Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Математика / Другие методич. материалы / Математические сказки моих учеников.

Математические сказки моих учеников.


  • Математика

Название документа Без нуля жизнь не та.docx

Поделитесь материалом с коллегами:

Без нуля – жизнь не та.

Автор: Назмиева Алия 5А класс

Васятка: Я самый сильный.

Петька: Я самый быстрый.

Настенька: А я самая красивая, так мама говорит.

Васятка: А я папин помощник.

Автор: И продолжался этот спор – кто в семье самый самый - весь день то утихая, то вновь разгораясь не на шутку. На все это с хитринкой, прищурив правый глаз, посматривал дедушка споривших детей – по-деревенски Дед Михей – сказочник. Вечно вокруг него ватага детишек деревенских с открытыми ртами сидит, слушает - того и гляди муха в рот залетит. Все сельчане над ним тихонько по доброму посмеивались, но и уважали сильно. И то сказать, выдумывать дед Михей был мастак. Иной раз такое расскажет, взрослые ито верили. Да не про то сказ.

Вечером после ужина, когда батько с мамкой легли спать дети шустро забрались на печь и пошуршав там как мышки, стали с нетерпением ждать деда. Уж очень они любили сказки деда перед сном послушать. И никак не понимали где деда придумывает, а где правду говорит. Но так складно никто в деревне не рассказывал. Все деревенские дети им завидовали, а Петька с Васяткой на следующий день в лицах пересказывали друзьям истории деда. И не было худшего наказания для детей чем когда деда тушил свечу на ночь без сказки.

Дед Михей: О-хо-хо – нарочито скрипел дед Михей забираясь на печку, - года мои грехи мои, что-то я устал, глаза так и закрываются. Спать охота, мочи нет терпеть.

Настенька: Ты что деда? - не на шутку всполошилась Настенька, - а сказка?

Автор: Остальные давились смехом боясь, что услышат родители, ибо спектакль этот повторялся каждый день и редко когда дед Михей укладывал любимых внучат без сказки на ночь. Уж если совсем осерчает или заболеет. Удовлетворенный дед еще поворочавшись на печи и покряхтев и дождавшись пока даже дыхание детей станет бесшумным от ожидания и посчитав выдержанную паузу достаточной начал свой рассказ.

Дед Михей: Давно это было, уж и не помню молодой я тогда был иль в возрасте, далеко это было иль поблизости, а попал я на приработки в один город. И звался этот град - Наука. Ну звался и звался, наша деревня тоже Веселой зовется, не о том сказ. А были в том граде семьи разные да семьи интересные. Помню, была семья музыкальная – папа Скрипичный ключ – весь такой строгий да важный, говорят из самого Парижу и мама Диезка - вся такая интеллигентная, тоже не нашенских кровей и семеро детишек у них. И такие они музыкальные были да мелодичные, что ни один праздник без них не обходился. Имена только вот у детей не помню, но дивные были имена, помню дочку одну только, Соль звали. Они бы еще ее Валенком назвали. Одно слово – не русские. А еще были семьи алфавитные, да все разные, из разных стран приехавшие, и детей у них было видимо не видимо, у кого два десятка, у кого три, а у кого и поболее. И детишки все вроде и одинаковые в разных семьях, а присмотришься – ан нет, разные. А еще была семья знаков препинания, еще дочурка у них была, Запятая, вреднючая, прости Господи, но веселая, вечно норовила то спрятаться, а то встать не туда и все путались, искали ее, гадали куда ее поставить. Еще помню, была семья арифметических знаков, эти важные были, вечно все делили или еще чего. Но уважали их все. Но не о них сказ, а сказ об одной семье по фамилии Цифирь. Папа был Римский Цифирь, весь подтянутый, прямой строгий, ну сущий немецкий капрал. И мама Арабская Цифирь – утонченная, изящная, одно слово – газель, Арабия. И дети, все десять, в нее видимо пошли, на отца совсем не похожи. А звали детей как наш счет – Один, Два, Три и так до Нолика. Но поговаривал народ, что Нолик то совсем не от Римского папаши, а усыновленный, но не наше это дело, не суди да не судим будешь, прости Господи. Не зря говорят – не тот родитель, что родил, а тот родитель, что воспитал. Но то не рассказ был еще, а присказка, сказ то впереди будет. И была эта семья Цифирь очень дружная да работящая. И детишки такие шустрые да умные, и всему городу от них помощь шла великая. День-деньской трудились, то примеры решали, то уравнения и все так быстро да складно. Одно слово – если в семье лад, то и на работе хорошо. И все было хорошо да ладно, как-то ушли родители в гости к арифметическим знакам, а детишки заспорили– кто из них главный. Да так заспорили, что шуткой начавшись, спор не на шутку получился. Как говорится слово за слово, картузом по полу, прости Господи.


Семерка: Слушайте, а кто из нас самый главный?

Пятерка: Я самая главная, меня все ребятишки любят получать.

Восьмерка: А я самая симметричная - говорила восьмерка.

Единица: Что вы спорите, я самая первая, а значит и самая главная.

Девятка: Мы с шестеркой самые главные. Я перевернусь – стану шестеркой, он перевернется - станет девяткой. Вот мы какие!

Двойка: А я на лебедя похожа – важно сказала Двойка.

Тройка: Говорят, Бог троицу любит! Я самая важная!

Четверка: Мне кажется -Нолик самый никудышный! Зачем он вообще нужен?

Шестерка: Точно. Все цифры как цифры, а он пустое место!

Все: Точно , Нолик самый никудышный!

Нолик: Ну раз я такой никудышный и ненужный, уйду я от вас и буду жить один.

Дед Михей: И пошел Нолик куда глаза глядят. А остальные детишки побежали дальше родителям помогать, да не тут то было. Оказалось, что без Нолика ни один пример не решается, ни одно уравнение не сходится, и даже мульен и тысяча не пишется, да что там тысяча, даже десятка не получается. А уж как родители заплакали, когда узнали, что Нолик пропал. И поняли дети, что не может быть среди братьев и сестер кто-то главнее, а кто-то ненужный. Все равны, все нужны, все самые-самые любимые. И так им стыдно стало да страшно что с Ноликом что-то случится, что побежали они со слезами искать Нолика и обещая себе и друг другу, что никогда так больше не поступят. И боялись только одного, что Нолик совсем пропал.

Автор: Дед Михей замолчал на минуту, толи уснув, толи задумавшись о днях прошедших. Дети под тулупом заерзали.

Настенька: Деда – шепотом позвала Настенька, - а шо дальше было с Ноликом?

Дед Михей: А?- встрепенулся дед Михей –с Ноликом? А-а-а.., с Ноликом…. Не спите значит еще.

Дети: Не спим, не спим - дружно подтвердили дети.

Дед Михей: Ну слушайте дальше тоды. А Нолик с обиды пошел куда глаза глядят, а глаза глядели на речку, и решил он раз такой никому не нужный да непутевый утопиться в речке и полез в воду. Да разве в сказочной стране кто-то утонет, там никто не тонет и поплавав вдоль берега вылез несчастный Нолик сушиться на берег. Там и нашли его братья и сестры. И так они радовались и так целовали Нолика, и тормошили его и говорили как они его любят и он очень очень нужный , ну прям золото а не Нолик. И Нолик тут же всех простил. Ито сказать, детское сердце зла не помнит. И пообещали они друг другу, что всегда будут вместе и всегда будут любить друг друга и помогать друг другу, и побежали к родителям. И жили они после этого дружной семьей и до сих пор живут. Ну а теперь кто скажет, к чему это я эту историю вспомнил? – спросил дед Михей.

Автор: Дети притихли и задумались, вспоминая свой спор днем. И так им стало стыдно да обидно за свои дневные слова, что не знали что сказать. Васятка: Прости нас деда, мы больше никогда ссорится не будем – прошептал Васятка.

Настенька: Никогда-никогда. Правда- правда.

Автор: Тут-же четыре мизинца нашли друг друга в темноте под тулупом и была произнесена самая самая страшная клятва в вечной дружбе.

Дед Михей: Вот и я про это хотел сказать, вы всю жизнь должны быть друг за друга. Меня не станет, родителей не будет, вы друг другу опора и поддержка, а для нас вы все самые самые и родные и лучшие и любимые всегда… - начал говорить Дед Михей.

Дети, услышав любимую тему деда заулыбались и начали хихикать.

Дед Михей: притворно грозно сдвинув брови шепотом строго прошептал, - А ну-ка спать, неугомонные!

Автор: С шипением погасла свеча, как буд-то тоже испугалась деда Михея и через несколько минут дети мирно спали обнявшись и видя один и тот же сон, как они подсказывают братьям Цифирь где искать несчастного Нолика, а потом вместе с музыкальным семейством играют в прятки и слушают дивную музыку. А дед Михей еще долго не спал. Да и то сказать, какой сон в старости, так вздремнул чуток и будет. Дед Михей придумывал очередную историю про дивный град Наука, ибо хотел, чтобы внуки его выросли самыми добрыми, умными и счастливыми людьми. Да и не отстанут они от него, пока все истории про все семьи не услышат, да не по одному разу… А потом дед Михей уснул….

4


Название документа Про какзаков.doc

Поделитесь материалом с коллегами:

Про казаков

Автор: Декатов Михаил 5В класс

Автор: Дьяк Фома Григорич очень любил рассказывать истории. Но пересказывать их он наоборот, не любил. И тут сколько не проси, не упрашивай, никак не добьёшься. Даже на колени встанешь – не добьёшься. Но иногда, бывая в особенно хорошем расположении духа, он мог заново рассказать историю – да только так её изменив, что порой и не догадаешься, что это таже самая.

Но вот в один день никому не удавалось уговорить Фому Григорича – уж очень он был печален. Но тут, выпив немного отборного кваску, он ободрился и вспомнил такую историю, какую мы «в жизни не слыхивали, и если он не расскажет, то не услышим».

Батько Фомы Григорича – Григорий Козьмич – был заядлым любителем скачек. Ей-богу, не было такой скачки, на которой он не побывал и которую он не видал своими собственными глазами. И был у него друг, да не то чтобы друг, а приятель – Михайло Тарасович, тоже любитель посмотреть на кляч и ездоков. Да больно они друг на друга были похожи, ей-богу – братья. Оба упитанные, русоволосые. И характер у них был схожий – оба властные, чуть ли не высокомерные, оба шутки любили и разные пересуды. Очень любили они спорить – иной раз так спор затянется, что страшно:

Григорий Козьмич: Да говорю же я тебе, хрен ты старый, что не могло такого быть!

Михайло Тарасович: Да что ты, собачий сын, в этом разумеешь!

Автор: Как начнётся такой спор, все девушки по домам попрячутся, ставни да двери позакрывают. А мужики и парубки стоят, чешут в затылках, кричат, а разнять спорщиков боятся.

Вот как похожи были Григорий Козьмич и Михайло Тарасович. И путали бы их всегда, если бы не одно отличие: Михайло Тарасович был кривоват на правый глаз. Вот так его турки отметили.

Так вот, в один день зашёл разговор у приятелей о лошадях. Мирно попивая из кухолей квасок, они судачили о том, как следует ухаживать за сей тварью, да как первым в соревновании прийти.

Григорий Козьмич: Я то и говорю, Михайло Тарасович, что на первого все соревновались. А вот кабы на последнего...

Михайло Тарасович: Да тут и думать нечего, у кого кляча слабее, тот и выиграл.

Григорий Козьмич: А коли тот, у которого кляча быстрее, на месте стоять будет?

Михайло Тарасович: Ну тады он выиграет.

Автор: Вот и завязался очередной спор у друзей: что ж тогда будет? И решили они сами соревноваться. На следующий день Михайло Тарасович вывел своего Саврасушку, а Григорий Козьмич – Бурку. Весь хутор собрался посмотреть, что это за соревнование такое диковинное – чья лошадь последней придёт, тот и выиграл. И не только с родного, с окрестных хуторов пришли парубки да козаки погялдеть на спорщиков.

Но вот, старый дед Остап ударил в барабан. Всадники вскочили в сёдла своих лошадей. И не двинулись с места. Полчаса так стояли, час, вот уж полтора. Наскучило зрителям. Стали кричать, руками махать, в общем, буянить. А козакам хоть-бы-хны. Стоят да стоят.

И вдруг все увидели древнего знахаря Пацюка – он тоже приковылял посмотреть на диковинку. Жуя на ходу варенник, он подошёл к всадникам, осмотрел их, коней, и, повернувшись к зрителям, крикнул скрипучим голосом:

Знахарь Пацюк: Сейчас я скажу только одно слово, и они поскачут.

Автор: Люди боялись Пацюка. Поговаривали, что он водится с чертями, потому у него брюхо такое отвислое, а усы так топорщатся. Но сейчас всем было интересно увидеть скачки, и они разрешили ему сказать это слово. Продолжая жевать варенник, знахарь подошёл вплотную к коням. Старые козаки наклонились к нему. Почти не разжимая губ, Пацюк сказал всего лишь одно слово. Прошла минута. И тут спорщики стали гнать коней изо всех сил. Зрители были настолько увлечены скачками, что не заметили, как исчез знахарь Пацюк.


Что же за слово сказал Пацюк Михайло Тарасовичу и Григорию Козьмичу?

Название документа Спор фигур.docx

Поделитесь материалом с коллегами:

Спор фигур

Автор: Петров Андрей 5Г класс


Автор: Жили-были в математическом царстве геометрическом государстве фигуры: Круг, Трапеция, Квадрат, Овал, Прямоугольник, Ромб, и Параллелограмм. Однажды среди них зашел такой разговор.

Квадрат: Я такой правильный и симметричный. Все мои стороны равны! Моя фигура нужна везде. Даже клетки в тетради и то квадратные. Я приношу пользу людям!

Круг: Я тоже нужен людям! У меня такая идеальная форма, я как солнце. Все колеса у машин круглые. Если бы колеса у машин были квадратные как далеко смогли бы они уехать?

Прямоугольник: Тоже мне рассмешили! А какой формы у людей дома? Прямоугольной . А в домах люди живут! Где они по-вашему бы жили, если бы не я? Как мышки в норке?

Треугольник: А как же я? Какой дом без крыши! Крыши то у людей треугольные, для того чтобы на них вода и снег не собирались . Так что без меня люди не проживут. А еще я могу быть прямоугольным, острым, тупым, равнобедренным и еще равносторонним. Вот я какой!

Трапеция: А давайте спросим у самих людей, кто для них важнее.

Автор: И пошли они все в город к людям и вот, что увидели. ( рисунок на слайде). Поняли они тогда, что все они людям пользу приносят, каждый по-своему важен. И больше никогда не спорили, а жили дружно.



Автор
Дата добавления 19.11.2015
Раздел Математика
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров145
Номер материала ДВ-170111
Получить свидетельство о публикации


Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх