Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / Биология / Другие методич. материалы / Внеклассное мероприятие по биологии: «Первые после Бога» (Ко Дню медицинского работника)
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 26 апреля.

Подать заявку на курс
  • Биология

Внеклассное мероприятие по биологии: «Первые после Бога» (Ко Дню медицинского работника)

библиотека
материалов

Внеклассное мероприятие по биологии:

«Первые после Бога»

(Ко Дню медицинского работника – 16 июня)

Разработал учитель химии и биологии Капин Артем Витальевич


Задачи:

- Активизировать знания детей через нестандартные формы работы;

- Научить правильно, оценивать роль ученых в нашей жизни;

- Привлечь внимание к информации медицинской направленности;

- Расширить знания о биологии и медицине в целом.

Результаты данного мероприятия оцениваются по соответствию активности участия в мероприятии и степенью подготовки к выступлению учащихся.



Ход мероприятия


Учитель:

День медицинского работника традиционно отмечается в нашей стране как праздник людей, посвятивших себя благородному делу сохранения жизни и здоровья сограждан. На современном этапе развития социалистического общества осуществляется широкая программа мероприятий по предупреждению и значительному сокращению болезней, ликвидации массовых инфекционных заболеваний, удов­летворению потребностей городского и сельского населения во всех видах высококвалифицированного медицинского обслуживания. Выполнение этих задач повышает значение здравоохранения, как особой сферы человеческой деятельности, направленной на обеспечение гармонического развития физических и духовных сил людей. Медицина призвана вовлекать в процессы оздоровления и лечения человека не только все ресурсы современного здравоохранения, но и активно задействовать физические, психические и духовные возможности самого человека.

День медицинского работника празднуют не только врачи и медсестры, но и все те, без чьей помощи не обошлась бы медицинская наука, кто имеет отношение к спасению человеческой жизни: инженеры и технологи, которые изобретают новое оборудование для лечения и диагностики болезней, химики, биологи, лаборанты, санитары и т.д.

Эта дата давно вышла за рамки сугубо профессионального праздника, поскольку на свете нет человека, который бы не обращался за помощью к людям в белых халатах. Именно в этот день работники здравоохранения по-особому ощущает свою необходимость и свою значимость, гордятся своей профессией, своими успехами и достижениями.


Во все времена уважали и заслуженно ценили тех героев, кто делом своей жизни избрал заботу о здоровье людей. День Медицинского работника - это праздник, благодаря которому мы имеем возможность выразить огромную признательность, уважение и благодарность врачам, медсестрам, санитаркам и всем работникам здравоохранения.

Трудно переоценить значение медицины в жизни человека и человечества в целом. Неудивительно, что от представителей самой гуманной профессии ежедневно, ежечасно требуются верность профессиональному долгу, человеческая и нравственная стойкость. Всеми этими качествами безусловно обладают медицинские работники. Своим бескорыстным трудом, высоким профессионализмом, удивительной способностью сострадать людям они нашли искреннюю любовь всего населения. И несмотря на сложности нашего времени, на нелегкое материальное положение многих работников медицинской отрасли они продолжают самоотверженно выполнять взятый на себя профессиональный долг - возвращать людям здоровье, а порой и жизнь.

Труд людей в белых халатах - это высокое служение на благо народа. Верность своему делу, самоотверженность, высокий профессионализм и милосердие – отличительные черты медицинских работников. Нелегким повседневным трудом они охраняют величайшие ценности, дарованные человеку, - его жизнь и здоровье.

Вопрос о времени возникновения медицины нельзя считать окончательно решенным. Не подлежит сомнению, что у первобытного человека была потребность в помощи при болезнях и травмах, однако, нет достаточных оснований считать, что на первых порах существования первобытного человеческого стада к ее удовлетворению подходили сознательно. В помощи при болезнях и травмах нуждались и животные и предлюди. Более того, у животных имеются определенные приемы самопомощи, предполагающие совершение целенаправленных преднамеренных действий. По мере развития производственной деятельности, способности к восприятию и передаче опыта, моральных и нравственных норм происходила трансформация инстинктивных действий по самопомощи в человеческую медико-гигиеническую деятельность.

По-видимому, рубежом, отделяющим инстинктивную самопомощь от начальных, зачаточных форм медико-гигиенической деятельности, можно считать появление взаимопомощи. До тех пор, пока первобытный человек не отделял помощь при болезнях и травмах от собственной жизнедеятельности, пока побудительным моментом его действий были лишь собственные ощущения, переживания, господствовал инстинкт самосохранения. С того времени, когда объектом помощи становится другой человек, когда помощь при болезнях и травмах превращается в средство сохранения жизни, здоровья и трудоспособности других членов коллектива, видимо, возникает формирующаяся медицина, зарождается медико-гигиеническая деятельность.

В отличие от других форм общественной практики к числу основных условий возникновения и развития медико-гигиенической деятельности относится и наличие относительно развитой системы моральных и нравственных норм. Условия, необходимые для возникновения формирующейся медицины, по-видимому, появились в середине мустьерского времени в стадах неандертальцев.

Недостаток данных не позволяет судить с достоверностью об арсенале средств, приемов методов, которыми располагала формирующая медицина. Однако не вызывает сомнения, что в стадах неандертальцев не только использовались лекарственные растения, к которым прибегали животные, предлюди и архантропы, но и могли применяться средства животного происхождения. Антропологические данные, фольклорный материал и характер изготавливающихся орудий указывают на возможность существования у неандертальцев хирургической практики. Есть основания считать, что неандертальский человек уже владел методами оказания травматологической помощи, в частности примитивными формами иммобилизации конечностей и репозиции костных обломков. Можно предположить, что неандертальцы вскрывали наружные абсцессы, умели накладывать швы на рану, а возможно, овладели и другими хирургическими приемами. В мустьерское время получили развитие и некоторые меры, имеющие важное гигиеническое значение. Судя по мифам, приблизительно в это же время возникли первые установки личной гигиены.

Медицина и медицинская профессия является важным достижением человечества. Для понимания всей сущности, изучения и дальнейшего развития этой профессии необходимо знать ее историю. Это поможет сделать выводы, рассмотреть ошибки и не повторять их в дальнейшем. Но а сегодня мы рассмотрим особенности некоторых конкретных медицинских специальностей.


Выступление учащегося:

Офтальмология - область клинической медицины, изучающая заболевания глазного яблока и его придатков (веки, слезные органы и слизистая оболочка - конъюнктива), клетчатки, окружающей глаз, и костных структур, образующих глазницу.

Для диагностики офтальмологических заболеваний используется множество разнообразных специальных методов исследования. В настоящее время глазной врач в своей работе использует периметр, офтальмоскоп, щелевую лампу, тонометр, гониоскоп, таблицы для определения остроты зрения и цветоощущения, эхографическое и электрофизиологическое оборудование, аппараты для оценки циркуляции крови и внутриглазной жидкости. С помощью этих методов офтальмолог может довольно точно определить зрительные функции и физиологические параметры глаза, визуально оценить состояние его тканей и образований, наблюдать патологические процессы и т.д.

Обилие методов объясняется многообразием функций глаза и его доступностью для наблюдения. Именно многообразие методов исследования и их высокая разрешающая способность позволяет офтальмологам довольно точно распознавать патологии у большинства больных. Установить диагноз существенно помогает также детальный опрос больного.

Чрезвычайно велико число нозологических форм глазной патологии. Такое разнообразие связано с участием в формировании органа зрения самых разных тканей и клеточных элементов, особенностями каждого образования и каждой оболочки в отдельности, большой повреждаемостью глаза внешними и внутренними факторами. Одни болезни встречаются довольно часто, хорошо знакомы не только врачам других специальностей, но даже широким слоям населения (такие, как конъюнктивит, ячмень, близорукость и некоторые другие), с другими чаще сталкивается глазной врач и для их распознавания требуются специальные приемы диагностики.

Некоторые изменения органа зрения являются врожденными или в своем развитии отличаются хроническим течением, приводя в результате к резкому ухудшению зрительных функций, носящему нередко необратимый характер. К таким процессам относятся аномалии оптического аппарата глаза (близорукость, дальнозоркость, астигматизм, кератоконус, анизометропия), ухудшение прозрачности светопроводящих структур глазного яблока (бельмо роговицы, катаракта, деструкция стекловидного тела), трофические возрастные и наследственные заболевания сетчатки (атеросклеротические возрастные дистрофии сетчатки, пигментная дегенерация сетчатки).

Функции органа зрения могут страдать вследствие перенесенных неврологических заболеваний (нисходящая атрофия зрительных нервов), сахарного диабета (диабетическая ретинопатия, рецидивирующий гемофтальм), гипертонической болезни, атеросклероза, почечной патологии и патологии беременности, заболеваний крови.

Организм человека - единое целое. Поэтому помимо изолированной глазной патологии орган зрения подвергается изменению, при многих общих и системных заболеваниях нарушаются его функции.

Особую группу заболеваний составляют острые воспалительные процессы в разных отделах глазного яблока, возникающие не только как ответ на вторжение извне патогенных микроорганизмов, но и как реакция на имеющиеся в организме больного хронических воспалительных очагов в отдаленных органах (легкие, ухо, горло, нос, полость рта, желчный пузырь, почки, половые органы), а также на фоне ревматизма, туберкулеза, токсоплазмоза, венерических болезней и вирусоносительства.

Сложнейшими проблемами в офтальмологии являются также глаукома и глазной травматизм.2 Осведомленность больного о специфике клинического проявления различных форм глаукомы, а также о тяжелейших последствиях, на первый взгляд, легких повреждений кожи век, неглубоких ран придатков глаза или роговицы, поможет во многих случаях в результате своевременного лечения сохранить в большем объеме зрительные функции, и иногда даже жизнь.

При отсутствии врача-офтальмолога в момент обращения больного в лечебное учреждение первую помощь в объеме доврачебной может оказать средний медицинский персонал - устранить болевое ощущение, предупредить ухудшение местного и общего состояния, инфицирование раны, удалить поверхностно лежащие инородные тела с конъюнктивы и роговицы, а также крупные частицы химических веществ, попавшие в глаз, с последующим обильным промыванием конъюнктивальной полости, наложить различные асептические повязки.

С чем бы ни обратился пациент, будь то соринка в глазу, слезотечение или что-нибудь другое, глазной врач обязан проверить зрительные функции, осмотреть глаза, начиная с придаточного аппарата и до сетчатки, а при выявлении каких-либо отклонений от нормы определить характер патологии, поставить диагноз и назначить лечение.

Наиболее частыми жалобами больных являются боль (в глазу или иррадиирущая, т.е. отражающаяся в другие области), слезотечение или появление отделяемого, ощущение соринки в глазу, светобоязнь, нарушение зрения (снижение остроты зрения, появление «тумана» или «радужных» кругов перед глазами, «плавающих» теней, «занавески», искажение формы предметов, вспышки, двоение, внезапная потеря зрения).

При воспалительных и сосудистых заболеваниях сетчатки и зрительного нерва отсутствует болевой синдром, что во многих случаях объясняет позднее обращение больных к офтальмологу. Так, при возникновении острого сосудистого заболевания сетчатки, развивающегося в момент гипертонических кризов, состояние глаза отходит как бы на второй план на фоне резкого ухудшения общего самочувствия больного. Поскольку функция бинокулярного зрения позволяет компенсировать сниженное зрение одного глаза хорошим зрением другого, а также отсутствует боль при этом, острая сосудистая патология глаза остается в первые часы и дни заболевания незамеченной. Прогноз же зрения такого глаза зависит от сроков начала интенсивной терапии.

С другой стороны, острая глазная патология может сопровождаться жалобами на ухудшение общего самочувствия больного: появление сильных головных болей, иррадиирующих в область сердца, левое плечо, под левую лопатку, в эпигастральную область и правое подреберье, тошнотой и рвотой, и при незнании последовательности этапов развития и клинического течения острого приступа глаукомы нередко определяет постановку неправильного диагноза, а именно: гипертонический криз, приступ стенокардии, «острый живот», пищевая токсикоинфекция.3

Далее, некоторые острые заболевания глаза имеют по ряду жалоб схожий комплекс симптомов, однако отличаются друг от друга объективными изменениями органа зрения.

Вот почему возрастает значение знания основных глазных заболеваний и необходимых приемов оказания первой помощи в офтальмологии. Огромное значение приобретает само- и взаимопомощь пострадавшему при термических и химических ожогах глаз, так как время воздействия токсических веществ на орган зрения определяет тяжесть течения ожогового процесса, выраженность осложнений и прогноз зрения.


В других же случаях самолечение и позднее обращение к окулисту может стать причиной значительной утраты зрительных функций. Только врач может правильно выбрать для лечения конкретного больного необходимые медикаменты из огромного числа существующих лечебных средств, учесть их положительное и отрицательное воздействие на организм, возможность совмещения их с другими лечебными средствами и индивидуальную переносимость больным.


Учитель:

Значительную роль в развитии офтальмологии сыграли отечественные школы: казанская, киевская, петербургская, московская, одесская. В 20 веке офтальмология обогатилась новыми методами инструментальной диагностики, усовершенствованны методы исправления аномалий зрения. Офтальмология далеко шагнула как в диагностике, так и в лечении многих заболеваний зрения. Существуют целые институты, занимающиеся этой наукой, клиники, в которых возвращают зрение людям.


Выступление учащегося:

Хирургия является наиболее древней медицинской наукой и дословноозначает «рукодействие» (греч.)

Древние хирургические приемы, по всей вероятности, были направлены на остановку кровотечений и лечение ран. Об этом свидетельствуют данные палеопатологии, исследующие ископаемые скелеты древнего человека. Известно, что кровопускания, ампутации конечностей и ряд других операций люди производили несколько тысяч лет назад в Египте, Ассирии, Вавилоне. В Индии около трех тысяч лет назад уже не только прибегали к операции ради спасения человеческой жизни, как, например, к кесареву сечению, но и делали различные пластические операции в косметических целях, пересаживая кожные лоскуты для образования носа и ушей. Древние египтяне умели производить ампутации конечностей, кастрации, камнесечение. Они владели техникой наложения твердых повязок при переломах костей, знали ряд способов лечения ран, применяли различные методы обезболивания при операциях.

Первые письменные свидетельства о хирургических операциях содержатся в иероглифических текстах древнего Египта (II-I тысячелетия до н.э.), в законах Хаммурапи (XVIII в. до н.э.), индийских самхитах (первые века н.э.). Развитию хирургии посвящены работы «Гиппократова сборника», сочинения выдающихся врачей древнего Рима (Авл Корнелий Цельс, Гален из Пергама, Соран из Эфеса), из Византийской империи (Павел с о. Эгина), средневекового Востока (Абу ль –Касим аз-Захрави, Ибн- Сина) и др.

Гиппократ был убежден в том, что в основе болезней человека лежат нарушения во взаимоотношениях жидкостей организма. Впервые в истории он обратил внимание на разницу в сроках заживления открытой и закрытой раны, раны чистой и раны нагноившейся, рекомендуя различные методы их лечения. Гиппократ описал приемы лечения переломов и вывихов костей. Им была описана техника производства многих операций, в том числе проколов брюшной и грудной стенки, трепанация костей черепа, дренирование плевральной полости при нагноении и т.д.

Большое значение в последующем развитии хирургии имела деятельность римских врачей Цельса и Галена. В трудах Цельса изложена сумма всех медицинских знаний того времени. Он предложил ряд усовершенствований при многих операциях, впервые применил способ перевязки кровеносных сосудов при помощи лигатур, изложил учение о грыжах. Гален, служивших врачом в школе римских гладиаторов, специально занимался изучением анатомии. Он описал один из способов остановки кровотечения – закручивание сосуда, а для зашивания ран применил шелковые швы.

До нашего времени дошли сочинения Авиценны, где подробно разбираются различные способы лечения ран, описаны операции камнесечения и камнедробления при камнях мочевого пузыря. Ибн - Сина впервые стал сшивать при ранениях нервы, производил вытяжение при лечении переломов костей конечностей.

Когда в свое время медики получили возможность познакомиться с так называемым папирусом Смита, написанном в Древнем Египте в 1700г. до н.э., они были поражены. Оказалось, что уже в то далекое время существовали хирургические инструменты, в частности специальные медные иглы для сшивания ран, зонды, крючки, пинцеты.

История русской хирургии легко распадается на два больших периода: первый из них захватывает время с начала преподавания хирургии в России до Пирогова, т.е. до начала его профессиональной деятельности. Так как Пирогов кафедру в Дерптском университете получил в 1836г., а в медико-хирургической академии кафедру госпитальной хирургии и патологической анатомии в 1836г., то, следовательно, первый период обнимает собой менее полутора столетия с 1706г. по 1841г. Второй период начинается Пироговым и продолжается по настоящее время.

Пирогова часто называют «отцом», «создателем», «творцом» русской хирургии, принимая, что до Пирогова не было ничего своего самобытного, самостоятельного, а что вся хирургия была заимствована, подражательна. Хирургия в Россию была пересажена с Запада. На протяжении двух с небольшим веков своего развития русская хирургия постепенно становилась на самостоятельные ноги, превращалась в самостоятельную науку. Пирогов сразу поставил русскую хирургию совершенно самостоятельно и независимо. Не отказываясь от знакомства с западом, наоборот, очень ценя западную хирургию, он к ней всегда относился критически, и сам многое ей давал.

Первоначально обучение хирургии в московском медико-хирургическом училище велось преимущественно на латинском языке, в петербургском – преимущественно на немецком. Русский язык не допускался. В 1764г. из московского училища в петербургское был переведен доктор Щепин, с которого начинается равноправное преподавание анатомии и хирургии на русском и немецком языках.


На протяжении 18 столетия докторами медицины в России были или иностранцы, или русские, но обязательно получившие степень доктора медицины в заграничных университетах. Как исключение, иногда, цари сами жаловали врачей в степень доктора медицины.

В 1776г. медико-хирургические школы были преобразованы в медико-хирургические училища, которым предоставлено было право «доводить в докторскую степень, доставляя таковым посредством природных российских докторов для занятия мест, званию их соответствующих». Правом возведения в степень доктора медицины пользовалась медицинская коллегия – управляющий медицинский орган в России.

Первым высшим учебным заведением в России является Московский Университет, проект которого, разработанный Шуваловым, был утвержден императрицей Елизаветой Петровной 12 января 1755г. Открыт университет 26 апреля 1755г. Университет состоял из трех факультетов, среди которых имелся и медицинский с тремя кафедрами: химии с применением к химии аптекарской, натуральной истории и анатомии с медицинской практикой. На медицинском факультете Московского университета хирургия первоначально преподавалась, как часть «практической медицины». Только в 1764г. профессор Эразмус первый открыл «кафедру анатомии, хирургии и повивального искусства». 29 сентября 1791г. Московский университет получил право возводить в степень доктора медицины. А в 1795г. преподавание медицины начинает осуществляться только на русском языке.

В Москве развитие хирургии тесно связано с деятельностью Ефрема Осиповича Мухина (1766-1859)- видного русского анатома и физиолога, хирурга, гигиениста и судебного медика. Будучи профессором Московской Медико-хирургической (1795 –1816) и медицинского факультета Московского университета (1813 – 1835) Мухин издал «Описание хирургических операций» (1807), «Первое начало костоправной науки» (1806) и «Курс анатомии» в 8-и частях (1818). Он внес существенный вклад в развитие русской анатомической номенклатуры. По его инициативе в Московском университете и Медико-хирургической академии были созданы анатомические кабинеты, введено преподавание анатомии на трупах и изготовление анатомических препаратов из замороженных трупов.

В первой половине 19-го столетия ведущим центром развития хирургии в России являлась Петербургская Медико-хирургическая академия. Преподавание в Академии было практическим: студенты производили анатомические вскрытия, наблюдали большое количество операций и сами участвовали в некоторых их них под руководством опытных хирургов. В числе профессоров Академии были П.А.Загорский, И.Ф.Буш – автор первого «Руководства преподавания хирургии» в трех частях (1807), И.В.Буяльский – ученик И.Ф.Буша и выдающийся предшественник Н.И.Пирогова.

Значительно отразилось на развитии хирургии как русской, так и зарубежной учение английского хирурга Дж. Листера. Листер изменил все представление об оперативном лечении заболеваний, дал, с точки зрения даже начала 19-го столетия, совершенно невероятный толчок развитию хирургии. Антисептический метод хирургической работы Листера был основан на применении растворов карболовой кислоты. Их распыляли в воздухе операционной, обрабатывали руки хирургов и дезинфицировали инструменты и перевязочный материал. Листер большое значение придавал дезинфицирующей перевязке. Об антисептике Листера хирурги в России сильно заговорили в начале 70-х годов 19-го столетия. На первом научном заседании старейшего хирургического общества в Москве (4-го декабря 1873г.) доктор Костарев сделал сообщение о «различных способах перевязки ран»; в прениях по поводу этого сообщения 26 февраля 1874г. Костарев, подводя итоги своих наблюдений, приходит к выводу, что «следует признать только два метода лечения ран: а)метод лечения без перевязки (с лечением под струпом, как вариант), б)метод дезинфицирующей повязки Листера». Причем, утверждает Костарев, метод лечения без перевязки должен быть незамедлительно принят, как единственно вполне и повсюду применимый. Костарев считал, что открытый способ лечения выше антисептического.

Хирургия, в том числе и московская, пошла за Листером, а не за Костаревым. Тем не менее антисептика Листера горячо обсуждалась и прививалась. Благодаря методу Листера послеоперационные осложнения и смертность снизились в несколько раз.

В конце 80-х годов 19-го века в дополнение к методу антисептики был разработан метод асептики, направленный на предупреждение попадания микроорганизмов в рану. Асептика основана на действии физических факторов и включает в себя стерилизацию в кипящей воде или паром инструментов, перевязочного или шовного материала, специальную систему мытья рук хирурга, а также целый комплекс санитарно-гигиенических и организационных мероприятий. Основоположниками асептики явились немецкие хирурги Эрнст Бергманн и Курт Шиммельбуш. В России основоположниками асептики были П.П.Пелехин, М.С.Субботин и П.И.Дьяконов.

Значительной вехой в истории русской хирургии является создание в 1873году первого русского хирургического общества в Москве. По его подобию создаются впоследствии хирургические общества в разных городах России, которые увенчиваются съездами хирургов, возникновением хирургических журналов.

Следующий период истории русской хирургии венчает Николай Иванович Пирогов (1810-1881гг).

В 1828г. после окончания Московского университета 17-летний «лекарь 1-го отделения» Пирогов по рекомендации профессора Е.О.Мухина был направлен в профессорский институт, только что учрежденный в Дерпте (ныне Тарту) для подготовки профессоров из «прирожденных россиян». В первом наборе слушателей этого института были также Г.И.Сокольский, Ф.И.Иноземцев, А.М.Филомафитский и другие молодые ученые, составившие славу российской науки. В качестве своей будущей специальности Николай Иванович избрал хирургию, которую изучал под руководством профессора И.Ф. Мойера.

В1832г. в возрасте 22 лет Пирогов защитил диссертацию «Является ли перевязка брюшной аорты при аневризме паховой области легко выполнимым и безопасным вмешательством?» Ее выводы основаны на экспериментально-физиологических исследованиях на собаках, баранах, телятах.

Н.И.Пирогов всегда тесно сочетал клиническую деятельность с анатомо-физиологическими исследованиями. Вот почему во время своей научной поездки в Германию (1833-1835) он был удивлен, что «застал еще в Берлине практическую медицину, почти совершенно изолированную от главных реальных основ ее: анатомии и физиологии. Было так, что анатомия и физиология сами по себе. И сама хирургия не имела ничего общего с анатомией. Ни Руст, ни Грефе, ни Диффенбах не знали анатомии. Больше того, Диффенбах просто игнорировал анатомию и подшучивал над положением различных артерий». В Берлине Н.И.Пирогов работал в клиниках И.Н.Руста, И.Ф. Диффенбаха, К.Ф. фон Грефе, Ф. Шлемма, И.Х. Юнгена; В Геттингене – у Б.Лангенбека, которого высоко ценил и в клинике которого совершенствовал свои знания по анатомии и хирургии, следуя принципу Лангенбека: «Нож должен быть смычком в руке каждого хирурга».

По возвращении в Дерпт, уже в качестве профессора Дерптского университета, Н.И.Пирогов написал несколько крупных работ по хирургии. Главной из них является «Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций» (1837), удостоенная в 1840г. Демидовской премии Петербургской академии наук – самой высокой награды за научные достижения в России того времени. Этот труд положил начало новому хирургическому подходу к изучению анатомии. Таким образом, Н.И.Пирогов явился основоположником новой отрасли анатомии – хирургической (топографической по современной терминологии) анатомии, изучающей взаимное расположение тканей, органов и частей тела.

В 1841г. Н.И.Пирогов был направлен в Петербургскую Медико-хирургическую академию. Годы работы в Академии (1841-1846) стали самым плодотворным периодом его научно-практической деятельности.

По настоянию Пирогова при Академии впервые была организована кафедра госпитальной хирургии. Вместе с профессорами К.М.Бером и К.К. Зейдлицем он разработал проект Института практической анатомии, который был создан при Академии в 1846г.

Одновременно заведуя и кафедрой и анатомическим институтом, Пирогов руководил большой хирургической клиникой и консультировал в нескольких петербургских больницах. После рабочего дня он производил вскрытие трупов и готовил материал для атласов в морге Обуховской больницы, где работал при свечах в душном, плохо проветриваемом подвале. За 15 лет работы в Петербурге он произвел почти 12 тысяч вскрытий.

В создании топографической анатомии важное место занимает метод «ледяной анатомии». Впервые замораживание трупов в целях анатомических исследований произвели Е.О.Мухин и его ученик И.В.Буяльский, который в 1836г. приготовил мышечный препарат «лежащее тело», впоследствии отлитый в бронзе. В1851г. развивая метод «ледяной анатомии», Н.И.Пирогов впервые осуществил тотальное распиливание замороженных трупов на тонкие пластины (толщиной 5-10 мм) в трех плоскостях. Результатом еготитанического многолетнего труда в Петербурге явились две классические работы: «Полный курс прикладной анатомии человеческого тела с рисунками (анатомия описательно-физиологическая и хирургическая)» (1843-1848) и «Иллюстрированная топографическая анатомия распилов, проведенных в трех направлениях через замороженное человеческое тело» в четырех томах (1852-1859). Обе они удостоены Демидовских премий Петербургской Академии наук 1844 и 1860гг.

Еще одна Демидовская премия была присуждена Н.И.Пирогову в 1851г. за книгу «Патологическая анатомия азиатской холеры», в борьбе с эпидемиями которой он неоднократно принимал участие в Дерпте и Петербурге.

Велика роль Пирогова и в решении одной из важнейших проблем хирургии – обезболивания.

Эра наркоза началась с эфира. Первые опыты по его применению во время операций производились в Америке врачами К. Лонгом, Дж. Уорреном, дантистом Уильямом Мортоном. Россия была одной из первых стран, где эфирный наркоз нашел самое широкое применение. Первые в России операции под наркозом были произведены: в Риге (Б.Ф. Бернс, январь 1847 г.), Москве(Ф.И.Иноземцев, 7 февраля 1847 г.), Петербурге (Н.И. Пирогов, 14 февраля 1847 г.).

Научное обоснование применения эфирного наркоза дал Н.И. Пирогов. В опытах на животных он провел широкое экспериментальное исследование свойств эфира при различных путях введения с последующей клинической проверкой отдельных методов. После чего 14 февраля 1847 г. он осуществил первую операцию под наркозом, удалив опухоль молочной железы за 2,5 минут, а летом 1847 г. Н.И. Пирогов впервые в мире применил эфирный наркоз в массовом порядке на театре военных действий в Дагестане (при осаде аула Салты).

Говоря о Пирогове, нельзя не сказать, что он является основоположником военно-полевой хирургии в России. В Севастополе во время Крымской войны (1854-1856гг.), когда раненые поступали на перевязочный пункт сотнями, он впервые обосновал и осуществил на практике сортировку раненых на 4 группы. Первую составили безнадежно больные и смертельно раненые. Они поручались заботам сестер милосердия и священникам. Ко второй группе относились тяжело раненые, требующие срочной операции, которая производилась прямо на перевязочном пункте. В третью группу входили раненые средней тяжести, которых можно было оперировать на следующий день. Четвертую группу составляли легкораненые. После оказания необходимой помощи они отправлялись в полк.

Послеоперационные больные впервые были разделены Пироговым на две группы: чистые и гнойные. Больные второй группы помещались в специальных гангренозных отделениях.


Оценивая войну как «травматическую эпидемию» Н.И.Пирогов был убежден, что « не медицина, а администрация играет главную роль в деле помощи раненым и больным на театре войны».

С именем Пирогова связано первое в мире привлечение женщин к уходу за ранеными на театре военных действий. Под руководством Пирогова во время крымских событий трудились более 160 женщин «Крестовоздвиженской общины сестер попечения о раненых и больных воинах», организованной на собственные деньги великой княжной Еленой Павловной, сестрой императора Николая I.

В научно-практической деятельности Н.И.Пирогова многое было совершено впервые: от создания целых наук (топографическая анатомия и военно-полевая хирургия), первой операции под ректальным наркозом (1847г.) до первой гипсовой повязки в полевых условиях (1854г.) и первой идеи о костной пластике (1854г.).

После Н.И. Пирогова наиболее выдающимся русским хирургом был Н.В. Склифосовский. Он работал в Киеве, Петербурге, Москве. Одним из первых он начал развивать антисептический метод, видоизменил метод Листера, используя сулему, йодоформ. Он разработал многие хирургические операции и уделял большое внимание подготовке хирургических кадров.

Также следует отметить таких замечательных деятелей отечественной медицины, как С.П. Боткин и И.И. Мечников. Они считали себя учениками Пирогова, и их достижения в медицине трудно переоценить.

Советская наука пополнилась блестящей плеядой выдающихся хирургов, чьи имена навсегда вошли в историю хирургии. Среди них С.И. Спасокукоцкий, который внес в развитие легочной и абдоминальной хирургии, развивал методы асептики и антисептики. Им создана крупная хирургическая школа. Н.Н. Бурденко, который развивал военно-полевую хирургию, развивал нейрохирургию. В.А. Вишневский, который разработал технику местной анестезии. А.Н. Бакулев, основоположник сердечно-сосудистой хирургии в нашей стране, основатель института сердечно-сосудистой хирургии в Москве. Трансплантология и микрохирургия получили в нашей стране развитие в последние 30-40 лет благодаря работам З.П. Демихова, Б.В. Петровского, Н.А. Лопаткина, В.С. Крылова. Пластическую хирургию успешно развивали В.П. Филатов, Н.А. Богораз, С.С. Юдин.


Выступление учащегося:

ПСИХОТЕРАПИЯ -- разновидность активного психологического воздействия на пациента, находящегосяв болезненном состоянии, либо в состоянии кризиса или стресса. Психотерапия подразумевает как купирование болезненных проявлений, так и коррекциюиндивидуальных психологических свойств человека с помощью специальных способов психотерапевтического воздействия.

Способов же этих на сегодняшний день имеется огромное количество. Одних только направлений психотерапии в настоящее времянасчитывается более 250. Каждое из них располагает своими принципами воздействия на пациента и своими методиками лечения конкретных заболеваний исостояний. Ниже приведена информация о наиболее известных психотерапевтических направлениях.

Суггестивные методы. К ним относят разнообразные психологические воздействия спомощью прямого или косвенного внушения с целью создания у человека определенного состояния или побуждения к определенным действиям. Нередковнушение сопровождается изменением сознания пациента. Подобные виды психотерапии, самым известным из которых является гипноз, направлены на снятиеэмоциональных невротических симптомов, нормализацию психического состояния в кризисные периоды, после воздействия психических травм и т.д.

Психоаналитическая психотерапия. Пожалуй, ни один вид психотерапии не окружен такимколичеством мифов и заблуждений. Это во многом объясняется поздним "приходом" психоанализа в Россию (в советские времена этот видлечения был фактически под запретом и имена его основоположников можно было упоминать только с целью критики). Сейчас ситуация изменилась и помощьпсихоаналитика можно получить в любом крупном городе. Не является исключением и Петрозаводск.

Психоаналитическая психотерапия исходит из бессознательного механизма формирования болезненной симптоматики (неврозы, психосоматические расстройства)и вследствие этого направлена на перевод бессознательных влечений в сознание человека, их переработку и отреагирование. Конечной целью психоаналитическоголечения, как правило, является достижение "инсайта" - своеобразного озарения с полным осознаванием глубинных личностных проблем, о существованиикоторых человек прежде мог и не подозревать, но которые препятствовали его полноценной жизненной адаптации.

Когнитивная психотерапия. Основная идея - это то, что различные эмоциональныерасстройства возникают в связи с имеющимися у человека отклонениями в оценке реальной действительности в виде "систематических предубеждений".Целью когнитивной психотерапии является исправление ошибочной переработки информации и модификация убеждений в сторону их рационализации и выработкижизненной стратегии здравого смысла.

Аутогенная тренировка (аутотренинг). Эта методика направлена на овладение навыками психическойсаморегуляции с помощью релаксационных способов. Аутогенная тренировка проводится в несколько этапов, направленных на освоение упражнений поослаблению нервно-мышечного напряжения с последующим становлением "привычки отдыхать".

Поведенческая психотерапия. Ее основной принцип состоит в выработке условных рефлексов,помогающих человеку справиться с состоянием тревоги, либо в избавлении от рефлексов, эту тревогу поддерживающих. Основные методы - научение и тренинг.Этот вид лечения особенно хорошо зарекомендовал себя при лечении тревожных расстройств (см. Социальная Фобия, Паническое Расстройство в разделе"Болезни").


Нейролингвистическое программирование. Это - система психологических манипуляций на основанииизучения лингвистической мета-модели человека. Одной из основных составляющих этой модели является понятие "модальности" - наиболее типичном длячеловека способе восприятия окружающей действительности. После определения модальности предполагается коррекция его поведения, которая может самимчеловеком осознаваться или не осознаваться. Целью программирования является выработка определенной стратегии поведения, желательной для человека илиокружения. Основной техникой считается "рефрейминг" - переформирование личности, придание ей новой заданной формы.

Психодрама. В процессе этой психотерапевтической методики происходитразыгрывание человеком ролей с целью изучения внутреннего мира и вырабтки навыков оптимального социального поведения. Человек в процессе игровойдеятельности усваивает стереотипы поведения в различных житейских ситуациях, апробирует их, выбирает наиболее подходящие для себя и тем самым преодолеваетпроблемы в общении.

Трансактный анализ. Личность человека рассматривается как совокупность трехсостояний "Я", условно названных "Родитель", "Взрослый" и "Ребенок". Сутью каждого из них являетсягенетически запрограммированная модель поведения и проявления эмоциональных реакций. Основная цель трансактного анализа состоит в том, чтобы помочьчеловеку понять особенности его взаимодействия с окружающими и обучить его оптимальному поведению.

Каждая из описанных выше разновидностей психотерапии имеет свои показания к применению и свои показатели эффективностипри различных видах патологии. Какой вид психотерапии подойдет Вам, если у Вас возникли те или иные проблемы, заранее спрогнозировать бывает трудно, подчасневозможно. В любом случае, решение о целесообразности применения той или иной методики принимает только психотерапевт и никто другой.

Напоследок хотелось бы обратить Ваше внимание на тот факт, что различные методы целительства, знахарства и экстрасенсорноговоздействия к психотерапии не относятся и их эффективность никогда и никем с научной точки зрения доказана не была.


Учитель:

Самое главное в психологическом исследовании, это то, что исследование никак не должно основываться на простой регистрации результата деятельности и устанавливать и навсегда фиксировать стандартные показатели психического состояния. Один и тот же внешний результат может иметь разное психологическое содержание, это зависит от того, в какой конкретной ситуации он имел место. Поэтому раскрытие психологического содержания результатов каждого объективного исследования, которое исходит из внешних данных, его правильная расшифровка требуют обязательного изучения конкретной личности в конкретной ситуации. Методика психологического исследования, которая идёт к психологическому познанию человека, должна опираться на социально-исторический анализ деятельности человека. Потому что образ мыслей людей определяется образом их жизни, их сознание общественной практикой. Целью психологического исследования должно быть раскрытие специфических психологических закономерностей. Для этого необходимо не использование одних только статистических данных, но и анализ конкретных индивидуальных случаев. Каждая психологическая дисциплина имеет свою методику, которая отличается от других методов. И каждая отдельная проблема имеет свою специальную методику, предназначенную для её изучения.

Индивидуальная и групповая психокоррекция имеют свои достоинства и недостатки. Достоинство индивидуальной психокоррекции — то, что она обеспечивает конфиденциальность (тайну) выявления и исправления недостатков клиента и бывает по свое­му результату более глубокой, чем групповая. В ней все внимание психолога направлено только на одного человека. Индивидуальная психокоррекция удобна тем, что лучше раскрывает особенности клиента, снимает у него психологические барьеры, которые неизбежно возникают и с трудом преодолеваются в том случае, когда человеку приходится откровенно высказываться и вести себя в присутствии других людей. Но этот вид психокор­рекции малоэффективен при решении проблем межличностного характера, для которых необходима работа в группе.

При групповой психокоррекции работают сразу со значительным числом людей, и она лучше помогает решать проблемы именно меж персонального характера. Но в групповой психокор­рекции индивидуальные воздействия на каждого клиента бывают недостаточно глубокими.


Выступление учащегося:

Гинекология

В последнее время наблюдается неуклонный рост числа гинекологических заболеваний. Пренебрежение правилами гигиены, частые переохлаждения, аборты, и другие эндо- и экзогенные причины приводят к тому, что 90 % женщин России имеют нарушения со стороны половой сферы.

Неправильное применение контрацептивных средств, снижение иммунитета, и, как следствие этого, стёртая клиника процесса являются причиной того, что женщина не придаёт должного внимания недомоганиям и предпочитает не обращаться за помощью и лечиться дома, что приводит к хронизации процесса, нарушению менструального цикла, различным осложнениям во время беременности, вплоть до выкидыша, бесплодию, раковым заболеваниям. Патологические процессы, происходящие в половых органах, нередко осложняются кровотечением. Последнее вызывает быстрое ухудшение состояния больной и при отсутствии немедленной медицинской помощи несёт угрозу для жизни.

Помощь экстренным больным в гинекологическом отделении отличается тем, что важно спасти не только жизнь женщины, но и сохранить детородную функцию.

Для выполнения этого условия каждый медицинский работник должен быть готов не только выполнить стандартные действия , но и оценить индивидуальные особенности женщины, найти оптимальный способ лечения в условиях крайнего дефицита времени.

Гинекологическая стационарная помощь оказывается в гинекологическом отделении, которое обычно входит в состав общесоматической больницы, медико-санитарной части или родильного дома. Как исключение в ряде крупных городов страны создаются самостоятельные гинекологические больницы. В зависимости от профиля работы гинекологическое отделение может входить в состав различных специализированных стационаров: онкологического, туберкулезного, эндокринологического и др.

Оперативная гинекология, так же как и ряд других хирургических специальностей, благодаря общему развитию медицинских знаний, в последнее время получила свое дальнейшее и плодотворное развитие. Владение оперативной техникой и успешное использование ее в практической деятельности врача предусматривают, кроме всего прочего, четкое знание хирургической анатомии. Как известно, взаимоотношения органов малого таза достаточно сложны, а при патологических нарушениях могут существенно отличаться от нормальных. Нередко при вскрытии брюшной полости врачу приходится видеть совсем не ту картину, которая описывается в руководствах по анатомии. Топографоанатомические взаимоотношения, обусловленные тем или иным патологическим процессом, могут не только существенно искажать истинное состояние, но и затруднять доступ к операционной области. Поэтому при написании настоящего пособия авторы руководствовались стремлением изложить большинство вопросов оперативной гинекологии, используя определенную систему с тем, чтобы читатели могли познакомиться со всеми особенностями хирургической специальности, которая объединяется понятием оперативная гинекология.

Гинекологическое отделение общего профиля обычно делится на два изолированных одно от другого отделения: для больных, нуждающихся в хирургических (оперативная гинекология) и консервативных методах лечения (отделение консервативных методов лечения). Кроме того, в гинекологическом отделении выделяются отдельно койки для прерывания беременности, которые также могут быть разделены на две группы: для артифициальных (искусственных) абортов и для абортов, начавшихся вне лечебного учреждения.

Любой гинекологический стационар должен иметь отдельную приемную часть, палаты, смотровые, перевязочные, процедурные, столовую, буфетную, комнаты персонала, посты дежурных медицинских сестер, помещение для мытья и сушки суден и клеенок,- санитарные узлы и другие помещения. В состав отделения для оказания хирургической помощи входит операционный блок: большая и малая операционные, эндоскопическая, предоперационная и послеоперационная палаты.

Медицинская сестра в гинекологическом отделении может работать на дежурном посту, в операционной, смотровой, перевязочной, процедурной. Об обязанностях медицинской сестры, работающей в гинекологическом стационаре.

Для выполнения любой операции существенное значение имеет организационная сторона дела. Это в первую очередь относится к операционному блоку, его общему состоянию, надежному обеспечению всеми материалами, медикаментами, специальной аппаратурой и оборудованием для проведения срочных лабораторных исследований, а также к хорошо обученному среднему медицинскому персоналу. Не должно возникать ситуаций, при которых хирург, начав операцию, вынужден прервать ее в ожидании приготовления чего-то, что должно быть предусмотрено заранее характером предстоящего вмешательства. Старшая операционная сестра в этих вопросах является основным действующим лицом, ответственным за организацию всей работы в операционном блоке.

В операционном блоке должно быть предусмотрено все необходимое для трансфузии крови, лекарственных растворов и реанимации больной, если во время операции в этом возникает необходимость, а также противоопухолевые препараты на случай, если удаляемая опухоль окажется злокачественной.

Обеспечение стерильной обстановки в операционной. В современных операционных часто используется множество аппаратов, систем и специальных блоков, применяемых непосредственно хирургами и анестезиологами. Поэтому не следует допускать свободного вхождения в операционную людей, не участвующих в операции или не обеспечивающих ее другими средствами. Особенно опасно перемещение персонала из "гнойной" операционной в "чистую". Не должно разрешаться пребывание в операционной персонала в масках, которые использовались в других отделениях. Маски должны быть получены здесь же, в предоперационной. Важно также не допускать пребывание в операционной в обуви, которой пользовались в других отделениях. Если же в предоперационной обувь не меняется, то на нее нужно надевать полотняные чулки (бахилы). Халаты следует использовать только операционного отделения и наглухо их застегивать. Хирурги не должны работать в шелковом нательном белье или шерстяной одежде. Перед операцией следует переодеваться в специальное полотняное белье, полученное в операционном отделении.

Эта рекомендация продиктована не только соображениями асептики, но и тем, что во время операции нередко используются кислород и эфир. Шелковая, синтетическая и шерстяная ткани, как известно, накапливают статическое электричество, которое при определенных условиях может давать искровую разрядку. Близость паров эфира при этом весьма опасна.


Несмотря на развитие в медицинской практике приемов обеззараживания, вопрос о подготовке рук хирурга не потерял своей актуальности. Прошли времена, когда широко использовались методы Земмельвейса и Листера. Однако опыт свидетельствует о том, что и в настоящее время полезно обсудить некоторые вопросы асептики, так как подготовка рук хирургов, требующая определенной последовательности, часто необоснованно нарушается.

Достаточно привести несколько примеров. Если руки моют последовательно двумя стерильными щетками, то нередко не соблюдается основное правило, согласно которому использование второй щетки должно ограничиваться пределами участков рук, уже вымытых первой щеткой. Так, если первой щеткой руки моют до локтя, то второй — только до середины предплечья, иначе теряется смысл использования второй стерильной щетки. Не всегда пунктуально соблюдается правило планомерного мытья всех поверхностей пальцев (околоногтевые участки, тыл кисти и ладони), в результате чего обработка рук оказывается несовершенной. Неодинаково тщательно моют обе руки, причем левую — чаще лучше правой; возможно, это зависит от того, что человек обычно лучше владеет правой рукой, чем левой. Руки хирурга требуют особенно тщательного ухода; если с поверхности рук удалить микробов сравнительно легко, то значительно труднее они удаляются из глубины пор или складок кожи. Наиболее значительное скопление микробов на руках обычно имеется в трещинах и естественных углублениях, например корнях волос, потовых и сальных железах; причем и у здоровых людей до 10% составляют патогенные формы, особенно при наличии различных кожных заболеваний. Поэтому хирург и любой другой персонал операционной при наличии заболеваний кожи не имеет права принимать участие в операции. Известны случаи послеоперационных воспалительных осложнений (нагноения, перитониты, сепсис), причиной которых было инфицирование хирурга или операционной сестры. Участники операции либо скрывали наличие у них воспалительных заболеваний, даже на отдаленных участках тела, или инфекции, в частности начальных стадий болезни носоглотки, либо не придавали этому значения.

Вывод

1. Состояние организма женщины значительно меняется в разные периоды беременности, начиная с оплодотворения яйцеклетки. Матка также претерпевает значительные изменения. Организм женщины готовится к вынашиванию ребенка, родам и кормлению ребенка грудью.

2. Для предотвращения осложнений во время беременности, родов и послеродового периода определяют срок беременности и дату родов, приведенными в данной работе способами.

3. Знание факторы риска при кесаревом сечении дает возможность предотвратить смертность рожениц.

4. Анализ оперативной деятельности отделении оперативной гинекологии ГУЗ ККБ показал, что оперативное вмешательство увеличилось на 6% за период с 2006 по 2008 гг. Также отмечается убыль планового оперативного вмешательства на 11,5% и увеличение экстренного оперативного вмешательства на 60% в анализируемый период. В большинстве случаев показаниями для оперативного вмешательства в 2006 году явились аномалии родовой деятельности (15,5%), а в 2008 году – рубец на матке (18,5%). Первое место в экстрагенитальной патологии в 2006 и 2008 гг занимает патология глаз. Чаще встречаются осложнения гематрометра.


Выступление учащегося:

Анестезиология – сравнительно молодая клиническая дисциплина, в развитии которой в последние десятилетия отмечены значительные успехи. Большой вклад в развитие этой науки внесли отечественные ученые, прежде всего А.Н. Бакулев, А.А. Вишневский, П.А. Куприянов, Б.В. Петровский, И.С. Жоров, В.Ч. Савельев. Много внимания уделял разработке вопросов анестезиологии академик АМН СССР Е.Н.Мешалкин. В 1959 г. он совместно с одним из первых советских анестезиологов В.П. Смольниковым опубликовал монографию «Современный ингаляционный наркоз». Особенно велика роль в развитии современной анестезиологии в нашей стране профессора И.С. Жорова, практическая и научная деятельность которого была связана с разработкой общего обезболивания. Этому вопросу посвящен ряд фундаментальных работ И.С. Жорова, в том числе монография «Общее обезболивание» (1959). И.С. Жоров является создателем отечественной школы анестезиологов. Большой вклад в развитие общего обезболивания внесли профессора Ю.Н. Шанин, А.А. Бунятян, Г.А. Рябов, Т.М. Дарбинян, Б.С. Уваров и др. Очень много сделала для развития анестезиологии в нашей стране, подготовки кадров налаживания контактов наших ученых с зарубежными коллегами, профессор Е.А. Дамир. Велика роль профессора А.П. Зильбера в трактовке многих теоретических и философских проблем в анестезиологии. Целая серия его великолепных монографий является ценным пособием для анестезиологов и реаниматологов.

С древнейших времен просвещенными умами владело желание облегчить страдания человека, которые в нашем представлении неизменно ассоциируются с болью. История человеческой цивилизации оставила потомкам множество исторических документов, свидетельствующих о настойчивых поисках учеными способов облегчения страдания человека, доведенного до отчаяния коварным недугом. Ощущение боли в определенной степени – благо для живого организма, форпост, сигнализирующий об опасности. «Боль – это сторожевой пес здоровья», – говорили в Древней Греции. Чарльз Шерингтон, английский физиолог, писал, что боль в норме целесообразна». Да и не могли медики всех стран не думать об обезболивании. Операция, даже самая незначительная, часто заканчивалась смертью пациента от болевого шока. В операционной одной из лондонских больниц до наших дней сохранился колокол, звуками которого пытались заглушить крики несчастных, подвергавшихся хирургическому вмешательству. «Нож хирурга и боль неотделимы друг от друга! Сделать операции безболезненными – это мечта, которая не осуществится никогда!» – утверждал в конце XVII века известный французский хирург А. Вельно.

Первые упоминания об обезболивании при разрезах приводятся в вавилонской рукописи – папирусе Эберса, датируемой XV столетием до н.э. Уже тогда в качестве обезболивающих средств использовались корень мандрагоры, дурман и мак. Общее обезболивание было известно в Китае уже в начале нашей эры. Китайский хирург Хуа-То У применял отвар, названный им «Ма фу тан». Больные, выпившие этот отвар, не чувствовали боли и выглядели опьяненными и даже безжизненными. В древнем Египте и Сирии знали оглушение путем сдавливания сосудов шеи и применяли это при операциях обрезания. Был испытан смелый метод общего обезболивания путем кровопускания до наступления глубокого обморока вследствие анемии мозга.

Средние века породили идею, как общего, так и местного обезболивания. Правда, некоторые приемы и методы тех времен с сегодняшних позиций всерьез рассматривать нельзя. Их можно даже назвать курьезными – если бы речь шла не о здоровье человека. Например, имел распространение «метод общего обезболивания» путем удара тяжелым предметом по голове. В результате сотрясения мозга больной впадал в бессознательное состояние и оставался безучастным к манипуляциям хирурга. К счастью, этот метод не получил дальнейшего распространения. В средние века возникла идея ректального наркоза – табачные клизмы. Для притупления сознания применялись и другие жесточайшие методы, в большинстве – физические, например, кровопускание, пережатие сонных артерий, охлаждение. До сих пор среди немедиков бытует термин «заморозка»; хотя сейчас под этим отнюдь не имеется в виду охлаждение тканей как таковое. Об обезболивающем действии охлаждения впервые упоминает великий ученый–врач Востока Х–ХI вв. Абу али Ибн Сина (Авиценна). Он рекомендовал прикладывать к месту предстоящей операции кусочки льда и лишь после этого производить «разрезы и выжигания». Знаменитый Ларрей – врач наполеоновской армии – удалял конечности раненым на поле боя зимой, при температуре -20°С. Большой вклад в истории борьбы с болью оставил Амбруаз Паре, которого называют отцом хирургии. В частности, Амбруаз Паре использовал при операциях перетягивание конечностей жгутом.

В России прошлых веков использовались травы с дурманящим и обезболивающим действием – мандрагора, опий, индийская конопля и др. До нашего времени дошли русские рукописные лечебники и травники, созданные в XV–ХVI вв. «Трава мачеха растет лопушками, одна сторона белая, а кисточки что копытца, а корень по земле тянется. Цвет желт, у иной цвету нет, корень вельми добр. Аще у кого утроба болит, корень парь да хлебай – поможет». Естественно, обезболивающий эффект всех подобных средств был ничтожным, и только мастерство хирургов, выполнявших довольно сложные операции с невиданной скоростью, позволяло больным оставаться в живых. «Причиняющее боль должно быть в них наиболее короткое время, а это будет, когда сечение выполняется скоро», – говорил Гиппократ еще в V в. до н.э. И положение в принципе не менялось до середины ХIХ в. Только виртуозная техника и скорость в работе спасали положение. Так, великий русский хирург Н.И. Пирогов производил ампутацию бедра за 3–4 мин, высокое сечение мочевого пузыря за 2 мин, удаление молочной железы за 1,5 мин, костно-пластическую ампутацию голени за 8 мин. Вместе с тем из–за отсутствия обезболивания даже виртуозная техника хирурга выручала лишь в отдельных случаях. Хирургия ХIХ века, казалось, зашла в тупик. Необходимо было разработать эффективные методы обезболивания. Реальные предпосылки для этого стали складываться в конце XVIII в. Среди многочисленных открытий того периода было получение в чистом виде кислорода (Пристли и Шееле, 1771) и закиси азота (Пристли, 1772). В 1800 г. Х. Дэви опубликовал результаты изучения физико-химических и некоторых других свойств закиси азота (N2O). Х. Дэви обнаружил, что закись азота оказывает своеобразное эйфоризирующее и обезболивающее действие на организм. Поэтому он назвал закись азота «веселящим газом». Дэви первый испытал на себе обезболивающее действие закиси азота при прорезывании зубов мудрости: «боль совершенно исчезла после первых четырех или пяти вдыханий и неприятные ощущения на несколько минут сменились чувством удовольствия». Свои галлюцинации от вдыхания закиси азота он описал следующими словами: «Почти немедленно началось дрожание, идущее от груди к конечностям. Я испытал ощущение осязательного напряжения, в высшей степени приятное в каждом члене. Мои зрительные ощущения были ослепительные и казались великолепными. Я отчетливо слышал каждый звук в комнате и был прекрасно ориентирован в происходящем. Постепенно я терял связь с внешним миром. Потом зрительные образования быстро пробегали в моем сознании и так сочетались со словами, что производили совершенно новые образы. Я пребывал в мире идей, заново измененных и причудливо сочетавшихся. Я строил теории и делал открытия». История открытия наркоза и его применения драматичны. Производя опыты на себе, на животных, он обнаружил, что при вдыхании этого газа терялась чувствительность к боли, и наступало состояние легкого опьянения. Тогда у ученого не возникало мысли об использовании этого открытия в медицине. Однако он был химиком, а его идея не нашла поддержки у врачей того времени.

Трагичны судьбы врачей, поддерживающих идею Х. Дэви. Генри Хикмен (1800–1830) был по образованию врач. В своих экспериментах он изучал как обезболивающие свойства различных веществ, так и их влияние на дыхание, кровообращение, заживление ран. Хикмен изучил наркотический эффект закиси азота, диэтилового эфира и углекислого газа. В 1828 году он писал: «Уничтожение чувствительности возможно через методическое вдыхание известных газов и, таким образом, самые чувствительные и самые опасные операции могут быть выполнены безболезненно». Не увенчалась успехом и публичная демонстрация наркотических свойств закиси азота во Франции 21 декабря 1828 г. на пленуме Парижской академии наук. Только умудренный опытом наполеоновский хирург Ларрей заинтересовался впоследствии идеей Хикмена. Психически подавленный Хикмен скончался в 30-летнем возрасте.

Много лет спустя зубной врач Г. Уэллс присутствовал в цирке на демонстрации действия «веселящего газа». Ярмарочный фокусник дал ему подышать закисью азота, а дантист удалил у него больной зуб. Придя в себя, Г. Уэллс воскликнул: «Начинается эпоха расцвета зубоврачебного дела». Он провел 15 наркозов при удалении зубов. Правда, на развитие зубоврачевания закись азота существенного влияния не оказала, зато применение этого обезболивающего средства вышло далеко за пределы зубоврачебной практики. Г. Уэллс пытался привлечь внимание к новому средству. Он обратился к известному бостонскому хирургу Уоррену с предложением провести экстракцию зуба в присутствии врачей и студентов. Демонстрация прошла неудачно: веселящий газ пошел в аудиторию, больной кричал от боли, а присутствующие бурно веселились, опьяненные парами закиси азота. Г. Уэллс покончил жизнь самоубийством за несколько дней до того, как медицинское общество в Париже признало за ним честь открытия анестезирующего вещества. В Гарварде после его смерти был воздвигнут памятник с надписью: «Гораций Уэллс, который открыл анестезию».

Однако и его опыты остались незамеченными. Первую операцию под эфирным наркозом выполнил в 1842 г. американец Кроуфорд Лонг (1815–1878) в Джефферсоне, штат Джоржия. Затем он в течение нескольких лет накапливал наблюдения, не сообщая о них медицинской общественности, и опубликовал свои материалы только после 1846 г.

16 октября 1846 г., в 10 часов утра в присутствии многочисленных свидетелей началась операция по удалению опухоли шеи у художника Эдварда Джилберта Эббота. Операцию выполнял один из опытнейших хирургов Джон Коллинз Уоррен (1778–1856). Эфирный наркоз проводил дантист Уильям Т.Г. Мортон (1819–1868), который при участии химика Джексона в своей клинике уже проводил лечение с подобного вида обезболиванием. Все присутствующие, привыкшие слышать во время операции душераздирающие крики, были ошеломлены. Известно высказывание не сдержавшего своего восторга американского хирурга Бигелоу: «Джентльмены, сегодня я видел кое-что такое, что обойдет весь мир». И действительно, дата 16 октября 1846 г. по праву считается днем рождения эфирного наркоза.

Как только эфирный наркоз был признан ведущим открытием, началась тяжба за его приоритет, продолжавшаяся в течение 20 лет и приведшая заинтересованных людей к гибели и разорению. Г. Уэллс покончил жизнь самоубийством, профессор химии У. Джексон оказался в доме для умалишенных, а честолюбивый У. Мортон, истративший все свое состояние на борьбу за приоритет и запатентовавший эфир как обезболивающее средство, в 49 лет стал нищим.

Как уже было сказано, официальной датой рождения общего обезболивания считается 16 октября 1846 года. Каково же было удивление ученых–исследователей, когда в двух источниках они обнаружили указание на то, что в газете «Русский инвалид» в 1844 году была опубликована статья Я.А. Чистовича «Об ампутации бедра при посредстве серного эфира».

С необычайной для того времени быстротой известие о победе над болью облетело весь мир. Одним из первых в 1846 г. английский хирург Листон под эфирным наркозом произвел ампутацию бедра. В 1847 г. эфир для наркоза применили в Германии и в Австрии. В России первая операция под эфирным наркозом была произведена в Москве 7 февраля 1847 г. профессором В.И. Иноземцевым, а спустя неделю – в Петербурге выдающимся русским хирургом Н.И. Пироговым. Совершенно безболезненно в течение 1–2 минут он ампутировал молочную железу. Очнувшись через 8 минут после наркоза, больная спросила: «Почему не сделали операцию?». И, наконец, уже широко известно, что 3 марта 1897 года Я.Н. Чистович наркотизировал в условиях бригадного лазарета – фактически в полевых условиях – больного, которому хирург произвел ампутацию бедра.

Большинство хирургов того времени с восторгом и надеждой восприняли это открытие. Эфирный наркоз начали широко применять и в педиатрии. В 1847 г. В.И.Иноземцев оперировал под эфирным наркозом 2 детей в возрасте 10 и 14 лет. Он же произвел ампутацию у 10-летней девочки. Однако первые неудачи, связанные с тяжелыми осложнениями (вплоть до летальных исходов), заставили хирургов и первых наркотизаторов искать их причины и способы предупреждения. Во многих странах Европы были созданы комиссии по изучению действия эфирного наркоза и техники его проведения. Первая подобная комиссия в России была создана под руководством известного русского хирурга А.М. Филомафитского. В состав совета вошли Н.И. Пирогов, Х.Х. Соломон, И.П. Спасский, А.П. Загорский, Н.Ф. Арендт и др. Совет рассмотрел ряд научных и чисто практических проблем, в частности, касающихся обезболивания в акушерстве и детской хирургии. В 1847 г. в монографии Н.И. Макланова «Об употреблении в оперативной медицине паров эфира» в качестве противопоказаний к анестезии эфиром указывается детский возраст. В том же году постановлением Медицинского совета Королевства Польского было запрещено применение эфирного наркоза у детей в возрасте до 12 лет, что, очевидно, было связано с большим количеством серьезных осложнений у детей при использовании несовершенной методики наркоза эфиром.


Огромная роль в развитии эфирного, а впоследствии и хлороформного наркоза принадлежит выдающемуся русскому хирургу Н.И.Пирогову. Современник великого хирурга Робинсон писал: «Многие пионеры обезболивания были посредственностями. В результате случайности местонахождения, случайных сведений или других случайных обстоятельств они приложили руку к этому открытию. Их ссоры и мелкая зависть оставили неприятный след в науке. Но имеются и фигуры более крупного масштаба, которые участвовали в этом открытии, и среди них наиболее крупным как человека и как ученого, скорее всего, надо считать Пирогова».

После предложения комиссии проводить исследования в области наркоза на медицинских факультетах всех университетов России наиболее плодотворную деятельность развернул профессор Медико-хирургической академии Н.И. Пирогов. Свои исследования он проводил в двух направлениях: с одной стороны, его интересовал механизм наркоза, с другой – разработка техники применения эфира в качестве наркотического средства. Уже в 1847 г. Н.И. Пирогов в журнале «Записки по части врачебных наук» в статье «Отчет о путешествии на Кавказ» привел описание 72 операций у детей в возрасте от 2 до 16 лет, выполненных под эфирным наркозом «без случаев неудачной анестезии». Н.И. Пирогов применил наркоз на поле боя. Это произошло в 1847 году, когда он лично за короткий срок провел 400 операций под эфирным и 300 под хлороформным наркозом. Н.И. Пирогов оперировал раненых в присутствии других, чтобы вызвать доверие к хирургической помощи с обезболиванием. Подводя итог своему опыту, он утверждал: «Россия, опередив Европу, показывает всему просвещенному миру не только возможность в применении, но и неоспоримо благодетельное действие эфирования над ранеными на поле самой битвы. Мы надеемся, что отныне эфирный прибор будет составлять, точно также, как и хирургический нож, необходимую принадлежнось каждого врача во время его действия на бранном поле...» В своем классическом произведении «Начала общей военно-полевой хирургии» (1865–1866) Н.И. Пирогов писал: «Ни одна операция в Крыму под моим руководством не была сделана без хлороформа. Другие русские хирурги почти все поступали также. По моему приблизительному расчету число значительных операций, сделанных в Крыму в течение 12 месяцев с помощью анестезирования, простиралось до 10000». Пирогов изучал местное действие эфира на нервную ткань, испытывая резорбтивное влияние эфира, используя различные способы введения его в организм: в желудок с помощью зонда, в прямую кишку, в трахею, в кровяное русло, в субарахноидальное пространство. Заслуга Н.И. Пирогова состоит в том, что он впервые показал многогранное влияние эфира на различные структуры ЦНС, диссоциативное действие общих анестетиков на те или иные элементы нервной системы. Спустя 100 лет прозорливые идеи Н.И. Пирогова были подтверждены тонкими нейрофизиологическими исследованиями. Обзор работ Н.И. Пирогова дает все основания считать его основоположником разработки, как теории наркоза, так и методов применения его в практической медицине.

Известный интерес представляет работа Г.А. Гивардовского, члена одного из наркозных комитетов, опубликованная в 1848 г. Автор испытал в эксперименте эфир, хлороформ, бензин, сернистый углерод и пары нефти. Во всех случаях удалось достигнуть усыпления различной глубины. 4 апреля 1848 г. в присутствии Г.А. Гивардовского под бензиновым наркозом была выполнена операция – вылущивание гигромы левой ноги у 14-летнего мальчика.

В 1847 г. впервые в мире английский анестезиолог Сноу попытался описать клинику пяти стадий эфирного наркоза, начиная от легкой степени анестезии до стадии глубокого эфирного наркоза.

Почти одновременно с эфиром был открыт хлороформ в 1831 г. Хлороформ – первый галоидсодержащий анестетик, но вначале использовался в качестве растворителя каучука. Его анестезирующие свойства открыл врач-акушер Дж. Симпсон. Однажды, надышавшись паров хлороформа в лаборатории, он вместе с помощником неожиданно оказался на полу. Симпсон не растерялся: придя в себя, он радостно сообщил, что нашел средство для обезболивания родов. О своем открытии Симпсон сообщил врачебному обществу Эдинбурга, а первая публикация о применении хлороформного наркоза появилась 18 ноября 1847 года. Н.И. Пирогов в России впервые оперировал под хлороформом 30 ноября 1847 г. В том же году Н.И. Пирогов в клинике профессора А.И. Поля демонстрировал ректальный наркоз хлороформом у детей. В 1848 г. И.В. Буяльский сообщил об операции, проведенной у 8-месячного ребенка под парами хлороформа. Более мощные анестетические свойства хлороформа весьма импонировали хирургам, однако по мере накопления практического опыта восторженные отзывы стали сменяться более сдержанным отношением к этому наркотику, вследствие частого возникновения различных осложнений, вплоть до остановки сердца. В связи с этим к концу XIX столетия хлороформ почти повсеместно был оставлен. И лишь в 1951 г. американский анестезиолог Уотерс предпринял попытки реабилитации хлороформа. Это ему удалось благодаря тому, что в распоряжении анестезиологов появилась совершенная наркозная аппаратура. Наркоз проводился по полуоткрытому контуру со специальным откалиброванным для хлороформа термокомпенсированным испарителем «Хлоротек», расположенным вне круга циркуляции газов. Не удивительно, что после проведения Уотерсом 5000 мононаркозов хлороформом не возникло ни одного сколько-нибудь серьезного осложнения.

В 1882 г. Т.И. Вдовиковский сообщил о проведенной под хлороформным наркозом операции камнедробления, продолжавшейся 3 часа мальчику 13 лет. В 1888 г. Н.Н.Феноменов и В.А. Столыпинский произвели под масочным хлороформным наркозом операции по поводу эмбриональной грыжи годовалому ребенку и новорожденному.

В 1895 г. В.А. Ледин в журнале «Русский хирургический архив» опубликовал материал, посвященный применению эфирного наркоза у 23 детей в возрасте от 6 месяцев до 10 лет. Автор утверждал, что у детей эфир каких-либо серьезных осложнений не вызывает. В 1905 г. Ротч и Лед применили капельный наркоз у 3-недельного новорожденного с пилоростенозом. В 1911 г. В.И. Бобров опубликовал работу «Смешанный кислород-эфир-хлороформный наркоз», в которой подчеркнул огромное значение кислорода во время наркоза у детей. В 1913 г. Рихтер оперировал под эндотрахеальным наркозом 2 новорожденных с атрезией пищевода, воздушно-эфирная смесь подавалась в легкие под давлением 6-8 мм рт. ст.

Широкое применение закиси азота в хирургической практике началось в 1868 г., когда Эндрю предложил ингалировать закись азота в смеси с кислородом. В нашей стране первым стал систематически применять закись азота С.К. Кликович, результатом работы которого с этим анестетиком явилась в 1881 г. его диссертация об обезболивании родов.

Однако чем шире и стремительнее развивалась анестезиология, тем отчетливее стали вырисовываться теневые стороны мононаркоза эфиром и хлороформом. Основным недостатком оказались токсичность наркотических веществ, вызывающих общее отравление организма и необратимые поражения паренхиматозных органов, осложнения, которые не только сводили на нет успех самой операции, но и нередко были причиной летальных исходов. Как ни эффективно было обезболивание с помощью ингаляции эфира и хлороформа, побочное действие их побуждало хирургов к поиску новых методов анестезии.

Эфирная анестезия стала основной методикой и быстро получила широкое распространение по всему миру. Как только была разработана концепция анестезии, неудовлетворенность некоторыми аспектами действия эфира (особенно медленной и неприятной индукцией анестезии) подтолкнула исследователей к поиску других анестетиков. Большинство препаратов, разработанных в то время, также были ингаляционными, исследование в/в препаратов началось несколькими годами позже.

История внутривенной анестезии начинается с 1656 г., когда Кристофер Рен использовал птичье перо для инъекции настойки опия в вену собаки. Изобретение шприца и полой иглы в 1853 г. значительно облегчило введение анестетиков и других препаратов внутривенно. В начале 70-х годов XIX века были предприняты первые попытки проведения внутривенной анестезии с помощью хлоралгидрата, но по причине высокой летальности от методики отказались.


Энтузиазм в отношении внутривенной анестезии возродился в 1909 г., когда был успешно применен гедонал. Этот препарат, представляющий собой производное уретана, до применения в анестезиологии использовался для лечения бессонницы. Гедонал оказался в некоторой степени безопаснее, чем предшествующие ему в/в анестетики. Недостатки гедонала: относительно плохая растворимость в воде, затрудняющая введение; медленное начало действия и медленное пробуждение. В 1921 г. в клинической анестезиологии начал применяться первый барбитурат – сомнифен. После этого было синтезировано много различных барбитуратов, появились многочисленные работы, посвященные зависимости их активности от структуры. В 1932 г. был синтезирован первый барбитурат короткого действия (гексобарбитал), а в 1934 г. в клинике начал применяться тиопентал, который в меньшей степени вызывал возбуждение. Тиопентал широко применяют и в настоящее время, хотя его популярность снизилась с появлением пропофола.

Барбитураты, хотя имели значительное преимущество перед предшествующими в/в анестетиками, тем не менее, вызывали определенные побочные эффекты. Например, введение многих барбитуратов служило причиной выраженного возбуждения и даже судорог, что не позволяло их использовать. Не вызывавшие такого эффекта барбитураты можно было применять в клинике, но при использовании в большой дозе или при многократном введении продолжительность их действия значительно увеличивалась. Барбитураты вызывали выраженное угнетение кровообращения, особенно при использовании в высокой дозе или на фоне гиповолемии. Массовые потери американцев при налете японской авиации на главную военно-морскую базу США в Перл-Харборе 8 декабря 1941 г. практически совпали с пиком увлечения моноанестезии барбитуратами. Внутривенная анестезия казалась идеальной в условиях войны или катастрофы. В/в анестетики было легко транспортировать, они легко и компактно упаковывались, не нуждались в особенно строгих условиях хранения. Кроме того, в отличие от эфира и циклопропана, они были неогнеопасны и невзрывоопасны. После налета на Перл-Харбор многие тяжело раненные погибали из-за того, что неадекватная инфузионная терапия сочеталась с чрезмерно высокими дозами тиопентала и других барбитуратов, назначенных плохо обученным персоналом. В одном из сообщений того времени внутривенную анестезию назвали «идеальным способом эвтаназии». Хотя во многих случаях задействованость тиопентала в генезе летальных исходов представлялась не убедительной, данные события, тем не менее, замедлили развитие внутривенной анестезии.

Спустя некоторое время были разработаны многие анестетики небарбитуратового ряда. В 1955 г. появился первый стероидный анестетик – гидроксидион. В отличие от многих других стероидных анестетиков, гидроксион был относительно стабилен в водном растворе. С другой стороны, эффект гидроксина развивался медленно и продолжался слишком долго, что в сочетании с не приемлемо высокой частотой развития тромбофлебитов быстро заставило отказаться от препарата. Исследовали и некоторые другие стероидные анестетики, наиболее удачным из которых был альтезин, применявшийся в клинике с 1972 г. и представляющий собой смесь двух препаратов – альфаксалона и альфадолона. Альтезин был самым популярным в клинической практике стероидным анестетиком и обладал такими свойствами, что мог бы составить конкуренцию пропофолу, появившемуся лишь 12 лет спустя. В состав альтезина входил растворитель кремофор EL, вызывавший тяжелые анафилактоидные реакции. Из-за того же растворителя сходные проблемы возникали при использовании другого небарбитуратового анестетика – пропанидида. Вследствие этого в 1984 г. использование альтезина и пропанидида было запрещено. В том же 1984 г. в Великобритании начал применяться пропофол. Продолжительность действия пропофола была предсказуемо короткой, что облегчало управление анестезией и позволяло быстро пробудить больного после проведения операции. Кроме того, побочные эффекты пропофола не превышали допустимого уровня. Интересно отметить, что пропофол едва не постигла печальная участь альтезина и пропанидида, поскольку вначале в состав препарата входил кремофор EL. К счастью, проблемы, связанные с этим растворителем, были своевременно распознаны, и еще до начала применения в клинике пропись пропофола была изменена на жировую эмульсию. Попытки подобным образом изменить пропись более ранних анестетиков были не столь успешными.

В 1965 г. появился кетамин. Кетамин вне сочетания с другими препаратами вызывал галлюцинации и делирий при пробуждении, что ограничивало его применение. Хотя эти побочные реакции в значительной степени можно нивелировать одновременным назначением бензодиазепинов, в Северной Америке и Западной Европе кетамин так и не приобрел широкой популярности, оставшись лекарственным препаратом, применяемым в исключительных случаях.

Говоря об истории анестезиологии, необходимо упомянуть о проблеме искусственной гибернации. Находясь под влиянием идей Лериша, Лабори и Югенар выдвинули концепцию фармакологического синергизма на основе избирательного угнетения ганглионарных и рецепторных синапсов вегетативной нервной системы и нейроэндокринных механизмов с целью более полноценной, чем при традиционном наркозе, защиты от «операционной агрессии». Состояние замедленной жизнедеятельности организма, аналогичное состоянию животного, находящегося в зимней спячке, получило название искусственной гибернации. Основную защитную роль в схемах гибернации и потенцированного наркоза играл не наркоз, а нейровегетативная защита. Метод искусственной гибернации с применением больших доз фенотиазиновых нейролептиков, симпато- и парасимпатолитиков, физических методов охлаждения широко изучался в СССР, Франции, Бельгии, ФРГ. Однако глубокое торможение механизмов стрессовой реакции вызывает трудно контролируемое нарушение адаптационных механизмов. К середине 60-х годов искусственная гибернация была практически оставлена. В педиатрической практике она не получила широкого распространения, несмотря на то что было опубликовано немало работ, посвященных успешному применению гибернации в комплексном лечении детей разного возраста, находившихся в критических состояниях. На смену ему приходят новые хорошо управляемые галогенсодержащие препараты (изофлюран, севоран и др.), оказывающие меньший гепатотокический и кардиотоксический эффекты.

В 1959 г. бельгийские анестезиологи Де Кастро и Манделир на анестезиологическом конгрессе в Лионе выступили с программным докладом «Новый метод общей анестезии без барбитуратов – нейролептаналгезия». Сущность метода заключается в том, что применяемые анальгетики и нейролептики оказывают избирательное действие, вызывая психическую индифирентность, покой и торможение болевой чувствительности. С момента своего возникновения нейролептаналгезия (НЛА) вызывала значительный интерес у анестезиологов и становится одним из популярных методов анестезии в педиатрической практике.

Первый из миорелаксантов, кураре, начал использоваться в анестезиологии в 1942 г. В течение нескольких лет перед этим его применяли при электросудорожной терапии в психиатрии для предотвращения переломов. На самом деле первое сообщение о применении кураре в хирургии было опубликовано в немецком журнале еще в 1912 г., но тогда никто не обратил внимания на эту работу. Интересно, что миорелаксанты при общей анестезии начали использоваться на несколько лет раньше, чем началось широкое применение ИВЛ.

Очень важным этапом в развитии анестезиологии явилось создание наркозно-дыхательных аппаратов, обеспечивающих постоянный поток газов, регулируемое давление, дозированную подачу кислорода и ингаляционных анестетиков, а также включение поглотителя углекислоты в дыхательный контур аппаратов ингаляционного наркоза.

В 1932 г. английские анестезиологи Мейджилл и Мейплесон сконструировали наркозный аппарат с блоком ротаметрических дозиметров для закиси азота в смеси с кислородом. С этого времени и по сегодняшний день смесь закиси азота с кислородом является одним из неотъемлемых компонентов многих схем сбалансированной анестезии.

Параллельно с развитием общего обезболивания в анестезиологию постепенно стали внедряться методы местной анестезии. Последние десятилетия XIX века ознаменовались появлением принципиально новых средств и методов хирургического обезболивания. Первым шагом в этом направлении было открытие В.А. Анрепом в 1879 г. местноанестетического действия кокаина. Были разработаны методы терминальной и инфильтративной местной анестезии. В 1884 г. Коллер предложил закапывать в конъюнктивальный мешок кокаин при офтальмологических операциях, а также смазывать им и другие слизистые оболочки в области операции, что вызвало переворот в офтальмологии и расширило возможности как диагностических, так и оперативных вмешательств в хирургии носа и гортани. Подобные варианты используются до сих пор.

В 1898 г. Бир, введя раствор кокаина в субарахноидальное пространство, впервые осуществил один из вариантов региональной анестезии, за которым впоследствии закрепилось название спинномозговой анестезии. Из русских хирургов о своем опыте применения спинномозговой анестезии первым сообщил Я.Б. Зельдович в 1890 г. Существенным препятствием для широкого внедрения в практику местного обезболивания в то время была высокая токсичность кокаина.

После того как был синтезирован новокаин (1905), который в несколько раз менее токсичен, чем кокаин, возможность успешного использования инфильтрационной и проводниковой анестезии существенно возросла. Быстро накапливавшийся опыт показал, что под местным обезболиванием можно выполнять не только небольшие, но и средние по объему и сложности операции, включая почти все вмешательства на органах брюшной полости.

Основным методом местной анестезии в нашей стране стало инфильтрационное обезболивание, являющееся наиболее простым и доступным. Распространению этого метода во многом способствовал А.В.Вишневский, разработавший оригинальную методику инфильтрационного обезболивания, которая основана на введении большого количества 0,25% раствора новокаина, создании в соответствующих замкнутых фасциальных пространствах тугого инфильтрата и обеспечении таким путем широкого контакта анестетика с сосудисто-нервными путями в области операции.

Помимо инфильтрационного обезболивания повысился интерес к проводниковой и спинальной анестезии. В ряде клиник нашей страны и за рубежом эти методы получили высокую оценку. В разработке и пропаганде проводниковой анестезии большая заслуга принадлежит известному отечественному хирургу В.Ф. Войно-Ясенецкому, который изучал метод в течение многих лет и основные результаты своей работы представил в 1915 г. в докторской диссертации.

Большое значение этому методу придавал выдающийся хирург С.С. Юдин. Его монография (1925), основанная на большом собственном опыте, способствовала более широкому использованию спинномозговой анестезии в нашей стране.

Внедрению общего обезболивания в практику детской анестезиологии способствовала разработка дыхательного блока наркозного аппарата. Английские анестезиологи Мейджилл, а затем Мейплесон применяли маятниковую систему с полузакрытым контуром в новом виде – без адсорбера, а для предупреждения гиперкапнии использовали газоток, в 2–3 раза превышавший минутный объем дыхания ребенка. Система из полузакрытой фактически стала полуоткрытой: уменьшилось сопротивление на выдохе, снизилась опасность передозировки анестетика и др.

В 40-х годах Эйр предложил полуоткрытую бесклапанную систему, которая в 50-х годах была модифицирована известным английским анестезиологом Рисом. Эта система получила повсеместное распространение при анестезии новорожденных.

Возможность обеспечить оптимальное расслабление мускулатуры в процессе операции и наркоза явилось основой для разработки проблемы компонентности анестезии. В начале 50-х годов стала очевидной необходимость разделения единого понятия «наркоз» на отдельные компоненты: собственно наркоз (выключение сознания, гипноз); нейровегетативная стабилизация, включающая аналгезию, гипорефлексию, блокаду патологических рефлексов, миорелаксацию, поддержание адекватного газообмена, кровообращения и метаболизма.

Анестезиология – сравнительно молодая клиническая дисциплина, в развитии которой в последние десятилетия отмечены значительные успехи. Большой вклад в развитие этой науки внесли отечественные ученые, прежде всего А.Н. Бакулев, А.А. Вишневский, П.А. Куприянов, Б.В. Петровский, И.С. Жоров, В.Ч. Савельев. Много внимания уделял разработке вопросов анестезиологии академик АМН СССР Е.Н.Мешалкин. В 1959 г. он совместно с одним из первых советских анестезиологов В.П. Смольниковым опубликовал монографию «Современный ингаляционный наркоз». Особенно велика роль в развитии современной анестезиологии в нашей стране профессора И.С. Жорова, практическая и научная деятельность которого была связана с разработкой общего обезболивания. Этому вопросу посвящен ряд фундаментальных работ И.С. Жорова, в том числе монография «Общее обезболивание» (1959). И.С. Жоров является создателем отечественной школы анестезиологов. Большой вклад в развитие общего обезболивания внесли профессора Ю.Н. Шанин, А.А. Бунятян, Г.А. Рябов, Т.М. Дарбинян, Б.С. Уваров и др. Очень много сделала для развития анестезиологии в нашей стране, подготовки кадров налаживания контактов наших ученых с зарубежными коллегами, профессор Е.А. Дамир. Велика роль профессора А.П. Зильбера в трактовке многих теоретических и философских проблем в анестезиологии. Целая серия его великолепных монографий является ценным пособием для анестезиологов и реаниматологов.


Выступление учащегося:

Дерматология - наука о коже (по-гречески derma - кожа и logos - слово, наука), является одной из древнейших отраслей медицинской науки. Начальный этап ее развития соответствует рабовладельческой формации. Это была «дерматология древности», в которой нашел свое отражение уровень науки того времени.

Вообще заболевания кожи -- дерматозы -- известны с древнейших времён (3000 лет до н. э.). Дерматология возникала из практического опыта народов, причем у разных народов, в первую очередь в Китае, Индии и Греции, Египте она появилась совершенно самостоятельно. Отдельные описания кожных болезней, методов их лечения встречаются в египетских папирусах, китайских манускриптах,( . в Китае за 2637 лет до нашей эры уже знали о чесотке, парше, проказе, ихтиозе и болезнях с локализацией на половых органах (врач Гоанг-Ти). Китайцы задолго до нашей эры уже применяли серу для лечения чесотки и ртуть для лечения, сифилиса.) русских летописях и др. Большой вклад в изучение кожных болезней и их лечение внесли арабские медики (10--12 вв., оказавшие большое влияние на работы европейских врачей), а также среднеазиатский учёный Ибн Сина (10--11 вв.), описавший ряд заболеваний и уделявший много внимания косметике.

В Греции Гиппократ (460--370 гг. до нашей эры) описал большое количество кожных сыпей: паршу, потерю пигмента, веснушки, чесотку. Все болезни кожи Гиппократ разделял на зависящие от внешних и внутренних причин. К внутренним причинам он относил порчу соков тела (черной и желтой желчи, крови и слизи). Эта теория порчи соков (гуморальная теория) играла большую роль в дерматологии в течение длительного времени. Только в половине XIX века она подверглась суровой критике. К началу нашей эры в Риме выдвигается крупный врач А.К. Цельс (родился в 25 году до нашей эры, умер в 50 году нашей эры). Из его сочинений сохранился трактат по медицине «De medicina libri octo». Им описан ряд кожных болезней: фурункул, карбункул, флегмона, острые кандиломы, мозоль, рожа, сикоз, псориаз, рак и слоновость.

На рубеже X и XI столетий нашей эры появился крупный ученый-медик Авиценна (Абу-Али аль Хусейн ибн-Абдаллах ибн-Сина), родившийся близ Бухары. Большая заслуга Авиценны для медицины того времени заключалась в том, что он собрал и систематизировал познания в области медицины своих предшественников - греков, индусов, китайцев в знаменитом «Каноне медицины». Этот труд в то же время является и новым этапом развития медицины. Авиценна описал пузырчатку, крапивницу, импетигинозную экзему и провел диференциальный диагноз между чесоткой и почесухой. Многое из предписаний и требований Авиценны сохранило свое значение и по настоящее время. В 1572 г. появился первый учебник дерматологии (De morbis cuta-neis), написанный Иеронимом Меркуриалисом (Hieronimus Mercurialis). Болезни разделялись им по изменению цвета кожи, по изменению ее поверхности; сюда же относились и опухоли.Период развития дерматологии с XVI по XVIII век может быть назван эмпирическим. Дерматологические познания основаны на опыте; обобщающего нет или почти нет. Дерматология этого времени характеризуется созерцательным, а не активным, практическим отношением к болезням; она пассивно отображает существующие отношения, но не изменяет их.Созданные в конце XVIII века учебники Пленка (Plenk) и Лорри (Lorry) стоят уже выше по сравнению с учебником Меркуриалиса. Пленк (1776), предлагая свою классификацию болезней кожи, четко отличает морфологические элементы сыпи: maculae, papulae, vesiculae, bullae, pustulae, crustae, squamae, callositas, exeruoscentiae, ulcera cutanea, vulnera cutanea, insecta cutanea, morbi unguium, morbi pilorum.Становление научной Дерматология относится к концу 18 в. и началу 19 в. В 1776 австрийский врач И. Пленк, и в 1798 английский врач Р. Уиллен создали первоначальную классификацию кожных болезней, основанную на морфологическом принципе (т. е. на внешнем проявлении болезней). В 19 в. глава венской (немецкой) дерматологической школы Ф. Гебра и его ученик М. Капоши разработали патологоанатомическую классификацию кожных болезней (1845). Во Франции Ж. Алибер, затем А. Базен и А. Арди противопоставили концепции Ф. Гебры и М. Капоши гуморальную теорию возникновения дерматозов (т. е. через жидкости организма), послужившую затем основой патогенетического направления Дерматология Они установили также значение диатезов в происхождении кожных болезней. В конце 19 в. в связи с бурным развитием бактериологии на смену морфологическому пришло этиологическое (т. е. основанное на изучении причин) направление в Дерматология Во Франции Э. Видаль заложил основы экспериментальной Дерматология Изыскивались новые методы лечения кожных болезней (светолечение, рентгенотерапия и др.).

В 19 веке появляются первые научные дерматологические школы Европы и Северной Америки. Интенсивно продолжается разработка и выпуск новых пособий по дерматологии - с этим связаны имена англичан Уиллена и Вильсона, Пламба, Бейтмена, создавшего первый дерматовенерологический атлас. В 20 в. Дерматология развивалась главным образом в направлении экспериментально-клинического изучения внутренних закономерностей и механизмов развития дерматозов. Крупнейший немецкий дерматолог Й. Ядассон (1863--1936) разработал ряд важнейших вопросов в механизме развития различных дерматозов, кожных реакций, сенсибилизации аллергии и иммунитета в Дерматология. Прогрессу Дерматология в 20 в. способствовали успехи аллергологии, иммунологии, химии, биохимии, микробиологии, биологии и др. наук. Современная Дерматология детализирует учение о физиологии и строении кожи, изучает изменения её при различных нервных, эндокринных и др. нарушениях, аллергических и иммунологических сдвигах, некоторые вирусные, грибковые, опухолевые и др. заболевания кожи, обосновывает и внедряет в практику разнообразные методы их лечения.

В России дерматология долгое время носила характер народной медицины. В 18 веке начали применяться первые переводные иностранные руководства. До этого кожные болезни рассматривались как патологические изменения, связанные с состоянием нервной системы, внутренних органов и с воздействием. Основоположником Дерматология в России был А.Г. Полотебнов, который совместно с Т.П. Павловым, А.И. Поспеловым, В.В. Ивановым, П.В. Никольским и др. развивал физиологическое направление в Дерматология, изучал кожные заболевания, исходя из представления о коже как органе, имеющем тесную связь с целостным организмом. Т.П. Павлов, разрабатывавший идеи нервизма, сочетал клинико-диагностическое направление с тонким гистологическим анализом. Все работы П.В. Никольского пронизаны идеей целостности организма и физиологическим подходом к изучению кожных заболеваний. Большое значение для развития отечественной дерматологии сыграло открытие в Москве в 1869 году кафедры, специализирующейся на кожных заболеваниях, которая стала основой для создания Московской дерматологической школы. Среди имен, связанных с основанием и развитием дерматологии в России, традиционно называются Н.П. Мансуров, один из первых руководителей кафедры кожных заболеваний, А.И. Поспелов, основавший Московское общество дерматовенерологов, И.Ф. Зеленев, создавший первый отечественный журнал по дерматовенерологии «Русский журнал кожных и венерических болезней», и многие другие внешней среды.

Как самостоятельная дисциплина дерматология оформилась в 70-х годах прошлого века, когда сначала в Варшавском университете, а затем в Москве и Петербурге были созданы кафедры кожных и венерических болезней. До этого преподавание «болезней кожи и сифилиса» обычно поручалось доцентам кафедр терапии и хирургии.

Выдающиеся отечественные клиницисты М.Я. Мудров, С.П. Боткин, Г.А. Захарьин и А.А. Остроумов оказали огромное влияние на формирование отечественной дерматологии, характерной особенностью которой стало клиническое направление, рассматривающее болезни кожи в связи с заболеванием всего организма. Отмечавшаяся С.П. Боткиным, А.А. Остроумовым и другими учеными роль нервного фактора в генезе различных заболеваний нашла свое отражение и в дерматологии. Мысль о роли нарушений нервной системы в возникновении и развитии различных заболеваний была обоснована И.П. Павловым. А.Г. Полотебнов (1839--1907), читая курс дерматологии в Петербургской медико-хирургической академии, последовательно проводил идеи нервизма.

Из школы А.Г. Полотебнова вышло много дерматологов, развивавших идеи своего учителя. Так, М.И. Стуковенков (1843--1897), первый профессор дерматологии Киевского университета, посвятил свои многочисленные работы описанию ряда дерматозов и изучению роли нервной системы в патогенезе заболеваний кожи. Его ученику П.В. Никольскому (1858--1940) -- профессору Варшавского, а затем Ростовского университета -- принадлежит открытие и Описание признака отслойки эпидермиса при листовидной пузырчатке. П.В. Никольского можно считать пионером функционального направления в дерматологии.

Выдающимся представителем ленинградской школы был Т.П. Павлов (1860--1932), возглавлявший на протяжении 30 лет кафедру дерматовенерологии в Военно-медицинской академии. Среди его многочисленных учеников особо следует отметить профессора В.В. Иванова (1873--1931), основателя и редактора двух дерматологических журналов, замечательного педагога и крупнейшего клинициста, а также профессора А.И. Лебедева (1887--1923) -- первого заведующего кафедрой кожных и венерических болезней Туркестанского университета и автора первого отечественного руководства по гистопатологии кожи.

Ведущая роль в развитии не только отечественной, нон мировой венерологии принадлежит профессору В.М. Тарновскому (1837---1906), возглавлявшему с 1859 по 1898 год кафедру сифилидологии в Медико-хирургической академии и основавшему в 1885 г. первое в Европе научное общество дерматовенерологов. Первым заведующим кафедрой дерматологии клинического института усовершенствования врачей был О.В. Петерсен (1848-1919).

Основателем московской дерматологической школы был профессор А.И. Поспелов (1846-1916), издавший первый русский оригинальный учебник по кожным болезням и организовавший в 1891 г. Московское дерматологическое общество. Из его учеников выделяются С.Л. Богров (1878-1923) -- первый директор Государственного дерматовенерологического института (основан в 1921 г.), Е.С. Главче (1861--1919) -- организатор первой специальной кожно-венерологической поликлиники в Одессе, Г.И. Мещерский (1874--1936), возглавлявший кафедру кожных и венерических болезней в I Московском медицинском институте с 1925 по 1936 год, ин. А. Черногубов (1883--1942) -- заведующий кафедрой II Московского медицинского института.

Большую роль в развитии дерматовенерологии сыграли А.Г. Ге (1842--1907), И.Ф. Зеленев (1860--1918) -- редактор и издатель «Русского журнала кожных и венерических болезней» и П.С. Григорьев (1879--1940) -- автор известного руководства по кожным и венерическим болезням, выдержавшего девять изданий.

Много ценных работ по дерматологии написано земскими и военными врачами. Достаточно назвать П.Ф. Боровского, открывшего в 1898 г. (на 5 лет раньше Райта) возбудителя лейшманиоза кожи, Я.Н. Соколова (1896), описавшего возбудителя ришты (волосатика), и др.

Дерматология в России выделилась в самостоятельный раздел медицины позже, чем в Западной Европе, но вскоре заняла видное место в мировой дерматологической науке.

Отечественная дерматология избежала влияния венской и французской дерматологических школ и развивалась по собственному, принципиально отличному от западноевропейских школ, клинико-физиологическому направлению. Советский дерматолог В.В. Иванов (1837--1931) писал, что «русские дерматологи всегда отличались стремлением связывать поражения кожи с различными заболеваниями других органов, нервной системы и всего организма» (1913).

В настоящее время дерматология в России достигла достаточно высокого уровня развития: российские специалисты являются постоянными участниками международных и национальных конгрессов, проходят стажировки в ведущих медицинских центрах Европы и Америки. Кроме того, постоянно развивается взаимосвязь дерматологии с другими смежными с ней областями медицины.


Учитель:

С древних времен человека интересует окружающий мир. В особенности он сам. Отсюда и идет медицина. А дерматология одна из ветвей любопытства людей. В древности люди уже умели бороться с кожными болезнями, они их изучали, лечили, описывали. А в течении многих веков усовершенствовали лечение до не вероятного уровня(технологии, наука) . Современная дерматология шагнула далеко вперед. Новейшие методы диагностики позволяют определить причину и возбудителя заболевания, что необходимо для назначения эффективного лечения. Нередко причиной болезни кожи бывают патологические процессы внутри организма пациента, в таких случаях необходима консультация не только дерматолога, но и других специалистов.

Здоровье - это такое состояние, которое обеспечивает оптимальное взаимоотношение организма с окружающей средой и способствует активизации всех видов жизнедеятельности человека (трудовой, хозяйственной, бытовой, рекреационной, социолизаторской, планирования семьи, медико-социальной и др.). Всемирная организация здравоохранения определяет здоровье как «состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезни или физических дефектов». Имеются другие определения, среди которых здоровье индивидуума рассматривается как динамическое состояние сохранения и развития его биологических, физиологических и психических функций, оптимальной трудоспособности и социальной активности при максимально продолжительной и активной жизни.

Основными критериями, характеризующими общественное здоровье, являются:

- медико-демографические (рождаемость, смертность, естественный прирост, младенческая смертность, частота рождения недоношенных детей, ожидаемая средняя продолжительность жизни);

- заболеваемость (общая, инфекционная, с временной утратой трудоспособности, по данным медицинских осмотров, основными неэпидемическими заболеваниями, госпитализированная);

- первичная инвалидность;

- показатели физического развития;

- показатели психического здоровья.

Все критерии оцениваются в динамике. Важным критерием оценки здоровья населения следует считать индекс здоровья, то есть долю не болевших на момент исследования (в течение года и т. д.). Можно учитывать долю лиц с хроническими формами заболеваний, часто и длительно болеющих и др.

Сведения о состоянии здоровья (заболеваемости) можно получить на основании проведенных медицинских осмотров, обращаемости населения за медицинской помощью, результатов специальных выборочных исследований, данных о причинах смерти и др.

При оценке здоровья население распределяется по группам здоровья:

1-я группа (здоровые) - это лица, которые не имеют жалоб, хронических заболеваний в анамнезе, функциональных отклонений и органических изменений;

2-я группа (практически здоровые) - лица, у которых имеются хронические заболевания в стадии стойкой ремиссии, функциональные изменения в органах и системах, не влияющие на их деятельность и трудоспособность;

3-я группа - больные хроническими заболеваниями в стадии компенсации, субкомпенсации или декомпенсации.

В настоящее время проблема анализа качества жизни населения в целом и состояние его здоровья приобретает достаточно четко выраженный прикладной акцент. Благодаря тому, что современная медицина опирается в своем развитии на другие отрасли естествознания и, в частности, на биологию, физиологию, биохимию, генетику, физику, электронику и инженерное дело, она с каждым годом делается все могущественнее и постепенно обретает полную власть над человеческим организмом.

В этом содружестве медицины с другими отраслями знания и состоит важнейшая сторона современного этапа ее развития. Медицинская наука так разрослась, она настолько раздвинула свои возможности, что теперь ни одна отрасль промышленности, сельского хозяйства, строительства, транспорта, связи, космических исследований, воспитания детей и многое другое не может обходиться без ее советов и непосредственного участия. А сегодня мы познакомились с медициной еще ближе. Спасибо всем выступавшим!!!

Краткое описание документа:

День медработника – это профессиональный праздник, который в 2014 году приходится на следующую дату - 15 июня. Праздник день медицинского работника принято отмечать каждое третье воскресенье июня. Учрежден данный праздник был в 80 году 20 века. На сегодняшний день – праздник день медицинского работника в нашей стране – это праздник тех, кто связал свою профессию с медициной, кто посвятил себя сохранению здоровья и жизни людей. Отметим также, что этот профессиональный праздник принято отмечать не только в России, но также и в Белоруссии и на Украине. Вообще труд медиков сложно переоценить, ведь каждый день они спасают жизни тысячи людей. Основные черты медицинских работников – это профессионализм и самоотверженность, верность своему делу, и конечно милосердие.Праздник день медицинского работника отмечают все те люди, которые имеют отношение к сохранению здоровья людей – это медсестры и врачи, технологи и инженеры, которые создают медицинское оборудование и лекарственные препараты, фармацевты и химики, санитары и лаборанты, и так далее. Среди всех людей, практически нет таких, кто бы ни обращался за помощью к врачам. Именно по этой причине можно смело утверждать, что день медика уже давно вышел за рамки профессионального праздника. В этот день работники медицинских учреждений подводят итоги своего нелегкого труда, радуются своим успехам и достижениям.
Автор
Дата добавления 15.06.2014
Раздел Биология
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров495
Номер материала 127058061504
Получить свидетельство о публикации

"Инфоурок" приглашает всех педагогов и детей к участию в самой массовой интернет-олимпиаде «Весна 2017» с рекордно низкой оплатой за одного ученика - всего 45 рублей

В олимпиадах "Инфоурок" лучшие условия для учителей и учеников:

1. невероятно низкий размер орг.взноса — всего 58 рублей, из которых 13 рублей остаётся учителю на компенсацию расходов;
2. подходящие по сложности для большинства учеников задания;
3. призовой фонд 1.000.000 рублей для самых активных учителей;
4. официальные наградные документы для учителей бесплатно(от организатора - ООО "Инфоурок" - имеющего образовательную лицензию и свидетельство СМИ) - при участии от 10 учеников
5. бесплатный доступ ко всем видеоурокам проекта "Инфоурок";
6. легко подать заявку, не нужно отправлять ответы в бумажном виде;
7. родителям всех учеников - благодарственные письма от «Инфоурок».
и многое другое...

Подайте заявку сейчас - https://infourok.ru/konkurs


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ


Идёт приём заявок на международный конкурс по математике "Весенний марафон" для учеников 1-11 классов и дошкольников

Уникальность конкурса в преимуществах для учителей и учеников:

1. Задания подходят для учеников с любым уровнем знаний;
2. Бесплатные наградные документы для учителей;
3. Невероятно низкий орг.взнос - всего 38 рублей;
4. Публикация рейтинга классов по итогам конкурса;
и многое другое...

Подайте заявку сейчас - https://urokimatematiki.ru

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх