Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Литературная гостиная «Жар-птица перья обронила, и загорелись мы мечтой».
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • Русский язык и литература

Литературная гостиная «Жар-птица перья обронила, и загорелись мы мечтой».

библиотека
материалов

«Жар-птица перья обронила, и загорелись мы мечтой»





Автор: учитель русского языка и литературы высшей категории Зияродинова Нажабат Расуловна .









МКОУ "Ленинаульская средняя общеобразовательная школа №2 имени Героя Российской Федерации Юрия Салимханова" .

Селение Ленинаул, Казбековский район РД.






Музыка


Ведущий:


Здравствуйте, дорогие друзья!

Я очень рада видеть вас в нашей литературной гостиной. Мы живем в сложное время, когда неопределенными и зыбкими стали нравственные представления людей, что очень опасно, ибо, где не господствуют «чувства добрые», торжествует зло.

Но пока у России есть Николай Рачков, абсолютно убежденный в том, что «Короны всех царей и королей Не стоят и венка из незабудок»;

Ксения Некрасова, которая «полоскала небо в речке И на лыковой веревке Развесила небо сушиться»;

Светлана Копылова, готовая улететь «Туда, где звёзды, Туда, где не бывает поздно, Туда, где крылья раздают бесплатно», она, думаю, не пропадет!

… Детство же - это особая пора. Здесь жарче солнце, гуще трава, теплее дожди, ярче небо и безмерно интересен каждый человек. И как много зависит от того, кого вы встретите на своем пути. Как важно, чтобы судьба подарила встречу с людьми, несущими добро, свет, душевную теплоту, умеющими ненавязчиво, но убедительно говорить о тонких и важных вещах.

Именно поэтому сегодня хочу подарить вам встречу с поэтическим миром яркого и значительного поэта - Юлии Зачесовой, которая колдует со словом, плетет из поэзии сны, поднимает глаза на то, что выше всяких потолков, которая верит в неокончательность конца, и верит в то, что «Этот мир еще возможно вылечить».

Итак, начинается свидание с Красотой.


Магомедсултанова Аминат:


Видать Большую из окна Медведицу.
Огромный ковш заполнен тьмой небес.
И хочется мне всё - таки надеяться:
Наш Первый дом бесследно не исчез.

А где ж он? Там, где эльфы и дриады,
И там, где были счастливы с тобою,
Где были мы немыслимо крылаты...
О, мы вернёмся, небо голубое!

Атаева Зухра:


На волю тянет из тепла. 
Шатаясь, вышел он из дома. 
И вмиг тоска его взяла. 
О, как она ему знакома! 

Тоска по пыльной тьме дорог, 
По сумасшедшим поворотам, 
И по отсутствию тревог, 
И по отсутствию заботы, 

И по бескрайним небесам, 
По изумрудным лунным травам, 
По ярко - алым парусам, 
По полным воздуха дубравам, 

По звёздам в тёмной вышине, 
По яркости костра ночного, 
По тихой песне при Луне, 
В которой важно только Слово... 

И он шагнул, пошёл вперёд, 
Совсем не чувствуя утраты, 
Туда, где розовый восход, 
И где кровавые закаты.


Ведущий:


У Евгения Баратынского есть великие строки: «Болящий дух врачует песнопенье. Поэзия - целитель твой, И если чувствуешь сердечное томленье, Стихами свою душу успокой».

В посвящении памяти Георгия Свиридова другой поэт изречет:

Незримы и невыразимы,

Лишенные телесных пут,

Рождественские Серафимы

Теперь Свиридову поют…

И как пророк в сухой пустыне,

С надеждой глядя в небеса,

Почти оглохшая Россия

Внимает эти голоса.

Молись и верь, Земля родная,

Проглянет солнце из-за туч…

А, может быть, и двери рая

Скрипичный отворяет ключ.


Вот и сейчас, как сто, двести, триста лет назад, все так же незамутненно чисто и нерастраченно пронзительно звучит слово Юлии Зачесовой:


Салманов Расул:


Было так: рвались нити
Бытия, исчезали слова...
Боль, змеи ядовитей,
На виски предъявляла права.

Окружив частоколом,
Жгли вопросы: зачем? почему?
Как под сердцем осколок.
Не поможет никто. Никому.

Не спасала ни сладость
Голосов, ни премудрость из книг...
Вдруг - нежданная радость! -
Свет неведомый в душу проник.

Время тронуло струны.

Льётся музыка, тайну храня...
Кто-то светлый и юный
Помолился, видать, за меня.

Атаева Садия:


Пожелав спокойной ночи
Оглянувшейся луне,
Лечь, укрыться, смежить очи
И пропасть в глубоком сне.

И проснуться с петухами
До пришествия утра,
Чтобы плакать над стихами,
Сочинёнными вчера.

Атаева Сабият:


Вдаль ведут меня дороги серые.
Как-то шёл я мимо леса тёмного.
Оказался вдруг перед пещерою.
Как сумел проникнуть внутрь - не помню я.

Глядь, в пещере - дерево ветвистое.
На ветвях три птицы. А за птицами -
Дева: кудри - как вино игристое,
Очи так и светятся зарницами.

И легка, как свет ночами лунными.
Ветви и не клонятся под ношею.
Птицы смотрят взглядами разумными,
На других пернатых непохожие.

Слышу голос девы:
- Добрый, что же ты?
Пусть с тобою птицы познакомятся.
Что ты ждал здесь видеть? Груды золота?
Нет, здесь только прах времён покоится.

Раз ты здесь, твой спутник - одиночество.
Выбери же птицу по желанию.
Сирин- радость, Гамаюн - пророчество.
Алконост - боль, горечь и страдание.

Были здесь и чёрные, и белые.
Выбирали птицу все по-разному.
Были здесь и робкие, и смелые...
Кто-то верил сердцу, кто-то - разуму.

Много было тех, кто выбрал Сирина -
Радость облегчает одиночество.
Гамаюна - хоть не всем по силе он -
Те, кого влечёт стезя пророчества.

Но нелёгкий крест - вещать грядущее.
Ждёт судьба пророка безотрадная.
И поэты, к радости зовущие,
Терпят поношенья многократные.

Алконоста не избрал никто из них.
С ним тоска и горечь безграничная.
Прятать в сердце столько боли боязно,
Хоть душа их к боли и привычная.

Отпущу, пожалуй, Алконоста я.
Пусть летает, меж людьми останется.
Видишь, дождь усыпал землю звёздами?
Выбирай из птиц, какая глянется.

Говори. Ну, что молчишь? Не кобра я.
Чай, от слова жизни не убавится.
- Алконоста выбираю, добрая.
Кто ж ещё, кроме меня, с ним справится?

...Вмиг исчезло всё, как будто сонный бред.
Мне б читать молитвы, да не верую.
Вижу я дорогу, небо, солнца свет.
Рядом птичка - маленькая, серая.

Сколько лет прошло... Брожу по свету я.
Птица та со мною, молчаливая.
Люди живы, многого не ведая, 
Оттого и лица их счастливые.

Людям ни к чему страдать и мучиться.
И от этой мысли легче дышится.
Улыбаться Алконост мой учится.
Медленно, но верно дело движется.

А за ним и я, возможно, выучусь.
Жизнь моя - что песня без названия.
Этот мир ещё возможно вылечить.
Верно взял я птицу по желанию.

Ведущий:

На сцене начинающий школьный театр «На курьих ножках» со сценкой «Машенька и медведь» по книге светлейшего Константина Зачесова «Веселый калейдоскоп»…


Ведущий:


Кто мы? Откуда мы родом? Не сбились ли мы с пути? Есть ли у нас будущее? Вот сегодня самые болевые вопросы для России, на которые ищет ответ поэзия. Не потому ли поэту приходится держать ответ перед вечностью, перед Богом, перед Россией, перед своей совестью?

Читая Зачесову, ты возвышаешься над низменным, мелочным, придвинешься к тем, кому ты нужен, отрешишься хотя бы на время от горьких дум, обид, от невосполнимых потерь, главное - поднимешься над самим собой, маленьким, одиноким в этом безжалостном мире.

Магомедова Зухра:


В небоскрёбе вздумала молиться -
Слишком низки были потолки,
Слишком далеко летали птицы -
Дотянуться было не с руки.


Всё же надо как-то разобраться
В том, что ясно вроде бы давно -
Как уметь с сомненьями справляться,
Как от крови отличать вино.


Как не путать тесное с небесным…
Но ответы нам и так ясны.
И от снов мучительно-чудесных
По утрам глаза твои красны.


По преданьям камня - изумруда,
Всё, что кроме снов чудесных - ложь.
Что ж нам остаётся? Верить в чудо -
В то, что даже этот мир хорош.


В то, что и на этом белом свете
Можно жить, а значит - можно петь.
Надо только вспомнить: все мы - дети.
Значит, путь открыт. Пора лететь.


Взмах крылом - и небо стало ближе.
Если кто-то, плача над судьбой,
К нам взмолится - спустимся пониже,
Взглядом приглашая за собой.


Шамирзаев Жамалодин:


Давай присядем и поговорим,
Поговорим с тобою обо всём:
Хозяева мы здесь или гостим,
И для чего мы на Земле живём,

Зачем вино узнали мы на вкус,
Зачем звезду мы ищем в небесах,
Шестёрка в наших картах или туз,
И что сумеем прочитать в глазах,

Кому протянем руку в час беды,
И солнцем станет кто для нас самих,
Чьи нас поманят за собой следы,
И кто при жизни посвятит нам стих,

Зачем мы дышим воздухом седым,
Что сможем и не сможем мы простить,
Что значит быть свободным и простым...
С тобой о многом будем говорить.

Ведущий:

День - время действий, страстей, сомнений.

И только вечер и ночь дарят великое чувство, гениально выраженное в тютчевском: «Все во мне, и я во всем». То, к чему постоянно рвется душа…

А помните у того же Тютчева: Чувства - мглой самозабвенья Переполни через край! Дай вкусить уничтоженья, С миром дремлющим смешай?!

Чего ждет поэт? Зачем ему «уничтоженье» и что это такое?

Это ощущение своей незначительности, малости перед лицом вечности, смирение, слияние с миром природы, прекрасным, неповторимым, вечным…

Человек в этом мире словно соломинка в бушующем океане. И наша жизнь в этой бесконечности действительно мгновение. Но осознаем ли мы это? Послушайте, как непринужденно и просто об этом скажет Юлия Зачесова:

Мурадисова Хадижат:


Снежинки моросят, как дождь, легки,
Но на земле недолго остаются...
Сейчас бы в лете солнечном проснуться,
На море поглядеть из-под руки - 
И погрузиться в тёплую волну,
И на ладони моря покачаться,
С высоким небом взглядом обвенчаться
И слушать, слушать, слушать тишину...


Дагуев Гамзат:


Красное солнце в кровавую ванну ложится.
Ныне закат, словно тогой, тревогой окутан.
В бездну великую правит безумный возница.
Кажется, этому миру остались минуты.

Сердца, воды и дыханья осталось немного.
Блудным сынам не познать красоты как спасенья.
К боли и крови приводит кривая дорога.
И не помогут ни вера, ни гнев, ни смиренье.

Есть и другой путь - снискавших покоя и воли.
Землю, как душу, храня, подставлять небу плечи.
Навзничь упасть в бесконечное маково поле
И прорасти алым пламенем, хрупким и вечным.


Ведущий:


Что же на самом деле такое есть поэт в родном Отечестве? Истинные поэты по своей сути и небесному призванию не только ангелы - хранители России, отворяющие двери рая, они сама Россия со всеми ее слезами и улыбками, Россия талантливая, изумительная, но трагичная и неосуществленная.

«Пой, как птица небесная - только своим голосом», - советовал своим ученикам величайший Крамской. Юлия Зачесова поет своим голосом, и ни с кем его не перепутать:

Тагирова Зарипат:

Здесь совсем не бывает заката.

Никогда не бывает рассвета.

Туча серая словно из ваты

Сыплет камни на крышу из ветра.


Он явился к ней в дом, отрешенный,

Изменив ей с метелью и смертью.

Сумасшедшей звездой обожженный

И отмеченный мглы круговертью.


Постучался он в дом - нет ответа.

Он вошел - пусто в доме, - ни вздоха.

Паутина везде, нету света.

Где ж она?.. Дом в безмолвии. Плохо.


Льдом покрылися сильные плечи.

Грудь усеяна звездною пылью.

Догорели и спрятались свечи

По углам да за черной ковылью.


Повернулся и вышел за болью.

И услышал вдруг шепот с порога:

Ты поверь, не на все моя воля.

Ты узнай, не на все воля Бога.


Шел среди метеоров бесследных.

Рухнул там, где растет повилика.

И умчался в пространство бессмертных,

Не исторгнув предсмертного вскрика.


Кирингишиева Зайнаб:


Проколов колесо, вы спешите с утра
в мастерскую, где, изощряясь в остротах, 
молодые вихрастые мастера 
скажут вам: "Осторожно на поворотах!"

Я люблю мастерство человеческих рук, 
работяг трудовую мирность. 
Не беда, если вдруг надломился каблук. 
Ну а если душа надломилась -

сдайте душу в ремонт, если в ней дыра, 
в мастерскую поэзии, боль не утаивая,
там работают волшебные мастера - 
Пушкин, Хлебников, Есенин, Цветаева...


Ведущий:

На сцене Марижат Абдулазизова, чье искусство песни недоступно звону злата, чей дух с небом дружен, кто взойдет на сцену так просто и вместе с тем так достойно. Песня «Я о тебе не вспоминаю», слова Марижат Абдулазизовой, музыка Газихмы Абуева.


Ведущий:


Смена времен года, их строгая цикличность всегда привлекали внимание поэтов. Удивительно красиво они передают аромат ранней весны и атмосферу юного любовного влечения, буйство летних красок с молодостью и расцветом человеческим, осеннюю сумятицу со зрелостью и порой высших достижений его, зимний сон со старостью и смертью…

Глубок смысл природы. И без любви к ней невозможно полное счастье. Юлия Зачесова помогает обрести это счастье, обогащая и возвышая нас безмерно.


Тагирова Зарипат:


Лес изумрудный был и голубой.
В нём дети брали ягоды к столу, и
В нём солнце раздавало поцелуи
Жучкам и травам, ну и нам с тобой.

В лесу мы шли, куда глаза глядят.
Глядели же далёко - прямо в чащу.
Лешак из-под руки на нас таращил
Взгляд заспанный: эк занесло ребят!..

Мы знали - встретим озеро в глуши,
Небесный вздох, на грудь земли опавший…
Потом в траве лежали, глядя ввысь.
Сплетённых крон венец дробило солнце.
Казалось, Бог сейчас нам улыбнётся,
Казалось, этот лес - и есть вся жизнь...

Бог улыбнулся нам. А мы - ему.
В лесу, как прежде, ждёт нас земляника...
А в озере уж плаваем без крика,
Без кличей и без плеска... Почему?

Кто ведает... Молчанье тоже звук.
Молчаньем чудеса творить пристало,
Которые приблизят к нам Начало,
И Словом всё наполнится вокруг.


Атаева Зухра:


Порою не хватает веры
И кажется, что мир жесток
И что потери и химеры
Твердь выбивают из-под ног.

Что воздух августовский душен,
Что скорбь земная гнёт в дугу,
Что не слышны родные души,
И - "Всё... я больше не могу...".

Что та, в ком видишь Ариадну,
К спасенью не протянет нить,
А те, кто близок, безоглядно
Во тьму уходят... "Быть?.. не быть?..".


И вспомнится, что не безгрешен;
Берёт над сердцем верх тоска...
Сентябрь обнимет и утешит,
Как материнская рука.

И станет легче и уютней,
Как на коленях у отца.
Откроется средь мрачных будней
Неокончательность конца.

Раздвинутся глухие стены,
Нальются жизнью вздох и взор,
И песня вырвется из плена, – 
Её подхватит птичий хор

И понесёт над морем, садом, - 
А там ветрам её кружить...
Для этого немного надо:
До близкой осени дожить.


Ведущий:

Самый беспощадный ветер - неумолимое, беспристрастное время. Оно и самая большая загадка бытия. В одно и то же мгновение время проходит сквозь нас и мимо нас. Задавая себе вопросы, на которые нет ответов, человек остается человеком. Но как мал, беззащитен и греховен он! И как велико мироздание, прекрасное творение Божье, которое пугает нас не столько количеством своим, сколько качеством…

Но у Юлии Зачесовой время и человек сливаются воедино. Здесь мы улавливаем отблески величия и хрупкости красоты, отблески

беспредельности Вселенной.


Гирисханов Курбан:


Каждый человек - особый мир,
Разноцветный и неповторимый.
Бережём миры от чёрных дыр.
Мы меж тьмой и светом пилигримы.

Долог путь... Мы дети тишины,
Мы Востока с Западом слиянье,
Щит живой, чтоб не было войны,
Чтобы устояло мирозданье.


Ведомы нам правила игры,
Но порою рвёмся вон из круга...
Бережём мы хрупкие миры,
Чтоб не раскололись друг о друга…

Салибиев Зулумхан:


Я устаю от глупости людской.
Увы, и от своей - не в меньшей мере.
Я устаю считать свои потери,
Их провожать бесслёзною тоской.

Я устаю от ноющих висков.
Ползут сомненья, стены прогрызая.
Но продолжаю поднимать глаза я
На то, что выше всяких потолков.

Я устаю от суетных речей
И от того, что следует за ними...
Нам остаётся помнить только имя,
И верить, что любой из нас - ничей.


Ведущий:


Любой из нас - ничей. Легче всего в этом убедиться, конечно, на войне… Немногочисленны, но очень интересны стихи Зачесовой о войне. Вряд ли кого оставят равнодушным боль поэта, ее тревога за судьбы родины и самого человека, чье физическое и нравственное выживание отзываются щемящей болью в душах читателей, будоражат мысль, наводят на грустные, но очень необходимые размышления, заставляют вместе с автором искать ответы на сложнейшие вопросы нашего времени. А в поэзии же важнее всего чувство и дух - тот глагол, которым пророку было велено жечь сердца людей.


Юлия Зачесова:

Гремело - шёл четырнадцатый год

  Двадцатого тревожного столетья.

  Я прапорщик пехоты, и наш взвод

  Путь запер пруссакам... А ливень плетью

  

  Подлунный мир полосовал внахлёст.

  Не можно было скрыться от потопа.

  Стояла ночь. Не видно было звёзд.

  Окоп - не щит от влаги и озноба.

  

  Лишь не промокла синяя тетрадь

  За пазухой, в обложке из сафьяна...

  Недавно бой был. Нас атаковать

  Затеяли противники - и рьяно! -

  

  

Да просчитались: грянулись о нас.

  Подобной сечи мир не знал примера...

  Итог ничей. Настал затишья час.

  Я в том бою убил их офицера.

  

  Лицо узреть впервые довелось

  Погубленного мною человека.

  Черты его не сохраняли злость.

  Рот прям был, нос с горбинкой, как у грека.

  

  Без шлема ошишаченного он

  Похож на завсегдатая был очень

  Гостиной светской. Может, был умён.

  О лошадях, поэзии и прочем

  

  Я мог бы поболтать с ним. Кабы не...

  Но - раньше. А теперь - какая лира...

  Ну что же, на войне как на войне.

  И тут в прореху из его мундира

  

  Тетрадь упала. Я поднял. Стихи.

  Немецкие, конечно. И, похоже, -

  Я по-немецки знаю, - неплохи.

  Стихи - душа, её бросать негоже...

  

  Подумал я: а может, долг велит

  Мне тех стихов заняться переводом

  На речь страны, где автор был убит -

  Ни имени не ведаю, ни рода...

  

  Сам балуюсь стихами иногда...

  И - меж боями - выполнил. Вот строки:

  "...Зачем мы здесь? Скажите, господа.

  Куда ведут нас ратные дороги?

  

  Казалось нам, что скоро звон копыт

  Нас приведёт во вражию столицу,

  Казарменный казался грубым быт

  И мнилось, что коням вот-вот напиться

  

  Из тёмной и загадочной Невы.

  А пули вес - не станет и двух унций.

  Узнали, каково ходить на вы.

  Не знаем только, суждено ль вернуться..."

  

  А дальше - всё. Испорчены листы

  И порваны иные. Боль и небыль...

  Перевожу врага. Уж с ним на "ты".

  Да он, похоже, и врагом-то не был...

  

  Я, может быть, ещё переведу.

  Как срок настанет мне с землёй проститься, -

  С ним встретимся - в раю или в аду, -

  Спрошу, что там, на порванных страницах.


« Журавли». Слова Р. Гамзатова, музыка Ш. Шамхалова в исполнении «казбековского соловья» - Марижат Абдулазизовой.


Ведущий:


Как редко мы сегодня говорим о любви, настоящей любви, как редко сегодня она проявляет себя. Как легко мы отдали это слово на поругание тем, кто называет им совсем не то, что оно подразумевает: ведь любовью не занимаются - любовью живут. Она и есть настоящая любовь. И даже если озарит на короткий миг, то светом своим наполнит всю твою жизнь, в которой станет памятью и заветной звездой…

А Юлия Зачесова создала нежнейший, целомудреннейший образ любви.

В ее стихах удивительно красиво переплетаются земное и небесное, а

контрасты протягивают невидимые нити к дисгармонии современной жизни, к дисгармонии в душе человека с его тяготением к прекрасному и узким представлением о счастье:


Джамалдинова Садия:


Аккуратен, подтянут и строг, на висках седина;
Шаг уверенный, твёрдый; внимательный взгляд серых глаз.
Институт, первый курс... на профессора смотрит она,
Он читает им лекцию, новая тема сейчас.

Ждёт она этой пары, чтоб снова смотреть на него
И, забыв обо всём, слушать голос его вновь и вновь.
Ни подругам, ни маме не скажет она ничего.
Ей уже восемнадцать; ей кажется, это любовь.

А профессор, стараясь доступнее приподнести
Этим юным созданьям запутанный материал,
То и дело встречает взор девичий - Боже, прости...
Только раз он подобное в жизни своей испытал.

Как похожа она на его дорогую жену,
Что ушла молодой - и растаяло солнце во мгле...
Однолюб, он любил до сих пор лишь супругу одну.
Ныне - сын, внук, работа - вот счастье его на Земле.

Что ж ты, девочка, смотришь, твой взгляд для него - острый нож.
Ведь ему - шестьдесят... ранит сердце любовь-остриё.
...Он не знает о том, что со Стивеном Сигалом схож,
И что фото его - на экране мобилы её.

"Сын мой старше тебя..." - "Мыслей нежных о Вас не унять,
Я люблю Вас..." - "Записывай лекцию, позже спрошу...
Я немолод, увы..." - "Не обнять, так хотя бы понять
И хотя бы смотреть на меня, мой профессор, прошу".

...Громкий с пары звонок. Он уходит. Уходит она,
Дома - грязная кухня, усталая нервная мать,
Угрожает отец-алкоголик, напившись вина.
В старой ванной она запирается, чтобы мечтать…

Магомедова Зухра:

- Позвольте мне посметь Вас пригласить...

- Почту за честь
Дать руку Вам.
И в паре закружились.
Звучала в зале музыка, свечей было не счесть,
И блики света в хрустале дробились.

А после - стихло всё и замер полутёмный зал.
Гостей умчали кони и кареты.
Осталось только то, о чём он ей недосказал,
И тень её безмолвного ответа.


Атаева Зухра:


Он был словно ее вассал.

Лишь о ней его были грезы.

Песни пел, ее прощал,

Посвящал ей стихи и прозу.

…И недавно мне этот бред

Объяснили просто, прямо:

«Понимаете, он - Поэт,

А она - Прекрасная Дама»


Песня «То, о чем она ему недосказала», слова Бахумеседо Расуловой, музыка Газихмы Абуева, поет Марижат Абдулазизова…


Ведущий:


Мы здесь встречаем истинно - философские, дышащие космическим пространством, прекрасные звездные стихи.

Поэт верит в то, что звезды на небе держатся благодаря нашей любви.

Пока будут на земле сильные защищать слабых, пока будут люди любить друг друга и братьев своих меньших, звезды с неба не спадут и Великого потопа, Апокалипсиса, не будет:


Магомедсултанова Аминат:

Мир уткнулся в ладони. Чело скрыто бледной завесой.
В звонком воздухе кружат снежинки быстрей и быстрей.
Словно занавес после стоактной трагической пьесы,
Снегопад скрыл от взора дороги, дома и людей.

Снег-целитель идёт... остывает весь мир от агоний,
Снег прижмётся губами ко лбу воспалённой земли.
Мир в ладони уткнулся... Не плачь, это Божьи ладони,
Отведут боль-беду, как немало уже отвели.

Босиком по осколкам - путь горек, неблизок и труден.
Снег очистит сердца и прильнёт к пожелтевшей траве.
Отменён Страшный суд. Мир, ты слышишь? Потопа не будет.
Гладит Божья ладонь по вихрастой земной голове.



Абдусамедова Замира:


Долог путь... не видать конца-краю.
Я сажусь на валун придорожный.
Где меня ночь застанет - не знаю.
Подкрепиться пожалуй что можно.

Руку сунул в котомку - краюха
Заваляться должна там, не хуже
Пирога... Нет её! Даже духа!..
Видно, выпал в прореху мой ужин.

Мне б котомку достать поновее,
Или эту зашить? Впрочем, ладно...
Солнце гасят вечерние феи,
В кронах ветер бормочет невнятно.

Спать, светило, давай - день был долог.
Отдыхай от дневного накала...
Вдруг ко мне, как от солнца осколок,
На ладонь сверху звёздочка пала!

- Ты откуда?! 
- Да с неба. 
- Занятно.
Что ж мне делать с тобою прикажешь?
Я ж тебя не докину обратно!
- Как что делать? Неужто не знаешь?

Я желанье способна исполнить.
Но одно - и сгорю. Что желаешь?
- Ты же солнце - осмелюсь напомнить, -
Над одним из миров воссияешь...

- Да какое я солнце? Звезда я.
Ну, желай. И без лишних эмоций.
Что с того, что ещё молодая, - 
Пала я. Мне не вырасти в солнце.

Говори же скорей. Я сгораю.
- Что же тут пожелать...
- Неужели
Нет желаний?
- Полно их! Не знаю,
Что же выбрать. Ко мне не летели

Раньше звёзды... О, вот что!
Пусть люди –
До единого - счастливы будут!
- Невозможно - всем счастье на блюде.
На одно лишь способна я чудо.

- Что ж... На небо тогда возвращайся.
Станешь солнцем, поднимешься выше,
Дашь какому-нибудь миру счастье.
Я подброшу, не бойся... Лети же!

Мы осилим заботы земные.
Без тебя, посмотри, небо слепо.
Пусть нам светят все солнца ночные.
Ну давай, возвращайся на небо.

...Светлячком взмыла в небо. Глазами
Проводил её. Вот и порядок.
На сегодня я сыт чудесами.
О ночлеге подумать пора бы.

Мне периной трава - что ж, немало! –
А подушкой - котомка с прорехой.
А ведь новую мог бы, пожалуй,
Пожелать я котомку. Вот смеху...


Ведущий:

«Пусть люди до единого счастливы будут…» Не перекликается ли с гамзатовским:

В дни цветенья и в дни листопада

В мире, склонном к надеждам благим,

Мне отдельного счастья не надо,

Недоступного людям другим?..


Слово…



Ведущий:


В стихах Юлии Зачесовой остро ощущается пульс времени. И «небесная лестница» - мечта и тайна великих художников - недоступна тем, кто прикрывает свое бездушие дорогими мехами и кожами, горделиво вышагивая к верхним ступеням земной служебной лестницы по головам и судьбам страждущих и бедствующих братьев своих, безапелляционно попирая и без того униженное человеческое достоинство.

…Кажется, эти стихи рванулись из измученной груди художницы из замыслов в ночи завороженных, из непрестанной муки повседневной жизни с ее обманами и жестокостью, как крик уставшей души.

Мурадисова Хадижат:


Как ждётся осенью весна!
Кран откручу, наполню ванну...
Я жить, наверно, не устану,
Хоть грань порой уже видна.

Нет, к чёрту ванну. Лучше душ.
Да, так быстрей, привычней телу.
И с кожи пыль забот умело
Вода смывает... Копоть душ

Не смыть ей... Жаль. А отстирать
Бы душу "Тайдом" или мылом,
Иль наждаком - хватило б силы - 
Содрать всю боль... чтоб тишь да гладь...

Ни мыло тут и ни наждак...
Я вылезаю из-под душа.
Вот так бывает: ранит душу
Какой-нибудь дрянной пустяк.
Да что-то много пустяков.
И долго длится их осада.
Но не по мне молить: "Не надо!"
"Прорвёмся!" - мой ответ таков.

Я подопру спиной диван,
Возьму попавшуюся книгу.
Конечно, в ней увижу фигу.
Но книга лучше, чем экран.

Экзамен - жизнь... Шпаргалка где?
На ощупь, на авось, на ересь!..
Поставят хоть зачёт, надеюсь,
Мне за Экзамен на Суде. 





Ведущий:


Чувство душевного равновесия лирический герой обретает среди природы, в общении с друзьями. Именно в редкие минуты, когда ты в кругу друзей можешь просто помолчать или наоборот говорить и есть самые счастливые минуты в жизни человека.

Юлия Зачесова преисполнена душевной теплоты, у нее множество друзей, и доброжелательность к собратьям по перу удивительна. Это нежная флейта современной поэзии.


Саидбегова Забида:


Здравствуй, брат по перу! Мы с тобою почти не знакомы.
Колдовали со словом, плели из поэзии сны...
Осень катит к финалу, земля в ожидании комы...
Может, нужно уйти, чтоб вернее дожить до Весны?

Здравствуй, брат по перу! Нынче нужное слово смогу ли
Отыскать, ведь и прежде была я скупа на тепло.
Я пришла. Где ты, брат?.. Дней на десять с тобой разминулись.
Десять дней падал снег, и позёмкой твой след замело.

Здравствуй, брат! В твоём нынешнем Доме, должно быть, уютно.
Смотришь с фото со светлой и грустной улыбкой, Поэт.
Мы с тобою знакомы едва... Отчего же так трудно
Отпустить - и представить, что в мире тебя больше нет?

Здравствуй, брат по перу! Твоих крыльев размах на всё небо.
Боль, сомненья и страхи - всего лишь круги на воде...
Если солнце и Слово погаснут, и мы станем слепы,
Нам осветит звезда твоя путь, как маяк, в темноте.
Здравствуй, брат!


Аслангереева Залина:


Мы встретились. Вот чудеса!
Когда такое повторится?
Какие ласковые лица!
Что за лучистые глаза!

Оставим на потом дела.
Нам вместе - радостней и ярче.
Объятья душ тесней и жарче,
И никому не жаль тепла.

Беседа чуткая течёт,
И музык шумных фон пригашен.
И потолок уже неважен -
Высок над нами небосвод.

Мы к небу песней поплывём,
И кораблями станут крыши.
Друзья, ведь мы поём, как дышим,
А дышим так же, как поём.

Хоть после всем идти домой
Из музой сотканного круга,
Но свет сердец и слово друга
Любой из нас возьмёт с собой.

Если читая роман Пат1а Айтемировой «Рек1ел ц1адираби» в первый раз, ты следишь за сюжетом, то во второй раз можешь разбирать что, почему и как сказано, поражаешься архитектуре романа, тому, сколько ответвлений и ходов в нем содержится, при этом все они так или иначе работают на одну центральную линию. Слово одной самых ярких женщин района, она же и почитательница таланта Юлии Зачесовой.

Идиллия единения лирического героя с миром природы дает само по себе ощущение покоя, умиротворения, гармонии. Жизнь на этой земле, дарованная Богом - уже счастье. Да, прекрасна она, эта жизнь, полнокровная, многоцветная. И сколько раз, то ли испытав душевное потрясение от бездонной синевы неба, то ли онемев от восторга, увидев, как медленно плывет одинокая луна над волшебными горами, то ли совершенно опустошенный и одновременно возвышенный великой музыкой природы, рождались стихи, каждый из которых - шедевр.

Далиева Патимат:


Прекрасен летний лес! Кто там бывал - тот знает. 
Здесь вволю побродив, на мягкую траву 
Прилёг - а в тишине душа звенит лесная! 
Летит взор выше крон сосновых - в синеву... 

Вдруг рядом уловил движенье на травинке. 
Вот это стрекоза! И прямо на меня 
Глазищами глядит, а крылья-паутинки 
Тонки, но велики, дрожат, едва звеня. 

Наскучило, видать, ей мною любоваться. 
Надолго не привлечь стрекозий интерес. 
С травинки сорвалась в полёта быстром танце - 
Миг! - нет её... Таит улыбку старый лес. 

И я ушёл домой. Ушёл, забрав с собою 
И птичий пересвист, и воздух словно мёд, 
И мягкую траву, и небо голубое, 
И дивной стрекозы стремительный полёт.


Мой шаг приемлет жёлтая листва.
Не в первый раз я далеко от дома.
Ноябрьский воздух - кругом голова...
Мне всё знакомо здесь и незнакомо.

Забыл меня за лето старый лес.
Впустил под сень слегка насторожённо:
Что ждать, мол, от неё, каких чудес?
Что бродить здесь, в предзимних травах сонных?

Ну здравствуй. Узнаёшь? Вдруг - нет, не сон, - 
Хвост беличий мелькнул меж голых веток: 
Душа лесная скрылась в сети крон
И - словно улыбнулась напоследок. 

Атаева Зухра:


В лесу - ноябрь, и так легко дышать,
Пустить бы корни, стать одной из сосен...
И хоть весну не устаю я ждать,
Но поклонюсь тебе, святая осень.

Мой Новый год я праздную сейчас.
Христовых лет достигла без усилья...
Поздравь же, лес: я нынче родилась.
Жизнь мама подарила, небо - крылья. 

С тобой я рада праздник разделить.
Друзья? Иных уж нет, а те - далече... 
Любовь?.. Неважно. Будем, значит, пить
Росу, что от безвременья излечит.

Подарок? В том уже, что родилась.
В седых стволах почудилась усмешка.
Вновь белка - прыг ко мне! - и унеслась,
Оставив на ладони три орешка.


Игра на народных инструментах. Газихма Абуев со своими подопечными поют о том, «как музыка всюду живет - в шелесте трав, в шуме дубрав, как волшебство совершается вдруг и рождаются чистые звуки, серебром рассыпаясь вокруг, поет, как птица - музыка крыльями машет, как дождик - виртуоз играет на дудочке песенку берез…»



Ведущий:

Стихи Юлии Зачесовой - честные, пронзительные, настоящие, задевающие все струны души. Поэт воспевает иногда самые простые вещи, сумев сделать их предметом большой поэзии.

Но читать эти стихи надо медленно и много раз, в святые утренние и вечерние часы, как говорится, наедине с Богом, потому что глубокие мысли поэта облицованы такой обманчивой ясностью, ее очаровательные детали так уравнены вгладь, меткость так естественна и непринужденна, что при беглом чтении можно пропустить что-то очень важное.



Атаева Садия:


Идёт с понедельника, землю покрыл, не тая.
Дворы, пустыри и улицы замело.
Весна, чуть успев родиться, уже седая.
И только цветёт тропическим сном стекло.

А я сижу привычно на старой кухне.
Пью чай холодный, ведь здесь нипочём мороз.
И кажется: даже ежели мир и рухнет,
То ненадолго, а стало быть, не всерьёз.

Звонок подруги. Красивая, как ундина.
Проблемы с мужем, как мог так себя вести...
Её успокою. Конечно же, он скотина,
Но всё ж не подонок... Ну хочешь, могу зайти.

Счастливо. Звони. Налью себе чаю снова.
"Любовь - дерьмо", - повторю я в который раз,
Разглядывая цветок, голубой, как слово,
Подснежник, что подарил мне на кухне газ.


Ведущий:


"Любовь - дерьмо", - повторю я в который раз, Разглядывая цветок, голубой, как слово, Подснежник, что подарил мне на кухне газ». Красиво!

А красота обладает великой облагораживающей силой, потому что она, поселяясь в душе человека, заставляет ее петь, стремиться к прекрасному, придает силы противостоять жестокости повседневной жизни.

Стихи Юлии Зачесовой - это красота, мудрость и светоносность, это любовь и светлая печаль, это одинокая звезда для уставшего путника, это причалы Добра на своенравной реке Жизни:


Кирингишиева Зайнаб:


О чем поешь, вечерняя звезда,

Холодный свет на землю устремляя?

О тех, кто шли в иные города,

Тебя быть путеводной умоляя?


О тех, что, как по трапу, по лучу

Все шли и шли за горизонт, все выше…

О тех, что музу предпочли мечу

И верили, что кто-то их услышит.


О тех, кто пламя сердца не хранил,

С озябшими делясь им безвозмездно,

Кому мир без романтики не мил

И не страшны ни дьяволы, ни бездны.


О чем грустишь, вечерняя звезда,

На землю устремляя свет прозрачный?

О тех, кто уходили в никуда,

К тебе… О тех, что не могли иначе.


Ведущий:


Вспоминаю японского поэта:

Непрочен наш мир.

И я из той же породы

Вишневых цветов.

Все на ветру облетают.

Скрыться… Бежать… Но куда?..

А Юлия Зачесова знает куда: «Ну а если душа надломилась - сдайте душу в ремонт, если в ней дыра, в мастерскую поэзии, боль не утаивая, там работают волшебные мастера - Пушкин, Хлебников, Есенин, Цветаева...»

С уверенностью скажу: и Зачесова, чьи стихи помогают тебе почувствовать себя гостем на земле, осознать тленность бытия, ибо в этом высший смысл жизни.

И не менее важно осознать счастье быстротечности, сиюминутности, бренности нашей жизни - и вечности природы и самой жизни. Это ли не лучшая молитва на земле?


Мугидинова Раисат:


Видно, опоздали воскресать.

Что ж, и опоздавшим будет место

В той жизни, что дана нам вместо

Тех высот… не нужно нас спасать.


Мы пройдем обрывистой тропой.

Если доведется оступиться,

Нас поддержит радужная птица,

Крылья вздев над раненой судьбой.


Жизнь мила по-своему… хотя

Слишком долго были здесь гостями.

Серыми исхлестаны дождями,

Воспоем дожди мы, уходя.


Мог вершить миры из нас любой.

Мы идем вперед, чтоб возвратиться…

И запомнит небо наши лица,

Вознесясь хоругвью голубой.


Ведущий:


Стихи, если это подлинная поэзия, высвечивают заветнейшие уголки души их создателя. Только ли создателя? Нет, и нашей души!..

Поэзия Юлии Зачесовой достойна сопровождать нас на протяжении всей жизни, ибо находим в ней ответы на многие состояния души.

Когда раскрываешь томик ее стихов, перед тобой доверительная, глубокая, тревожная дума о времени и вечности; огромность духовного мира, космос души, все струны которой она заставляет звучать в Слове:

Все хором:


Пока из слов не пышет пламя
     И кровь не рвется на дыбы,
     Я меж бездельем и делами
     Брожу, как мученик судьбы!..

Не веселит тогда веселье,
     И дело валится из рук,
     И только слышен еле-еле
     Мне сердца дремлющего стук!..

Потянутся лихие годы
     В глухой и безголосой мгле,
     Как дым, в осеннюю погоду
     Прибитый дождиком к земле!..

 И в безглагольности суровой,
     В бессловной сердца тишине
     Так радостно подумать мне,
     Что этот мир пошел от Слова…  



Автор
Дата добавления 22.04.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров74
Номер материала ДБ-048836
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх