Инфоурок Литература КонспектыМастерская "Сечь" по повести Н.В.Гоголя "Тарас Бульба"

Мастерская "Сечь" по повести Н.В.Гоголя "Тарас Бульба"

Скачать материал
библиотека
материалов

Сценарий урока.

Тема: «Сечь»

Класс: 7

Форма проведения: мастерская

Тип мастерской: построение новых знаний ( по повести Н.В.Гоголя

« Тарас Бульба»).

Цель мастерской: создание условий для понимания учащимися идеи произведения, оценки отношений между героями, воспитания патриотизма; понимания истоков подвига посредством изучения произведения Н.В.Гоголя «Тарас Бульба»

Нетрадиционная цель: возможность представить материал учителю нестандартно, уйти от жестких рамок учебника, а детям - увидеть произведение Н.В.Гоголя с неожиданной стороны.

Задачи: развивающие- развить творческих способностей, уметь выделять главное, анализировать, синтезировать, обобщать и систематизировать.

Обучающие: показать особенности творчества Н.В.Гоголя на примере его произведения «Тарас Бульба»; продолжить обучение анализу текста художественного произведения, приемам выразительного чтения, ответам на проблемные вопросы

Воспитательная: воспитать чувство патриотизма, долга, любви к Родине; учить строить отношения с окружающими, своей семьёй.



План мастерской (мастерская рассчитана на 2 часа):

1. Индукция (наведение): создание определенного настроя - эмоционального, интеллектуального( с опорой на зрительную, слуховую, моторную, эмоциональную память), включение подсознания, создание личного отношения к предмету обсуждения- Слова мастера о путешествии в прошлое, постановка целей, задач ( 4 мин.)

2.Самоконструкция: постановка первой задачи .(6 мин)

3.Социоконструкция: групповая работа по решению поставленных вопросов.(15 мин.)

4.Социолизация: выступление учащихся из каждой группы (4 группы) и мастера-учителя с вариантами обсужденных решений.(20мин)

5.Афиширование: представление работ -4 группы.(30 мин)

6.Разрыв: внутреннее осознание каждым участником мастерской неполноты знаний, погружение в проблему.(10 мин)

7.Социоконструкция: групповая работа по решению вопросов, поставленных на другом уровне. (15 мин)

8.Афиширование: представление творческой работы. (15 мин)

7.Рефлексия:размышление о своем внутреннем состоянии, самоанализ.(5мин)




Ход урока:

Мастер-учитель:

Мы продолжаем работу по технологии мастерских. Просьбы мои просты. Закон мастерской таков: «Делай все по-своему, исходя из своих способностей, интересов и личного опыта, контролируй себя сам».

Но легче работать, объединив усилия: «ум, хорошо, а два лучше».

Итак, работаем по группам. Но, ребята, не забывайте, «когда в товарищах согласия нет, на лад их дело не пойдет, а выйдет из него не дело, просто мука.»

Друзья мои, сегодня вы путешественники, но путешественники необычные, потому как путешествие совершится в прошлое. Но как любые путешественники мы встретим на своем пути странное и необычное, а это странное и необычное необходимо осмыслить, поэтому будем анализировать, систематизировать и обобщать, оценивать и делать выводы. (4 мин)


Мастер: Закроем глаза, так как наша машина времени настроена на путешествие. Перемещаемся… Перед нами летит время вспять. И вот наша остановка. Возникает слово «сечь». Какие у вас возникают ассоциации? Звуковые? Зрительные (визуальные)? (6 мин)

Комментирование ответов.

Мастер Что же, обозначим круг проблем: Так что же представляет Сечь? Чем известна эта земля? Прочитайте лист 1, запишите что больше всего вас поразило, удивило.(Время работы до 15 мин. в группах.)

Работа по группам

Что еще необычного есть в этой Сечи? (знакомство с листами 2, 3)
Каково устройство этой земли?

Афиширование. Работа групп озвучивается и записывается кратко на доске.
По каким критериям можно разделить все слова, которые мы отметили? (место положения, устройство власти, воинский долг, товарищество, отдых)

(20 мин)
Мастер.
И вот в нашем путешествии выдалось свободное время для осмысливания увиденного. Давайте напишем письмо своим друзьям в наше время и расскажем об удивительной земле.
Написание писем (работа в группах), их зачитывание
(Время работы до 30 минут)

Посмотрите на портреты жителей этой земли, казаков. С кем можно сравнить их? (герои былин) В чём их сходство? В чём различие?
Афиширование. Ответы групп (Средства, которыми Гоголь описывает своих героев те же, что используются и в народных сказаниях, былинах, героических песнях. С первых же страниц повести мы отличаем необыкновенно яркий, сочный язык гоголевского произведения. Создавая героические образы, рисуя картины битвы он использует худ. прием, выработанные устным народным творчеством. Троекратное повторение: в разговоре битвы Т. трижды перекликается с казаками. Эпические сравнения: «как плавающие в небе ястреб», «хлынула ручьем молодая кров ь, подобно дорогому вину». Метафоры: кровь-вино.Гиперболы: «Так и видно, как редели ряды и снопами валились ляхи».Ритм – напевный, напоминающий песенный стиль повествование кроме того, для языка повести характерна стилистика былин, внешнее и внутреннее сходство казаков с богатырями, повторы, ритмические восклицания. Автор здесь и очевидец событий, и их заинтересованный свидетель, и лирический комментатор.)


Мастер Многие из казаков погибают во время военных сражений. Какие слова звучат из уст умирающих казаков? (Работа с листами 4)
О чём говорят эти слова? (
Время работы около 10 мин)

Афиширование.

Мастер: Давайте вернемся в поэтический мир гоголевской повести. Неслучайно в начале нашего путешествия мы увидели описание степи. Каков смысл метафоры: «степь приняла всех в свои зеленые объятия»!

Ученики обобщают материал, дают свои развёрнутые ответы. (До 15 мин)


(Степь – родина- мать и, как мать, принимает она их в свои объятия, чтобы утешить, предать жизненную силу и энергию. У нас было задание найти эпитеты, рисующие степные просторы. Сравнение степи с пустыней и морем создает впечатление того, что степь – безграничное пространство. С образом степи (большой родины) и образов казаков слит образ Запорожской Сечи, близкой и дорогой казаком. Вот что представляет собой Сечь, какие нравы там царили: работа с текстом «Сечь состояла из 60 … с лишком куреней». Автор любит Сечь, которая для него стала воплощением родины и свободы. Образ степи в повести – это и символ родины, и средство характеристики героев, и пейзаж, и выражение авторской позиции. Казачество и степь сливаются и становятся неотделимы друг от друга. Такая мощная природа должна была рождать богатырей. И это было так. Гоголь ведет нас, читателей, от стихии степи к стихии степи к стихии Запорожской Сечи, с ее свободой и широтой, к стихии боя. Так мы видим запоржцев в боевых действиях. А вот враги запорожцев стремятся к пестроте, театральности. Не бескорыстная любовь к отчизне, а желание личной славы, личного успеха руководит поляками. Автор как бы свидетель битвы по стенами Дубно. Он переживает за них. Показывает их воинское искусство, уверенность в победе. Авторские слова «Каждому привел случай показать себя», можно трактовать, рассказывая о подвигах запорожцах в бою. Особо нужно обратить внимание на последние предсмертные слова отважных казаков. Мы считаем, что смысл жизни заключен в подвиге во имя родины, своей веры в Христа. Очень много общего между запорожцами и былинными героями: служение одной цели – борьбе за независимость родины; Гоголь описывает своих героев теми же художественными средствами, что и народные сказания, былины, героические песни. Запорожцы беззаветно любят родную землю, в самые трагические минуты жизни они признаются в своей любви и преданности. Так их воспитала Запорожская Сечь: думать о родине и товарищах. И, несмотря на трагический исход битвы, рождается ощущение торжественности и веры в великое будущее родины!)


Мастер: Молодцы! Вы отлично потрудились! Наше путешествие заканчивается. Наша мастерская должна дать не столько знания, сколько ощущение их безграничности. Каждый из вас должен развивать свои возможности, способности. Мастерская – это умение ставить вопросы и самостоятельно находить ответы. Задание: А сейчас на листах самостоятельно напишите, как вы представляете идеальное государство (Дети работают около 15 мин)

Рефлексия Сейчас предлагаю всем поразмышлять о своем внутреннем состоянии, заняться самоанализом, для этого предлагаю мысленно проанализировать все то, что было вами проделано при подготовке мастерской и выхода из нее, и высказать свое отношение. А для меня напишите 1 слово, чем запомнилась вам сегодняшняя мастерская, что дала она вашему уму и сердцу. Благодарю за работу. Мы не ставим в своей работе точку, мы ставим многоточие…



ТСО: компьютер, интерактивная доска

Дидактические материалы: карты с заданиями ( по группам), тексты повести Н.В.Гоголя « Тарас Бульба», памятки анализа художественного текста,

Методическая литература: «Методические советы к учебнику- хрестоматии для 7 класса», М., Мнемозина,2000.Под ред.. М.А.Снежневской, Гуковский Г.А. «Реализм Гоголя», М.,1959,Белый А. «Мастерство Гоголя», М,1996.

Интернет- ресурсы: http://www.myspace.com/index.cfm?fuseaction=vids.individual&VideoID=54311710 .Видеозапись « Тарас Бульба». Слайдшоу»

http://www.rusedu.ru/files.php?cat=2&cmd=all&sort=name&order=asc&page=6

Раздел: Методика, планирование





























Самоанализ урока: Сегодня вашему вниманию было предложено обобщающее занятие с использованием технологии французских мастерских.

Форма урока: мастерская. Тип мастерской: обобщение и систематизация знаний по произведению Н.В.Гоголя « Тарас Бульба». Цель мастерской: создание условий для понимания учащимися идеи произведения, оценки отношений между героями, воспитания патриотизма; понимания истоков подвига и предательства- нравственного выбора посредством изучения произведения Н.В.Гоголя «Тарас Бульба» Нетрадиционная цель: возможность представить изученный материал учителю-мастеру нестандартно, уйти от жестких рамок учебника, а детям - увидеть произведение Н.В.Гоголя с неожиданной стороны - соригинальничать. Задачи: развивающие- развить творческих способностей, уметь выделять главное, анализировать, синтезировать, обобщать и систематизировать. Обучающие: показать особенности творчества Н.В.Гоголя на примере его произведения «Тарас Бульба»; продолжить обучение анализу текста художественного произведения, приемам выразительного чтения, ответам на проблемные вопросы. Воспитательная: воспитать чувство патриотизма, долга, любви к Родине; учить строить отношения с окружающими, своей семьёй. Для успешного проведения технологии педагогической мастерской необходимо- 2 урока. Концепция, лежащая в основе этой технологии, предусматривает представление учащимся возможности выбора (выбора деятельности, способа представления результата, участников для общения в малой группе), создание условий, обеспечивающих равенство всех участников мастерской, включая учителя-мастера, так как все способны к творчеству, самосознанию, исследованию окружающего мира, безоценочное общение (отсутствие соперничества, соревнования, опора на самооценку, самокоррекцию, самовоспитание), высокий уровень мотивации, сотрудничества, сотворчества. Проведение мастерской помогает мне применить свои знания и умения, организовать целенаправленную, увлекательную, творческую работу учащихся, которая раскрепощает, улучшает настроение и всегда дает положительный результат. План мастерской я детализировала настолько, что это позволило предусмотреть и подготовить весь объем информации. Идея- каждый человек должен развивать свои возможности. Способности, а не контролировать кого-либо. Мастерская- это умение ставить вопросы, и, возможно, не на все из них в мастерской будет получен ответ. Это даст мне, мастеру, наметить перспективы своей деятельности. Любые точки зрения имеют право на существование, после их высказывания можно и нужно поразмышлять (что, и представлено в одном из этапов мастерской - «разрыв», «рефлексия».Моя задача - создать такие условия, при которых возможны свободные решения и «охота» за «кладом» отгадок.








Лист 1
Текст 1

Так вот она, Сечь!
Вот то гнездо, откуда вылетают
все те гордые и крепкие, как львы!
Вот откуда разливается воля
и козачество на всю Украину!

Н. Гоголь

В XVI веке на украинских землях западнее Днепра хозяйничала польская шляхта. Часть украинской знати приняла католичество, ополячилась, чтобы сохранить и увеличить свои привилегии. Но простой люд упорно сопротивлялся, хранил язык, веру, обычаи предков. Опорой всем стремившимся к независимости была Запорожская Сечь — вольное казачество, обосновавшееся в низовьях Днепра на острове Хортица.

За полверсты до Сечи находилось предместье, в котором жили кузнецы, кожевники, крамари, люди всех наций. Предместье «одевало и кормило Сечь, умевшую только гулять да палить из ружей».

Сечь состояла из шестидесяти с лишком куреней — военных подразделений, «которые очень походили на отдельные, независимые республики». Куренями же назывались жилые помещения. Они были покрыты дерном или войлоком, обнесены небольшими земляными валами, возле некоторых были установлены пушки. Посередине Сечи располагался майдан, где собиралась рада.

В Сечи царил дух демократии. Между запорожцами были товарищеские отношения. Все важнейшие вопросы казацкой общины решались на обшей сходке — раде. На раде казаки выбирали кошевого атамана и старшину: судью, писаря, есаулов. В куренях избирали куренного атамана.

Принимали в Сечь всех, кто сюда приходил. Никто не спрашивал у пришельцев, «откуда они, кто они и как их зовут». Кошевой, к которому они являлись, интересовался только, веруют ли пришедшие во Христа, ходят ли в церковь, и просил их перекреститься.

Казаки не обременяли себя никаким вещами. Всё — «деньги, платья, весь харч, саламата, каша и даже топливо» — хранилось у куренного атамана, который «обыкновенно носил название батька».

Законы общежития в этой своевольной республике были довольно суровыми. Воровство даже какой-нибудь безделицы считалось «поношением всему козачеству». Проворовавшегося привязывали к позорному столбу и дубиной забивали насмерть. Не платившего должника приковывали к пушке, где он сидел до тех пор, пока его не выкупят. Страшная казнь полагалась за смертоубийство. Убийцу опускали в яму, поставив поверх него гроб с телом убитого, и заживо засыпали землей.

Военному искусству в Сечи обучали во время боя. «Юношество воспитывалось и образовывалось в ней одним опытом, в самом пылу битв». Промежутки же между ними «козаки почитали скучным занимать изучением какой-нибудь дисциплины, кроме разве стрельбы в цель да изредка конной скачки». Все свободное от битв время «отдавалось гульбе — признаку широкого размета душевной воли». Это было какое-то беспрерывное шумное пиршество. Но когда наступало время битвы, «бесшабашные и веселые между сражениями» казаки преображались в «закаленных в битвах рыцарей», для которых дороже всего на свете боевые товарищи, вера во Христа, свобода и независимость родной земли.

Н. В. Гоголь восхищался Запорожской Сечью и был убежден, что только Сечь с ее республиканским строем формирует гордых, храбрых и вольнолюбивых казаков.





Лист 2
Текст 2

Чрез три дни после этого они были уже недалеко от места бывшего предметом их поездки. В воздухе вдруг захолодело; они почувствовали близость Днепра. Вот он сверкает вдали и темною полосою отделился от горизонта. Он веял холодными волнами и расстилался ближе, ближе и, наконец, обхватил половину всей поверхности земли. Это было то место Днепра, где он, дотоле спертый порогами, брал наконец свое и шумел, как море, разлившись по воле; где брошенные в средину его острова вытесняли его еще далее из берегов и волны его стлались широко по земле, не встречая ни утесов, ни возвышений. Козаки сошли с коней своих, взошли на паром и чрез три часа плавания были уже у берегов острова Хортицы, где была тогда Сечь, так часто переменявшая свое жилище.

Куча народу бранилась на берегу с перевозчиками. Козаки оправили коней. Тарас приосанился, стянул на себе покрепче пояс и гордо провел рукою по усам. Молодые сыны его тоже осмотрели себя с ног до головы с каким-то страхом и неопределенным удовольствием, – и все вместе въехали в предместье, находившееся за полверсты от Сечи. При въезде их оглушили пятьдесят кузнецких молотов, ударявших в двадцати пяти кузницах, покрытых дерном и вырытых в земле. Сильные кожевники сидели под навесом крылец на улице и мяли своими дюжими руками бычачьи кожи. Крамари под ятками1 сидели с кучами кремней, огнивами и порохом. Армянин развесил дорогие платки. Татарин ворочал на рожнах бараньи катки2 с тестом. Жид, выставив вперед свою голову, цедил из бочки горелку. Но первый, кто попался им навстречу, это был запорожец, спавший на самой средине дороги, раскинув руки и ноги. Тарас Бульба не мог не остановиться и не полюбоваться на него.

– Эх, как важно развернулся! Фу ты, какая пышная фигура! – говорил он, остановивши коня.

В самом деле, это была картина довольно смелая: запорожец как лев растянулся на дороге. Закинутый гордо чуб его захватывал на пол-аршина земли. Шаровары алого дорогого сукна были запачканы дегтем для показания полного к ним презрения. Полюбовавшись, Бульба пробирался далее по тесной улице, которая была загромождена мастеровыми, тут же отправлявшими ремесло свое, и людьми всех наций, наполнявшими это предместие Сечи, которое было похоже на ярмарку и которое одевало и кормило Сечь, умевшую только гулять да палить из ружей.

Наконец они миновали предместие и увидели несколько разбросанных куреней, покрытых дерном или, по-татарски, войлоком. Иные уставлены были пушками. Нигде не видно было забора или тех низеньких домиков с навесами на низеньких деревянных столбиках, какие были в предместье. Небольшой вал и засека, не хранимые решительно никем, показывали страшную беспечность. Несколько дюжих запорожцев, лежавших с трубками в зубах на самой дороге, посмотрели на них довольно равнодушно и не сдвинулись с места. Тарас осторожно проехал с сыновьями между них, сказавши: «Здравствуйте, панове!» – «Здравствуйте и вы!» – отвечали запорожцы. Везде, по всему полю, живописными кучами пестрел народ. По смуглым лицам видно было, что все они были закалены в битвах, испробовали всяких невзгод. Так вот она, Сечь! Вот то гнездо, откуда вылетают все те гордые и крепкие, как львы! Вот откуда разливается воля и козачество на всю Украйну!



1





Лист2
Текст 3


Путники выехали на обширную площадь, где обыкновенно собиралась рада. На большой опрокинутой бочке сидел запорожец без рубашки: он держал в руках ее и медленно зашивал на ней дыры. Им опять перегородила дорогу целая толпа музыкантов, в средине которых отплясывал молодой запорожец, заломивши шапку чертом и вскинувши руками. Он кричал только: «Живее играйте, музыканты! Не жалей, Фома, горелки православным христианам!» И Фома, с подбитым глазом, мерял без счету каждому пристававшему по огромнейшей кружке. Около молодого запорожца четверо старых выработывали довольно мелко ногами, вскидывались, как вихорь, на сторону, почти на голову музыкантам, и, вдруг опустившись, неслись вприсядку и били круто и крепко своими серебряными подковами плотно убитую землю. Земля глухо гудела на всю округу, и в воздухе далече отдавались гопаки и тропаки, выбиваемые звонкими подковами сапогов. Но один всех живее вскрикивал и летел вслед за другими в танце. Чуприна развевалась по ветру, вся открыта была сильная грудь; теплый зимний кожух был надет в рукава, и пот градом лил с него, как из ведра. «Да сними хоть кожух! – сказал наконец Тарас. – Видишь, как парит!» – «Не можно!» – кричал запорожец. «Отчего?» – «Не можно; у меня уж такой нрав: что скину, то пропью». А шапки уж давно не было на молодце, ни пояса на кафтане, ни шитого платка; все пошло куда следует. Толпа росла; к танцующим приставали другие, и нельзя было видеть без внутреннего движенья, как все отдирало танец самый вольный, самый бешеный, какой только видел когда-либо свет и который, по своим мощным изобретателям, назван козачком.

– Эх, если бы не конь! – вскрикнул Тарас, – пустился бы, право, пустился бы сам в танец!




























Лист2
Текст 4

Вся Сечь представляла необыкновенное явление. Это было какое-то беспрерывное пиршество, бал, начавшийся шумно и потерявший конец свой. Некоторые занимались ремеслами, иные держали лавочки и торговали; но большая часть гуляла с утра до вечера, если в карманах звучала возможность и добытое добро не перешло еще в руки торгашей и шинкарей. Это общее пиршество имело в себе что-то околдовывающее. Оно не было сборищем бражников, напивавшихся с горя, но было просто бешеное разгулье веселости. Всякий приходящий сюда позабывал и бросал все, что дотоле его занимало. Он, можно сказать, плевал на свое прошедшее и беззаботно предавался воле и товариществу таких же, как сам, гуляк, не имевших ни родных, ни угла, ни семейства, кроме вольного неба и вечного пира души своей. Это производило ту бешеную веселость, которая не могла бы родиться ни из какого другого источника. Рассказы и болтовня среди собравшейся толпы, лениво отдыхавшей на земле, часто так были смешны и дышали такою силою живого рассказа, что нужно было иметь всю хладнокровную наружность запорожца, чтобы сохранять неподвижное выражение лица, не моргнув даже усом, – резкая черта, которою отличается доныне от других братьев своих южный россиянин. Веселость была пьяна, шумна, но при всем том это не был черный кабак, где мрачно-искажающим весельем забывается человек; это был тесный круг школьных товарищей. Разница была только в том, что вместо сидения за указкой и пошлых толков учителя они производили набег на пяти тысячах коней; вместо луга, где играют в мяч, у них были неохраняемые, беспечные границы, в виду которых татарин выказывал быструю свою голову и неподвижно, сурово глядел турок в зеленой чалме своей. Разница та, что вместо насильной воли, соединившей их в школе, они сами собою кинули отцов и матерей и бежали из родительских домов; что здесь были те, у которых уже моталась около шеи веревка и которые вместо бледной смерти увидели жизнь – и жизнь во всем разгуле; что здесь были те, которые, по благородному обычаю, не могли удержать в кармане своем копейки; что здесь были те, которые дотоле червонец считали богатством, у которых, по милости арендаторов-жидов, карманы можно было выворотить без всякого опасения что-нибудь выронить. Здесь были все бурсаки, не вытерпевшие академических лоз и не вынесшие из школы ни одной буквы; но вместе с ними здесь были и те, которые знали, что такое Гораций, Цицерон и Римская республика. Тут было много тех офицеров, которые потом отличались в королевских войсках; тут было множество образовавшихся опытных партизанов, которые имели благородное убеждение мыслить, что все равно, где бы ни воевать, только бы воевать, потому что неприлично благородному человеку быть без битвы. Много было и таких, которые пришли на Сечь с тем, чтобы потом сказать, что они были на Сечи и уже закаленные рыцари. Но кого тут не было? Эта странная республика была именно потребностию того века. Охотники до военной жизни, до золотых кубков, богатых парчей, дукатов и реалов во всякое время могли найти здесь работу. Одни только обожатели женщин не могли найти здесь ничего, потому что даже в предместье Сечи не смела показываться ни одна женщина.


Сечь состояла из шестидесяти с лишком куреней, которые очень походили на отдельные, независимые республики, а еще более походили на школу и бурсу детей, живущих на всем готовом. Никто ничем не заводился и не держал у себя. Все было на руках у куренного атамана, который за это обыкновенно носил название батька. У него были на руках деньги, платья, весь харч, саламата, каша и даже топливо; ему отдавали деньги под сохран. Нередко происходила ссора у куреней с куренями. В таком случае дело тот же час доходило до драки. Курени покрывали площадь и кулаками ломали друг другу бока, пока одни не пересиливали наконец и не брали верх, и тогда начиналась гульня. Такова была эта Сечь, имевшая столько приманок для молодых людей.




Лист3
Текст 5

Остап и Андрий кинулись со всею пылкостию юношей в это разгульное море и забыли вмиг и отцовский дом, и бурсу, и все, что волновало прежде душу, и предались новой жизни. Все занимало их: разгульные обычаи Сечи и немногосложная управа и законы, которые казались им иногда даже слишком строгими среди такой своевольной республики. Если козак проворовался, украл какую-нибудь безделицу, это считалось уже поношением всему козачеству: его, как бесчестного, привязывали к позорному столбу и клали возле него дубину, которою всякий проходящий обязан был нанести ему удар, пока таким образом не забивали его насмерть. Не платившего должника приковывали цепью к пушке, где должен был он сидеть до тех пор, пока кто-нибудь из товарищей не решался его выкупить и заплатить за него долг. Но более всего произвела впечатленья на Андрия страшная казнь, определенная за смертоубийство. Тут же, при нем, вырыли яму, опустили туда живого убийцу и сверх него поставили гроб, заключавший тело им убиенного, и потом обоих засыпали землею. Долго потом все чудился ему страшный обряд казни и все представлялся этот заживо засыпанный человек вместе с ужасным гробом.




































Лист 4
Текст 6

Как же вскинулись козаки! Как схватились все! Как закипел куренной атаман Кукубенко, увидевши, что лучшей половины куреня его нет! Разом вбился он с остальными своими незамайковцами в самую середину. В гневе иссек в капусту первого попавшегося, многих конников сбил с коней, доставши копьем и конника и коня, пробрался к пушкарям и уже отбил одну пушку. А уж там, видит, хлопочет уманский куренной атаман и Степан Гуска уже отбивает главную пушку. Оставил он тех козаков и поворотил с своими в другую неприятельскую гущу. Так, где прошли незамайковцы - так там и улица, где поворотились - так уж там и переулок! Так и видно, как редели ряды и снопами валились ляхи! А у самых возов Вовтузенко, а спереди Черевиченко, а у дальних возов Дёгтяренко, а за ним куренной атаман Вертыхвист. Двух уже шляхтичей поднял на копье Дёгтяренко, да напал наконец на неподатливого третьего. Увертлив и крепок был лях, пышной сбруей украшен и пятьдесят одних слуг привел с собою. Согнул он крепко Дёгтяренка, сбил его на землю и уже, замахнувшись на него саблей, кричал: "Нет из вас, собак-козаков, ни одного, кто бы посмел противустать мне!"

"А вот есть же!" - сказал и выступил вперед Мосий Шило. Сильный был он козак, не раз атаманствовал на море и много натерпелся всяких бед. Схватили их турки у самого Трапезонта и всех забрали невольниками на галеры, взяли их по рукам и ногам в железные цепи, не давали по целым неделям пшена и поили противной морской водою. Все выносили и вытерпели бедные невольники, лишь бы не переменять православной веры. Не вытерпел атаман Мосий Шило, истоптал ногами святой закон, скверною чалмой обвил грешную голову, вошел в доверенность к паше, стал ключником на корабле и старшим над всеми невольниками. Много опечалились оттого бедные невольники, ибо знали, что если свой продаст веру и пристанет к угнетателям, то тяжелей и горше быть под его рукой, чем под всяким другим нехристом. Так и сбылось. Всех посадил Мосий Шило в новые цепи по три в ряд, прикрутил им до самых белых костей жестокие веревки; всех перебил по шеям, угощая подзатыльниками. И когда турки, обрадовавшись, что достали себе такого слугу, стали пировать и, позабыв закон свой, все перепились, он принес все шестьдесят четыре ключа и роздал невольникам, чтобы отмыкали себя, бросали бы цепи и кандалы в море, а брали бы наместо того сабли да рубили турков. Много тогда набрали козаки добычи и воротились со славою в отчизну, и долго бандуристы прославляли Мосия Шила. Выбрали бы его в кошевые, да был совсем чудной козак. Иной раз повершал такое дело, какого мудрейшему не придумать, а в другой - просто дурь одолевала казака. Пропил он и прогулял все, всем задолжал на Сечи и, в прибавку к тому, прокрался, как уличный вор: ночью утащил из чужого куреня всю козацкую сбрую и заложил шинкарю. За такое позорное дело привязали его на базаре к столбу и положили возле дубину, чтобы всякий по мере сил своих отвесил ему по удару. Но не нашлось такого из всех запорожцев, кто бы поднял на него дубину, помня прежние его заслуги. Таков был козак Мосий Шило.

"Так есть же такие, которые бьют вас, собак!" - сказал он, ринувшись на него. И уж так-то рубились они! И наплечники и зерцала погнулись у обоих от ударов. Разрубил на нем вражий лях железную рубашку, достав лезвеем самого тела: зачервонела козацкая рубашка. Но не поглядел на то Шило, а замахнулся всей жилистой рукою (тяжела была коренастая рука) и оглушил его внезапно по голове. Разлетелась медная шапка, зашатался и грянулся лях, а Шило принялся рубить и крестить оглушенного. Не добивай, козак, врага, а лучше поворотись назад! Не поворотился козак назад, и тут же один из слуг убитого хватил его ножом в шею. Поворотился Шило и уж достал было смельчака, но он пропал в пороховом дыме. Со всех сторон поднялось хлопанье из самопалов. Пошатнулся Шило и почуял, что рана была смертельна. Упал он, наложил руку на свою рану и сказал, обратившись к товарищам: "Прощайте, паныбратья, товарищи! Пусть же стоит на вечные времена православная Русская земля и будет ей вечная честь!" И зажмурил ослабшие свои очи, и вынеслась козацкая душа из сурового тела. А там уже выезжал Задорожний с своими, ломил ряды куренной Вертыхвист и выступал Балаган.


- А что, паны? - сказал Тарас, перекликнувшись с куренными. - Есть еще порох в пороховницах? Не ослабела ли козацкая сила? Не гнутся ли козаки?

- Есть еще, батько, порох в пороховницах. Не ослабела еще козацкая сила; еще не гнутся казаки!

И наперли сильно козаки: совсем смешали все ряды. Низкорослый полковник ударил сбор и велел выкинуть восемь малеванных знамен, чтобы собрать своих, рассыпавшихся далеко по всему полю. Все бежали ляхи к знаменам; но не успели они еще выстроиться, как уже куренной атаман Кукубенко ударил вновь с своими незамайковцами в середину и напал прямо на толстопузого полковника. Не выдержал полковник и, поворотив коня, пустился вскачь; а Кукубенко далеко гнал его через все поле, не дав ему соединиться с полком. Завидев то с бокового куреня, Степан Гуска пустился ему навпереймы, с арканом в руке, всю пригнувши голову к лошадиной шее, и, улучивши время, с одного раза накинул аркан ему на шею. Весь побагровел полковник, ухватясь за веревку обеими руками и силясь разорвать ее, но уже дюжий размах вогнал ему в самый живот гибельную пику. Там и остался он, пригвожденный к земле. Но несдобровать и Гуске! Не успели оглянуться козаки, как уже увидели Степана Гуску, поднятого на четыре копья. Только и успел-сказать бедняк: "Пусть же пропадут все враги и ликует вечные веки Русская земля!" И там же испустил дух свой.

Оглянулись козаки, а уж там, сбоку, козак Метелыця угощает ляхов, шеломя того и другого; а уж там, с другого, напирает с своими атаман Невылычкий; а у возов ворочает врага и бьется Закрутыгуба; а у дальних возов третий Пысаренко отогнал уже целую ватагу. А уж там, у других возов, схватились и бьются на самых возах.

- Что, паны? - перекликнулся атаман Тарас, проехавши впереди всех. Есть ли еще порох в пороховницах? Крепка ли еще козацкая сила? Не гнутся ли еще козаки?

- Есть еще, батько, порох в пороховницах; еще крепка козацкая сила; еще не гнутся козаки!

А уж упал с воза Бовдюг. Прямо под самое сердце пришлась ему пуля, но собрал старый весь дух свой и сказал: "Не жаль расстаться с светом. Дай бог и всякому такой кончины! Пусть же славится до конца века Русская земля!" И понеслась к вышинам Бовдюгова душа рассказать давно отошедшим старцам, как умеют биться на Русской земле и, еще лучше того, как умеют умирать в ней за святую веру.

Балабан, куренной атаман, скоро после него грянулся также на землю. Три смертельные раны достались ему: от копья, от пули и от тяжелого палаша. А был один из доблестнейших козаков; много совершил он под своим атаманством морских походов, но славнее всех был поход к анатольским берегам. Много набрали они тогда цехинов, дорогой турецкой габы, киндяков и всяких убранств, но мыкнули горе на обратном пути: попались, сердечные, под турецкие ядра. Как хватило их с корабля - половина челнов закружилась и перевернулась, потопивши не одного в воду, но привязанные к бокам камыши спасли челны от потопления. Балабан отплыл на всех веслах, стал прямо к солнцу и через то сделался невиден турецкому кораблю. Всю ночь потом черпаками и шапками выбирали они воду, латая пробитые места; из козацких штанов нарезали парусов, понеслись и убежали от быстрейшего турецкого корабля. И мало того что прибыли безбедно на Сечу, привезли еще златошвейную ризу архимандриту Межигорского киевского монастыря и на Покров, что на Запорожье, оклад из чистого серебра. И славили долго потом бандуристы удачливость козаков. Поникнул он теперь головою, почуяв предсмертные муки, и тихо сказал: "Сдается мне, паны-браты, умираю хорошею смертью: семерых изрубил, девятерых копьем исколол. Истоптал конем вдоволь, а уж не припомню, скольких достал пулею. Пусть же цветет вечно Русская земля!.." И отлетела его душа.

Козаки, козаки! не выдавайте лучшего цвета вашего войска! Уже обступили Кукубенка, уже семь человек только осталось изо всего Незамайковского куреня; уже и те отбиваются через силу; уже окровавилась на нем одежда. Сам Тарас, увидя беду его, поспешил на выручку. Но поздно подоспели козаки: уже успело ему углубиться под сердце копье прежде, чем были отогнаны обступившие его враги. Тихо склонился он на руки подхватившим его козакам, и хлынула ручьем молодая кровь, подобно дорогому вину, которое несли в склянном сосуде из погреба неосторожные слуги, поскользнулись тут же у входа и разбили дорогую сулею: все разлилось на землю вино, и схватил себя за голову прибежавший хозяин, сберегавший его про лучший случай в жизни, чтобы если приведет бог на старости лет встретиться с товарищем юности, то чтобы помянуть бы вместе с ним прежнее, иное время, когда иначе и лучше веселился человек... Повел Кукубенко вокруг себя очами и проговорил: "Благодарю бога, что довелось мне умереть при глазах ваших, товарищи! Пусть же после нас живут еще лучшие, чем мы, и красуется вечно любимая Христом Русская земля!" И вылетела молодая душа. Подняли ее ангелы под руки и понесли к небесам. Хорошо будет ему там. "Садись, Кукубенко, одесную меня! - скажет ему Христос, - ты не изменил товариществу, бесчестного дела не сделал, не выдал в беде человека, хранил и сберегал мою церковь". Всех опечалила смерть Кукубенка. Уже редели сильно козацкие ряды; многих, многих храбрых уже недосчитывались; но стояли и держались еще козаки.

- А что, паны? - перекликнулся Тарас с оставшимися куренями. - Есть ли еще порох в пороховницах? Не иступились ли сабли? Не утомилась ли козацкая сила? Не погнулись ли козаки?

- Достанет еще, батько, пороху! Годятся еще сабли; не утомилась козацкая сила; не погнулись еще козаки!

И рванулись снова козаки так, как бы и потерь никаких не потерпели. Уже три только куренных атамана осталось в живых. Червонели уже всюду красные реки; высоко гатились мосты из козацких и вражьих тел. Взглянул Тарас на небо, а уж по небу потянулась вереница кречетов. Ну, будет кому-то пожива! А уж там подняли на копье Метелыцю. Уже голова другого Пысаренка, завертевшись, захлопала очами. Уже подломился и бухнулся о землю начетверо изрубленный Охрим Гуска. "Ну!" - сказал Тарас и махнул платком. Понял тот знак Остап и ударил сильно, вырвавшись из засады, в конницу. Не выдержали сильного напору ляхи, а он их гнал и нагнал прямо на место, где были убиты в землю копья и обломки копьев. Пошли спотыкаться и падать кони и лететь через их головы ляхи. А в это время корсунцы, стоявшие последние за возами, увидевши, что уже достанет ружейная пуля, грянули вдруг из самопалов. Все сбились и растерялись ляхи, и приободрились козаки. "Вот и наша победа!" - раздались со всех сторон запорожские голоса, затрубили в трубы и выкинули победную хоругвь. Везде бежали и крылись разбитые ляхи. "Ну, нет, еще не совсем победа!" - сказал Тарас, глядя на городские ворота, и сказал он правду.



1 Крамари под ятками – торговцы в палатках
2 бараньи катки – куски бараньего мяса

  • Если Вы считаете, что материал нарушает авторские права либо по каким-то другим причинам должен быть удален с сайта, Вы можете оставить жалобу на материал.
    Пожаловаться на материал
Скачать материал
Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:
также Вы можете выбрать тип материала:
Общая информация
Учебник: «Литература (в 2 частях)», Коровина В.Я., Журавлёв В.П., Коровин В.И.
Тема: Н. В. Гоголь

Номер материала: ДБ-886898

Скачать материал

Вам будут интересны эти курсы:

Курс повышения квалификации «Методические аспекты при изучении литературы «серебряного века» в современной школе»
Курс повышения квалификации «История русской литературы конца 20 - начала 21 вв. и особенности ее преподавания в новой школе»
Курс профессиональной переподготовки «Русский язык и литература: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Методические аспекты при изучении русской литературы последней трети XIX века в современной школе»
Курс повышения квалификации «Введение в сетевые технологии»
Курс повышения квалификации «Организация практики студентов в соответствии с требованиями ФГОС медицинских направлений подготовки»
Курс повышения квалификации «Правовое регулирование рекламной и PR-деятельности»
Курс повышения квалификации «Страхование и актуарные расчеты»
Курс профессиональной переподготовки «Русский язык как иностранный: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Использование элементов театрализации на уроках литературного чтения в начальной школе»
Курс профессиональной переподготовки «Организация деятельности секретаря руководителя со знанием английского языка»
Курс профессиональной переподготовки «Корпоративная культура как фактор эффективности современной организации»
Курс профессиональной переподготовки «Технический контроль и техническая подготовка сварочного процесса»

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.