Инфоурок / Русский язык / Другие методич. материалы / Материал по теме "Диктанты по русскому языку для учащихся 8- ых классов"

Материал по теме "Диктанты по русскому языку для учащихся 8- ых классов"

Курсы профессиональной переподготовки
124 курса

Выдаем дипломы установленного образца

Заочное обучение - на сайте «Инфоурок»
(в дипломе форма обучения не указывается)

Начало обучения: 22 ноября
(набор групп каждую неделю)

Лицензия на образовательную деятельность
(№5201 выдана ООО «Инфоурок» 20.05.2016)


Скидка 50%

от 13 800  6 900 руб. / 300 часов

от 17 800  8 900 руб. / 600 часов

Выберите квалификацию, которая должна быть указана в Вашем дипломе:
... и ещё 87 других квалификаций, которые Вы можете получить

Получите наградные документы сразу с 38 конкурсов за один орг.взнос: Подробнее ->>

библиотека
материалов

ДИКТАНТЫ 8 КЛАСС

      I

      В мире животных у нас есть симпатии и антипатии. Крокодилов не любит никто. Этот огромный, обитающий в воде ящер имеет небольшой мозг, но мощные челюсти и мускулистый хвост, удар которого может переломить ноги взрослой антилопе.
      Крокодил — искусный охотник. Часами он может неподвижно лежать в воде, высунув на поверхность лишь ноздри и выпуклые глаза — «перископы».1 Стоит кому-то приблизиться к водопою и от жажды потерять бдительность, он мгновенно бросается на жертву. В Африке ею чаще всего бывают антилопы.
      Размеры жертвы крокодила нисколько не смущают. На суше он ее не приканчивает, а тащит в воду и топит. Рвать жертву хищник сразу не станет, а поместит за корягу или в пещеру, вырытую для этого в берегу под водой, и подождет, пока добыча «отмокнет» 2.
      Желудок крокодила — адский химический комбинат, переваривающий все: шерсть, рога, копыта. Даже железные крючья постепенно разъедаются в его желудке.
      Суши крокодил не избегает. Излюбленное его занятие — греться на песчаном берегу водоема. При явной опасности он мчится в воду, изгибая тело, выбрасывая далеко вперед задние ноги. Здесь он хозяин. (166 слов)

      (По В. Пескову)

      II

      В. Суриков — автор известной картины «Переход Суворова через Альпы», рассказывающей о подвиге русских солдат.
      ...В течение двух лет работает художник, и многое уже сделано. Главное — обдумано расположение фигур на огромном холсте. Слева — Суворов. Он осадил коня прямо на краю пропасти. В центре — русские солдаты, стремительной лавиной скатывающиеся вниз с круч. Но страстное желание правды, стремление написать непременно все с натуры привели художника на вершины швейцарских Альп.
      По узкой тропке пробираются художник и проводник-швейцарец. Вдруг Суриков стремительно скатывается вниз по обледенелой круче. Не пролетев и десяти метров, подняв тучу снежной пыли, он исчезает в сугробе. Это спасает его, потому что впереди торчат из снега острые зубья скал. Проводник мечется над обрывом, что-то крича, но Суриков уже приподнимается и, хватаясь за камни, добирается до площадки. Невольно художнику приходит мысль, что так же спускались с гор чудо-богатыри Суворова. (145 слов)

      (По О. Туберовской)

      III

      Осень — пора увядания природы, когда вспыхивает она последними яркими красками.
      Золото всех оттенков на деревьях, золото на траве, золото, отраженное в стоячих водах неширокой речонки. Тишина. Ни звука, ни ветерка. Даже легкое облачко застыло в небе.
      Такой изобразил природу художник-пейзажист Левитан на своей картине «Золотая осень». Она привлекает нас гармонией красок, и в то же время легкой грустью овеяна эта поэтическая картина осени-волшебницы. Торжественна, безмятежна природа в этот тихий день, но она уже замирает. Вот-вот задует холодный ветер-озорник, и уронят тогда деревья свой последний праздничный наряд.
      Всматриваясь в полотно, написанное рукой большого мастера, мы невольно проникаем во внутренний мир самого художника. Ведь наблюдая и изучая природу, истинный мастер кисти старается уловить в ее жизни наиболее близкое и дорогое его сердцу мгновение и отразить в своем произведении. (132 слова)

      (По О. Туберовской)


      I

      За долгие тысячелетия, которые насчитывает наша цивилизация, люди укрывали от посторонних глаз множество различных кладов: благородных металлов, драгоценных камней, прочих ценностей. Где только не прятал человек свои богатства: на необитаемых островах и в дремучих лесах, высоко в горах и глубоко под землей, в роскошных дворцах и ветхих лачугах, в специально оборудованных тайниках и случайно оказавшихся под рукой стульях. Спрятанные сокровища, как магнит, притягивают к себе кладоискателей. Некоторые клады имеют прежде всего огромную историческую ценность. Крупнейшие музеи мира гордятся неповторимыми ювелирными шедеврами, которые говорят о многом: о непревзойденном искусстве мастеров, о высоком уровне культуры древних народов. О жизни людей в далеком прошлом, об истории стран и народов рассказывают ученым немые свидетели далеких эпох. Сегодня на помощь кладоискателям приходит современная наука и техника. Чтобы заставить найденный клад заговорить, привлекаются физики и химики, историки и лингвисты, искусствоведы и геологи — словом, специалисты многих отраслей знаний. (141 слово)

      (По В. Солоухину)

      II

      Все: и день, и природа — великолепно. Солнце не печет, а только греет и окрашивает в бесконечно разнообразные цвета желтеющую и краснеющую зелень леса. Деревья сверху донизу унизаны разноцветными листьями: желтыми, оранжевыми, красноватыми и ярко-красными. Тихо кругом: в глубине леса, на поляне. Слышно лишь, как желтый лист, отделившись от ветки, уже не питающей его своими соками, падает и задевает другие листья, еще не упавшие, но уже пожелтевшие. Они устилают всю землю.
      Куда девались птицы, распевающие от зари до зари? Все прошло, замерло, как замирает этот шорох от падающего листа. Высоко-высоко в голубом небе длинной ломаной линией летят птицы. И птицы, и осенний говор природы, и грезы уходят в невозвратное прошлое. Воротятся опять и птицы, и весенний говор природы, но это будет не тот говор, не те птицы. А грезы не воротятся. (130 слов)

      (По Д. Мордовцеву)

      III

      На одной из старинных улиц Москвы стоит особняк, построенный после пожара 1812 года. Здесь находится музей Пушкина, давно знакомый москвичам и гостям столицы.
      В начале прошлого века это был гостеприимный литературный дом. Сюда приходили многие известные люди: Жуковский, Карамзин, Батюшков. Сегодня они смотрят на нас с портретов, а когда-то смотрели на маленького Пушкина. Произведения прославленных русских художников: Рокотова, Кипренского, Тропинина и других — украшают многие залы музея. Здесь вы увидите и миниатюрную работу неизвестного художника, изображавшую Пушкина-мальчика, и другие портреты, созданные при жизни поэта.
      Первый зал музея посвящен тем историческим истокам, которые питали его творческий гений. В следующем зале пушкинская эпоха представлена в историческом и обыденном, великом и малом, трагическом и забавном: батальные сцены и модные картинки, правительственные документы и письма частных лиц. Портреты русских царей, великих полководцев, известных писателей соседствуют с портретами тех, чьи имена остались неизвестными. Так в музее начинается путешествие в пушкинское время, рассказ о Пушкине. (148 слов)

      (По Н. Михайловой)

      IV

      Мы расположились в палатке, поджав ноги, и начали поглощать неимоверное количество чая. Большой мороз сушит не хуже зноя, пить целый день нечего, и к вечеру появляется неутолимая жажда.
      При красноватом мерцании уютно потрескивающей печки хмурые, обветренные лица светлеют, суровые морщины разглаживаются.
      В печку перестали подкладывать дрова, и в палатку неумолимо стал забираться ледяной воздух. Пришлось снова надевать запасные меховые носки и влезать в спальные мешки. В тишине и резком холоде остывшей палатки еще некоторое время металось уже бессильное пламя угасавшей печки, освещая то висящие над головой для просушки рукавицы, шапки и шарфы, то приготовленные на утро дрова для топки. Печка погасла. Сквозь дремоту до сознания доходили редкие звуки внешнего мира: далекий грохот оседавшего льда, треск лопающего дерева, беготня оленей.
      С утра светлые легкие облака затянули все небо. Невидимое солнце излучало сильный свет. Он сглаживал все неровности, искажал линию горизонта и менял очертания предметов, крайне затрудняя передвижение. (146 слов)

      (По И. Ефремову)

      V

      Стояла жара, седая от дыма лесных пожаров. В речные затоны, тихие и неподвижные, медленно падал дождь из сгоревших березовых листьев. Стаи диких птиц, спасаясь от пожаров, проносились над деревней, а на закатах срывались страшные песчаные бури.
      Мне нужно было написать небольшой рассказ, но писать было невозможно. Я ждал осени, ненастья, когда поневоле буду привязан к дому и наконец напишу давным-давно обещанный рассказ. Но пришла осень, зашуршали дожди, и в первый же ненастный день я услышал далекий и печальный крик журавлиных стай, летевших к югу. Я завидовал птицам, потому что скоро блестящая морская волна ударит им в глаза, соленый полуденный ветер взъерошит их перья.
      Дожди и ветры уже шумели в лесах, но в зарослях было тепло и тихо, как в запертой комнате. На полянах доцветала белая гвоздика, сухая и растрепанная, и ползли из-под земли, похожей на золу, грибы-крепыши.
      И я, конечно, в ту осень не написал ни строчки. (149 слов)

      (По К. Паустовскому)

      VI

      Русский Север... Двинское Заволочье, как его в старину называли первые поселенцы здешних мест... Этот край, эту землю, с великим трудом отвоеванную у леса, у болот, у моря, северяне старательно украшали. Дивные, прославленные на весь мир каменные и деревянные храмы (достаточно назвать такую жемчужину северного зодчества, как Соловки), бесподобные бревенчатые дома-богатыри, дома-крепости с их непременным деревянным коньком, горделиво восседавшим на тесовой крыше, символе крестьянского счастья и благополучия, амбары, целой улицей выстроившиеся на передках села...
      Однако, может быть, самый большой, самый непреходящий вклад Севера в сокровищницу национальной культуры — это слово. Живое народно-поэтическое слово, в котором полнее и ярче всего запечатлелась душа северянина, его характер. Слово, сохранившее сегодня строй и дух русского языка древнейшей поры. И уже одно это делает его краем наших истоков, наших духовных начал, ибо язык народа — это его ум и мудрость и, конечно, его история и поэзия.
      На Севере издревле вся жизнь, и повседневная, и праздничная, была пронизана многоцветным словом... (154 слова)

      (По Ф. Абрамову)

      I

      Глазами художника

      Во время пребывания в Лондоне известный французский художник Клод Моне 3 был поражен собором Святого Павла и, конечно, решил его нарисовать.
      Как известно, Лондон — город туманов. В тот день туман был таким густым, что сквозь него еле-еле просматривались очертания строений. Моне, естественно, все так и изобразил.
      Лондонцы, увидевшие на выставке картину, были раздражены: туман на полотне, к их удивлению, был не серый, а розовый. 4
      Дело в том, что Лондон — город старых кирпичных зданий. Красная кирпичная пыль висит в воздухе и, смешиваясь с туманом, придает ему красный оттенок. Художник увидел то, что другие не замечали. С тех пор Моне даже называют певцом лондонского тумана.
      Часто люди проходят мимо прелюбопытнейших явлений, однако не замечают их, оставаясь равнодушными к ним. Но приходит художник и открывает нам необычное в обыкновенном. (127 слов)

      (По А. Воловик)

      II

      Напуганный двумя дурными, по его мнению, предзнаменованиями, наш проводник отказался идти дальше. Мы пытались его уговорить. Это, по всей вероятности, нам удалось бы, но один из путников решил над ним подшутить. Проводник рассердился, повернулся и быстро пошел по тропе обратно. Задерживать теперь его было, конечно, бесполезно. Через несколько минут он скрылся в чаще леса. Обсудив положение, мы решили продолжать путь без проводника, но, к величайшей нашей досаде, совсем потеряли тропу и не могли ее найти. Мы направились на шум прибоя. Но наши приключения не закончились. Мы попали в очень глубокие овраги с крутыми склонами. Один раз наш соратник чуть было не сорвался. К счастью, он вовремя ухватился за корни старой ели. Значит, необходимо держаться от берега на незначительном расстоянии, слышать и видеть морскую гладь. К несчастью, мы еще попали в бурелом. Сделав значительный крюк назад, мы благополучно из него выбрались. Посоветовавшись, мы решили идти прямо к морю и продолжать путь. (150 слов)

      (По В. Арсеньеву)

      III

      Наука о питании, так же как и кулинарное искусство, имеет свою историю. Без сомнения, первый человек был одновременно и первым поваром. Значит, искусство приготовления пищи старше других искусств?
      Еще в каменном веке люди приготовляли пищу, используя огонь. Туши животных зажаривались на раскаленных углях или на вертеле.
      При раскопках древних поселений находят глиняные горшки, которые считают почтенными предками современных кастрюль. Однако до появления глиняных сосудов пища готовилась в корытах, выдолбленных из камня. Туда насыпались раскаленные камни, доводя таким образом воду до кипения.
      Тяжела была эта пища! При одной мысли о том, чем питались наши предки, становится как-то не по себе. Но человек тех далеких времен постоянно боролся со всем: с суровой природой, с врагами, с болезнями. Надо полагать, такая грубая пища была ему в самый раз.
      Родиной изощренного кулинарного искусства, как говорят ученые, является Азия. Впоследствии, постоянно изменяясь, обогащаясь, подвергаясь влиянию мод и подчиняясь местным традициям, оно распространилось по миру. (149 слов)

      (По В. Кудашевой)

      I

      Бескорыстный и сведущий друг

      Среди великих изобретений былых времен, окончательно выделивших род людской из приниженного состояния, наибольшую роль сыграла письменность. Именно по книгам, как по ступенькам, поднимался человек на свою нынешнюю высоту.
      Книга — это кристаллический, плотно упакованный в страницы наш многовековой опыт, делающий бессмертным род людской на земле. Благодаря ей накопленные знания приобретают могущество лавины, способной преодолеть любое препятствие на столбовой дороге прогресса.
      Книга — друг, верный, бескорыстный и наиболее сведущий. Встреча с интересной книгой как встреча с добрым человеком. Однако не всякая пачка исписанной второпях бумаги достойна стать книгой. Люди бывают пристрастны, бесчестны, и только хорошая книга может научить нас безошибочно распознавать многие вещи: добро и зло, истину и ложь, красоту и безобразие. Хорошая книга воспитывает также чувства, во многом формирует характер человека. (123 слова)

      (По Д. Лихачеву)

      II

      В конце октября иногда устанавливается удивительная погода. Утром выпадает роса, холодная, обжигающая ноги, кое-где появляется даже утренник, белый, хрустящий. И тогда чудесная панорама открывается взору. Каждый лист, упавший на землю, каждая паутинка, протянутая там и сям, песчаный берег неширокой речонки, сплошь зараставший летом темно-зеленой растительностью, — все словно обсыпано пудрой.
      Небо чистое, и оно такого синего цвета, какого не увидишь в жаркую летнюю пору. В безветренную погоду солнце начинает пригревать, и вскоре там, где хрустел под ногами заморозок, появляются россыпи крупной, как отборные бриллианты, росы. Особенно красива паутина, обсыпанная росой.
      С наслаждением дышишь свежестью. В эту пору можешь рассчитывать на самые крепкие грибы. Они тоже обрызганы росой, а в середине некоторых из них собирается немного влаги, прозрачной, как хрусталь.
      Преодолеваешь невысокий подъем и по тропинке, вьющейся по берегу, выходишь к лесу. (131 слово)

      III

      Осенней ночью, светлой и тихой, я возвращался с охоты по песчаным проселкам и зашел заночевать на хутор, одиноко стоявший позади скошенного ржаного поля. Здесь постоянно жил только старый сторож, а хозяин бывал лишь изредка.
      Хутор имел пустынный вид, а само жилье — всего-навсего бревенчатый флигель да изба-сторожка. Ни души вокруг. Даже собака не залаяла, когда я постучал в окошко. Стучал долго, однако никто не выходил. Потом на пороге появился мужичок, невысокий, в рваном овчинном полушубке, в старой холстинной рубахе. Он долго не понимал, что мне надо. Потом пригласил меня в дом.
      Из прихожей я прошел в просторную спальню. Здесь были только дощатые полы, давным-давно не крашенные стены да деревянная кровать.
      Ночью я долго думал о чужой, неизвестной мне жизни человека, под кров которого нежданно-негаданно привел меня случай.
      Удивительно яркий месяц светил в окна и озарял кровать, казавшуюся от этого золоченой. Все было прекрасным в этом необыкновенном лунном сиянии. (147 слов)

      (По И. Бунину)

      IV

      Василий Поленов, один из популярнейших русских художников, создал картины, ставшие любимыми представителями многих поколений. Всеобщее признание принесли ему такие хорошо известные картины, как «Московский дворик», «Бабушкин сад», «Заросший пруд». Эти полотна, наполненные тонким лиризмом, привлекают своей простотой и правдивостью.
      Поленова отличала удивительная разносторонность интересов. Незаурядный архитектор, музыкант и композитор, он обладал и вокальным дарованием, пробовал себя на любительской сцене как актер, был талантливым педагогом.
      Широта взглядов Поленова, позволявшая ему легко входить в разные области искусства, была заложена в детстве. Его мать была художницей-любительницей, отец — известным археологом, страстным любителем и ценителем искусства. С теплотой вспоминал впоследствии художник об атмосфере преклонения перед образованными людьми, царившей в доме Поленовых.
      С раннего детства мальчику прививалась любовь к природе. Уже первые зарисовки, сделанные шестнадцатилетним юношей во время путешествия по древним русским городам, свидетельствовали о таланте будущего художника. (132 слова)

      (По Э. Патсон)




      I

      На глубине луч прожектора казался огромным ярко-голубым тоннелем, высверленным в плотной, непроницаемой тьме. Его далекий конец ослепительно сверкал, словно расплавленный металл.
      Зоолог несся вдоль тоннеля, стараясь держаться от него в стороне. Слабый голубой отблеск ложился на его лицо. В тоннеле, как на прозрачном стеклянно-серебряном экране, извиваясь, внезапно возникали силуэты рыб. Они резвились, будто опьяненные потоками необычайного света, или подолгу, как зачарованные, неподвижно висели, внезапно исчезая, будто растаяв.
      Зоологу показалось, что он видит вокруг себя усеянное звездами черное небо, чуть светлевшее вверху. Разноцветные звезды, бледно-голубые, изжелта-зеленые, ярко-красные, летали во всех направлениях, то вспыхивая, то потухая, то свиваясь в сверкающие кольца, то распрямляясь в мигающие гирлянды. Во всем: и в луче прожектора, и в сияющих точках и линиях — зоолог узнавал или угадывал известных ему животных — случайную добычу глубоководных сетей, а также редких гостей морских зоологических станций. Однако чаще всего он становился в тупик, впервые наблюдая странные создания, никому еще не известные. (149 слов)

      (По А. Адамову)

      II

      Кустарник, по которому пробирался Акимов, отступал. Берег снова вздымался вверх, и начиналось редколесье: ель, сосна, береза.
      Увидев внизу землянку, Акимов направился к ней. Окруженная слева и справа желтыми зарослями осоки, она приютилась возле самой воды.
      Он раскрыл дверь, и на него пахнуло копченой рыбой, нежным ароматом скошенного сена. Над столом висела на веревках, протянутых из угла в угол, подвяленная рыба, на железной печке стоял чугунок. На полочке — еда: банка с солью, кусок вареного мяса, коврижка ржаного хлеба. Все говорило о том, что недавно здесь были люди.
      Он заспешил назад, встав под елью, и, прикрытый ее пушистыми ветвями, стал напряженно ждать. Ветер свистел, раскачивая деревья, похрустывали под его напором стволы, с беспокойным шумом плескалась о берег волна. Никаких иных звуков не было слышно.
      Совсем стемнело, и ветер заметно притих, но зато небо очистилось от туч, и звезды, ярко заблиставшие на небосклоне, могли помочь ему найти дорогу. (149 слов)

      (По Г. Маркову)

      III

      Вечерняя заря догорала, и сумерки, все больше сгущаясь, опускались на землю. Надо было скорее добраться до опушки леса и отыскать дорогу к дому. В течение получаса бродил я по лесу и наконец-то добрался до опушки, однако знакомой мне тропинки не обнаружил.
      Между тем серо-белые клочья тумана, расширяясь и цепляясь за кусты, медленно расползались по земле. Впадинки, заполненные водой, кучи сваленного хвороста, попадавшиеся то тут, то там, ствол дерева, лежащий поперек неширокого ручья, — все мешало мне продвигаться вперед. Вскоре не стало видно ничего: ни тропинки, ни зарослей.
      Внезапно из-за туч выглянул серебряный серп месяца и, по-хозяйски устроившись на небе, осветил всю окрестность. Стали различаться отдаленные предметы: поле с еще не скошенной пшеницей, чащоба справа, небольшая речонка слева. Вскоре все небо прояснилось. Яркие звездочки-фонарики словно направляли свои лучики на землю. Скоро я добрался до дома. (135 слов)



      На берегу реки сидел старый человек в морском мундире. Стрекозы трепетали над ним, некоторые садились на потертые эполеты, отдыхали и вспархивали, когда человек изредка шевелился. Было душно, и он расслаблял рукой расстегнутый воротник и, глубоко вздохнув, замирал, посматривая на небольшие волны, похлопывающие берег.
      Прошло немного, едва ли десять лет, после его отставки, а о нем забыли везде: и в императорском дворце, и в Адмиралтействе, и в штабах флотов и морских училищ. Здесь, в центре России, на Тамбовщине, заканчивал свой век Федот Ушаков — опальный русский флотоводец. Сорок кампаний провел он, не потерпев поражения ни в одном сражении. Блестящие победы русского флота под его командованием сделали имя Ушакова легендарным.
      Он вспоминал о дальних походах, и его взор бродил где-то там, по далеким бухтам, гаваням.
      Набежал ветерок, как бы пытаясь запеленать одинокого адмирала, а тот словно отстранял его рукой, пробуя задержать видения прошлого.
      Вдали от моря заканчивал свою жизнь величайший полководец Отечества. (140 слов)

      (По В. Ганичеву)

      II

      Слышишь, как жалобно кричит чайка над взволнованным морем? В туманной дали, на западе, теряются его темные воды. Холодно, ветрено. Глухой шум моря, то ослабевая, то усиливаясь, точно ропот соснового бора, величавыми вздохами разносится вместе с криками чайки... Видишь, как бесприютно вьется она в осеннем тумане, качаясь по холодному ветру? Это к непогоде.
      Здесь, на неприветливом северном море, на его пустынных островах и прибрежьях, круглый год ненастье. Теперь же, осенью, север еще печальнее. Море угрюмо вздувается и становится темно-железного цвета. Издали необозримая равнина его кажется выше берега. Ветер гонит с запада волны и далеко разносит крики чайки.
      Море, налетая с грохотом и шумом на берег, роет под собой гравий и, как кипящий снег, рассыпается с шипением и вползает на берег, но тотчас же скользит, как стекло, назад, подпирая собой новый крутящийся вал, а вдали расшибается о камни и высоко взвивается в воздух. (141 слово)

      (По И. Бунину)

      III

      Венера — самое яркое после Луны светило нашего ночного неба. Сияя мягким блестящим светом, она издавна поражала воображение людей. Недаром древние присвоили ей имя богини красоты — Венеры.
      Предполагая, что Венера — два светила, древние называли ее утренней или вечерней звездой. Действительно, утром она появляется на востоке незадолго до восхода Солнца, исчезая затем в его лучах. Через несколько месяцев ее можно наблюдать вечером, после заката, когда она сияет над западным горизонтом и, постепенно опускаясь, скрывается вслед за Солнцем.
      Венера кажется такой яркой потому, что это ближайшее к нам небесное тело, не считая Луны, и, кроме того, она покрыта густым слоем белых облаков, хорошо отражающих солнечные лучи. Именно вследствие этой густоты и плотности атмосферы мы немного знаем о планете, несмотря на ее сравнительную близость к Земле. Исследованиями, однако, доказано, что температура на ее поверхности высокая — несколько сот градусов тепла, а верхние слои атмосферы содержат кислоты в десятки или сотни раз больше, чем атмосфера Земли. (150 слов)

      (По М. Гумилевской)

      IV

      Первые рассказы неизвестного тогда автора — геолога и палеонтолога Ивана Ефремова — были опубликованы незадолго до окончания войны, в сорок четвертом.
      В жизни Ефремова было многое: странствия, война, работа, впечатления, размышления. К двадцати годам он открыл кладбище древних земноводных на далеком севере, в тридцать три стал доктором биологических наук. Ефремов — создатель тафономии, или науки о том, где и как искать остатки ископаемых животных. Однако известен он как писатель-фантаст.
      Фантастика, как правило, повествует о мечтах и надеждах. Не каждый способен даже в мечтах увидеть мир по-новому. Ефремов обладал даром заглянуть в далекое будущее. Более того, фантастика, отзываясь на мечты и надежды, опережает свое время, а Ефремов опережал и фантастику. Роман о космическом будущем человечества, например, он создал до того, как весь мир взбудоражил первый русский спутник. «Туманность Андромеды» — книга о романтике космического, вселенского, о дружественных внеземных цивилизациях, о подробностях земной жизни через тысячелетия. (140 слов)

      (По Г. Гуревич)

      V

      Русский Север — край невероятных просторов, раздолья и воли (Север никогда не знал ни татаро-монгольского ига, ни крепостного права), край редкого богатства и редкой красоты, которая и поныне не утратила очарования первобытной дикости.
      Беспредельные леса, полные зверья и птицы, многоводные реки и озера, серебряные от плещущей рыбы, — таким увидели этот край впервые пришедшие сюда люди.
      Однако Север не сказка, не та обетованная земля, о которой веками мечтали крестьяне. Север — это бесконечная зима с непролазными снегами и лютыми морозами. Север — это штормы и бури ледяных морей. Именно на этой земле выросло особое племя русских людей — поморов, людей великого мужества, выносливости, людей предприимчивых. Ведь именно они, поморы, прорубили окно в Европу, сделав свою столицу — город Архангельск — первыми морскими воротами России. Из среды поморов вышли наши землепроходцы, еще четыре века назад бесстрашно и дерзко бороздившие на своих немудреных суденышках Ледовитый океан. Отсюда, из Поморья, началось грандиозное движение русского народа в Сибирь, на Восток. (150 слов)

      (По Ф. Абрамову)

      VI

      Здесь, наверху, всегда дул холодный ветер, стекавший с ледника на равнину. Лес в этом месте отступал от скальной стены дальше, чем всюду. Видно, никакая жизнь не могла долго переносить дыхание пропасти. Ущелье напоминало каменную реку. Казалось, какая-то сила, бушевавшая здесь в стародавние времена, вымела наружу россыпи чугунно-серых скал. Сторона скалы, обращенная к горам, была покрыта слоем желтого налета. Трава тоже не хотела здесь расти.
      Беспорядочно нагроможденные валуны несколько отступали от края пропасти, а может, были кем-то нарочно сброшены вниз. Они образовали небольшую площадку. Ее дальний край обрывался в бездну. Оттуда, неторопливо клубясь, выползал желтоватый туман. Сквозь него виднелся противоположный берег, такой же скалистый и неприветливый, и неширокий подвесной мост.
      Внизу, под мостом, зияла немереная глубина. Никто, наверное, по своей воле не спускался туда, и уж никто, конечно, не смог бы подняться обратно. А сверху смотрели горы, величавые, равнодушные, в облачных шапках, в голубоватых плащах никем не потревоженных ледников. (149 слов)

      (По М. Семеновой)

      VII

      Нигде в Подмосковье вы не увидите такого изобилия густых трав, полевых цветов, как под Звенигородом. Здесь, в деревне Дунино, провел свои последние семь лет жизни Михаил Пришвин — писатель и путешественник.
      Его дом, утопающий в зелени, стоит на пригорке. С круглой террасы открывается широкая панорама реки, заречные дали, тихие и ласковые. Сюда, в дом, приобретенный писателем, утомленным скитаниями, врывались освежающей грозой воспоминания об увлекательных путешествиях. О них он рассказывал ребятишкам, часто приходившим к нему. В саду рассаживались на скамейке, сделанной, как и стоящий здесь стол, самим Пришвиным. Ребята, конечно, просили рассказать о приключениях. Присев к ним и глядя на шумящие верхушки деревьев, писатель вспоминал невыдуманные истории о своей жизни, удивлявшей всех. Рассказывал, как появилась у него страсть к путешествиям, как в детстве пытался даже бежать в Америку. Но не просто непоседливость звала его в дорогу, а неуемное желание увидеть невиданное и выразить словами неповторимую прелесть природы. (145 слов)

      (По материалам книги В. Осокина «Жемчужины Подмосковья»)

Итак, Петя сдал вступительный экзамен в гимназии. Однако тетя упорно утверждала: «Никакого экзамена, конечно, не было, а было легкое приемное испытание». Но Петя повторял со слезами: «А вот был экзамен!» Тетя решила покривить душой: «Впрочем, я, вероятно, ошиблась. Кажется, был экзамен». Петю, однако, грызло сомнение, потому что все прошло как-то чересчур быстро и гладко.
      Вначале все шло превосходно. Мальчика огорчало только то, что его еще ни разу не вызывали к доске. Каждую субботу он с грустью приносил дневник, обернутый в роскошную бумагу, оклеенную серебряными звездами.
      Однажды Петя, не раздеваясь, вбежал в комнату. Размахивая дневником, он радостно кричал: «Мне отметки поставили!» Торжественно швырнув дневник на стол, мальчик гордо отошел в сторону, как бы не желая мешать созерцанию отметок.
      Раскрыв дневник, тетя ахнула: «Сплошные двойки!» «Я так и знал! — чуть не плача от обиды закричал Петя. — Важно, что это отметки!» И, сердито выхватив дневник, мальчик помчался во двор показывать его приятелям. (149 слов)

      (По В. Катаеву)

      II

      В книге «Лесная капель» Михаил Пришвин описывает свое путешествие вдоль лесного ручья, встречу с упавшим поперек деревом, как бы пытавшимся остановить течение говорливого ручья. А тот все же пробивался и нашел себе выход под деревом. И писатель делает вывод: «Пусть завал на пути! Препятствия делают жизнь. Не будь их, вода бы безжизненно сразу ушла в океан, как из безжизненного тела уходит непонятная сила».
      Восторгаясь окрестностями Подмосковья, Пришвин отдавал им предпочтение перед могучей дальневосточной тайгой. Впоследствии в дневниках (Пришвин записывал, словно на ходу зарисовывал, как художник, прямо с натуры) писатель отмечал, что «в лесах подмосковных человек всегда возвышается и чувствует себя хозяином». У него были свои любимые деревья, просеки. Любуясь ими, он совершал открытия, казавшиеся другому человеку неинтересными или изученными.
      Однажды остановился он у трех, казалось бы, неприметных деревьев. Однако они вызвали восторг писателя: «Посмотрите-ка! Видите, в середине береза. Как картинно и горделиво распустила она свои зеленые кудри!» (147 слов)

      (По В. Осокину)

      Итоговые контрольные диктанты

      I

      Утро, тихое, ясное, ошеломило меня. Неширокая, но глубокая речонка, розовая в лучах солнца, плещется у самых ног. Легкий ветерок едва колышет прибрежные кусты. Ни шума, ни шорохов.
      На берегу приютилось несколько удильщиков, приехавших, как выяснилось, из ближайших сел. На песчаной отмели, возле коряги, выброшенной когда-то ветром, сидит рыбак. Снасть его незатейлива и надежна. Он прилаживает на крючок кусочек сырой раковой шейки (раки лежат возле него в сумке) и закидывает наживу на середину реки. Грузик у него, я заметил, потяжелее обыкновенного. Свинцовая полукруглая пластинка плотно ложится на дно, и вода ее хорошо обтекает, не сдвигая с места. Впрочем, здесь почти не ощущается течение.
      Закинув удочки, рыболов настораживается и в течение некоторого времени неотрывно смотрит на гибкий прутик, воткнутый в песок. Но вот прутик начинает дергаться и трястись, и вскоре на песке трепещет несколько рыбешек: окунь-красавец, красноперая плотва, серебряный язь.
      Рыбалка, конечно, удивительная вещь! (142 слова)

      (По В. Солоухину)

      II

      Я получил задание привезти из экспедиции, направленной в Закавказье, несколько редких животных.
      Однажды ранним утром меня разбудили голоса: «Дикий кот у дяди Прохора! В капкан попался».
      Через несколько минут я уже был у дяди Прохора. Там стояла толпа, наблюдавшая за лежащим на земле крупным камышовым котом. Короткая цепь капкана, прикрепленная к вбитому в землю колу, валила кота на землю. Я сбросил с себя кожаную куртку и, прикрывая ею лицо, приблизился к зверю. Зверь был связан и водворен в клетку. Однако вел он себя странно: не пытался освободиться, неподвижно лежал в углу клетки, не прикасаясь к пище, предлагаемой ему, и, казалось, не замечал людей.
      Опасаясь за жизнь кота, я впустил в его клетку живую курицу — любимую пищу кота на воле. Вначале курица, испугавшись опасного соседа, металась по клетке, но потом успокоилась. Хищник не обращал на нее никакого внимания. Прожив еще два дня, кот умер. По-видимому, он не смог примириться с потерей свободы. Курица, обреченная на съедение, осталась невредимой и была отпущена на волю. (162 слова)

      (По Е. Спангенбергу)

      III

      Кирилл и Мефодий — славянские просветители

      Братья Кирилл и Мефодий принесли на земли славян свет письменности и знаний. Они составили славянскую азбуку, перевели с греческого на славянский священные и церковные книги.
      Кирилл (до принятия монашества его звали Константином) и Мефодий жили в Солуни — знаменитом торговом городе Византии. Вокруг Солуни славянские племена растили хлеб. В городе жили мастеровые люди, но они были неграмотными. Книга считалась недоступной роскошью.
      Прошло несколько лет, и Константин, уже прославившийся своей ученостью, приезжает в столицу. Здесь, в Константинополе, он учится у знаменитых ученых: у Фотия — литературе, у Льва Математика — механике, астрономии.
      Чтобы получить высшее образование, полагалось изучить семь наук: грамматику, риторику, философию, арифметику, геометрию, а также музыку. Константин постепенно становится лучшим учеником. В течение десяти лет он освоил ряд языков: славянский, греческий, арабский. Знание славянского, существовавшего тогда лишь в устной форме, определило его дальнейшую жизнь и деятельность. (139 слов)

      (По В. Янченко)

      IV

      Чуткое ухо ловит знакомые звуки весны. Вот вверху, почти над головой, послышалась барабанная трель, звонкая, радостная. Нет, это не скрип старого дерева, как обычно думают городские неопытные люди, оказавшись в лесу ранней весной. Это, выбрав сухое дерево, по-весеннему барабанит лесной музыкант — пестрый дятел. Всюду: в лесу, ближе и дальше — торжественно звучат, как бы перекликаясь, барабаны. Так дятлы приветствуют весну.
      Вот, пригретая лучами мартовского солнца, свалилась с макушки дерева, рассыпавшись снежной пылью, тяжелая белая шапка. И, точно живая, долго еще колышется, как бы машет рукой, зеленая ветка, освобожденная от зимних оков.
      Стайка клестов-еловиков, весело пересвистываясь, красно-брусничным ожерельем рассыпалась по увешанным шишками вершинам елей. Лишь немногие знают, что эти птички, веселые, общительные, всю зиму проводят в хвойных лесах, искусно устраивая в густых сучьях теплые гнезда. Опершись на лыжные палки, долго любуешься, как шустрые птички клювиками теребят шишки, выбирая из них семена, как, кружась в воздухе, тихо сыплются на снег легкие шелушинки. (149 слов)

      (По И. Соколову-Микитову)

      V

      Перелет — тяжелый период в жизни пернатых, требующий от них отдачи всех сил. Однако они становятся путешественниками, несмотря на трудности, которые им приходится преодолевать в пути.
      Одна из загадок природы — способность птиц определять время начала перелетов. Сроки сбора на зимовки им устанавливать нетрудно. Ненастная осенняя погода, сокращение продолжительности светового дня — все это торопит в дорогу. Другое дело — возвращение к местам гнездовий, на родину. Как птицы определяют, живя в тропиках, приближение весны у нас? По-видимому, им помогают птичьи биологические часы.
      Как известно, солнце в течение дня перемещается из восточных районов небосвода в западные. Удивление вызывают наблюдения, показывающие способность птиц ориентироваться по солнцу. Для многих птиц эта способность врожденная. Пернатым, не получившим в наследство эти знания, запомнить необходимые в пути ориентиры помогает фантастическая память. Птицы, утверждают ученые, ощущают также земные запахи, прислушиваются к раздающимся снизу звукам, учитывают величину центробежной силы, возникающей при вращении Земли, и реагируют на изменение ее магнитного поля. (148 слов)

      (По Б. Сергееву)

      VI

      Приближение ночи

      Летний день угасает, и в засыпающем лесу воцаряется гулкая тишина. Вершины сосен-гигантов еще алеют нежным отблеском догоревшей зари, однако внизу становится темно. Аромат смолистых ветвей, острый и сухой, слабеет, зато сильнее чувствуется сквозь него приторный запах дыма, расстилающегося по земле от дальнего лесного пожара. Неслышно и быстро опускается на землю ночь. С заходом солнца примолкли птицы.
      Совсем стемнело. Глаз, привыкший к постепенному переходу от света к темноте, различает вокруг неясные силуэты деревьев. Ни звука, ни шороха не раздается в лесу, а в воздухе чувствуется удивительный травяной запах, плывущий с полей.
      Всюду: и направо, и налево от тропинки — простирается невысокий путаный кустарник, и вокруг него, цепляясь за ветки, колеблясь и вытягиваясь, бродят разорванные клочья тумана, неясные, белые.
      Странный звук неожиданно разносится по лесу. Он протяжен, низок и, кажется, выходит из-под земли. (133 слова)

      (По А. Куприну)

hello_html_3704d267.gif

1 2 Предупредить учащихся о постановке кавычек.
3 Следует написать на доске имя собственное.
4 Рассказать учащимся о постановке двоеточия.


Самые низкие цены на курсы переподготовки

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 50% скидки при обучении на курсах профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок", но в дипломе форма обучения не указывается.

Начало обучения ближайшей группы: 22 ноября. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (10% в начале обучения и 90% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru


Общая информация

Номер материала: ДA-040908
Курсы профессиональной переподготовки
124 курса

Выдаем дипломы установленного образца

Заочное обучение - на сайте «Инфоурок»
(в дипломе форма обучения не указывается)

Начало обучения: 22 ноября
(набор групп каждую неделю)

Лицензия на образовательную деятельность
(№5201 выдана ООО «Инфоурок» 20.05.2016)


Скидка 50%

от 13 800  6 900 руб. / 300 часов

от 17 800  8 900 руб. / 600 часов

Выберите квалификацию, которая должна быть указана в Вашем дипломе:
... и ещё 87 других квалификаций, которые Вы можете получить

Похожие материалы

Получите наградные документы сразу с 38 конкурсов за один орг.взнос: Подробнее ->>