Инфоурок / Русский язык / Другие методич. материалы / Ономастическое пространство сказок А.С.Пушкина (работа на конкурс-защиту МАН)

Ономастическое пространство сказок А.С.Пушкина (работа на конкурс-защиту МАН)

Курсы профессиональной переподготовки
124 курса

Выдаем дипломы установленного образца

Заочное обучение - на сайте «Инфоурок»
(в дипломе форма обучения не указывается)

Начало обучения: 22 ноября
(набор групп каждую неделю)

Лицензия на образовательную деятельность
(№5201 выдана ООО «Инфоурок» 20.05.2016)


Скидка 50%

от 13 800  6 900 руб. / 300 часов

от 17 800  8 900 руб. / 600 часов

Выберите квалификацию, которая должна быть указана в Вашем дипломе:
... и ещё 87 других квалификаций, которые Вы можете получить

Получите наградные документы сразу с 38 конкурсов за один орг.взнос: Подробнее ->>

библиотека
материалов

50


hello_html_m38e6dc53.gifВведение

Сказка - жанр, известный в устной и письменной речи - фольклоре и литературе. Для народной сказки характерна особая структура сказочного образа. В изображении персонажей наблюдается тенденция к типизации, обобщению и даже абстрагированию, что вообще является характерной чертой произведений фольклора. В 1880-е годы в русской классической литературе активно обрабатываются фольклорные сюжеты. Авторами литературной сказки явились В.А. Жуковский, А.С. Пушкин, П.П. Ершов, В.И. Даль, М.Е. Салтыков-Щедрин, Н,С. Лесков, А.Н. Толстой и др. Особую актуальность в ряду проблем, связанных с рассмотрением художественного текста, приобретает вопрос именований литературных героев. Ономастическая лексика позволяет открывать в художественных текстах новые оттенки смыслов, вследствие чего творения мастеров слова воспринимаются многограннее, ярче, полнее. Изучение литературной ономастики имеет давнюю традицию в русском языкознании. О ней писали В.Г. Белинский, Н.А. Добролюбов, А.В. Луначарский, и др. В современном языкознании вопросы использования семантического разнообразия имени собственного в писательском словаре рассматриваются в работах В.А. Никонова, А.В. Суперанской, О.И. Фоняковой, В.Н. Михайлова, С.И. Зинина, Э.Б. Магазаника и др. Проблемы взаимодействия онимической и апеллятивной лексики в контексте художественного произведения рассматривались лишь в единичных, небольших по объему работах [В.Б. Дорогая, 1985], проводились небольшие исследования систем именований персонажей русской литературной и народной сказок первой половины XIX в. Крайне мало лингвистических работ, посвященных рассмотрению имен сказочных персонажей (Т.Н. Кондратьева, М.Н. Морозова, Н.К. Фролов). Различна степень изученности сказок русских писателей: по произведениям одних авторов имеется обширная литература, сказки других не рассматривались вовсе. На материале русской литературной сказки первой половины XIX в. помимо частных исследований написан фундаментальный труд обобщающего характера - книга И.П. Лупановой «Русская народная сказка в творчестве писателей первой половины XIX века» [Петрозаводск, 1959], в которой прослеживается эволюция отношения к фольклору в русском обществе, показан различный характер использования фольклорно-сказочного материала писателями; особое внимание уделено автором фольклорным источникам сказок писателей, где она, отступив от формального сличения сюжетных схем и мотивов, показывает, что источниками могут быть признаны те произведения, идейный смысл и образы которых оказали решающее влияние как на постановку поэтом определенной художественной задачи, так и на ее творческое воплощение.

Большим вкладом в рассмотрение вопросов литературной сказки и ее связи с фольклорной является работа Т.Г. Леоновой «Русская литературная сказка XIX века в ее отношении к народной сказке» [Томск, 1982], где рассматривается жанр литературной сказки в историческом развитии. В литературной сказке определяющим является авторское начало. Следовательно, сюжетно-композиционная структура не всегда следует традициям фольклорной устойчивости, в подаче характеров персонажей присутствует индивидуализация, образная система произведения обусловлена художественным методом писателя, при этом обязательно наличие фольклорных элементов.

Актуальность работы вытекает из целесообразности изучения антропонимии литературной сказки в начальный момент ее становления, когда фольклорные и литературно обработанные тексты были достаточно близки друг другу, в совокупности отражая русскую национальную духовную культуру. Имя персонажа литературной сказки актуализирует смысловое содержание слова, включая его в определенный семантический ряд. При этом имена персонажей литературных сказок, прообразами которых являются имена героев фольклорных текстов, остаются вымышленными именами, поэтому они выполняют свою обычную функцию индивидуализации лица, служа параллельно известному обобщению. Именно синтез конкретного и отвлеченного создает образ сказочного персонажа, который воспринимается нашим сознанием через его наименование.

Актуальность работы объясняется также особым вниманием современного языкознания к проблемам лингвистики текста, к изучению семантической структуры слова, что, как известно, привело к корректировке статуса имени собственного как одной из номинативных единиц языка. Материалом исследования послужили личные имена, прозвища, нарицательный именослов персонажей сказок А.С. Пушкина.

Актуальностью данного вопроса обусловлен выбор темы исследования: «Ономастическое пространство сказок А.С.Пушкина»

Цель работы - исследование объема и содержания ономастического пространства сказок А.С.Пушкина; определение специфики, роли и функции имен собственных, являющихся одним из языковых средств создания художественных образов.

Объект исследования – тексты сказок А.С.Пушкина

Предмет исследования - именования персонажей в текстах сказок А.С.Пушкина, то есть совокупность наименований героев - личных собственных имен, прозвищных наименований и нарицательного именослова. Нередко нарицательные имена существительные служат единственным номинативным знаком персонажа. В центре нашего внимания - описание процессов обозначения лица именем собственным и именем нарицательным в сказках А.С.Пушкина.

Задачи исследования:

1.Рассмотреть систему литературных именований героев сказок Пушкина.

2.Выявить тематические группы именований героев сказки.

3.Определить их функции в сказках.

Метод исследования: лингвистический анализ текстов сказок А.С.Пушкина

РАЗДЕЛ 1. ОНОМАСТИЧЕСКАЯ ЛЕКСИКА В ЛИТЕРАТУРНОЙ

СКАЗКЕ

    1. Литературная сказка как жанр

Как известно, литературная сказка уходит корнями в сказку народную. Жанровые особенности литературной сказки состоят в ее отличии от народной. Литературная сказка - явление многомерное, с одной стороны сохраняющее, благодаря законам жанра, преемственность по отношению к сказке народной, а с другой - подверженное всевозможным влияниям, среди которых важнейшие - влияние исторической эпохи и влияние авторской воли.

Определим, что подразумевалось под термином "сказка" в первой половине XIX века, почему авторы называли свои произведения "сказками", какие жанровые черты присущи литературной сказке XIX века.

Прежде всего, сказка - это эпическое, чаще всего прозаическое произведение с установкой на вымысел, произведение с фантастическим сюжетом, условно-фантастической образностью, устойчивой сюжетно-композиционной структурой и ориентированной на слушателя формой повествования [ 4].

Литературную сказку можно в полной мере назвать художественным произведением, обладающим сложной структурой. В науке нет единого мнения относительно числа элементов этой структуры, однако большинство ученых выделяют четыре ее основных элемента:
- Идейное или идейно-тематическое содержание;
- Композиция в совокупности с сюжетом;
- Образная система;
- Язык (речевой стиль)

В ряде работ сюда включают также и художественный метод. Согласно иерархическим законам элементы содержательного плана (в данном случае идейное или идейно-тематическое содержание), называемые также стилеобразующими факторами, определяют форму и систему элементов плана выражения (у нас это - система образов, композиция и сюжет, язык), которые получили название носителей стиля. Художественный метод, по мнению А.И.Домашнева [2 ], также относится к стилеобразующим факторам художественного произведения, поскольку метод подчиняется мировоззрению художника, и различия в художественном методе неизбежно сказываются на элементах плана выражения. Так, например, особенности художественного восприятия действительности писателем, его художественный метод сказываются на языке произведения. Однако в дальнейшем мы не будем останавливаться на этом аспекте литературных сказок, поскольку для избранных нами в качестве объекта анализа произведений характерен один - романтический - художественный метод.

Определим специфические черты литературной сказки.

Идейное или идейно-тематическое содержание литературной сказки, прежде всего, определяется автором произведения, в отличие от сказки народной. В связи с этим следует затронуть вопрос об индивидуальном и коллективном началах в народной и литературной сказке. В фольклоре творчество, конечно же, принадлежит отдельным людям, но оно передает массовое мировоззрение и массовую психику. Приметы индивидуального творчества составляют наименее ценное в фольклоре и, как правило, не удерживаются им, тогда как при оценке авторского творчества особое значение имеют черты, характеризующие произведения того или иного автора. Личное, субъективное может выражаться по-разному: в стиле, в композиционном построении произведения, в характеристиках героев и т.д.
Кроме этого, литературная сказка, как плод трудов определенного человека, принадлежащего определенному времени, несет в себе современные этой эпохе идеи, отражает современные ей общественные отношения, тогда как сказка народная, передающаяся из поколения в поколение и живущая на протяжении многих веков, сохраняет отпечаток архаичных форм миропонимания (сказки связаны прежде всего с мифом) и архаичных социально-экономических отношений.

Композиция и сюжет. Говоря о сюжетно-композиционной структуре народных сказок, необходимо остановиться на закономерностях построения народных волшебных сказок, выведенных В.Я. Проппом. Основываясь на понимании сюжета, как комплекса мотивов или повторяющихся элементов-функций действующих лиц, Пропп выделил 31 функцию действующих лиц, в комбинацию которых укладывается любая волшебная сказка. Элементы-функции действующих лиц волшебной сказки не обязательно присутствуют в каждой волшебной сказке, в силу закона перемещаемости, о котором В. Я. Пропп упоминает в своей работе "Морфология сказки". "Сказки обладают одной особенностью - составные части одной сказки без всякого изменения могут быть помещены в другую сказку. Это закон перемещаемости, специ-фическая особенность каждой волшебной сказки" [5, 34]; но любая из этих функций обязательно присутствует в какой-то из волшебных сказок.
Однако такого строго обозначенного сценария мы не найдем в литературной сказке, которая отличается от народной тем, что имеет определенного автора и уже не принадлежит к фольклорным жанром. В литературных сказках мы найдем в своеобразном переплетении характерные для народных волшебных сказок ясность и тайну, проявления чудесного в разных формах, причем не только в осязаемом мире. Чудесное может указывать на психологическую и моральную сложность человека, чудесному может придаваться духовное значение.

Таким образом, для творческой фантазии создателя литературной сказки представлен полный простор, что не мешает авторам использовать традиционные функции героев.
Что же касается сюжетов народных и литературных сказок, то здесь также наблюдаются серьезные различия. Как известно, с давних пор предпринимались попытки классифицировать все известные народные сказки, объединив в группы их на основе схожести сюжетов. Эти попытки увенчались успехом, и в результате современная наука располагает указателями сказочных сюжетов (указатель Аарне - Андреева). Таким образом, сюжеты народных сказок являются традиционными и в какой-то мере заданными, в то время как сюжет литературной сказки всецело зависит от вымысла автора, что, как уже указывалось, не мешает писателям обращаться к народной традиции, как к источнику вдохновения.

Образная система. Одним из жанрообразующих признаков народной сказки является установка на сознательный вымысел. Наличие фантастики обусловливает особые свойства образности в народных сказках. На каждом шагу мы сталкиваемся с необычными свойствами самых обыкновенных людей, которые волей судьбы оказываются в невероятных ситуациях. Фантастические существа, животные, наделенные человеческими качествами, и чудесные предметы не сходят со страниц, будоражащих воображение.
Особая структура сказочного образа в народных сказках проявляется:
- в тенденции к раскрытию типового содержания в изображении персонажей путем обобщения и даже абстрагирования;
- в стабильности персонажей;
- в постоянстве их функций;
- в лаконичности портретных и психологических характеристик персонажей, которые раскрываются полнее в поступках и диалогах;
- построение сюжета на двух-трех главных героях, ограниченное количество героев;
Важную роль играет постановка персонажа в фантастическую ситуацию, совершение персонажем фантастических, сказочных действий. Именно дейст-вие можно назвать основным законом сказки, а движение сюжета в действиях и диалогах персонажей - ее структурным стержнем.
Структура сказочного образа героев литературной сказки резко отличаются от образности в народных сказках по всем вышеперечисленным пунктам. В литературной сказке находят свое отражение следующие тенденции:
- индивидуализация сказочного героя. Часто у него есть полное имя (то есть имя и фамилия), автор сказки сообщает читателям подробности его жизни;
- в литературных сказках бесчисленное множество персонажей, тогда как в рамках народной традиции принято переносить персонажей из одной сказки в другую, часто даже с сохранением функции героя;
- постоянство функций в литературной сказке также нарушено. Герой по ходу действия может переходить из разряда положительных в категорию отрицательных и наоборот;
- портретные и психологические характеристики в литературных сказках играют важную роль для понимания образа героя. Автор старается обосновать действия персонажей, объясняя их особенностями характера. Поэтому характеристики героев занимают значительное место в литературной сказке.
- пожалуй, основное действие литературной сказки действительно строится на небольшом количестве главных героев, однако, система и иерархия героев значительно усложняется, появляется много "побочных", второстепенных героев;

Таким образом, структура сказочного образа литературной сказки существенно отличается от структуры сказочного образа в сказке народной.

Язык (речевой стиль). Одним из основных элементов структуры литературного произведения является язык, или речевой стиль. В данной работе мы будем пользоваться определением стиля, данным З.И. Хованской [12,8], а именно:
Стиль - это специфический способ реализации целевой установки, наиболее характерной для того или иного типа общения.
В области литературной коммуникации целевая установка представлена эстетическим намерением писателя, которое, воплощаясь в художественной структуре произведения, оказывается в основе его эстетической функции. Способ реализации эстетической функции включает использование всех доступных средств, начиная от системы художественных образов и общего построения произведения, и заканчивая использованием языковых средств. Исходя из этого, можно утверждать, что в фольклорной сказке стиль практически отсутствует, так как она является формой коллективного творчества, а в литературной стилю отводится важная роль.

























1.2.Ономастическое пространство художественного произведения

Ономастическим пространством художественного произведения (ОПХП) следует считать совокупность всех поэтонимов, которые встречаются в художественном произведении.

Границы ономастического пространства в поэтической ономастике могут быть расширены за счет объединения художественных произведений по определенному жанру или временному срезу. Можно очертить ономастическое пространство художественных произведений одного писателя или группы авторов. Границы ОПХП определяются характером и объектом проводимых ономастических исследований. Важно не только выявление отдельных поэтонимов, раскрытие их характеристик и роли в создании образности, но и определение их взаимосвязи в контексте художественного произведения.

Ономастическое пространство художественных произведений выступает подсистемой общей образной системы художественного произведения, с одной стороны, а с другой — отражает специфику авторского творчества, жанровых и стилевых различий, соотнесенность содержания художественного произведения с эпохой изображения и временем создания произведения и т. д. ОПХП отчетливо проявляется при анализе эпических художественных произведений или нескольких небольших произведений одного или группы писателей.

Ономастическое пространство художественного произведения позволит наиболее полно представить ономастическую систему, к которой прибегает писатель, даст возможность показать сложные взаимоотношения поэтонимов в конкретном художественном тексте, их становление, развитие и функционирование с учетом индивидуально-авторского стиля и общих закономерностей литературного языка.

Функционирование в художественных текстах поэтических антропонимов, топонимов, зоонимов и других онимов, которые сами могут в отдельности быть самостоятельным объектом изучения, дают основания объединять их в самостоятельные ономастические поля в составе общего ОПХП.

Поэтонимы, входящие в определенное семантическое поле, более конкретно раскрывают свои признаки, одновременно сохраняя определенную экспрессивно-логическую связь с поэтонимами других ономастической полей в границах единого ономастического пространства художественного произведения.

Ономастическое пространство художественного произведения не является абсолютным компонентом художественного произведения.

Количественный показатель не играет первостепенной роли в определении специфики ономастического пространства художественного произведения. Количество единиц ономастического пространства не имеет абсолютной зависимости от величины художественного текста. Количество поэтонимов мотивировано во многих случаях целями и задачами художественного произведения.

Системность позволяет выявить мотивы отбора поэтонимов, а также описать и раскрыть их стилистические возможности в конкретном ономастическом пространстве художественного произведения. Ономастическое пространство художественного произведения может включать разнообразные поэтонимы, без учета их активного или пассивного функционирования в национальной ономастике. В ОПХП включаются и заглавия произведения. «Называя литературное произведение, мы имеем в виду не то, как выглядит книга, а ее содержание», – делает вывод А. В. Суперанская [10,201]. Такие признаки, как статичность, замкнутость и антропоцентричность ономастического пространства художественного произведения, позволяют рассматривать его как самостоятельное, автономно функционирующее явление, в котором значительна роль автора художественного произведения как творца, созидателя. Автор в процессе работы над художественным произведением проявляет волю при первичном создании поэтонимов, в основном опираясь на национальный ономастикон. Но по завершении творческой работы он не волен вторгаться в созданное им ономастическое пространство.

На стабильность системных отношений в ОПХП влияет один из важных признаков поэтической ономастики: ее вторичность по отношению к национальной ономастике. Этот принцип способствует приданию допустимой достоверности художественного текста даже при описании самых нереальных событий, в основном характерных для фантастических произведений. Таким образом, ономастическое пространство художественного произведения выполняет не только важную структурно-организующую функцию, но и несет наиболее общую многостороннюю лингвистическую информацию. Ономастическое пространство структурно охватывает часть словаря языка писателя, характеризует его авторскую индивидуальность и уровень мастерства.
















1.3.Смысловая нагрузка сказочных имен собственных

Имя собственное играет важную роль в нашей жизни и имеет очень большое значение в художественной литературе вообще, в сказках особенно. Художественное произведение - это особая сфера функционирования имен собственных. В тексте слова соотнесены с реальной и изображаемой действительностью, с современным литературным языком и языком художественного произведения. Это способствует тому, что читатель как бы заново воссоздает ассоциативные связи слова, что, в свою очередь, способствует переосмыслению его семантики, пониманию авторского замысла произведения: слова, как известно, обозначают одновременно объективную действительность и художественный мир, созданный писателем. В этом отношении имена собственные являются ценнейшим компонентом в системе средств художественной выразительности.

Сказочные имена собственные несут определённую смысловую нагрузку, поэтому их изучение становится особенно увлекательным. Подбирая имена, автор ориентируется на общепринятую формулу, с помощью которой можно передать информацию о социальном, национальном, возрастном положении именуемого лица. Кроме того, состав и сочетание антропонимов зависит и от социальной и эстетической позиции автора художественного текста, от общей культуры писателя и культуры той среды, в которой живет персонаж.

Несмотря на то, что имена собственные подробно рассматривались А.В. Суперанской в работе «Общая теория имени собственного», а сказки исследовались В.Я. Проппом в монографии «Исторические корни волшебной сказки», на сегодняшний день работы, связывающие два этих понятия, не затрагивают тексты сказок А.С.Пушкина. А.В. Суперанская разрабатывала общую теорию имени собственного безотносительно к сказкам. В.Я. Пропп определил формулу сказки, выделил общие для всех сказок составляющие.

Имена героев авторских сказок могут быть функционально опосредованы. Искусственно созданные имена собственные называются фиктонимами то есть именами, употребляющимися в художественных произведениях; объектами, созданными творчеством художника. Применение их окказионально[3, 65].

Особенно часто фиктонимы применяются в литературных сказках, так как сказочные герои необычны по внешнему виду, поведению, происхождению, а обычные или общеупотребительные имена собственные не могут в полной мере этого отразить. Поэтому авторам приходится изобретать новые имена, подходящие персонажам. В реальной жизни подобные имена не приживаются из–за своей экзотичности и малопонятности [5].

Имена героев авторских сказок функционально опосредованы.

В авторских сказках присутствуют все виды имен собственных:

1. Обычные «естественные» имена, которые перенесены автором в литературное произведение: Иванушка, Василиса, Елена и др.

2. Книжные имена, изучение которых только начинается в поэтической ономастике. Их можно разделить на две неравнозначные группы в зависимости от функциональных особенностей:

а) Имена собственные, составленные авторами по существующим моделям. Эти имена собственные сохраняют основную функцию, определяющую их

языковую сущность и своеобразие: они называют предмет мысли, соотносятся с конкретным персонажем или объектом, локализуя его во времени и пространстве;

б) Книжные имена, которые совмещают в себе характеристики собственных и нарицательных имен. Они характеризуют предмет обычно с иронической или сатирической стороны.

Искусственные имена собственные, функционирующие в сказках, имеют совершенно иные способы создания. Для номинации героев и создания их образов авторы сказок пользуются такими стилистическими приемами [9,52-53]:

- использование метафор;

- персонификация, которая будучи разновидностью метафоры, способствует наделению животных, растений и т.п. человеческими качествами;

- использование гиперболы или намеренного преувеличения имеет целью юмористическую характеристику персонажа;

- игра слов всегда отмечалась исследователями, как наиболее интересный стилистический прием. Игра слов может осуществляться на уровне омофонов;

- антономазия - использование имен собственных в качестве нарицательных или использование описательных фраз вместо имени собственного. Специфическим случаем антономазии могут являться говорящие фамилии.

Говорящие имена - это имена, которые содержат в себе намек на определенную черту характера своего носителя. Читатель также может столкнуться с такими именами в сказках, которые содержат в себе аллюзию на поговорку или пословицу.

- значительным фонетическим приемом является ономатопея или звукоподражание.

- аллюзия представляет собой прием, который помогает поддерживать связь между реальным и вымышленным мирами в литературной сказке. Очень часто авторы сказок апеллируют к известным историческим личностям.

Успех и эффективность использования стилистических приемов зависит от следующих факторов: коммуникативных способностей читателя; пресуппозиций, как автора, так и читателя, которые в идеале должны совпадать; общих фоновых знаний.




Выводы по 1 разделу

Ученые выделяют четыре основных элемента структуры литературной сказки:
- Идейное или идейно-тематическое содержание;
- Композиция в совокупности с сюжетом;
- Образная система;
- Язык (речевой стиль)

Ономастическим пространством художественного произведения (ОПХП) следует считать совокупность всех поэтонимов, которые встречаются в художественном произведении.

Имя собственное играет важную роль в нашей жизни и имеет очень большое значение в художественной литературе вообще, в сказках особенно. Художественное произведение - это особая сфера функционирования имен собственных. В тексте слова соотнесены с реальной и изображаемой действительностью, с современным литературным языком и языком художественного произведения. Это способствует тому, что читатель как бы заново воссоздает ассоциативные связи слова, что, в свою очередь, способствует переосмыслению его семантики, пониманию авторского замысла произведения: слова, как известно, обозначают одновременно объективную действительность и художественный мир, созданный писателем. В этом отношении имена собственные являются ценнейшим компонентом в системе средств художественной выразительности.

Имена героев авторских сказок функционально опосредованы.

В авторских сказках присутствуют все виды имен собственных:

обычные «естественные» имена, книжные имена, изучение которых только начинается в поэтической ономастике, выдуманные автором имена.

Для номинации героев и создания их образов авторы сказок пользуются различными стилистическими приемами, успех которых зависит от различных факторов взаимодействия автора и читателя.

РАЗДЕЛ ІІ.ФУНКЦИОНАЛЬНО - СТИЛИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

ИМЕНОВАНИЙ ПЕРСОНАЖЕЙ В ТЕКСТАХ СКАЗОК

А.С.ПУШКИНА

1.1. Система именований героев сказок Пушкина

Литературная сказка основывается на фольклорной, т.е. в основе своей имеет те образные средства, которые присущи народной сказке, поэтому традиционный сказочный образ стал определенным образцом для сказки литературной. Эволюция жанра от фольклорной сказки к сказке литературной, сопровождаемая новым мировоззрением, художественными приемами оказала влияние на антропонимическую систему сказочных произведений. Проанализируем состав, семантику, структуру, формы и варианты наименований персонажей сказок А.С.Пушкина, их функции и способы введения в текст.

1.Амур и Гименей

Имя персонажа

Контекст, в котором имя

упоминается

Слепой мальчик

Слепого мальчика с повязкой…


Феб

Помилуй, Феб!


Амур

Амур совсем, друзья, не слеп…


Эрот

Безумие ведет Эрота…


Гименей


Идет проказник к Гименею...

А что такое Гименей?


Вулкан

Он сын Вулкана молчаливый,

Холодный, дряхлый и ленивый…


Гимен

Гимена скучные дозоры

Сам от беспечного Гимена

Он охраняет тайну дверь...


Елена

Пойми меня, мой друг Елена,

И мудрой повести поверь!


2.ЖЕНИХ

Наташа= Невеста

Три дня купеческая дочь

Наташа пропадала;


К Наташе стали приступать.

Наташа их не слышит…


Наташа стала, как была,

Опять румяна, весела…


Он, поравнявшись, поглядел,

Наташа поглядела…

Наташа помертвела.


Наташа плачет снова.

И более ни слова…


Ступай благополучно,

Моя Наташа, под венец:

Одной в светелке скучно.


Наташа к стенке уперлась

И слово молвить хочет —

Вдруг зарыдала, затряслась,

И плачет, и хохочет.

Крушится, охает семья.


Опомнилась Наташа

И говорит: «Послушна я,

Святая воля ваша.

«Изволь, Наташа, ангел мой!


Невеста красная моя…


Прославилась Наташа!

Молодец = Жених= Сударь= Злодей

Лихая тройка с молодцом.

Конями, крытыми ковром,

В санях он, стоя, правит,

И гонит всех, и давит.


Собою парень молодец,

И статный, и проворный,

Не вздорный, не зазорный.

Жених дрожит, бледнея;


Постой, сударь, не кончен он.

Вот и жених — и все за стол…


Злодей девицу губит,

Ей праву руку рубит…


Злодей окован, обличен

И скоро смертию казнен.


Братья, девица

На первом месте брат большой,

По праву руку брат меньшой,

По леву голубица

Красавица-девица.

Крик, хохот, песни, шум и звон,

Разгульное похмелье...


Девица

Пир весело бушует,

Лишь девица горюет.


Глядит на девицу-красу,

И вдруг хватает за косу…


3. СКАЗКА О ЗОЛОТОМ ПЕТУШКЕ

Царь-Дадон-Царь Дадон-старый царь-отец народа- государь

славный царь Дадон…


Тут соседи беспокоить

Стали старого царя,

Страшный вред ему творя…


Инда плакал царь Дадон…


Таковой им царь Дадон

Дал отпор со всех сторон.


Вот однажды царь Дадон

Страшным шумом пробужден…

«Царь ты наш! отец народа! —

Возглашает воевода, —

Государь! проснись! беда!


Царь к востоку войско шлет,

Старший сын его ведет.


Царь скопца благодарит…


Нет Дадону донесенья.


Царь скликает третью рать.


Не встречает царь Дадон.


Царь Дадон к шатру спешит…


Пировал у ней Дадон.


Царь умолк, ей глядя в очи…


И она перед Дадоном…


Всех приветствует Дадон…


Крайне царь был изумлен.


Плюнул царь: Так лих же: нет!


Царь хватил его жезлом…


Царь, хоть был встревожен сильно,

Усмехнулся ей умильно.


И царю на темя сел,


С колесницы пал Дадон —

Охнул раз, — и умер он.

Соседи – лихие

гости




Золотой петушок-

верный сторож
















Мудрец-звездочет-скопец- мой отец(Дадона)- старец



Справят здесь, — лихие гости

Идут от моря.


Вот мудрец перед Дадоном



Стал и вынул из мешка

Золотого петушка.


Петушок опять кричит…


Петушок угомонился.


Петушок кричит опять -2 раза


Петушок опять утих.


Петушок спорхнул со спицы

Вмиг тогда мой петушок…


Царь к окошку, — ан на спице,

Видит, бьется петушок,

Верный сторож …

Вот он с просьбой о помоге

Обратился к мудрецу,

Звездочету и скопцу.


Весь как лебедь поседелый,

Старый друг его, скопец.


«Царь! — ответствует мудрец, —

Разочтемся наконец.


«А, здорово, мой отец, —

Молвил царь ему, — что скажешь?

«Что ты? — старцу молвил он, —

Говорит мудрец в ответ.


Сам себя ты, грешник, мучишь;


Убирайся, цел пока;

Оттащите старика!


Сыновья Дадона= оба сокола













Старичок хотел заспорить…

Сына он теперь меньшого

Шлет на выручку большого;


Перед ним его два сына

Без шеломов и без лат

Оба мертвые лежат,



Царь завыл: «Ох, дети, де

Горе мне! попались в сети

Оба наши сокола!



Девица-Шамаханская царица- царица














девица,

Шамаханская царица.


И с девицей молодой

Царь отправился домой.


За Дадоном и царицей…


Подари ж ты мне девицу,

Шамаханскую царицу…

И зачем тебе девица?


Содрогнулась, а девица —

Хи-хи-хи да ха-ха-ха!

Не боится, знать, греха.


А царица вдруг пропала,

Будто вовсе не бывало

4.СКАЗКА О ПОПЕ И РАБОТНИКЕ ЕГО БАЛДЕ







Поп


















Балда - работник – Балдушка – Балда-мужичок

Жил-был поп,
Толоконный лоб.


Поп говорит Балде: “Ладно.
Не будет нам обоим накладно.


Поп ни ест, ни пьёт, ночи не спит..

Только поп один Балду не любит…

Бедный поп


Стало на сердце попа веселее.


Прыгнул поп до потолка;

Лишился поп языка;

Вышибло ум у старика.




Навстречу ему Балда

Идёт, сам не зная куда.


Поп ему в ответ: “Нужен мне работник:

Повар, конюх и плотник.

Балда говорит: “Буду служить тебе славно,
Усердно и очень исправно,
В год за три щелка тебе по лбу.


Начал он глядеть на Балду посмелее.

Вот он кричит: “Поди-ка сюда,

Верный мой работник Балда.


Балда, с попом понапрасну не споря,
Пошёл, сел у берега моря;


“Балдушка, погоди ты морщить море,
Оброк сполна ты получишь вскоре.

“Здравствуй, Балда мужичок;
Какой тебе надобен оброк?


Засмеялся Балда лукаво:
“Что ты это выдумал, право?


А Балда наделал такого шуму…

А Балда над морем опять шумит
Да чертям верёвкой грозит.

“Нет, - говорит Балда, -
Теперь моя череда,

Сел Балда на кобылку верхом
Да версту проскакал, так что пыль столбом.

Где тебе тягаться со мною,
Со мною, с самим Балдою?


Идёт Балда, покрякивает,
А поп, завидя Балду, вскакивает…

А Балда приговаривал с укоризной:

“Не гонялся бы ты, поп, за дешевизной”.

Попадья-баба

Попадья Балдой не нахвалится..


Вот он попадье признаётся:
“Так и так: что делать остаётся?”

Ум у бабы догадлив,
На всякие хитрости повадлив.
Попадья говорит: “Знаю средство,
Как удалить от нас такое бедство:
Закажи Балде службу, чтоб стало ему невмочь,
А требуй, чтоб он её исполнил точь-в-точь.

Поповна

Поповна о Балде лишь и печалится,

Попенок

Попёнок зовёт его тятей;
Кашу заварит, нянчится с дитятей.

Черти







Старый Бес – дед

Слушай: платить обязались черти
Мне оброк по самой моей смерти;


Черти стали в кружок,
Делать нечего - черти собрали оброк
Да на Балду взвалили мешок.


Вот из моря вылез старый Бес:
“Зачем ты, Балда, к нам залез?” -

Испугался бесёнок да к деду,
Рассказывать про Балдову победу,


Беса старого взяла тут унылость.

Внук-бесенок- вражонок

Погоди, вышлю к тебе внука”.

Вынырнул подосланный бесёнок,
Замяукал он, как голодный котёнок:

Ты, бесёнок, ещё молоденек,
Со мною тягаться слабенек;

Условия сам назначу,
Задам тебе, вражонок, задачу.


Бедненький бес
Под кобылу подлез…


А Балда ему: “Глупый ты бес,
Куда ж ты за нами полез?

Зайка – меньшой брат(Балды) – братец – меньшой Балда

Подожди-ка моего меньшого брата”.


Пошёл Балда в ближний лесок,
Поймал двух зайков, да в мешок.


Это было б лишь времени трата.
Обгони-ка сперва моего брата.


“Братец мой любимый,
Устал, бедняжка! отдохни, родимый”.


Обогнал меня меньшой Балда!”

Балда его тут отыскал,
Отдал оброк, платы требовать стал.




5.СКАЗКА О ЦАРЕ САЛТАНЕ, О СЫНЕ ЕГО СЛАВНОМ И МОГУЧЕМ БОГАТЫРЕ КНЯЗЕ ГВИДОНЕ САЛТАНОВИЧЕ И О ПРЕКРАСНОЙ ЦАРЕВНЕ ЛЕБЕДИ

Три девицы: царица-сестры

Три девицы под окном

«Здравствуй, красная девица, -

Говорит он, - будь царица

И роди богатыря

Мне к исходу сентября.


Вы ж, голубушки-сестрицы,

Выбирайтесь из светлицы,

Поезжайте вслед за мной,

Вслед за мной и за сестрой:

Будь одна из вас ткачиха,

А другая повариха».


В кухне злится повариха,

Плачет у станка ткачиха,

И завидуют оне

Государевой жене.


Царь

И в светлицу входит царь,

Стороны той государь.


В сени вышел царь-отец.

Все пустились во дворец.


Царь Салтан за пир честной

Сел с царицей молодой;


Царь Салтан, с женой простяся,

На добра-коня садяся,


«Царь велит своим боярам,

Времени не тратя даром,


В царство славного Салтана...»


К славному царю Салтану;


Видеть я б хотел отца».


Царь Салтан зовет их в гости,


Царь Салтан сидит в палате


Царь Салтан гостей сажает

Царь Салтан дивится чуду;

Молвит он: «Коль жив я буду,

Чудный остров навещу,

У Гвидона погощу».


Чуду царь Салтан дивится,


Диву царь Салтан дивится,


Едет батюшка сюда

Царица


И царица над ребенком

Как орлица над орленком;


И царицу и приплод

Тайно бросить в бездну вод».


Словно горькая вдовица,

Плачет, бьется в ней царица;

И растет ребенок там

Не по дням, а по часам.

День прошел, царица вопит...


Мать с младенцем спасена;

Землю чувствует она.

Мать и сын идут ко граду.

И свекровь свою ведет.

Сестры:ткачиха с поварихой

А ткачиха с поварихой,

Со сватьей бабой Бабарихой,


Тетке прямо в правый глаз.

Повариха побледнела,

Обмерла и окривела.



Князь Гвидон – дитя-царевич

А дитя волну торопит:

«Ты, волна моя, волна!


В тот же день стал княжить он

И нарекся: князь Гвидон.


Князь Гвидон зовет их в гости,

А сидит в нем князь Гвидон;



Сын на ножки поднялся,

В дно головкой уперся,

Мать и сын теперь на воле;


К милой матушке своей.


«Государыня-родная!


А комар-то злится, злится-

И впился комар как раз


«Распроклятая ты мошка!

Мы тебя!..»


Изумился князь Гвидон.


В муху князь оборотился,


А Гвидон-то злится, злится...


Шмелем князь оборотился,


Волна

И послушалась волна:

Тут же на берег она

Бочку вынесла легонько

И отхлынула тихонько.


А царевич и царица,

Целый день проведши так,

Лечь решились натощак.


«Здравствуй, князь ты мой прекрасный!


«Грусть-тоска меня съедает,

Одолела молодца:


Будь же, князь, ты комаром».


«Здравствуй, князь ты мой прекрасный!

Лебедь

Бьется лебедь средь зыбей,

Коршун носится над ней;


Лебедь белая плывет.


За морем царевна есть,


Лебедь около плывет,

Злого коршуна клюет,



И царевичу потом

Молвит русским языком:

«Ты, царевич, мой спаситель,

Мой могучий избавитель,



Ты не лебедь ведь избавил,

Девицу в живых оставил;


Улетела лебедь-птица,


Лебедь белая плывет.


Выбрал я жену себе,

Дочь послушную тебе,


Коршун

Коршун в море кровь пролил,

Лук царевич опустил;

Смотрит: коршун в море тонет

И не птичьим криком стонет,



Ты не коршуна убил,

Чародея подстрелил.


Корабельщики - гости

-Чем вы, гости, торг ведете….


-Ой вы, гости-господа,

Корабельщики в ответ…

Остров Буян

Мимо острова Буяна,


Море Окиян

По морю по Окияну


Белка

Видит, белочка при всех

Золотой грызет орех,


Слуги белку стерегут,

Служат ей прислугой разной-

И приставлен дьяк приказный

Строгий счет орехам весть;


Тридцать три богатыря- красавцы молодые - великаны

Тридцать три богатыря,

С ними дядька Черномор. Все красавцы удалые,


Эти витязи морские

Мне ведь братья все родные.


Все красавцы молодые,

Великаны удалые,

Все равны, как на подбор;

Старый дядька Черномор

С ними из моря выходит



6.СКАЗКА О МЕРТВОЙ ЦАРЕВНЕ И СЕМИ БОГАТЫРЯХ


Царь - царь-отец

Царь с царицею простился,


Воротился царь-отец.


Царь женился на другой.


Долго царь был неутешен…


царь дал слово


Тужит бедный царь по ней.

Царица - мать

Бог даёт царице дочь.


Мать брюхатая сидела…

Новая жена (царица)

молодица
Уж и впрямь была царица…


-Ты, царица, всех милее,
Всех румяней и белее.


Вот царица, наряжаясь
Перед зеркальцем своим …


Как царица отпрыгнёт…


А царевна, подбираясь,
Поднялася на крыльцо


Царица злая…


В тот же день царица злая…


И царица умерла

Зеркальце - мерзкое стекло

-Свет мой, зеркальце! Скажи…


-Ах ты, мерзкое стекло!


-Здравствуй, зеркальце! Скажи…


Царевна - красавица-душа - невеста молодая – дочка царская - девица – красавица-девица – хозяюшка - дитятко

Но царевна молодая…


-Но царевна всех милее,
Всех румяней и белее…


Весть царевну в глушь лесную


Что? - сказала ей царица. -
Где красавица девица?”


- Дочка царская пропала!


За красавицей душой,
За невестой молодой …


Но невеста молодая…


И царевна очутилась
В светлой горнице;


Видит девица, что тут
Люди добрые живут;


Дом царевна обошла…


А царевна молодая
Всё в лесу; не скучно ей
У семи богатырей.


А хозяюшкой она


-Девица,
Знаешь: всем ты нам сестрица


Иль царевну погубить


Раз царевна молодая


Ох ты, дитятко, девица!


Кушай яблочко, мой свет!


Перед мёртвою царевной…


Труп царевны молодой


пред мёртвою сестрой…


За невестою своей….


Дочка царская жива!


И царевну повстречала.


И с невестою своей
Обвенчался Елисей

Королевич Елисей

Королевич Елисей…


-Мне всех милей
Королевич Елисей.


Свет ты мой, -….

Чернавка - старушонка – нищая черница - бабушка

Позвала к себе Чернавку…


С царевной
Вот Чернавка в лес пошла


нищая черница …

-Бабушка, постой немножко…


Старушонка хлеб поймала…

Семь богатырей

Входят семь богатырей,
Семь румяных усачей.


Старший молвил:

Коль ты старый человек,
Дядей будешь нам навек.
Коли парень ты румяный,
Братец будешь нам названый.
Коль старушка, будь нам мать,
Так и станем величать.
Коли красная девица,
Будь нам милая сестрица”.


-Молодцы честные,
Братцы вы мои родные, -
Им царевна говорит…


Женихи ей поклонились…


Милых братьев поджидая


Братья в горести душевной

Враги: сорочины, татары, черкесы

Сорочина в поле спешить…


У татарина отсечь…


Пятигорского черкеса


Пес

сердито под крыльцом
Пёс залаял…


Пёс проклятый одолел

Он, лесного зверя злей,
На старуху.


-Что, Соколко, что с тобою?

Яблочко

И к царевне наливное,
Молодое, золотое,
Прямо яблочко летит...



Солнышко - красно солнце

-Свет наш солнышко! Ты ходишь
Круглый год по небу, сводишь
Зиму с тёплою весной,
Всех нас видишь под собой.


Красно солнце отвечало, -
Я царевны не видало.


Месяц

- Месяц, месяц, мой дружок,
Позолоченный рожок!
Ты встаёшь во тьме глубокой,
Круглолицый, светлоокий,
И, обычай твой любя,
Звёзды смотрят на тебя.
Аль откажешь мне в ответе?
Не видал ли где на свете
Ты царевны молодой?


Ветер

- Ветер, ветер! Ты могуч,
Ты гоняешь стаи туч,
Ты волнуешь сине море,
Всюду веешь на просторе,
Не боишься никого,
Кроме бога одного.


7. СКАЗКА О РЫБАКЕ И РЫБКЕ


Старик

Жил старик со своею старухой…


Удивился старик…


- Чего тебе надобно, старче?


Выпросил, дурачина, корыто!


Воротись, дурачина, ты к рыбке…


-Чего тебе надобно, старче?"
Ей старик с поклоном отвечает:

На чём свет стоит мужа ругает:
-Дурачина ты, прямой простофиля!


Как ты смеешь, мужик, спорить со мною


Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука…


Царедворцев за мужем посылает…


Старуха

Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.


Воротился старик ко старухе…


Старика старуха забранила:
-Дурачина ты, простофиля!


У старухи новое корыто.
Ещё пуще старуха бранится…


Ещё пуще старуха бранится,
Не даёт старику мне покою:
Избу просит сварливая баба…


Старуха сидит под окошком


На крыльце стоит его старуха


Пуще прежнего старуха вздурилась


Говорит старик своей старухе:
Здравствуй, барыня-сударыня дворянка!


На него прикрикнула старуха…


Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.


Со мною, дворянкой столбовою?


Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей…


-Здравствуй, грозная царица!


Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою…


Золотая рыбка

Как взмолится золотая рыбка!


-Бог с тобою, золотая рыбка!


Смилуйся, государыня рыбка…


Отвечает золотая рыбка


Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила…


-Смилуйся, государыня рыбка!



8.СКАЗКА О МЕДВЕДИХЕ

Медведиха

Выходила медведиха…


Села медведиха под белой березою…

Как завидела медведиха …. Заревела медведиха


За медведиху бросалися,

А медведиха осержалася


-Вот тебе, жена, подарочек,

Что медвежия шуба в пятьдесят рублев…


Про свою ли сударушку,

Черно-бурую медведиху.

- Ах ты свет моя медведиха,

На кого меня покинула.


Уж как мне с тобой, моей боярыней,

Веселой игры не игрывати…


Медвежата

Стали медвежата промеж собой играть.


Со милыми детушками медвежатами…


Стала кликать малых детушек,

Своих глупых медвежатушек.


Медвежатушки испугалися


А что вот тебе другой подарочек,

Трои медвежата по пять рублев


Милых детушек не родити,

Медвежатушек не качати…


Мужик

Мужика со рогатиной….


Медведь

Дошли вести до медведя черно-бурого,

Что убил мужик его медведиху…


В ту пору медведь запечалился…


Вдовца печального,

Вдовца горемычного?


Лесные звери

Прибегал туто волк дворянин,

Приходил тут бобр, торговый гость,

Приходила ласточка дворяночка,

Приходила белочка княгинечка,

Приходила лисица подьячиха,

Приходил скоморох горностаюшка,

Приходил байбак тут игумен,

Прибегал тут зайка-смерд,

Приходил целовальник еж…





2.2. Функции поэтонимов

Поэтонимы сказок А.С. Пушкина мотивированы не только объективно – принадлежностью соответствующей сказки к типу литературно-фольклорных или индивидуально-творческих сказок, но и субъективно, потому что являются воплощением авторского замысла.

С учетом содержания поэтонимов в ономастических пространствах сказок А.С.Пушкина можно выделить следующие тематические группы ИС: антропонимы; имена антропоморфных персонажей; номинации, олицетворяющие силы природы ; ИС фантастических персонажей; топонимы; зоонимы; названия неодушевленных предметов.

Тематические группы ИС

Примеры

Антропонимы


ИС героев мифов

Наташа, королевич Елисей, князь Гвидон, царь Дадон, царь Салтан

Феб, Амур, Эрот, Гименей, Вулкан, Елена


Номинации, олицетворяющие силы природы

Волна, Красно Солнце, Ветер, Месяц

Имена антропоморфных персонажей

Поп, Попона, Попадья, Царь, Царевич, Царевна, Мудрец,

Звездочет, Балда, Черти, Старый Бес, Бесенок, Корабельщики, Старик, Старуха, Чернавка, Богатыри, Братья, Жених, Ткачиха, Повариха, Барбариха, Мужик


ИС фантастических персонажей

Шамаханская царица, дядька Черномор

Топонимы

ИС, образованные на основе топонимиии

Остров Буян, море Окиян

Сорочины, татары, черкесы

Зоонимы

Лебедь, Коршун, Пес, Зайка, Медведь, Медведиха, Медвежата, Волк, Бобр, Ласточка, Белочка, Лисица,

Горностай, Байбак, Еж, Золотой Петушок, Золотая Рыбка

Названия неодушевленных предметов

Зеркальце, яблочко

Имена антропоморфных персонажей свидетельствуют о динамике плана содержания антропонимов при вторичном их употреблении в художественном контексте. В этих случаях на номинативную функцию накладывается метафорическая функция: имя становится метафорическим знаком. Основой метафорического употребления имени является фоновое знание. Свойством имен-метафор является переплетение архетипической символики, сказочных коннотаций и индивидуально-творческой метафорической символики. Имена-метафоры синхронно реализуют свойства и номинации, и образного средства. Видимо, этим и объясняется наибольшее количество таких антропонимов в исследуемых текстах сказок.

Онимы сказок А.С.Пушкина являются менее свернутыми в смысловом плане (не имеют сложной семантической структуры, в отличие от части поэтонимов народных сказок) и служат одной цели – воплощению и раскрытию авторского замысла. Животные – это аллегорическое изображение человеческих типов и характеров. Поэтому большинство именований животных представлены реальными антропонимами или построены по антропоморфным моделям.

По соотнесенности антропонимов с реальной ономастикой в сказках А.С.Пушкина выделяются три группы ИС: вымышленные (созданные), реальные и перенесенные из текстов русских народных сказок,мифов и т.д. ИС.

Употребление перенесенных имен обусловлено тематической, жанровой и стилистической спецификой сказок и является закономерным явлением.

Группы антропонимов по соотнесенности с реальной ономастикой

Примеры

Вымышленные (созданные)

Балда, Шамаханская царица


Реальные

Елисей, Наташа


Перенесенные из текстов русских народных сказок,мифов и т.д.

Царь Дадон,Феб, Амур, Эрот, Гименей, Вулкан, Елена, Лебедь ,царь Гвидон, царь Салтан


Некоторые интертекстуальные поэтонимы перенесены из русских народных сказок ( Дадон, Буян, Медведь) .Такие поэтонимы представляют собой имена-символы.

Рассмотренные поэтонимы свидетельствуют о динамике плана содержания антропонимов при вторичном их употреблении в художественном контексте. В этих случаях на номинативную функцию накладывается метафорическая функция: имя становится метафорическим знаком. Основой метафорического употребления имени является фоновое знание. Свойством имен-метафор является переплетение архетипической символики, сказочных коннотаций и индивидуально-творческой метафорической символики. Имена-метафоры синхронно реализуют свойства и мифологического знака, и образного средства.

Таким образом, антропонимика сказок А.С.Пушкина включает в себя дохристианские, христианские имена, заимствованные и вымышленные имена собственные. Особенностью сказок А.С.Пушкина является синтез в одной сказке сюжетов различных источников и разных имен. Например, в «Сказке о царе Салтане …» Салтан и Гвидон – из народной сказки о Бове Королевиче, Лебедь и Барбариха – из древнерусских стихотворений Кирши Данилова.

























2.3. Семантика имени как основа функции наименований героев

сказок А.С.Пушкина

Рассмотрим функционирование антропонимов в соответствии с их семантическими характеристиками. Большинство антропонимов имеют дополнительные компоненты, которые позволяют распределить исследуемые антропонимы на такие группы:

ЛСГ

Пример антропонима

Внешний признак

невеста молодая, жених, сыновья Дадона – оба сокола, поп - толоконный лоб

Умственные способности

мудрец – звездочет – скопец, злодей

Физические способности

Молодец

Социальная принадлежность

Князь- царевич, царь, царица-мать, , дочка царская, старый царь, отец народа, государь, Девица - Шамаханская царица ,Балда-мужичок, , попадья – баба, поповна, попенок

Профессия, род занятий

Ткачиха, Повариха, Корабельщики, хозяюшка,Чернавка, нищая черница, лихие гости, соседи, , Балда-работник,

Животные

Лебедь, Коршун, Золотой петушок – верный сторож, Зайка – меньшой брат, меньшой Балда, Прибегал туто волк дворянин, бобр- торговый гость, ласточка -дворяночка, белочка- княгинечка, лисица- подьячиха,

скоморох- горностаюшка, байбак- игумен,

зайка-смерд, целовальник- еж


Явления природы

Волна, Солнышко – Красно Солнце

Родовая принадлежность

Сестры, дитя, царь-отец, старушонка, братья

Предметы

Зеркальце – мерзкое стекло,яблочко.


Анализ показывает, что чаще всего во время первого введения имени героя в текст сказки в авторском языке употребляется его полное (официальное) имя, а по мере разворачивания сюжета употребляются бытовые, народно-разговорные, метафорические формы имен, часто употребляются также оценочные формы. Многочисленные оценочные формы собственных имен и наименований героев сказок демонстрируют разнообразие средств, которые А.С.Пушкин использует для наименования персонажей, а также свидетельствует о поступательном развитии русского языка, в том числе и антропонимии как его подсистемы.

Наименования персонажей выполняют различные функции, среди которых: номинативная, экспрессивная, функция социальной легализации, функции переименований героя в соответствие с изменением сюжета. В случае саморепрезентации героя и введения героя в сказочное пространство происходит совмещение функций номинативной с указательной и экспрессивной с функцией обращения. Функция социальной легализации Пушкиным используется более унивесально, чем это принято, например, в народных сказках: расширяется диапазон собственных имен при наименованиях царь, король, князь, а также сам перечень социальных наименований. Наименования героев сказок, кроме специфических черт, отражают особенности русской языковой системы начала 19 века. Несмотря на ориентацию литературных сказок на народнопоэтические традиции, именно А.С.Пушкин создал основы литературной сказки, которые позже оформились в определенные литературно-сказочные традиции.




Выводы по 2 разделу

Имя персонажа в художественном тексте служит средством художественного обобщения и может считаться особой стилистической категорией.

Система литературных именований в совокупности и взаимодействии своих элементов отражает образ персонажа, формирует одновременно его характер, нацеливает на сравнение с именем персонажа народной сказки.

В силу антропоцентричности сказок А.С.Пушкина особую актуальность приобретает вопрос о средствах представления персонажей-людей, языковых приемах прорисовки их образов. Этим обусловлено обращение к проблеме системного именования персонажей.
Именование персонажа является элементом, входящим в образную систему художественного произведения как особая стилистическая категория, которая формируется в результате творческого преломления семантических свойств лексики, выступающей в качестве номинации действующего лица. Система именований персонажей подвергается описанию, характеристике и довольно четкой классификации, помогает проследить эволюцию языковых и художественных явлений в рамках жанра, имеет набор определенных функций. Стилистическая роль именования заключается в том, что оно, оказываясь семантическим центром частного контекста, становится средством художественного обобщения. Эта функция основывается на характере предметной и понятийной соотнесенности слов этого разряда – соотнесенности именования с образом персонажа, которая обнаруживается в процессе объективации того или иного содержательного понятия. Такое стилистическое функционирование слов со значением лица сказывается на характере преобразования их общеязыковой семантики и формировании в тексте особых разновидностей художественного значения – значений нарицательных именований и имен собственных. Своеобразие художественного значения имени собственного основывается на его соотнесенности с единичным понятием – образом персонажа в сказке. Сущностные и отличительные характеристики лица, составляющие значение имени собственного, и складываются в пределах этого единичного понятия, которое объединяет и обобщает в себе основные стадии развития образа персонажа. Художественным средством выражения такого сообщения часто становится экспрессия внутренней формы имени собственного. Выделяется пять тематических групп апеллятивных именований героев сказки – по внешнему признаку, умственным способностям, физическим качествам, социальной принадлежности, профессии, роду занятий, животные, явления природы, по родовой принадлежности, названия предметов. Антропонимы выполняют в текстах сказок А.С.Пушкина определенные функции: номинативную, экспрессивную, функцию социальной легализации, функцию переименований героя в соответствие с изменением сюжета, номинативная соотносится с функцией антропонимов в художественном тексте вообще, экспрессивная является специфичной для сказок А.С.Пушкина.

Что касается речевого функционирования, именования лица активно вовлекаются в ценностные системы, связанные, в первую очередь, с выражением межличностных и социальных отношений. Это ведет к тому, что у слова, обозначающего человека (имени собственного или имени нарицательного), развивается круг устойчивых экспрессивно-смысловых связей с другими именованиями, в результате чего полная картина номинативного процесса предстает только в частной системе именований. Системные отношения между обозначениями одного и того же персонажа в тексте сказок складываются на основе авторской идеи образа. Именования персонажей отражают речевые особенности литературной сказки на лексическом и стилистическом уровнях, а также впитывает в себя фольклорные традиции именования, отражающие, в свою очередь, реальный ономастикон. Таким образом, имя сказочного персонажа является связующим звеном, проводником между замыслом автора и воплощенной идеей произведения, вымыслом и реальностью, историческим прошлым и настоящим.

ВЫВОДЫ

Проведенное исследование позволяет считать наименование персонажа элементом, входящим в образную систему сказочного произведения как особую лексико-семантическую и функционально-стилистическую категорию, которая формируется в результате творческой изменения семантических свойств и функционально-стилистических характеристик лексической единицы, которая выступает как номинация действующего лица. Базой для наименований сказочных героев служат реальные существительные. Наличие специфических черт в системе именования персонажей сказок способствует выделению «сказочной» антропонимии как признака жанра сказки.

Своеобразие антропонимии в сказках А.С.Пушкина наблюдается:

-в наименовании персонажей как своего рода универсалии народного и литературного сказочного произведения;

- в типично сказочной структуре именования персонажей в виде имени с приложением и атрибутивных словосочетаний.

К приемам создания и использования наименований действующих лиц в литературной сказке относятся: 1) синтез имен (фольклорных, авторских, собственно сказочных), 2) ономастическая игра (создание имен с «прозрачной» семантикой, на основе созвучия и соотношении имен и общих компонентов, возведение общих названий в ранг собственных и т. п.), 3) введение сквозных персонажей.

В сказках А.С Пушкина именования персонажей выполняют разные функции (номинативную, социальной легализации, экспрессивную), функцию социальной легализации автор использует более «универсально»: расширяется диапазон имен при наименованиях царь, король, князь, а также сам диапазон социальной принадлежности. Имя сказочного персонажа является связующим звеном, проводником между замыслом, воплощенной идеей произведения, вымыслом и реальностью, историческим прошлым и современной действительностью.

Описание сказочной антропонимии открывает перспективы исследования всего сказочного ономастической пространства, в том числе и заголовочного комплекса, с более детальным анализом по жанрам и периодам развития литературной сказки.

В 1830-е годы, в пушкинский период эволюции жанра, были упорядочены, отточены языковые и стилевые черты русской литературной сказки. Проходивший в эту эпоху процесс демократизации русского языка проявился в ориентации литературы на народность. На языковом уровне это выражается в использовании разговорной, просторечной, диалектной, народнопоэтической лексики. Наблюдается тенденция упрощения синтаксических конструкций. Особую значимость имеет общая стилевая картина сказки в этот период, поскольку она содержит некие базовые приемы организации лингвостилистического пространства жанра текста, используемые в дальнейшем авторами сказок. Стиль сказок А.С. Пушкина ровный, литературный.

Самым существенным отступлением пушкинских сказок от типа народной сказки была стихотворная форма, которую придал поэт этому прозаическому народному жанру.

Пушкиным созданы сказки двух типов. В одних («Сказка о попе и работнике его Балде», «Сказка о медведихе» и «Сказка о рыбаке и рыбке») Пушкин стремится воспроизвести не только дух, сюжеты и образы народного творчества, но и народные формы стиха (песенного, поговорочного), языка и стиля. Сказки о попе и о медведихе написаны подлинно народным стихом, «Сказка о рыбаке и рыбке» — стихом, созданным самим Пушкиным и близким по своему строению к некоторым формам народного стиха. Поэт здесь как бы перевоплощается в народного сказителя. Мы не найдем в этих сказках ни одного слова, ни одного оборота, чуждого народной поэзии.

Остальные сказки («О царе Салтане», «О мертвой царевне», «О золотом петушке») написаны более «литературно» — литературным, равномерным стихом (четырехстопный хорей с парными рифмами); Пушкин употребляет в них литературные поэтические выражения и обороты, хотя по общему духу, мотивам и образам они полностью сохраняют свой народный характер.

Пушкин хорошо знал, что многие сказочные сюжеты или отдельные мотивы существуют в устном творчестве разных народов, переходят, видоизменяясь, от одного к другому. Поэтому он, подобно настоящему народному сказителю, брал, когда это было нужно, то или иные мотивы, детали сюжета из иноязычного фольклора, чудесным образом превращая их в подлинно русские. Немало вносил он в сказки и своего собственного: по-своему изменял народный сюжет, упрощал или усложнял его, вводил свои образы (золотой рыбки, царевны-Лебеди и т. п.).

В своих сказках Пушкин использовал элементы и других жанров народной поэзии — песен, заговоров, причитаний. Таковы, например, заклинание Гвидона, обращенное к волне, или королевича Елисея — к солнцу, месяцу и ветру, напоминающие плач Ярославны из «Слова о полку Игореве».

Сказки Пушкина — не простое переложение в стихи подлинных сказок, а сложный по своему составу жанр. Пушкин выступает в них и как реконструктор испорченной в устной народной передаче народной сказки, и как равноправный участник ее создания.











Литература

1.Горбачева, О. Г. Имена героев пушкинских сказок: два Черномора [Текст] /

О. Г. Горбачева // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Русская филология». – 2007. – № 3 –– С. 71–73.

2.Домашнев А.И., Шишкина И.П., Гончарова Е.А. Интерпретация

художествен-ного текста. - 2-е изд., доработанное. - М.: Просвещение, 1989.

- 208 с.

3.Карпенко М.В. Ономастика в художественной литературе // Ономастика.

Проблемы и методы. / Отв. ред. А.В. Суперанская. М., 1976 .- 112с.

4.Леонова Т.Г. Русская литературная сказка XIX века в ее отношении к народной сказке – Томск : издательство Томского университета, 1982. - 198 с.

5.Пропп В.Я. Морфология сказки. - Изд. 2-е. - М.: Главная редакция восточной литературы издательства "Наука", 1969. - 168 с.

6.Пушкин А.С. Сочинения в трёх томах. Т. III. — М., 1986.

7.Сванидзе А. Сказка — ложь, да в ней намёк… // Знание-сила. 2000 № 11. — С. 98.

8.Сказка о Бове Королевиче / Переложение С. Сметанина. — Сургут, 1999.

9.Создание литературных имен собственных с помощью стилистических приемов Дьякова Т. В. Альманах современной науки и образования, № 2 (21) 2009, часть 3.- С. 52-53

10.Суперанская А. В. Общая теория имени собственного. М., Наука. 1973. –201 c.

11.Фадеева Т.М. Античные и кельтские истоки "Сказки о царе Салтане…" //
Петербургский Рериховский сборник. Вып. IV. — СПб., 2001. — С. 9, 12.

12.Хованская З.И.Стилистика русского языка. - М.: Высшая школа, 1984. - 314 с.









Самые низкие цены на курсы переподготовки

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 50% скидки при обучении на курсах профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок", но в дипломе форма обучения не указывается.

Начало обучения ближайшей группы: 22 ноября. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (10% в начале обучения и 90% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru


Краткое описание документа:

"Описание материала:

Сказка - жанр, известный в "устной и письменной речи - фольклоре и литературе.

Особую актуальность в ряду проблем, связанных с рассмотрением художественного текста, приобретает вопрос именований литературных героев.

С учетом содержания поэтонимов в ономастических пространствах сказок А.С.Пушкина можно выделить следующие тематические группы ИС: антропонимы; имена антропоморфных персонажей; номинации, олицетворяющие силы природы; ИС фантастических персонажей; топонимы; зоонимы; названия неодушевленных предметов.

По соотнесенности антропонимов с реальной ономастикой в сказках А.С.Пушкина выделяются три группы ИС: вымышленные (созданные), реальные и перенесенные из текстов русских народных сказок, мифов и т.д. ИС.

Выделяются тематические группы именований героев сказки: по внешнему признаку, умственным способностям, физическим качествам, социальной принадлежности, профессии, роду занятий,а также животные, явления природы, по родовой принадлежности и названия предметов.

Антропонимика сказок А.С.Пушкина включает в себя дохристианские, христианские имена, заимствованные и вымышленные имена собственные.

Особенностью сказок А.С.Пушкина является синтез в одной сказке сюжетов различных источников и разных имен. Наименования персонажей выполняют различные функции, среди которых: номинативная, экспрессивная, функция социальной легализации, функция переименования героя в соответствие с изменением сюжета.

Проведенное исследование позволяет считать наименование персонажа элементом, входящим в образную систему сказочного произведения как особую лексико-семантическую и функционально-стилистическую категорию.

Наличие специфических черт в системе именования персонажей сказок способствует выделению «сказочной» антропонимии как признака жанра сказки.

Описание сказочной антропонимии открывает перспективы исследования всего сказочного ономастической пространства.

Наименования героев сказок, кроме специфических черт, отражают особенности русской языковой системы начала 19 века.

Несмотря на ориентацию литературных сказок на народнопоэтические традиции, именно А.С.Пушкин создал основы литературной сказки, которые позже оформились в определенные литературно-сказочные традиции.

Общая информация

Номер материала: 136438071111
Курсы профессиональной переподготовки
124 курса

Выдаем дипломы установленного образца

Заочное обучение - на сайте «Инфоурок»
(в дипломе форма обучения не указывается)

Начало обучения: 22 ноября
(набор групп каждую неделю)

Лицензия на образовательную деятельность
(№5201 выдана ООО «Инфоурок» 20.05.2016)


Скидка 50%

от 13 800  6 900 руб. / 300 часов

от 17 800  8 900 руб. / 600 часов

Выберите квалификацию, которая должна быть указана в Вашем дипломе:
... и ещё 87 других квалификаций, которые Вы можете получить

Похожие материалы

Получите наградные документы сразу с 38 конкурсов за один орг.взнос: Подробнее ->>