Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Конспекты / Литературно-музыкальная композиция по творчеству Александра Галича

Литературно-музыкальная композиция по творчеству Александра Галича



57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)


  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

Александр Галич

Чем сердцу русскому утешиться?

Кому печаль свою расскажем?

Мы все рабы в своём отечестве,

Но с революционным стажем.


Во лжи и страхе как не бейся я,

А никуда от них не денусь.

Спасибо, русская поэзия:

Ты не покинула в беде нас.


В разгар всемирного угарища,

Когда в стране царили рыла,

Нам песни Александра Галича

Пора абсурдная дарила.


Возможно ли по воле случая,

Испив испуг смерторежимца,

Послав к чертям благополучие,

На подвиг певческий решиться?


Не знаю впредь, предам ли, струшу ли:

Страна у нас передовая, –

Но как мы эти песни слушали,

Из уст в уста передавая!


Как их боялись, – вот какая вещь, –

Враги, хапужники, невежды!

Спасибо, Александр Аркадьевич,

От нашей выжившей надежды.


Это стихотворение Бориса Чичибабина было прочитано автором на вечере памяти Александра Галича в Центральном Доме кинематографистов 27 мая 1988 года.

hello_html_20ba336e.png


hello_html_m5b586dae.png

Поэт Александр Галич родился 19 октября 1918 года в Днепропетровске. В 1923 году его семья переехала в Москву и поселилась в доме №4 в Кривоколенном переулке, известном тем, что именно там А. Пушкин впервые публично прочел «Бориса Годунова».


Первое стихотворение Галича было опубликовано в «Пионерской правде» в 1932 году. Он писал пьесы и сценарии, однако известность получил как один из ярчайших представителей русской авторской песни.


hello_html_7c5a311b.jpg

Александр Галич – автор известных пьес и сценариев к кинофильмам: «Вас вызывает Таймыр», «Верные друзья», «Бегущая по волнам», «Дайте жалобную книгу».

hello_html_m69002ce.jpg

В начале 60-х годов Галич обращается к жанру авторской песни. Первой своей песней считал «Леночку», написанную однажды бессонной ночью в поезде Москва – Ленинград.

hello_html_m1f339551.jpg

Александр Галич был одарённым поэтом, поэтом страдающим, поэтом предельно откровенным. Он относился к той категории русских стихотворцев, в которых несовершенства действительности вызывали острую боль и протест.

hello_html_m24647c8b.jpg


hello_html_197c649d.gif

Песня «Памяти Б. Л. Пастернака» по хронологии является первой в цикле «Литераторские мостки». Создавая её, А. Галич ещё не знал, что в последствии родится цикл, посвящённый памяти писателей, пострадавших от советской власти. Стихотворение во многом послужило образцом для создания остальных песен, входящих в цикл. Уже в нём заметны черты нового жанра и поэтические приёмы, свойственные «Литераторским мосткам»


ПАМЯТИ ПАСТЕРНАКА

(Единственное, появившееся в газетах, вернее, в одной — «Литературной газете», — сообщение о смерти Б. Л. Пастернака)

Разобрали венки на веники,

На полчасика погрустнели…

Как гордимся мы, современники,

Что он умер в своей постели!

И терзали Шопена лабухи,

И торжественно шло прощанье…

Он не мылил петли в Елабуге

И с ума не сходил в Сучане!

Даже киевские письмэнники

На поминки его поспели.

Как гордимся мы, современники,

Что он умер в своей постели!..

И не то чтобы с чем-то за сорок —

Ровно семьдесят, возраст смертный.

И не просто какой-то пасынок —

Член Литфонда, усопший сметный!

Ах, осыпались лапы елочьи,

Отзвенели его метели…

До чего ж мы гордимся, сволочи,

Что он умер в своей постели!

«Мело, мело по всей земле

Во все пределы.

Свеча горела на столе,

Свеча горела..»

Нет, никакая не свеча —

Горела люстра!

Очки на морде палача

Сверкали шустро!

А зал зевал, а зал скучал —

Мели, Емеля!

Ведь не в тюрьму и не в Сучан,

Не к высшей мере!

И не к терновому венцу

Колесованьем,

А как поленом по лицу —

Голосованьем!

И кто-то, спьяну, вопрошал:

За что? Кого там?

И кто-то жрал, и кто-то ржал

Над анекдотом…

Мы не забудем этот смех

И эту скуку!

Мы — поименно! — вспомним всех,

Кто поднял руку!..

«Гул затих. Я вышел на подмостки.

Прислонясь к дверному косяку…»

Вот и смолкли клевета и споры,

Словно взят у вечности отгул…

А над гробом встали мародёры

И несут почётный ка-ра-ул!


hello_html_m62cc1efd.jpg

Снова август


Посвящается памяти А. А. Ахматовой.

Анна Андреевна очень боялась и не любила месяц август и считала этот месяц для себя несчастливым, и имела к этому все основания, поскольку в августе был расстрелян Гумилев, в августе был арестован ее сын Лев, в августе вышло известное постановление о журналах «Звезда» и «Ленинград» и т. д.


«Кресты» – ленинградская тюрьма.

Пряжка – район в Ленинграде.


«…а так как мне бумаги не хватило, я на твоем пишу черновике…»


В той злой тишине, в той неверной,

В тени разведенных мостов,

Ходила она по Шпалерной,

Моталась она у «Крестов».

Ей в тягость?

Да нет, ей не в тягость –

Привычно, как росчерк пера,

Вот если бы только не август,

Не чертова эта пора!

Таким же неверно-нелепым[11]

Был давний тот август, когда

Над черным бернгардтовским небом

Стрельнула, как птица, беда,

И разве не в августе снова,

В еще неотмеренный год,

Осудят мычанием слово,

Последнюю совесть – в расход!

Но это потом, а покуда

Которую ночь – над Невой,

Уже не надеясь на чудо,

А только бы знать, что живой!

И в сумраки вписана четко,

Как вписана в нашу судьбу,

По-царски небрежная челка,

Прилипшая к мокрому лбу.

О, шелест финских сосен,

Награда за труды,

Но вновь приходит осень –

Пора твоей беды!

И август, и как будто

Все то же, как тогда,

И врет мордастый Будда,

Что горе – не беда!

Но вьется, вьется челка

Колечками на лбу,

Уходит в ночь девчонка

Пытать свою судьбу.

Следят, следят из окон

За нею сотни глаз

А ей плевать, что поздно,

Что комендантский час.

По улице бессветной,

Под окрик патрулей,

Идет она бессмертной

Походкою своей.

На праздник и на плаху

Идет она, как ты!

По Пряжке, через Прагу –

Искать свои «Кресты»!

И пусть судачат вздорные соседи,

Пусть кто-то обругает не со зла,

Она домой вернется на рассвете

И никому ни слова – где была…

Но с мокрых пальцев облизнет чернила,

И скажет, примостившись в уголке:

«Прости, но мне бумаги не хватило,

Я на твоем пишу черновике…»


hello_html_m5cebdc2e.jpg

Из-за поднимаемых в лирике политически острых тем у Галича возник конфликт с властями, в результате которого в 1971 году он исключён из Союза писателей, а в 1972 году из Союза кинематографистов. Галич был вынужден эмигрировать.


23 июня 1974 года Александр Галич выезжает на Запад.


Последние годы его жизни прошли в Норвегии, ФРГ, Франции.


hello_html_m2877c00a.jpg


hello_html_3c65a105.jpg



Песня об отчем доме

Александр Галич


Ты не часто мне снишься, мой Отчий Дом,

Золотой мой, недолгий век.

Но все то, что случится со мной потом, –

Все отсюда берет разбег!

Здесь однажды очнулся я, сын земной,

И в глазах моих свет возник.

Здесь мой первый гром говорил со мной

И я понял его язык.

Как же страшно мне было, мой Отчий Дом,

Когда Некто с пустым лицом

Мне сказал, усмехнувшись, что в доме том

Я не сыном был, а жильцом.

Угловым жильцом, что копит деньгу –

Расплатиться за хлеб и кров.

Он копит деньгу, и всегда в долгу,

И не вырвется из долгов!

А в сыновней верности в мире сем

Клялись многие – и не раз! –

Так сказал мне Некто с пустым лицом

И прищурил свинцовый глаз.

И добавил: – А впрочем, слукавь, солги –

Может, вымолишь тишь да гладь!..

Но уж если я должен платить долги,

То зачем же при этом лгать?!

И пускай я гроши наскребу с трудом,

И пускай велика цена –

Кредитор мой суровый, мой Отчий Дом,

Я с тобой расплачусь сполна!

Но когда под грохот чужих подков

Грянет свет роковой зари –

Я уйду, свободный от всех долгов,

И назад меня не зови.

Не зови вызволять тебя из огня,

Не зови разделить беду.

Не зови меня!

Не зови меня…

Не зови – Я и так приду!


hello_html_m51a4c594.jpg

19 декабря 1977 года Галич погиб в Париже в результате несчастного случая (поражение электрическим током). Имевшие место домыслы об иных причинах его смерти безосновательны.


На могиле Александра Галича на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем крест с надписью: «Блаженный изгнани правды ради».


В 1988 году Галич восстановлен посмертно в Союзе кинематографистов и Союзе писателей.

hello_html_m316b4df2.jpg

И замирает близь и далечь

В тоске несбывшихся времён,

И что для жизни значит Галич,

Мы лишь предчувствуем при нём.


Он в нас возвысил и восполнил,

Что было низко и мертво.

На грозный спрос в суде Господнем

Ответим именем его.


И нет ни страха, ни позёрства

Под вольной пушкинской листвой.

Им наше время не спасётся,

Но оправдается с лихвой.

hello_html_m3860f05f.jpg


hello_html_6dacd072.jpg

Признание в любви

Александр Галич


«Люди, я любил вас – будьте бдительны!»


Я люблю вас – глаза ваши, губы и волосы,

Вас, усталых, что стали, до времени, старыми,

Вас, убогих, которых газетные полосы

Что ни день – то бесстыдными славят фанфарами!

Сколько раз вас морочили, мяли, ворочали,

Сколько раз соблазняли соблазнами тщетными…

И как черти вы злы, и как ветер отходчивы,

И – скупцы! – до чего ж вы бываете щедрыми!

Она стоит – печальница

Всех сущих на земле,

Стоит, висит, качается

В автобусной петле.

А может, это поручни…

Да, впрочем, все равно!

И спать ложилась к полночи,

И поднялась – темно.

Всю жизнь жила – не охала,

Не крыла белый свет.

Два сына было – сокола,

Обоих, нет, как нет!

Один убит под Вислою,

Другого хворь взяла!

Она лишь зубы стиснула –

И снова за дела.

А мужа в Потьме льдиною

Распутица смела.

Она лишь брови сдвинула –

И снова за дела.

А дочь в больнице с язвою,

А сдуру запил зять…

И, думая про разное, –

Билет забыла взять.

И тут один с авоською

И в шляпе, паразит! –

С ухмылкою со свойскою

Геройски ей грозит!

Он палец указательный

Ей чуть не в нос сует:

Какой, мол, несознательный,

Еще, мол, есть народ!

Она хотела высказать:

Задумалась, прости!

А он, как глянул искоса,

Как сумку сжал в горсти

И – на одном дыхании

Сто тысяч слов подряд!

(«Чем в шляпе – тем нахальнее!»

Недаром говорят!)

Он с рожею канальскою

Гремит на весь вагон:

Что с кликой, мол, китайскою

Стакнулся Пентагон!

Мы во главе истории,

Нам лупят в лоб шторма,

А есть еще, которые

Все хочут задарма!

Без нас – конец истории,

Без нас бы мир ослаб!

А есть еще, которые

Все хочут цап-царап!

Ты, мать, пойми: неважно нам,

Что дурость – твой обман.

Но – фигурально – кажному

Залезла ты в карман!

Пятак – монетка малая,

Ей вся цена – пятак.

Но с неба каша манная

Не падает за так!

Она любому лакома,

На кашу кажный лих!..

И тут она заплакала

И весь вагон затих.

Стоит она – печальница

Всех сущих на земле,

Стоит, висит, качается

В автобусной петле.

Бегут слезинки скорые,

Стирает их кулак…

И вот вам – вся история,

И ей цена – пятак!

Я люблю вас – глаза ваши, губы и волосы,

Вас, усталых, что стали, до времени, старыми,

Вас, убогих, которых газетные полосы

Что ни день – то бесстыдными славят фанфарами!

И пускай это время в нас ввинчено штопором,

Пусть мы сами почти до предела заверчены,

Но оставьте, пожалуйста, бдительность «операм»!

Я люблю вас, люди!

Будьте доверчивы!






57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)


Автор
Дата добавления 15.05.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Конспекты
Просмотров58
Номер материала ДБ-083314
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх