Инфоурок / Русский язык / Конспекты / Материал к краеведческой конференции "Живи на земле и храни истину"

Материал к краеведческой конференции "Живи на земле и храни истину"

Курсы профессиональной переподготовки
124 курса

Выдаем дипломы установленного образца

Заочное обучение - на сайте «Инфоурок»
(в дипломе форма обучения не указывается)

Начало обучения: 22 ноября
(набор групп каждую неделю)

Лицензия на образовательную деятельность
(№5201 выдана ООО «Инфоурок» 20.05.2016)


Скидка 50%

от 13 800  6 900 руб. / 300 часов

от 17 800  8 900 руб. / 600 часов

Выберите квалификацию, которая должна быть указана в Вашем дипломе:
... и ещё 87 других квалификаций, которые Вы можете получить

Получите наградные документы сразу с 38 конкурсов за один орг.взнос: Подробнее ->>

библиотека
материалов

Выступление на краеведческой конференции на тему: «Живи на земле и храни истину»


Автор: Сысовская Ирина Александровна, учитель русского языка и литературы,

МКОУ Новокурлакская СОШ. Воронежская область, Аннинский район, с.Новый Курлак


Родной земли живые родники.

Приходилось ли вам когда-нибудь бывать у родника? Прикасаться к живительной влаге источника? Испытывать наслаждение от вкусной родниковой водички?

Думаем, что «да».

Живыми родниками курлакской земли, напояющими души моих современников мудростью, знанием истории родного края, трагических и счастливых картин прошлого и настоящего, страстно болеющими душой за ее будущее, являются наши талантливые выпускники:

Горбачев Николай Андреевич, лауреат Государственной и Ленинской премий, проживающий в Москве.

Матросов Борис Карпович, выпускник огненного 43-его года, имеющий 16 наград, который в настоящее время живет в г. Воронеже.

Творческое наследие первого писателя широко известно не только в нашей стране, но и за рубежом. Его книги переведены на многие языки мира. Он достоин того, чтобы о нем помнили, читали, просвещали свой ум, образовывали свои сердца.

Творчество второго писателя и поэта знают далеко не все. Много сил Борис Карпович Матросов отдал тяжелой, изнурительной для сердца работе – писательскому труду.

Целых пять рукописных томов ждут состоятельного спонсора, чтобы выйти в свет и просветить светом разума всех, кто найдет в них пользу.

Сейчас мы, краеведы, по крупицам собираем страницы его рукописных сборников, бережно храним их, тщательно изучаем, набираем силы.

Борис Карпович Матросов родился в селе Новый Курлак. Встречал здесь утренние зори, проживал закаты.

В грозном 43-ем окончил среднюю школу.

Из Курлачка, приписав пару лет, т.е. сущим юнцом, в декабре 1943 года пошел на фронт. Лиха, однако, прихватил достаточно.

Окончил Московское погранучилище. Был направлен в сверхсекретные спецвойска на Урал.

Там его ожидали встречи с Курчатовым, молодым Сахаровым, а также Хрущевым, Брежневым.

В 1962 году Борис Карпович закончил военную академию. Дальше – служба на штатных и командирских должностях. Увлекся историей, философией, политикой.

Сдал кандидатские экзамены в Москве.

Будучи прикрепленным к истфаку МГУ, тайно писал диссертацию. Тема: «Субъективные предпосылки падения монархизма в России». Одиннадцать отпусков провел в библиотеке Ленина и госархивах (Одиннадцать!). Имел допуск №1 в «Отдел редких книг» - держал паритеты в единственном экземпляре (выписывать можно, снимать нельзя).

В «Доме Ключевского» (по улице Герцена, 5) состоялось заслушивание. Ученые мирового уровня – Е.Д. Германский (научный руководитель), Рыбаков (академик) оценили труд как докторский. Но сидевший около зеленого абажура невзрачный старикашка (оказавшийся партсекретарем истфака) возразил: нет ссылки на верного продолжателя … Л.Брежнева, дать полгода на доработку.

А тут случилось вторжение Варшавского пакта в Чехию. Ученые и писатель, с которыми Борис Карпович сблизился в неформальной обстановке, в один голос заявили: «Это – агония коммунизма».

Автор написал письмо Брежневу, обличающее не только этот преступный акт, но и все чудовищные преступления тоталитарного режима. Само собой, оказался в Лефортове (на удивление – там замечательная библиотека). По указанию Л. Брежнева была расстрельная статья (покушение на правительство и прочее). Опросили 450 свидетелей (профессоров, писателей, военных), все отозвались с восхищением, крамолы не было. Писал патриот – его бы в правительство, ибо последовавшие события в стране были буквально пророческие.

Диссертация (эксперты-академики, профессор Лось, еще несколько ученых), была признана, несмотря на давление ЧК, высокопрофессиональной (это – о Романовых).

Что ж, отпустили, вернули 16 наград, звание полковника (присвоено уже Путиным), отправили на пенсию.

… Да, с мерзопакостными нашими царями сражались все великие умы – Пушкин, Лермонтов, Достоевский, Толстой, Есенин.

Думаем, некоторую лепту внес и наш земляк – поэт и публицист Матросов Борис Карпович.

В своем письме к краеведам автор честно и правдиво сообщает о том, что относится к той пишущей братии, которая много начинает, но не все доводит до конца сразу, а откладывает в ящик на «отстой». «Может, это оттого, что я не гонюсь за славой, за известностью, за гонорарами (все это – суета), - пишет он, - преследую лишь выверенную временем Правду, обстоятельность, читательский интерес».

Так, его труд «Романовы. Кто они?» (психологические портреты) – целая книга, которая пока не дописана, осталось – о Николае II, хотя материалов собрано – уйма.

По словам Бориса Карповича, его 30-летний «отстой», так сказать, оказался очень полезным: появилось много новых данных о последнем правителе Николае II, допустившем великую трагедию 17 года.

Не закончен и труд о Сергее Есенине, последняя (четвертая) глава – в ожидании раскрытия архива (пока просочились сведения, что Есенин, презиравший евреев, выходил на Красную площадь и кричал: «Бей жидов, спасай Россию!»).

Он был убит по приказу Троцкого мерзавцем Блюмниным – тем самым, кто убил германского посла Мирбаха, и Сосновским, «картофельным журналистом».

Не закончен и роман в стихах «Андрей Заречный», как и пьеса «Дьявольщина».

Аннотацию на пьесу посылал Э. Рязанову с предложением сделать сценарий, на что режиссер ответил: занят до конца жизни.

Бориса Карповича порадовал лишь ответ (а ведь мог бы и не ответить – ныне подобной переписки в практике нет!).

Если бы согласился сценарист-постановщик взять драматическое произведение (а в нем – острая сатира на партократию), возможно, подтолкнула эта радостная весть писателя к завершению.

«А все-таки русские женщины самые стойкие, самые перспективные, самые находчивые», - размышляем мы, прочитав статью Бориса Карповича Матросова «Женщины России». В ней автор воспевает русских женщин как великих тружениц, никогда не отчаивающихся и не страшащихся самого тяжелого труда.

Потому-то сейчас мало говорят на эту тему, поэтому было особенно приятно прочитать такие теплые слова, сказанные о простой рабочей женщине.

Действительно, во все времена женщине приходилось нелегко, но она никогда не унывала, не опускала руки, проявляя, тем самым, находчивость и стойкость, «когда даже иные мужики отчаивались, спивались, подавались кто-куда – от безысходности».

Нас восхитило, с каким теплом и любовью автор воспевает беспримерную трудоспособность русской женщины, называя ее великой труженицей, и в тоже время любуется ее красотой и обаянием, называя «нежным, хрупким чудом природы».

И такие слова нужно говорить чаще. Неужели не заслуживают этого, допустим, простые доярки, телятницы, свинарки, работающие целый день, до костей промерзая зимой – от сильного мороза, осенью – от холодных дождей и сырости, летом же – страдая от жары и пыли? Конечно, заслуживают! И мы понимаем, как безгранично прав Борис Карпович Матросов, говоря такие слова: «Наша женщина – труженица заслуживает не одноразового восторга, а каждодневного внимания и поклонения».

Кроме того, в своей статье Борис Карпович высказал, на наш взгляд, очень интересную мысль: «А какой бы стала наша страна, если пост президента занимала бы женщина?» Наверняка, прекратились бы кровопролитные войны в Чечне, ибо трезвый женский ум рассудил: так трудно рожать и воспитывать детей, зачем же их убивать ради интересов политиков и бизнесменов?» Исчезли бы расточительные непроизводственные траты, общество поняло бы, что нетрудовая нажива – это преступление.

Мы думаем, что автора такой интересной идеи очень беспокоит будущее России и та тревожная, нестабильная обстановка, которая в ней сейчас складывается. Нам кажется, Борис Карпович, очень болеет душой за свою Родину, за русский народ, за простых женщин – тружениц. А своей статьей «Женщины России» он хотел подчеркнуть, что, пока у нас в стране работают такие люди, она будет жить. Ну а мы, в свою очередь, хотим присоединиться к словам Бориса Карповича: «Слава русским женщинам – труженицам за беспримерную работоспособность, за умение выживать в адских условиях и сохранять при этом красоту, обаяние, трезвый ум! Всем бы им – кусочек счастья, какое они видят в загрансериалах! Каждая из них достойна звезды Героя!»

К счастью, Борису Карповичу удалось завершить труд «Пушкин и три императора». Нам, старшеклассникам, думаем, интересно узнать о любимом национальном поэте А.С. Пушкине гораздо больше, чем мы знали раньше.

Интересен факт, что будущий гений проявил свой характер уже с раннего детства.

Самая мимолетная и, пожалуй, безобидная была встреча Пушкина с императором Павлом I, когда он по причине малолетства не усвоивший придворный этикет, не снял перед ним картуз, за что няня получила высочайший нагоняй.

Видимо, впечатлительный мальчик, по свидетельству современников, сновавший между взрослыми на литературных вечерах в доме Пушкиных, слышал разговоры о проделках царя, что и определило негативное отношение его к самодержавию; и уже тогда появилось желание «на тронах поразить порок».

Оказывается, настоящее гонение на свободолюбивого поэта началось при Александре I.

Четверть века этот «властитель слабый и лукавый, плешивый щеголь, враг труда, нечаянно пригретый славой», разыгрывал из себя херувима с кукольно-чистыми глазами, хотя был лицемерным, мелочно-мстительным и обозлено-трусливым.

Это он приблизил ко двору гадкую фигуру Аракчеева, «всей России притеснителя, учредившего бесчеловечные военные поселения, о которых он, Александр I, оставили для истории жуткую фразу: "Военные поселения будут, хотя бы пришлось уложить трупами всю дорогу от Петербурга до Чудова».

Это он отказал Наполеону, просившему руку его сестры Анны Павловны. Тогда не было бы, возможно, войны 1812 года.

«Уроком» стала чуждая российским интересам битва при Аустерлице, когда Наполеон с 12-ю тысячами солдат разбил 25-тысячную армию русских и австрийцев.

Молодость Пушкина пришлась на царствование Александра I, который, как свидетельствуют современники, его «не жаловал». Уже расцветший к тому времени гений Пушкина не мог примириться с необузданным самодержавием, с крепостным правом, когда торговали людьми, когда женщин заставляли грудью кормить барских псов, когда крестьянин – известный кормилец и поилец – был забитым и бесправным, как рабочий скот.

Это угнетенное положение трудового народа девятнадцатилетний Пушкин запечатлел в оде «Вольность»:


Увы! Куда ни брошу взор –

везде бичи, везде железы,

законов гибельный позор,

неволи немощные слезы;

везде неправедная власть.

И тут же – грозное предупреждение властям, прямой призыв к насильственному изменению бесчеловечного строя:

Тираны мира! трепещите!

А вы, мужайтесь и внемлите,

Восстаньте, павшие рабы!

А это уже – дерзкое, беспримерно смелое обличение гнусности правления самого Александра I:

Самовластительный злодей!

Тебя, твой трон я ненавижу,

Твою погибель, смерть детей

с жестокой радостию вижу.

Читают на твоем челе

Печать проклятия народы.

Ты ужас мира, стыд природы,

Упрек ты Богу на земле.

Нас просто потрясли известия о трагической кончине А.С. Пушкина во времена правления третьего по счету императора, Николая I.

На похоронах не было ни жены с детьми, ни отца, ни друзей (последним запрещено было являться царем). Были лишь копачи из местных крестьян, Осиповы, прослышавшие о похоронах бывшего соседа по имению, А.И.Тургенев да надзиравший за «исполнением высочайшего поведения», оставшийся безвестным жандармский капитан. Сына положили рядом с матерью. Они не были близкими по духу, и вот теперь земля соединила их навеки.

Так – без всенародного траура, без почестей, без печального звона колоколов приняла своего великого сына земля Русская.

После таких ужасающих картин прошлого, представленных с помощью нашего земляка – писателя, трудно перейти на лирический лад, хотя завершенная в 2003 году поэма об истории развития общественной мысли в России «… и грянул выстрел холостой» заставляет вновь вернуться в прошлое и с болью в сердце почувствовать все беды, тяжкие муки, войны, смуты, посланные Руси Богом.

Холостой выстрел – тот, который грянул с крейсера «Аврора» в роковом 17 году, принесший новую беду Святой Руси: «запрет конфессий, колхозный гнет, разгул репрессий, безынтерес в труде, обман, марксистско-ленинский обман».

Автору поэмы так хочется, чтобы русскому народу удалось бы стряхнуть с плеч всю эту погибель. Он ратует за новый, здравый путь (чтоб был он лучше - в чем нибудь). Но, увы! Финал поэмы таков: «ждать среди суетных затей освободительных идей».

Очень хотелось бы, чтобы Россия сумела излечить себя от ран как можно быстрее!

В каждой строчке, написанной Борисом Карповичем, чувствуется боль за русский народ. Он страдает вместе с ним как истинный патриот, настоящий гражданин своего Отечества. Бунтарь за Правду и Справедливость, он честно несет по жизни свой Крест, пытаясь достучаться до глухих сердец, восстановить сад разграбленных, опустошенных душ. Ему так хочется, чтобы сад в скором времени зацвел. Его душа возрадуется, если сад этот даст плоды, сочные, вкусные, целительные.

И все-таки поэт земли русской не может жить без веры и надежды на лучшее. Оптимизмом проникнуты заключительные строки его стихотворения «Думы поэта»:

Нет, верю я, жар – птица счастья

Взмахнет над Родиной крылом,

И ахинею дурновластья

Смахнет могучий бурелом!

Мы тоже надеюсь дождаться птицу - счастье!

Таим в душе искреннюю надежду на то, что Борису Карповичу удастся завершить и роман в стихах «Подкидыш», написанный, подобно Пушкину, онегинской строфой. Думается, он будет интересен не только по жанру (и романтика, и детектив), но и по своей главной идее: внешне уродливые люди могут быть чистыми и красивыми внутри. Более того – они часто становятся талантливыми. Это дается не каждому.

Видимо, этот подарок получен героем от Бога.

Сюжет можно кратко представить: мать подкинула ребенка (дитя насилия, уродца). Сама пыталась покончить жизнь самоубийством (утопиться). Ее спасли. От стыда (греха) уехала в Сибирь. Оказалась в лагере. Подкидыш оказался талантливым музыкантом. Конец романа благополучный.

В романе много лирических отступлений о природе, о нравах, о «вождях».

Роман «Подкидыш» посвящен жене, Александре Ивановне, подарившей Борису Карповичу двух сыновей – Владимира и Юрия. (Жаль она ушла в лучший мир – 10 февраля 2000 года).

После Воронежского государственного университета Александра Ивановна работала научным сотрудником в окружении И.В. Курчатова на Урале. Там их и связала судьба.

А теперь любящему мужу и благодарным детям приходится заботиться о могилке, тщательно ухаживать за ней. «Вот были с сынками на могиле,- пишет Борис Карпович в письме, - отгребли снег, зажгли свечи».

С детских лет прирос наш односельчанин к земле. Скоро теплое солнышко прогреет землю и отправится на дачу полковник в отставке Матросов Борис Карпович. С любовью будет трудиться в садике и огороде, а осенью поделится выращенным урожаем с детьми и внуками, ведь современная жизнь очень дорогая, а студенты, как говорят старики, стали «золотыми».

Думаем, что внуки вырастут порядочными людьми, никогда не будут Иван Иванычами, не помнящими родства, не станут предателями, как не совершил недостойного поступка их дедушка. Рассказ-быль «Как я не стал Павликом Морозовым» - пример для подражания всех подрастающих поколений.


Как я не стал Павликом Морозовым

(Рассказ - быль)

Дело было перед большой войной в селе Новый Курлак, что в ста километ­рах от Воронежа, за Анной.

Однажды отца, сельского умельца, вызвали в сельсовет, где шло заседание актива партъячейки и сказали:

- К нам едет сам первый секретарь обкома Юозас Варейкис. Мы не должны ударить мордой в грязь, райком отвёл нам на марафет сутки. Твоя задача - срочно написать на железе лозунг и прибить его на столбах у МТС. Столбы в ночь будут врыты. Управляйся быстрее, тебе ещё будет задание.

Отец был кровельщиком, жестянщиком, печником, бондарем, валяльщиком валенок, а случалось - писал вывески и лозунги. Поэтому его и озадачили.

Забегая вперёд скажу, что Варейкис действительно приехал, а поводов для вояжа в глухомань было два: колхоз носил его имя, надо было определить - годен ли он в «маяки», и в то время с большой помпой шла кампания по выборам в Верхний Совет СССР. Помнится, из «эмки» черного цвета вышли двое: высокий, с густой шевелюрой и волчьими глазами, был Варейкис, активный исполнитель сталинского плана сплошной Коллективизации и ликвидации кулака как класса, и грузный, с тростью, - Энгель - Крон, режиссер, они шли в Совет Союза и в Совет национальностей Старшее поколение помнит о добровольно-принудительных выборах без выбора с заранее известным результатом - 99% с непременными со­тыми; кстати, видимо, помнит и другое: наглого и грязного пиара, как ныне, тогда не было, бешеных денег на предвыборную кампанию не бросали. Еще одно отли­чие: если ныне половина избирателей не является на голосование, а бал правит «господин Против всех», то тогда был ажиотаж, пусть и деланный, была, что на­зывается, «обязаловка», помнится, дед Рогулькин, бедняк, вошедший в дом со­сланного кулака, вооружался палкой (от собак) и с вечера садился на ступеньки у сельсовета, где был избирательный участок, чтобы в шесть утра проголосовать первым, о чём непременно извещала районка с типичным тогда названием -«Сталинец».

Но ближе к делу. Отец сбил раму, прибил на неё три листа жести, покрасил, а утром следующего дня с помощью трафарета разметил строчки и контуры букв, после чего прибил раму к столбам и поручил мне прописывать буквы белилами. Я принёс банки с красками, кисти, табуретку и принялся за дело. Навыков в офор­мительском художестве у меня не было (если не считать участия в редколлегии стенгазеты «Школьный прожектор», где я рисовал заголовки и карикатуры), а от­ветственность я чувствовал великую, поэтому работал старательно и долго. Солн­це уже клонилось к закату, когда я закончил писать буквы и стал делать оттенки -уже синей краской. То и дело около меня крутились сверстники, сновали прав­ленцы колхоза и МТС, гудели райкомовские машины - суета по случаю приезда «самого» стояла небывалая.

Вот вышел из корчмы (так мужики прозвали местную забегаловку) и напра­вился ко мне комбайнер с крупным, загорелым лицом, покрытым оспинами. Он был прислан откуда-то на уборочную кампанию, а жил на квартире неподалеку от нас.

Шевеля губами, он прочитал вслух лозунг: «Убрал вовремя - выиграл, не убрал вовремя - проиграл», и, разминая «беломорину», сказал:

- Ты какие-то слова пишешь глупые, кто же не знает: убрал вовремя - спас хлеб, не успел - он поляжет и осыплется;

- Это не глупые слова! Это мудрое высказывание товарища Сталина! - воз­высив последние слова до истерического вопля, произнесла невесть откуда взяв­шаяся Домаха. Подлинного; ее имени я не знаю, помню лишь, что прозвище у неё было «ведьма с кобурой» -: длинная, жилистая, с крючковатым носом и фиолето­вой бородавкой на щеке с пучком седых волос на ней, она действительно смахи­вала на ведьму. Говорили, что она воевала в Чапаевский дивизии, а в село была прислана по партийной разнарядке, для борьбы с кулаком: выселяла с наганом зажиточных мужиков, не записавшихся в колхоз, отбирала имущество, уводила скот, выгребала из погребов картошку - с помощью лентяев - комбедовцев, а вза­мен оставляла безграмотные писульки без печати и штампа - «акты отчуждения». Потом, её нашли замерзшей в канаве, куда она свалилась пьяная, а похоронили её за кладбищенской оградой, в дерюге.

Домаха позвала стоявшего у МТС Йорку Губана (мне он запомнился тем, что вместе с Домахой, как член партячейки, сносил колокольню) и, указывая культёй на комбайнера, изрекла:

- Будешь свидетель, налицо антисоветская, пропаганда!

Я не придал значения инциденту (должно быть, по молодости лет), спрыг­нул с табуретки, стал разминать затекшие ноги, а оглядев работу и оставшись ею довольным, пошел домой, благо, ватага друзей уже ожидала у крыльца - играть в тряпичный футбол.

...А утром следующего дня за мной приехал председательский тарантас.

Кучер спросил:

- Ты вчера писал лозуху? Аида, тебя вызывают.

Я перепугался, теряясь в догадках: наверное пропустил слово или букву.

Оказалось - другое.

В прокуренной комнате было двое: вечно похмельный, обросший рыжей щетиной Мишка Козин, председатель, вошедший в историю села как бездарь, бабник и опиваха, вселившийся в дом сосланного кулака Мешулина (он имел мельницу), и военный со свирепым выражением лица, в гимнастерке, перетянутой ремнями, и в брюках —«бутылках».

- О, какой славный хлопец! - пробасил военный, завидев меня. - Сколько лет? Небось, уже присмотрел девку? А ты чего не в пионерлагере? Хочешь, я уст­рою путевку?

Мне было 12 лет, ум, понятно, детский, но я насторожился: кто этот воен­ный, и куда он клонит? И тут осенило; чекист! В селе уже шли репрессии, высе­ляли кулаков - целыми семьями, арестовали моего дядю Павла Тарасовича (ему дали «десять лет без права переписки» только за то, что он, мирный портной и скорняк, в кругу мужиков, осуждая местную власть, превратившую церковь в ам­бар для ссыпки зерна, сказал: «Церковь закрывать не надо, без религии мы пре­вратимся в диких зверей»), а каждое утро, собираясь у колодца, женщины охали, узнавая, у кого были ночью «блестящие пуговицы».

- Я смотрел, как ты написал лозунг. Здорово! Ты где учился художеству? -продолжал военный, расхаживая по комнате. Затем, круто повернувшись, будто вспомнив что-то, спросил:

- Слушай, когда ты писал, к тебе подходил комбайнер, что он говорил? Тут я понял, почему меня вызвали. Наморщив лоб, я сделал вид, будто по­грузился в глубокие размышления.

- Ну, такой, каришвый от загара, рябой, всегда в грязном камбензоне, - под­сказал Мишка Козин, изображая заискивающую гримасу.

- Я весь день не слезал с табуретки, - ответил я. - Народу суетилось много, кто что говорил я не обращал внимания, чтоб не ошибиться.

Из-за дощатой перегородки вышла Домаха с дымящейся цигаркой:

- Ишь ты, паршивец, он не помнит! Снять штаны и дать ремня - мигом вспомнит!

Допрос был перекрёстный и долгий, но я стоял на своём.

-Э-э, друг, ты, видать, не хочешь быть героем! - закончил допрос чекист. -Вот Павлик Морозов - сознательный пионер, всем детям пример. Он услышал, что отец и дядья ведут враждебные разговоры, клевещут на наш общественный и государственный строй, на партию и вождя, великого Сталина, пошёл и донёс. Сейчас ему во всех школах, детсадах, пионерлагерях поставлены памятники, о нём поют песни, пишут книжки. Ты что, не хочешь этого?

«ЭТОГО» я не хотел, «героем», т.е. предателем я не стал, еще не зная подо­плёки с ложной славой Павлика Морозова. Много позже я узнал, что Павлик во­все не был героем, как не был и пионером. Отец ушёл из семьи, ибо не мог тер­петь выходки сварливой и беспутной жены, т. е. матери Павлика, а она в отместку научила юнца сходить куда надо с доносом. Отца и других родственников аресто­вали и расстреляли как «врагов народа».

Бог спас меня от недостойного поступка. А ведь на примере Павлика Моро­зова воспитывалось целое поколение! И не одно! И не только на этом! Не потому ли мы, нынешние, зачастую стали мутантами, не помнящими родства, не знаю­щими греха, способными совершить любое святотатство?

... Осталось сказать, что комбайнера в селе больше не видели, судьба его неизвестна. Лишь бабка, у которой он стоял на квартире, говорила, что за ним приезжал «черный ворон». Размышляю: уж если будущего академика Д. С. Лиха­чёва отправили в Соловки только за то, что он усомнился в целесообразности от­мены буквы «ять», что же было «винтику» или «быдлу», назвавшему глупостью высказывание «вождя всех времён и народов».

Уважаемый Борис Карпович! Взрослые стали часто заявлять нам, что мы растем равнодушными, грубыми, становимся наглыми, черствыми, теряем чистоту и доброту, ласковость и стыдливость.

Но это не совсем так. Сегодня мы хотим хотя бы немного защитить себя от нападков старших и рассказать о наших добрых делах.

Четвертый год старшеклассники нашей школы под руководством учителя немецкого языка и бескорыстного краеведа Макарова Николая Александровича участвуют во Всероссийском конкурсе «Человек в истории. Россия. XX век.» и оказываются победителями.

В прошлом году группа краеведов заняла в области 2-е место. Мы участвовали в защите проекта «Восстановление Богословского храма в селе Новый Курлак». Сами школьники указали на главные проблемы села.

Плохо, что у нас в селе нет Дома культуры, а современный клуб располагается в здании бывшего дома священника. Еще хуже, что такое «веселое заведение» находится на территории сельского кладбища.

Мы не безразличны к проблемам нашего родного села.

В декабре 2003 года мы откликнулись еще на один конкурс, посвященный 300-летию первого епископа воронежского, святителя Митрофана. В школе стало на один диплом больше.

В феврале 2004 года вновь приняли участие в областном конкурсе «Живи и здравствуй, луч добра». Нам удалось восстановить добрые имена 19-ти репрессированных односельчан.

Думаем, что в сквере нашего села будет поставлена мемориальная доска с именами погибших курлакцев.

Как видите, лучик добра живет и здравствует в наших душах.

Мы стараемся выполнять ваши «советы» и «заповеди». Во многом изменилось наше отношение к православию после знакомства с вашей статьей «Да возродится Русь Православная!».

В стихах и прозе вы стараетесь прославить сельского труженика, простого крестьянина.

Мы тоже писали свои творческие работы на тему «Мой папа лучше всех», теплые слова говорили о своих хлеборобах. Получили призы. Были довольны. Наши папы - тоже. Думаем, что вы познакомитесь с нашими творческими работами и дадите им свою оценку.

Спасибо Вам за стихотворение - романс «У причала», которое Вы посвятили нашему учителю - словеснику Желнинской Зинаиде Михайловне.

Я спешил к переправе паромной,

уж светало, рассеялась мгла,

а навстречу мне в платьице скромном незнакомка прелестная шла.

Поравнявшись, она улыбнулась

и зарделась, как маковый цвет,

а немного пройдя, оглянулась

и я долго смотрел ей во след.

Я с тех пор на причале бываю

каждый день, лишь забрезжит рассвет

и с волненьем в душе ожидаю,

не мелькнет ли ее силуэт.

Повстречайся же вновь в дымке хмарной

в ранний час, на восходе зари,

и улыбкой своей лучезарной еще раз,

как тогда, одари...

Пусть найдется состоятельный спонсор, который поможет опубликовать огромный труд вашей души!

Самые низкие цены на курсы переподготовки

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 50% скидки при обучении на курсах профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок", но в дипломе форма обучения не указывается.

Начало обучения ближайшей группы: 22 ноября. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (10% в начале обучения и 90% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru


Общая информация

Номер материала: ДВ-356870
Курсы профессиональной переподготовки
124 курса

Выдаем дипломы установленного образца

Заочное обучение - на сайте «Инфоурок»
(в дипломе форма обучения не указывается)

Начало обучения: 22 ноября
(набор групп каждую неделю)

Лицензия на образовательную деятельность
(№5201 выдана ООО «Инфоурок» 20.05.2016)


Скидка 50%

от 13 800  6 900 руб. / 300 часов

от 17 800  8 900 руб. / 600 часов

Выберите квалификацию, которая должна быть указана в Вашем дипломе:
... и ещё 87 других квалификаций, которые Вы можете получить

Похожие материалы

Получите наградные документы сразу с 38 конкурсов за один орг.взнос: Подробнее ->>