутых пояснений [Казакова, 2000]. Не менее интересным способом трансформации является конкретизация. В процессе перевода часто русская лексика более конкретная, нежели ее аналоги в английском языке. Поэтому, прием конкретизации получил такое название именно потому, что его суть состоит в замене слова, которое в исходном языке имеет довольно пространное значение [Бархударов, 2008]. Выделяют два вида конкретизации: языковую и контекстуальную, и преобладающее распространение над контекстуальной конкретизацией имеет конкретизация языковая, при которой замена слова с широким значением на слово с более узким определена различиями в строе двух языков [Бархударов, 2008]. Применение приема контекстуальной, или речевой конкретизации происходит в случаях, когда требуется завершить фразу, когда необходимо избежать повторений, достичь большей выразительности. В большинстве случаев при переводе на русский язык конкретизации подлежат английские глаголы речи, а также глаголы движения, такие как: say, be, have, get, take, give, make, come, go и др.. Например: The rain came in torrents. - Полил сильный дождь. My mother had left her chair in her agitation, and gone behind it in the corner. Взволнованная матушка вскочила со своего кресла и забилась в угол позади него (Ч. Диккенс "Дэвид Копперфилд") [Паршин…2009]. Во втором примере английские глаголы с общим значением to leave и to go не могут быть переведены здесь с помощью соответствующих русских глаголов «покинуть» и «пойти», тогда бы предложение потеряло свой эмоциональный смысл. Поэтому, лучший способ обеспечить эквивалентность русского перевода – конкретизировать значения указанных глаголов. Делая вывод из всего вышесказанного, хотелось бы отметить, что конкретизация в большинстве случаев направлена на то, чтобы читатель понял материл более достоверно, ярче представил описанное событие. Таким образом, объясняется некое несовпадение значения одинаковых лексических единиц. Полной противоположностью конкретизации является генерализация. Она заключается в замене исходного понятия понятием с более широким смыслом [Паршин…2009]. В английском языке словесные элементы имеют более абстрактные значения, чем в русском языке. И поэтому генерализация находит гораздо меньшее применение, чем конкретизация. Но, тем не менее, данное явление случается в языке. Причины применения этого вида лексических замен в письменном тексте различны: генерализация может использоваться для передачи безэквивалентной лексики, в случаях, когда условия содержания не позволяют применять регулярное соответствие, или она осознанно используется специалистами и зависит от индивидуальных предпочтений, которые формируют конкретный стиль переводчика. Приведем несколько примеров: Не comes over and visits me practically every weekend. Он часто ко мне ездит, почти каждую неделю. Then this girl gets killed, because she's always speeding. А потом девушка гибнет, потому что она вечно нарушает правила [Казакова, 2000]. В данных примерах, авторы обобщают смысл отдельных слов, делают его более абстрактным. С помощью данного приема, авторы обрисовывают ситуацию, не заостряя внимание читателя на конкретных деталях. Таким образом, генерализация помогает переводчику в обстановке дефицита времени быстро найти соответствие, особенно если он не знает конкретного термина или забыл его, но знает, что означает слово в общих чертах. Также во многих переводах часто используется прием модуляции или смыслового развития, то есть замены слова или словосочетания иностранного языка, значения которых можно вывести логическим путем из начального значения [Паршин…2009]. Наиболее часто значения соотнесенных слов в оригинале и переводе оказываются при этом связанными причинно - следственными отношениями: I don't blame them. Я их понимаю. (Причина заменена следствием: я их не виню потому, что я их понимаю). He's dead now. Он умер. (Он умер, стало быть, он сейчас мертв.) He always made you say everything twice. Он всегда переспрашивал. (Вы были вынуждены повторять сказанное, потому что он вас переспрашивал.) При данном приеме, причинно - следственные отношения часто имеют более широкий характер, но логическая связь между ними всегда сохраняется. Следовательно, при использовании модуляции, переводчик должен четко и последовательно следить за переводами отдельных структур, чтобы донести информацию до читателя достоверно [Казакова, 2000]. Далее обратимся к приему лексического добавления. В некоторых случаях для того, чтобы правильнее и понятнее передать смысл исходного материала, переводчику может потребоваться ввести несколько дополнительных слов. Это случается как при переводе с английского на русский, так и наоборот. Причины кроются в различиях синтаксиса, грамматики, отсутствии четких лексико - семантических эквивалентов в языке перевода, а также иногда в чисто стилистических соображениях [Сдобников, 2003]. Известно, что английские предложения более краткие, чем русские, и поэтому иногда, переводчику необходимо добавить слово или несколько, для того, чтобы предложение было законченным и понятным. Например: Wherever you go – I follow. Куда бы ты ни пошел, – я последую за тобой [Казакова, 2000]. Также данный прием часто употребляется при переводе одиночных слов и словосочетаний, на которые наложен не только лексический, но и грамматический смысл. Например, английское слово «industry» имеет форму множественного числа – industries, в то время как русское существительное “промышленность” является собирательным и употребляется только в единственном числе. Иногда такая грамматическая разница стирается при одинаковом смысле – the industries of France – промышленность Франции. Но, если есть необходимо сохранить в переводе на русский язык множественное число, то переводчику не избежать ввода дополнительного слова “отрасли”, например: The problems of various industries - Проблемы различных отраслей промышленности [Казакова, 2000]. Итак, можно сделать заключение о том, что прием лексических добавлений помогает читателю лучше понять мысли автора, более того, данный прием помогает сделать перевод боле качественным и красивым, так как при разных структурах предложений в английском и русском языках необходимо видеть эту разницу, и стремиться сделать перевод грамотным, изящным и понятным. Обратным приему лексических добавлений является прием лексических опущений. Он предполагает игнорирование в процессе перевода некоторых семантически избыточных слов, которые не несут важной смысловой нагрузки, а их значение зачастую комплексно восстанавливается в переводе [Сдобников, 2003]. Такой прием часто употребляется, если переводимое предложение содержит избыточные элементы, например: So I paid my check and all. Then I left the bar and went out. (J. Salinger, The Catcher in the Rye) Я расплатился и пошел к автоматам [Казакова, 2000]. В данном английском предложении излишним выступает «left the bar», ввиду того, что аналогичное действие предполагается также и глаголом «went out». Поэтому в русском переводе вполне целесообразно использовано опущение, причем предложение с ним объединено с предыдущим. Таким образом, мы видим, что использование приема опущения позволяет переводчику производить некоторое сокращение общего объема произведения, оно помогает избежать тавтологии, и выразить нужные мысли с помощью более кратких структур. Лексико – грамматические трансформации. Описательный перевод или экспликация - это лексико-грамматическая трансформация, при которой лексическая единица ИЯ заменяется словосочетанием, эксплицирующим ее значение, т.е. дающим более или менее полное объяснение или определение этого значения на ПЯ [Левицкая…1999] С помощью экспликации можно передать значение любого безэквивалентного слова в оригинале: conservationist – сторонник охраны окружающей среды; whistle-stop speech – выступления кандидата в ходе предвыборной агитационной поездки. Недостатком описательного перевода является его громоздкость и многословность. Поэтому наиболее успешно этот прием перевода применяется в тех случаях, где можно обойтись сравнительно кратким объяснением [Левицкая…1999]. Антонимический перевод – это лексико-грамматическая трансформация, при которой замена утвердительной формы в оригинале на отрицательную форму в переводе или, наоборот, отрицательной на утвердительную сопровождается заменой лексической единицы ИЯ на единицу ПЯ с противоположным значением [Левицкая…1999]. Рассмотрим пример: Nothing changed in my home town. – Все осталось прежним в моем родном городе. В англо-русских переводах эта трансформация применяется особенно часто, когда в оригинале отрицательная форма употреблена со словом, имеющим отрицательный префикс, например: She is not unworthy of your attention. – Она вполне заслуживает вашего внимания. Можно сказать, что антонимический перевод близок приему смыслового развития, так как в качестве лексической замены в данном случае выступает слово, семантически связанное с регулярным соответствием отношениями противопоставления или конверсии [Левицкая…1999]. Однако использование данного приема невозможно без синтаксической трансформации: утвердительная конструкция меняется на отрицательную, а отрицательная - на положительную. В данной работе приведены далеко не все виды переводческих трансформаций. Известно, что их существует много, но, к сожалению, нет единой общей классификации, так как создание такой классификации осложнено тем фактом, что разные лингвисты выделяют разное количество приемов переводческой трансформации, и им достаточно трудно прийти к общему мнению. Тем не менее, при переводе с русского языка на английский и наоборот, происходит множество переводческих преобразований, причина которых, чаще всего кроется в присущем языкам видении мира и связанном с этим явлении языковой избирательности [Бреус…2009]. Описывая предметную ситуацию, английский язык может выбрать совсем иные приемы, принципы и методы. Для него, в частности, характерно преимущественное использование глагольных форм. Русскому языку, наоборот, свойственно более широкое использование действий и признаков, что проявляется в более частом, чем в английском, использовании существительных [Бреус…2009]. И суть переводческих трансформаций заключается в том, чтобы перевод для каждого языка осуществлялся особым способом, был выполнен правильно и близко к оригиналу. То есть переводческие трансформации являются незаменимым приемом перевода, так как с помощью них тексты адаптируются с особенностями родного языка.





1.6 Особенности при переводе исходного текста с русского языка на английский

В повседневной жизни мы чаще сталкиваемся с переводами с английского на русский, в то время как русско-английские переводы встречаются реже. Тем не менее, данное направление также очень важно. Возможно, такими переводами занимаются реже потому, что русский язык менее популярен, чем английский, а может быть и потому, что русский язык сложнее для перевода. Попробуем разобраться в этом вопросе. Безусловно, английский и русский языки значительно отличаются друг от друга: с лексической, грамматической, и, конечно, с фонетической стороны. Например, в русском языке грамматический контекст передается на уровне слова. Это означает, что в зависимости от контекста, слова видоизменяются путем склонения по падежам (Музыка – музыки-музыке), спряжения по лицам (лечу – летит - летят), изменением времени (рисую - рисовал) и т.д. Из - за того, что такие грамматические аспекты передаются за счет разных форм одного и того же слова, в русском языке нет строгого порядка слов в предложении. В английском же языке, в котором отсутствуют такие словоизменения, грамматическая окраска слова передается на уровне предложения. Для этого используется достаточно жесткий порядок слов в предложении. Обратимся к лексической стороне обоих языков. Для этого стоит проанализировать типологию английского и русского языков. Несмотря на то, что английский и русский относятся к одной и той же семье языков — индоевропейской, типология их морфологических систем в результате своеобразного исторического развития этих языков резко отличается одна от другой [Нелюбин, 2012]. Так, в английском языке подавляющее число слов, относящихся к знаменательным частям речи, представляют собой одноморфемные образования, в которых корневая морфема одновременно выступает как производящая основа и как самостоятельное слово, в то время как знаменательные слова русского языка обычно состоят из двух морфем — корневой и аффиксальной, реже из трех — корневой, основообразующего суффикса, образующего с корневой морфемой основу слова, и аффиксальной морфемы [Нелюбин, 2012]. Из всего сказанного следует, что словарный состав обоих языков относительно разный. Именно поэтому нужно использовать одни подходы при переводе с английского и совсем иные - при переводе с русского. Для того чтобы попытаться систематизировать особенности перевода с русского на английский, рассмотрим наиболее распространенные проблемы, возникающие при переводе с русского языка на английский, по мнению Бреус Е.В: 1. Выбор лексического соответствия вызывает трудности у начинающего переводчика, который уверен в единственном существующем эквиваленте русского слова в английском языке [Бреус…2009]. Такая проблема встречается очень часто. Дело в том, что многие переводчики (в основном начинающие) не всегда знают все значения слова. В качестве примера возьмем слово «удобный». Естественно, многие знают, что по-английски это будет звучать как «comfortable». Но не каждый догадается заглянуть в словарь и посмотреть, что слово «comfortable» обозначает «удобство пользования», а вот синонимичное ему слово «convenient» имеет значение «подходящий». И поэтому опытный переводчик увидит разницу между этими двумя понятиями, и будет употреблять их в разных предложениях и словосочетаниях. Следовательно, делая переводы с русского на английский, переводчик должен посмотреть все существующие значения, узнать в каком именно контексте употребляется то или иное слово. Такой тщательный выбор значения слова будет более понятен читателю и поможет понять атмосферу произведения лучше. 2. Перевод безличных русских предложений требует использования разнообразных конструкций. В русском языке, согласно определению Е.М. Галкиной-Федорчук, «безличными называются односоставные предложения, главный член которых не допускает обозначения субъекта действия в форме именительного падежа и называет процесс или состояние независимо от активного деятеля» например: «Быть грозе. Мне дремлется» [Баранов, 2003: 76]. Все эти предложения не имеют подлежащего. В английском языке такое недопустимо. В отличие от русского, структура предложения английского языка жёстко ограничена: обязательно должны присутствовать и подлежащее, и сказуемое. Например, в русском языке мы скажем: «Рассвело». На английский уже переведем: «It is daylight». Для того чтобы в предложении было подлежащее, англичане вставляют местоимение «it», «this» или «there». Причем there используется для обозначения месторасположения, а в остальных случаях употребляется it. Например: Темно. – It is dark. = Its dark [Казакова, 2000]. Таким образом, в английском языке главное – структура предложения. Англичанам совершенно необходимо, чтобы все было упорядочено, чтобы обязательно было подлежащее и сказуемое, чтобы была структура в предложении, чтобы можно было вынести сказуемое перед подлежащим, задать вопрос. Именно поэтому перевод безличных предложений представляет собой трудность: их невозможно перевести слово в слово, и придется потрудиться, чтобы передать точный смысл предложения. 3.Перевод конструкций с отглагольным существительным. Известно, что для русского языка характерна тенденция к субстантивированию или опредмечиванию действий и процессов [Бреус…2009]. Следствием этой закономерности является большое количество отглагольных существительных в позициях субъекта, объекта и обстоятельства. В английском языке тенденция к опредмечиванию действий выражена менее отчетливо, и отглагольные конструкции в целом используются реже, чем в русском. При переводе это различие порождает необходимость в осуществлении ряда семантических преобразований [Бреус…2009]. Осуществить такое преобразование позволяет переводческий прием, который называется «развертыванием редуцированного предиката» [Бреус…2009]. Например, «Усилия профсоюза направлены на преодоление раскола в международном профсоюзном движении горняков. Our union is working towards overcoming the split in the international movement of coal miners' unions». В этом примере отчетливо видно, что в том случае, когда имя при отглагольном существительном выполняет функцию субъекта, оно легко преобразуется в подлежащее английского высказывания. Контекст при этом ограничивается самим глагольно-именным словосочетанием. Действительно, отглагольное существительное "усилия", выступающее в исходном русском высказывании в роли подлежащего, преобразуется в глагол "is working", а имя "профсоюз" — в подлежащее конечного высказывания "our union" [Бреус…2009] . Следовательно, при переводе таких конструкций, специалист должен точно уметь передать мысль, которая планировалась автором, и изменить конструкцию так, чтобы на иностранном языке она была понятной и грамотной. Очевидно, что указанные выше три случая, представляющие собой наиболее типичные трудности при переводе с русского языка на английский, не охватывают всего круга проблем данной области. Совершенствование навыков перевода с русского языка на английский процесс длительный, происходящий параллельно с бесконечным процессом освоения языка. Здесь нет предела совершенству, и для того, чтобы получить хороший результат, необходимо постоянно узнавать что - то новое о языке, пополнять свой словарный запас и быть в курсе всех тенденций развития языка. А еще надо как можно чаше практиковаться, чтобы выработать необходимые умения и стать специалистом своего дела.

1.7 Методика обучения переводу Согласно Чеботаеву, «перевод является особым видом речевой деятельности, обладающим признаками, характерными для речевой деятельности в целом, а также своими особыми чертами» [Чеботаев, 2006]. Он призван в максимальной мере приблизить двуязычную коммуникацию к естественной, одноязычной. Также следует подчеркнуть, что процесс перевода на всех этапах носит эвристический характер, но при этом он связан со сложными мыслительными операциями, которые основаны на лингвистических и когнитивных знаниях. Вместе с тем, процесс перевода носит целостный характер, и важно заметить, что все эти операции должны выполняться одновременно [Пассов, 2002]. Известно, что основная сложность перевода заключается в том, что любой его вид осуществляется на основе нескольких различных видов речевой деятельности. Последовательный перевод соединяет аудирование, запись и говорение. Синхронный перевод - аудирование и говорение при их одновременном осуществлении. Перевод с листа соединяет чтение, синхронизированное с говорением. Письменный перевод сочетает в себе чтение и письмо, как способ оформления перевода, если речь идет о зрительно-письменном переводе, и аудирование и письмо, если речь идет о письменном переводе на слух. Для того чтобы помочь учащимся лучше овладеть процессом перевода, нужно применять специальный комплекс упражнений, который бы развивал умения и навыки в данной дисциплине. Как утверждает Пассов, первое место при обучении переводу должны занимать коммуникативные упражнения. Сущность упражнений этого типа – «нерегулируемая, конкретно-ненаправляемая активизация языкового материала в условиях речевой практики при решении коммуникативных и содержательных задач» [Пассов, 2002: 21]. Их задача заключается в создании у учащихся умения выполнять необходимые коммуникативные действия, входящие в переводческий процесс. Такие действия могут осуществляться с помощью каждого из языков, участвующих в переводе, или в процессе самой межъязыковой коммуникации. Упражнения, требующие самостоятельных речевых действий, могут подразделяться на несколько основных типов [Пассов, 2002]. Рассмотрим данные типы упражнений подробнее. К первому типу относятся упражнения, которые требуют от обучаемых различных действий с единицами ИЯ и ПЯ [Комиссаров, 1997: 142]. Например: подбор эквивалентов, соотнесение значений, выбор нужной лексической единицы из ряда предложенных. Для демонстрации на практике, возьмем упражнение, предложенное Афанасьевой О.В. и Михеевой И.В. в учебнике «Английский язык» за девятый класс, при введении новой лексической единицы, а именно фразового глагола “to pick”. Ученикам предлагаются разновидности такого глагола: to pick at, to pick on, to pick out, to pick up. Глаголы введены с объяснением на английском языке. Например, to pick at - to eat only small amounts of a meal because you do not feel hungry и т.д. Далее находятся русские эквиваленты данных глаголов, которым нужно подобрать соответствия: «ковыряться в еде», «приставать», «разбираться», «поднимать, подвести, схватить» [Афанасьева, 2006]. То есть для того, чтобы познакомиться с новой лексикой, учащимся потребуются их переводческие навыки, а именно сначала им надо понять смысл слова при помощи объяснительного комментария, а затем подобрать нужный эквивалент. Конечно, данный тип упражнения направлен на введение нового лексического материала, но, тем не менее, он позволяет подключить и знания перевода, что в свою очередь дает нам право относить такой тип упражнений к переводческим. Вторая группа упражнений предполагает идентификацию и обсуждение учащимися переводческих трудностей, имеющихся в предлагаемых текстах [Комиссаров, 1997:144]. Общей целью таких упражнений является развитие умения осуществлять предпереводческий анализ. То есть учащихся можно попросить предположить, о чем будет текст, исходя из его названия или новых слов, представленных перед текстом, спросить, исходя из этого, с какими переводческими трудностями они могут столкнуться во время прочтения. Для того, чтобы внести ясность, обратимся к учебнику Биболетовой М. З., Трубаневой Н.Н. за седьмой класс «Английский с удовольствием». Ими предлагается короткий текст на тему «New Year Resolutions», после которого учащиеся должны ответить на вопросы [Биболетова, 2009]. Чтобы немного облегчить задания, для начала можно попросить учеников перевести название и подумать, с чем будет связан текст. Затем дать время на прочтение и предложить оценить свое понимание текста по пятибалльной шкале. После чего нужно спросить, какие трудности возникли при прочтении и понимании текста и разобрать их. Снова следует подчеркнуть, что такой тип упражнений часто используется при обучении чтению, но его также можно применять и при обучении переводу, без чего понять смысл текста невозможно. Потому такие упражнения можно использовать и для того, чтобы учащиеся могли прогнозировать предполагаемые трудности при переводе, сосредотачиваться на них и впоследствии – преодолевать. И, наконец, третью группу таких упражнений составляют задания по переводу разными способами одного и того же текста или предложения с русского языка на английский [Комисаров, 1997: 149].Такую деятельность можно организовать следующим образом: зачитать предложение и попросить учащихся перевести его различными способами, использую различные конструкции и лексические единицы. Например, при изучении темы «В аэропорту», можно зачитать учащимся следующие предложение и попросить перевести его: «Обычно в самолетах не разрешают курить». Естественно, что переводы будет звучать поразному, например: «Usually, it is forbidden to smoke in airplanes», «To smoke in airplanes is usually forbidden», «It is usually forbidden to smoke during the flight» и т.д. В итоге учителю следует объяснить возможные ошибки в неверных предложениях и выбрать лучший вариант. А школьники смогут проявить на практике свои переводческие навыки и умения. Согласно двум учителям английского и немецкого языков, Ахметовой Алсу Рамозановне и Мартемьяновой Валентине Григорьевне, в их статье «Упражнения в процессе обучения переводу» предлагаются иные типы упражнений. Они говорят, что особую роль в обучении переводческой деятельности играют упражнения, направленные на выработку таких абсолютно необходимых переводчику навыков, как девербализация, трансформация и переключение, а также на выработку у учащихся механизма билингвизма в целом [Ахметова…2006]. Рассмотрим отдельно каждый из типов упражнений. Упражнения, направленные на формирование навыка девербализации. (Освобождение воспринятой информации от языковых средств, форм и структур исходного языка). Чтение текста со счетом. Учащимся предлагается прочесть текст глазами при одновременном счете вслух, после чего необходимо пересказать содержание. Важно помнить, что начинать такие упражнения следует с чтения текстов на родном языке, а потом переходить на иностранные. Впоследствии, счет также следует усложнять. Также обращается внимание и на то, что, выбор языка для пересказа зависит от уровня подготовки учащихся. То есть, пересказ может быть выполнен как на родном, так и на иностранном языке. В заключении нужно добавить, что такое упражнение одновременно способствует развитию оперативной памяти и становлению навыков управления своим вниманием [Ахметова …2006]. Микрореферирование. Такой тип упражнения предлагает учащимся сделать сообщение в виде письменного текста объемом в 800 – 1000 печатных знаков, из которого они должны выписать ключевые слова, т.е. слова, несущие основную информацию. На эту работу выделяется небольшое количество времени - 6 – 7 минут (время постепенно сокращается). После этого текст убирается, а учащиеся должны устно предложить свои варианты пересказа всего сообщения, опираясь на записанные слова. Начинать упражнение рекомендуется с текста на родном языке, а потом на иностранном с его последующим переводом. Упражнение следует использовать и для формирования навыков и умений смыслового анализа текста с выделением ключевой информации [Ахметова…2006] . Фиксирование информации без слов. В процессе восприятия устного текста учащиеся фиксируют его содержание на бумаге при помощи тех или иных знаков, символов или рисунков, но ни в коем случае не прибегая к словам. Обозначения выбирают сами учащиеся. После прослушивания текста они восстанавливают его содержание, опираясь на придуманные ими символы или рисунки. Начинать работу с этим упражнением также следует с текстов на родном языке, а потом переходить на иностранный. Такое упражнение помогает легче усвоить содержание текста путем использования ассоциативных рисунков [Ахметова…2006]. Далее хотелось бы обратиться к такой группе заданий, как упражнения, направленные на формирование навыка трансформации. Упражнение в трансформации лексических единиц. Учащимся дан список слов и выражений, которым они должны найти синонимические замены. Например, вместо лексических единиц: «столица», «президент», «национальное собрание», учащиеся могут предложить: «главный город страны», «глава государства», «парламент» и т.п. Упражнение практикуется на начальном этапе обучения переводу на родном языке учащихся с постепенным переходом на иностранный. В итоге, такое упражнение формирует не только навыки трансформации, но и обогащает словарь учащихся [Ахметова …2006]. Упражнение в воспроизведении предложения. Для такого типа упражнения подбирается предложение, включающее не менее 8 – 10 слов. Учащиеся по очереди, начиная с каждого последующего слова, воссоздают это предложение. Также, такое упражнение может проводиться в форме игры, например: кто запомнит больше слов из предложения и воспроизведет их в нужном порядке, не допуская ошибок. Следовательно, таким путем не только вырабатываются умения трансформации, но и развивается навык овладения техникой устной речи как на родном, так и на иностранном языке [Ахметова…2006]. И, наконец, третья выделяемая группа упражнений - упражнения для формирования навыка переключения. Упражнение с числительными. Такое задание предусматривает диктовку на иностранном языке числительных, которые учащиеся записывают обычными арабскими цифрами. Преподаватель выбирает темп чтения, который должен постепенно увеличиваться, но не на одном уроке, а с каждым последующим. Числительные следует также усложнять: от двузначных к трехзначным, от количественным к порядковым, от простых чисел к дробям и т.д. Завершается серия числительных записями различных арифметических действий и даже решением примеров. После диктовки учащиеся читают свои записи на родном или иностранном языках. Это упражнение позволяют переводить числительные и примеры в уме на родной язык, что и вырабатывает различные пути перехода с одного языка на другой, формируя навык переключения [Ахметова…2006]. Синхронизированный перевод словосочетаний. Для этого упражнения отбираются наиболее употребительные по той или иной тематике словосочетания, которые называются учителем вразброс то на иностранном, то на родном языках. Словосочетания читаются сначала в замедленном, а потом в нормальном темпе и независимо от того, успевают ли учащиеся их переводить. Текст упражнения повторяется до тех пор, пока не достигнуты удовлетворительные результаты у всей группы. Набор словосочетаний от урока к уроку меняется с периодическим повторением нескольких из них. Более того, такое упражнение полезно делать и с разговорными клеше, которые таким образом будут усваиваются быстрее и более прочно, чем в других упражнениях [Ахметова…2006]. Формирование же механизма билингвизма сопровождается и работой над техникой речи, в процессе которой учащиеся упражняются в скороговорках на иностранном языке, в подборе эпитетов к существительным, в произнесении коротких речей по разным поводам и т.д. Параллельно вводятся и упражнения по переводу, причем письменный перевод, как отмечают авторы, практикуется в домашних упражнениях, а в классе следует преимущественно заниматься переводом с листа и абзацно-фразовым переводом [Ахметова…2006]. Следовательно, при выполнении таких упражнений, которые включают в себя перевод текстов с иностранного языка на родной и наоборот, школьники учатся осуществлять предпереводческий анализ текста и вырабатывать стратегию перевода, анализировать содержание и форму текста, выбирать приемы и методы перевода с учетом специфики переводимого материала, использовать стандартные и находить оригинальные переводческие решения. Так же, как было упомянуто выше, работа над переводом может проводиться и при коллективном участии всей группы. Такая работа сопровождается непосредственным обсуждением вариантов перевода и комментарием учителя по поводу типичных, а также специфических для конкретного текста переводческих трудностей. Таким образом, можно подытожить, что обучение переводу – трудный и требующий усилий процесс. При его обучении ставятся различные цели, главной из которых является развитие и формирование соответствующих навыков и умений, необходимых для осуществления любого вида перевода. И важную роль в формировании этих переводческих умений играют специально подобранные упражнения. Для того, чтобы учащиеся смогли овладеть переводческими навыками на уровне автоматизма, нужна постоянная тренировка и совершенствование в этой области знаний. Только в этом случае будет виден хороший результат.















Выводы по Главе 1

Как показало наше исследование, процесс перевода достаточно трудоемок. Полноценный перевод возможен только при правильном и глубоком понимании содержания подлинника. Немаловажно учитывать и форму подачи текста: если это стихотворение, его следует переводить как стих, рифмуя каждую строчку, если это научная статья, следует соблюдать каноны подачи материала – подбирать соответствующие формулировки, специальные термины. В таком случае, перевод будет достоверно воспроизводить и форму, и содержание оригинала, что сделает его адекватным и эквивалентным подлиннику. Кроме этого, основным методом оценки качества перевода выступает сопоставительный анализ исходного и переводного текстов. Главными критериями оценки качества перевода в таком случае являются адекватность и эквивалентность. Следует помнить, что два этих понятия различны. Эквивалентный перевод представляет собой перевод текста оригинала на одном из уровней эквивалентности, в то время как адекватный перевод – это перевод, который обеспечивает необходимую полноту межъязыковой коммуникации в конкретных условиях. Переводческая деятельность осуществляется в различных условиях и переводимые тексты весьма разнообразны по тематике, языку, жанровой принадлежности; переводы выполняются в письменной или устной форме, к переводчикам предъявляются неодинаковые требования в отношении точности и полноты перевода. Все эти различия, какими бы значительными они ни казались, не меняют сущности переводческого процесса, его общелингвистической основы. Любой вид перевода остается, прежде всего, переводом со всеми его особенностями, определяемыми соотношением языков. Особое внимание нужно обращать на существующие проблемы в процессе перевода для того, чтобы конечный результат был близок к оригиналу. Для решения таких проблем предлагается использовать разные переводческие трансформации: грамматические, лексические и лексико - грамматические, которые значительно облегчат процесс перевода, а его продукт сделают более понятным и достоверным. Помимо этого, многое зависит и от личности переводчика. Если он старается «идти в ногу со временем», следит за развитием языка, серьёзно относится к своей работе, то, естественно, его переводы будут полезны для общества, так как будут нести в себе огромную ценность. И наоборот: если переводчик пользуется устарелыми материалами, торопится в работе, это приведет к тому, что его результат будет недостоверным и ошибочным, что в дальнейшем может привести к разным проблемам и сложным ситуациям. Таким образом, необходимо сказать, что перевод требует больших усилий от переводчика, и для того, чтобы хорошо выполнить его на практике, необходимо знать и теоретические основы перевода. Только в этом случае результат будет успешным, а дальнейшая работа с переводческими материалами – легкой. К сожалению, процессу и технике перевода не всегда уделяется достаточно внимания. Обучение английскому языку в школах направлено на овладение четырьмя основными видами речевой деятельности: аудирование, письмо, говорение и чтение. Между тем перевод является важным звеном в каждой из этих составляющих. Таким образом, чтобы повысить уровень владения переводческой деятельностью, нужно разрабатывать различные комплексы упражнений и уделять переводу больше времени, так как только в этом случае учащиеся смогут овладеть данным видом речевой деятельности на хорошем уровне.



Глава 2. Анализ переводов рассказов А.П. Чехова на английский язык

2.1 Особенности перевода рассказов А.П. Чехова Известно, что наиболее сложными для перевода на английский язык являются классические произведения, так как в них представлен образ жизни, уклад, философия русского народа, часто описываемые словами, эквиваленты которым трудно подобрать на иностранном языке. Ярким примером таких произведений можно считать рассказы А. П. Чехова: они насыщенны особым юмором, иронией, подтекстом, для выражения которых Чехов часто использует исконно русские слова со скрытым смыслом. Среди объективных трудностей — несовпадение русских и английских реалий и соответствующей им лексики. Например, нелегко поддаются точному переложению на английский такие понятия, как «мещанин», «общественный человек», «светлая личность» [Ряполова, 2012] . На первый взгляд, они простые, но могут быть по - настоящему раскрыты только в контексте русской жизни. При этом они являются обязательным звеном для понимания рассказов Чехова. Кроме того, основной сложностью при переводе чеховских рассказов может оказаться перевод говорящих фамилий: Очумелов, Хрюкин, Унтер - Пришибеев и т.д. Все эти фамилии несут в себе скрытый характер героя, его сущность, но зачастую это невозможно передать на английский язык, что, к сожалению, лишает рассказ глубокого смысла и ярких образов. Несомненно, влияют на перевод и стереотипные представления о другой нации. Известно, что в отличие от англичан, говорящих простыми конструкциями, русская речь очень эмоциональная, насыщенная различными сложными конфигурациями. Так и речь персонажей Чехова отражает специфику того времени, характеризует определенный тип людей, их особенности и обладает необыкновенным стилем [Ряполова, 2012]. Таким образом, чеховские рассказы действительно достаточно трудны для перевода. И, чтобы интерпретировать их как можно ближе к оригиналу, необходимо учитывать все особенности русской культуры, речи, образа жизни, времени и места описываемых событий. Только в этом случае переводы произведений Чехова А.П. будут иметь значение для мировой культуры. С целью демонстрации особенностей перевода чеховских рассказов, рассмотрим несколько вариантов интерпретации его произведений, выполненных различными переводчиками.

2.2 Анализ переводов рассказа «Душечка» Для сравнения возьмем два перевода наиболее известного рассказа «Душечка», выполненные Ольгой Шартце и Джесси Каулсон. Впервые рассказ был опубликован в 1899 году. Героиня рассказа – Оленька, Ольга Семеновна, которую все называют душечка – постоянно ощущает потребность кого-то любить, потому как без привязанностей к кому-либо в жизни Оленьки наступает пустота, одиночество. [Кузнецова…2013]. Конечно, в первую очередь хотелось бы обратить внимание на название рассказа. Как утверждает Кузнецова М.В.: «Душечка – это определение, которое дает героине не сам автор, а знакомые Оленьки и ее первый муж [Кузнецова… 2013]. Причем такую оценку люди дают героине исключительно под влиянием ее внешности: «Глядя на ее полные розовые щеки, на мягкую белую шею с темной родинкой, на добрую наивную улыбку…гостьи-дамы не могли удержаться, чтобы вдруг среди разговора не схватить ее за руку и не проговорить в порыве удовольствия – душечка!» [Чехов, 2012: 264]. Еще более ироничный окрас приобретает слово чуть позже, когда первый муж Оленьки Кукин произносит его в первый и последний раз в рассказе: «И когда он увидел как следует ее шею и полные здоровые плечи, то всплеснул руками и проговорил – Душечка!» [Чехов, 2012: 264]. Душечка – 1) приятный, милый человек; 2) употребляется как фамильярно-ласковое обращение к мужчине или женщине В современных словарях за этим словом закрепилось еще одно значение: «употребляется как характеристика типа женщины, которая любит мужа или мужчину, находящегося рядом с нею, беззаветно предана ему и видит в нем идеал совершенства, поскольку собственного представления об идеале у нее нет» [Кузнецова… 2013]. Очевидно, что это значение сформировалось на базе чеховской «Душечки». Словарь Merriam-Webster дает следующие определения слова darling: 1) a dearly loved person; 2) favorite; 3) very pleasing [Merriam-Webster, 2014]. В свою очередь Oxford Dictionary приводит следующие определения данного слова: 1) beloved; 2) pretty, charming [Oxford Dictionary, 2014]. Таким образом, darling – это дорогая, любимая, замечательный человек, прелесть, душка, баловень, любимец [Кузнецова… 2013]. С одной стороны, семантически душечка и darling частично совпадают, то есть можно говорить об их частичной эквивалентности. Но, к сожалению, ироничный смысл заглавия частично утрачен при переводе. Кроме того, в переводе потеряно как таковое понятие «душа», присутствующее в слове «душечка». Тем не менее, оба автора перевода выбрали наиболее подходящее и близкое по смыслу название для рассказа [Кузнецова… 2013] . Далнн перейдем к содержанию переводов. Для того, чтобы увидеть разницу в них, попробуем выделить различные приемы перевода, которыми пользовались Каулсон и Шартце, или обратить внимание на то, что было изменено переводчицами. Наибольшую трудность вызвал перевод реалий. Уже во вступлении обоих переводов видны некоторые расхождения. Например, оба переводчика по – разному передают слово «крылечко» в предложении «Оленька, дочь отставного коллежского асессора Племянникова, сидела у себя во дворе на крылечке, задумавшись…» [Чехов, 2012: 263]. Именно уменьшительно – ласкательный статус слова делает его русской реалией, так как во многих русских песнях, сказаниях и былинах, авторы редко называют «крылечко» «крыльцом», потому что «крылечко» - это часть дома, а дом – это любимое место, поэтому все, что с ним связано, старались называть нежно. Ольга Шартце переводит его как «porch», в то время как, Джесси Каулсон передает это слово как «veranda» [Chekhov, 2008: 323], [Чехов, 2012: 545]. Таким образом, можно заметить, что два разных слова создают разные образы в сознании читателя. «Porch» более близко к оригиналу, нежели «veranda», потому что сам Чехов пишет о том, что «Оленька сидела на крылечке», а именно, как свойственно русскому народу, на ступеньках, ведущих в дом. Каулсон же использует иностранное слово «veranda», что немного искажает образ, представление читателя, так как «verandais a roofed platform along the outside of a house, level with the ground floor» [Oxford Dictionary, 2014]. То есть для русской культуры «веранда – это крытая терраса», что было свойственно зажиточным, обеспеченным людям, а Оленька не была из таковых, это подчёркивает и Антон Павлович, поясняя, что девушка происходит из семьи «коллежского асессора» [Чехов, 2012]. Коллежский асессор - чин невысокого класса, обычно люди, носившие данный чин, являлись заседателями в казенных палатах, их работа высоко не оплачивалась, поэтому богатыми они не были. Следовательно, им было не свойственно иметь в домах веранды. Важно остановиться и на переводе этого чина. Обе переводчицы подбирают одинаковые эквиваленты «Collegiate Assessor». Конечно, такое словосочетание не раскрывает всей сущности чина. При помощи данной интерпретации почти невозможно донести до иностранного читателя, что таким образом Чехов хотел показать, что Ольга Семеновна не была обеспеченной женщиной, а происходила родом из «простого, низкого» класса. Также интересным для анализа можно считать описание «субботних обедов» Пустовалова и Оленьки. [Чехов, 2012]. Главным образом, нужно обратить внимание на то, как переводчики интерпретируют исконно - русские слова «самовар», «борщ» и «баня». При переводе слова «самовар» и Шартце, и Каулсон прибегают к приему «транслитерации», побуквенному копированию графических символов, что позволяет читателю более ярко представить образ русского быта. Однако, уже при переводе слова «борщ», Шартце просто подбирает эквиваленты: «beet soup», что в переводе означает «свекольный суп» [Chekhov, 2008: 329]. То есть, переводчик интерпретирует эту лексическую единицу в верном направлении, но не передает того «русского духа», о котором пишет Чехов. Каулсон же снова использует прием «транслитерации», и «борщ» также звучит на английском – «borshch» [Чехов, 2012: 550]. Таким образом, можно заметить, что в переводе Каулсон, читателям удается лучше окунуться в русскую культуру, познакомиться с традиционным блюдом. Но, к сожалению, при переводе слова «баня», обе переводчицы обращаются к английскому «bathhouse» [Чехов, 2012:551], [Chekhov, 2008: 330]. Так, читатель может интерпретировать это слово как «дом для помывки», что не раскрывает полного значения «русской бани» (наличие русской печи, пара и веников). А так как «баня» является одним из главных символов русской культуры, переводчицам следовало бы и в этом случае использовать прием «транслитерации», чтобы полностью описать читателю русскую атмосферу. Затем, хотелось бы перейти к тому, как Каулсон и Шартце справились с переводом имен собственных, а именно их уменьшительно – ласкательных форм. Ольге Семеновне, Душечке, было свойственно называть своих возлюбленных такими ласкательными формами, как Васечка, Володечка, Ванечка [Чехов, 2012]. Да и само имя главной героини часто звучит в тексте как Оленька. Естественно, Чехов использует этот прием для того, чтобы передать нежные чувства Душечки, подчеркнуть, с какой любовью и лаской она относилась к своим мужьям. Возвращаясь же к переводам Шартце и Каулсон, мы видим, что обе переводчицы, снова прибегают к приему транслитерации, и поэтому имена героев звучат так: Vasechka, Vanechka, Volodechka [Чехов, 2012], [Chekhov, 2008]. Английскому языку не свойственны уменьшительно-ласкательные суффиксы, и поэтому данная форма слова будет совершенно не понятна читателю. Возможно, он (читатель) подумает, что это какие-то новые персонажи с достаточно необычными именами, но то, что в виду имеется один и тот же герой – совсем не ясно, ведь до этого Чехов называет своих героев лишь по фамилиям. Возможно, для того, чтобы предать ту ласковую окраску обращениям, следовало бы давать пояснения к именам, например: « Kukin, whom she often called Vanechka…». С одной стороны это бы упростило понимание содержания, но не объяснило бы иностранному читателю, что так по – русски звучат ласковые формы имен. Чтобы все - таки придать имени нежную форму обращения, можно было бы добавить к самому имени прилагательное, например: «my lovely Vanechka». Прием такого лексического добавления, облегчил бы понимание контекста. Таким образом, мы видим, что перевод таких лексических единиц достаточно труден, и для того, чтобы передать их суть, переводчику следует тщательно выбрать прием перевода, чтобы приблизить читателя к оригиналу. Но еще более трудными для перевода можно считать говорящие фамилии. Ведь только русскому человеку будет понятно, что Антон Павлович не просто так дал персонажам рассказа «Душечка» такие фамилии. Первый муж Оленьки, антрепренёр Кукин, был человеком «некрасивым, неказистым и больным». Об этом говорит и его «простоватая», даже несколько насмешливая фамилия: считалось, что успешные актеры и деятели искусства должны носить более благозвучные и благородные фамилии. Кукин – звучит не то, что просто, но даже несколько глуповато, иронично, сравнимо с русским словом «кукиш», то есть – ничего. Следующий муж Оленьки, управляющий лесом – Пустовалов. Его фамилия также говорит о многом: возможно, этот человек «впустую» свалил много деревьев, лишь бы заработать больше денег. Также Пустовалова можно интерпретировать как человека, много говорящего попусту о незначительных, не важных или даже глупых вещах, но, на его взгляд, весьма умных, значительных и интересных. Так же и третий муж Оленьки – ветеринар Смирнин может быть охарактеризован, как человек со слабой волей, который «плывет по течению», не пытаясь изменить свою жизнь в лучшую сторону. Он в ссоре с женой, ему не нравится это положение, но он не делает ничего, что могло бы изменить ситуацию [Чехов, 2012]. Таким образом, следует подчеркнуть, что в таких фамилиях скрыт авторский акцент, смысл, который помогает глубже понять личность и сущность героя. При переводе на английский язык, и Шартце, и Каулсон не изменяют фамилии персонажей, передавая их так, как задумал автор. С одной стороны – это верный и единственный способ передачи фамилий, ведь только он помогает полностью соответствовать оригиналу и не вносить «личное» в переводимый текст. Но с другой стороны, можно было бы воспользоваться приемом «добавления», попытаться дать личную характеристику персонажа, раскрыть все стороны его поведения и личности. Далее следует остановиться на грамматических заменах, к которым порой прибегают переводчики. Шартце в своем переводе меняет цель высказываний. Чехов пишет: «Какой ты у меня славненький!...Какой ты у меня хорошенький!» [Чехов, 2012: 265]. Перевод Шартце звучит следующим образом: «Doesnt my hubby look nice and sweet?... Doesnt my hubby look pretty?» [Chekhov, 2008:326]. В то время как Каулсон оставляет предложения утвердительными и восклицательными: «What a dear sweet person you are!… You are so handsome! » [Чехов, 2012: 548]. Сравнивая такие переводы, нужно сказать, что ближе к оригиналу оказалась Джесси Каулсон, ее перевод более адекватен к исходному тексту, потому что русскому языку времени Чехова, вопросительные предложения с утвердительной окраской не были свойственны, и даже могли казаться немного странными. Впоследствии нужно остановиться на моменте, когда Оленька узнает о смерти своего первого мужа Кукина через телеграмму. Чехов описывает это так: «Иван Петрович скончался сегодня скоропостижно сючала ждем распоряжений хохороны вторник» [Чехов, 2012: 266]. Такие опечатки автор оригинала вносит не случайно: во - первых, чтобы показать, что смерть Кукина действительно была неожиданной, и отправлявший телеграмму торопился, поэтому были допущены такие глупые ошибки в словах; во – вторых, эта телеграмма, сделавшая Душечку глубоко несчастной, содержит нелепо - смешные слова “сючала”, “хохороны”. Эти “хохороны вторник” странно повторяют ранее уже связанный с Кукиным мотив. Свой монолог с жалобами на судьбу он произносил во второй день разговоров с Оленькой “с истерическим хохотом”. Как будто эхом-повтором с того света звук этого кукинского истерического хохота отозвался в телеграмме [Кузнецова…2013]. Возвращаясь к переводам, нужно заметить, что данный отрывок выполнен по - разному. Но обе переводчицы компенсировали игру слов при помощи приема модуляции в сочетании с переводом на уровне графем и уровне слова. Перевод Шартце звучит следующим образом: «IVAN PETROVICH DIED SUDDANLY THIS NORMING AWAITING YOUR INSTRUCTIONS GUMERAL TUESDAY» [Chekhov, 2008:327]. Каулсон же интерпретирует телеграмму так: «Ivan Petrovich passed away today suddenly nycally await instructions fuferal Tuesday» [Чехов, 2012:548]. Таким образом, мы видим, что оба переводчика сделали ошибку в слове «funeral» (похороны), как и у Чехова, но это не передает той иронии, которую задумал автор оригинала. Возможно, для того, чтобы немного приблизиться к чеховскому приему, следовало бы просто добавить к слову «funeral» дополнительную букву «n», что дало бы ошибку - «funneral», которую можно перевести как «забавные похороны», так как в это лексической единице появляется слог «fun», обозначающий «веселье», но в целом напоминает слово «funeral». Другая же опечатка более удачно выполнена Каулсон, так как достаточно сложно понять, что имелось в виду под «nycally», как и у Чехова «сючала» не выражает ничего особенного. Шартце же допускает ошибку в слове «norming», но читателю легко догадаться, что имелось в виду «morning».То есть, она вносит что-то свое, чего нет у Чехова. Но оба перевода выглядят достаточно неплохо, потому что не сильно искажают смысл исходного текста. При дальнейшем рассмотрении переводов важно не упустить такой момент, как сохранение полноты предложения. В продолжении рассказа Оленька выходит замуж за Пустовала, который «управляет лесным складом купца Бабакаева» [Чехов, 2012: 267]. С этого момента Ольга Семеновна начинает вести разговоры о лесостроительных материалах и тарифах на лес. То есть, ее речь наполняется разными терминами, относящимися к лесному хозяйству: «балка, кругляк, тес, шалевка, безымянка, решетник, лафет, горбыль…» [Чехов, 2012: 267]. Ольга Шартце дает этим словам следующие англоязычные эквиваленты: «log, beam, board, truss, cleat, lath», в то время как Каулсон, переводит такие слова как : «baulk, lath, joist, tie-beam» [Chekhov, 2008: 328], [Чехов, 2012: 549]. Таким образом, можно подчеркнуть, что обе переводчицы просто подбирают синонимы и эквиваленты чеховской цыпочке слов, но их количество не соответствует оригиналу, так как Чехов употребляет русские реалии, такие как « безымянка, шелевка», которые отсутствуют в английском языке. Тем не менее, можно отметить, что в данном случае более успешно с переводом справилась Ольга Шартце. Хотя она и не подобрала всевозможные интерпретации, ей почти удалось сохранить количество переводимых слов, уменьшив их всего на два, в отличие от Каулсон, которая использовала всего четыре лексические единицы вместо восьми. Известно, что сохранение полноты предложений, высказываний также является не маловажным аспектом перевода; в данном случае Чехов использует прием перечисления, для того, чтобы показать, как быстро Оленька поддавалась влиянию нового мужчины, пополняя свой лексикон новыми словами, не всегда понимая их значения. То есть, можно сделать вывод о том, что Ольга Шартце более удачно проанализировала данный отрывок и перевела его в соответствии с оригиналом. Продолжая анализировать переводы рассказа «Душечка», стоит обратиться к описанию поведения Оленьки и Пустовалова по его возвращении из командировки. Антон Павлович пишет следующее: «…и оба вздыхали, и покачивали головами, и говорили о мальчике,…и молились…» [Чехов, 2012: 268]. Очевидно, что Чехов использует прием «многосоюзия» или «полисиндетон». Автор обращается к такому стилистическому средству для того, чтобы усилить впечатление общности перечисляемого. То есть, в этом случае, многосоюзие подчеркивает роль каждого из слов, делает речь более эмоциональной. При анализе обоих переводов можно заметить, что одна из переводчиц, а именно Шартце, упускает один повторяющийся союз и ее перевод звучит следующим образом: «… and they both signed, shook their heads and talked about the little boyand prayed…» [Chekhov, 2008: 330]. Из приведенного примера видно, что утеря всего лишь одного союза «и» сказывается на всей эмоциональной окраске предложения: оно уже не звучит так, как у Чехова. Здесь как бы не хватает «лишней паузы» перед глаголом «shook», и поэтому значение данного слова кажется уже не слишком важным. В отличие от Шартце, Каулсон сохраняет все союзы: «…and both signed, and shook their heads, and talked about the boy, and prayed…» [Чехов, 2012: 551]. Это позволяет сохранить чеховскую структуру предложения и оставить его таким же эмоциональным, как и у автора оригинала. Можно сделать вывод: в данном случае перевод Каулсон является более эквивалентным и адекватным, что позволяет донести задуманный смысл и эмоциональность до читателя в том виде, в котором это задумывалось самим Чеховым. Затем следует обратить внимание на использование таких стилистических средств, как «ономатопея» и «символизм». В самом конце рассказа Чехов пишет: «И черная кошечка лежит у нее под боком и мурлычет: «Мур, мур, мур…» [Чехов, 2012: 274]. В данном случае можно заметить некий символизм рассказа: Чехов как бы «между строк» сравнивает Ольгу Семеновну и кошечку: что Ольге, как и кошке, нужен «хозяин», рядом с которым она будет чувствовать себя комфортно и защищенно, и на кого ей можно будет выплеснуть все свою любовь. Также неслучайно Чехов использует прием ономатопеи, воспроизводя урчание кошки. Известно, что когда кошкам хорошо, они урчат. Так и Оленька - душечка, каждый раз при новом муже «словно урчала», выражая, таким образом, ощущение комфорта и уюта. Возвращаясь к переводам этого отрывка, хотелось бы снова заострить внимание на их различии. Джесси Каулсон пишет: «The black cat lies close to her side and purrs: «Prr, prr, prr» [Чехов, 2012: 556]. В то время как Ольга Шартце дает следующий перевод: «The little black cat lay purring close beside her…» [Chekhov, 2008: 338]. Анализируя данные отрывки переводов, отметим, что перевод Каулсон звучит эффектнее, так как она старается воспроизвести текст на уровне языковых знаков. То есть, она снова передает смысл ближе, и более того, старается передать ту же атмосферу, которая задумывалась Чеховым. Перевод Шартце также звучит достаточно неплохо, но не хватает именно этой маленькой детали, которая помогает сравнить урчание кошки с «урчанием» Ольги Семеновной. Перейдем к другому слову в данном отрывке: Чехов специально пишет «кошечка», а не «кошка». Этим он как бы снова олицетворяет Душечку, представляя ее именно как «кошечку» - домашнее, уютное существо, которое не любит выходить из дома, которой уютно в своем маленьком мирке. Если бы Чехов написал, что рядом с ней лежала «черная кошка», это бы звучало уже дисгармонично, не передавало бы нежности и трогательности. И в этом случае Ольга Шартце более удачно подбирает интерпретацию: именно она пишет «the little black cat», когда Каулсон, в свою очередь, просто переводит «black cat» [Chekhov, 2008: 338], [Чехов, 2012: 556]. Конечно, перевод не теряет от этого смысл, но Шартце лучше удается подчеркнуть сравнение Оленьки именно с «домашней кошечкой», а не с простой «черной кошкой», которая не представляет собой ничего особенного, милого и душевного. Также важным является и анализ временных форм, которые переводчицы используют в своих интерпретациях. Сам Чехов описывает все события в прошедшем времени, за исключением последнего периода жизни Оленьки. Приведем в пример несколько предложений, взятых из заключительной части рассказа: «Каждое утро Оленька входит в его комнату; он крепко спит, подложив руку под щеку, не дышит… Она останавливается и смотрит ему вслед, не мигая, пока он не скрывается в подъезде гимназии… Проводив Сашу в гимназию, она возвращается домой тихо, такая довольная, покойная, любвеобильная; ее лицо помолодевшее за полгода, улыбается, сияет…» [Чехов, 2012: 274] (Речь идет о последней привязанности Оленьки, маленьком сыне ее последнего мужа, о котором она теперь заботится.) Мы видим, что Антон Павлович использует настоящее время. Это можно связать с тем, что Чехов как бы подводит итог жизни Оленьки: рассказывает, с чем она осталась, о ком заботится, кого теперь любит. Для сравнения возьмем те же предложения в переводах. Каулсон пишет: « Every morning Olenka goes into his room; he is sound asleep with his hand under his cheek, his breathing imperceptible…She stands and watches him without taking her eyes off him until he vanishes under the school entrance… When she has taken Sasha to school, she goes quietly home, happy, peaceful, and overflowing with love; her face has grown younger in the past half-year and is radiant and smiling…» [Чехов, 2012: 556]. Шартце дает иной вариант перевода «Every morning she came into his room: he was fast asleep, breathing lightly, cheek pillowed in a palm…She stopped and stared without blinking after him until he entered the school yard and was seen no more… Having taken Sasha as far as the school, she returned home unhurriedly, feeling so content, untroubled and loving; her smiling face, which had come to look much younger in the last six months, was radiant ….» [Chekhov, 2008: 337] Легко просматривается , что в переводе Шартце, этот период описывается в прошедшем времени, а Каулсон старается соответствовать Чеховской манере изложения и использует для своего перевода также настоящее время. Конечно, смысл рассказа сильно не меняется от этого, но, хочется заметить, что перевод Шартце таким образом звучит немного незаконченным. Читатель как бы ждет, что это не конец, что в жизни Душечки еще будут привязанности, случится что – то интересное. Каулсон же, следуя Чехову, «оставляет читателя вместе с Оленькой», благодаря чему читающим понятен итог жизни Ольги Семеновны. Она как бы рисует картину событий прямо перед читателем, позволяя ему представить происходящее, так же, как это делает Антон Павлович. Поэтому, перевод Каулсон смотрится выигрышнее, чем перевод Шартце, так как он соответствует оригиналу с точки зрения совпадения временных форм, благодаря чему передает задуманный Чеховым эффект. Так же необходимо проанализировать и то, что в одном из предложений, переводчицы подбирают лексические единицы с разным оттенком, а также используют прием лексического добавления, что, несомненно, влияет на перевод. Чехов пишет: «Вдруг сильный стук в калитку» [Чехов, 2012:274]. «Suddenly, one night, there was a loud banging on the gate» - переводит Шартце [Chekhov, 2008: 337]. Каулсон же интерпретирует иначе: «Suddenly there is a loud knock at the wicket-gate» [Чехов, 2012: 556]. Во - первых, это предложение интересно с точки зрения того, что Шартце использует прием лексического добавления, дописывая «one night». Чехов этого совершенно не предусматривает. Если читать далее, по контексту можно понять, что Антон Павлович, просто описывает один из страхов Оленьки, который периодически может повторяться. Перевод же Шартце в данном случае указывает на конкретный случай. Таким образом, перевод Шартце немного теряет тот смысл, который задумывался автором оригинала: его цель была показать читателю, что Оленька настолько боится потерять очередную свою привязанность, что периодически ей мерещатся разные вещи, которых она опасается. В переводе же Шартце, читателю может показаться, что данный случай происходил наяву, только один раз. Это и искажает задуманный смысл. Интересным моментом в данном предложении может показаться и то, что обе переводчицы используют различные лексические единицы для перевода словосочетания «сильный стук». И Шартце, и Каулсон подбирают прилагательное «loud» для «сильный», что достаточно понятно описывает нужный эффект. По – разному переводчицы подбирают эквивалент для слова «стук». Каулсон отдает предпочтение английскому «knock». Словарь Oxford Dictionary дает следующее определение этому понятию: «A sudden short sound» [Oxford Dictionary, 2014]. Прибегая к помощи англо - русского словаря, можно увидеть следующие определения этого слова: «стук; удар; толчок» [Мюллер, 2014]. Мы видим, что данная лексическая единица не имеет никакого оттенка, она просто передает значение с одного языка на другой. По иному подходит к переводу Ольга Шартце. Она использует английский вариант «banging» для слова «стук». Снова обратимся к словарям. Oxford Dictionary дает определение: «A sharp blow causing a sudden, loud noise» [Oxford Dictionary, 2014]. Словарь Мюллера трактует эту лексическую единицу следующим образом: «сильный, громкий удар; внезапный громкий шум» [Мюллер, 2014]. То есть, слово стук в такой коннотации приобретает некий оттенок, усиливает значение слова. Читателю представляется не просто стук в дверь, а достаточно сильный удар. Кроме этого, следует обратить внимание и на то, что Шартце прибегает к использование такого средства как ономатопея. По - английски слово «bang» как бы воспроизводит звук сильного удара, отсюда и значение слова. Таким образом, можно подчеркнуть, что Шартце в данном случае удается лучше создать, передать такой звук, благодаря чему читателю будет легче представить и понять, что имел в виду автор. По проведённому анализу двух переводов, выполненных Ольгой Шартце и Джесси Каулсон, можно отметить, что оба перевода являются эквивалентными и адекватными, то есть они воспроизводят полное содержание текста, передают смысл, соответствуют жанрово – стилистическим, прагматическим и языковым нормам. Однако, лучше передать традиции русской культуры, русского быта получается у Каулсон. Именно в ее переводе чаще встречаются слова, которые помогают читателю лучше понять и представить реалии русской жизни; это такие слова, как «borshch», «papa», «samovar». Более того, Джесси Каулсон лучше удается передать эмоционально – стилистический окрас текста: она не изменяет структуры предложений, не превращает вопросительные предложения в восклицательные, старается сохранить все союзы, с помощью которых иногда Чехов достигает нужного эмоционального эффекта. Но есть и отдельные моменты, которые лучше удались Ольге Шартце. Она, в отличие от Каулсон, старается подобрать эквивалент к каждому переводимому слово, сделав, таким образом, текст рассказа более полным. В добавлении к этому, Шартце реже заменяет имена собственные на местоимения, благодаря чему у читателя складывается более яркий образ героя, лучше запоминаются действия, связанные с ним. Подводя итог вышесказанному, можно сделать вывод о том, что, перевод был бы более успешным, при слиянии методик и приемов обеих переводчиц, то есть при объединении двух переводов в один. Следовало бы выделить наиболее удавшиеся места того или иного перевода и объединить их в одном переводе. В таком случае, перевод был бы еще более близким к оригиналу, с отражением всех важных моментов, которые в нем описываются.

2.3 Анализ переводов рассказа «Дама с собачкой» Следующий анализ перевода продемонстрируем на еще более известном рассказе Антона Павловича Чехова «Дама с собачкой». Так же, как и при анализе рассказа «Душечка», попробуем выделить наиболее трудные моменты для перевода. Авторами перевода на этот раз являются Иви Литвинов, и уже упомянутая выше Джесси Каулсон. Рассказ «Дама с собачкой» повествует о вспыхнувшем курортном романе между Дмитрием Дмитриевичем Гуровым и Анной Сергеевной фон Дидерец, который продолжился после их возвращения домой. Анализ рассказа хотелось бы снова начать с его названия. У Чехова он звучит как «Дама с собачкой» [Чехов, 2012: 275]. Такое название очень символично, так как по прочтению рассказа мы узнаем его главную героиню – Анну Сергеевну и понимаем, что не спроста рассказ назван именно так. Чехов описывает Анну Сергеевну, как «хрупкую, нежную и болезненную женщину», при которой была ее маленькая собачка – шпиц. Сопоставление этих двух созданий не случайно, так как они как бы «дополняют» друг друга. Чехов проводит некое сравнение: и дама, и собачка – маленькие, изящные; Анна Сергеевна предпочитает белый цвет в одежде, и окрас ее шпица тоже белый. Создается впечатление, что дама и собачка неотделимы друг от друга. Переводы названия звучат следующим образом: Каулсон пишет: «The Lady with the Little Dog», в то время как Литвинов предлагает следующий перевод: «The Lady with the Dog» [Чехов, 2012: 557], [Chekhov, 2008: 339]. Сразу можно заметить, что название Каулсон больше соответствует оригиналу, потому что с помощью прилагательного «little» в воображении читателя рисуется образ маленькой собачки. Кроме этого, такое название Каулсон помогает окунуть читателей в русскую культуру, так как в то время частым явлением были «дамы с собачками», было модно иметь при себе болонку, шпица, но ни в коем случае собаку больших размеров. В этом плане Литвинов «проигрывает» Каулсон. Его название можно перевести как «Дама с собакой», что даже звучит немного грубо. Читателю будет труднее представить, о чем пойдет речь, и такой перевод названия не совсем четко будет объяснять смысл, который Чехов заложил в свое название: а именно, хотелось бы напомнить, «собачка» как бы является символичным образом, который в некоторой степени характеризует главную героиню. Следовательно, можно сделать вывод: перевод Каулсон более эквивалентен, так как смысл ее названия максимально приближен к оригиналу. Далее следует проанализировать достаточно интересный момент в рассказе, а именно описание жены главного героя, Гурова. В интерпретациях рассказа, оба переводчика используют прием генерализации. Антон Павлович пишет: «Она много читала, не писала в письмах «ъ», называла мужа не Дмитрием, а Димитрием, а он в тайне считал ее недалекой, узкой, неизящной, боялся ее и не любил бывать дома» [Чехов, 2012: 275]. В переводе Литвинова это предложение звучит следующим образом: «She was a great reader, she used the new orthography in her letters, and called her husband “Dimitri” instead of “Dmitri”; and though he secretly considered her shallow , narrow – minded, and inelegant , he stood in awe of her, and disliked being at home»[Chekhov, 2008: 339]. Каулсон же пишет: «She read a great deal, believed in spelling reform, and called her husband not Dmitri but Dimitri, and he privately considered her unintelligent, narrow-minded, and inelegant, was afraid of her, and disliked being at home» [Чехов, 2012 :557]. Хочется обратить внимание, на фрагмент «…не писала в письмах «ъ», потому что всем известно, что английский и русский алфавиты различны, и, естественно, в английском алфавите отсутствует такая буква, как «ъ». Оба переводчика же использовали прием генерализации, то есть, можно сказать, передали цель и смысл оригинала, расширив отсутствующее в английском языке явление с помощью измененного контекста. Важно заметить, что данный прием достаточно неплохо проясняет суть предложения, и читателю будет легко представить себе жену Гурова. Менее удачным у обоих переводчиков выполнена передача части предложения: «называла мужа не Дмитрием, а Димитрием». Мы видим, что и Каулсон, и Литвинов прибегли к приему транслитерации, побуквенном переводу, что в данном случае с одной стороны – хороший способ, так как переводчики стараются в полной мере соответствовать оригиналу, но с другой стороны, можно было бы дополнить эту часть предложения с помощью переводческого комментария, во – первых, для того, чтобы познакомить иностранцев с русским именем Дмитрий, а во – вторых, чтобы им (читателям) была понятна суть этого отрывка. Например , «called her husband not Dmitri, how it usually sounds in Russia, but Dimitri, to make the name sound archaic ». В таком случае стало бы понятным, что Чехов хотел обратить внимание читателя на манеру говорения жены Гурова, а именно на то, что этой женщине хотелось, чтобы все ее слова звучали весомо и необычно, чтобы произвести должный эффект на собеседников. Продолжая рассматривать интересные моменты в переводах, нужно остановиться на следующем эпизоде, где автор использует прием лексического повтора. В оригинале Чехова присутствует следующая реплика, принадлежащая Гурова, который таким образом характеризует женщин: «Низшая раса!» [Чехов, 2012: 276] После чего, Чехов повторяет его слова еще в одном предложении: «Ему казалось, что он достаточно научен горьким опытом, чтобы называть их как угодно, но все же без «низшей расы» он не мог бы прожить двух дней» [Чехов, 2012: 276]. Одним словом, мы видим, что Антон Павлович не случайно использует одно и то же словосочетание два раза: это создает усиленное значение, говорит нам о том, что данная мысль постоянно сопровождает героя. В переводе, Каулсон старается сохранить этот эффект и пишет следующим образом: « … in his presence referred to them as an inferior race» [Чехов, 2012: 558]. Во втором случае она так же использует это же словосочетание: «It seemed to him that he had learnt enough about them by bitter experience to call them what he pleased, but all the same he could not have lived even a few days without the 'inferior race'»[Чехов, 2012: 558]. Иви Литвинов в переводе этого отрывка употребляет синонимичные словосочетания, поэтому в его переводе такой эпизод звучит как: «…to whom he referred as the inferior race…»[Chekhov, 2008: 340]. И далее: «He believed that bitter experience entitled him to call them anything he liked, but, even so, he could not have existed a single day without this “lower race”» [Chekhov, 2008: 340 ] . Для анализа посмотрим значения английских слов «inferior» и «lower». Согласно словарю Мюллера, лексическая единица «inferior» имеет следующие значения: низший (по положению, чину), подчинённый, низкий, нижний; в то время как слову «lower» присущи такие эквиваленты: нижний, низший [Мюллер, 2014]. Таким образом, мы видим, что слова очень близки по значению, но, тем не менее, слово «inferior» имеет более негативную окраску и звучит немного жестче. Кроме этого, повтор одной и той же лексической единицы лучше усваивается и запоминается читателем, концентрирует его внимание, что, конечно, помогает лучше понять смысл. То есть, сравнивая два перевода этого момента, нужно сказать, что Каулсон лучше «подражает Чехову», так как сохраняет не только одинаковую структуру словосочетаний, но и тем самым воспроизводит нужный эффект. Конечно, в переводе Литвинова смысл не меняется от того, что автор перевода использует синонимичные прилагательные, но все же ироничное сравнение женщин с «низшей расой» не так отчетливо «звучит» в мыслях читателей после прочтения его перевода. Далее хотелось бы рассмотреть варианты перевода предложения: «А от нее он узнал, что она выросла в Петербурге, но вышла замуж в С., где живет уже два года, что пробудет она в Ялте еще с месяц и за ней, быть может, приедет ее муж, которому тоже хочется отдохнуть» [Чехов, 2012: 277]. Для русских читателей в этом предложении нет ничего удивительного, а именно подразумевается момент: «…она вышла замуж в С. …». Русские писатели часто используют такой прием, потому что таким образом они дают читателю понять, что такой город – незначительный, и в большинстве случаев провинциальный. Также, такое обозначение города может указывать и на то, что город – выдуманный, или представляет собой собирательный образ большинства провинциальных городов. Возвращаясь к переводам, нужно заметить, что и в этом случае они выполнены по – разному. « …from her he learned that she had grown up in St. Petersburg but married in a provincial town …», - пишет Каулсон [Чехов, 2012: 559]. Мы видим, что переводчица использует прием конкретизации, так как такое явление, как обозначение городов при помощи одной буквы, отсутствует в английской литературе, она уточняет, что это был провинциальный город. Иви Литвинов же старается полностью соответствовать чеховской манере изложения, используя прием транслитерации, и его перевод выглядит так: « … and from her he learned that she had grown up in St. Petersburg, but foe the last two years, since her marriage, she had been living in the town of S. …» [Chekhov, 2008: 341].Сразу следует отметить, что оба перевода эквивалентны оригиналу, просто Каулсон передает смысл при помощи приема конкретизации, а Литвинов старается сохранить «чеховский слог», интерпретируя данное предложение почти дословно. Возможно, для того, чтобы прояснить иностранным читателям, что такое город С., нужно было прибегнуть к лексической замене, а именно назвать город С. городом N, что принято в литературе у англичан (Ntown). То есть, возможны следующие варианты переводов: « … in the town of N.», что было бы понятно иностранному читателю; но также можно и воспользоваться приемом переводческого комментария, для того, чтобы сильнее подчеркнуть статус города: «… a provincial N-town …». В таком случае, читателям стало бы ясно, о каком именно городе идет речь, что помогло бы им ярче и образнее представить атмосферу рассказа. Далее, нужно остановиться на таких примерах, где авторами применяются различные приемы для перевода реалий. Возьмем предложение, в котором Гуров узнает о муже Анны Сергеевны. В варианте Чехова это звучит так: «… она никак не могла объяснить, где служит ее муж, - в губернском правлении или в губернской земской управе, и это ей самой было смешно» [Чехов, 2012: 277]. Видно, что в предложение присутствуют слова, которые понятны только русскому народу, такие как: «губерния», «земство» и «управа». Из словаря Ожегова, следует, что «губерния – это основная административно - территориальная единица в России с начала 18 в. и до 1929 г., которая так же была высшей единицей административного деления и местного устройства в России», «земство – это орган местного сельского самоуправления с преобладанием в нем дворянства в России до революции», и, наконец, «управа - название некоторых местных учреждений в России до 1917 г.» [Ожегов, 2014]. То есть мы видим, что такие слова действительно трудны для перевода, так как полностью передать их смысл и значение сложно, потому что эти слова – исконно русские, и достоверно истолковать их почти невозможно. Тем не менее, переводчики вышли из положения таким образом: Каулсон перевела это предложение, как: «… she was quite unable to say whether her husband worked for the Provincial Administration or the Board of the Provincial Zemstvo…» [Чехов, 2012: 559]. Литвинов предлагает следующий перевод: «…was he a member of the gubernia council or the board of the Zemstvo?» [Chekhov, 2008: 342]. Из переводов можно заметить, что Каулсон старается передать смысл при помощи синонимов, которые на ее взгляд передают значение чеховских слов. Таким образом, можно сказать, что в переводе, предложенном Каулсон, сохраняется лишь цель коммуникации и указание на ситуацию, но вряд ли читатель сможет прочувствовать ту «русскую атмосферу», которая описывается в оригинале произведения. По – другому обстоят дела в переводе Литвинова. Он как раз - таки прибегает к приему транслитерации, что намного приближает его перевод к оригиналу, так как с помощью такого приема Литвинову удается лучше познакомить читателя с русской культурой и историей. Единственный минус такого перевода в том, что читателям может быть не понятен смысл слов и для того, чтобы разобраться в этом, придется воспользоваться словарем. Но кое – что в данном отрывке удалось Каулсон лучше. В обоих переводах используется слово «zemstvo», но Джесси Каулсон выделяет его курсивом, а Литвинов просто пишет с заглавной буквы. Известно, что курсивом принято выделять слова, которые не имеют эквивалентов, то есть читатель сразу должен обратить на этот нюанс внимание, и понять, что данное слово является иностранным. Возвращаясь к переводу Литвинова, стоит отметить, что, прочитав эту лексическую единицу в его контексте, у читателя могут возникнуть затруднения с пониманием. Может показаться, что это всего лишь какое - то название, а не историческое обозначение русских органов управления. Поэтому, так же следовало бы и поступить со словом «gubernia», тем самым обозначив его культурную ценность. Такую же картину мы можем наблюдать и в следующей главе рассказа, где Чехов описывает любимое блюдо Гурова: «… уже он мог съесть целую порцию селянки на сковородке…» [Чехов, 2012: 283]. Так же, как и в рассказе «Душечка», когда речь шла о «борще», и в случае, упомянутом выше, Каулсон использует прием транслитерации: «… nor was he daunted by a fullsized portion of Moscow selyanka» [Чехов, 2012: 565]. И вновь выделяет неизвестное слово курсивом, чтобы читатель распознал новую для него лексическую единицу. Литвинов же снова применяет способ описательного перевода и дает «селянке» следующее определение: «..a cabbage stew with relish», что можно перевести, как «рагу из капусты c приправами» [Chekov, 2008: 349]. К сожалению, такое определение не совсем соответствует истине. Из словаря Ожегова следует, что «селянка – это то же, что и солянка», а « солянка», в свою очередь, «это – густой суп из рыбы или мяса с острыми приправами» [Ожегов, 2014]. Но такое значение слово «селянка» приобрело гораздо позже, в 70 – 90 годы прошлого века. В чеховские же времена, селянкой называли «кушанье из яиц с белым хлебом». Тем более, Чехов подчеркивает, что блюдо готовилось на сковородке, то есть супом оно быть никак не могло. В таком же контексте данная лексическая единица употребляется и в романе вятского писателя Ситникова Владимира Арсентьевича «Русская печь», а именно «селянка - это блюдо, напоминающее омлет, то есть состоящее из яиц и молока, обжаренное на сковородке» [Ситников, 2008: 312]. Таким образом, мы можем сделать вывод, что Литвинов не точно трактует значение этого блюда, так как его основным ингредиентом являются яйца, а Литвинов делает акцент на капусте, тем самым вводя в заблуждение читателя. И для того, чтобы избежать дезинформации, следует прибегнуть к приему создания окказионального соответствия, то есть единичному соответствию для данного конкретного случая. Также в данном случае был бы уместен и описательный перевод, например: «… selyanka, a special Russian dish, with eggs and milk, fried in the pan», в таком случае культуроним не сильно бы утратил свое значение, и читатель узнал о традиционном русском блюде. После этого Чехов описывает состояние Гурова, который теперь постоянно думает об Анне Сергеевне и решается к ней приехать. При встрече в театре города С. Анна Сергеевна жалуется Гурову на то, как изменилась ее жизнь. Чехов пишет: «Я так страдаю!»,- продолжала она, не слушая его» [Чехов, 2012: 287]. Джесcи Каулсон в своей интерпретации предлагает следующий вариант перевода: «I have suffered so much!»,- she went on, without listening to him» [Чехов, 2012: 570]. Перевод Литвинова звучит следующим образом: «I’ve been so unhappy», she continued, taking no notice of his words…» [Chekhov, 2008: 355]. Хотелось бы обратить внимание на то, что хоть Литвинов и использует прилагательное вместо глагола, его перевод больше соответствует оригиналу, так как создается впечатление, что Анна Сергеевна стала несчастной именно с того момента, как им с Гуровым пришлось расстаться. А временная форма, использованная Каулсон, как бы показывает читателю лишь результат, не описывает ее долгих переживаний. Конечно, такой незначительный нюанс не сильно искажает смысл предложения, но, тем не менее, вариант перевода, предложенный Литвиновым, лучше представляет «душевные переживания» главной героини. Когда же Гурову и Анне Сергеевне приходится вновь расстаться, и случается их последний диалог, Чехов наполняет речь героини страстными прощальными репликами, обращенными к Гурову: « А теперь расстанемся! Мой милый, добрый, дорогой мой, расстанемся!» [Чехов, 2012: 287]. Каулсон немного изменяет слова оригинала, и в переводе они выглядят так: «Now we must part! My dear, my dear, my dearest, we must part!» [Чехов, 2012: 570]. То есть можно заметить, что как будто та «страсть», что присутствует у Чехова, неким образом теряется. Определений уже меньше, звучит одно и то же прилагательное в разных степенях сравнения. Разнообразие «характеристик» Гурова, которые Чехов вложил в слова Анны Сергеевны, как бы сокращается, и от этого речь становится менее эмоциональной. Литвинов же в свою очередь сохраняет «эмоциональную насыщенность» предложения, тем самым подбирая эквиваленты к чеховским характеристикам Гурова, использует синонимичные в контекстуальном значении слова: «And now we must part! My dear one, my kind one, my darling, we must part! » [Chekhov, 2008: 355]. Сразу можно сказать, что сохраняя все эти слова, Литвинову удается лучше передать эффект, который задумывался Чеховым: речь героини в переводе так же звучит так же горячо и душещипательно, как и в оригинале, за счет чего, читатель легко сможет догадаться, как было трудно Анне Сергеевне расставаться со своим возлюбленным. Далее следует остановиться на моменте, когда Анна Сергеевна приезжает в Москву, и Гуров спешит к ней в отель, провожая при этом свою дочь в гимназию. У Чехова присутствует предложение: «Валил крупный мокрый снег» [Чехов, 2012: 288]. Это предложение выполняет не просто описательную функцию, чтобы читатель мог представить перед собой картину, а так же оно является символичным. Во-первых, Гуров и Анна Сергеевна познакомились летом, то есть это было время зарождения и расцвета их отношений. А теперь на дворе уже зима, и их отношения стали другими: не такими беззаботными, романтическими, как прежде, а драматическими, несколько надломленными, предсказывающими разлуку. Во-вторых, этот «крупный мокрый снег» как бы отражает внутреннее состояние Гурова, как будто он в душе плачет такими же «крупными слезами». От того, что понимает: женат без любви, и встретил свою настоящую любовь слишком поздно, что им так и придется скрывать чувства от посторонних глаз, и никогда они уже «не будут счастливы по-настоящему». Теперь мы видим, что Антон Павлович вложил особый смысл в это предложение. Джесси Каулсон предлагает следующий вариант перевода: «Snow was falling in big soft flakes» [Чехов, 2012: 571]. За счет такой интерпретации, глубокий смысл данного предложения теряется абсолютно. В переводе Каулсон создается некое романтическое настроение, и никак не чувствуется отчаяние и боль героя. Наоборот, создается впечатление, что у Гурова и Анны Сергеевны все сложится хорошо, их ждет светлое будущее. Особенно расходится с оригиналом употребление Каулсон прилагательного «soft». Именно оно придает предложению некую мягкость и нежность, что и не заставит читателя задуматься о возможном печальном исходе любви Гурова и Анны Сергеевны. Что же касается перевода Литвинова, то он просто выпустил это предложение, не переводя его совсем. От этого, конечно, перевод не утратил смысла, но так же потерялся символизм рассказа, скрытая идея, которую хотел передать Чехов. И, наконец, последнее, на что хотелось бы обратить внимание в данном произведении – встреча героев в Москве. Антон Павлович как бы невзначай сообщает читателю: «Анна Сергеевна, одетая в его любимое серое платье, утомленная дорогой и ожиданием, поджидала его со вчерашнего вечера…» [Чехов, 2012: 289]. Невольно хочется остановиться на фрагменте «его любимое серое платье», с помощью такой детали читатель сразу может представить, как Анна Сергеевна готовилась к этой долгожданной встрече, как специально подбирала гардероб, чтобы порадовать любимого. В данном случае, Литвинов сохраняет мысль Чехова, и предлагает следующий перевод: «Anna Sergeyevna, wearing the grey dress he liked most… » [Chekhov, 2008: 357]. Конечно, Литвинов использует грамматическую перестановку, то есть меняет порядок слов в предложении, но от этого смысл не изменяется. В переводе Каулсон утрачивается самое главное звено: «Anna Sergeevna, dressed in the favorite grey dress… », то есть она применяет грамматическую замену: опускает притяжательное местоимение «его» и вместо этого использует определенный артикль «the» [Чехов, 2012: 571]. У читателя сразу создастся впечатление, что Анна Сергеевна надела именно СВОЕ любимое платье, а от этого уже теряется скрытый смысл, который описывает любовь Анны Сергеевны к Гурову, читатель не сможет представить, как она ждала этого свидания, как старалась выглядеть хорошо. Следовательно, можно сделать вывод о том, что замена хотя бы одной лексической единицы, одной маленькой детали, может лишить рассказ более глубокого смысла, который задумывался в оригинале. Таким образом, сравнив переводы Джесси Каулсон и Иви Литвинова, необходимо сказать, что они оба были выполнены на достаточно высоком уровне. Оба перевода рассказа «Дама с собачкой» можно считать эквивалентными, так как они полностью воспроизводят смысл оригинала. Также оба перевода – адекватные, потому что они равноценны оригиналу и являются достаточно точными, что говорит в свою очередь о том, что они воспроизводят содержание и форму оригинала адекватными средствами языка перевода. Тем не менее, следует остановиться на моментах, которые были лучше выполнены Джесси Каулсон. Как и в рассказе «Душечка», Каулсон старается сохранить «дух русской культуры», поэтому зачастую использует прием транслитерации, что помогает иностранным читателям узнать больше о русской культуре и русских традициях. Важнопринять во внимание и тот факт, что, в отличие от Литвинова, Каулсон графически помогает читателю обратить внимание на незнакомые слова – реалии. Она выделяет их курсивом, что невольно привлекает внимание. Кроме того, она часто использует прием описательного перевода, что снова помогает читателям лучше разобраться в том или ином, чуждом для их культуры явления. Кроме этого, Джесси Каулсон удается перевести название рассказа лучшим образом, чем Литвинову, так как в ее переводе сохраняется символизм и формы слов. Помимо этого, Каулсон в данном рассказе старается следовать манере изложения Чехова: она пытается не менять структуры предложений, подбирать эквиваленты таким образом, чтобы они имели тот же эффект, что и в оригинале произведения. Что касается Иви Литвинова, то этот переводчик уделяет большое внимание деталям, которые, порой, упускает Каулсон. Известно, как много в рассказах А. П. Чехова значат детали. Писатель очень внимателен к бытовым подробностям и деталям жизни героев, всматривается в их жесты, в манеры общения с разными людьми, в мельчайшие движения мыслей и чувств. Деталь у Чехова носит символический характер, и Литвинову достаточно часто удается подчеркнуть это, благодаря чему читатель может глубже понять смысл рассказа и прочувствовать состояния и эмоции героев. Кроме этого, Литвинов старается подобрать каждому чеховскому слову такой эквивалент на английском, который был бы максимально приближен по смыслу к русскому, в то время как Каулсон часто использует просто различные формы одного слова. Это также имеет большое влияние на эмоциональную окраску рассказа, помогает сформировать образ героя, его характер и, главное, речь. В рассказе «Дама с собачкой» наибольшая трудность была в переводе реалий, таких как традиционное, но устаревшее русское блюдо – селянка; в переводе имен собственных было так же довольно - таки непросто передать тот тонкий смысл, который задумывался Чеховым: какой англичанин увидит скрытую иронию в том, что жена Гурова предпочитала называть его «Димитрий»? Нелегко поддавались переводу: название улицы «Старо – Гончарная», название отеля, где остановилась Анна Сергеевна, – «Славянский Базар», название провинциального города «С.». К сожалению, такие моменты не всегда удавались обоим переводчикам: из чьего – то контекста не был понятен смысл, из контекста другого - лексическая единица утрачивала свое истинное значение. Как говорилось выше, в таких случаях можно использовать такие приемы как описательный перевод или переводческий комментарий, но, желательно совместно с реалией. В таком случае историческое значение такого культуронима сохранится, а автор поможет читателю раскрыть его смысл. Таким образом, можно сделать вывод о том, что оба перевода и Каулсон, и Литвинова, выполнены на достаточно высоком и профессиональном уровне: выдержан стиль, передан смысл, соблюдены речевые нормы. Оба перевода являются адекватными и эквивалентными. Но, тем не менее, как и в предыдущем рассказе «Душечка», у переводчиков есть свои «слабые и сильные» стороны. И, возможно, для того, чтобы перевод выглядел еще более полноценным нужно объединить некоторые моменты в переводах. Это позволит читателям не только «глубоко» познакомится с произведениями Антона Павловича Чехова, но и понять манеру его изложения, лучше прочувствовать русскую культуру, традиции и узнать много нового.





































Выводы по Главе 2

В данном исследовании был проведен сравнительно – сопоставительный анализ двух переводов рассказа А.П. Чехова «Душечка», выполненных Ольгой Шартце и Джесси Каулсон, и двух переводов рассказа «Дама с собачкой», над которым работали Иви Литвинов и названная ранее Джесси Каулсон. Было выявлено, что в целом переводы передали главную мысль и сюжет, задуманный Чеховым, на достаточно высоком уровне. Нужно отметить то, что переводы отражали сущность оригинала. Кроме этого, каждый из переводов был адаптирован на иностранного читателя, что тоже является немаловажным аспектом, так как непонятные и слишком сложные тексты читаться не будут, а автор не получит всеобщего мирового признания. Хотелось бы обратить внимание и на то, что все переводчики смогли сохранить форму и содержание текстов. Конечно, порой нарушались структуры, использовались приемы лексического добавления или опущения, но за счет этого достигалась передача основного смысла рассказов. В то же время, как подтверждает наш анализ, ни один из переводов не был выполнен идеально. Это объясняется рядом причин. Во – первых, чувствуется недостаточная осведомленность переводчиков в русской культуре, русском быте. Во – вторых, просматривается недостаточно неглубокое понимание скрытого смысла рассказов «Душечка» и « Дама с собачкой». В – третьих, упускаются некоторые детали, которые порой помогают раскрыть суть того или иного явления. Как было указано в теоретической главе данного исследования, наибольшую трудность в переводах вызывали реалии, названия и говорящие фамилии. Это объясняется тем, что такие лексические единицы не имеют соответствий и аналогов в других языках, и, поэтому, переводчикам приходилось использовать различные модификации и приемы, чтобы преодолеть этот «барьер». В заключение необходимо добавить, что каждый переводчик справился с поставленной перед ним задачей: выполнил перевод, максимально приблизив его к тексту, сохранил жанр и объем оригинала. Тем не менее, следует отметить, что не все было удачно в равной степени. Какие – то моменты удавались лучше одним специалистам, какие – то – другим. Более успешными переводы могли быть в случае объединения различных частей каждого из них. Таким образом, при совмещении лучших отрывков переводов, мог бы получиться один качественный и полноценный перевод. В таком случае он бы соответствовал оригиналу в большей степени и отражал мысли и идеи автора.





























Заключение

Многим известно, что перевод имеет длинную и интересную историю, несмотря на то, что наука о переводе достаточно «молодая». За это время он стал незаменимым средством общения между разными странами. Благодаря переводу стали доступны открытия в той или иной области знаний, люди получили возможность передавать и узнавать информацию о разных культурах. Перевод стал незаменимой частью общества. Данная выпускная квалификационная работа показала, что процесс перевода достаточно сложен. Были описаны различные классификации перевода по признакам, благодаря чему стало понятно, что определенный вид перевода нацелен на особенные виды текстов. Кроме этого, были выявлены наиболее трудные проблемы при переводах, например, такие, как: «ложные друзья переводчиков», реалии того или иного языка и т.д. Для решения таких проблем были представлены некоторые способы их преодоления, ведущими из которых можно выделить переводческие трансформации. Помимо этого, было выявлено, что личность переводчика также очень важна в процессе перевода, так как только благодаря ему мы получаем конечный продукт хорошего или сомнительного качества. Также, рассматривались различные точки зрения о понятии «перевод», в ходе анализа которых было замечено, что в каждом из определений автор делает акцент на чем - то, что считает более важным: некоторые говорят о переводе как о средстве взаимодействия и общения, другие выделяют его главную функцию в обмене международным опытом, в познании иностранной культуры. Отсюда можно сделать вывод, что перевод по своему характеру многогранен: он служит не только для передачи информации на другом языке, а обладает множеством функций и имеет широкую область применения. Кроме того, был обозначен момент, что необходимо начинать обучать детей переводу еще в школе, на уроках иностранного языка, чтобы уже с того времени, учащиеся осознавали необходимость данной деятельности и старались развивать умения и навыки по данной дисциплине. Это в дальнейшем поможет облегчить процесс освоения иностранного языка и повысить интерес в его изучении. Проведенное исследование также имело своей целью проанализировать переводы рассказов Антона Павловича Чехова «Душечка» и «Дама с собачкой», в ходе чего было выявлено, что в основном, переводчики удачно справились с поставленными перед ними задачами: рассказы не потеряли смысла, хотя переводчики и сталкивались с рядом проблем и трудностей. Среди таких трудностей основной, конечно, является перевод реалий, а именно исконно русских слов, имен собственных. Чаще всего выйти из затруднительно положения авторам перевода помогали такие приемы, как «транслитерация», «лексическое добавление», «переводческий комментарий», «грамматическая замена». С их помощью переводчикам удавалось передать смысл, который задумывался автором, и перевести предложение на свой родной язык таким образом, чтобы читателям оно было понятно. Кроме этого некоторые переводчики часто изменяли структуру предложения, упускали некоторые лексические единицы, меняли цель высказываний в предложении. И в большинстве случаев такие изменения влияли на эмоциональную окраску того или иного предложения. Что впоследствии отрицательно сказалось на понимании читателем состояния героя, его внутреннего мира. Те же переводчики, которые старались следовать чеховской манере изложения во всем, лучше передавали такие моменты, им удавалось более точно описать чувства, переживания героев. Наиболее успешным моментом в каждом из переводов можно считать то, что все переводчики почти полностью сохранили объем произведения. Не было упущено ни одного важного момента, ситуации. Лишь изредка переводчики не заостряли внимания на деталях. Следовательно, благодаря тому, что переводы передавали содержание в полном объеме, их можно назвать не компиляцией, а полноценным изложением оригинала. Таким образом, иностранному читателю будет доступна полная сущность произведений, что может способствовать пробуждению интереса к другим чеховским рассказам и его творчеству в целом. Наконец, в заключение необходимо остановиться на том, что исследование по данной теме может быть продолжено. Следует обратить внимание и на переводы других рассказов Антона Павловича Чехова, выполненных иными переводчиками, что в перспективе позволит выявить наиболее сложные моменты для переводов, подобрать специальную методику для решения таких проблем, и впоследствии улучшить качество переводов. Анализы переводов различных произведений также могут оказать ощутимое влияние и на то, как автора будут воспринимать за рубежом. Например, если перевод не будет соответствовать определённым нормам и требованиям, он может исказить смысл оригинала, передать глубокие мысли поверхностно, а это, естественно, может сказаться на репутации автора оригинала, так как очень часто исходный текст оценивается по его переводу. Именно для того, чтобы не допустить подобных ситуаций, важно продолжать заниматься анализами различных переводов, чтобы значительно повысить их качество. Лишь в таком случае переводы будут иметь ценность для общества.











Библиографический список:

  1. Алексеева, И.С. Введение в переводоведение [Текст] / И.С. Алексеева. - СПб., 2008. –С.347

  2. Апполова, М. А. Грамматические трудности перевода [Текст] / М.А. Апполова//– М.: 2004. –С. 99-187.

  3. Аракин, В.Д. Сравнительная типология английского и русского языков [Текст] / В.Д. Аракин//Просвещение, 1979. – С. 186-197.

  4. Афанасьева, О.В., Михеева, И.В. Английский язык [Текст]: учебник для 9 классов для школ с углубленным изучением английского языка, лицеев и гимназий/ О.В. Афанасьева, И.В. Михеева. – М.: Просвещение, 2006. – С. 30.

  5. Ахметова, А.Р., Мартемьянова, В.Г. Упражнения в процессе обучения переводу [Электронный ресурс] / А.Р. Ахметова, В.Г. Мартемьянова. URL: http:// festival.1september.ru/articles/567599/

  6. Бабенко, Л.Г., Васильев, И.Е., Казарин, Ю.В. Лингвистический анализ художественного текста [Текст] /Л.Г. Бабенко, И.Е. Васильев, Ю.В. Казарин// Екатеринбург, 2000.

  7. Баранов, М.Т., Григорян, Л.Т. , Ладыженская ,Т.А. «Русский язык (8 класс)» [Текст] : учебное пособие для школьников/ М.Т. Баранов, Л.Т. Григорян, Т.А. Ладыженская .-«Просвещение»., 2003.- С. 76.

  8. Бархударов, Л.С. Язык и перевод [Текст]/Л. С. Бархударов//Издательство: ЛКИ, 2008

  9. Биболетова, М.З. Трубанева, Н.Н. «Английский с удовольствием» (7 класс) [Текст]: Учебник английского языка для 7 классов/М.З. Биболетова, Н.Н. Трубанева.- Обнинск: Титул, 2009.

  10. Брандес М.П., Провоторов В.Н. Переводческий анализ текста (для институтов и факультетов иностранных языков) /М.П. Брандерс, В.Н. Провоторов// Курск:2003. –С. 329-394.

  11. Бреус, Е.В. Основы теории и практики перевода [Электронный ресурс]/Е.В. Бреус. URL: http:// samlib.ru/w/wagapow_a_s/breusdoc.shtml

  12. Бурлакова, В.В. Синтаксические структуры современного английского языка [Текст] / В.В Бурлакова//-М.: Просвещение, 2001. – С. 35-52.

  13. Бюлер, К. Теория языка. [Текст] / К. Бюлер//- СПб, 2003.-С.69 - 88.

  14. Валеева, Н.Г. Перевод — языковое посредничество, способ межкультурной и межъязыковой коммуникации [Электронный ресурс]/Н.Г. Валеева. URL: http://www.trpub.ru/articles/posrednichestvo/

  15. Вендина, Т.И. Введение в языкознание[Текст] / Т.И. Вендина// - М.: 2001.

  16. Виноградов, В.С. Введение в переводоведение. [Электронный ресурс]/В.С. Виноградов. URL: http://www.bestreferat.ru/referat-225205.html

  17. Влахов,С., Флорин, С. Непереводимое в переводе[Текст] /С.Влахов, С.Флорин// – М.: Высшая школа, 2001.

  18. Дзенс, Н.М. Теория и практика перевода[Текст] /Н.М. Дзенс// Белгород, 2002

  19. Дуглас,Р. Как стать переводчиком? Введение в теорию и практику перевода [Текст] /Р.Дуглас // - М.: 2005.

  20. Казакова, Т.А. Практические основы перевода. English.Russian[Текст] /Т.А Казакова// – СПб.: "Издательство Союз", - 2000, С.194- 255.

  21. Комиссаров, В.Н. Современное переводоведение [Текст] /В.Н. Комиссаров // – М.: ЭТС. – 2004. – С.424.

  22. Комиссаров, В.Н. Теория перевода. Учебник для институтов и факультетов иностранных языков//Самиздат.-2007.[Электронный ресурс]. URL: http://rudocs.exdat.com/docs/index-74125.html

  23. Комиссаров, В.Н. Теоретические основы методики обучения переводу [Текст] /В.Н. Комиссаров//-М.: Рема, - 1997.-С. 137-168.

  24. Крупнов, В. Н. Курс Перевода. Английский язык [Текст] /В.Н. Крупнов// - М.: 2003.

  25. Кузнецова, М. В. Проблемы интерпретации и перевода заглавия рассказа А.П. Чехова на английский и испанский языки [Электронный ресурс] /М.В.Кузнецова. URL: http://www.rusnauka.com/14_ENXXI_2013/Philologia/6_137811.doc.htm

  26. Латышев, Л.К. Курс перевода: Эквивалентность перевода и способы ее достижения [Текст] /Л.К. Латышев// - М.: 2003. –С. 229 -241.

  27. Левицкая, Т.Р, Фитераман, А.М. Теория и практика перевода //-М.,1999 [Электронный ресурс]. URL: http://www.classes.ru/grammar/132.Levitskaya-Fiterman/html/iii.html

  28. Лилова, А.М. Введение в общую теорию перевода[Текст]/А.М. Лилова// - М.: 2005

  29. Львовская, З.Д. Теоретические проблемы перевода[Текст] /З.Д. Львовская// – М, 2005г. –С. 98- 131.

  30. Миньяр-Белоручев, Р.К. Теория и методы перевода[Текст] / Р.К. Миньяр-Белоручев // - М.: Московский Лицей,2001.-С. 151-254.

  31. Миньяр-Белоручев, Р.К. Общая теория перевода и устный перевод [Текст] / Р.К. Миньяр-Белоручев // - М: 2002. –С. 199-216.

  32. Мирам, Г.Э. Профессия: переводчик[Текст] /Г.Э. Мирам//-М.: 2001.

  33. Мюллер, В. К. Большой англо-русский и русско-английский словарь / Big English-Russian Russian-English Dictionary. [Электронный ресурс].URL: http://www.jiport.com/?sname=en

  34. Нелюбин, Л.Л. Перевод и прикладная лингвистика [Текст]/ Л.Л. Нелюбин//- М.: 2001. –С. 205-265.

  35. Ожегов, С. И. Словарь русского языка. [Электронный ресурс]. URL: http://www.ozhegov.org/

  36. Паршин, А.В. Виды Переводов [Электронный ресурс] /А.В. Паршин. URL: http://translations.web-3.ru/intro/kinds/

  37. Пассов, Е.И. Упражнения как средство обучения. Ч.1. Серия «Методика обучения иностранным языкам» [Текст]/Е.И. Пассов// Воронеж: НОУ Интерлингва, 2002. –С.18-42.

  38. Попович, А. Проблемы художественного перевода[Текст]/А. Попович// М.: 2002.

  39. Ряполова, В.А. Английские переводы пьес А.П. Чехова //2012[Электронный ресурс]. URL: http://kostromka.ru/revyakin/literature/37.php

  40. Сдобников, В.В. Теория перевода [Текст]/В.В Сдобников//-М.: 2003. - С. 269-348.

  41. Ситников, В.А. Это было недавно, это было давно [Текст] /В.А.Ситников//Областная типография, 2008.- С. 312.

  42. Тараскин, А.А. Машинный перевод [Электронный ресурс]/А.А.Тараскин. URL: http://study-english.info/article065.php 2008

  43. Тарасюк, Н.А. Формирование профессиональной готовности учителя к иноязычному дошкольном образованию ) [Текст] /Н.А. Тарасюк // - М.: 2001.

  44. Терехова, Г.В. Теория и практика перевода: Учебное пособие [Текст] /Г.В. Терехова// - Оренбург, 2004

  45. Федоров, А.В. Основы общей теории перевода (лингвистический очерк) [Текст] /А.В. Федоров// - М.: 2002 – С.276.

  46. Фолькнер, М. Н. Опыт преподавания перевода с английского языка на русский[Текст] / М.Н. Фолькнер// -М.: 2004г. –С. 27.

  47. Цатурова, И.А. Переводческий анализ текста. Английский язык [Текст] / И.А. Цатурова// – СПб.: 2006.

  48. Чеботаев, Г.П. Перевод как средство и предмет обучения[Текст] : научно-методическое пособие/Г.П. Чеботаев.- М.: 2006.-С. 218-255.

  49. Чехов, А.П. Избранные рассказы. Selected stories [Текст] /А. П. Чехов//-М.:ЦЕНТР КНИГИ ВГБИЛ им М.И. РУДОМИНО 2010. – С. 263-290,-С. 545-573.

  50. Чужакин, А., Палажченко, П. Мир перевода, или вечный поиск взаимопонимания [Текст] /А. Чужакин, П. Палажченко// - М.: 2006. – С. 172-176.

  51. Швейцер, А.Д. Теория перевода: статус, проблемы, аспекты[Текст] /А.Д. Швейцер// – М.: Наука, 2003г. –С. 77.

  52. Щерба, Л.В. Языковая система и речевая деятельность[Текст] /Л.В Щерба// - М.: 2003. – С.189-193.

  53. Catford, J.C. A Linguistic Theory of Translation[Text] // J.C. Catford – OUP, 1999

  54. Chekhov, A. Collected works. Volume four [Text] /A. Chekhov. - Raduga Publishers Moscow: 2008.-С. 323-358.

  55. Ginsburg, R.S. A Course in Modern English Lexicology [Text] //R.S. Ginsburg М.:2003

  56. Ilyish, B. A. The structure of modern English [Text] //B.A. Ilyish M,- Л., 2001.

  57. Merriam-Webster. [Электронный ресурс]. URL: http://www.merriam-webster.com/dictionary/

  58. Oxford Dictionary. [Электронный ресурс]. URL: http://www.oxforddictionaries.com/

  59. Swan, M. Practical English Usage [Text] / M. Swan. – Oxford: Oxford University Press, 2005.









87


Автор
Дата добавления 29.03.2016
Раздел Иностранные языки
Подраздел Научные работы
Просмотров1836
Номер материала ДВ-567122
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх