Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Начальные классы / Статьи / Лингвистические аспекты проведения словарной работы в процессе изучения сказочных текстов.

Лингвистические аспекты проведения словарной работы в процессе изучения сказочных текстов.

  • Начальные классы

Поделитесь материалом с коллегами:

Лингвистические аспекты проведения словарной работы в процессе изучения сказочных текстов


Важным источником и средством активизации и обогащения словаря учащихся является чтение текста, выявление темы и идеи произведения, его языковых особенностей.

Организуя словарную работу на уроке, необходимо, во-первых, использовать выразительное чтение, анализ языка произведения, составление плана, пересказ; во-вторых, привлечь жизненный опыт детей, их наблюдения за окружающей действительностью. Учитель должен организовать деятельность учащихся на основе взаимодействия всех средств, чтобы она способствовала активизации их мышления и речи, развивала сознательное отношение к языковому материалу.

О положительных результатах работы по активизации словаря детей можно говорить в том случае, если ребенок сознательно употребляет слова в связной речи в разных контекстах, если вызваны к жизни слова из его пассивного словаря, если у ребенка появляется потребность выразить свои мысли. Этому способствует организация словарной работы на основе взаимодействия и правильного использования указанных выше средств и источников.

Обогащение словарного запаса включает комплекс работы над пониманием словаря, его лексико-стилистическим значением, над образной стороной слова в тексте и над употреблением его в речи учащихся.

В связи с прочитанным произведением должны проводиться специальные лексико-стилистические речевые упражнения. Конечная цель словарной работы заключается в том, чтобы учащийся умел и устно, и письменно построить связное высказывание, четко выразить свои мысли, определить жанр прочитанного произведения. Поэтому должна быть организована речевая практика на материале прочитанного и наблюдаемого.


Исследования в области лингвофольклористики, направленные на изучение структуры фольклорного слова, позволили ученым говорить о его многоаспектности. С.Е. Никитина отмечает, что многие слова языка фольклора живут двойной жизнью: как обозначение вещного мира и как символы, знаки напряженного поля традиционных смыслов, актуализирующие часть неосознанных архетипических представлений. Поясним сказанное примерами. В народно-песенных текстах лексемы река, ручей, с одной стороны, реализуют свое общеязыковое значение «водоем определенного типа» и используются для введения локальных характеристик предметов.

Народное творчество предельно лаконично, и за каждым тщательно отобранным в многовековом использовании фольклорным словом стоит обязательное коннотативное содержание. Например, слова с темпоральной семантикой (рассвет, заря, вечер, ночь) служат в фольклорном тексте не только для обозначения времени суток, но и вносят дополнительные смысловые оттенки, соответственно рассвет, заря – «защитное время», ночь, вечер – «опасное время».

К семантическим свойствам фольклорного слова также относят его родовую обобщенность. В народном словесном творчестве обобщенность слова распространяется не только на класс однотипных реалий, но и на совокупность однотипных классов. Так, море, озеро, река воспринимаются не только как обозначения водоемов определенного типа, но и как обобщающие понятия «воды». Это позволяет им вступать в ассоциативно-синонимические отношения (море-река, волны-реки). Поскольку в фольклоре семантика слова шире своего разговорно-бытового «номинала», можно объяснить, почему так широко распространены в народном творчестве ассоциативные сочетания типа гуси-лебеди, хлеб-соль, злато-серебро, в которых семантический объем пары больше суммы значений каждого компонента.

Невозможно представить произведения фольклора без символов, в которых косвенно воплотились эстетические идеалы народа, наличие символического значения – это тоже одно из важнейших свойств семантической структуры фольклорного слова. Ученые констатируют, что в фольклорных текстах большинство знаменательных слов ценностно окрашено. Это обусловливает наличие в семантической структуре фольклорного слова особого оценочного компонента, который довольно часто преобладает и даже нейтрализует номинативный.

Неотъемлемой составляющей языка устного народного творчества являются фольклорные формулы. При всем многообразии их интерпретации они понимаются исследователями в конечном счете как устойчивые словесные комплексы самого различного характера и объема, функционирующие в разных произведениях одного или нескольких жанров. Существуют различные классификации сказок, например, по тематике и стилистике сказки можно разделить на три большие группы: сказки о животных, волшебные сказки и бытовые (сатирические) сказки. Но прежде чем говорить о каждой из этих групп, остановимся на общих особенностях жанра.

Старое название сказки – баснь – указывает на повествовательный характер жанра. В наше время слово «сказка» и термин «сказка», который стал входить в оборот с ХVII века, употребляется в народе и в научной литературе. Сказка – весьма популярный жанр устного народного творчества, жанр эпический, прозаический, сюжетный. Она не поётся, как песня, а рассказывается. Предметом повествования в ней служат необычные, удивительные, а нередко таинственные события; действие же имеет приключенческий характер. Сюжет отличается многоэпизодичностью, законченностью, драматической напряжённостью, чёткостью и динамичностью развития действия. В произведениях этого жанра всё сосредоточено вокруг основного персонажа и его судьбы.

Сказка имеет собственный язык – лаконичный, выразительный, ритмичный. Благодаря языку создаётся особый фантастический мир, в котором всё представлено крупно, выпукло, запоминается сразу и надолго – герои, их взаимоотношения, окружающие персонажи и предметы, природа.

Выделяется еще ряд особенностей народной сказки:

1. Поучительная сторона сказок. Рассказывая сказку не для развлечения, а с целью дидактической, поучительной, она превращается в легенду, поучение и при этом приобретает новые особенности построения. Некоторые сказочные сюжеты, рассказываемые как исторические, превращаются в «бывальщины» и выходят из рамок сказки.

2. Волшебное в бытовом смысле содержание. Оно может быть фантастическим, чудесным или просто житейским. Ряду сказок особенно свойственна фантастика, в частности в них вводятся: а) фантастические существа, исполняющие любые желания героя или вредящие герою (баба Яга-костяная нога, Кащей бессмертный); б) волшебные предметы (скатерть-самобранка, шапка-невидимка, ковер-самолет, чудесные лампы, книги, растения и т.п.); в) фантастические положения (летание по воздуху, превращение в рыб, птиц, разрубание и оживление героев и т.п.).

Другая особенность сказки состоит в чрезвычайной динамике действия. Заметим, что эта особенность характерна не только для сказки, но для всех видов повествовательного фольклора. Действие всегда совершается физически, в пространстве. Концепция единства пространства, в котором совершаются события, неотделима от концепции единства времени. Время в фольклоре так же не терпит перерывов, как не терпит таких перерывов пространство. С концепцией пространства и времени тесно связан счет в фольклоре. Число три некогда было пределом, дальше которого счет долгое время не выходил. Три когда-то означало «много», а «много» означало то же, что «сильно», «очень», т.е. через множество обозначалась интенсивность. Поэтому трудность предприятия и победы, повышенный интерес к повествованию выражается через повторения, ограниченные по указанным причинам через число три.

В сказке герой, как правило, не имеет имени. Есть несколько типов сказки и соответственно несколько типов героев, но эти типы не представляют собой индивидуальных характеров. Имя «Иван» есть имя типа, а не лица. Часто тип определяется его социальным положением: царь, царевич, князь, купец, солдат, поп, барин, батрак. В частности, разные сказки и разные сюжеты о попах отражают только разные стороны типа попа; совокупность их дает целостный образ.

В повествовательном фольклоре все действующие лица делятся на положительных и отрицательных. Облик положительного героя далеко не всегда соответствует тому моральному кодексу, который лежит в основе общепринятой современной морали. Герой тот, кто побеждает, безразлично, какими средствами, в особенности, если он побеждает более сильного, чем он сам противника. Отсюда условность в изображении пространства и времени, деление всех действующих лиц на положительных и отрицательных, преобладание типов над индивидуальными характерами.

3. Особая форма построения сказки. Говоря о сказочной форме, надо иметь в виду сюжетную схему, композицию и стиль сказки. Сюжет сам по себе не является достаточным признаком для отнесения его к сказке, так как необходимо, чтобы сюжет был построен по законам сказочной композиции. В построении сказки отмечают:

а) повторение действий, вероятно, в целях художественного замедления, наиболее частое число повторений – три;

б) стремление строить действие на герое, который таким образом является стержнем действия;

в) трехступенчатое строение сюжета (сначала развивается подготовительная цепь действий, затем центральное, главное действие и третья ступень – развязка);

г) нагромождение однородных действий (один помощник – верная жена – обращается за помощью к другому помощнику – своим вещим сестрам, а последние обращаются к новым помощникам – птицам, зверям и т.п.);

д) постепенное наращение действия (герой недопрыгивает до царевны сначала на два этажа, потом на один этаж, наконец, целует царевну в уста);

е) неопределенность места действия в сказке («В некотором царстве, в некотором государстве»), времени действия («Жил-был когда-то») и имен героев (сказочные имена Иван-дурак, Марья царевна и др.).

Сказочную форму составляет стиль сказки. Часто сказка начинается присказкой, т.е. своеобразным вступлением, содержание которого прямо не связано с содержанием сказки, например, «Начинается сказка от сивки, от бурки, от вещей каурки». Присказка однако не обязательна и независимо от нее сказка начинается с особого зачина. Он бывает хронологический («Жили-были …», «Бывало-живало…») или топографический («В некотором царстве, в некотором государстве» нередко с прибавлением: «именно в том, в котором мы живем, жил-был..»). Обязательно дальше в сказке встречаются типичные стилистические обороты («Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается», «Сивка-бурка, вещий каурко, стань передо мной как лист перед травой»). Заканчивается сказка обычно шаблонными концовками («Стали жить да поживать да добра наживать», «Я там был, мед-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало»).

Классификация сказок на основании внутренних ее признаков помогает разобраться в сказочном материале, при этом выделяются:

1. Сказки-присказки. Это обычно очень коротенькие сказочки всего в несколько строк, часто рифмованные, всегда с обычным сказочным зачином («В некотором царстве», «Жил-был царь Картус»).

2. Волшебные сказки. Они отличаются тем, что в них обычно налицо все характерные, типичные для сказки особенности, указанные выше. Обычный круг сюжетов этой сказки – добывание жениха или невесты, выполнение трудных задач, страдания невинно-гонимых.

3. Сказки о животных (главные действующие лица – животные, условность сюжета).

4. Сказки бытовые.

5. Кумулятивные сказки (присутствует элемент нарастания «Колобок», «Теремок»).

Отметим пародийные сказочные жанры: сказки-небылицы (сообщает часто сплошные нелепости с точки зрения логики и здравого смысла); сказка-пародия на сказочную форму (сознательно складываются из сказочного зачина и концовки); пародия на содержание волшебной сказки (тип «Семерых одним махом», где герой убивает мух и совершает подвиги, имитируя сказочных героев); докучная сказка (пародия на сказку, включает бесконечные повторения, доведя ее до абсурда или обрывая ее тотчас после начала («Жили-были два гуся, вот и сказка вся»).

Остановимся подробнее на анализе сказок о животных, волшебных и бытовых сказок, которые в значительном объеме изучаются в начальной школе.

Маленьких детей, как правило, привлекает мир животных, поэтому им очень нравятся сказки, в которых действуют звери и птицы. В сказке животные приобретают человеческие черты – думают, действуют, говорят. Это явление имеет глубинные мифологические корни и восходит к особому, свойственному древнему человеку анимистическому способу восприятия действительности.

В сказке по существу анимистические образы несут ребёнку знания о мире людей, а не животных. В сказках о животных обычно нет отчётливого разделения персонажей на положительных и отрицательных. Каждый из них наделён какой-либо одной чертой, присущей ему особенностью характера, которая и обыгрывается в сюжете. Так, традиционная черта лисицы – хитрость, поэтому речь идёт обычно о том, как она дурачит других зверей. Волк жаден и глуп; во взаимоотношениях с лисицей он непременно попадает впросак. Если в такой сказке появляется человек, то он неизменно оказывается умнее и лисицы, и волка, и медведя. Разум помогает ему одерживать победу над любым противником.

Важнейшим изобразительным средством в сказках о животных служат глаголы, помогающие выразить строгую эпичность и динамику сказочного повествования. В каждой сказке глаголы показывают и нарастание действия, и разный характер действия, и психологическое состояние героев.

Сказкам о животных свойственна несложная композиция. Действие характеризуется нарастающим напряжением и усложнением, что основывается на повторении ситуации с изменением какой-либо тематической подробности. Такие сказки называются цепными, или кумулятивными.

В сказках о животных широко используются богатства образности, скрытые в разговорной речи. Образность составляет основу словесной ткани сказки. Язык персонажей воспроизводит бытовую речь людей разных сословий и разного индивидуального облика. Речевые реплики многообразны и характерны. В большинстве сказок диалоги преобладают над повествованием.

Волшебные сказки занимают одну пятую часть русского сказочного фольклора, насчитывая около ста пятидесяти сюжетов. Именно волшебные сказки учёные относят к самым характерным классическим формам сказочной поэзии народа. Это самый популярный и любимый детьми жанр. Здесь создан особый сказочный мир, чудесно преобразующий всё реальное и земное, особый тип сказочного героя – идеального выразителя народных стремлений, постоянно происходят волшебные превращения, оживают мёртвые, появляются многочисленные чудесные помощники и противники героя.

Своеобразна и поэтика волшебной сказки. Народные мастера художественного слова разработали её стройную композицию, традиционные формулы присказки, зачина, основной повествовательной части и концовки.

Эмоциональное впечатление, оказанное на слушателя присказкой, усиливается зачином (инициальной формулой). Инициальные формулы – отличительный знак волшебной сказки. Структура и функции инициальной формулы детально проанализированы в работах лингвофольклористов. Исследователи выделяют пять типов инициальных формул: «формулы существования» (жил-был старик), «формулы наличия или отсутствия» (у него был сын, у него не было детей), «формулы времени» (в давние годы), «географические формулы» (в некотором царстве, в некотором государстве), «формулы недостоверности» (на ровном месте как на бороне).

Традиционные формулы в большом количестве присутствуют и в основной части сказочного повествования (медиальные формулы). Они охватывают важнейшие образы и сюжетные эпизоды. Тут и формула роста сказочного героя («растёт не по дням, а по часам»), и формула его утешения волшебным помощником, когда он оказался в беде («не тужи, ложись спать, утро вечера мудренее»). Формула «скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается» служит переходом от одного события к другому и говорит об условности волшебного, напоминает слушателю о реальном мире, другие формулы рисуют внешний облик, характер персонажа («Баба-яга, костяная нога, в ступе едет, пестом упирается, помелом след заметает»). И развязка действия имеет свою формулу: «честным пирком да за свадебку».

Разнообразны и формулы концовки (финишные формулы). В одних случаях в них слышится голос профессионального сказочника, требующего угощения за свой рассказ («Вот вам сказка, а мне бубликов связка»). В других – сказочник резко подчёркивает вымышленность рассказанного («Вот и сказка вся – больше врать нельзя»). Но иногда концовка оставляет героя в сказочном мире («Стали жить-поживать да добра наживать»).

Язык сказки насыщен эпитетами, как постоянными, так и изобразительными (то есть теми, которые выделяют существенные стороны изображаемого без привнесения оценочного элемента). Среди них можно выделить постоянные эпитеты, свойственные лирической песне («конь добрый», «леса дремучие», «уста сахарные»). Частым художественным приемом в сказке является сравнение, например: «Не кукушка во сыром бору кукует, то плачет от горя Алёнушка».

Встречаются здесь и былинные гиперболы («бежит – земля дрожит, из ноздрей дым, из ушей пламя пышет»), и сросшиеся синонимы (грусть-тоска, путь-дороженька), и тавтологические сочетания однокоренных слов (диво дивное, чудо чудное). Широко представлены в волшебной сказке средства языковой эмоциональной выразительности: многочисленные восклицания, междометия , суффиксы субъективной оценки (-ище, -ина, -юшко ,-ущ-, -ющ,-ехоньк-, -ешеньк- и др), различные префиксальные образования.

Таким образом, волшебная сказка как бы вбирает в себя многие стилистические приёмы других жанров фольклора.

Позднее животного и волшебного эпоса возникли сатирико-бытовые сказки. Они отличаются простотой композиции, краткостью, диалогичностью. Наиболее популярные из них: «Каша из топора», «Болтливая старуха», «Хитрый мужик», «Солдатская загадка». Бытовая сказка наиболее близка к повседневной жизни и не всегда включает в себя чудеса. Одобрение или осуждение всегда подаётся в ней открыто, чётко выражается оценка: что безнравственно, что достойно осмеяния.

Постоянными героями сатирических сказок выступают «простые» бедные люди. Однако они неизменно одерживают верх над «непростым» – богатым или знатным человеком. В отличие от героев волшебной сказки, здесь бедняки достигают торжества справедливости без помощи чудесных помощников – лишь благодаря уму, ловкости, находчивости да ещё удачным обстоятельствам.

В бытовых сказках появляются порой и персонажи-животные, а возможно и появление таких абстрактных действующих лиц, как Правда и Кривда, Горе-Злочастье. Главное здесь – не подбор персонажей, а сатирическое осуждение людских пороков и недостатков.

Свои лучшие свойства в сатирических сказках обнаруживает разговорная речь, пронизанная иронией, насмешкой. Языковые характеристики персонажей даны с выделением наиболее характерных, специфических свойств их слов и оборотов. Концовка сатирической сказки часто имеет юмористический характер: «Был у Иванушки колодец, в колодце рыба елец, а моей сказке конец».

Мы рассмотрели жанровые, композиционные и языковые особенности русских народных сказок.



Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Автор
Дата добавления 05.10.2016
Раздел Начальные классы
Подраздел Статьи
Просмотров43
Номер материала ДБ-239319
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх