Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / ИЗО, МХК / Другие методич. материалы / Литературно-музыкальная гостиная «М.А. Булгаков. Жизнь, творчество, личность», посвящённая 125-летию со дня рождения писателя
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • ИЗО, МХК

Литературно-музыкальная гостиная «М.А. Булгаков. Жизнь, творчество, личность», посвящённая 125-летию со дня рождения писателя

библиотека
материалов


ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ КАЛИНИНГШРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

«ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ»








Методическая разработка

Внеурочного мероприятия


Литературно-музыкальная гостиная, посвящённая

125 – летию со дня рождения М. А. Булгакова


«М.А. Булгаков. Жизнь, творчество, личность»


C:\Users\Sysadmin\Desktop\250_188_fixedwidth.jpg





2016











Методическая разработка открытого внеурочного мероприятия предназначена для преподавателей, кураторов групп, классных руководителей общеобразовательных классов, учеников 7 -11 классов и студентов среднего профессионального образования, обучающихся по специальности 49.02.01 Физическая культура; 44.02.01 Дошкольное образование; 44.02.02 Преподавание в начальных классах







Разработчики:

Хмельницкая О.И преподаватель мировой художественной культуры и музыки

Ф.И.О., ученая степень, звание, должность

Тихонова Р.А. преподаватель мировой художественной культуры и музыки

Ф.И.О., ученая степень, звание, должность























Пояснительная записка

Литература - одно из главных духовных богатств человека. Русская литература, имеющая вековые традиции и сохраняющая лучшие образцы духовной человеческой памяти, связывает воедино социальное и природное, помогает обучающимся постигать свой внутренний мир, чутко прислушиваться к своим и чужим душевным переживаниям. Однако нужно с сожалением признать, что в последние годы интерес к художественной литературе, к русской классике, неуклонно падает. Все больше время обучающиеся уделяют телевизору, современной музыке, работе с компьютером. Поэтому возникает необходимость в проведении мероприятий, способствующих развитию интереса к словесности, заинтересованному знакомству с нею, формированию духовного мира, его эстетической восприимчивости, открывающих возможности широкого нравственного осмысления материала.

Цель - продолжить знакомство с биографией писателя, основными этапами творческого пути, его местом в мире современной литературы; создать оптимальные условия для раскрытия творческого, интеллектуального потенциала учащихся

Образовательные

расширение знаний обучающихся о жизни и творчестве М. А. Булгакова; ознакомление с воспоминаниями современников писателя;

Развивающие

формирование индивидуальных оценочных суждений о жизни и творчестве писателя;

развитие творческих, актёрских способностей.

Воспитательные

воспитание культурной, духовной, интеллектуальной личности, способной по достоинству оценить художественное своеобразие творчества М.А. Булгакова;

формирование навыков учебного общения и сотрудничества со сверстниками.

Область применения: литературно-музыкальная гостиная, посвященная творчеству М.А. Булгакова.







Литературно-музыкальная гостиная

«М.А. Булгаков. Жизнь, творчество, личность»

(На сцене полумрак. Стол, на нем лампа под зеленым абажуром, свечи. За столом ведущие. Негромко звучит музыка – партия альта из «Страстей по Матфею» И.С.Баха)

1-й ведущий: Из семейного архива родной сестры М. Булгакова Н.А. Земской: «1891 г. Весна. В Киеве па Госпитальной улице, которая, подобно большинству киевских улиц, шла в гору, в доме № 4 у магистра Киевской духовой академии доцента по кафедре древней гражданской истории родился первенец. Отца звали Афанасий Иванович. Мальчик рос, окружённый заботой. Отец был внимателен, заботлив, а мать - жизнерадостная и очень веселая женщина. Хохотунья. И вот в этой обстановке начинает расти смышленый, очень способный мальчик».

Михаил рос не одиноко. Появились братья и сестры. Всего в семье было семеро детей: четыре сестры и три брата. Родители сумели сдружить и сплотить эту большую и разнохарактерную компанию: «Я хочу отметить один факт, - писала Земская, - на который стоит обратить внимание. У матери в семье было шесть братьев и три девочки. И из шести братьев трое стали врачами. В семье отца один был врачом. После смерти нашего отца, потом, не сразу мать вышла второй раз замуж, и наш отчим тоже был врачом. Поэтому я опровергаю здесь мнение, что Михаил Афанасьевич случайно выбрал эту профессию. Совсем не случайно.

Читатель он был страстный, с младенческих же лет. Читал очень много, и при его совершенно исключительной памяти он многое помнил из прочитанного и все впитывал в себя.

2-й ведущий: Из воспоминаний К. Паустовского: «Мне привелось учиться вместе с Булгаковым в 1-й Киевской гимназии. Михаил был жаден до всего, если можно так выразиться, выпуклого в окружающей жизни. Все, что выдавалось над ее плоскостью, будь то человек или одно какое-нибудь его свойство, удивительный поступок, непривычная мысль, внезапно замеченная мелочь, - все это он схватывал без всякого усилия и применял и в прозе, и в пьесах, и в обыкновенном разговоре. Может быть, поэтому никто не давал таких едких и «припечатывающих» прозвищ, как Булгаков. «Ядовитый имеете глаз и вредный язык, - с сокрушением говорил Булгакову инспектор Бодянский, - прямо рветесь на скандал, хотя и выросли в почтенном профессорском семействе. Это ж надо придумать! Ученик вверенной нашему директору гимназии обозвал этого самого директора маслобоем! Неприличие какое! И срам!» Глаза при этом у Бодянского смеялись.

3-й ведущий: В 1916 г. Михаил Булгаков сдает выпускные экзамены в Киевском университете на звание врача. В дипломе указано, что М.А. Булгаков «утверждён в степени лекаря с отличием».

После окончания учебы Булгаков направлен служить земским врачом в Никольскую земскую больницу Сычевского уезда

4-й ведущий: Из воспоминаний первой жены Булгакова Татьяны Николаевны Кисельгоф (урожденной Лаппа): «В начале 1918 г. он освободился от земской службы, мы поехали в Киев - через Москву. Оставили вещи, пообедали в «Праге» и сразу поехали на вокзал, потому что последний поезд из Москвы уходил в Киев, потом уже нельзя было бы выехать. Мы ехали, потому что не было выхода - в Москве остаться было негде».

2-й ведущий: В 1921 г. Булгаков все же приезжает в Москву, чтобы там жить и работать. В 1922 г. поступает на службу в газету «Гудок». Из воспоминаний К. Паустовского: «Легкость работы Булгакова поражала всех <...>. Это - брызжущий через край поток воображения <...>. В то время Булгаков часто заходил к нам, в соседнюю с «Гудком» редакцию морской и речной газеты «На вахте». Ему давали письмо какого-нибудь начальника пристани или кочегара. Булгаков проглядывал письмо, глаза его загорались веселым огнем, он садился около машинистки и за 10-15 минут надиктовывал такой фельетон, что редактор только хватался за голову, а сотрудники падали на стол от хохота. Получив тут же, на месте, за этот фельетон свои пять рублей, Булгаков уходил, полный заманчивых планов насчет того, как здорово он истратит эти пять рублей. <.. .> Однажды зимой он приехал ко мне в Пушкино <.. .>. А через полчаса Булгаков устроил у меня на даче неслыханную мистификацию, прикинувшись перед не знавшими его людьми военнопленным немцем, идиотом, застрявшим в России после войны. Тогда я впервые понял всю силу булгаковского перевоплощения. За столом сидел, тупо хихикал, белобрысый немчик с мутными пустыми глазами. Даже руки у него стали потными. Все говорили по-русски, а он не знал, конечно, ни слова на этом языке. Но ему, видимо, очень хотелось принять участие в общем оживленном разговоре, и он морщил лоб и мычал, мучительно вспоминая какое-нибудь единственное, известное ему русское слово. Наконец его осенило. Слово было найдено. На стол подали блюдо с ветчиной. Булгаков ткнул вилкой в ветчину, крикнул восторженно: «Свыня! Свыня!» - и залился визгливым торжествующим смехом. Ни у кого из гостей, не знавших Булгакова, не было никаких сомнений в том, что перед ними сидит молодой немец, к тому же еще полный идиот. Розыгрыш длился несколько часов, пока Булгакову не надоело и он вдруг па чистейшем русском языке не начал читать «Мой дядя самых честных правил».

3-й ведущий: К 1923 г. Михаил Булгаков, но его собственному выражению, «возможность жить уже добыл». Его фельетоны и очерки получают широкую известность. В них - половодье авторских чувств: искренняя радость оттого, что жизнь налаживается, возвращается в нормальное русло. «Москва краснокаменная», «Самогонное озеро», «Сорок сороков», «Столица в блокноте» - все эти произведения не утратили актуальности и в наше время. Свои чувства и настроения автор, как правило, старался выражать в юмористической форме.

В это же время создается блестящая философско-сатирическая повесть «Собачье сердце», но опубликована она была лишь в 1987 году. В повести Михаил Булгаков бросил вызов самой идее революции – социальному равенству, понимаемому как то, что «любая кухарка может управлять государством». Не может, - показал Булгаков! Человек, который берется не за свое дело и не имеет к нему способностей, становится разрушителем.

4-й ведущий: Добрейший пес Шарик, превращенный в ходе хирургического эксперимента профессором Преображенским в «пролетария Шарикова», едва встав на две конечности, начинает агрессивно посягать на роль «начальника» жизни и чуть не сживает со света своего «папашу» профессора. Булгаков не верил в возможность революционных (хирургических) преобразований, противопоставлял им путь естественной эволюции. Пережив ужас общения со своим созданием, к этой же мысли приходит и профессор Преображенский.

(Музыка: П.И. Чайковской «Серенада Дон Жуана»)

Сценка из повести М. Булгакова «Собачье сердце»

Автор. Был зимний вечер. Конец января. Предобеденное, предприёмное время. На притолоке у двери в приемную висел белый лист бумаги, на коем рукою Филиппа Филипповича было написано…

Далее герои выходят по очереди на середину сцены, говорят свою реплику (играют ее) и уходят.

Преображенский. Семечки есть в квартире запрещаю.

Борменталь. Игра на музыкальных инструментах от пяти часов дня до семи часов утра воспрещается.

Зина. Когда вернетесь, скажите Филиппу Филипповичу: я не знаю — куда он ушел. Федор говорил, что со Швондером. (уходит за сцену)

Преображенский. Сто лет буду ждать стекольщика?

Дарья Петровна. Зина ушла в магазин, сказала, приведет (уходит)

Оставшиеся герои (Борменталь и Преображенский) рассаживаются на сцене. Начинается действие.

В отдалении глухо трещит стекло, затем заглушенный женский визг, что-то грохнуло. Захлопали двери, низкий крик Дарьи Петровны. Затем воет Шариков.

Преображенский. (вскакивая) Боже мой, еще что-то!

Борменталь. (вскакивает вслед за Преображенским) Кот.

Выскакивает Зина и вплотную наскакивает на Преображенского.

Преображенский. (в бешенстве) Сколько раз я приказывал — котов чтобы не было. Где он?! Иван Арнольдович, успокойте, ради бога, пациентов в приемной!

Зина. В ванной, в ванной проклятый черт сидит.

Все перед дверью в ванную.

Преображенский. Открыть сию секунду!

Шариков. (из-за двери кому-то) Убью на месте…

Появляется Дарья Петровна. В комнату заглядывает старуха.

Старуха. (с любопытством) О, господи Иисусе!

Преображенский. (грозно) Что вам надо?

Старуха. Говорящую собачку любопытно поглядеть (перекрещивается).

Преображенский подошел к старухе вплотную.

Преображенский. Сию секунду из кухни вон!

Старуха пятится к дверям.

Старуха. Что-то уж больно дерзко, господин профессор.

Преображенский. Вон, я говорю! (оборачивается к Дарье Петровне) Дарья Петровна, я же просил вас!

Дарья Петровна. (сжимая руки в кулаки) Филипп Филиппович, что же я поделаю? Народ целые дни ломится, хоть все бросай.

Преображенский. (Борменталю) Иван Арнольдович, убедительно прошу… Гм… Сколько там пациентов?

Борменталь. Одиннадцать.

Преображенский. Отпустите всех, сегодня принимать не буду. (в сторону ванной, где сидит Шариков) Сию минуту извольте выйти! Зачем вы заперлись?

Шариков. (жалобно) Гу-гу!

Преображенский. Какого черта!.. Не слышу, закройте воду.

Шариков. Гау! Гау!..

Преображенский. (раздражаясь) Да закройте воду! Что он сделал — не понимаю…

Дарья Петровна. Вот он!

Показывается голова Шарикова.

Преображенский. Вы с ума сошли? Почему вы не выходите?

Шариков. Защелкнулся я.

Борменталь. Откройте замок. Что ж, вы никогда замка не видели?

Шариков. Да не открывается, окаянный!

Зина. (всплеснув руками) Батюшки! Он предохранитель защелкнул! (начинает вытирать тряпкой воду на полу)

Преображенский. Там пуговка есть такая! Нажмите ее книзу… Вниз нажимайте! Вниз! Выходите!

Шариков. Бить будете, папаша?

Преображенский. Болван!

Борменталь идет к двери и с кем-то разговаривает.

Борменталь. Не будет сегодня приема, профессор нездоров. Будьте добры отойти от двери, у нас труба лопнула…

Голос за дверью. А когда же прием? Мне бы только на минуточку…

Борменталь. Не могу, профессор лежит и труба лопнула. Завтра прошу. (поворачивается к Зине) Зина! Милая! Отсюда вытирайте, а то она на парадную лестницу выльется.

Зина. Тряпки не берут.

Федор. Сейчас кружками вычерпаем, сейчас.

Посетитель. Когда же операция?

Федор. Труба лопнула…

Посетитель. Я бы в калошах прошел…

Борменталь. Нельзя, прошу завтра.

Посетитель. А я записан.

Борменталь. Завтра. Катастрофа с водопроводом.

Шариков. До чего вредное животное!

Преображенский. Вы про кого говорите? позвольте узнать.

Шариков. Про кота я говорю. Такая сволочь.

Преображенский. Знаете, Шариков, я положительно не видал более наглого существа, чем вы.

Борменталь хихикает.

Преображенский. Вы просто нахал. Как вы смеете это говорить? Вы все это учинили и еще позволяете… Да нет! Это черт знает что такое!

Борменталь. Шариков, скажите мне, пожалуйста, сколько времени вы еще будете гоняться за котами? Стыдитесь! Ведь это же безобразие! Дикарь!

Шариков. Какой я дикарь? ничего я не дикарь. Его терпеть в квартире невозможно. Только и ищет — как бы что своровать. Фарш слопал у Дарьи. Я его поучить хотел.

Преображенский. Вас бы самого поучить! вы поглядите на свою физиономию в зеркале.

Шариков. Чуть глаза не лишил.

(Музыка: В. Дашкевич главная тема из к/фильма «Собачье сердце»)

1-й ведущий: В 1924 году Булгаков расстался со своей первой женой и, на одном из литературных вечеров, встретил свою вторую официальную жену Любовь Белозерскую.

В 1925 г. Булгаков закончил роман «Белая гвардия». Булгакова волновала одна проблема: кто бы ни захватывал власть, какие идеи бы пи исповедовались при этом, насилие всегда сопровождается кровопролитием. События Гражданской войны писатель стремился рассматривать объективно, при этом «стать бесстрастно над белыми и красными». Кроме того, Булгаков пытается указать на то, что человеческая жизнь в пылу Гражданской войны практически обесценивается. Обесцениваются и вечные составляющие человеческой жизни - родной очаг, дом. Именно поэтому дом Турбинных, его обстановка как бы очеловечиваются писателем. (Музыка: Романс «Белой акации гроздья душистые» фоном. На сцену выходит чтец.)

Чтец: «Много лет в доме № 13 по Алексеевскому спуску изразцовая печка в столовой грела и растила Еленку маленькую, Алексея старшего и совсем крошечного Николку. Как часто читался у пышущей жаром изразцовой площади «Саардамский Плотник», часы играли гавот, и всегда в конце декабря пахло хвоей, и разноцветный парафин горел на зеленых ветвях. В ответ бронзовым, с гавотом, что стоят в спальне матери, а ныне Еленки, били в столовой черные стенные башенным боем. Покупал их отец давно <...>. К ним все так привыкли, что, если бы они пропали как-нибудь чудом со степы, грустно было бы, словно умер родной голос, и ничем пустого места не заткнешь <.. .>. Изразец и мебель старого красного бархата, и кровати с блестящими шишечками, потертые ковры, пёстрые и малиновые, с соколом на руке Алексея Михайловича, <.. .> бронзовая лампа под абажуром, лучшие на свете шкапы с книгами, пахнущие таинственным старинным шоколадом, с Наташей Ростовой, Капитанской дочкой, золоченые чашки, серебро, портреты, портьеры, - все семь пыльных и полных комнат, вырастивших молодых Турбиных, все это мать в самое трудное время оставила детям...»

1-й ведущий: Роман, над которым работал Михаил Афанасьевич, назывался «Белая гвардия». Он печатался в журнале «Россия» в 1925 г. Но печатанье его оборвалось - журнал закрылся, не успев напечатать последней части романа. Но и не допечатанный, роман привлек внимание зорких читателей. МХАТ предложил автору переделать его «Белую гвардию» в пьесу.

Так родились знаменитые булгаковские «Дни Турбиных».

Романс «Белой акации гроздья душистые», автор текста: Матусовский М., композитор: Баснер В. 

Пьеса, поставленная во МХАТе, принесла Булгакову шумную и очень нелегкую славу. Спектакль пользовался небывалым успехом у зрителей. Но печать приняла его, как говорится, в штыки. Чуть ли не каждый день то в одной, то в другой газете появлялись негодующие статьи. Карикатуристы изображали Булгакова не иначе как в облике белогвардейского офицера <...>. Да, в пьесе Булгакова показаны милые и добрые люди, русские интеллигенты в рядах белой гвардии. И пьеса доказывала, что, несмотря на их доброту, благородство, душевность, патриотизм <.. .>, белогвардейское дело обречено исторически. Но в то время этого не замечали. Не видели».

Сценка из пьесы «Дни Турбиных»

Крещенский сочельник 1919 года. Квартира освещена: Елена и Лариосик убирают елку. Николка сидит на диване.

Лариосик (на лесенке). Я полагаю, что эта звезда... (Таинственно прислушивается.)

Елена. Что вы?

Лариосик. Нет, это мне показалось... Елена Васильевна, уверяю вас, это конец. Они возьмут город.

Елена. Не спешите, Лариосик, ничего еще не известно.

Лариосик. Верный признак – стрельбы нет. Откровенно вам признаюсь, Елена Васильевна, за эти последние два месяца мне страшно надоела стрельба. Я не люблю...

Елена. Я разделяю ваш вкус.

Лариосик. Я полагаю, что эта звезда здесь будет очень уместна.

Елена. Слезайте, Лариосик, а то я боюсь, что вы себе голову разобьете.

Лариосик. Ну что вы, Елена Васильевна!.. Елка на ять, как говорит Витенька. Хотел бы я видеть человека, который бы сказал, что елка некрасива! Ах, Елена Васильевна, если бы вы знали!.. Елка напоминает мне невозвратные дни моего детства в Житомире... Огни... Елочка зеленая... (Пауза.) Впрочем, здесь мне лучше, гораздо лучше, чем в детстве. Вот отсюда я никуда бы не ушел...

Елена. Вы бы соскучились.

Лариосик собирается уходить. Надевает пальто.

Елена. Лариосик! Возвращайтесь скорее! Скоро гости придут!

Лариосик, открыв дверь, сталкивается в передней с входящим Шервинским. Тот в шляпе и пальто, в синих очках.

Шервинский. Здравствуйте, Елена Васильевна! Здравствуйте, Ларион!

Лариосик. А... здравствуйте... здравствуйте. (Снимает пальто.)

Елена. Бог мой! На кого вы похожи!

Шервинский. Ну, спасибо, Елена Васильевна. Я уж попробовал! Поздравляю вас, – Петлюре крышка!

Елена. Что вы говорите?!

Шервинский. Сегодня ночью красные будут. Стало быть, Советская власть и тому подобное!

Елена. Чему ж вы радуетесь? Можно подумать, что вы сами большевик!

Шервинский. Я сочувствующий! (Снимает пальто, шляпу, очки, остается в великолепном фрачном костюме.) Вот, поздравьте, только что с дебюта. Пел и принят.

Елена. Поздравляю вас.

Шервинский. Леночка, я страшно изменился. Сам себя не узнаю, честное слово! Сегодня на дебюте спел, а директор мне говорит: «Вы, говорит, Леонид Юрьевич, изумительные надежды подаете. Вам бы, говорит, надо ехать в Москву, в Большой театр...»

Елена. Поздравляю!

Звонок. Лариосик впускает Мышлаевского и Студзинского.

Оба в штатском.

Мышлаевский. Красные разбили Петлюру! Войска Петлюры город оставляют!

Студзинский. Да-да! Красные уже в Слободке. Через полчаса будут здесь.

Мышлаевский. Завтра, таким образом, здесь получится советская республика...

Николка. А почему стрельбы нет?

Мышлаевский. Тихо, вежливо идут. И без всякого боя!

Лариосик. Я против ужасов гражданской войны. В сущности, зачем проливать кровь?

Студзинский. Была у нас Россия – великая держава!..

Мышлаевский. И будет!.. Будет!

Студзинский. Да, будет, будет – ждите!

Мышлаевский. Прежней не будет, новая будет. Новая!

Все рассаживаются.

Студзинский. Очень красиво! И как стало сразу уютно!

Мышлаевский. Ларионова работа.

Лариосик. Замечательно!.. Огни... елочка...

Мышлаевский. Ларион! Скажи нам речь!

Николка. Правильно, речь!..

Лариосик. Я, господа, право, не умею! И, кроме того, я очень застенчив.

Мышлаевский. Ларион говорит речь!

Лариосик. Господа, мы встретились в самое трудное и страшное время, и все мы пережили очень, очень много... и я в том числе. Я пережил жизненную драму... И мой утлый корабль долго трепало по волнам гражданской войны...

Мышлаевский. Как хорошо про корабль...

Лариосик. Да, корабль... Пока его не прибило в эту гавань с кремовыми шторами, к людям, которые мне так понравились... Впрочем, и у них я застал драму... Ну, не стоит говорить о печалях. Время повернулось. Вот сгинул Петлюра... Все живы... да... мы все снова вместе... И даже больше того: вот Елена Васильевна, она тоже пережила очень и очень много и заслуживает счастья, потому что она замечательная женщина. И мне хочется сказать ей словами писателя: «Мы отдохнем, мы отдохнем...»

Далекие пушечные удары.

Мышлаевский. Так-с!.. Отдохнули!.. Пять... шесть... Девять!..

Елена. Неужто бой опять?

Шервинский. Нет. Это салют!

Мышлаевский. Совершенно верно: шестидюймовая батарея салютует.

За сценой издалека, все приближаясь, оркестр играет «Интернационал».

Мышлаевский. Господа, слышите? Это красные идут!

Все идут к окну.

Николка. Господа, сегодняшний вечер – великий пролог к новой исторической пьесе?

Студзинский. Кому – пролог, а кому – эпилог.

Музыка Бронепоезд Пролетарий – участники уходят.

На сцену выходит чтец

Чтец: (читает наизусть стихотворение Ф. Тютчева Не плоть, а дух растлился в наши дни…):

Не плоть, а дух растлился в наши дни,

И человек отчаянно тоскует...

Он к свету рвется из ночной тени

И, свет, обретши, ропщет и бунтует.

Безверием палим и иссушен,

Невыносимое он днесь выносит...

И сознает свою погибель он,

И жаждет веры... но о ней не просит.

Не скажет ввек, с молитвой и слезой,

Как ни скорбит перед замкнутой дверью:

«Впусти меня! – Я верю, Боже мой!

Приди на помощь моему неверью!

2-й ведущий: В конце 20-х годов пьесы Булгакова были сняты с репертуара, а его проза для публикаций считалась «непроходимой». Он был обречен на молчание и несколько раз обращался к ответственным лицам страны с просьбой отпустить его с женой за границу, на что не получил ответов. 28 марта 1930 года Булгаков написал и отослал письмо «Правительству СССР», которое звучит как исповедь писателя. После письма последовал знаменитый телефонный звонок Сталина Булгакову: «А может быть, правда, пустить вас за границу? Что, мы вам очень надоели?». И затравленный Булгаков сделал неожиданный выбор: «Я очень много думал в последнее время, может ли русский писатель жить вне родины, и мне кажется, что не может». Ему было предоставлено место режиссера МХАТа.

Чтец (читает наизусть стихотворение Б. Пастернака):

О, знал бы я, что так бывает,

Когда пускался на дебют,

Что строчки с кровью - убивают,

Нахлынут горлом и убьют!

От шуток с этой подоплекой

Я б отказался наотрез,

Начало было так далеко,

Так робок первый интерес.

Но старость - это Рим, который

Взамен турусов и колес

Не читки требует с актера,

А полной гибели всерьез.

Когда строку диктует чувство,

Оно на сцену шлет раба,

И тут кончается искусство,

И дышат почва и судьба.

3-й ведущий: В 1929 году Булгаков знакомится с Шиловской Еленой Сергеевной в доме общих знакомых. Она – благополучная жена крупного советского военачальника, он – драматург, терпящий творческое крушение. Была не только любовь, был скандал с мужем, отцом ее двоих сыновей, был бурный разговор мужа с соперником, был «домашний арест», выдержанный Еленой Сергеевной полтора года. Однако, несмотря на все препятствия, они поженились.

Музыкальная тема Игоря Корнелюка из кинофильма «Мастер и Маргарита»

4-й ведущий: Михаил Булгаков до конца своей жизни останется в Москве - выехать за границу ему не удастся. Однако он не найдет в себе силы не писать. Несмотря на царящую вокруг него атмосферу злобы, всеобщего неприятия его произведений, писатель продолжает работу над театральными пьесами, работу в театре. А 13 февраля 1940 г. в последний раз диктует жене поправки к своему, пожалуй, главному творению - роману «Мастер и Маргарита», работу над которым начал ещё в 1928 году. Последний год был самым тяжелым. Борьба за жизнь была нелегкой, но и в последние дни он не изменял себе, старался шутить. Однажды он сказал Елене Сергеевне: «Вот скоро я умру, меня всюду начнут печатать, театры будут вырывать друг у друга пьесы, и тебя будут приглашать выступать с воспоминаниями обо мне». Это предсказание сбылось через четверть века. Михаил Булгаков умирал тяжело. Трудно было поверить, что ему было всего 48 лет. Умер Булгаков 10 марта 1940 г. в 16 ч. 39 мин. Рядом была она, его милая, добрая, верная подруга, на руках ее он и скончался.

Через шесть дней после кончины Булгакова к Елене Сергеевне пришла Анна Ахматова. Она принесла стихи.

Чтец (читает наизусть стихотворение А. Ахматовой «Памяти М.А. Булгакова»):

Вот это я тебе, взамен могильных роз,

Взамен кадильного куренья;

Ты так сурово жил и до конца донес

Великолепное презренье.

Ты пил вино, ты как никто шутил

И в душных стенах задыхался,

И гостью страшную ты сам к себе впустил

И с ней наедине остался.

И нет тебя, и все вокруг молчит

О скорбной и высокой жизни,

Лишь голос мой, как флейта, прозвучит

И на твоей безмолвной тризне.

О, кто поверить смел, что полоумной мне,

Мне, плакальщице дней погибших,

Мне, тлеющей на медленном огне,

Всех потерявшей, все забывшей, -

Придется поминать того, кто, полный сил,

И светлых замыслов, и воли,

Как будто бы вчера со мною говорил,

Скрывая дрожь смертельной боли.

1-й ведущий: Из воспоминаний Е. Габриловича: Прошли годы. Вышел в свет роман «Мастер и Маргарита». Я прочитал его. И изумился этой работе. Я читал эту странную прозу, сраженный тем, что жил рядом с этим, слышал обеды, ужины, домашний хор дня, но не слышал главного. И я вспомнил тот единственный раз, близко к его кончине, когда наряду с разговором о свадьбах, я спросил Булгакова и о том, что он пишет сейчас. «Пишу кое-что, – сказал он, устремив взор с балкона к сараям. – Так, вещичку».

2-й ведущий: «Вещичка» появилась в журнале «Москва» лишь в 1966 г. и сразу поставила перед критиками сложную задачу - нужно было оценить нечто небывалое, не имеющее аналогов в современной литературе. Роман «Мастер и Маргарита» справедливо можно назвать и нравственно-философским, и сатирическим и фантастическим, и любовно-лирическим. Все это совместилось в романе, как совместилось и время - прошлое и настоящее, неразрывно чудесное и реальное. Реальные герои взаимосвязаны с «потусторонними», причем последние появляются в романе с целью доказать непознаваемость, зыбкость мира. Воланд и его свита не столько выступают в роли искусителей, сколько пытаются восстановить некую справедливость. Действительно, герои романа, которые столкнулись с Воландом и его дьявольской компанией, получили именно то, что заслужили. Мастеру дан покой, «вечный дом». Он не заслужил «света», но при помощи дьявольской силы ощущает с особенной, недоступной в реальной жизни полнотой свободу.

(Сцена из романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита».)

На сцене Воланд, Маргарита, Мастер. Недалеко в кресле сидит Понтий Пилат в белом плаще.

Автор. Боги, боги мои! Как грустна вечерняя земля! Как таинственны туманы над болотами. Кто блуждал в этих туманах, кто много страдал перед смертью, кто летел над этой землей, неся на себе непосильный груз, тот это знает. Это знает уставший. И он без сожаления покидает туманы земли, ее болотца и реки, он отдается с легким сердцем в руки смерти, зная, что только она одна <успокоит его.>

Воланд (Мастеру). Ваш роман прочитали и сказали только одно, что он, к сожалению, не окончен. Так вот, мне хотелось показать вам вашего героя. Около двух тысяч лет сидит он на этой площадке и спит, но когда приходит полная луна, как видите, его терзает бессонница.

Маргарита (с состраданием на лице). Что он говорит?

Воланд. Он говорит одно и то же, он говорит, что и при луне ему нет покоя и что у него плохая должность. Так говорит он всегда, когда не спит, а когда спит, то видит одно и то же – лунную дорогу, и хочет пойти по ней и разговаривать с арестантом Га-Ноцри, потому, что, как он утверждает, он чего-то не договорил тогда, давно, четырнадцатого числа весеннего месяца нисана. Но, увы, на эту дорогу ему выйти почему-то не удается, и к нему никто не приходит. Тогда, что же поделаешь, приходится разговаривать ему с самим собою. Впрочем, нужно же какое-нибудь разнообразие, и к своей речи о луне он нередко прибавляет, что более всего в мире ненавидит свое бессмертие и неслыханную славу. Он утверждает, что охотно бы поменялся своею участью с оборванным бродягой Левием Матвеем.

Маргарита. Двенадцать тысяч лун за одну луну когда-то, не слишком ли это много?

Воланд. Маргарита, здесь не тревожьте себя. Все будет правильно, на этом построен мир.

Маргарита (кричит). Отпустите его!

Воланд засмеялся.

Воланд (поглядывая на Маргариту и продолжая смеяться). Не надо кричать в горах, он все равно привык к обвалам, и это его не встревожит. Вам не надо просить за него, Маргарита, потому что за него уже попросил тот, с кем он так стремится разговаривать. (Поворачивается к Мастеру). Ну что же, теперь ваш роман вы можете кончить одною фразой!

Мастер стоит неподвижно и смотрит на сидящего прокуратора.

Мастер (складывает руки рупором и кричит). Свободен! Свободен! Он ждет тебя!

Прокуратор поднимается с кресла и уходит.

Мастер (поворачиваясь в сторону уходящего прокуратора, встревоженно). Мне туда, за ним?

Воланд. Нет. Зачем же гнаться по следам того, что уже окончено?

Мастер (поворачивается к зрителям и указывает вперед). Так, значит, туда?

Воланд. Тоже нет, романтический мастер! Тот, кого так жаждет видеть выдуманный вами герой, которого вы сами только что отпустили, прочел ваш роман. (Поворачивается к Маргарите) Маргарита Николаевна! Нельзя не поверить в то, что вы старались выдумать для мастера наилучшее будущее, но, право, то, что я предлагаю вам, и то, о чем просил Иешуа за вас же, за вас, – еще лучше. (Мастеру) Оставьте их вдвоем, не будем им мешать. И, может быть, до чего-нибудь они договорятся. (Указывает в зал) И там тоже, что делать вам в подвальчике? Зачем? О, трижды романтический мастер, неужто вы не хотите днем гулять со своею подругой под вишнями, которые начинают зацветать, а вечером слушать музыку Шуберта? Неужели ж вам не будет приятно писать при свечах гусиным пером? Туда, туда. Там ждет уже вас дом и старый слуга, свечи уже горят, а скоро они потухнут, потому что вы немедленно встретите рассвет. По этой дороге, мастер, по этой. Прощайте! Мне пора.

Мастер и Маргарита (вместе). Прощайте!

(Воланд уходит. Свечи гаснут, на сцену падает слабый свет, имитирующий рассвет, либо медленно опускается луч прожектора, имитирующий луч солнца. Мастер и Маргарита медленно идут по направлению к свету. Звучит музыка Ф. Шуберта).

Маргарита. Слушай беззвучие, слушай и наслаждайся тем, чего тебе не давали в жизни, – тишиной. Смотри, вон впереди твой вечный дом, который тебе дали в награду. Я уже вижу венецианское окно и вьющийся виноград, он подымается к самой крыше. Вот твой дом, вот твой вечный дом. Я знаю, что вечером к тебе придут те, кого ты любишь, кем ты интересуешься и кто тебя не встревожит. Они будут тебе играть, они будут петь тебе, ты увидишь, какой свет в комнате, когда горят свечи. Ты будешь засыпать, надевши свой засаленный и вечный колпак, ты будешь засыпать с улыбкой на губах. Сон укрепит тебя, ты станешь рассуждать мудро. А прогнать меня ты уже не сумеешь. Беречь твой сон буду я.

С этими словами они уходят в сторону выхода из зала. Музыка выключается.

3-й ведущий: Булгаков один из самых читаемых писателей XX века, теперь мы смело называем его великим, гением, о чём раньше нельзя было и помыслить. И все же имя автора «Мастера и Маргариты» не просто веха в истории литературы. Его живые книги не должны заслонять самобытного человека, замечательную, сильную духом и верой личность, честного русского писателя, сумевшего прожить столь трудную, счастливую, богатую творчеством и поступками жизнь и обрести свою непростую судьбу в истории и литературе.

Ахматова А.

Макарова Б.А. Литературные поэтические вечера: 7-11 классы. - М.: ВАКО, 2008. - 144 с. - (Мастерская учителя-словесника)

Пастернак Б.

Тютчев Ф.











Автор
Дата добавления 04.03.2016
Раздел ИЗО, МХК
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров397
Номер материала ДВ-504361
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх