Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Конспекты / «Сердце, не открытое людям». Урок-конференция по творчеству А.П. Чехова
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • Русский язык и литература

«Сердце, не открытое людям». Урок-конференция по творчеству А.П. Чехова

библиотека
материалов

МОУ гимназия №184

Г. Нижний Новгород







Научно – творческая конференция

«А.П.Чехов и православие»





Урок – исследование в десятом классе «Не открытое людям сердце»

(По рассказу А.П. Чехова «Архиерей»)







Учитель русского языка и литературы,

Алешина Галина Николаевна

















1

Задачи урока:

- вызвать у учащихся интерес к чеховской прозе, расширить знание о ней;

- помочь открыть духовное содержание личности архиерея, истоки его драмы, особое отношение героя к миру, людям;

- вовлечь в поиск духовно – нравственных проблем, в поиск ответа на вопрос: в чем заключается «футлярность» духовного лица;

- расширить лексический запас школьников.

Развивающая цель:

используя исследовательский путь познания, вовлечь десятиклассников в размышление о сложности человеческой натуры, общения людей;

совершенствовать умение работать с прозаическим текстом;

развивать речь учащихся.

Воспитывающая цель:

обогащать внутренний мир школьников состраданием к человеку, раздумьями об истинной красоте, стремлением разгадать «тайну» личности.

Методы, приемы:

слово учителя, словарная работа, беседа, выразительное чтение, проблемный вопрос, анализ текста, отзывы десятиклассников о рассказе, элементы исследования.

Оборудование:

фотографии Дома-музея А.П. Чехова в Ялте, А.П. Чехова в своем кабинете в Ялте, у своего дома в Ялте, фотографии А.П. Чехова 1905 года;

рассказ А.П. Чехова «Архиерей», отзывы учащихся о прочитанном рассказе, «Библейская энциклопедия», толковые словари, фотографии храмов, их интерьеров, колоколен, оформление уголка интерьера комнаты ХIX века: икона, подсвечник, Евангелие, ваза с ветвями вербы.

Слово учителя:

М.М. Дунаев в книге «Православие и русская литература» пишет, что «едва ли не единственным исследователем, который утверждал высокую религиозность чеховского творчества, долгое время был С.Н. Булгаков» (6, 281).

«Чехов, по справедливой мысли Булгакова, своеобразен в своем творчестве тем, что искание правды, Бога, души, смысла жизни он совершал, исследуя не возвышенные проявления человеческого духа, а нравственные слабости, падения, бессилие личности…» (6, 281).

В письме В.С. Миролюбову 17 декабря 1901 года А.П. Чехов писал: «Нужно веровать в Бога, а если веры нет, то не занимать её место шумихой, а искать, искать, искать одиноко один на один со своей совестью …»

В детстве он получил суровое религиозное воспитание, богослужения и церковные книги знал наизусть. Библейская лексика у Чеховых была в обиходе (3, 58).

До настоящего времени нет единого мнения о мировоззрении этого великого писателя. Одни считают его атеистом, другие – верующим человеком.

Интересно откровение А.П. Чехова в письме к А.С. Суворину 19 мая 1892 года: «Если я пойду когда-нибудь в монахи (у меня есть склонность к затворничеству), то буду молиться за Вас». А 1 декабря 1895 года он пишет: «Если бы в монастыри принимали не религиозных людей и если бы «можно было не молиться, то я пошел бы в монахи».

М. Громов в книге «Чехов» из серии «Жизнь замечательных людей» говорит: «Чехов не унаследовал той домостроевской нетерпимой религиозности, какая царила в доме его отца.



2

В этом смысле религии у него, как он об этом и сказал, действительно не было. Было нечто более глубокое, содержательное и сложное, что следовало бы назвать христианской цивилизованностью – с особенным отношением к национальной истории…» (3, 163).

Врачу Чехову случалось делать анатомические вскрытия. «Я думаю, что, когда вскрываешь труп, даже у самого заядлого спиритуалиста необходимо явится вопрос: где тут душа?» - замечал он в письме А.С. Суворину 7 мая 1889 года. «Но не надо ему слишком верить, когда он категорически заявляет о собственном безверии», - утверждает М.М. Дунаев (6, 285).

Справедливо заметил первый биограф А.П. Чехова А.Измайлов:

«Тяготение отца к церкви и к «божественной» книге, семейное чтение из Четьи Минеи нечувствительно держали А.П. в общении с чудесным старым языком, не позволяли ему забыть его и разминуться с ним… В его книгах можно найти сотни доказательств того, как в ощущении простоты, красоты и, скажем, родовитости слова, исконной его принадлежности к русскому языку его выручало обращение к корням языка житий, прологов…»

Глубокое знание церковных служб и текстов видно в рассказах «Кошмар», «Панихида» (1886), «На страстной неделе», «Перекати-поле» (1887), «Студент» (1894), «Убийство» (1895), «Святою ночью», «Архиерей» (1902).

«Архиерей», один из лучших своих рассказов, Чехов написал, как думали современники, о себе.


Учитель :

Чтобы лучше проникнуть в образ главного героя, лучше понять автора рассказа «Архиерей», текст которого мы сегодня будем исследовать, нам следует познакомиться с историей создания произведения.

Сюжет «Архиерея» занимал писателя очень долго, о чем он сам признавался О. Л. Книппер 16 марта 1901 г.: « Пишу теперь рассказ под названием «Архиерей» на сюжет, который сидит у меня в голове уже лет пятнадцать».

Работа над рассказом задерживалась из-за болезни писателя: « … я нездоров, или не совсем здоров… и писать не могу. У меня было кровохарканье, теперь слабость…» - пишет он В.С. Миролюбову, редактору «Журнала для всех» 17 декабря 1901 года.

А 20 февраля 1902 года А. П. Чехов ему опять отправляет письмо, в котором есть строки: «Рассказ давно кончил, но переписывать его было трудновато; все нездоровится…» Врач по специальности, А.П. Чехов понимал, чем должно кончиться это постоянное нездоровье. Еще в Ницце зимой 1897 года он говорил В. Немировичу – Данченко: «Мы все приговоренные… И ведь знаете… Так жить хочется!.. Иной раз мне кажется, все люди слепы. Видят вдали и по сторонам, а рядом, локоть о локоть, смерть…» (20,399)

Образ больного архиерея Чехов как бы пропустил через свою проникновенную, светлую печаль и создал рассказ необычно правдивый, поэтичный, драматически сильный.

- Кто же мог быть прототипом архиерея?

Одним из прототипов преосвященного Петра называют крымского епископа Михаила Грибановского. Писатель не был с ним знаком. Но однажды увидел его фотографию, и его поразило лицо епископа, «очень умное, одухотворенное, изможденное и с печальным, страдальческим выражением». Мысль о покойном Грибановском вдохновила Чехова на создание сцены всеобщего плача в рассказе, об это и пишет С. Н. Щукин (18,465).

М.П. Чехов вспоминает о московском знакомом семьи Чеховых Степане Алексеевиче П., который, кончив курс в университете, подстригся в монахи, приняв имя Сергий, и сделал очень быстро духовную карьеру. «Уже будучи архиереем, преосвященный Сергий приезжал в Ялту лечиться от нервов», где навещал Чехова. «Эти свидания архиерея Сергия с Антоном Павловичем в Ялте и были той ассоциацией, благодаря которой и появился на свет рассказ «Архиерей». М.П. Чехов указывает и прототипа отца Сисоя – неромонаха Анания из монастыря Давидова Пустынь близ Мелихова, «он именно и сказал фразу о том, что японцы – все одно, что черногорцы».



3

А.И. Куприн пишет, что выражение «не нравится мне это», перешедшее так быстро из «Архиерея» в обиход широкой публики, было им (Чеховым) почерпнуто от одного мрачного бродяги полупьяницы, полупомешанного, полупророка» (18,559).

Известно, что А. П. Чехов приезжал в Сергиев Посад, жил недалеко от Троице – Сергиевой лавры на улице Нижней (теперь улица Митькина) в доме №18 на первом этаже. Возможно, пребывание в этом старинном городе повлияло на создание рассказов о лицах духовного звания, в том числе и «Архиерея» (11,304).


Учитель:

- Поделитесь, пожалуйста, впечатлением о том, интересно ли вам было читать произведение А.П.Чехова, имеющее непонятное для многих название «Архиерей»?

«Сначала это рассказ, тем более в нем повествуется о представителе духовенства, показался мне скучным. Но постепенно я прониклась состраданием к необычному для меня главному герою. Мне стала близка душевная боль человека».

Ольга Ч.

«Я из верующей семьи. Рассказ «Архиерей» увлек меня. В нем я узнала о духовном пути преосвященного, о его одиночестве, страданиях, смерти. Это произведение наводит на мысли об истоках драмы человеческой жизни».

Дарья Т.

«Мне неинтересно было читать это произведение. Многое в нем я не осознал. В рассказе немало трудных для меня слов. Личность преосвященного осталось для меня загадкой».

Никита Б.

«В отличие от прочитанных мной в основном смешных рассказов А.П. Чехова, рассказ «Архиерей» я читал с печальным настроением. Я не скажу, что это произведение интересно по содержанию, однако оно произвело на меня большое впечатление, так как автор сумел раскрыть психологию одинокого человека».

Савва Л.



Учитель:

Ваши впечатления о рассказе «Архиерей» очень различны. Для кого-то он показался сложным по содержанию. Действительно в этом произведении для юных читателей многое понять нелегко. Сегодня мы постараемся открыть духовное содержание личности архиерея, истоки его драмы, отношения преосвященного с людьми, проникнуться к нему состраданием. Нам нужно постичь и своеобразие чеховской «тайнописи», психологизма, ответить на вопрос: «Является ли архиерей «футлярным» человеком?»

Чтобы яснее предстало содержание произведения, нам целесообразно обратиться к лексическому значению трудных слов.


Учитель:


Читая рассказ «Архиерей» мы встречаемся с наименованиями особенного времени действия. Когда же происходят события, о которых повествуется в произведении?

Произведение начинается с предложения: «В вербное воскресенье в Старо-Петровском монастыре шла всенощная».

«Вербное воскресенье» (1,114) является последним днем вербной недели перед главным православным праздником – Пасхой. Христианская церковь отмечает этот день с IV века как еще один двунадесятый праздник – Вход Господен в Иерусалим. Посвящен он событию, о

4

котором повествуется в Евангелиях: въезд Иисуса Христа на осле в Иерусалим, жители которого встречали Сына Божьего приветственными возгласами и в знак особого почитания бросали к его ногам пальмовые ветви. Поскольку у нас пальмы не растут, то вместо них стали использовать распустившиеся к тому времени вербы, которые почитались у восточных славян. Некоторые происхождение слова верба связывают с латинским Verbena, что значило «листья и прутья лавра мирты, маслины как священной зелени».

А завершается рассказ «самым высочайшим и вместе с тем, древнейшим христианским праздником – Пасхой. Слово «Пасха» значит с еврейского языка «прихождение, избавление».

«Христиане, празднуя Пасху новозаветную, торжествуют избавление чрез Христа человечества от рабства дьяволу и дарование нам жизни и вечного блаженства» (7,344).


Учитель:


К так называемой чеховской «тайнописи» относятся имена, которые писатель дает своим героям. Каждое имя наполнено особым смыслом и помогает нам открыть тайну души отдельного персонажа. Чтобы лучше понять, в чем особенность имен героев рассказа «Архиерей», следует обратиться к толковым словарям имен и «Библейской энциклопедии».

Чрезвычайно важна соименность главного героя Петра – Павла христианским святым. Со дня рождения он был наречен Павлом. Это имя в переводе с латинского языка означает «малый», « меньший». Павлом звали одного из учеников Иисуса Христа – « первоверховного апостола» (1,542).

Когда Павел подстригся в монахи, получил имя Петр (в переводе с латинского «скала, камень»). Так звали другого «первоверховного апостола» (1,562).

«Память апостола Павла празднуется церковью вместе с памятью апостола Петра 29 июня». (1,543). Архиерею свойственны преданность вере, любовь к церкви. Имя Павел имел отец А. П. Чехова.

Не случайно А. П. Чехов дал имя и матери преосвященного – Мария. С древнеславянского языка оно переводится «возвышенная, превознесенная». Такое имя имела «матерь господа нашего Иисуса Христа» (1,454). Этим именем была названа сестра Антона Павловича. Отчество матери архиерея Тимофеевна. «Тимофей» с греческого языка переводится «почитающий Бога». Мария Тимофеевна действительно очень набожная женщина.

Даже имя племянницы архиерея Катя нельзя оставить без внимания «Екатерина» в переводе с греческого означает «чистая». Эта девочка чиста душой.

А вот имя Сисой, данное «бывшему эконому», кажется, не соответствует его душевному состоянию: ему вечно что-то «не ндравится». Великий Преподобный Сисой, в отличие от чеховского персонажа, был кроток, незлобив.


Учитель:


Когда вы читали рассказ «Архиерей», то встречались с непонятным для многих названием духовного лица. Откроем один из толковых словарей.

С.И. Ожегов в «Словаре русского языка» дает следующее толкование:

«Архиерей» - общее название для высших чинов духовенства (епископа, архиепископа, митрополита) (10,28).

- Как его в рассказе еще именуют?

Петра – Павла неоднократно называют «владыкой».

- Кого можно так именовать?

В «Словаре русского языка» С.И. Ожегова (10,74) указывается два значения слова:

  1. То же, что властелин

  2. Титулование архиерея, епископа.

В тексте рассказа нельзя не заметить и словосочетание «викарный архиерей».

«Викарный архиерей», викарий, лат. Vicarius - заместитель, помощник епископа по управлению епархией (13,102).

«Епархия – гр.eparchia – церковно – административная территориальная единица» (13,178).

5

- Какое имя существительное чаще всего встречается в рассказе для названия главного героя?

Этого священнослужителя называют «преосвященный».

Вот какие толкования этого слова даются в словарях «Преосвященный - титул епископа»(15,743).

«Преосвященный. Почёт или чествование архиерея, епископа» (4.523).

- Главный герой достиг высокого сана, а завершены ли его искания в области веры?

« Он думал о том, что вот он достиг всего, что было достигнуто человеку в его положении, он веровал, но все же не все было ясно, чего - то еще не доставало, не хотелось умирать; и все еще казалось, что нет у него чего – то самого важного, о чем смутно мечталось когда – то, и в настоящем волнует всё та же надежда на будущее, какая была и в детстве».

- Остановимся на «секретах» этой фразы весьма характерной для чеховской «тайнописи». Что является для преосвященного источником « личной тайны»?

«Не хотелось умирать», то есть желание жить.

- Как вы понимаете слова: «Не у него чего - то самого важного»?

Петр – Павел нуждается не во внешних формах самовыражения, а в другом человеке, которому он мог бы открыться: «Хоть бы один человек, с которым можно было бы поговорить, отвести душу»!

- Нашел ли представитель высшего духовного чина такого человека?

«… ни один человек не поговорил с ним искренне, попросту, по – человечески».

Несмотря на то, что почти ежедневно перед ним предстает много людей, он не чувствует среди них родственную душу.

- В каких эпизодах рассказа мы это увидели?

В самом начале рассказа даётся описание обезличенной толпы молящихся:

«… толпа колыхалась, как море… все лица – и старые, и молодые, и мужские, и женские – походили одно над другое, у всех, кто подходил за вербой, одинаковое выражение глаз… толпа все двигалась, и похоже было, что ей нет и не будет конца».

И во время последнего в жизни архиерея богослужения вокруг него « людей не было видно, как и в прошлые годы, и казалось, что все те же люди, что были тогда в детстве и юности, что они все те же будут каждый год…»

- Чем можно объяснить похожесть всех людей, одинаковое выражение глаз?

Они видят в архиерее не неповторимую личность повзрослевшего Павлуши, а каноническую фигуру «преосвященного Петра».

«Не мог он никак привыкнуть и к страху, какой он, сам того не желая, возбуждал в людях, несмотря на свой тихий, скромный нрав. Все люди в этой губернии, когда он глядел на них, казались ему маленькими, испуганными, виноватыми».

- Может быть в душу архиерея запали отдельные визитеры? Назовите их.

Это купец Еракин, игуменья, две богатые дамы, помещицы… с вытянутыми физиономиями, бессловесные просители». Все они тоже безлики.

- Возможно, нет страха перед архиереем у его матери Марии Тимофеевны?

Мария Тимофеевна « с ним, с сыном, была серьезна, обыкновенно молчала, стеснялась, что совсем не шло к ней»;

«… с ним, с сыном, робела, говорила редко и не то, что хотела, и даже, как казалось ему, все эти дни в его присутствии все искала предлога, чтобы встать, так как стеснялась сидеть». Даже она в сыне прежде всего видела представителя духовенства.

« И несмотря на ласковость, с какою она говорила это, было заметно, что она стеснялась, как будто не знала, говорить ли ему ты или вы, смеяться или нет, и как будто чувствовала себя больше дьяконицей, чем матерью».

- Радостным или грустным было свидание сына с матерью?

Здесь и радость и грусть. Сын признается «маменьке» как «сильно скучал по ней и по родине, когда был за границей». Радуясь приезду самого родного человека, он «нежно погладил мать по плечу и по руке». Однако архиерей ничего не говорит ей о том, каким счастьем после долгой разлуки является для него долгожданная встреча.

Вскоре, непонятно по каким причинам, в душе преосвященного рождается иное чувство:

6

«Настроение переменилось у него как-то вдруг. Он смотрел на мать и не понимал, откуда у нее это робкое, почтительное выражение лица и голоса, зачем оно, и не узнавал её. Стало грустно, досадно».


Учитель:


Вы акцентировали внимание на неестественности поведения Марии Тимофеевны, от которой страдает и сам преосвященный. Читая четвертую главу, мы не можем не заметить, что скрытая в сердце матери любовь прорывается наружу. В чем это выражается в слове, жесте, глазах, взгляде?

- Конечно, в глазах, взгляде: «Только по необыкновенно добрым глазам, робкому, озабоченному взгляду, который она мельком бросала из комнаты, можно было догадаться, что это была мать».


Учитель:


Глаза играют особую роль в характеристике персонажей произведения. Вспомните, пожалуйста, в какой момент Мария Тимофеевна забывает, что перед ней Владыка, и видит в нем страждущего сына.

- Только « увидев его сморщенное лицо и большие глаза» накануне смерти, она не сдерживает материнских чувств.

- Что же ежедневно заменяло личные отношения архиерея с людьми?

Преосвященный Петр из года в год видел одно и то же: «…. Бумаги, входящие и исходящие… десятками тысяч, и какие бумаги! Благочинные по всей епархии ставили священникам молодым и старым, даже их женам и детям, отметки по поведению, пятерки и четверки, а иногда и тройки, и об этом приходилось говорить, читать и писать серьезные бумаги».

- В этом тексте встречалось слово «благочинный». В толковом словаре говорится следующее:

«Благочинный - священник, которому поручено благочиние, округ – несколько церквей, причтов и приходов» (4,60).

- Как воздействовало на архиерея безликое бытие?

Оно «угнетало его своей массою». У него «целый день душа дрожит». Этому человеку одиноко: « Какой я архиерей? Мне бы быть деревенским священником или простым монахом… Меня все это… давит…».

- Почему так одинок архиерей? Может быть, он сам виноват в этом?

В этом он не виноват. Хоть этот человек облечен высоким саном, в нем нет надменности. Но есть «стена», преграда между ним и жизнью других людей.


Учитель:


Не случайно этот мотив «стены» становится «сквозным» для произведения.

- Найдите, пожалуйста, предложения, в которых встречается слово «стена».

« За стеной покашливал отец Сисой», « за стеной похрапывал отец Сисой», « сквозь стену доносились голос», за стеной – детски непосредственная и неугомонная Катя; за стеной мать архиерея «держала себя обыкновенно и просто, с ним же, с сыном, робела, говорила редко и не то, что хотела, « обыкновенно молчала, стеснялась».


Учитель:


Молчание – та же стена разобщения.

- Вспомните эпизод прихода одной просительницы.

«… одна просительница, старая деревенская попадья, не могла выговорить ни одного слова от страха, так и ушла ни с чем».


7

- А вы не заметили, что даже речь героев из средства общения превращается в препятствие, в своего рода словесную «стену»?

Это мы видим в бессмысленной речи купца Еракина: « Дай бог, чтоб! Все непременнейте! По обстоятельствам, Владыко преосвященнейший! Желаю чтоб!» Монаха Сисоя порой тоже трудно понять: «Что уж там! Куда там!», « Нечего там…чего уж».

- Есть ли в рассказе герои, которые держат себя «вольно» в присутствии архиерея?

Только два человека не имеют страха перед преосвященным. С ними ему легко. Это восьмилетняя Катя и семидесятилетний Сисой.

- Чем примечательна его жизнь? Что отталкивает людей в его характере?

Сисой «всю свою жизнь находился при архиереях и пережил их одиннадцать душ. И потому- то с ним было легко, хотя, несомненно, это был тяжелый, вздорный человек».

Перед нами жесткий характер, таящий пустоту «нулевой личности»: «… слушая его, трудно было понять… любит ли он кого – нибудь или что – нибудь, верует ли в бога… Ему самому было непонятно, почему он монах, да и не думал он об этом, и уже давно стерлось в памяти время. Когда его постригли, похоже было, как будто он прямо родился монахом». Это единственный персонаж рассказа, которому все «не ндравится».

У Сисоя не воспоминаний о далеком прошлом, о детстве. А преосвященный, в отличие от него, живет «памятью» о своем детстве, о молодости.

- Какая портретная деталь подчеркивает его внутренний мир?

« … глаза у него были сердитые, выпуклые, как у рака».

- Действительно, этот человек был сердит, «всегда недоволен чем – нибудь».

- Неужели в нем нет хорошего?

«Бывший отец эконом» - хороший собеседник, поэтому с ним охотно беседует Мария Тимофеевна. Кроме того, Сисой очень заботлив. Именно он натирает больного архиерея свечным салом, а потом водкой с уксусом.


Учитель:


«Водка с уксусом». Перед нами чеховская бытовая деталь с символическим «двойным дном». Возникает библейская аллюзия: (аллюзия фр. Allusion – намек, стилистическая фигура, заключающаяся в соотношении описываемого им происходящего в действительности с устойчивым понятием или словосочетанием литературного исторического, мифологического порядка).

Согласно евангельской легенде умирающему Христу его мучители давали пить уксус. Аллюзия подкреплена развитием сюжета (дни недели, богослужения), притчевой репликой: «Лошади поданы, пора к страстям господним», обращенной к страдающему и уже обреченному герою; именем его матери Мария.

- Почему преосвященному легко с Сисоем и с Катей?

Ему легко с « бывшим отцом экономом» постольку, поскольку их связывает деятельность (поговорить с ним о делах, о здешних порядках»), тогда как в общении с матерью ролевая граница препятствует личностному сближению.

С Катей преосвященному легко потому, что девочка пока еще лишена ролевой характеристики, она непосредственна. Поэтому Катя оказывается единственной, кто видит в архиерее « просто человека».

Мария Тимофеевна «чувствовала себя больше дьяконицей, чем матерью. А Катя, не мигая, глядела на своего брата, преосвященного, как бы желая разгадать. Что это за человек».

В разговоре с ним девочка тотчас после заученного обращения «ваше преосвященство» называет его « дядечка», « голубчик», приводит дядю в такое волнение, от которого он долго не может выговорит ни слова. Мать же осмелится назвать сына «голубчик» только на пороге его смерти.

- Не напоминает ли Катя мальчика Павлушу, которого в будущем ждал архиерейский сан?

Она так же, как Павлуша, непосредственна, нераздельно слита с радостью бытия, светом: «Во время обеда в окно со двора все время смотрело весеннее солнышко и весело светилось… в рыжих волосах Кати». Читателю об это и говорит её «ореол»: «Волосы у неё поднимались из-за гребенки, как сияние…»; «Рыжие волосы, по обыкновению, поднимались из-за гребенки,

8

как сияние». Мать же архиерея только один раз « просияла, но тотчас же сделала серьёзное лицо».

Учитель:


Связь, возникающая между Катиным видением мира и таящимся в душе преосвященного Петра «Павлушиным» началом, позволяет нам ощутить живую, сокровенную личность главного героя. Найдите в тексте момент, когда после слова племянницы в сердце дяди возникает отзвук, и он от души смеётся.

Например:

«- Батюшка, у вас борода зеленая! - проговорила вдруг Катя с удивлением и засмеялась.

Преосвященный вспомнил, что у седого отца Сисоя борода в самом деле отдаёт зеленью, и засмеялся». Тогда как сам Сисой, «рассердившись», кричит в ответ: «Сиди смирно!»

Другую реплику Кати, неуместно произнесенную за столом, архиерей, сам задававший в детстве неожиданные вопросы, позднее охотно повторяет, рассмеявшись: «Так брат Николаша, говоришь мертвецов режет?»

Смех, веселье, радость приобретают здесь характер духовной общности.

- Способен ли на такое Сисой?

Опустошенность отвердевшего характера возможность такого контакта исключает. Неслучайно на веселую речь Марии Тимофеевны никогда не смеющийся Сисой угрюмо, недовольным голосом отвечал: «Ну их! Где уж! Куда там!»

Учитель:


Глубоко символично и объединяющее архиерея и «Катечку» непонимание смерти. Только сам умирающий преосвященный и девочка не понимают, что с ним происходит. В этом детском непонимании присутствует доля нравственной истины о неучтожимости личности.


Учитель:


Несмотря на радостные мгновения, мы ощущаем в произведении драматическое напряжение. Оно создается тем, что для владыки постоянным пристанищем является Панкратиевский монастырь.

- Может быть, ему здесь хорошо?

За монастырскими стенами его всё подавляет, стесняет. Вот что архиерей говорит о монастыре: « Кажется, жизнь бы отдал, только бы не видеть этих жалких, дешевых ставен, низких потолков, не чувствовать этого монастырского запаха».


Учитель:


- Преосвященному в монастыре неуютно, многое ему чуждо. Может быть, он случайно выбрал свой жизненный путь?

Этот человек уверенно пошел по трудной дороге, так как ему это на роду было написано:

« Отец его был дьякон, дед священник, прадед – дьякон, весь род его, быть может, со времен принятия на Руси христианства, принадлежал к духовенству, и любовь его к церковным службам, духовенству, к звону колоколов была у него врожденной, глубокой, неискоренимой…»

- Зачем автору понадобилось повествование о «служебной» биографии главного героя?

Из неё мы узнаем, кем был ранее архиерей, какой была его жизнь, как упорно, не жалея сил, здоровья, он учился работать. Сначала юноша окончил семинарию, академию.

« Года три он был учителем греческого языка в семинарии… потом постригся в монахи, его сделали инспектором. Потом защищал диссертацию. Когда ему было тридцать два года, его сделали ректором семинарии, посвятили в архимандриты, и тогда жизнь была такой легкой, приятной… Тогда же стал болеть, похудел очень, едва не ослеп и, по совету докторов, должен был бросить всё и уехать за границу». «Но вот минуло восемь лет, и его вызвали в Россию, и


9

теперь он уже состоит викарным архиереем, и всё прошлое ушло куда-то далеко, в туман, как будто снилось…»

Хотя А.П. Чехов подробно не говорит о прошлом преосвященного, жизнеописание помогает нам понять многое. Отрёкшись от мирской жизни этот трудолюбивый, целеустремленный представитель духовенства был всегда предан делу церкви. Скромному подвижнику доверяли самые ответственные дела, которые, несомненно, он выполнял на совесть.

- В чем в настоящее время викарный архиерей видит своё предназначение?

Он занят трудной повседневной работой. Будучи тяжелобольным, преосвященный безропотно отправляется на службу.

«В продолжение двенадцати евангелий нужно было стоять среди церкви неподвижно". Владыка, проведывая больного епархиального архиерея, принимал вместо него посетителей.

- Мы внимательно прочитали жизнеописание взрослого человека. А чем примечательны страницы «детской» биографии архиерея?

В детстве Павел счастливо жил в родном селе с красивым названием Лесополье. Он «сладко» думает об этом времени. С улыбкой архиерей вспоминает лесопольского священника, кроткого отца Симеона, пьяницу отца Демьяна, доброго учителя Матвея Николаевича.

Особенно счастлив Павлуша был тогда, когда во время крестного хода из соседнего села Обнино носили чудотворную икону. «И казалось тогда преосвященному, что радость дрожит в воздухе, и он (тогда его звали Павлушей) ходил за иконой без шапки, босиком, с наивной верой, с наивной улыбкой, счастливый бесконечно».

- В какой момент на одной из страниц рассказа вновь появится слово «Павлуша»?

Это ласковое имя звучит в конце произведения, когда мать уже не помнила, что он архиерей, назвала сына личным именем. Мария Тимофеевна прорывается к нему сквозь невидимую стену молчания:

« - Павлуша, голубчик, - заговорила она,- родной мой!.. сыночек мой!.. отчего ты такой стал? Павлуша, отвечай же мне!»

«Сыночек, Павлуша, отвечай же мне! – говорила старуха, – что с тобой? Родной мой!»

- Слышит ли эти трогательные материнские слова Павлуша?

«А он уже не мог выговорить ни слова, ничего не понимал».

Такой предстаёт смерть архиерея, чьего сознания «трогательные, печальные слова» матери уже не достигают.

- Зато преосвященному открывается чудесная картина. Что же виделось?

«… и представлялось ему, что он, уже простой, обыкновенный человек, идет по полю быстро, а над ним широкое небо, залитое солнцем, и он свободен теперь, как птица, может идти куда угодно!»

- Испытывал ли он счастье, будучи архиереем?

Наверное, нет, потому что этот человек имел ролевую оболочку, «футляр». Ему приходилось подавлять в себе стремление быть свободным.

- Остался ли преосвященный в памяти людей после смерти?

К сожалению, после назначения нового викарного архиерея о прежнем «совсем забыли».


Учитель:

Благодаря такому финалу, считает писатель В. Катаев, «рассказ чрезмерно печален». Согласны ли вы с подобным мнением?

С этим трудно согласиться, потому что одним из ведущих лейтмотивов произведения выступает мотив радости, весёлости, праздничности.

- Найдите, пожалуйста, подтверждение этому в тексте.

Например, появившаяся на богослужении мать преосвященного Петра «глядела на него весело, с доброй, радостной улыбкой». А позднее Мария Тимофеевна с отцом Сисоем «говорила без умолку и смеялась много», рассказывала «весело с прибаутками». Сам архиерей, узнав о приезде матери, «засмеялся от радости», а затем ещё четырежды рассказчик говорит о нем: «засмеялся» или «рассмеялся». Да и в предсмертном своем видении архиерей идёт по полю «весело».

Кроме того, радостные воспоминания вызывает у него церковное пение «про жениха и про чертог».


10

Учитель:


В восприятии современного Чехову читателя это должно было, по – видимому, ассоциироваться со словами из Евангелия:

«… могут ли печалиться сыны чертога брачного, пока с ними жених?»

- Обратите ли вы внимание на то, какое настроение было у преосвященного Петра во время его последнего пребывания в соборе?

«… первое евангелие, самое длинное, самое красивое, читал он сам. Бодрое, здоровое настроение овладело им».


Учитель:


- В чем же источник этого «бодрого, здорового настроения»?

- Наверное, в импульсе духовной жизни героя, как у истинно верующего человека, его душа живет верой в Бога.

- Какие звуки, краски радуют душу преосвященного?

Это, конечно, колокольный звон, который звучит уже во втором эпизоде рассказа, когда, садясь в карету, архиерей слушает « весёлый, красивый звон дорогих, тяжелых колоколов».

«Сладко» становится на душе преосвященного Петра и тогда, когда он видит «залитую светом» колокольню «и рядом с ней пять больших, золотых, блестящих глав».

Кстати, А.П. Чехов писал о себе: « Люблю церковный звон… не могу равнодушно слышать звон».

- В каком возрасте архиерея родилось трепетное восприятие колокольного звона, преображающего внутренний мир человека?

Светлый мотив «радостного звона» доминирует в воспоминаниях героя о детстве:

«…церковный звон в ясные, летние утра…- о, как сладко думать об этом»; … «звонили целый день то в одном селе, то в другом, и казалось…что радость дрожит в воздухе».

- Когда же в последний раз в рассказе слышится «радостный звон»?

Вслед за сообщением о смерти архиерея читаем:

«А на другой день была пасха. В городе было сорок две церкви и шесть монастырей. Гулкий, радостный звон с утра до вечера стоял над городом, не умолкая, волнуя весенний воздух; птицы пели. Солнце ярко светило».

Звучное солнечное пасхальное воскресенье венчает лейтмотив праздничного звона и света.

- Какой картиной открывается последняя четвертая глава рассказа?

Четвертая глава открывается картиной обновления жизни: «… было солнечно, тепло, весело, шумела в канавах вода, а за городом доносилось с полей непрерывное пение жаворонков… деревья уже проснулись и улыбались приветливо, и над ними бог знает куда уходило бездонное, необъятное голубое небо».

- Почему так начинается эта глава?

Эта чудесный пейзаж (весна, веселье, птицы, простор, солнечное небо) предваряет не только картину пасхального воскресения, но и предсмертное видение героя, в котором он

«свободен…как птица».


Учитель:


Таким образом, мы убеждаемся в том, что мотивы света и смерти соединены. Не случайно даже о смерти преосвященного сообщается словами жизни: «приказал долго жить».

Открытое мальчику Павлуше межличностное начало «соборности» не умирает с архиереем, продолжая жить в душах его матери и её внучки Кати, племянницы преосвященного.

Соборность – термин православного богословия к русской религиозной философии, означающий, что в церкви осуществляется добровольное соединение (собор) индивидов на основе любви к Богу и друг к другу.



11

Внутренне – человеческое в душах героев Чехова неугасимо. Пробужденное приездом матери, оно «разгорается» в душе архиерея, «как пламя». Внешне одинокое «я» оказывается внутри себя «соборным» средоточием других жизней. Они слиты в светлой праздничности прожитого, которое «представлялось живым, прекрасным, радостным, каким, вероятно, никогда и не было».

Дело здесь в той неповторимой духовной связи, какой личность чеховского героя наделяет, одаривает всех живущих в ёё памяти, а также и тех неведомых, которые жили в памяти отцов, дедов. За личностью преосвященного «весь род его…со времен принятия на Руси христианства».

Вот подлинная глубина драматического конфликта: личность, внешне объединенная и страдающая от одиночества, внутри себя несет межличностное единение людей.

- В каком эпизоде рассказа мы наблюдаем, что внутреннее единение человеческих «я» способно на краткие мгновения жизни «вспышками» человечности реализовываться, проявляться во вне?

Это мы видим в первом эпизоде рассказа: невольные слезы архиерея, вызванные появлением матери, возбуждают всеобщий «тихий» плач в церкви.


Учитель:


Межличностное единение людей неуничтожимо, оно не исчезает со смертью отдельного человека. Поэтому посмертный пасхальный звон остаётся таким же радостным, каким он был в детстве Павлуши.

- Кто в семье Петра – Павла постоянно является хранительницей межличностных связей?

Хранительницей межличностных связей является мать Мария Тимофеевна: «… когда – то, много – много лет назад, она возила и его, и братьев, и сестер к родственникам…тогда хлопотала с детьми, а теперь с внучатами и привезла вот Катю…»


Учитель:


Мария Тимофеевна напоминает мать А.П. Чехова Евгению Яковлевну. Евгения Яковлевна, как отмечает М.П. Чехов, имела «талант человеческий», постоянно заботилась о детях, родственниках, близких, была гостеприимна.

- Ведает ли сама мать преосвященного, что является источником духовности?

Мария Тимофеевна не знает об этом, поэтому думает, что на это есть «святая воля»: «… вчерась во всенощной нельзя было удержаться, все плакали. Я тоже вдруг, на вас глядя, заплакала, а отчего, и сама не знаю. Его святая воля!»

-Теперь вчитываемся в финал рассказа, помня о том, что в прозе Чехова, как подлинного художника, мы не вправе считать случайным ни единое слово.

О преосвященном Петре «совсем забыли. И только старуха, мать покойного, которая живет теперь у зятя – дьякона в глухом уездном городишке, когда выходила под вечер, чтобы встретить свою корову, и сходилась на выгоне с другими женщинами, то начинала рассказывать о детях, о внуках, о том, что у неё был сын архиерей, и при этом говорила робко, боясь, что ей не поверят. И ей, в самом деле, не все верили».

- Что вам показалось странным в авторском повествовании?

О Марии Тимофеевне говорится отчужденно, как о некой живущей у зятя – дьякона старухе, словно мы знакомимся не с нею впервые. Кажется, что и читатель вместе со всеми забыл о героях рассказа. Однако личная память читателя противится этому.

Другая «странность» состоит в несогласованности времен глагола.

Старуха, которая «живет теперь», «выходила», «сходила», «начала рассказывать», «говорила, ей не все верили».

Здесь несогласованность между настоящим временем и прошедшим. Чувствуется, что люди, которые лично не знали архиерея, считали правдивыми слова матери.


12

- Зададим себе вопрос: «Верю ли я лично в бесследность прожитой кем – то жизни?»

В тексте есть очень символичное выражение «живет теперь», в котором единственный раз в рассказе глагол употреблен в настоящем времени «живет теперь» может быть прочитано как символ бессмертия матери, бессмертия матерински соборной человеческой мысли «о детях, о внуках».


Учитель:


Таким образом, сегодня мы увидели личность человека, доброе сердце которого закрыто от людей. Чеховский рассказ позволяет увидеть драму главного героя. Когда ослабевают личностные связи, встреча внутренних миров, человек сильно страдает.

Высокий сан Петра невольно является своего рода футляром и заставляет окружающих трепетать перед ним. Однако в жизни преосвященного есть краткие мгновения радости, когда наступает его единение с другими людьми. Поэтому в рассказе слиты мотивы света и печали.

О душевном состоянии владыки А. П. Чехов говорит скупо. А мы представляем его себе необычайно живо, полно, так как автор сумел раскрыть поток повседневной психологической жизни, малозаметные, скрытые, душевные движения.

Стена уединенного человеческого «я» может рухнуть в тот момент, когда его «сердечному» знанию откроется ничем не измеримая уникальность другой жизни.

А.П. Чехов напоминает нам, что отношение к миру формируется у людей, пока ещё неосознанно, с детства, этого начального этапа духовной биографии всякой личности. Именно в детские годы душе Павлуше открылся Бог. И Смиренная душа преосвященного чувствовала, что существование без веры в Христа и служения ему невозможно.































13

Список литературы


  1. Библейская энциклопедия – Издание Свято – Троице – Сергиевой Лавры,1990.


  1. Бялый, Г. Чехов и русский реализм. – Л.: Сов. писатель, 1981.


  1. Громов, М.П. Чехов – М: Молодая гвардия, 1993.


  1. Даль, В. И. Толковый словарь русского языка. Современная версия. – М.: Эксмо – пресс, 2002.


  1. Дунаев, М. Испытание веры (о творчестве А. П. Чехова) // Литература в школе. – 1993. - №6. – С.12 -20.


  1. Дунаев, М.М. Православие и русская литература.- Сергиев Посад, 2009.


  1. Закон Божий для семьи и школы.- Типография преп. Иова Почаевского,1957.


  1. Катаев, В.Б. Проза Чехова: Проблемы интерпретации. – М., 1979.


  1. Линков, В. Я. Художественный мир прозы А. П. Чехова. – М.,1982.


  1. Ожегов, С. И. Словарь русского языка: 18-е изд. – М.: Рус. язык,19896.


  1. Палагин, Ю.Н. Русские писатели XIX века о Сергиевом Посаде. Ч. III. – Сергиев Посад, 2004.


  1. Паперный, З.С. Записные книжки Чехова. – М.,1976.


  1. Словарь иностранных слов. 15-е изд. – М.: Рус. Язык, 1988.


  1. Сухих, И.Н. Проблемы по этики А. П. Чехова. – Л., 1987.


  1. Толковый словарь русского языка под ред. проф. Д. Н. Ушакова.I.III. – Гос. изд. иностр. и нац. словарей. – М..1939.


  1. Тюпа, В.И. Художественность чеховского рассказа. – М.: Выс. школа, 1989.


  1. Чехов, А. Рассказы. Повести. Пьесы. БВЛ. Серия 2- М.: Изд. « Худ. лит.», 1974.


  1. А.П. Чехов в воспоминаниях современников. – М.: Худ. лит., 1986.


  1. Чехов, М.П. Вокруг Чехова. – Моск. Раб.,1964.


  1. Чеховский юбилейный сборник. – М.,1910.


  1. Чудаков, А.П. Антон Павлович Чехов. – М.: Просвещение,1987.


  1. Энциклопедия православной святости в 2-x т. Т.II. – М.: Изд. «Лик пресс»,1997.













Краткое описание документа:

Урок-конференция помогает учащимся увидеть личность человека, доброе сердце которого закрыто от людей,  драму главного героя. Когда ослабевают личностные связи, встреча внутренних миров, человек сильно страдает. Высокий сан Петра невольно является своего  рода футляром и заставляет окружающих трепетать перед ним. Однако в жизни преосвященного есть краткие мгновения радости, когда наступает его единение с другими людьми. Поэтому в рассказе слиты мотивы света и печали. О душевном состоянии владыки А. П. Чехов говорит скупо. А мы представляем его себе необычайно живо, полно, так как автор сумел раскрыть поток повседневной психологической жизни, малозаметные, скрытые, душевные движения. А.П. Чехов напоминает нам, что отношение к миру формируется у людей, пока ещё неосознанно, с детства, этого начального этапа духовной биографии всякой личности. Именно в детские годы душе Павлуше открылся Бог. И Смиренная душа преосвященного чувствовала, что существование без веры в Христа и служения ему невозможно.
Автор
Дата добавления 17.05.2014
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Конспекты
Просмотров574
Номер материала 106945051747
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх