Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Проект на тему «Символ коня в произведениях русской и казахской литературы»
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • Русский язык и литература

Проект на тему «Символ коня в произведениях русской и казахской литературы»

библиотека
материалов

ГУ «Городская классическая гимназия», город Петропавловск










Кайрулла Самат Кайратович



9 «Б» класс


Символ коня в казахской и русской культурах



«Исторические памятники Казахстана и перспективные туристические маршруты»




Этнокультуроведение












Рахимова Диана Амангалиевна, учитель русского языка и литературы









Петропавловск, 2011


Содержание

Введение

1. Культурологический аспект анализа символа коня

1.1 Языковая картина мира;

1.2 История происхождения слова «конь»;

1.3 Изображение коня в мифологии;

1.4 Символ коня в мировой культуре.

2. Образ коня в произведениях казахской и русской литератур

3. Эксперимент по концептуальному пониманию слова «конь» представителей казахской и русской культур

Заключение

Список литературы


































Введение


Лошадь, какое это благородное, красивое и умное животное! Как много пользы она принесла человечеству в прежние века. На ней пахали, возили грузы, воевали, состязались в быстроте и ловкости. История свидетельствует, что именно приручение коня позволило человечеству ускорить процесс освоения новых земель, резко шагнуть вперед по пути прогресса. Жизнь не знает другого животного, за исключением разве собаки, которое так близко стояло бы к людям, было их помощником и другом, вызывало бы у них столько прекрасных эмоций.

С незапамятных времён конь был для человека незаменимым помощником и другом. Лошадь требовалась везде и всюду: на поле боя и на мирной пашне, на охоте и в путешествии. Её одевали в доспехи, запрягали в царские кареты и в убогие крестьянские дрожки, за коня «отдавали полцарства» (иногда в буквальном смысле этого слова).

Легендарный конь Александра - Македонского - Буцефал - был похоронен с королевскими почестями, а тиран-император Калигула даже сделал своего любимца членом римского сената. Лошадь была кормилицей бедняка и предметом гордости сильных мира сего. Рассказывать о лошадях можно бесконечно, поэтому мы остановились на сравнительном изучении символики коня в казахской и русской литературах. В этом и заключается проблема научного исследования.

Объектом исследования в настоящей работе казахская и русская культуры, а предметом исследования символ коня в данных культурах.

Цель исследования: анализ символа коня в казахской и русской культурах. В связи с этим мы поставили перед собой следующие задачи:

1. изучить происхождение и значение слова «конь»;

2. собрать и систематизировать материал, связанный с символом коня;

3. проанализировать образ коня в различных культурах;

4. провести сравнительный анализ образа коня на основе произведений казахской и русской литератур;

5. провести эксперимент среди представителей казахской и русской культур для концептуального понимания символа коня.

В данной исследовательской работе выдвинута следующая гипотеза: при сравнительном исследовании различных культур можно предположить, что символика коня многогранна, а также существует, как общее, так и различное, не схожее понимание символа коня.

Методы исследования:

1. Теоретические (анализ, обобщение, сравнение, аналогия научного и художественного материала).

2. Эмпирические (наблюдение, сравнение, анкетирование, беседа, опрос).

Новизна данного исследования состоит в том, что проведен эксперимент среди носителей разных культур с целью выделения общих и различных черт в понимании символики коня.


Этапы исследования:

1.Поисковый (подбор, чтение научной и художественной литературы, отбор материала).

2. Аналитический (анализ собранного материала, обобщение результатов).

Актуальность темы заключается в том, что при помощи данной работы мы сможем понять особенности менталитета разных народов, просмотреть особенности видения одного и того же объекта разным мировоззрением. Отсюда можно говорить и о практической значимости данной исследовательской работы. Она заключается в том, что данный материал можно дополнительно использовать на уроках литературы, истории.




































  1. Культурологический аспект анализа символа коня

1.1 Языковая картина мира


В лингвистике существует понятие – языковая картина мира, то есть исторически сложившаяся в обыденном сознании народа и отразившаяся в языке совокупность представлений. Это своего рода коллективная философия, система взглядов, отчасти универсальная, а отчасти национально-специфичная.

Начало XXI века характеризуется в лингвистике значительными изменениями в изучении языка, язык начали рассматривать как феномен менталитета и человеческой психики.

В результате взаимодействия человека с миром складываются его представления о нем, в его сознании формируется некоторая модель этого мира, которая философско-лингвистической литературе называются картиной мира. Картина мира – это одна из фундаментальных понятий, описывающих человеческое бытие и фиксируемое языком. Язык не просто отражает реальность, но и интерпретирует ее, создавая особую реальность, в которой живет человек.

Каждый язык по-своему членит мир, то есть имеет свой способ его концептуализации. Отсюда можно сделать вывод, что язык имеет особую картину мира.

Большая часть информации о мире приходит человеку через язык по лингвистическому каналу, следовательно, человек живет в мире концептов. Огромная доля информации поступает к человеку через слово, и многое зависит от того, насколько человек в плане культуры речи, сколько умение проникнуть в тайны языка.

Языковая картина мира создает для носителей данного языка специфическую «окраску» этого мира, обусловленную национальной значимостью предметов, явлений, процессов, избирательным отношением к ним, которая возникает в процессе специфической деятельности, образа жизни и национальной культуры данного народа.

Культура народа вербализуется прежде всего в языке, именно транслирует ключевые концепты культур в слова.

В конце XX века лингвисты поняли, что носитель языка – это носитель определенных концептуальных систем. Концепты – суть ментальные сущности. Концепты – это ментальные образования, которые представляют собой хранилище в памяти человека следы его общения с внешним миром. Типизируемость этих единиц закрепляет представление виде стереотипов, их осознаваемость дает возможность передать информацию о них другим людям. [1,15]

Сравнивая концепты, свойственные различным национальным культурам, можно заметить, что в руде случаев возникает схожие представления единиц в сопоставляемых культурах. Такая асимметрия неоднородна.

Первичным материалом при изучении особенностей той или иной культурной системы служат элементы ее цивилизации (вещи, тексты, институты и т.п.). Однако, правильное истолкование их культурного смысла нередко составляет проблему. Взгляды и поступки людей другой культуры порой трудно объяснимы с позиций нынешнего здравого смысла, поскольку они продиктованы совсем иными, чем современные, представлениями о достойных (недостойных), одобряемых (порицаемых) целях и действиях и имеют свое последнее обоснование в других, чем привычные нам, общепринятых представлениях об устройстве мира и месте человека в нем. То, что очевидно в одной культуре, не очевидно в другой, и там, где необходимо покинуть очевидности своей культуры ради очевидностей другой, возникает нужда в культурологическом анализе.

Культурологический аспект анализа текста можно охарактеризовать с точки зрения ценностей, диалога автора художественного произведения с самим собой, с историей, с повседневностью; с точки зрения субъектно-объектных отношений писателя и культуры.

Произведение литературы не является сугубо литературным текстом. В качестве литературного текста может выступать и критическая статья, и газетная информация, и содержание учебника, в которых логически выражается некий законченный смысл. Текст художественного произведения всегда больше и глубже собственно литературного текста, т.е. его материальной оболочки.

Слово в произведении литературы всегда шире своего словарного значения. Оно может вызывать культурно-исторические, мифологические, музыкальные и другие ассоциации. Постичь «тайный смысл» литературного произведения возможно лишь в единстве мира воображаемого, представляющий собой момент или контур мира большого, и мира реального. Этот текст представляет собой модель художественного культурного пространства, пребывает в поле культурного пространства и формирует специфическое культурное пространство вокруг своего автора.

Мир художественного произведения всегда целостен, завершен и обусловлен раскрытием идейно-эстетического смысла. Целостный образ мира выступает в качестве художественной условности, созидаемой из ограниченного числа слов, персонажей, событий, картин посредством определенных способов организации художественного произведения.

Культурологический подход при анализе художественной литературы позволяет рассматривать каждое произведение искусства как «мировую формулу бытия», когда из каждого произведения струятся бытийные гармонии и ритмы, в каждом образе зрятся типы-прообразы. Понимать культуру можно только при условии погружения в самосознание человека культуры – человека, способного быть в культуре. При изучении исторического или литературного феномена в контексте культуры важно переместиться своим сознанием, мыслью, самой вопросительностью духовного бытия в контекст культуры, жить в культуре.

Произведение понимается как феномен культуры, а культура, в свою очередь, понимается как сфера произведений. Контекст, в условиях которого возникает и бытует произведение, способен отражать элементы общей культурной компетенции автора и непосредственные условия, влияющие на содержательный компонент создаваемого или уже созданного произведения.

Погружение в диалог культур и в диалог сознаний начинается с текста произведения. Текст понимается в качестве запечатленной, отстраненной от индивида формы общения и имеет особое, опосредующее значение. Именно в этом своем измерении текст и может быть понят – в дальнейшем, – как произведение, т. е. как форма самосознания культуры и как форма общения культур. Создавая свое произведение, автор не предназначает его для литературоведа и не предполагает специфического литературоведческого понимания.

В данной работе мы предполагаем провести культурологический анализ коня в диалоге русской и казахской литератур.



































    1. История происхождения слова «конь»


Конь — взрослый самец лошади; иногда лошадь вообще, безотносительно к полу (особенно во множественном числе); среди коневодов и спортсменов-конников в настоящее время встречается использование слова «конь» вместо «мерин».

Стоит помнить, что на Руси слово «конь» так же использовалось как общеупотребительное для обозначения лошадей вообще, не зависимо от пола. Пример можно привести и современный, всем известная строчка из песни: «Ходят кони над рекою, ищут кони водопою». Под словом «кони» здесь просто подразумевается стадо лошадей. В чем же тогда разница между лошадью и конем?

Игорь Георгиевич Добродомов в своей монографии «Словарь тюркизмов в русском языке» приводит следующие утверждения: «Например, начиная с XVIII века, очень широко распространено мнение, и это идет от известного авторитетного русского литератора Александра Петровича Сумарокова, что слово «лошадь» является тюркизмом. Современная наука отрицательно относится к этому мнению, потому что непонятно, зачем присоединять было к тюркскому слову «алоша́» (алоша — обычно мерин в тюркских языках) этот суффикс -адь-. С другой стороны, слово очень хорошо объясняется на русской почве. В русских говорах еще Владимир Иванович Даль в середине XIX века записал прилагательное "лоший". Лоший со значением "плохой". Как получается, что такому животному, к которому все относятся с почтением, такое название дано было? А название хорошо укладывается в общую модель существительных, образованных с помощью суффикса -адь- от прилагательных. Например, название утки чернядь, ясно от "черный", название ткани пестрядь от "пестрый"», «…было две разновидностей лошадей. Лошадь боевая, на которой ездили в походы, вели военные действия. Тут уж лошадь должна отвечать, если по современному выразиться, всем стандартам, которые требовались от боевой лошади… ее называли «конь». Даже в современном русском языке “конь”— это общее название для лошадей — и для жеребцов, и для кобыл. Так скажем, у Пушкина: «Куда ты скачешь, резвый конь. И где опустишь ты копыта?» Поэзия. Но «Куда ты скачешь, резвая лошадь»… Это только улыбку вызовет. Так вот, лошадью называлось животное похуже боевого коня, но для хозяйственных нужд и лошадь похуже сгодилась бы. И вот это тонкое противопоставление позволяет судить, что все-таки лошадь восходит к прилагательному «плохой», что-то вроде плохотушка. Оно укладывается в словообразовательную модель. А когда мы привлекаем сюда тюркское «алоша», тот тут целый ряд вопросов встает — куда «а» подевалось, почему ударение перемещено, зачем суффикс присоединился».[16,3]

Подведя итог, можно утверждать, что слово "конь" произошло от слова «комонь» и обозначало лошадь вообще, как жеребца, так и кобылу. Однако, разница между конями и лошадьми, конечно, была. Она в том, что слово конь и слово лошадь - использовались для обозначения качественных характеристик одного и того же животного. Словом лошадь обозначали животное низкое по своим характеристикам, не качественное, годное лишь на то, чтобы таскать телегу и чтобы на нем пахать. Чтобы было понятней, на ум приходит такой не очень удачный, но зато показательный синоним слову лошадь как кляча. Лошади были у крестьян. А слово конь обозначало лошадь высшего качества, боевую лошадь, скакуна. Кони были у князей, бояр да помещиков. Таким образом, приплеталась и статусность владельца, хотя акцент был все же на использование. Очень хорошо это демонстрируют поговорки: Лошадь поле пашет, конь под седлом пляшет. Кляча воду возит, лошадь пашет, конь под седлом.

Итак, мы пришли к выводу, что сама история возникновения слова «конь», дает понять нам сущность этого слова. В этимологии данного слова содержится необходимая информация: конь - благородное, высшее животное.



































1.3 Изображение коня в мифологии


Образ коня вплетается в мифы и сказочные сюжеты, занимает важнейшее место в эпосе разных народов, в религиозных верованиях и священных ритуалах. Культ коня лежит в основе различных оберегов с его изображением - от коньков на крышах до ювелирных украшений. Поясные пряжки и ожерелья, украшенные головками или фигурками лошадей, имели охранительную функцию. В мифо-ритуальном контексте конь выступает также как посредник, связующее звено между разными мирами.

Образ коня в русских народных сказках берет начало из древних славянских мифов. Славяне почитали коня более других животных, ведь некогда предки большинства народов Евразии вели кочевой образ жизни, и в облике золотого коня, бегущего по небу, им представлялось солнце. Позднее возник миф о боге солнца, едущем по небу на колеснице. Образ Солнца-коня сохранился в убранстве русской избы, увенчанной коньком – изображением одной или двух конских голов на стыке двух скатов кровли в сочетании со знаком солнца. Амулет с изображением конской головы или просто подкова, подобно другим солнечным символам, считались могущественным оберегом. У древних славян конь служил символом смерти и воскресения, подобно восходящему и заходящему солнцу.

Конь, кобыла, лошадь - в народной традиции одно из наиболее мифологизированных животных, воплощение связи с миром сверхъестественного, «тем светом», атрибут мифологических персонажей. Связан одновременно с культом плодородия (солнца и т.п.), смертью и погребальным культом. Отсюда роль Коня (и соответствующих обрядовых персонажей при наряжании и т.п.) в календарных и семейных обрядах (прежде всего в свадьбе), гаданиях и др.

Некоторые ученые считают, что в мифологии народов мира конь всегда маркируется положительно, он не стал драконом или каким-то демоническим существом, а как божество - относится к верхнему, светлому пантеону богов, выступает противником охтонического мира.

В III веке до нашей эры александрийские поэты создали о Пегасе представление как о коне поэтов. Выражение “оседлать Пегаса” означает стать поэтом.

Пегас относится к персонажам классической мифологии; это крылатый конь Муз, который появился из шеи Медузы горгоны, когда Персей отрезал ее голову: символизирует красноречие, поэтическое вдохновение и созерцание; в европейской геральдике изображался на гербах “мыслителей”. Во время второй мировой войны Пегас, вместе с Беллерофонтом на спине, был утвержден как отличительный знак британских воздушно-десантных войск; в наши дни используется для обозначения воздушного транспорта и скорости.

Пегаса так же называют конем муз, так как он опытом выбил изпод земли Гиппокрену – источник муз, обладающий свойством вдохновлять поэтов. Пегаса подобно единорогу можно поймать только золотой уздечкой (греческая мифология).

Троянский конь – символ коварства под видом подарка. С точки зрения герметического знания, деревянный троянский конь, вмещающий в себя отряд, готовый к захвату города, представляет человеческое тело, скрывающее в себе бесконечные возможности, которые развиваются позднее и завоевывают все окружающее.

Кентавры, в греческой мифологии дикие существа, полулюди-полукони, обитатели гор и лесных чащ. Они рождены от Иксиона, сына Ареса, и тучи, принявшей по воле Зевса облик Геры, на которую покушался Иксион. Жили они в Фессалии, питались мясом, пьянствовали и славились буйным нравом. Кентавры без устали сражались со своими соседями лапифами, пытаясь похитить для себя жен из этого племени. Побежденные Гераклом, они расселились по всей Греции. Кентавры смертны, бессмертен был только Хирон, сын Филиры, дочери Океана, и титана Кроноса, втайне от Реи сочетавшихся браком. Застигнутый кмомент страсти женой Реей, Кронос принял вид коня, и Хирон родился с телом и ногами лошади, но с человеческой головой и руками. Необычное происхождение объясняет мудрость Хирона, который, в отличие от всех кентавров, был искушен в музыке, медицине, охоте и военном искусстве, а также славился своей добротой. Он дружил с Аполлоном и воспитал ряд греческих героев, в числе которых были Ахилл, Геракл, Тесей и Ясон, обучал врачеванию самого Асклепия. Хирон был нечаянно ранен Гераклом стрелой, отравленной ядом лернейской гидры. Страдая от неизлечимой рапы, кентавр жаждал смерти и отказался от бессмертия в обмен на освобождение Зевсом Прометея. Зевс поселил Хирона на небе в виде созвездия Кентавра. [20]

Конь, лошадь – играет важную роль во многих мифологических системах Евразии. Является атрибутом (или образом) ряда божеств. На Коне передвигаются (по небу и из одной стихии или мира в другой) боги и герои.

В индоевропейской мифологии коню принадлежит особое место, объясняющееся его ролью в хозяйстве и переселениях древних индоевропейцев. В индоевропейском близнечном мифе в виде двух коней представлялисьбожественные близнецы (ср. древнеинд.Ашвины, греч. Диоскуры, «дети бога» в балтийской мифологии) и связанные с ними два мифологических предводителя — родоначальники племени (англосакс. Hengist и Horsa).

В скандинавской мифологии древо мировое называется Иггдрасиль (др.-исл. Yggdrasill), что буквально означает «конь Игга», то есть конь Одина; это соответствует обозначению мирового древа в Древней Индии (см. Ашваттха). Ряд мифологических и ритуальных представлений, связанных с Конем (символ Конь у мирового дерева, жертвоприношение коня и т. п.), совпадает у древних индоевропейцев и народов Центральной Азии, говоривших на алтайских, в частности тюркских, языках, что, по-видимому, отражает древние контакты между этими народами.

В символике тибетской медицины конем называют вещество, которое сопровождает основное лекарственное средство к пораженному органу.

Буддизм – нечто неразрушимое, скрытая природа вещей. Крылатый или Космический конь “Туча” является одним из образов Авалокитешвары или Гуань-Иня. Будда покинул дом на белом коне. В китайском буддизме крылатый конь носит на спине Книгу Закона.

Греция – белые кони несут солнечную колесницу Феба и, будучи принципом влажности, связаны с Посейдоном как богом моря, землетрясений и родников. Посейдон может появляться в виде коня. Диоскуры скачут на белых конях. Пегас означает переход от одного уровня к другому, он несет молнию Зевса. Кентавры часто появляются в обрядах, посвященных Дионису.

Даосизм – конь – атрибут ЧангКуо, одного из восьми бессмертных даосских гениев.

Индуизм – конь – телесный корабль, а всадник – это дух. Кобыла Ману – обожествленная земля. Белый конь Калки является последней инкарнацией или средством передвижения Вишну, когда он появляется в десятый раз, неся мир и спасение миру. Варуна, космический конь, рожден от вод. Гандхарвы, люди-кони, представляют собой комбинацию природной плодовитости и абстрактного мышления, интеллекта и музыки. Конь – страж Юга.

Иранская мифология – колесница Ардвисуры Анахиты запряжена четверкой белых коней: ветром, дождем, облаком и мокрым снегом. Колесница Мага запряжена четверкой боевых коней, символизирующих четыре элемента и их богов.

Ислам – конь – счастье и богатство.

Кельты – атрибут или образ богов-лошадей, таких как Эпона, Великая Лошадь, богиня-кобыла, МебдизТара и Мача из Ольстера, защитница лошадей как хтонических божеств и сил смерти. Конь может также быть солярным символом как знак мужества, плодородия; кроме того, он психопомп и посланник богов.

Китайская мифология – лошадь – небеса, огонь, ян, юг, скорость, упорство, доброе предзнаменование. Конь – один из семи символических животных Двенадцати Земных Ветвей. Его копыто (не подкова) приносит удачу.

Когда космический конь является солярным, его противопоставляют земной корове, но, появившись с драконом, символизирующим Небеса, конь олицетворяет землю. Крылатый конь, несущий на своей спине Книгу Закона, - знак удачи и богатства. В брачном символизме конь означает скорость и сопровождает жениха, льва сильного, невесту сопровождают цветы. Конь – типичный символ плодородия и мощной власти.

В башкирской мифологии образы коня и человека неразрывно взаимосвязаны и, дополняя друг друга, составляют единое целое. В ней события разворачиваются не только вокруг сказочного героя, но и вокруг его волшебного коня, от позиции и активности которого во многом зависит успешное преодоление героем тех или иных трудностей и достижение намеченных целей. [21]





    1. Символ коня в мировой культуре


Конь и верблюд - вот два животных, которых изображали чаще других. Но если верблюда изображали еще за 2 тысячи лет до нашей эры, то изображение лошади можно увидеть на памятниках начала нашей эры.

Коней их владельцы берегли и просто так на них не ездили - или охотились, или воевали. Арабская поэзия полна описаний коней - этих сильных, благородных животных, конь в поэмах всегда “послушен и силен”. Он большой, выносливый, из-под его копыт летят искры, он “хорош оседланный, хорош и без седла”. Удивительно, но само слово “конь” в арабской поэзии практически не встречается, как правило, это животное обозначается эпитетом.

Есть упоминание о конях и в Коране. Часто конями здесь клянутся, описываются их скачки. Конь - это одно из чудес Аллаха. Это таинственное животное. Именно на коне Мухаммед был перенесен из Медины в Иерусалим, оттуда вознесся на небо. Конь связан и с другим героем священной книги - Сулейманом. По преданию, Сулейман не всегда поступал правильно, но если уж грешил, то непременно искренне каялся. Однажды во время молитвы он засмотрелся на чудесных коней, в чем потом устыдился. Далее у предания существует несколько финалов. По одному из них, Сулейман тут же раскаялся в своем легкомыслии. По-другому, он взял нож и убил коней. В третьем варианте три коня Сулеймана все-таки убежали, и, соединившись с конями Мухаммеда, они дали начало арабским скакунам. Пиотровский напомнил красивую легенду об одном из коней Сулеймана, которого тот дал своим гостям, сказав, что когда они будут возвращаться домой и проголодаются, то пусть разожгут костер и верный конь найдет им пропитание.

Конь в мусульманской культуре - это охотник и воин, сидя на нем, правитель словно демонстрирует свою силу. Конь связан с небесами - именно он перенес Мухаммеда. Конь и всадник зачастую слиты воедино. Рассказывали о конях и трактаты по коневодству и ветеринарии, трактаты по руководству в военных действиях писали о том, как наступать и как отступать, сидя на коне.

Во всех странах конь почитался как самое умное создание. Согласно верованиям древних славян, конь — символ добра и счастья; мудрость богов являлась людям через это животное. Культ коня связан с почитанием Солнца: славяне верили, что Даждь-бог (бог Солнца) ездит по небу на чудесной колеснице, запряжённой четвёркой белых златогривых коней с золотыми крыльями. Поэтому наши предки приписывали особую силу оберегам (от слова “беречь”) в виде фигурок коня (голова, туловище), их носили у левого плеча на цепочке. Оберегали себя таким образом не только крестьяне, горожане, но и герои — былинные герои, защищавшие границы земли Русской от нашествия бесчисленных врагов. Для них конь являлся не просто оберегом, это был их верный друг, предупреждающий своего хозяина об опасности, — ржёт “во всю голову”, бьёт копытами, чтобы разбудить богатыря. [20]

Согласно верованиям древних славян. Люди считали, что мудрость богов являлась к ним через это животное. Культ коня связан с почитанием Солнца: славяне верили, что бог Солнца ездит по небу на чудесной колеснице, запряжённой четвёркой белых златогривых коней с золотыми крыльями. Поэтому наши предки приписывали особую силу оберегам в виде фигурок коня, их носили у левого плеча на цепочке. Оберегали себя таким образом не только крестьяне, горожане, но и былинные герои.

Конь может быть знаком солнца, огня и света, примером этому являются огненные кони Гелиоса. У древних славян конь служил символом смерти и воскресения, подобно заходящему и восходящему светилу. Русь с древнейших времен отождествляла себя с образом коня, что нашло воплощение в архитектуре Русского Севера. Верхний контур двускатного фронтона дома представлял небосвод, по которому двигалось солнце, а соединение колесовидного солнца с фигурой коня над кровлей подчеркивало динамизм строения.

Образы коня у скандинавов связаны со сменой суток: «конь-ночь» мчится впереди с темной гривой, а за ним скачет «конь-утро», чья пена покрывает землю росой. И замыкает эти скачки «конь-день» со светлой гривой, озаряющей землю и воздух. В Упанишадах конь символизирует календарь: туловище означает год, другие части тела – времена года, суставы – месяцы, а ноги – день и ночь.

У разных народов существовали ритуалы убийства коня и его жертвоприношения.

Конь издревле олицетворял культ солнца, был атрибутом солнечного божества. Наскальные изображения изящных коней в Южном Кыргызстане (Араван, Айрымач-Тоо) подтверждают развитый культ коня. Под изображением животных сделаны полочки для жертвенных возжиганий. Священная роль коня была известна как у земледельческих, так и степных племен и народов. Уже в эпоху бронзы фигурками лошадей украшались навершия кинжалов. В раннежелезном веке распространяется обряд захоронения с конем. Предметы его почитания в огромном количестве находят на территории Туркестана.

Китайский автор IX в. сообщает, что арабы пытались уничтожить статую бронзовой лошади, которой поклонялись в храме, расположенном в Кобадиане (Таджикистан). Культ коня просочился и в мусульманские легенды. «В Ура-Тюбе (Таджикистан), Араване (Южный Кыргыстан) население почитает следы копыт и тень Дуль-Дуля, легендарного коня Али. У казахов и в XIX в. по окончании поминок голова любимой лошади умершего клалась на надгробный памятник или насаживалась на шест, иногда вместе с хвостом животного. По сей день некоторые восточные казахи, горные кыргызы могут оставлять на могиле череп коня, заколотого на поминках».

Характерными памятниками сакской эпохи на территории Казахстана являются курганы с «усами» - каменными грядами и подбойные погребения. Курганы с «усами» были особенно распространены в Центральном Казахстане, меньше - в Семиречье и на Сырдарье. «Большие курганы содержат под насыпями погребения людей в глубоких грунтовых ямах овальной формы, а под насыпью малых курганов обычно находят конские скелеты и грубые глиняные горшки. Этот вид памятника был традиционен для населения степей Сары-Арки. Возникнув в VII веке до н.э., он намного пережил своих создателей и почти не изменил своего вида в течение целого тысячелетия». Причина такой долговечности объясняется большой стойкостью традиций культового строительного искусства и религиозных обычаев у древних скотоводов Центрального Казахстана, связанных с поклонением солнцу. С солярным культом тесным образом был связан обряд жертвоприношения коня. Много раз зафиксированный археологами обычай захоронения коней в курганах «с усами» находит объяснение в древних индо-иранских письменных источниках. «В Ригведе, например, коню посвящаются погребальные гимны, где он уподобляется солнцу. В Авесте сюжет быстроконного солнца получает дальнейшее развитие. С солярным культом связан и третий элемент комплекса кургана «с усами» - каменные выкладки, всегда построенные входом на восток, к утреннему солнцу».

Таким образом, конь издревле олицетворял культ солнца и играл важную роль в жизни кочевников Евразии. Некоторые атрибуты коня являются и сегодня очень важными сакральными вещами, которые наделяются сверхъестественной силой, способной отгонять злых духов. В шаманизме таковыми являются подкова и камча, они также являются предметом особого почитания у казахов и считаются оберегами, приносящими людям счастье. И поэтому часто встречаются в квартирах современных казахов. Как дань уважения прошлому и как наследие древней архаической культуры народов Евразии.






















  1. Образ коня в произведениях казахской и русской литератур


Обращаясь к произведения казахской литературы, стоит, в первую

очередь, обратить внимание на произведение И. Джансугурова «Кулагер».

Для казахского народа образ Кулагера значит очень много. Благодаря силе таланта Акана-серэ, одноименной поэме великого Ильяса Джансугурова, сегодня Кулагер воспринимается как Пегас казахской поэзии, как символ Великой Степи.

Поэма «Кулагер» – одно из выдающихся произведений казахской литературы. «Кулагер» – это преподнесенная в стихо¬творной форме повесть о великом казахском певце Ахане-сере, печальный рассказ о гибели его любимого коня Кулагера. Он был убит во время байги по велению злого завистника, понимавшего, что его рысак по кличке Серый Ястреб никогда не обойдет известного во всей степи огненного скакуна Кулагера.

Казахский поэт, литературовед, просветитель и переводчик Магжан Жумабаев. Жумабаев известен как литературовед. Ему принадлежат научные труды об Акан-сере , в котором он рассказывает о легендарной жизни еще одного нашего выдающегося земляка.

Ахану достался легендарный скакун Кулагep, прославившийся впоследствии по всем шести Алашам (имеется в виду весь Казахстан).

Кулагер - отпрыск породы коней знаменитого бая Шокетая из родового ответвления Кобей-Караул. Рассказывали, что, когда Кулагер был жеребенком, он любил валяться на снегу и подолгу спать, растянувшись, как мертвый, крепким сном,

Брат Шокетая, знаменитый знаток и наездник-тренер лошадей Абильторы, называл Кулагера тулпаром, когда тот был двухлеткой. В первый раз Ахан пустил Кулагера на байгу, когда коню было уже пять лет. Кулагер пришел тогда первым, далеко позади оставив всех лошадей.

И вот - байга! Кулагер, как метеор, несется впереди. Но коварный Баракбай, на асе Сайдалы имевший случай поскандалить с Аханом, посылает своего наемника, который тут же убивает скачущего Кулагера...

Ахан, подавленный тяжелым горем, отказывался от всего, оставался около своего мертвого тулпара и, рыдая, сочинял стихи про Кулагера.

Мой друг Кулагер оставил меня навсегда,

Ты нашел свою смерть от

вражеской руки.

И Каржас, и Канжигапы, и Керей,

И Алтай, и Куандык,

И Суйюндик - все в печали о

тебе.

Когда все поскакали встречать своих лошадей.

Почему я, как истукан, остался

на кембе?

Несущийся, как вихрь, мой

благородный тулпар,

Какой проклятый палач сбил

тебя с пути?

Ты, мой скакун с шелковистым хвостом,

Еще двухлеткой был

передовым.

О судьба, как жестоко ты

поступила со мной,

Как ты могла меня в Ереймен

заманить!

(Подстрочный перевод) [10,18]

В знаменитом стихотворении Абая, посвященном описанию коня, указаны и воспеты четыре десятка внешних примет.

Описание коня

С густою челкой, с ухом как тростник,

С высокой шеей, взгляд раскос и дик.

С загривком мощным, с гривой словно шелк,

С зашейной ямой, чей размер велик.

Широк ноздрей, губаст и толстогуб,

С хребтом могучим, словно гор уступ.

С игрою мускул налитых, грудаст,

Как беркут, что берет добычу, груб.

С копытом круглым, ровным как такыр,

С коленями раздвинутыми вширь.

С ногой высокой, чей притоп упруг,

С лопатками просторными как мир.

С раздольным крупом, тонкостан, бокаст,

Как ни смотри, он под седло горазд.

Кургуз хвостом, чей жесткий волос сух,

С бугром подхвостья, что жиреет всласть.

С лодыжкой низкой, с мясом как брусок,

С округлым задом, сильным на прискок.

С подбрюшьем плоским, тонок и поджар,

С мошонкой толстой, что висит меж ног.

В суставах гибок, в голени широк,

Игривый в беге, словно ветерок.

Его я жажду к юрте привязать,

Чтоб он косил глазами, одинок.

Рысит он ровно, очень резв и скор,

Грызя зубами яростно простор.

Он в скачке спор, в езде надежен, тих,

Коня такого не иметь – позор!

Он так рысит, что малахай торчком,

Как будто сам ты взвился соловьем.

Быстрей сайгака этот редкий конь,

Изнемогаю, думая о нем!..

(перевод В. Звягинцевой) [8,40]

В эпопее М. Ауезова «Путь Абая» повествуется о том, что в прошлом веке коня умершего облачали в траур, и это было неотъемлемой частью похоронного обряда казахов. Обряд посвящения коня умершему человеку – одна из хорошо изученных проблем в известной монографии Х. Аргынбаева, и вообще в этнографических исследованиях и литературе.

С этой точки зрения наши материалы дополняют известные факты. Значение облачения коня в траурные одеяния и сбрую В.А. Калоев объясняет так: «… эти обряды были связаны с представлением о том, что переходя в потусторонний мир, душа человека нуждается во всех тех благах, какими пользовался умерший при жизни. Отсюда обязательные заботы родственников об обеспечении покойника одеждой, питанием, конем для передвижения и т.д…»

Коня умершего человека готовят заблаговременно, седло надевают наоборот, на коня развешивают одежды его хозяина, оружие. На самом верху кладут головной убор покойного хозяина, коня обвязывают арканом, отрезанным от его дома (от юрты). Оплакивая покойника, подстригают хвост и гриву коня, и самого такого коня называют «траурным конем». На этом коне нельзя ездить верхом, на 1 год его отпускают в табун. Через год его режут на поминках по покойному. Когда его режут, казахи Среднего жуза поют обрядовую песню о покойном – жоқтау (причитание). Траурного коня не крали ни воры, ни барымтачи, боясь, что это им повредит. Облачение коня в траур считается выражением почестей умершему человеку.

Поминки по покойному в годовщину смерти заканчивались байгой (скачками). Во время этих поминок скачки и байгу, по возможности, обязательно проводили рядом с кладбищем, чтобы умерший человек слышал топот копыт лошадей.

В религиозно-мифологическом мировоззрении кочевников Конь имеет свое особое примечательное место, и эта тема давно стала предметом исследования многих ученых.

В бытовой жизни кочевников среди четырех разновидностей домашних животных Конь всегда ценился выше других и занимал свое особенное, главное место. «Лев – царь зверей, конь – царь домашнего скота», «Крылья батыра – конь», «Неудачливого джигита выручает удачливый конь»,- так говорят народные поговорки.

«Жизнь может выдумывать всякую всячину, но если у тебя нет хорошего верного коня, это равносильно твоей смерти» – поется в народной песне.

Казахи очень ценили и берегли коней, любовно называли их «мудрым животным», «безъязыким человеком», «человекоподобным зверем». Их любовь к коням такова, что степные номады своих горячо любимых детей называли лошадиными прозвищами: «жеребенок мой», «жеребеночек мой»- «кулыным-кулыншагым», а справедливого и честного человека именовали «аргамаком». При этом и самого коня называли человеческими именами, давая теплые человеческие прозвища «карагым» – зрачок моих глаз», «шырагым» – светоч ясный и т.п.

Такое отношение к лошади, возвеличивание и почитание коня, связано с ведущей ролью этого благородного животного в кочевой жизни и быту казахов.

Есть группа обычаев и поверий, связанных с конем, которые тесно переплетаются с периодами человеческой жизни: (рождение, детство, отрочество, юность, взросление, женитьба, смерть и похороны).

Когда мальчику исполняется три года, седлают коня, ребенка обучают верховой езде. Ашамай – это вид седла, сделанного специально для обучения ребенка верховой езде. У ашамая, как и у простого седла, бывают две стороны (передняя и задняя), две боковые стороны, окпан. Вместо стремян используют тепкишек. Тепкишек – это небольшая переметная сумка, сшитая из кошмы. Чтобы тепкишек был красивым, его с двух сторон обшивают тканью. Еще одна составная часть ашамая – колтырмаш. Колтырмаш – это тонкая, опорная палка, соединяющая переднюю и заднюю стороны ашамая.

Богатые казахи – баи своих детей, впервые севших на коня, пускали впереди каравана.

Это событие (восседание на ашамае) – первый серъезный шаг ребенка в жизни. Кочевники придавали этому особое значение. К. Л. Задыхина утверждает, что посвящение ребенку коня и обычай сажать его на коня – переходная форма инициации.

Лошадей увлеченно любили многие писатели и поэты, художники и музыканты, ученые и полководцы, философы и артисты. В их числе А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, Н. М. Карамзин, А. И. Герцен, Л. Н. Толстой, И. С. Тургенев, Н. В. Гоголь, А. И. Куприн, А. В. Суворов, М. И. Кутузов, А. А. Брусилов, К. Е. Ворошилов, С. М. Буденный, Г. К. Жуков и многие, многие другие.

Отечественная и зарубежная литература может по праву гордиться блестящими страницами художественных произведений так называемого эпического жанра. Кто из нас не вспоминает с душевной теплотой и сочувствием толстовского Холстомера, купринского Изумруда, Гульсары Айтматова, донкихотовского Росинанта и других героев литературных произведений!

Самым ярким и колоритным конем в русских сказах является Сивка-Бурка. В одном варианте сказки он описывается как конь, у которого «одна шерстинка золотая, другая - серебряная». В другом варианте сказки рисуется не менее впечатляющая картина: «Сивка бежит, только земля дрожит, из очей пламя пышет, а из ноздрей дым столбом». Вообще-то насчитывается около 60ти русских вариантов сказки о Сивке-Бурке, но эти два наиболее характерны. Однако в гениальном произведении Ершова прослеживаются мотивы еще одной русской народной сказки. Это «Жар-птица и Василиса-царевна». В этом сказании богатырский конь главного героя стрельца наделен необыкновенной силой, мудростью и магическими способностями.

Говоря о Cивке-Бурке и вообще о богатырских конях, народные русские сказки прибегают к выражениям, которые всякий раз повторяются слово в слово: "конь бежит - земля дрожит, из очей искры сыплются, из ноздрей дым столбом, из заду головешки валятся.." А когда садится на коня могучий богатырь и бьет его по крутым бедрам: "..добрый конь осержается, от сырой земли отделяется, поднимается выше лесу стоячего, что пониже облака ходячего; из ноздрей огонь пышет, из ушей дым столбом, следом горячие головешки летят; горы и долы промеж ног пропускает, малые реки хвостом застилает, широкие - перепрыгивает". [12,50]

Посмотрите - ведь богатырскому коню приданы все свойства грозовой тучи: бурый цвет, необычайная скорость, полет по поднебесью, способность перескакивать через моря, горы и пропасти, выдыхание жгучего пламени и всепотрясающий топот, от которого дрожит самая земля: "Конь бежит — земля дрожит!"

Кроме того, конь являлся для своего наездника и помощником. Например, Сказка Ершова «Конёк - горбунок»

Игрушечка-конёк,

Ростом только в 3 вершка,

На спине с двумя горбами

Да с аршинными ушами

на земле и подземлёй

Он товарищ будет твой.

Он зимой тебя согреет…

В голод хлебом угостит,

В жажду мёдом напоит…[15,5]

Так оно и было. Конёк-горбунок был хорошим помощником и советчиком для Ивана. И в конце концов спас его от верной смерти, прыгнув в кипяток. При этом он ничего особого не ждал от хозяина. Конёк оказался мудрее Ивана. Он предостерегал его, но тот его не слушал, и коньку пришлось исправлять ошибки хозяина.

Удивительно, насколько эти величавые животные были преданы человеку. За это люди наделяли их в своём воображении волшебной силой. Пример: «Сивка-Бурка». Сильный, статный «конь бежит, земля дрожит, из ушей столбом дым валит, из ноздрей пламя пышет».

С одной стороны можно испугаться коня, но не стоит . Он несёт на себе силу для преображения Иванушки, превращения его в писанного молодца и жениха Елены Прекрасной.

Надо отметить, что на протяжении веков в обществе закрепились два понятия, как человек-труженик и конь-труженик. Эти два определения вошли в жизнь людей очень «чётко» и выразились во многих произведениях писателей. А.С. Пушкин в форме старинной песни пересказал древнюю легенду о смерти князя Олега, одного из первых русских князей, основателей древнерусского, киевского государства.

В «Песни о вещем Олеге» он отразил тему рока, неизбежности судьбы. Автор восхищается силой и мужеством князя:

Как ныне сбирается вещий Олег

Отмстить неразумным хозарам:

Их села и нивы за буйный набег

Обрек он мечам и пожарам;

С дружиной своей, в цареградской броне,

Князь по полю едет на верном коне.

Олег показывается в «Песни…» как герой, который ничего не боится, совершает набеги, всегда побеждает. Но не все в жизни зависит от его таланта и силы. Правда заключается в том, что если что-то должно сбыться, то оно обязательно сбудется, от этого никуда не спрячешься. Именно этому предупреждению «мудрого старца» и не поверил Олег:

Запомни же ныне ты слово мое:

Воителю слава – отрада;

Победой прославлено имя твое:

Твой щит на вратах Цареграда;

И волны и суша покорны тебе;

Завидует недруг столь дивной судьбе.

Твой конь не боится опасных трудов;

Он, чуя господскую волю,

То смирный стоит под стрелами врагов,

То мчится по бранному полю.

И холод и сеча ему ничего…

Но примешь ты смерть от коня своего.

Олегу кажется, что он сможет уйти от злого рока, и он отсылает коня, пытаясь избавиться от угрозы смерти:

Прощай, мой товарищ, мой верный слуга,

Расстаться настало нам время:

Теперь отдыхай! Уж не ступит нога

В твое позлащенное стремя.

Прощай, утешайся – да помни меня.

Вы, отроки-други, возьмите коня…

Но через много лет, когда князь думает, что опасность миновала, потому что его конь мертв, судьба настигает Олега:

Так вот где таилась погибель моя!

Мне смертию кость угрожала!

Из мертвой главы гробовая змия,

Шипя, между тем выползала;

Как черная лента, вкруг ног обвилась,

И вскрикнул внезапно ужаленный князь.

Пушкин представляет коня таким же сильным и смелым, как и его хозяин. Он верен Олегу, который ценит его преданность:

И верного друга прощальной рукой

И гладит и треплет по шее крутой…

А где мой товарищ? – промолвил Олег, —

Скажите, где конь мой ретивый? [22]

С. Пушкин показывает, что у каждого человека в жизни есть свое предназначение, у каждого своя судьба. Но друзей нужно любить и уважать при жизни, чтобы потом не было печально и больно. Ведь друзья всегда помогут, не бросят в беде, настоящими друзьями нужно дорожить.

Произведения Лермонтова изобилуют описаниями лошадей.

Обилие коней в изобразительном наследии Лермонтова (они присутствуют также и во многих пейзажах) объясняется жизненными впечатлениями поэта, его отношением к лошадям. Тогда это был почти единственный вид транспорта; лейб-гвардии гусар ежедневно занимался своей лошадью, подобно всем кавалеристам в гусарских, уланских, кирасирских и кавалергардских полках. На Кавказе поэт увидел, какую огромную роль играет конь в жизни горца. Лермонтов, конечно, знал русский фольклор (былины и песни), ориентальные традиции в изображении коня и всадника, традиции рыцарской западноевропейской народной и книжной словесности.

В поэме «Аул Бастунджи» (1832—1833) целых пять октав посвящено верному коню героя:

Селим седлает верного коня,

Гребенкой медной гриву разбирая...

Горяч и статен конь твой вороной!

Как красный угль, его сверкает око!

Нога стройна, косматый хвост трубой;

И ло́снится хребет его высокой,

Как черный камень, сглаженный волной!

Размашисто скакал он, и кремни,

Как брызги рассыпаяся, трещали

Под звонкими копытами. Они

Сырую землю мерно поражали;

И долго вслед ущелия одни

Друг другу этот звук передавали,

Пока вдали, мгновенный, как симун,

Не скрылся всадник и его скакун...

Как дух изгнанья, быстро он исчез

За пеленой волнистого тумана!.. …[13,60]

Лермонтов сравнивал спину коня с «камнем, сглаженным потоком» («Измаил-Бей»), с «черным камнем, сглаженным волной» («Аул Бастунджи»).

Этот образ очень характерен для поэзии пустыни, вместе с тем Лермонтов «синтезирует, объединяет жизненные и литературные впечатления». Однако самое главное заключается в восхищении конем, в восприятии Лермонтовым окружающего мира. Конь для него — одно из чудес природы, существо, радующее человека, помогающее ему.

Приведем одну из самых сильных строф в поэзии Лермонтова:

Блажен, кто посреди нагих степей

Меж дикими воспитан табунами;

Кто приучен был на хребте коней,

Косматых, легких, вольных, как над нами

Златые облака, от ранних дней

Носиться; кто, главой припав на гриву,

Летал, подобно сумрачному диву,

Через пустыню, чувствовал, считал,

Как мерно конь о землю ударял

Копытом звучным и вперед землею

Упругой был кидаем с быстротою.

Эти строки поэмы «Сашка» из финальной ее части.

В 1837 году, находясь на Кавказе, Лермонтов записал турецкую сказку «Ашик-Кериб», где появляется белый конь, который «летит, как ветер», «быстрее мысли» и переносит героя от Арзиньяна до Тифлиса вместо двух месяцев езды за два дня.

Все остальные кони Лермонтова были вполне реальными, хотя в нескольких произведениях Лермонтов обращался к фольклорным мотивам.

Образы лошадей в произведениях Лермонтова, изображение поэтом их повадок и настроений, взаимоотношений коня и всадника делают его предшественником литературы, где конь становится главным героем. Назовем в этом ряду «Холстомера» (с подзаголовком «История лошади») Л. Н. Толстого, «Изумруда» А. И. Куприна, стихотворения Есенина «Табун», «Пантократор», «Сорокоуст», Маяковского «Хорошее отношение к лошадям», Слуцкого «Лошади в океане», стихотворения о лошадях Велемира Хлебникова, из которых самое удивительное перекликается с представлением Лермонтова о коне как о чуде, о высокой ценности природы:

Когда умирают кони — дышат,

Когда умирают травы — сохнут,

Когда умирают солнца — они гаснут,

Когда умирают люди — поют песни.

Холстомер - центральный персонаж повести Л.Н.Толстого «Холстомер» (1860). Объект изображения в повести - табун лошадей, людям в ней отведена второстепенная роль. Табун - это метафора современного общественного организма, и поэтому лошади здесь очеловечены, наделены людскими чувствами: жестокость и жалость, веселье и грусть, зависть и гордость, беспечность молодости и угрюмое сознание своей дряхлой старости. Более всего очеловечен главный персонаж X., чье жизнеописание занимает почти всю повесть. Толстой стремится создать образ живой, зримый, конкретный. Внешность X. описана обстоятельно и подробно: «мерин был роста большого - не менее двух аршин и трех вершков, частью он был вороно-пегий, но теперь вороные пятна стали грязно-бурого цвета <...> выражение лица было строго-терпеливое, глубокомысленное и страдальческое». Он искалечен побоями, страшно худ, у него опухлая и гноящаяся болячка и шерсть торчком. Но, несмотря на отвратительную старость этой клячи, знаток сразу узнавал, что это была в свое время замечательная лошадь.

«Глубоко мысленный» образ Xолстомера (он же «Мужик Первый сын Бабы») синоним российского земледельца, сотворен писателем, утверждающим религиозно-нравственную философию бытия. В судьбе Xолстомера отражена судьба попранного, униженного, порабощенного «мужика», участь которого - «унижения, труд, унижения, труд».

«Я был пегий, - сообщает о себе X., - я был мерин, и люди вообразили себе обо мне, что я принадлежал не Богу и себе, как это свойственно всему живому». [14,13] И только потому, что он пегий, к нему относятся как к вещи, с которой совершают купчие сделки. Пежина - это знак, наглядно разоблачающий условность и порочность деления божьего мира на отдельные сословия, слои, касты, группы с различными правами и типом существования. После случившегося с Xолстомером «странного несчастья», ставшего для него «решительным переворотом», он осознал жестокость и нелепость понятий: «мой, моя, мое, которые говорят про различные вещи, существа, предметы, даже про землю, про людей и про лошадей». Драматическая история «одной лошади», сочиненная писателем, - апофеоз конягам, чьи «божьи жизни» были отданы труду, покорному служению людям. Даже после смерти они продолжали служить добру, участвуя в вечном круговороте жизни.

Образу Xолстомера противопоставлен бесшабашный, беззаботный, веселый гусар Серпуховский, превратившийся в никчемного барина-паразита, жившего за счет работяг, таких, как X. Толстой использовал наивное, отстраненное, незамутненное предубеждениями и ложными постулатами сознание Xолстомера, чтобы обнажить абсурдность и противоестественность социального порядка, признающего право собственности, насилие, произвол, угнетение.

Таким образом, мы пришли к выводу, что в казахской литературе конь изображается как положительный образ, несущий в себе помощь, благородство, мужество, достоинство своего хозяина. Проанализировав произведения русской литературы, мы предполагаем, что отношение к коню несколько иное. Конь воспринимается не только как друг, соратник, боевой товарищ, но и иногда присутствуют отрицательные мотивы в изображении этого животного. Конь несет в себе таинственность, непредсказуемость, он обладает грозностью.

















  1. Эксперимент по концептуальному пониманию слова «конь» представителей казахской и русской культур


Эксперимент был проведен среди носителей казахской и русской культур. В нем участвовали дети казахской и русской национальностей.

Проведя анализ результатов опроса, мы убедились, что восприятие слова «конь» учащимися имеет как схожие, так и отличительные черты. Схожие черты восприятия можно объяснить тем, что дети живут на одной территории, воспринимают одну и ту же информацию.

Результаты данного эксперимента мы отразили в виде диаграммы Венна:


Русская

культура

- сила

- быстрота

- верность


Казахская культура

- богатство

- мужество

- благородство






Общие черты

- помощь

- дружба











Таким образом, можно прийти к выводу, что прослеживается чисто концептуальное понимание символа коня среди представителей культур. При описании коня дети, воспитанные в казахской культуре, используют прилагательные «гордый, красивый, мужественный», а представители русской культуры больше останавливаются на прилагательных «скоростной, свободный, верный».




















Заключение


В данной научной работе мы рассмотрели символ коня в казахской и русской языковых культурах. В теоретической части исследования нами освещен вопрос о культурологическом аспекте анализа, рассмотрены понятия «языковая картина мира», «концепт», «символ», что помогло в сравнительном изучении образа коня в мировой культуре и мифологии.

Кроме этого, особое внимание было направлено на сравнительный анализ произведений казахской и русской литератур. Как результат нашего исследования проведен эксперимент по концептуальному пониманию слова «конь» представителями двух культур: казахской и русской.

Подведя итоги работы, можно утверждать, что символика коня не трансформировалась. Конь издревле был благородным, высшим животным.

«Конь – крылья человека», – так гласила старинная казахская поговорка, и в ней таился глубокий смысл. Лошадь была верным другом и спутником степняка – воина и скотовода – на всех этапах его жизни: от раннего детства, когда он ребенком получал в дар первого жеребчика-стригунка с полным седельным набором; и до самой кончины, когда любимый конь усопшего, снаряженный в парадную амуницию, выполнял ключевую роль в поминально-обрядовом цикле в качестве его «заместителя» (тұл ат).

Конь в славянской традиции был уникальным животным. Он представлялся одновременно и земным существом, и солярным символом. Мистическую природу коня обнаруживали уже в том, что он питается земной растительностью, причем, дважды в сутки – на восходе и закате солнца, словно встречая и провожая небесное божество. С архаических времен сохранилось представление о коне-пламени, которое связано не только с его независимым, «огненным», нравом, но и с древним обрядом сжигания лошади вместе с человеком. Культ коня лежит в основе различных оберегов с его изображением - от коньков на крышах до ювелирных украшений. Поясные пряжки и ожерелья, украшенные головками или фигурками лошадей, имели охранительную функцию.

Рассмотрев все вышесказанное, можно сказать, что образ коня перекликается в культуре всех народов. Образ коня описывался в произведениях с самых древних времен и до нынешних времен именно как помощник, верный чувственный друг человека, благородное животное.












Список использованных источников


  1. Арутюнова Н.Д. Образ, метафора, символ в контексте жизни и культуры / Арутюнова Н.Д // Res philologica. - М., 1990.

  2. Кулагина Н. В. Символ как средство мировосприятия и миропонимания. М., 1999

  3. Лосев А.Ф. Проблема символа и реалистическое искусство. М., 1976.

  4. Лосев А.Ф. Знак. Символ. Миф. М., 1999

  5. Юнг К.Г. Архетип и символ. М, 1991

  6. Боголюбский С.Н. Происхождение и преобразование домашних животных. М., 2000

  7. Казахское слово: Избранное. - Алматы, 2009.

  8. Сборник стихов. Абай Кунанбаев. Стихотворения. - Алматы, 2006.

  9. Казахские народные сказки. -Алма-Ата: "ЖАЛЫН", 1985

  10. Ильяс Джансугуров, Сакен Сейфуллин. Серия: "Библиотека поэта. Большая серия".- Л, 1973

  11. М. Ауэзов. Путь Абая (в 2-х томах). – А., 1971

  12. Русские народные сказки (Сост. В. П. Аникин). М, 1995

  13. М. Лермонтов. Избранное. – М, 2004

  14. Л. Н. Толстой. «Холстомер». – М, 1989

  15. П. Ершов. Конек-Горбунок. - М.- Л, 1964

  16. О.С. Ахманова Словарь лингвистических терминов./ Ахманова О.С - М. Высшая школа, 1966.

  17. Игорь Георгиевич Добродомов. «Словарь тюркизмов в русском языке». – М,1979

  18. Лошаков Р. А. Феномен и символ / Р. А. Лошаков // Вестник Русской христианской гуманитарной академии. — 2005. — № 6.

  19. Уарзати В. Символика коня. URL: http:// www.anaharsis.ru./etno

  20. http://encyclopedia.kz

  21. http://history.kz

  22. http://feb-web.ru/feb/pushkin/default.asp?/feb/pushkin/rub1.html

  23. http://sigils.ru

  24. http://simvolizm1.narod.ru/slovar.html

  25. http://slovari.funplanet.ru/dictionary/symbols.html






28


Краткое описание документа:

Проект на тему «Символ коня в произведениях русской и казахской литературы» Лошадь - это благородное, умное и красивое животное! Очень много пользы она принесла человечеству в прежние века. На ней пахали, состязались в быстроте и ловкости воевали, возили грузы. История рассказывает нам, что именно приручение коня позволило человечеству резко шагнуть вперед по пути прогресса. Сложно себе представить другого животного, за исключением разве собаки, которое являлось таким близким людям, было их помощником и другом, вызывало у них массу прекрасных эмоций. С незапамятных времён, конь был для человека незаменимым другом и помощником. Лошадь требовалась везде: на охоте, в путешествии, на поле боя и на мирной пашне. Её запрягали в царские кареты и в убогие крестьянские дрожки, одевали в доспехи, за коня «отдавали полцарства» (в прямом смысле этого слова) Конь Александра - Македонского - Буцефал - легендарнейший конь, был похоронен с королевскими почестями. Тиран-император Калигула, сделал своего любимца членом римского сената. Лошадь была кормилицей бедняка и предметом гордости сильных мира сего. Мы остановились на сравнительном изучении символики коня в казахской и русской литературах. В этом и заключается проблема научного исследования. Объектом исследования в настоящей работе казахская и русская культуры, а предметом исследования символ коня в данных культурах. Цель исследования: анализ символа коня в казахской и русской культурах. В связи с этим мы поставили перед собой следующие задачи: 1. изучить происхождение и значение слова «конь»; 2. собрать и систематизировать материал, связанный с символом коня; 3. проанализировать образ коня в различных культурах; 4. провести сравнительный анализ образа коня на основе произведений казахской и русской литератур; 5. провести эксперимент среди представителей казахской и русской культур для концептуального понимания символа коня.

Автор
Дата добавления 03.01.2013
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров3325
Номер материала 3217010357
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх