Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Материал к уроку по теме "Анализ стихотворения И.Бунина"

Материал к уроку по теме "Анализ стихотворения И.Бунина"



Осталось всего 4 дня приёма заявок на
Международный конкурс "Мириады открытий"
(конкурс сразу по 24 предметам за один оргвзнос)


  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

Стихотворение И.А.Бунина «Березка» (1906-1911) относится к пейзажной лирике. Главным образом лирического повествования является березка. Автор рисует ее так: «белая», «искривленный ствол», «раскидистые сучья». В этих инверсионных словосочетаниях чувствуются нотки народно - поэтической речи. Однако в целом поэт создает образ некрасивого дерева. Почему так? Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к древесным мотивам русской лирики.

Еще со времен древних мифов образ дерева был символичен. Дерево ассоциировали с жизнью и смертью, с вселенной и человеком. Русская литература сохранила такое символическое представление о значении дерева. На Руси березу считают красавицей леса. О ней сложено много песен, преданий, былин, создано большое количество живописных картин. Понятия «береза» и «Россия» неотделимы друг от друга. Каждого человека, любящего свою Родину, волнует простая русская природа. А разве можно представить себе русское поле без березы? А русский лес без светлой березовой рощи?

Русское слово береза очень древнее. В индоевропейских языках это слово было прилагательным и значило «светлый», «белый». Видимо, так прозвали березу за цвет ее коры. Интересно, что и слово береста – того же происхождения.  Если поискать в словарях других языков, то мы найдем там на удивление созвучные слова: в немецком – Birke, в английском – birch, в латышском – berzs.

Русское название березы лингвисты связывают с глаголом беречь. Это обусловлено тем, что славяне считали березу даром богов, оберегающим человека.

Береза у древних славян была не только символом плодородия, но и надежным оберегом от злых духов. Березовые ветки оставляли на чердаке или клали под крышу дома, чтобы предотвратить попадание молнии. В огороде и в поле березовые ветки отпугивали грызунов и птиц. Воткнутые перед дверями хлева или сарая ветки ограждали домашний скот от нечистой силы и ведьм. Даже традиционный в русской бане березовый веник в древности символизировал очищение и исцеление

С тех пор прошло много лет. Народные обряды и верования остались в далеком прошлом, но мы по-прежнему восхищаемся красотой и свежестью березовой рощи, любим березовый сок, с удовольствием хлещем себя в бане березовым веником.

Что касается поэзии, то, пожалуй, ни одно дерево не заслужило такого большого количества эпитетов, сравнений, ласкательных оборотов, не награждалось такими восторженными словами, как береза. Это можно проследить в устном народном творчестве, а пуще всего – в русской поэзии, где береза поселилась давно, прочно и, кажется, навсегда.

Образ березы в текстах русских поэтов многозначен: в нем и грусть опущенных ветвей, и свет, исходящий от ствола, -  грусть, которой овеяно это дерево.

Березу в поэтических произведениях часто очеловечивали, наделяя ее портретными характеристиками. Она ассоциировалась с девушкой: стан, бедра, ножка, прическа, косы. Это «русское древо» олицетворяет собой мировую гармонию, единство человека и природы.

Обратимся к стихотворению И.А.Бунина. Почему же его березка так неказиста? Видимо, автор хотел создать образ березки-страдалицы. «Искривленный ствол» говорит о лишениях и трудностях, «раскидистые сучья» - о печальности. Стоит заметить, что произведение создано в период с 1906 по 1911 годы. Это нелегкое время в жизни поэта: разочарование в браке с Анной Цакни, дочерью революционера, смерть сына, который умер в возрасте пяти лет. Глубокая личная драма не могла не сказаться на образах, созданных поэтом.

Вернемся к образу неказистой красавицы-березки. Подтверждением того, что образ березки любим автором, говорит о название стихотворения. Не «береза», а именно «березка». В слове «березка» наличие уменьшительно-ласкательного суффикса позволяет думать о том, что автор объединил в нем свое отношение к этому дереву: и нежность, и любовь. Русская красавица привлекает к себе внимание еще и тем, что вокруг нее неприглядная картина: «все мертво», «мороз», «нет ни листочка». Среди мрака, мертвенности и пустоты проглядывает «резко-белый ствол». Это она, березка.

Стихотворение состоит из двух строф. Первая носит повествовательный характер, рассказывающий о природе. Красота русского пейзажа скромная, печальная. Страстно любимая природа изображена безрадостной, обесцвеченной. Нам открывается такая картина, переданная поэтом при помощи следующих эпитетов: « пустые небеса», «голое поле», «низкий свет», «пустые поля», «одинокая береза». Во второй строфе грустная картина природы сливается воедино с миром чувств лирического героя («грусть», «утрата»). И мы понимаем, откуда эта грусть, какова «утрата» автора.

Несмотря на то, что мотив стихотворения грустный, в двух строфах березка словно прорезает эту мрачную картину. В первой строфе «взрывным», антитезным всей картине является слово-деталь «резко-белый ствол». А во второй строфе «вынырнуть» из картины пустых полей и одиночества позволяет слово категории состояния – «ей легко». В конце стихотворения Бунин одушевляет березку, сравнивая ее с девушкой, весенний расцвет которой еще впереди («Но ей легко. Ее весна – далеко»).

Одушевление природы – излюбленный приём в бунинской лирике. В естественности бытия, по Бунину, источник главных ценностей человеческого существования: покой, бодрость, радость. Поэту важно передать различные состояния природы. Бунин – лирик наблюдательный, тонко подмечает неоднозначность явлений. От бунинских строк веет тишиной, покоем, незабываемым ощущением красоты бытия

Мышление поэта ассоциативно: наступление весны возбуждает мысль о молодости. Поэтому он и сравнил березку с девушкой. И сразу в конце стихотворения словно бы перечеркнул все грустное, ведь повеяло весенним ароматом… Бунинское искусство олицетворения удивительно. Он был далёк от символизма, стиль которого чрезмерно богат иносказаниями, однако подобный стиль был вполне доступен поэту, демонстрировавшему свою прочную приверженность пушкинской ясности стиха.

Природу Бунин обожествляет – она гармонична  и  прекрасна, она создана богами для богов, и сознание этого  может прийти  лишь   в   самые  таинственные часы.

Бунин хочет быть созерцателем  совершенного творения, и именно таким он показывает нам окружающий мир – безукоризненным и великолепным. Пусть даже великолепие скромно и мрачно.  На этот образ работает каждое слово и каждая ассоциация, возникающая у читателя. В бунинских стихах богатая палитра  цветов, неповторимая гамма звуков. Обратимся к цветам, которые использует автор в стихотворении «Березка». Говорят, что И.А.Бунин – «хранитель золотой осени русского реализма». Мне кажется, что многие краски осени он отобразил в этом стихотворении. Скорее, он объединил все то, что природа теряет и приобретает. «Желтое поле» еще радует глаз своими насыщенными красками. Желтый цвет у Бунина ассоциируется с солнечным светом, с теплотой. Но читая стихотворение, понимаешь, что с наступлением осени и морозов тепла становится все меньше. Именно поэтому здесь употребляется слово «желтый», а не излюбленный Буниным «золотой».

И.А.Бунин очень внимателен к цвету. Цвет он чувствует с особой тонкостью и силой, как прирожденный живописец. О березке он пишет, что ее ствол «резко-бел». Не просто бел, а именно резко. Последнее слово словно останавливает читателя среди унылой картины, нарисованной автором, и заставляет посмотреть на березку, цвет ствола которой отличается по цвету от всего остального. Именно березка в своей цветовой резкости ствола – героиня стихотворения. Зеленая пустота, зеленый цвет как отголосок сочного веселого лета лишь усиливает белизну ствола русской красавицы.

Безусловно, в выборе красок Бунин следует традициям классической русской  поэзии. Но всё же он постоянно ищет что-то новое, какие-то смелые сопоставления, штрихи, в которых он находит другой, ещё более интересный взгляд на мир.


«Соглядатай природы» – так  называли Бунина. Читая эти строки, нельзя не согласиться с этим определением. Поэт изображает природу не только в цвете, но и в звуке. «Как скоро я нашел звук, все остальное дается само собой, « - писал поэт. Нежные переливы музыки природы не могли не отразиться в стихах великого поэта. У же в первых строчках стихотворения « Березка» ассонансное звучание указывает на сближение образов картины: «перевал» - «береза». Тот же настрой прослеживается и во второй строфе. Здесь единство понятий, переданных словами « осень-перевал-береза- весна», помогают ощутить нежность и плачевность одновременно. Стоит заметить, что в первой и второй строфе это ощущение сохраняется.

Начиная с третьей строчки первой строфы, полифония ассонанса и аллитерации удивляют:

Ствол, искривленный бурями, и плоско
Раскинутые сучьи. Я стою,
Любуясь ею, в желтом голом поле.
Оно мертво. Где тень, пластами соли
Лежит мороз. Уж солнца низкий свет
Не греет их. Уж ни листочка нет
На этих сучьях буро красноватых,
Ствол резко-бел в зеленой пустоте...

Наличие свистящих звуков «с», «з» позволяет почувствовать леденящий холодок, услышать шум холодного ветра, играющего голыми сучьями. Сонорные согласные «л», «н» придают строкам некую умиротворенность. Ассонанс в виде повторяющихся гласных «о» позволяет поддержать тему холодного завывания ветра, переданного свистящими согласными.

Во второй строфе отмечается большое преобладание глухих согласных над звонкими. Такая звуковая организация придает тягучесть, плавность речи, что созвучно поэтическому языку 20 века.

Таким образом, разнообразие звуков в стихотворении «Березка» позволяет передать глубокую печаль автора, наполнить душу гармоничным звучанием разноголосицы природы.

Лирическим своеобразием данного стихотворения следует считать минимальное присутствие в нем глаголов. Обратимся к первой строфе:

На перевале дальнем, на краю
Пустых небес, есть белая березка:
Ствол, искривленный бурями, и плоско
Раскинутые сучьи. Я стою,
Любуясь ею, в желтом голом поле.
Оно мертво. Где тень, пластами соли
Лежит мороз. Уж солнца низкий свет
Не греет их. Уж ни листочка нет
На этих сучьях буро красноватых,
Ствол резко-бел в зеленой пустоте...

Среди обилия определений глаголы занимают малую часть, да и те не обозначают стремительного действия. Можно сказать, что они имеют значение покоя: есть, ежит, стою, не греет. Лишь глагол «любуюсь» определяет авторское отношение к березке.

Вторая строфа полностью лишена глаголов. Их отсутствие можно объяснить тем, что Бунин подобно художнику хотел создать картину, состоящую из отдельных мазков, но объединенную единой композицией. И связующим звеном в этой композиции является словосочетание «на перевале дальнем». Оно словно обрамляет произведение и позволяет говорить о кольцевой композиции.

Вернемся ко второй строфе:

Но осень - мир. Мир в грусти и мечте,
Мир в думах о прошедшем, об утратах.
На перевале дальнем, на черте
Пустых полей, березка одинока.
Но ей легко. Ее весна - далеко.

Выделим номинативные части из предложений и получим следующую цепочку: «осень – мир – грусть – мечта – думы – утраты – перевал – черта – поля - березка». Эти слова не нарушают ощущения грусти, однако в них уже четко прослеживается связь между миром природы и миром человека. Отсутствие глаголов позволяет расширить образное пространство и задуматься… Над чем?

Осень – это мир. Какой? Для каждого он свой. Дальний перевал. А что за ним? На этот вопрос каждый ответит по-разному. Произносишь слово «поле» и словно смотришь вдаль, пытаясь рассмотреть размытые границы черной земли. Березка… И взгляд уже меняет положение и скользит вверх. Поле зрения расширяется. И вот уже благодаря такой ассоциации появляется четкий ритм: перевал (выше взор) – черта (ниже взор) – березка (снова взор выше). Так назывные предложения помогают нам воспринимать не только картину, созданную автором, но и расширяют пространство этого стихотворения. Наблюдаемый объективный мир переходит в субъективно живой. В словах «грусть», «мечта», «думы» «утраты» отражается не только грустная картина, но и прочувствованная. И это ощущение не стороннего наблюдателя, а самого автора. И «нарисованная» автором картина уже превращается во внутреннюю картину переживаний и чувств человека.

Интересна роль союза «но» в предпоследней строчке стихотворения. Он противопоставляет не только различные по значению слова: «одиноко» - «легко», но и смысловые образы. Кроме того союз еще и соединяет воедино контрастную картину унылости и надежды на новое, светлое, радостное.

Итак, отсутствие глаголов во второй строфе стихотворения отчетливо вызывает в нас и движение взгляда, и движение чувства. И в какой бы последовательности ни были расположены существительные, отражающие основные образы, все равно сложится единая картина. Чередование внешнего и внутреннего в стихотворении позволяет говорить о гармонии человека и природы.




57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)


Автор
Дата добавления 25.11.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров411
Номер материала ДВ-188499
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх