Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Конспекты / Литературный вечер "У войны не женское лицо", посвящённый 70-летию Великой Победы
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 26 апреля.

Подать заявку на курс
  • Русский язык и литература

Литературный вечер "У войны не женское лицо", посвящённый 70-летию Великой Победы

библиотека
материалов

Муниципальное общеобразовательное учреждение

«Ягельная средняя общеобразовательная школа»









Литературно-музыкальная композиция,

посвящённая 70 – летию со дня Великой Победы,

по повести С. А. Алексиевич

и стихам Ю. Друниной



«У войны не женское лицо».







Подготовила: Сусина Ирина Григорьевна,

учитель русского языка и литературы,

первая квалификационная категория.













2015 год

Оформление: В центре сцены плакат с изображением книги и надписью: «Светлана Алексиевич. У войны не женское лицо»; здесь же рисунок: в языках пламени три женских профиля – в каске, в пилотке, в косынке медсестры. Под рисунком - гвоздики.

Задник, изображающий стену с потрескавшейся и обвалившейся кое-где штукатуркой, на ней надписи, как на стенах рейхстага: «Не женская это доля – убивать», «Я пришла в Берлин, чтобы убить войну».



Ведущий: Так уж случилось, что наша память о войне и все наши представления о войне – мужские. Это и понятно: ведь воевали в основном мужчины. Но с годами мы всё больше и больше постигаем бессмертный подвиг женщины в войне, её величайшую жертву, принесённую на алтарь Победы.

Низкий наш поклон женщине, державшей на своих плечах тыл, сохранившей детишек и защищавшей страну вместе с мужчинами!

Сегодняшний вечер мы посвящаем женщинам, которые наравне с мужчинами добывали победу. Перед нами предстанут судьбы, жизни, искорёженные войной, потерей близких, утратой здоровья, женским одиночеством, невыносимой памятью военных лет.

(Звучит мелодия песни «Священная война», на сцену выходят чтецы).

1-й чтец: Всё, что мы знаем о женщине, лучше всего вмещается в слово «милосердие». Есть и другие слова – «сестра», «любимая», «жена», «друг» и самое высокое – «мать». Но милосердие – их суть и смысл. Женщина даёт жизнь, женщина оберегает жизнь, женщина и жизнь – синонимы.

2-й чтец: На самой страшной войне 20 века женщине пришлось стать солдатом. Она не только спасала, перевязывала раненых, но и стреляла из «снайперки», бомбила, подрывала мосты, ходила в разведку, врала «языка». Женщина убивала. Она убивала врага, обрушившегося с невиданной жестокостью на её землю, на её дом, на её детей.

Я ушла из детства в грязную теплушку,

В эшелон пехоты, в санитарный взвод.

Дальние разрывы слушал и не слушал

Ко всему привыкший сорок первый год.



Я пришла из школа в блиндажи сырые,

От Прекрасной Дамы в «мать» и «перемать»,

Потому что имя ближе, чем «Россия»,

Не могла сыскать… 1942 г.



3-й чтец: «Не женская это доля – убивать», - скажет одна из участниц войны. Другая распишется на стенах поверженного рейхстага: «Я, Софья Кунцевич, пришла в Берлин, чтобы убить войну».



4-й чтец: Маршал Советского Союза А. И. Ерёменко писал: «Едва ли найдётся хоть одна военная специальность, с которой не справились бы наши отважные женщины так же хорошо, как наши братья, мужья, отцы».



5-й чтец: Среди женщин-фронтовичек были медики, связистки, сапёры, лётчицы, снайперы, стрелки, зенитчицы, политработники, кавалеристы, танкисты, десантницы, матросы, регулировщицы, шофёры, рядовые банно-прачечных отрядов, повара, пекари, партизанки и подпольщицы.



1-чтец: Были среди девушек и комсорги танкового батальона, и механики, и водители тяжёлых танков, а в пехоте – командиры пулемётной роты, автоматчики, хотя в языке нашем у слов «танкист», «пехотинец», «автоматчик» нет женского рода, потому что эту работу ещё никогда не делала женщина.

Качается рожь несжатая,

Шагают бойцы по ней.

Шагаем и мы – девчата,

Похожие на парней.

Нет, это горят не хаты –

То юность моя в огне.

Идут по войне девчата,

Похожие на парней. 1942 г.



2-чтец: Всего за годы войны в различных родах войск на фронте служило свыше 800 тысяч женщин. Никогда ещё на протяжении всей истории человечества с только женщин не участвовало в войне.



3-й чтец: Так какие же они были, девчонки сорок первого, как уходили на фронт, как воевали? Пусть они сами расскажут о себе.

4-й чтец: Мы знакомим вас с героинями повести белорусской писательницы Светланы Александровны Алексиевич «У войны - не женское лицо» и лирической героиней стихов Юлии Друниной.

5-й чтец: Юлия Владимировна Друнина родилась в Москве в 1924 году. Вспоминая о своих школьных годах, она писала: «Моё поколение росло овеянное романтикой революции и гражданской войны. Любимой нашей песней была «Каховка», любимым фильмом – «Чапаев», любимой книгой – «Как закалялась сталь». Не они ли, светловская девушка в походной шинели, отчаянный легендарный комдив, суровый неистовый Павел Корчагин – привели нас в сорок первом году в райкомы и военкоматы с требованием отправить на фронт?» Сразу же после окончания школы, в первые дни войны Друнина ушла добровольцем в действующую армию и до конца 1944 года служила санинструктором (медсестрой) в стрелковом, а потом в артиллерийском полку. Награждена орденом Красной Звезды и медалью «За отвагу». В боях ранена и контужена, демобилизована из армии по ранению.

1-й чтец: Итак, перед вами предстанут не вымышленные герои, а настоящие участники Великой и страшной войны. И они расскажут о себе.

Тот же двор,

Та же дверь,

Те же стены.

Так же дети бегут гуртом.

Та же самая тётя Лена

Суетится возле пальто.



В класс вошла,

За ту парту села,

Где училась я десять лет.

На доске написала мелом:

x + y = z,

Школьным вечером,

Хмурым летом,

Бросив книги и карандаш,

Встала девочка с парты этой

И шагнула в сырой блиндаж. 1945 г.

(Чтецы уходят).

Ведущий: Вспоминает Ксения Сергеевна Осадчева. (Выходит девушка в солдатской гимнастёрке и пилотке).

1-я девушка: «…9-го июня 41 года мне исполнилось 18 лет, а меньше чем через две недели началась эта проклятая война. Со школьной скамьи мы пошли на строительство дороги Гагра – Сухуми. Я запомнила какой мы ели хлеб. Он был словно ёжик. В остюки и полову добавляли муки, чтоб слиплось, и. как пчелиные соты, наполняли водой. Полежит этот хлеб на столе. И возле него лужицы водицы, мы слизывали её языком.

В 42 году добровольно пошла в эвакосортировочный госпиталь 3201-й. Это был очень большой фронтовой госпиталь, который входил в состав Закавказского и Северо-Кавказского фронтов и отдельной Приморской армии. Бои шли очень жестокие, раненых было много. Меня поставили на раздачу питания – эта должность круглосуточная, уже утро, и надо подавать завтрак, а мы ещё раздаём ужин. Через несколько месяцев ранило в левую ногу – скакала на правой, но работала. Потом ещё дали должность сестры-хозяйки, это тоже надо быть на месте круглосуточно.

30-го мая 43 года ровно в час дня был массированный налёт на Краснодар. Я выскочила из здания посмотреть, как успели отправить раненых с железнодорожного вокзала. Две бомбы угодили в сарай, где хранились боеприпасы. На моих глазах ящики взлетали выше шестиэтажного здания и рвались. Меня ураганной волной отбросило к кирпичной стене. Потеряла сознание…

Когда пришла в себя, было шесть часов вечера. Пошевелила головой, руками – вроде двигаются, еле-еле продрала левый глаз а пошла в отделение, вся в крови. В коридоре встретила меня старшая сестра, она не узнала меня, спросила: «Кто вы? Откуда?» Подошла ближе, узнала и говорит: «Где тебя так долго носило, Ксеня? Раненые голодные, а тебя нет». Быстро перевязали голову, левую руку выше локтя, и я пошла получать ужин. В глазах темнело, пот лился градом. Стала раздавать ужин, упала. Привели в сознание, и только слышится: «Скорей!.. Быстрей!..» Я ещё сдавала для тяжелораненных кровь.

Двадцать месяцев никто не подменял, не сменял меня. Левая нога, опухшая до колена, забинтована, руку прооперировали, тоже перебинтована, голова забинтована. В школьные годы я сдавала нормы ГТО, но нет ещё спортсмена в мире, который бы в таком состоянии проскакал 20 месяцев круглосуточно. Я проскакала и перенесла всё.

Всё у нас сейчас восстановлено, всё утопает в цветах, а я изнываю от болей, у меня и сейчас не женское лицо. Я не могу улыбаться, я ежедневно стону за войну я так изменилась, что когда приехала домой, мама меня не узнала…»

Ведущий: Рассказывает Марина Петровна Смирнова, награждённая высшим знаком Международного Красного Креста – золотой медалью «Флоренс Найтингейл».

(Выходит следующая девушка).

2-я девушка: «Родилась и выросла я в Одесской области в 41 году окончила 10-й класс… Когда началась война, в первые же дни побежала в военкомат, отправили домой. Ещё дважды ходила туда и дважды получала отказ. 28 июля шли через нашу Слободку отступающие части, и я вместе с ними без всякой повестки ушла на фронт.

Когда впервые увидела раненого, упала в обморок. Потом прошло. Когда первый раз полезла под пули за бойцом, кричала так, что казалось, перекрикивала грохот боя. Потом привыкла…Через 10 дней меня ранило, осколок вытащила сама. Перевязала сама.

25 декабря 42 года наша 303-я дивизия 56-й армии заняла высоту на подступах к Сталинграду. Немцы решили её во что бы то ни стало вернуть. Завязался бой. На нас пошли немецкие танки, но их остановила артиллерия. Немцы откатились назад, на ничейной земле остался раненый лейтенант, артиллерист Костя Худов. Санитаров, которые пытались вынести его, убило. Поползли две овчарки-санитарки (я их там увидела впервые), но их тоже убило. И тогда я, сняв ушанку, встала во весь рост, сначала тихо, а потом всё громче запела песню «Я на подвиг тебя провожала». Умолкло всё с обеих сторон – и с нашей, и с немецкой. Подошла к Косте, нагнулась, положила на санки-волокуши и потащила к нашим. Иду, а сама думаю: «Только бы не в спину, пусть лучше в голову стреляют». Но не раздалось ни одного выстрела, пока не дошла до наших…

Всего из-под огня я вынесла 481-го раненого. Кто-то из журналистов подсчитал: целый стрелковый батальон…»

Чтец:

Только что пришла с передовой

Мокрая, замёрзшая и злая.

А в землянке нету никого.

И, конечно, печка затухает.



Так устала – руки не поднять,

Не до дров – согреюсь под шинелью.

Прилегла, но слышу, что опять

По окопам нашим бьют шрапнелью.



Из землянки выбегаю в ночь.

А навстречу мне рванулось пламя,

Мне навстречу - те, кому помочь

Я должна помочь спокойными руками.

И за то. Что снова до утра

Смерть ползти со мною будет рядом,

Мимоходом: «Молодец, сестра!» -

Крикнут мне товарищи в награду.



Да ещё сияющий комбат

Руки мне протянет после боя:

- Старшина, родная! Как я рад,

Что опять осталась ты живою! 1944 г.



Ведущий: Вспоминает Вера Иосифовна Хорёва.

3-я девушка: «…Ехала я на фронт и думала, что ненадолго. Взяла одну юбку, притом любимую, две пары косков и одни туфли. Из Воронежа мы отступали, но я помню., как мы пошли в магазин и я купила там себе туфли на высоких каблуках. Вот помню, что отступали. Страшно, везде грязища, а я зашла в магазин, и мне почему-то захотелось купить туфли. Как сейчас помню, такие изящные туфельки. И духи ещё купила…Трудно было сразу отказаться от обычной своей жизни, которой до этого жила. Война началась, а я же была ещё девчонкой…

Однажды вызывает меня замполит и говорит: «Вера Иосифовна, придётся вам работать с немецкими ранеными».

А у меня к этому времени уже были убиты на фронте два брата.

- Не буду.

- Но, понимаете, надо.

- А я психологически не смогу, у меня погибли 2 брата, я видеть немцев не могу, я готова их резать, а не лечить. Поймите меня…

- Это приказ.

- Раз приказ, тогда…

И я лечила этих раненых, делала всё, что надо, но я очень переживала. Тогда я нашла у себя первые седые волосы. Именно тогда. Я им делала всё, оперировала, кормила, обезболивала – всё как положено. Одно только я не могла делать – это вечерний обход. Утром ты перевязываешь раненого, слушаешь пульс, одним словом, делаешь что-то, а во время вечернего обхода надо поговорить с больным, спросить, как он себя чувствует. Вот этого я не могла. Перевязать, прооперировать – могла, а говорить с ними – нет. Я так замполита и предупредила: «Вечернего обхода делать не буду».

Ведущий: Санинструктор стрелковой роты Ольга Яковлевна Омельченко никогда не сможет забыть войны. Она вспоминает:

4-я девушка: «Никому не поверю, если скажет, что страшно не было. Вот немцы поднялись и идут, ещё 5 – 10 минут – и атака. Тебя начинает трясти…Но это до первого выстрела. А как услышишь команду, уже ничего не помнишь, вместе со всеми поднимаешься и бежишь. И тебе не страшно. А вот на второй день ты уже не спишь, тебе уже страшно. Всё вспоминаешь, все подробности, и до твоего сознания доходит, что тебя могли убить, и становится безумно страшно. Сразу после атаки лучше не смотреть на лица, это совсем какие-то другие лица, не такие, как у людей. Я не могу выразить, что это такое. Кажется, что все немножко ненормальные. На них смотреть страшно….

Страшно ли было умереть? Конечно, страшно. Но мы и другое понимали, что умереть в такое время – тоже история. Вот у меня такие чувства были. Я до сих пор не верю, что я живая осталась. И раненая, и контуженная, но живая. Глаза закрою, всё снова перед собой вижу. Снаряд попал в склад с боеприпасами, вспыхнул огонь. Солдат стоял рядом, охранял. Его спалило. Уже это был не человек, а чёрный кусок мяса… он только подскакивает, а все смотрят из окопчика, и никто ничего, все растерялись. Схватила я простыню, побежала, накрыла этого солдата и сразу легла на него. Он вот так покидался, пока разорвалось его сердце, и затих…

Разнервничалась, в крови вся. Кто-то из старых солдат подошёл, обнял, слышу, говорит: «Кончится война, и если она останется жива, с неё человека всё равно уже не будет, ей теперь всё». Мол, что я в таком ужасе, пережить его, да ещё в таком молодом возрасте. Меня трясло, как в припадке, отвели под руки в землянку.

А тут снова бой начался… Под Севском немцы атаковали нас по 7-8 раз в день. И я ещё в этот день выносила раненых с оружием. К последнему подползла, а у него рука совсем перебита. Ему ж нужно срочно отрезать руку и перевязать. А у меня нет ни ножа, ни ножниц. Сумка телепалась-телепалась у меня на боку, а они и выпали. Что делать? И я зубами грызла эту мякоть. Перегрызла, забинтовала…Бинтую. А раненый: «Скорее, сестра. Я ещё повоюю…» Весь в горячке.

И в этом бою, когда на нас пошли танки, двое струсили. Погибло много наших товарищей. Раненые попали в плен, которых я стащила в воронку. За ними должна была прийти машина... А когда эти двое струсили, началась паника. Цепь дрогнула, побежала. Раненых оставили. Мы пришли потом на это место, где они лежали. Кто с выколотыми глазами, кто с животом распоротым. К нашим раненым фашисты не имели жалости…

Я, как об этом узнала, как это увидела, за ночь чёрная сделалась. Утром построили весь батальон, вывели этих трусов. Поставили впереди. Зачитали, что им расстрел. И надо 7 человек, чтобы привести приговор в исполнение… Три человека вышли. Остальные стоят. Я взяла автомат и вышла. Как я вышла, все за мной… Нельзя было их простить. Из-за них такие смелые ребята погибли, самые лучшие погибли…»





Чтец:

Я только раз видала рукопашный.

Раз – наяву. И тысячу – во сне.

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне. 1943 г.



Ведущий: Трудно вспоминать о пережитом на фронте. Светлана Александровна Алексиевич, готовя материалы для своей книги, встретилась с десятками женщин, выслушала и записала на магнитофон их взволнованные рассказы. Она пишет: «Начинают рассказывать тихо, а к концу почти кричат. Потом сидят подавленные, растерянные. И ты чувствуешь себя виноватой. Знаешь, что уйдёшь, а они будут глотать таблетки, пить успокоительное».

Рассказы женщин бередят бушу, заставляют поражаться их не женской, нечеловеческой силе. И снова мучает вопрос: «Какими же надо быть, чтобы всё это вынести?»

5-я девушка: «Какие были у нас девчонки, спрашиваете? У нас была Чернова, уже беременная, она несла мину на боку, где рядом билось сердце будущего ребёнка. Вот и разбирайтесь с этим, что это были за люди. Нам зачем в этом разбираться, мы такими были. Нас такими воспитали, что Родина и мы - одно и то же.

Или другая моя подруга, она водила по городу свою дочку, а у той под платьицем тело было обёрнуто листовками, и она поднимала ручки и жаловалась: «Мама, мне тесно…» А на улицах везде немцы, полицаи».



Ведущий: Но как ни страшна война, были и на фронте курьёзные случаи. И о них по прошествии многих лет вспоминают женщины.

6-я девушка: «Ну, и вот прибыли мы на фронт…Под Оршу… В 62-ю стрелковую дивизию… Командир, как сейчас помню, полковник Бородин, он увидел нас, рассердился: девчонок мне навязали. Но потом пригласил к себе, угостил обедом. И, слышим, спрашивает у своего адъютанта: «Нет ли у нас чего сладкого к чаю?» Мы обиделись: за кого он нас принимает? Мы воевать приехали…А он нас принимал не как солдат, а как девчонок. По возрасту мы ему были дочери. «Что ж я с вами делать буду, милые вы мои?» - вот как он к нам относился, как он нас встретил, а мы же воображали, что уже вояки…

Назавтра заставил показать, как умеем стрелять, маскироваться на местности. Отстрелялись хорошо, даже лучше мужчин-снайперов, которых отозвали с передовой на двухдневные курсы. А затем маскировка на местности… полковник пришёл, ходит, осматривает поляну, потом стал на одну кочку – ничего не видно. И тут кочка под ним взмолилась: «Ой, товарищ полковник, не могу больше. Тяжело!» ну и смеху было! Он поверить не мог, что так хорошо можно замаскироваться. «Теперь, - говорит, - свои слова насчёт девчонок беру обратно».

7-я девушка: «…Вызвали нас в военкома и сказали: «Вот вам 2 часа времени, соберётесь, и отправляемся вас на фронт». Я собралась, сложила всё в один маленький чемоданчик.

- Что вы взяли с собой на войну?

- Конфеты.

- Как?

- Целый чемодан конфет. Мне там, в той деревне, куда направили, дали подъёмные. Деньги были, и я на все эти деньги купила целый чемодан шоколадных конфет. А наверх положила фотографию курса, где все мои девчонки.

Пришла в военкомат. Военком спрашивает: «Куда вас направлять?» Я ему говорю: «А подруга моя куда пойдёт?» Мы с ней вместе в Ленинградскую область приехали. Она работала в соседней деревне за 15 километров. Он смеётся: «Она точно так же спросила».

8-я девушка: «…Мы пришли необученные, кто в каком звании – не понимали, и старшина нас всё время учил, что теперь мы настоящие солдаты. Должны приветствовать любого выше нас по званию , ходить подтянутыми. Шинель на застёжках.

Но солдаты, глядя, что мы такие молодые девчонки, любили подшутить над нами. Послали меня однажды за чаем. Я прихожу к повару. Он на меня смотрит:

- Чего пришла?

Я говорю:

- За чаем…

- Чай ещё не готов.

- А почему? – Повара в котлах моются. Сейчас помоются, будем чай кипятить…

Я приняла это вполне серьёзно, взяла свои вёдра, иду обратно. Встречаю врача.

- А чего ты пустая идёшь?

Я отвечаю:

- Да повара в котлах моются. Чай ещё не готов.

Он за голову схватился:

- Какие повара в котлах моются?..

Вернул меня, выдал хорошенько этому повару, налили мне 2 ведра чаю. Несу чай. А навстречу мне идут начальник политотдела и командир бригады. Я тут же вспомнила, как нас учили, чтобы мы приветствовали каждого, потому что мы рядовые бойцы. А они идут двое. Как же я их двоих буду приветствовать? Иду и соображаю. Поравнялись, я ставлю вёдра, обе руки к козырьку и кланяюсь одному и второму. Они шли, меня не замечали, а тут остолбенели от изумления:

- Кто тебя так учил честь отдавать?

- Старшина учил, он говорит, что каждого надо приветствовать. И вы идёте двое и вместе…»

Ведущий: И всё же война остаётся войной. На ней убивают, теряют друзей, сыновей, отцов. Убивают матерей и дочерей.

Чтец:

Мы легли у разбитой ели,

Ждём, когда же начнёт светлеть.

Под шинелью вдвоём теплее

На продрогшей, гнилой земле.



- Знаешь, Юлька, я против грусти,

Но сегодня она не в счёт.

Дома, в яблочном захолустье,

Мама, мамка моя живёт.



У тебя есть друзья, любимый,

У меня – лишь она одна.

Пахнет в хате квашнёй и дымом,

За порогом бурлит весна.



Старой кажется: каждый кустик

Беспокойную дочку ждёт…

Знаешь. Юлька, я против грусти,

Но сегодня она не в счёт.



Отогрелись мы еле-еле,

Вдруг нежданный приказ: «Вперёд!»

Снова рядом в сырой шинели

Светлокосый солдат идёт.



С каждым днём становилось горше.

Шли без митингов и знамён.

В окруженье попал под Оршей

Наш потрёпанный батальон.



Зинка нас повела в атаку,

Мы пробились по чёрной ржи.

По воронкам и буеракам,

Через смертные рубежи.



Мы не ждали посмертной славы.

Мы хотели со славой жить.

Почему же в бинтах кровавых

Светлокосый солдат лежит?



Её тело своею шинелью

Укрывала я, зубы сжав,

Белорусские ветры пели

О рязанских глухих садах.



Знаешь, Зинка, я против грусти,

Но сегодня она не в счёт.

Где-то, в яблочном захолустье,

Мама, мамка моя живёт.



У меня есть друзья, любимый,

У неё ты была одна.

Пахнет в хате квашнёй и дымом,

За порогом бурлит весна.



И старушка в цветастом платье

У иконы свечу зажгла.

Я не знаю, как написать ей,

Чтоб тебя она не ждала? 1944 г.



Ведущий: Вот как о войне рассказали нам героини повести Светланы Алексиевич «У войны – не женское лицо и поэтесса-фронтовичка Юлия Друнина.

Сегодня у нас в гостях… (рассказ приглашённого ветерана)

Ведущий: У поэта Роберта Рождественского есть стихи о женщинах и их совсем не женской миссии: быть на войне, защищать себя, свою родину, свою ещё не познанную любовь.

Чтец:

Как разглядеть за днями след нечёткий?

Хочу приблизить к сердцу этот след…

На батарее были сплошь – девчонки,

А старшей было восемнадцать лет.



Лихая чёлка над прищуром хитрым,

Бравурное презрение к войне…

В то утро танки вышли прямо к Химкам.

Те самые. С крестами на броне…



И старшая, действительно старея,

Как от кошмара, заслонясь рукой,

Скомандовала тонко: Батарея-а-а!

(Ой, мамочка!.. Ой, родная!..) Огонь!..-



И – залп!.. И тут они заголосили,

Девчонки. Запричитали всласть.

Как будто бы вся бабья боль России

В девчонках этих вдруг отозвалась!..



Кружилось небо – снежное, рябое.

Был ветер обжигающе горяч.

Былинный плач висел над полем боя,

Он был слышней разрывов – этот плач!..



Ему – протяжному земля внимала,

Остановясь на смертном рубеже.

- Ой, мамочка!.. Ой, страшно мне!.. Ой, мама!..

И снова: Батарея-а-а!..



И уже пред ними посреди земного шара,

Левее безымянного бугра

Горели неправдоподобно жарко

Четыре чёрных танковых костра.



Раскатывалось эхо над полями,

Бой медленною кровью истекал.

Зенитчицы кричали и стреляли,

Размазывая слёзы по щекам!



И падали и подымались снова

Впервые защищая наяву

И честь свою (в буквальном смысле слова!)

И Родину. И маму. И Москву.



Весенние пружинящие ветки.

Торжественность венчального стола.

Неслыханное: «Ты моя – навеки!..»

Несказанное: «Я тебя ждала…»



И губы мужа. И его ладони.

Смешное бормотание во вне.

И то, чтоб закричать в родильном доме:

«Ой, мамочка! Ой, мама! Страшно мне!!.



И ласточка. И дождик над Арбатом.

И ощущенье полной тишины…

Пришло к нам это после. В сорок пятом.

Конечно, к тем, кто сам пришёл с войны…

Ведущий: Не всем было суждено прийти с этой самой страшной войны. Но память о них, о героях и рядовых, всегда в наших сердцах.

Минутой молчания почтим их память. (Минута молчания).

Ведущий: услышанные сегодня рассказы женщин рисуют облик войны, у которой совсем не женское лицо. Они звучат как предостережение, как обвинение тем, кто развязывает войну, будь она 70 лет назад, или сегодня, или ещё готовится…Войне говорят «нет!» матери, жёны, сёстры, дочери. Войны, будь они даже маленькие, - для женщины всегда великие.

Женщина отвергает смерть, женщина призвана любить и продолжать Жизнь!

Автор
Дата добавления 05.02.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Конспекты
Просмотров108
Номер материала ДВ-418878
Получить свидетельство о публикации

"Инфоурок" приглашает всех педагогов и детей к участию в самой массовой интернет-олимпиаде «Весна 2017» с рекордно низкой оплатой за одного ученика - всего 45 рублей

В олимпиадах "Инфоурок" лучшие условия для учителей и учеников:

1. невероятно низкий размер орг.взноса — всего 58 рублей, из которых 13 рублей остаётся учителю на компенсацию расходов;
2. подходящие по сложности для большинства учеников задания;
3. призовой фонд 1.000.000 рублей для самых активных учителей;
4. официальные наградные документы для учителей бесплатно(от организатора - ООО "Инфоурок" - имеющего образовательную лицензию и свидетельство СМИ) - при участии от 10 учеников
5. бесплатный доступ ко всем видеоурокам проекта "Инфоурок";
6. легко подать заявку, не нужно отправлять ответы в бумажном виде;
7. родителям всех учеников - благодарственные письма от «Инфоурок».
и многое другое...

Подайте заявку сейчас - https://infourok.ru/konkurs


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ


Идёт приём заявок на международный конкурс по математике "Весенний марафон" для учеников 1-11 классов и дошкольников

Уникальность конкурса в преимуществах для учителей и учеников:

1. Задания подходят для учеников с любым уровнем знаний;
2. Бесплатные наградные документы для учителей;
3. Невероятно низкий орг.взнос - всего 38 рублей;
4. Публикация рейтинга классов по итогам конкурса;
и многое другое...

Подайте заявку сейчас - https://urokimatematiki.ru

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх