Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Физика / Другие методич. материалы / Доклад: «Валентин Глушко»
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • Физика

Доклад: «Валентин Глушко»

библиотека
материалов

Урюпина Людмила Сергеевна, учитель физики ГОУ Пушкинский лицей № 1500

Валентин Глушко

 «Счастлив тот, кто нашёл свое призвание,
     способное поглотить все его помыслы и
     стремления, заполнить всю его жизнь
     чувством радости творческого труда.
     Дважды счастлив тот, кто нашёл свое призвание
     еще в отроческие годы. Мне выпало это
     счастье. Жизненный путь, выбор решений на крутых
     поворотах, каждодневные поступки - все
     подчиняется одной мысли: приблизит ли это к
     заветной цели или отдалит?..»
     (В.П.Глушко, «Путь в ракетной технике»)


     12 апреля 2011 года весь мир отмечал пятидесятилетие первого полета человека в космос. Наш соотечественник Юрий Алексеевич Гагарин за 108 минут облетел Землю на космическом корабле "Восток", созданном под руководством главного конструктора С. П. Королева Но был еще один главный конструктор, причастный к становлению российской космонавтики. Это академик Валентин Петрович Глушко. Созданные им жидкостные ракетные двигатели подняли в космос первый спутник Земли, Юрия Гагарина и практически все боевые ракеты, спроектированные в конструкторских бюро С. П. Королева, М. К. Янгеля и В. П. Челомея. По дороге в космос Валентин Петрович Глушко шел всю жизнь. Больше сорока лет он возглавлял НПО "Энергомаш", которое теперь носит его имя. Именно Глушко вывел объединение в лидеры мирового ракетного двигателестроения. Сегодня "Энергомаш" не утратил своих позиций. Здесь производят жидкостные ракетные двигатели большой мощности для ракет-носителей, в том числе для морского старта. Объединение успешно участвует и в международных космических программах. Одна из них - российско-американский проект "Атлас-3", который осуществляется в сотрудничестве с аэрокосмическим концерном "Локхид - Мартин".

2 сентября 2012 года исполнилось 104 года со дня рождения академика Валентина Глушко, выдающегося российского изобретателя, внесшего неоценимый вклад в развитие отечественное двигателе- и ракетостроение. По мнению ведущих специалистов, в том числе и генерального конструктора НПО "Энергомаш" академика Бориса Каторгина, «Все однозначно отмечают, что Глушко безусловно внес совершенно выдающийся вклад в развитие отечественного ракетного двигателестроения и ракетостроения вообще». По его словам «Решения, придуманные им, позволили нашей стране сделать в послевоенные годы такой скачок, что она стала лидером в освоении космического пространства и вообще заняла лидирующее место в ракетно-космической промышленности». В конечном итоге это позволило достичь паритета с США в военной и в космической областях.

Имя Сергея Павловича Королева мир узнал после полета Юрия Гагарина в 1961 году. А имя Валентина Петровича Глушко до сих пор остается малоизвестным. Кто же такой Валентин Глушко?



hello_html_4708f5c2.jpg

На I и II ступенях корабля "Восток", поднявшего в космос первого космонавта планеты Ю. А. Гагарина, были установлены ракетные двигатели РД-107 и РД-108 производства НПО "Энергомаш".


hello_html_m33dcbdf2.jpg

         В.П. Глушко – основоположник отечественного жидкостного ракетного двигателестроения, один из пионеров и творцов ракетной техники, бессменный руководитель ГДЛ-ОК (газодинамическая лаборатория опытно-конструкторское бюро). На всех ракетах-носителях, летавших в космос, установлены мощные двигатели, разработанные под руководством В.П. Глушко.

Наиболее интересным и самым непонятным в человеческой жизни являются мотивы тех или иных его поступков, а так же те факторы, которые побудили того или иного исторического деятеля совершить тот или иной шаг. Почему, казалось в очевидной (с нашей точки зрения) ситуации, он поступил так не обдуманно, когда (опять же нам с нашей, сегодняшней, точки зрения) ясно, что поступать надо было совсем по-другому, а именно.
Только что закончившаяся гражданская война, принесшая с собой не только голод и ежеминутную угрозу смерти, но еще и неуверенность в завтрашнем дне. В полностью разоренной Одессе постепенно возрождается новая жизнь. Город полон бандитов и комиссаров. Идут повальные облавы и обыски.  В этих условиях, немного пришедшая в себя семья Петра Леонтьевича Глушко из пяти человек (отец, мать и трое детей), начала задумываться о том, как выжить в этой ситуации. И вот ищущий себя мальчик, не знающий чем заняться, и потому слоняющийся от безделья по городу забредает в городскую библиотеку. Из автобиографии Валентина Глушко: «В этом близком моему сердцу городе прошла половина моего детства, отрочество и наступила юность, здесь сложилось все, однозначно определившее цель моей жизни». Весной 1921 года я прочел «Из пушки на Луну», а затем «Вокруг Луны». Эти произведения Жюля Верна меня потрясли. Во время их чтения захватывало дыхание, сердце колотилось, я был как в ударе и был счастлив. Стало ясно, что осуществлению этих чудесных полетов я должен посвятить всю жизнь без остатка… Я понимал, что для того, чтобы приступить к осуществлению полетов, необходимы большие знания, путь к которым лежит через школу и высшее учебное заведение…»

Решив для себя, чему он посвятит жизнь, Валентин стал читать литературу по астрономии и обращать внимание на купола обсерваторий, находившихся в городе. По совету своего отца, он зашел в 1-ую государственную народную астрономическую обсерваторию Губсовпартшколы, где был благосклонно встречен ее руководством и начал свои занятия не только по наблюдению за планетами, но еще и по пропаганде идеи межпланетных путешествий. 14-летним мальчиком был создан кружок юных мироведов, состоявший из 120 школьников. Каким даром убеждения надо было обладать, чтобы увлечь такое количество сверстников далекими планетами, в той ситуации, когда они фактически ели один раз в день. Да еще и заставить их собирать материал и делать доклады на различные темы. Здесь впервые он начал заниматься научными исследованиями. Еще в 1921 г. он заинтересовался вопросами космонавтики. Из автобиографии Глушко: «Первый труд Циолковского я нашел в Одесской публичной библиотеке. Зимой 1922 года она не отапливалась. Сидя в читальной зале в шинели, я переписывал его посиневшими пальцами в свои тетради. В 1923 году я написал письмо К.Э. Циолковскому в Калугу с просьбой выслать его труды. Через короткий срок, к великой моей радости, получил ответное письмо от Циолковского вместе с некоторыми изданиями его трудов. Вскоре Циолковский сообщил, что впредь будет высылать мне все издаваемые им труды. Так началась переписка, продолжавшаяся ряд лет».

В одном из писем (от 10 марта 1924 г.), юноша напишет следующие слова: «Относительно того, насколько я интересуюсь межплан. сообщениями, я Вам скажу только то, что это является моим идеалом и целью моей жизни, которую я хочу посвятить для этого великого дела, на мысль которого я натолкнулся довольно-таки странным и удивительным образом. Уже 3 года как я каждую свободную минуту посвящаю ему…»

Каждому, кому шестнадцать лет, есть что доверить бумаге. Один пишет записки однокласснице, второй - дневник, третий - размышления о собственной судьбе...      Валя Глушко в школьные годы писал книгу "Проблемы эксплуатации планет". В ней было две части: "О будущем Земли" и "О будущем человечества" - всего 203 страницы. Спустя почти полвека академик Глушко, перечитав рукопись, вспоминал, что начале двадцатых годов мало кто принимал всерьез разговоры о полетах человека в космос. Он задался целью убедить широкие читательские круги этим научно-популярным трудом не только в полезности, но и в неизбежной необходимости осуществления межпланетных полетов. Рукопись книги в первой редакции была закончена Валентином Глушко в 1924 году, но издать ее оказалось делом трудным... Совершенно случайно рукопись сохранилась до настоящего.Валентин Глушко опубликовал научно-популярные и научные работы по космонавтике, первая из них – статья «Завоевание Землей Луны 4 июля 1924 г.» – появилась 18 мая 1924 г. в газете «Известия» Одесского губкома КП(б)У.

22 января 1927 года Глушко пишет Циолковскому «  Протекшие полтора года с последнего письма нашей переписки были достаточны, чтобы многое изменилось. Прежде всего, я выехал из Одессы и работаю сейчас в физическом институте Ленинградского государственного университета. Мой живейший интерес к великому делу межпланетных сообщений, не угас. Я по-прежнему интересуюсь им. Более того, теперь я специально занялся им и питаю надежды, подкрепленные моими лабораторно-практическими исследованиями, которыми, в недалеком будущем, я надеюсь поделиться с Вами».Из письма от 26.08.1930 г.: «Ясно, что смысл имеет реактивный летательный аппарат как самостоятельная

конструктивная единица».
             Учеба в школе закончена, экзамен по любимому предмету химии сдан с третьего раза, практика на арматурном заводе «Электрометалл» имени В.И. Ленина пройдена и Валентин Петрович едет в своем новом белом костюме, купленном на первый гонорар со статьи «Завоевание Землей Луны», в Ленинград для поступления в Университет.
     Опоздав к началу учебного года, весь первый курс Глушко слушает, как вольнослушатель, сдает экзамены и поступает сразу на второй курс физико-математического факультета. И здесь начинается студенческая «карусель», встречи с интересными людьми, посещение выставок и музеев, заседания Русского общества любителей мироведения, предоставившего ему жилье. Бесконечное число прошений с просьбой об освобождении от уплаты за обучение и такое же бесконечное число отказов.     Наступает 1927 г. В этом году открывается выставка, посвященная межпланетным сообщениям, одним из организаторов которой был Г.Поляков, В.П. Глушко посетил эту выставку и провел не ней много часов.
     В феврале 1929 г. Глушко отчисляют из Университета за неуплату за обучение за первое полугодие 1928/1929 учебного года и не дают защитить диплом. Большой трагедии в этом для него не было. Он как бы ожидал этот вариант и, постоянно ходатайствуя об отмены платы, был готов к такой развязке. Скорее было неприятно, что он почти не дотянул до защиты. А диплом был уже готов.
   Валентин   Глушко пишет, что по совету своего товарища, третья часть дипломного проекта «Металл, как взрывчатое вещество», была передана в Отдел военных изобретений и попала на стол Уполномоченного начальника вооружений РККА Н.Я. Ильина, который дал ход этому делу. В результате Глушко В.П. был вызван к Н.Я. Ильину и оформлен на работу в Газодинамическую лабораторию (ГДЛ).
     Узнав, что его работа признана очень важной, Валентин Глушко немного успокоился, он получил возможность для достижения поставленной перед собой цели и с юношеским энтузиазмом взялся за работу.
     В один из первых визитов к Н.Я. Ильину, в помещении, где сидел Николай Яковлевич, на лестнице Глушко случайно столкнулся с начальником 1 отдела ГДЛ Г.Э. Лангемаком. Так состоялось их знакомство, очень быстро переросшее в крепкую дружбу.
     В течение 1929-1930 гг. Глушко работал над идеей электротермического ракетного двигателя (ЭРД). Но, к сожалению, тогда реализация этого проекта была невозможна из-за отсутствия необходимых мощностей. Он стал искать выход из положения и тут к нему на помощь пришел еще один сотрудник ГДЛ Б.С. Петропавловский, который и посоветовал Глушко, как бы «вернуться с неба на Землю», т.е. заняться разработкой ЖРД – тех двигателей, которые смогли бы преодолеть Земное притяжение и «открыть возможность» для работы ЭРД. Так он и сделал. Да, ведь именно в этом и была самая важная задача, поставленная им в жизни: преодоление Земного притяжения и дальнейшее освоение космического пространства.
      Работа продолжается дальше. Один опытный ракетный мотор (ОРМ) сменяет другой, испытание следует за испытанием. Повышается опыт, появляются наработки. Валентин Петрович счастлив тем, что занимается очень сложным, но безумно интересным делом. Да он понимает, что сейчас, в начале 1930-х гг. необходимо вооружить Красную армию новыми видами оружия, а уже потом, когда угроза войны будет ликвидирована, можно будет заняться и полетами в космос, тем более, что в СССР начинают появляться всевозможные группы изучения реактивного движения. Их было целых 91! Но, кто мешает, создавая оружие, отрабатывать на нем элементы, необходимые для создания космических ракет?
     В декабре 1932 г. в ГДЛ приходит авиационный инженер И.Т.Клейменов. Жесткий, но честный человек, он достаточно быстро наводит порядок в организации и обращает внимание на молодого и эрудированного начальника 2-го отдела В.П.Глушко. Когда он с ним знакомился, то И.Т. Клейменова поразил все тот же критерий: приблизит ли это к заветной цели или отдалит? Будучи сам увлеченным человеком, он достаточно быстро понял, что представляет собой Глушко на самом деле и до момента ареста в ноябре 1937 г. делал ставку в основном на беспартийных: Г.Э. Лангемака и В.П. Глушко, а потом и на С.П. Королева, как на замену самому себе (если таковая потребуется).
     В.П. Глушко же не знал, кого ему благодарить за столь понимающее руководство и его близкий друг Г.Э .Лангемак и И.Т .Клейменов относились к нему одинаково – как он того заслуживал. Был прав – хвалили, не прав – наказывали.
          Арест и расстрел М.Н.Тухачевского, организатора Реактивного научно-исследовательского института (РНИИ) и покровителя Глушко дал понять, что скоро придет и их очередь. Глушко сомневался в виновности М.Н.Тухачевского, как был полностью уверен и в невиновности И.Т.Клейменова и Г.Э.Лангемака, арестованных в ночь со 2 на 3 ноября 1937 г. 23 марта 1938 года Валентина Петровича Глушко арестовали. Через два дня в подвалах Лубянки он подписал признание: "Я являюсь участником антисоветской организации в оборонной промышленности, по заданию которой проводил вредительскую подрывную работу. Кроме того, я занимался шпионской работой в пользу Германии".
     Глушко никогда не рассказывал, почему он подписал эту бумагу. Впрочем, подобные "признания" есть почти в каждом "Деле". Даже те, кто прошел царскую каторгу и ссылки, подписывали признание на Лубянке. Устоять смогли лишь единицы.
     Но через три месяца, уже в Бутырке, Валентин Петрович не признает ничего! Видно, сокамерники объяснили ему, что единственный способ не попасть под расстрельную статью - это борьба. Он пишет сначала Вышинскому, потом Ежову и, наконец, Сталину. Текст посланий почти одинаков: "Прошу Вашего распоряжения о пересмотре моего дела, поручив его новому следствию, т. к. форма допроса, которому я подвергся, носила характер морального и физического принуждения, в результате чего мною были даны показания, не отвечающие действительности. Прошу не замедлить с пересмотром моего дела (№ 18102), обеспечив нормальный метод следствия, т. к. я сижу в тюрьме уже 7 месяцев". Ответа нет, но заявления подследственного все-таки доходят до начальства. А Глушко тем временем пишет новое письмо Берии:
"Будучи оклеветан врагами народа, я был арестован 23.03.38 г. и подвергся со стороны следственного аппарата НКВД моральному и физическому принуждению, в результате насилия я был вынужден подписать протокол допроса, содержание которого является вздором, вымыслом". Глушко добивается того, что вести его дело поручают новому следователю. Но победить было невозможно. 15 августа 1939 года особое совещание при народном комиссаре внутренних дел СССР вынесло постановление. "Глушко Валентина Петровича за участие в контрреволюционной организации заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на восемь лет, считая срок с 23 марта 1938 года. Дело сдать в архив".     
Из воспоминаний сына Глушко: «К самому аресту, произошедшему 23 марта 1938 г. отец отнесся очень и очень спокойно. Он его ждал. Понимая, что это крест на его работе, он успокоился окончательно. Ожидание закончилось. Теперь будут легче. Он продержался три месяца (по другим данным полгода). И все даты на заявлениях (одно из которых подделка следователя) и протоколе допроса (5 июня) вероятнее всего неверные. Да и узнаем ли мы когда-нибудь, как и когда все это было написано на самом деле? Известно только одно, что, опасаясь за жизнь своей гражданской жены и только что родившейся дочери, которую Тамара принесла ему в тюрьму на свидание, он подписал протокол, датированный 5 июня, правда умудрился вписать туда несколько «шпилек» в адрес тех, кто его оклеветал, подписав против него доносы или акты техэкспертиз.
     Будучи далеким, от происходящих событий и наблюдая за этим как бы со стороны, отец все время нахождения под следствием вел очень большую работу. Многое из того, что продумано там, было реализовано им впоследствии. Может быть, это его и спасло, он не сошел с ума. Когда же он узнал, что Тамара отреклась от него, этот факт развязал руки и отец начал борьбу за свою жизнь, за возможность для дальнейшей работы, за возможность реализации продуманных им проектов. Появился отказ от ранее данных показаний, большое количество писем в адрес генерального прокурора СССР и наркома внутренних дел СССР с просьбой о пересмотре дела и, как результат – возможность работы по специальности и дальнейшее досрочное освобождение из-под стражи. Был только один момент, очень сильно ударивший по отцу. Расстрел И.Т.Клейменова и Г.Э.Лангемака. Он так надеялся им помочь, как они всегда помогали ему. Эти надежды рухнули. Но жизнь продолжалась и в память о них он продолжил начатое им дело…»

Но страна нуждалась в таких специалистах, как Глушко. А потому вскоре на его "Деле" появилось короткое письменное распоряжение: "Ост. для раб. в тех. бюро". Глушко направили в Казань, в "Шарашку". Там же через некоторое время оказался и Сергей Павлович Королев. В "Шарашке" Глушко имел возможность набирать специалистов из тех, кто оказался в ГУЛАГе. Он составил список своих товарищей по ГДЛу и ГИРДу, но большинство из них уже были расстреляны. Сначала он был направлен на московский авиационный моторостроительный завод в Тушино, где занимался разработкой проекта вспомогательной установки ЖРД на двухмоторном самолете С-100 для форсирования маневров самолета, а затем в 1940 г. в Казань для продолжения работ.
         Под руководством В.П.Глушко за период до 1944 г. было создано семейство вспомогательных авиационных ЖРД РД-1, РД-1ХЗ, РД-2 и РД-3 с насосной подачей азотной кислоты и керосина, с регулируемой тягой и максимальной тягой у земли от 300 до 900 кг. Эти двигатели прошли в 1943-46 гг. наземные и летные испытания на самолетах конструкции В. Петлякова, С. Лавочкина, П. Сухого, А. Яковлева. Двигатели РД-1ХЗ и РД-2 прошли государственные испытания, отчеты по которым были утверждены Сталиным.

В 1942 году появился еще один заключенный - С. П. Королев. Как заместитель Глушко по летным испытаниям самолетных ускорителей Сергей Павлович "базировался" на аэродроме соседнего самолетостроительного завода. Человеком он был решительным и смелым. Однажды в полете у самолета Пе-2, в хвосте которого у ракетного ускорителя сидел Королев, отвалился хвост. Сергея Павловича спасло только то, что он парашютом случайно зацепился за какой-то кронштейн фюзеляжа. Чудом было и приземление самолета без хвостового оперения вопреки всем законам аэродинамики..."
     Первый ракетный ускоритель РУ-1 испытывали на борту самолета Пе-2 с 22 августа по 18 ноября 1943 года. Было проведено 40 полетов с включением РУ-1. Прирост скорости составлял 200 км/ч. Так начал свою работу жидкостный реактивный двигатель, которому предстояло сыграть главную роль в судьбе ракетной техники.
     Вскоре после этих событий заключенного В. П. Глушко вызвал к себе Сталин.. Согласно письму Берии от 16.06.1944 г. на имя И.В. Сталина, с просьбой о досрочном освобождении конструкторов за выполнение работ, имеющих важное оборонное значение, 27 июля (фактически – 2 августа) 1944 г. Его везли в Москву в отдельном купе две женщины-конвоира. С Казанского вокзала до Кремля почему-то вели пешком. Час рассказывал Глушко "хозяину" о своих ускорителях. Сталин приказал тут же освободить главного конструктора. Не выходя из приемной, Глушко написал список тех, кто заслуживал досрочного освобождения. Валентин Петрович включил в него 35 человек - всех, кого вспомнил. Большинство из этих людей остались работать с ним. Какое-то время Глушко и Королев преподают в Казанском университете, заведуют кафедрами. Но относительно спокойная академическая жизнь длится недолго. После войны в сентябре 1945 года Глушко и Королева, спешно произведенных в полковники, отправляют в Германию. Надо разобраться с ракетными трофеями, захваченными на полигоне в Пенемюнде, наследством немецкого ракетчика Вернера фон Брауна, создателя знаменитой баллистической ракеты ФАУ.

В середине пятидесятых начинается работа по созданию первой советской космической межконтинентальной баллистической ракеты Р-7. Машина очень громоздкая и необходимы очень мощные двигатели. Королев настаивает на своем варианте – несколько движков небывалой до сих пор тяги в одном флаконе. Глушко решительно возражает: для создания новых агрегатов нет технических условий.


Сhello_html_3b7a45da.jpg.П. Королев и В.П. Глушко с коллегами Совета Главных конструкторов







В 1945 г. Валентин Петрович был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и орденом Трудового Красного Знамени.
         Но только 30 мая 1956 года (после ХХ съезда партии) постановление Особого Совещание при НКВД СССР от 15.08.1939 г. было отменено и дело за отсутствием состава преступления прекращено. В.П. Глушко был полностью реабилитирован. В 1941-74 гг. В.П. Глушко – главный конструктор, в 1974-89 гг. – генеральный конструктор НПО «Энергия». С 1946 г. начинается разработка мощных ЖРД. В 1948-53 гг. под руководством Валентина Петровича в ГДЛ-ОКБ создаются ЖРД для первых отечественных ракет дальнего действия и научных геофизических ракет. ЖРД конструкции ГДЛ-ОКБ в 1957 г. обеспечили запуск первого в мира искусственного спутника Земли, а в 1961 г. – старт космического корабля с Ю.А. Гагариным на борту.


hello_html_1419b8a.jpg

В.П. Глушко с космонавтами

Ю.А . Гагариным и П.Р. Поповичем в своем рабочем кабинете. 1963 год.



Глушко все дальше отходит от совместных проектов с Королевым и все активнее работает на его конкурентов – Владимира Челомея и Федора Янгеля. В новых движках он применяет новое топливо, в состав которого входит азотная кислота. Ракеты на таком топливе и в шахтах стоят дольше, и к пуску готовятся быстрее в отличие от "семерки" на любимом Королевым жидком кислороде, подготовка которой к старту занимает несколько суток. С 1962 г. начались полеты космических ракет серий «Космос», «Интеркосмос», на которых были установлены мощные двигатели, разработанные под руководством Глушко .В 1965 г. был создан ЖРД для мощной космической ракеты «Протон», обеспечившей в последующие годы доставку на Луну луноходов, взятие проб лунного грунта, запуск искусственных спутников Венеры и Марса, посадку аппаратов на Марс, получение изображений поверхности Венеры, полеты орбитальных станций «Салют». В книге, написанной В. П. Глушко в школьные годы, немало страниц посвящено освоению космического пространства. Больше всего поражает, насколько точно он предвидел будущее. Все-таки у молодых есть великое преимущество - свободный, не отягощенный жизненным опытом полет фантазии. Именно это помогает уйти от стереотипов, четко понять, что тебе суждено. Валентин Глушко знал это в 16 лет. Через полвека он добился даже больше того, о чем мечтал."Обсерватория, построенная на Луне, при 354-часовой ночи, сменяющей столько же длящийся день, дала бы массу неоценимых наблюдений... Какие огромные открытия могли бы дать продолжительные наблюдения и исследования, спектральный анализ, фотометрия, фотография и прочие орудия исследования тайн мироздания современного астронома при ведении последовательных изучений нашей спутницы. Несомненно, что с развитием межпланетных сообщений земные обсерватории потеряют всякий смысл, ибо проводимые нами наблюдения со дна вечно мутного и волнующегося воздушного океана обладают несравненно меньшей точностью и ценностью, чем подобные же наблюдения, производимые с поверхности небесных тел, лишенных атмосферы".
     О создании базы на Луне речь зашла в начале шестидесятых. В КБ академика Бармина начали строить макеты лунного поселения. Инициатором этих работ был Сергей Павлович Королев. Однако "наверху" после его кончины интерес к подобным исследованиям пропал. Прекратилось финансирование даже создания нового "Атласа обратной стороны Луны", за который так ратовал Королев. Помощь пришла от академика Глушко. Он не только помог с изданием, но и активно вмешался в "географическую судьбу" Луны. Летом 1967 года в Праге состоялась очередная Генеральная ассамблея Международного астрономического союза. Мировому форуму советская сторона представила все материалы исследований невидимой стороны Луны и от имени Комиссии по космической топонимике АН СССР предложила новый список имен выдающихся деятелей науки и техники для увековечивания в названиях лунных образований. По совету В. П. Глушко в него вошли более ста отечественных и зарубежных ученых и конструкторов, внесших значительный вклад в развитие космических исследований. Причем академик считал, что существенную роль в становлении живейшего интереса к космическим исследованиям сыграли писатели-фантасты и популяризаторы науки, которые пробудили научные и технические идеи творцов теоретической и практической космонавтики. В свой перечень В. П. Глушко включил имена французских писателей Сирано де Бержерака, одного из первых авторов лунной фантастики и Ахилла Эйро, описавшего фантастический полет в ракете на Венеру; китайца Ван Гу, который, согласно средневековой легенде, осуществил первую попытку полета человека на ракете; англичанина Герберта Уэллса и француза Жюля Верна - авторов научно-фантастических романов о Луне, а также известных у нас в стране популяризаторов авиации, межпланетных сообщений и ракетной техники Я. П. Перельмана и Н.А. Рынина. В 1970 году ХIV Генеральная ассамблея Международного астрономического союза утвердила 513 новых названий объектов на невидимой стороне Луны. В число их вошли многие из списка Глушко.

В начале семидесятых, развивая свой лунный проект, Валентин Петрович посягает на святая святых всей системы – гриф "Совершенно секретно". Одну за другой он пишет докладные записки на самый верх. "Предложение простое и конкретное: предать проект создания лунной базы гласности, в самых общих чертах, разумеется. Организовать широкое общественное научное обсуждение. В конце концов, нанести главному космическому противнику, США упреждающий идеологический удар".

После очередной аварии ракеты Н-1 лунная программа закрывается. Многие годы в КБ Бармина бережно хранили макеты лунной базы. Их разобрали только в конце 1999 года, когда стало окончательно ясно, что они уже не потребуются.
     В своей книге "Проблемы эксплуатации планет" Глушко писал:
     "... При вращении космического аппарата вокруг Земли можно устроить на нем постоянную радиоприемную и отправительную станцию или, что значительно проще и удобнее, установить оптическую сигнализацию, затем организовать там метеорологическую станцию, обсерваторию и т. п., вращающиеся за пределами или в крайнем случае на крайних пределах земной атмосферы. Подобная обсерватория была бы даже более удобной, чем на Луне".
     И эта мечта Глушко была реализована. Доказательств не требуется, уж слишком масштабны и впечатляющи достижения космонавтики в создании пилотируемых и автоматических орбитальных станций.
     "Сообщение между ракетой и Землей может быть прямое и должно производиться посредством маленького аппарата, так что эта большая ракета (мы назовем ее наблюдательной станцией), находясь всегда наверху, может иметь много различных назначений".
     Нетрудно догадаться, что "ракета" или "наблюдательная станция", - это созданные почти через 40 лет орбитальные комплексы "Салют", "Мир", теперь и МКС. А "маленький аппарат" - пилотируемые корабли "Союз" и транспортные "Прогресс".
     Ну а дальше Глушко подробно описывает программу работ на такой внеземной станции:
     "... вы можете наблюдать и фотографировать недоступные страны и неизвестные народы (Тибет), а также можете пользоваться естественной географией и народоведением..."
     Сегодня географию невозможно представить не только без карт, сделанных по съемкам из космоса, но и без наблюдений с орбиты. Даже на школьных уроках географии используют как учебный материал фрагменты телепередач с искусственных спутников Земли, снимающих поверхность планеты круглосуточно.

После преждевременной смерти В.П. Королева в 1966 году В.П. Глушко фактически возглавил космические исследования в СССР, в НПО «Энергия», и почти все созданные в СССР космические ракеты работают на его двигателях. «Лебединой песней» В.П. Глушко стало создание сверхмощной ракеты «Энергия» и управляемого космического корабля «Буран», намного превосходящих по своим показателям зарубежные аналоги.


В ноябрьский день 1988 года в подмосковном Калининграде в Центре управления космическими полетами решалось быть или не быть грандиозному проекту. Удачным ли будет полет советского космического челнока "Буран"? Все нервничали. Только один человек сохранял спокойствие – 80-летний Валентин Петрович Глушко, который недавно перенес инсульт, чувствовал: главное детище его жизни не подведет. И вот блистательная посадка. Валентин Глушко мог чувствовать себя триумфатором. Это, действительно, была его победа, победа руководителя советской космической программы. Создавая "Энергию", Валентин Глушко впервые в жизни изменил своим конструкторским принципам – он соединил в разных ступенях разные подходы, свой и королевский, - не ради примирения, ради успеха дела. После этой победы Валентин Петрович не прожил и года.         



hello_html_f9f149f.jpg













Умер Валентин Петрович Глушко 10 января 1989 года в Москве. Похороны проходили скромно, с подобающими дважды герою Социалистического труда почестями. Не более того. Последним приютом стало Новодевичье кладбище. Имя Валентина Глушко присвоили КБ, которым он когда-то руководил, и еще его именем назвали кратер на видимой стороне Луны. Имя Валентина Петровича Глушко как пионера и творца отечественного ракетного двигателестроения в августе 1994 г. решением XXII Генеральной ассамблеи Международного астрономического союза было увековечено: оно присвоено кратеру на заповедной видимой стороне Луны. На карте Луны с именем В.П. Глушко соседствуют теперь имена величайших исследователей мира – Н. Бора, А. Эйнштейна, Г. Галилея, Д. Дальтона.
Строгие международные правила предусматривают, весьма сложную, тщательную, исключающую ошибки, многоступенчатую и многолетнюю процедуру присвоения мемориальных имен деталям поверхности Луны и других небесных тел. Здесь переименования не допускаются. Согласно установившейся традиции за последние 40 лет имена выдающихся ученых присваивались лишь образованиям на обратной стороне Луны (за исключением только одного случая). Именем В.П. Глушко назван большой кратер с диаметром 43 км, доминирующий в полнолуние, в пределах западного полушария Луны. Это – не простой кратер. Идущие от него светлые лучи распространяются примерно на 1000 км в разные стороны по поверхности лунного Океана Бурь, и как центр лучевой системы он наблюдается с Земли даже с помощью достаточно сильного бинокля.
Выше сказанное свидетельствует о признании В.П. Глушко мировой общественностью, как величайшего исследователя ХХ века, как звезды первой величины.          В 1953 г. Валентин Петрович Глушко был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР. В 1956 г. ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда, в 1957 г. присуждена Ленинская премия. В 1958 г. был избран действительным членом АН СССР и в том же году Академией наук СССР ему была присуждена Золотая медаль им. К.Э. Циолковского «За выдающиеся работы в области межпланетных сообщений». В 1961 г. становится дважды Героем Социалистического Труда. В 1967 и 1984 годах присуждена Государственная премия СССР. В 1967 г. получил диплом имени Поля Тиссандье (ФАИ). В 1976 г. избран действительным членом Международной академии астронавтики.
         В.П. Глушко принадлежит около 250 научных и научно-популярных работ. Валентин Петрович читал лекции по ракетной технике в Военно-воздушной академии им. Н.Е. Жуковского в 1933-34 гг. и в МВТУ им. Н.Э. Баумана в 1947-54 гг.
         В.П. Глушко – депутат Верховного Совета СССР 7-11-го созывов. Член ЦК КПСС с 1976 г. Награжден пятью орденами Ленина, орденами Октябрьской Революции и Трудового Красного Знамени, медалями. Почетный гражданин 8 городов.
Пожизненные награды и звания уходят с кончиной человека, а память о нем остается потомкам в земных и небесных мемориалах, в его трудах и книгах… Память о В.П. Глушко – нашем соотечественнике и патриоте Родины, пионере и творце ракетной техники, обеспечившей прорыв человечества в космос, сохранится в веках. В очень трудные, холодные, голодные, пулями озвученные годы он в постоянном физическом и умственном движении, в детской, юношеской, а потом и во взрослой работе, сам задает он себе высокий темп жизни, активно расширяет горизонты своих знаний, интеллекта и сил. Сам делает себя.



   
















ПРИЛОЖЕНИЕ 1


«ВЕЛИКИЙ ПРИМЕР» "Уральский следопыт", 1987 г., № 9.

     Автор публикуемых писем к К.Э. Циолковскому — академик Валентин Петрович Глушко (р. 1908 г.) — основоположник отечественного ракетного двигателестроения, один из пионеров и творцов ракетно-космической техники, член ЦК КПСС, депутат Верховного Совета СССР, дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственных премий. В 1921 году Валентин Петрович начал интересоваться вопросами космонавтики, с 1923 года переписывался с К. Э. Циолковским, с 1924 года публиковал научно-популярные и научные работы по космонавтике.
     Глушко — бессменный руководитель ГДЛ—ОКБ — ведущий советской организации по разработке мощных жидкостных ракетных двигателей. Глушко выполнил теоретические и экспериментальные исследования по важнейшим вопросам создания и развития жидкостных ракетных двигателей. Конструктор первого в мире электротермического ракетного двигателя (1930—1933 гг.) первых советских жидкостных ракетных двигателей (1930—1931 гг.), семейства ракет РЛА (1930—1933 гг.) и — позже — мощных жидкостных ракетных двигателей, установленных на геофизических ракетах и на всех советских ракетах, летавших до настоящего времени в космос с целью исследования и изучения космического пространства в мирных целях.

    « Мое увлечение космонавтикой, порожденное произведениями Жюля Верна, началось в 1921 году с изучения астрономии небесных тел как объектов будущего непосредственного исследования, составления библиографии, сбора и чтения фантастической, научно-фантастической и художественной литературы, в которой в той или иной степени затрагивалась идея космических полетов человека. Но только в 1922 году, когда мне посчастливилось прочесть прекрасно написанную книгу Я. И. Перельмана «Межпланетные путешествия», я впервые узнал о единственном верном пути в космос, указанном Циолковским. Там же был приведен перечень изданных работ Циолковского. Но из интересовавших меня изданий в Одесской публичной библиотеке оказалась лишь статья, опубликованная в майском номере журнала «Научное обозрение» за 1903 год. Это была главная работа, и я жадно ее перечитывал. После тщетных поисков публикаций других трудов Циолковского я решил обратиться к нему с просьбой по адресу, приведенному в книге Я. И. Перельмана: Россия, Калуга, Коровинская, 61.
     В моем письме, датированном 26 сентября 1923 года, указывалось, что уже более двух лет я интересуюсь проектом космических путешествий, и излагалась просьба помочь мне в этом, в частности, присылкой продолжения его работы 1903 года и книги «Вне Земли».
     Через 12 дней, т. е. 8 октября, я с трепетом держал в руках самодельный небольшой квадратный конверт из белой бумаги с письмом из Калуги. Так завязалась переписка с Циолковским, длившаяся ряд лет.
     Следующее письмо и затем книги я получил 16 и 17 октября того же года. Вскоре Циолковский любезно написал, что будет высылать мне свои труды, и выполнил обещанное.
     А в архиве Академии наук СССР сохранились мои письма Циолковскому. Меня неоднократно спрашивали, где письма, полученные мною. Эти письма, вместе с собранными мною редкими изданиями по тематике межпланетных путешествий, я подарил Н. А. Рынину в начале 30-х годов в пополнение его богатой коллекции, использованной им при составлении уникальной энциклопедии «Межпланетные сообщения», вышедшей в 9 книгах и опубликованной в 1928—1932 гг. Попытки обнаружить эти письма в архиве Рынина в последние годы не увенчались успехом. Эвакуация этого архива во время Великой Отечественной войны не прошла без потерь.
     Разработка проекта межпланетного корабля и в первую очередь его двигателя стало целью моей жизни. В письме Циолковскому, отправленном 10 марта 1924 года, я признался, что уже три года как каждую свободную минуту использую для этого великого дела, которому решил посвятить свою жизнь.
     Циолковский стал для меня великим примером. Его труды по космонавтике были для меня настольными книгами, освещавшими мой путь как его последователя. Претворяя в жизнь идеи Циолковского, я достигал осуществления своей мечты.
     Циолковский разрабатывал проблемы космонавтики в теоретическом плане. Своей задачей я считал практическое их осуществление. Первоочередное внимание уделялось выбору наиболее эффективных источников энергии и разработке ракетного двигателя, ибо было ясно, что основой космонавтики является энергетика, и без успешного решения связанных с ней проблем ракета мертва. В Ленинграде в Газодинамической лаборатории (ГДЛ) 15 мая 1929 года было создано руководимое мною подразделение по разработке электрических и жидкостных ракет и двигателей для них.
     Впоследствии это подразделение выросло в опытно-конструкторскую организацию ГДЛ—ОКБ, разработавшую мощные ракетные двигатели, установленные на всех советских ракетах, летавших в космос.
     В наш век научно-технической революции стали былью искусственные спутники Земли, Солнца, Луны, Марса. Венеры. Автоматы побывали на Луне, Венере, Марсе, облетели Меркурий. Человек побывал на Луне и обживает космос с помощью космических кораблей и орбитальных станций.
     Широким фронтом ведутся исследования космоса с целью его освоения для нужд человечества. Космонавтика настолько вошла в быт современного общества, настолько обогатила его, что без нее немыслим дальнейший прогресс.
     Именно с освоением космоса связаны надежды на решение кардинальных проблем дальнейшего развития человечества. Это проблемы энергетического и материального обеспечения, сохранения природных условий нашей планеты и исключение ее загрязнения путем выноса в космос промышленных и энергетических установок, наконец, это проблема надвигающегося демографического кризиса. Овладев неисчерпаемыми ресурсами Вселенной, человек обретет принципиальную возможность своего неограниченного развития.
     И мы, и наши потомки никогда не забудут, что этот величественный путь развития человечества начертан Циолковским. На каждой покоренной планете они воздвигнут памятник нашему гениальному соотечественнику.»

     Академик В. П. ГЛУШКО



Одесса, 26. 9. 1923 г.



Глубокоуважаемый
К. Э. Циолковский.

     К Вам я обращаюсь с просьбой и буду очень благодарен, если Вы ее исполните. Эта просьба касается проекта межпланетного и межзвездного путешествия. Последнее меня интересует уже более 2-х лет. Поэтому я перечитал много на эту тему литературы.
     Более правильное направление получил я прочтя прекрасную книгу Перельмана «Межпланетные путешествия». Но я почувствовал требование уже и в вычислениях. Без всяких пособий, совершенно самостоятельно, я начал вычислять. Но вдруг мне удалось достать Вашу статью в журнале «Научное обозрение» (май, 1903 г.) — «Исследование мировых пространств реактивными приборами». Но эта статья оказалась очень краткой. Я знаю, что есть статья под таким же названием, выпущенная отдельно, и была подробная — вот что я искал и в чем заключается моя просьба к Вам.
     Отдельная статья «Исследование мировых пространств реактивными приборами» и еще так же Ваше сочинение — «Вне Земли», не одни заставили меня написать Вам письмо, а еще очень много и очень важных вопросов, ответ на которые я бы хотел от Вас слышать.
     Я пишу и не знаю, получите ли Вы это письмо или нет, так как мне неизвестно, насколько верен, в нынешнее время, известный мне Ваш адрес — Россия, Калуга, Коровинская, 61.
     Благодаря этому не шлю денег на покупку этих 2-х книг, не пишу Вам вопросы, которые меня интересуют, а хочу, послав это письмо, узнать, найдет ли оно Вас или нет. Если получите это письмо, то прошу не особенно оттягивать ответ (по уважительным причинам) и написать о том, что Вы получили письмо и цену 2-х вышеупомянутых книг («Вне Земли» и «Исследование мировых пространств реактивными приборами»), которых в Одессе нельзя нигде найти.

  Жду ответа. В. ГЛУШКО

8 октября 1923 г.

     Многоуважаемый К. Э. (Вашего имени и отчества не знаю, только инициалы), сегодня получил Ваше письмо и сегодня же шлю деньги на книги в письме. Вы сказали, что стоимость книг 1 р. золотом, т. е. 0,7 червонца и что составляет, по существующему ныне курсу последнего, — 460 рублей денег 1923 г. (460 миллионов рублей). Письмо шлю заказным. Но Вы мне не написали, что будет стоить пересылка этих книг. Вы напишите это в следующем письме.
     Я Вам писал еще в прошлый раз, что у меня имеются некоторые вопросы, которые я хотел бы Вам задать:
     1) Вы разбираете движение снаряда под влиянием тяжести и говорите: «Ракетой без влияния тяжести приобретаются огромные скорости и утилизируются значительные количества энергии взрывчатых веществ. Это будет справедливо и для среды тяжести, если только взрыв будет мгновенный. Но такой взрыв для нас не годится, потому что при этом получится убийственный толчок, которого не вынесет ни снаряд, ни вещи, ни люди, заключенные в нем. Нам, очевидно, нужно медленное взрывание». Но ведь избранное Вами взрывчатое вещество — гремучий газ взрывается не медленно, а в течение времени, исчисляемым малыми долями секунды. Да так все взрывчатые вещества. Следовательно, избрав химическое соединение Н и О в H2О, Вы противоречите собственным словам?
     2) Причем мне известно, что почти моментальное (несколько сотых и даже десятых секунды) увеличение относительной тяжести, исчисляемой в десятки раз, как обнаружено на опытах, влияния на человеческий организм не имеет. А если мы наиболее хрупкие приборы и пассажиров поместим в очень крепкие сосуды с жидкостью, удельный вес которой равен удельному весу, помещенному в ней предмету, и сделаем более или менее массивный снаряд, то можно будет спокойно взрывать вещества, обладающие очень резким действием, а, следовательно, и силой.
     3) Вы берете взрывчатое вещество — гремучий газ и говорите, что вещества, обладающего большей энергией, чем гремучий газ, не существует, но Вы забыли нитроглицерин, нитроманнит, обладающий в 3 раза большей энергией, чем гремучий газ, и, наконец, «мелинит», «лидит» или «шимоза», и др. (быть может, потому, что Ваша книга напечатана в 1903 г.). Взяв какое-нибудь из перечисленных мною выше взрывчатых веществ и применив способ описанный в 2), мы добьемся огромной скорости и увеличения утилизации, т. е. самого главного.
      Если у Вас есть какие-нибудь изменения, не описанные в «Исследовании мировых пространств», то я буду Вам очень благодарен, если Вы мне опишите их в своем письме.

     Уважающий Вас В. ГЛУШКО.     19. XI. 1923 г.



Многоуважаемый
Константин Эдуардович!



     Ваше письмо и затем книги я получил 16 и 17 октября с/года. Все брошюры более или менее хороши. Идея же металлического управляемого дирижабля мне кажется немного устаревшей и практически не совсем удобной. По крайней мере с 1923 г. Теперь имеют будущность и завоевывают себе положение аэронееры динамического принципа (геликоптеры).
     В этом отношении в Англии было произведено немало опытов и сконструирован аппарат довольно большого коэффициента полезного действия. Этот аппарат составляет тайну английского правительства. В скором времени аэронееры будут конкурировать с аэропланами и по расчету оказывается тот же результат, что и с Вашим дирижаблем, что более экономичнее и удобнее будут применять аэронеер для переноса больших количеств груза и пассажиров, а аэропланы для одного или нескольких пассажиров. Для того чтобы иметь ясное представление о аэронеере ближайших годов, достаточно прочесть «Воздушный корабль» гениального Жюля Верна. Но все же Ваш проект очень интересен, как полное разрешение вопроса управления аэростата, и он должен занять видное место в истории воздухоплавания.
     Я очень благодарен Вам за книги и брошюры и очень буду рад, если смогу услужить Вам, хотя бы тем же. Прилагаю деньги за 3 брошюры по сегодняшнему курсу червонца (300 р.) и деньги на марки для письма.
     Я встретил некоторые недоразумения, и у меня возникло несколько вопросов при чтении «Вне Земли» и буду Вам очень обязан, если Вы ответите мне на них. Между прочим, «Вне Земли» очень и очень хорошая книга, она очень реально представляет всю картину межпланетного путешествия. Каждая строка, каждая фраза дышит, можно сказать, почти совершенной правильностью. Все встречающиеся на пути затруднения Вы разрешаете посредством физики и механики, а не обходите их, как это обыкновенно делается почти во всех книгах. Вы предусмотрели все случаи межпланетного сообщения, как будто бы сами не раз его совершали.
     I. Вы говорите, что для уменьшения протяжения, занимаемого трубами, при той же длине их, можно завивать их кольцами или змеевиком, но дело в том, что это очень опасно, так как при взрыве, благодаря их загибам и следовательно значительному сопротивлению, их непременно разорвет, так что, несмотря на удобство этих загибов трубы, от них приходится отказаться и делать последние исключительно прямые?
     II. Вы заканчиваете 1-ю часть своего труда «Исследование мировых пространств реактивными приборами» («Научное обозрение», май 1903 г.) следующими словами: «Мы смогли бы рассмотреть еще очень многое: работу тяготения, сопротивление атмосферы, мы не упомянули о нагревании снаряда при кратковременном полете в воздухе; мы совсем еще ничего не сказали о том, как исследователь может пробыть продолжительное, даже неопределенно долгое время в среде, где нет следов кислорода», и др... Мне непонятно как раз последнее.
     III. В «Вне Земли» Вы описываете вид Солнца из межпланетного пространства в виде шара синего цвета, а насколько мне известно оно принадлежит к классу G по Гарвардской классификации, т. е. к классу желтых звезд, следовательно, наше Солнце должно иметь желтую, но не синюю окраску?
     IV. Затем в «Вне Земли» Вы пишете, что в описываемой Вами «Ракете» находился один О (без азота), плотности в 0,1 по отношению к воздуху, т. е. вдвое реже, чем О атмосферный. Интересно знать, является ли это просто вымыслом или следствием произведенных опытов?
     Я прочел в присланных Вами книгах, что Вы предполагали выпустить в полном виде и с дополнениями «Исследование мировых пространств реактивными приборами». Там же пишется, чтобы желающие приобрести эту работу сообщили свои адреса. Если эта полная предполагавшаяся книга уже издана, то я очень желал бы ее приобрести, если же нет, то примыкаю к числу лиц, жаждущих ее издания.



     Уважающий Вас В. ГЛУШКО



     16. 2. 1924 г.



Глубокоуважаемый Константин Эдуардович!



     Имея совершенно неправильное представление о Вашем аэронате, я сделал слишком скорое и неверное определение. Мне крайне неприятно, что вышла такая история, и глубоко извиняюсь, так как, не зная хорошо Ваше изобретение, я сделал определение, могущее Вас оскорбить.
     В Вашем труде — «Исследование мировых пространств» в журнале «Научное обозрение» (1903 г., май) упомянуто о том, что контролировать изменение направления равнодействующей сил взрывания в «Ракете», от центра инерции последней, можно посредством магнитной стрелки. Но разве компас будет действовать в межпланетном пространстве? В этой книге масса опечаток; большинство формул сильно искажено.
     К счастью, мне удалось достать Ваши статьи в «Вестнике Воздухоплавания» и «Воздухоплаватель» у частного лица.
     Очень Вам благодарен за сообщение о статьях, помещенных в «Известиях ВЦИКа», касающихся «Ракеты». Буду Вам глубоко обязан, если Вы будете мне сообщать все статьи и труды, какие только выходят в свет, касающиеся межпланетных сообщений или сигнализаций.
     Очень желательно получить следующие Ваши труды:
     I. «Изменения силы тяжести» (рукопись).
     II. «Грезы о Земле и Небе».
     III. «Может ли Земля заявить жителям иных планет о существовании на ней разумных существ».
     IV. «Условия жизни в иных мирах» (рукопись).
     V. «Свободное от тяжести пространство» (рукопись).
     VI. «На планетах» (рукопись).
     Желательно достать все Ваши труды, так или иначе касающиеся межпланетных сообщений. Указывайте цену в золотых рублях и копейках. Прилагаю марки на ответное письмо.
     Пишу и хочу издать кое-что о межпланетных сообщениях. В Одессе гораздо легче издавать книги, чем в Калуге и поэтому я, может быть, смогу выразить свою признательность Вам, издав какой-нибудь Ваш труд; конечно, все льготы, вытекающие из этого, идут в Вашу пользу.



     Глубокоуважающий Вас
     — В. ГЛУШКО.



     



Ленинград, 22. I. 27 г.



     Глубокоуважаемый Константин Эдуардович, после долгого перерыва в нашей переписке я вновь обращаюсь к Вам.
     Протекшие полтора года с последнего письма нашей переписки были достаточны, чтобы многое изменилось. Прежде всего я выехал из Одессы и работаю сейчас в физическом институте Ленинградского Государственного Университета. Это позволило мне поставить все мои работы на совершенно иную ногу и приблизило меня к делу.
     Мой живейший интерес к великому делу межпланетных сообщений не угас.
     Я по-прежнему интересуюсь им. Более того, теперь я специально занялся им и питаю надежды, подкрепляемые моими лабораторно-практическими исследованиями, довести начатое Вами дело до конца.
     Кое-какие приборчики моей конструкции позволяют мне проводить целый ряд интересных исследований, которыми в недалеком будущем я надеюсь поделиться с Вами.
     Помимо проводимых мною практических задач лабораторного характера, поставленных в плоскости интересующего меня передвижения в мировом пространстве, я уделял немало времени и публикации целого ряда популярных статеек в газетах и журналах, посвященных этому же вопросу.
     Однако, кроме того, если Вы помните, у меня был неоконченный труд, посвященный межпланетным сообщениям. Целью его является доказать необходимость завоевания космического пространства. Это положение доказывается рядом научных выкладок, опирается на все естественные науки и, насколько мне известно, по своему содержанию является первой попыткой подобного рода. Понятно, что столь широкая задача заставила привлечь к ее разрешению все уклоны и фракции современной науки.
     В значительной своей части моя книга опирается на Ваши труды, которым я отвожу особое место.
     Исходя из этого, а также принимая во внимание, а это главное, что Вы являетесь, можно сказать, единственным человеком, бескорыстно и истинно преданным великому вопросу завоевания мирового пространства, при своей, также наибольшей компетентности в этих вопросах, и зная Ваши весьма многочисленные труды по разным областям естествознания, я позволяю себе, глубокоуважаемый Константин Эдуардович, обратиться к Вам с просьбой просмотреть мой труд и выразить Ваше всякое мнение по его существу.
     В настоящее время моя книга вполне подготовлена к печати, но я посчитал своим долгом, до ее выхода в свет (уговор с Издательством уже имеется), представить Вам ее на суд.
     В ожидании ответа, готовый к Вашим услугам



     В. ГЛУШКО.



     Ленинград, 26 августа 1930 г.



Глубокоуважаемый
Константин Эдуардович,



     очень рад присланным мне Вами работам. Все высланное Вами получил. Мне очень приятно, что Вы также считаете, что ракетоплан невыгоден, что не имеют практического смысла предложения, напр., Валье, заставить эволюционировать аэроплан к звездолету, путем комбинации винтомоторной группы с реактивным двигателем, с постепенным усилением последнего за счет винтомоторной группы и т. д.
     В тех кругах, где я работаю, существует то же мнение, разделяемое и некоторыми из наиболее серьезных зарубежных работников. Самолеты рассчитаны и созданы для полетов в низких слоях атмосферы и с небольшими скоростями. Цеплять же к ним реактивный двигатель, это значит заведомо идти на потерю, по меньшей мере, 90% энергии топлива, и топлива самого дорогого. Для того же чтобы повысить к. п. д., нужно настолько переделать конструкцию аэроплана, начав с того, что выбросить из него винто-моторную группу, что от него ничего кроме названия не останется.
     Ясно, что смысл имеет реактивный летательный аппарат, как самостоятельная конструктивная единица. Комбинация же самолета с реактивным двигателем имеет смысл только в применении к разгону и торможению самолетов реактивным путем.
     Жаль, что эту истину не все себе уяснили, что, безусловно, еще может привести к таким же по характеру никому не нужным жертвам, как смерть М. Валье.
     Те опыты с самолетами с реактивным приводом, которые проводились официально в Германии, следует расценивать как рекламные, как продолжение опытов с ракетными автомобилями, мотоциклами, санями и т. п. с целью привлечь общественное внимание вообще к реактивному делу.
     Вас читают все лица так или иначе интересующиеся реактивным приводом и, я думаю, что если бы Вы лишний раз растолковали публике эту истину, то тем самым только избавили бы ее от многих, ложных шагов.
     Не буду больше утомлять Вашего внимания, благодарный Вам



     — В. ГЛУШКО




     







Приложение 2

.
     Отрывки из юношеской книги В.П. Глушко "О будущем человечества".



"Идея межпланетных странствований и стремление к завоеванию Вселенной далеко не новы; они давно волновали человеческие умы, но только сейчас, и то чрезвычайно туманно и схематично, можно предсказать те колоссальные выгоды и ту неизмеримую пользу, которую они могут нам принести... Следствием прогресса человеческой культуры является истощение жизненных соков Земли, чем человечество, в конечном итоге, ставит себя под угрозу краха, как своей цивилизации, так и своего существования. Выход из назревающего кризиса - пополнение иссякающих запасов энергии и материи извне, из глубин мирового пространства, с иных тел. Вполне естественным является теперь поставить соседние нам планеты в такое же положение, в каком находились ранее неведомые нам континенты. Колонизировать новые планеты, организовать на них эксплуатационные части для снабжения скудеющей Земли является вполне естественным и понятным шагом все расширяющейся промышленности и мощи человеческого интеллекта"..
    





 "...Вообразим, что наша планета вращалась вокруг некой новой звезды до ее возгорания, как вращается теперь вокруг Солнца. Предположим, что эта звезда вспыхнула в 10 000 раз более ярким светом. Как это отразилось бы на нашей планете? Вычислено, что вследствие такого колоссального повышения лучеиспускания звезды наша планета в течение одного дня будет получать столько тепла, сколько раньше она получала в течение 30 лет, благодаря чему все находящееся на поверхности планеты раскалится, а все способное окисляться вспыхнет мощным уничтожающим пожаром, который поглотит в себе все живущее; атмосфера необычно раскалится, увеличится в объеме и переполнится парами кипящих океанов. В общем этот убийственный жар превратит всю поверхность Земли в образцовую преисподню..."
                














Приложение 3

hello_html_55b31e52.gifСын академика Александр Глушко любезно предоставил для музея Дома на набережной некоторые редкие фотографии из своего семейного архива, рассказывающие о жизни и деятельности академика В.П.Глушко

Академик Глушко Валентин Петрович
(фотографии из семейного архива)

Любезно предоставлены Александром Валентиновичем Глушко специально для нашего сайта

http://www.buran.ru/htm/glushko2.htm

hello_html_21983025.png
1929 год

hello_html_559e3163.png
1937 год

hello_html_mfa6c465.png
С братом Аркадием. 1947 год

hello_html_m3764e0c0.png
С братом Аркадием. 1947 год

hello_html_m37faa258.png
1947 год

hello_html_m69c07726.png
Конец 40-х годов

hello_html_79ed971d.png
1949 год

hello_html_23184c0.png
1950 год

hello_html_3acf92dc.png
Середина 50-х годов

hello_html_7813f893.png
В кругу родных и близких: середина 50-х годов

hello_html_2a503fb0.png
С Юрием Гагариным 9 мая 1963 г.

hello_html_783c538.png
1965 год




hello_html_m2e01f6cc.png
1970 год. Фото подарено матери А.В.Глушко

hello_html_m40aa4b7d.png
С сыном Александром (19 сентября 1981 года)

hello_html_m19d1219e.png
С космонавтами Г.Т.Береговым и В.А.Шаталовым. 1980 год

hello_html_me91fd36.png
С космонавтом Г.Т.Береговым. 19 сентября 1981 года


hello_html_m4993000c.png
На фоне картины с изображением первого двигателя ОРМ-52. 4 октября 1987 года.

hello_html_74b6610f.png
Новодевичье кладбище.



























Литература





1.  В. Губарев "Наука и жизнь" № 4, 2001 г. «Люди науки»

2. Журнал "Новости космонавтики" № 19/20 (186/187), 1998, с. 65.

3. А. Железняков, 1997-2009. Энциклопедия "Космонавтика"

4. Б.Е .Черток Ракеты и люди. Лунная гонка. Москва "МАШИНОСТРОЕНИЕ"
1999

 5.   В. Губарев  "Наука и жизнь", № 6, 2001 г., в рубрике "Люди науки".   

6. http://www.buran.ru/htm/glushko2.htm.



Краткое описание документа:

По мнению ведущих специалистов, в том числе и генерального конструктора НПО «Энергомаш» академика Бориса Каторгина, «Все однозначно отмечают, что Глушко безусловно внес совершенно выдающийся вклад в развитие отечественного ракетного двигателестроения и ракетостроения вообще». По его словам «Решения, придуманные им, позволили нашей стране сделать в послевоенные годы такой скачок, что она стала лидером в освоении космического пространства и вообще заняла лидирующее место в ракетно-космической промышленности». Имя Сергея Павловича Королева мир узнал после полета Юрия Гагарина в 1961 году. А имя Валентина Петровича Глушко до сих пор остается малоизвестным. Кто же такой Валентин Глушко?
Автор
Дата добавления 19.11.2012
Раздел Физика
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров982
Номер материала 1928111954
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх