Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / История / Конспекты / Исследовательская работа «Из прошлого в настоящее»
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • История

Исследовательская работа «Из прошлого в настоящее»

библиотека
материалов

Из истории

посёлка Степного Прибрежного сельского поселения


Из истории посёлка Степной Прибрежного сельского поселения «Из воспоминаний жителя п. Степной Шаповалова Георгия Михайловича 1941г.р (ныне ветеран погранвойск КГБ СССР, майор в отставке.)»

«Данные воспоминания не претендуют на безусловную точность и объективность прошедших лет, они являются субъективными и не полными. Они охватывают период с 1944 года по 1958 год. События прошедшего времени описываются через призму детского и подросткового времени тех лет.»



В 1958 году после окончания средней школы участвовал в строительстве Волгоградской ГЭС имени 22 съезда КПСС, промышленных предприятий и самого города Волжский Волгоградской области. Срочную службу проходил на Черноморском флоте. В 60-ые годы работал в горкоме ВЛКСМ города Волжский. Окончил Саратовский юридический институт. В 1969 году решением Секретариата ЦК КПСС зачислен в кадры КГБ СССР и служил в погранвойсках КГБ СССР. Уволился в звании майора. После увольнения работал начальником штаба Охотского района Хабаровского края по вопросам гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций.


После освобождения Кубани от немецких захватчиков, мою мать — Домбровскую Татьяну Николаевну, так как она была учительницей, направили на 4-е отделение совхоза «Сад-Гигант» им. М.Горького Славянского района, для организации школы. Эго было где-то летом 1944 года.

Под школу было выделена одна комната, в здании первого дома при въезде в посёлок (точнее, это был школьный класс, в котором размещались четыре парты). Одновременно этот класс служил и местом демонстрации привозимых кинофильмов. Кино демонстрировалось без звука, оно называлось - «немое кино». Работа киноаппарата строилась от «магнита», крепившегося на столе. Взрослые парни поочерёдно, в процессе всего фильма, за ручки крутили это «магнето». Вырабатываемый электрический ток подавался на кинопроектор, и таким образом шла демонстрация кинофильма, на стенку вешался экран. Киномеханик во время показа кинофильма читал субтитры.

В те годы 4-е отделение состояло из 2-х частей - «Нового» и «Старого» отделений (так они назывались в обиходе). «Новое отделение» - это территория ныне существующего посёлка. Оно состояло из 5-ти жилых домов, так называемых «бараков» (четыре из них существуют и no-ныне), а так - же здание нынешнего клуба (оно выполняло функцию складского помещения).

После изгнания немцев с Кубани в 1943 году, в зале нынешнего клуба содержались военнопленные немцы, которые работали на разных работах.

В этом же здании существовал сепаратный цех по переработке молока. Из сыворотки изготавливался так называемый «казеин», который после сушки шёл на изготовление определённых видов клея. Гранулы казеина сушились на улице на настилах, мы, детвора, тайком похищали этот казеин, набивали им свои карманы и с удовольствием его поедали. А так-же, в этом здании располагался и магазинчик со скудным ассортиментом продтоваров: селёдка в бочках, рыбные консервы, бычки и килька в томатном соусе. Из сладостей в основном были конфеты, так называемые «подушечки». Хлеб привозили на подводе с будкой, оборудованной для размещения в ней определённого количества буханок ржаного хлеба. Как распределялся хлеб, сейчас вспомнить трудно, были ли карточки или нет, скорее всего, он продавался в зависимости от количества душ в семье.

Рядом со зданием нынешнего клуба, располагался амбар для хранения овса, ячменя, гороха. В нескольких метрах от амбара стояло здание склада, в котором хранились ящики с дымовыми шашками (они использовались для окуривания сада, на случай заморозков во время его цветения).

В здании ныне существующей бани располагалась водокачка. Вода подавалась в колонку, а из неё в деревянное корыто длиной около 10 метров. Из этого корыта поились лошади и быки, а впоследствии, и коровы жителей посёлка. Это корыто располагалось примерно там, где сейчас вход в здание конторы отделения.

В нескольких десятках метров западнее водокачки, на кромке, проходившего через посёлок, оврага, находилось здание, в котором размещалась кузница, столярка и баня (помывка в которой осуществлялась, как говорится - «по - чёрному»).

Южнее этого здания, в ста метрах, так же на кромке оврага, располагалась конюшня, в которой содержались лошади и быки, служившие основной тягловой силой в производственной деятельности совхоза.

Там, где сейчас располагаются 2х этажные здания на правой стороне ул. Центральной, находился тракторный парк. Он имел в своём составе: один колёсный трактор «Универсал» 20-х годов выпуска; старенький комбайн: косилки и сеносгребатели на конной тяге: несколько плугов, борон и др. сельхоз инвентарь. Пополняться новой техникой тракторный парк начал где-то в начале 50-х годов, сперва гусеничными тракторами, а потом и колёсными на резиновом ходу Однако основной тягловой силой до конца 50-х, 60-х годов служили быки и лошади.

Большая роль в производственной деятельности отделения отводилась плодоплатформе, располагавшейся на месте нынешней тарной базы. Она состояла из цеха, где производилась калибровка и упаковка яблок. Крыша этого цеха была покрыта камышом, так - же имелся навес для хранения стружки, которая использовалась при упаковке яблок в ящики и навес где производилась сбивка ящиков. На плодоплатформе работало до 50-ти и более человек. Женщины на специальных станках калибровали и упаковывали яблоки, а мужчины подносили им новые ящики с яблоками и убирали от работниц уже готовые упакованные ящики. Эти ящики забивались сверху досками, приклеивалась на каждый ящик специальная этикетка совхоза «Сад-Гигант» и готовые ящики отправлялись на железнодорожную станцую «Протока», а оттуда в разные города страны. Калибровались и упаковывались только плоды, снятые с деревьев, а «падалица» содержалась в так называемых «буртах» прямо на земле. Затем её загружали в грузовые автомобили и отвозили на консервный завод, который располагался в п. Совхозном (в то время он назывался центральным отделением). Из этих яблок на заводе изготовляли повидло и джем, а так же яблочные соки. В период сбора урожая плодов на плодоплатформе стоял дурманящий аромат от яблок, и этот аромат разносился далеко за территорию плодоплатформы. Среди калибровщиц и упаковщиц велось соревнование, победителям присваивалось звание «ударника» и вручался вымпел, который крепился на станке. И тогда было видно, что здесь трудится ударник соц. труда.

Контора отделения состояла из 2-х комнат и находилась в торце барака, занимавшего территорию нынешнего нового магазина и тянувшегося в сторону трудового лагеря (сейчас этого здания нет). В этом же бараке жили рабочие отделения, а так - же располагался фельдшерский пункт.

Управляющим отделения, где-то до 1947 года был тов. Шатров, потом его сменил тов. Руденко Алексей Павлович. Агрономом отделения была Соколова Тамара Николаевна, бухгалтером - тов. Охотный. Заведующим плодоплатформы с 1947 по 1967г.г. был мой отец Шаповалов Михаил Михайлович, механиком отделения — тов. Жилин, зав. хозом — Зарубин Митрофан Иванович. Бригадирами были: Пшеничный, Бессалый, Бондаренко, Верёвкин (это те кого я помню).

В 50-х годах и до выхода на пенсию работали постоянно на своих должностях: тов. Руденко, Пшеничный, да одно время, недолго, даже был управляющим тов. Бессалый, Шаповалов, Зарубин, Верёвкин. В 1953 году бухгалтера Охотного, в связи с отъездом на целину, сменил т. Кондратьев, а агронома тов. Т.Н. Соколову сменил тов. Белоцерковский.

Рядом с конторой находился сигнальный пост, его предназначение заключалось в оповещении рабочих, да и всего населения отделения, о начале рабочего дня, о начале и конце обеденного перерыва, а так же о конце рабочего дня. В экстренных случаях он мог служить как сигнальное средство для сбора всего населения. Представлял он собой перекладину, на которой был подвешен вагонный буфер и специально закреплённый за этим человек подавал эти сигналы. Он стучал молотком по буферу в 8 часов утра— 8 раз, это означало начало рабочего дня. В 12 часов — 12 раз, означало это начало обеденного перерыва, 13.00 часов — 13 раз — конец обеденного перерыва и в пять часов вечера — 5 раз — конец рабочего дня. Эти звуковые сигналы разносились очень далеко и практически были слышны в любой точке территории отделения. В то время наручные часы или карманные часы были большой редкостью, поэтому рабочие ориентировались в течение дня по этим сигналам.

На центральной части территории отделения больше зданий и сооружений не было, за исключением 3-х хуторов. Два располагались в конце нынешнего посёлка. Это хутор, в котором проживала семья Чуприяновых и севернее от них, ближе к саду — хутор, в котором проживала семья Дмитриевых. Третий хутор располагался южнее на границе с территорией соседнего колхоза, и в нём проживала семья Кутернега. Тогда половина рабочих 4-го отделения проживала на территории гак называемого «старого отделения». Оно располагалось на территории 3-го отделения — левее нынешней «Арки» - поворота на 3-е отделение с петровской трассы. Один дом располагался, примерно, где сейчас Арка 3-го отделения, в нём жило несколько семей. И четыре или пять домов, западнее этого дома на удалении 300 или 400м от него. Постройки были старые, некоторые дома были крытые черепицей, а некоторые камышом. Все проживающие в этих домах были рабочими 4-го отделения.

Переселение рабочих, так называемого «старого отделения», на территорию современного посёлка началось где-то в конце 40-х - начало 50-х годов, когда был построен барак, он существует и сейчас, расположенный между трудовым лагерем и первым 2-х этажным домом, а так же когда сделали, в то же время, пристройки с обоих торцов первых двух домов при въезде в посёлок.

В конце 40-х годов началась застройка западной части посёлка индивидуальными домовладениями. Эту часть посёлка люди называли «хуторком». На вопрос: « Где ты живёшь?», следовал ответ: «Да на хуторке!».

Желающим рабочим 4-го отделения выделялась земля под так называемый «план» и сразу же была определена траектория ныне существующей улицы Центральной. По обеим её сторонам и выделялись эти участки. Дома строились из самана. Это спрессованная глина с соломой в виде кирпича высушенного на солнце. Полы в этих домах были земляными, помазанные жидкой глиной. В зависимости от достатка, крыши были или под камышом, или под черепицей. Глина для приготовления «самана» бралась из ямы, которая находилась в том месте, где сейчас расположена территория тракторного парка. Яма была не глубокой, но широкой в диаметре. Летом, после ливневых дождей, она наполнялась водой и служила местом для купания детворы отделения. Вода в яме взбалтывалась до такой степени, что сбегала с тел детворы уже в виде жидкой глины. Но это никого не смущало, после купания все бежали обмываться под колонкой, где стояло корыто для водопоя животных.

Первый каменный индивидуальный дом был построен где-то в середине 50-х годов и принадлежал он управляющему отделением - Руденко Алексею Павловичу.

Территорию сада 4-го отделения во многих местах прорезали овраги. Один овраг проходил даже через посёлок, а выходил из сада в районе водонапорной башни и шёл между нынешней столовой и первыми домами частных владений, мимо здания кузницы, конюшни и уходил через поле на территорию соседнего колхоза. В части оврага, примыкавшему к началу улицы «хуторка», после осенних дождей скапливалась вода, в морозные зимы она покрывалась тонким льдом, и это место служило развлечением для детворы. После уроков в школе, с сумками и портфелями мальчишки бегали на эту замёрзшую лужу покататься. Нужно было с разбега проехать на ногах через всю лужу (ширина которой была 10-20метров) по прогибающемуся и трещащему льду. Всё зависело от скорости разбега, но не у всех это получалось. Кто-то проваливался и набирал воду в обувь, а кто-то даже падал в воду, выступавшую на поверхность льда.

Промокшие, взъерошенные ребята возвращались домой, кто-то самостоятельно, а кто и под «лозиной» своих родителей. Однако на следующий день всё повторялось и это длилось до тех пор, пока лёд не растает.

Овраги в саду зарастали травой. Летом там выделялись участки для заготовки сена жителям, у которых были коровы.

Кварталы сада разделялись сдвоенными полосами пирамидальных тополей и третьей полосой из кустов декоративной айвы, которая представляла собой сплошную, непролазную стену. Территорию сада между 4-м и 2-м отделением

прорезала лесополоса шириной примерно 20 метров, состоявшая из пирамидальных тополей, ясеня, деревьев грецкого ореха и кустарников. Эта лесополоса тянулась от военведа и до самой реки Протока, проходя так же и по территории сада 3-го отделения. Центральная лесополоса, которая существует и ныне, состояла из колючей акации, ясеня и кустарников (она была шириной до 100 метров). Всё это составляло единый лесозащитный комплекс сада от ветров, пылевых бурь, а так же для снегозадержания. В то время лесополосы во многих районах Кубани состояли из колючей акации, поэтому ежегодно, осенью, мы, ученики школы заготавливали зёрна-косточки этого дерева в количестве, которое должна была сдать школа.

Между жилыми домами и зданием клуба был пустырь, а земля за клубом и до самого военведа была целиной, заросшая дикими кустарниками и травами, в основном «куриями». Так на лексике кубанских казаков называлась трава «перекати поле». Эта территория площадью 20 гектар, была обработана где-то в конце 40-х. Несколько дней всё население посёлка очищало эту территорию от кустарников и травы. Кустарник вырубался, собиралась трава, и всё это сжигалось в больших кучах. Костры горящего дикороса манили к себе детвору, и взрослые прилагали немало усилий, чтобы никто из детей не попал в костёр. На этом участке разбили бахчу и выращивали прекрасные арбузы и дыни. В середине 50-х годов на этой же территории был высажен виноградник, он просуществовал до середины 60-х годов. В памяти того поколения остались вкусные и прекрасные сорта росшего там винограда.

В середине 50-х годов, на 4-м отделении(ныне это кварталы 95 и 96) были посажены персики, которые уже через 2 -3 года давали прекрасный урожай.

В 50-х годах на территории 4-го отделения уже выращивались черешни, вишни, абрикосы, сливы, виноград, персики, арбузы, дыни, а так же яблони, сорта которых в настоящее время не произрастают, например такие как - «Белый налив», «Доктор Фиш», «Пармен зимний золотой», «Розмарин», «Шампанское», «Макинтош», «Боровинка», «Вагнер», «Джонатан», «Делишест», «Уайн Сэп», «Кальвин белоснежный», «Пепин Лондонский», «Ивановская» и др.

Производственная деятельность жителей отделения заключалась в уходе за садом, сбору и обработке собранного урожая. Средством перевозки грузов служили подводы, а так же, так называемые «площадки». Это подводы с плоской поверхностью, запряжённые лошадьми или быками. Интересно то, что быки в упряжке носили клички — правый - «Цоб», левый - «Цобе» и ездовой с помощью прута и кличек управлял ими. «Площадки» предназначались для перевозки ящиков, садовых лестниц, столбушек и др. инвентаря. «Столбушка» - это конусообразная, сделанная из ивовых прутьев корзина с ручкой использовавшаяся во время съёма плодов с дерева. Из столбушек плоды высыпались в ящики, которые потом отвозились на плодоплатформе, где производилась обработка плодов.

Агротехнологией того времени предусматривалось выращивание плодовых деревьев больших размеров, чтобы с одного дерева можно было собрать большой урожай. Самые большие деревья с высокой кроной были яблони сорта

«Розмарин».

С одного дерева порой собиралось двадцать и более ящиков, ветки гнулись под тяжестью плодов и чтобы они не ломались их подпирали «чаталами». «Чаталы» - это тонкие, но крепкие жерди.

Во время войны, ухода за садом не было никакого. В послевоенные годы уход заключался в вспахивании междурядий. В отдельных кварталах междурядья засеивались кормовой травой — люцерной. Зимой производили обрезку сада. Это был очень тяжёлый физический труд, так как с лестниц обрезчики не могли обработать всю крону больших объёмов и им приходилось залазить на дерево и стоя на ветках производить обрезку. Опрыскивание сада почти до 50-х годов не производилось. Правда, где-то раза два весной территория сада опрыскивалась ядохимикатами с самолёта «Кукурузника», но токсичность ядохимикатов в сравнении с ныне применяемыми была в несколько раз ниже. Редкое опрыскивание сада позволяло гнездиться на его деревьях большому количеству птиц. И только в середине 50-х годов, когда началось интенсивное опрыскивание сада, птицы из сада исчезли.

Для обеспечения кормами быков и лошадей в 50-х годах междурядья в саду засеивались кормовыми травами. Такими как люцерна, эспарцет, суданка. А на полях, за отделением, на землях свободных от сада выращивались овёс, ячмень, люцерна, горох. На зиму создавался запас сена, который хранился в огромных скирдах возле конюшни, а овёс хранился на зерновом складе.

Жизненные условия жителей отделения в годы войны, после освобождения, и в послевоенный период и до конца 40-х были очень сложными и тяжёлыми. Производство, быт, содержание и воспитание детей лежало на плечах женщин - матерей. Мужчины были ещё на войне. Тем семьям, в которые после Победы над Германией, вернулись отцы и мужья стало полегче. Но не во все семьи вернулись мужчины, многие погибли на войне. Помню, не вернулись с войны отцы и мужья в такие семьи как: Гарбузова, Сердюкова, Новикова, Чужипова, Стародубцева, Стрельцова, Евтушенко, Кулик, Головко, Дудко, Петелысо, Бабич, Хортик, Нелепа, Сорока и др.

Особенно тяжёлым был 1947 год. Хлеба, круп, муки, сахара и других продуктов у людей не было. Их не привозили в магазин, и взять их попросту было негде. Люди голодали. Земли под огороды официально тогда ещё не выделяли, поэтому овощи на зиму не заготавливались. В ход шла «макуха», варёные зёрна кукурузы, лебеда, крапива, конский щавель и другие травы. Чай заваривался из веточек вишни и его пили без сахара или в лучшем случае с конфетами «подушечками» если они были в магазине. Тяжело было зимой. С приходом весны, когда появлялись травы, было уже полегче, а летом в рацион питания уже шли фрукты.

На территории отделения, за нынешним химскладом и напротив на территории 3-го отделения, были лиманы, заросшие камышом и чаканом. Люди ходили туда, мы со старшим братом тоже, выкапывали клубни чакана и приносили домой. Родители разминали эти клубни до порошкового состояния с волокнами, эту смесь сушили на разложенных, на траве кусках какой-нибудь материи. И эта высушенная травяная смесь была заменой муки, из которой потом пекли лепёшки. Какие они были на вкус, об этом сегодня говорить не приходится. Несмотря на непростую обстановку того времени (шла ещё война), в 1944 году в нынешнем здании, напротив нового магазина, были выделены две комнаты под детский сад. Питание детей в нём было гораздо лучше чем в то время в семьях. С 1944 года и по 1948 год и я ходил в этот детский сад. Фамилию первой заведующей детского сада я не помню, а вот с 1954 года, и тридцать лет потом бессменно, им руководила Зинченко Татьяна Фёдоровна. Она жива и сейчас. В декабре 2012 года ей исполнилось 90 лет.

С южного торца здания детского сада была выделена комната под библиотеку. Оборудовала, привезла определённое количество книг, вела учёт и выдачу их моя мама — первая учительница 4-го отделения - Домбровская Татьяна Николаевна.

В 1948 году в бараке, где располагалась контора, с западной его стороны были выделены 2 комнаты с общим коридором, в них размещались учебные классы с первого по четвёртый. С того момента это учебное заведение получило статус начальной школы. Директором школы стала присланная учительница с высшим педагогическим образованием — Минакова Лидия Дмитриевна. У моей мамы не было высшего педагогического образования, а было среднее. Она закончила Краснодарский педагогический техникум в 1934 году, поэтому её и не назначили директором школы. Была прислана ещё одна учительница начальных классов — Митерева Анна Ивановна, она проработала где-то до 1954 года и её сменила Кондратьева Мелания Фёдоровна. Вот этот коллектив состоявший из 3-х учителей проработал в той школе до того момента когда было построено здание ныне существующей школы №7 и старая школа перешла в новое здание где-то в 1959 году. В новой школе был уже другой коллектив педагогов, но и в нём моя мама проработала до 1967 года, до выхода на пенсию. За период с 1944 года по 1967 год, моя мама выучила и воспитала несколько поколений жителей 4-го отделения совхоза «Сад-Гигант», ныне посёлка Степной.

Обустройство населённого пункта, быт людей, а надо учитывать, что описываемый период относится к двум последним годам Великой Отечественной войны и послевоенный период, были определённо упрощенными, не хочу употреблять слово «убогими», в тот период по другому и не могло быть. Никаких заборов, изгородей, палисадников вокруг бараков и других зданий не было. Первый забор из досок появился вокруг здания в котором разместился детский сад, затем вокруг конторы, потом к концу 40-х годов, постепенно появились палисадники вокруг жилых бараков, а вокруг отдельных бараков ставились «плетни». Это заборы, лаги для которых делались из толстых веток деревьев и между ними вплетались ветки кустарников.

Для освещения жилья применялись керосиновые лампы. Отопление было печное, печи топились дровами. Это были ветки фруктовых деревьев, так как рубить на дрова деревья и кустарники в лесополосах категорически запрещалось. В то время нарушение любых запрещённых мер наказывалось очень строго, до уголовного наказания. Уголь выделялся только учителям, согласно льгот определённых государством. В летнее время еда жителями посёлка готовилась на летних печах называемых - «кобыцями». Всё это было

под открытым небом. Крытые летние кухни начали строиться где-то к середине 50-х годов. Воду жители всех этих бараков брали из единственной колонки, где был организован водопой скота.

Улиц, как таковых, в населённом пункте не существовало, асфальта, мощеных дорог, тротуаров не было. Особенно сложно и трудно было в осенне-зимне-весенний период. Между домами и на пустырях стояли большие лужи и непролазная грязь, поэтому передвигаться по посёлку можно было только в сапогах. Умывание и другие виды гигиены в домах люди осуществляли при помощи умывальников, тазиков, чашек и вёдер. Общественные туалеты были один на два барака. Бытовые отходы выносились в вырытые ямы. Одевались очень бедно. Основной одеждой осенью, зимой и весной для большинства жителей были телогрейка и сапоги. Женщины одевали юбки или простенькое платье и платок, а мужчины брюки, у пришедших с фронта — брюки-галифе, военный китель, могла быть шинель и шапка. Летом одежда тоже отличалась определённой простотой. Детвора дошкольного возраста летом бегала нагишом и это считалось нормальным, естественным и не вызывало ни у кого никакого смущения и нарекания, подростки школьного возраста, ученики начальных классов, хотя и ходили летом в трусах, но на ногах обуви не носили, ходили босиком. Этим самым достигалось несколько целей. Дети постоянно были на природе, закаливая свой организм, с другой стороны сокращались расходы на одежду, достигалась экономия денег. Вшивость, наличие клопов в жилых помещениях было, по сути обычным явлением. Борьба с этими паразитами в каждой семье велась постоянно. Члены родительского комитета, существовавшего на отделении, а в него входили учителя, родители-активисты, постоянно ходили по квартирам, где в семьях были дети, проверяли условия, в которых они жили и при необходимости требовали от родителей соблюдения надлежащих гигиенических и санитарных норм. В тоже время, если это требовалось, через профсоюзный комитет рабочих и отделения оказывалась необходимая помощь тем семьям, отцы которых погибли на войне. Собиралась одежда, обувь и распределялась среди детей в семьях, которых и этого не было.

Летом можно было наблюдать обычную картину борьбы с насекомыми- паразитами населявшими человеческое жильё. Люди выносили из домов на траву кровати, топчаны, столы, лавки, стулья и обдавали их кипятком несколько раз, сушили на солнце, тем самым избавляясь от паразитов, в первую очередь от клопов. Благодаря тому, что дети всё свободное время проводили на улице, простудные заболевания были редкими, но от недостатка витаминов, скудной пищи многие дети, и я в том числе, болели «золотухой». Это когда кожа головы покрывалась коростой и гнойными ранами. Лечилась она путём приёма вовнутрь рыбьего жира. Где его доставали родители, я не знаю, но помню, что при одном только запахе он вызывал такое отвращение, что родителям приходилось силой вливать его мне в рот.

Миновал голодный 1947 год. Постепенно жизнь у жителей посёлка налаживалась в лучшую сторону. В конце 40-х начале 50-х годов был бурный всплеск рождаемости детей. Дети рождались почти в каждой семье, в которой мужчины вернулись с войны. У одиноких мужчин и женщин, парней и девушек стало больше возможностей создавать новые семьи. Рабочим, проживающим в совхозных квартирах, стали выделяться земли под огороды, а те рабочие, которые брали «план» на «хуторке» строили дома и обзаводились огородами уже на своей земле. Каждая семья строила подвал для хранения собранного урожая овощей. Огурцы, помидоры, капуста солилась в бочках, а картошка, свекла и морковь хранились в подвалах в бутылках. Заготавливались на зиму и яблоки. Они квасились отдельно или вместе с капустой. Для этого использовался в основном сорт «Розмарин», но так же квасились и другие сорта яблок.

В личных хозяйствах стала появляться и живность: куры, утки, гуси, поросята, а в отдельных семьях и коровы. Важной жизненной целью для каждой семьи в конце 40-х в начале 50-х годов было приобретение коровы. Она была кормилицей семьи. Наличие коровы означало достаток и исключение гол ода, который люди пережили в 1947 году. Поэтому к середине 50-х годов корову имела практически каждая семья, проживающая на отделении, и стадо коров насчитывало где-то около 150 голов. Стадо выпасалось на территории военведа. Трудности были в заготовке сена, свободных площадей для кормовых трав было мало, поэтому заготавливались на зиму даже стебли кукурузы.

Из семян подсолнечника, выращиваемого на огородах, сбивалось масло на маслобойне, располагавшейся слева за мостом через р. Протока на х.Трудобеликовский. Управляющим отделением выделялась подвода поочерёдно для несколько семей, мужчины отвозили мешки с семечками на эту маслобойню, а оттуда уже привозили подсолнечное масло, аромат которого долго стоял не только в квартирах, но и на улице. Семена кукурузы шли на корм птице, свиньям, а стебли на корм коровам. Во многих семьях были сделаны

«крупорушки», на которых мололись зёрна кукурузы. Полученная крупа широко использовалась для приготовления различных блюд. В первую очередь для приготовления каши с молоком, салом, маслом, а также для выпечки лепёшек вместо хлеба. Много вкусной и сытной еды готовилось из «кабака», так в простонародье называлась тыква. Каша с кукурузной крупой и без, пирожки и пироги, а особым лакомством для детворы была тыква, запечённая на углях. Когда созревал урожай яблок в саду, то рацион питания жителей пополнялся новыми вкусными блюдами из них. Яблоки мочёные, яблоки запечённые, яблочное пюре с маслом или молоком, яблочный джем и повидло, пирожки и пироги с яблоками, сушка для компота и др.

Ежегодно под Новый год в хозяйствах забивались свиньи. То и дело над посёлком проносился поросячий визг, знак того, что в очередной семье в рационе питания появится мясо и мясные деликатесы. Мясо, сало солилось, а в некоторых семьях и коптилось. Его хватало на зимние месяцы и даже на часть весны. В январе, феврале, марте начинался отёл коров, и на столе появлялось долгожданное молоко и молочные продукты. Многие стали обзаводиться сепараторами для переработки молока.

Изменения начали происходить и во внешнем облике жителей посёлка. Из обихода постепенно стала исчезать крайне изношенная, латаная одежда, в том числе и военного покроя, как у взрослых, так и у детей. У людей, кроме повседневной одежды стала появляться и выходная.

В то время в стране, с участием практически всего населения, широко отмечались два общегосударственных праздника: 7-8 ноября — очередная годовщина Великой Октябрьской Социалистической Революции, и 1-2 мая - День международной солидарности трудящихся. Причём 1-го мая, как и 7 ноября все жители района принимали участие в демонстрации, которая проходила в районном центре, а 2-го мая по всей стране проводилась так называемая «Маёвка». Взрослые и дети выезжали на природу, в специально отведённые места для каждого населённого пункта. Как правило, рабочие всех отделений совхоза «Сад-Гигант», проводили «Маёвку» на берегу реку Протока на территории первого отделения. Обстановка была праздничная, раскрепощённая, работали буфеты с различными продуктами, напитками, сладостями. Продавалось мороженое — давно ожидаемая радость для детей. Кругом звучала музыка, в каждой компании: аккордеоны, баяны, гармошки. Каждая компания исполняла свою песню, и всё эго звучало на довольно большой территории, вдоль реки Протока, где и проводилась «маёвка». Такие «маёвки» проводились каждый год 2-го мая до 1953 года и прекратились лишь со смертью Сталина.

Каждый послевоенный год вносил постепенные положительные изменения в производственной деятельности, обустройстве посёлка, быту, культурном досуге. Продолжалось переселение рабочих со «старого» отделения на «новое», для этого был в 1950 году построен барак напротив трудового лагеря, произведены пристройки к первым двум домам при въезде в посёлок, продолжалось строительство новых домов на «Хуторке»,

После репатриации в 1946 году пленных немцев, помещение, где они располагались, было переоборудовано в кинозал, а по-сути стало выполнять роль сельского клуба. В нём впервые в истории посёлка, стали показывать звуковое кино. Кинофильмы демонстрировались кинопередвижкой, которая обслуживала все отделения совхоза. Привозилась она на подводе запряжённой лошадьми. Перед концом рабочего дня киномеханик запускал движок, выставлял на улицу динамик, музыка была слышна очень далеко, и каждый житель понимал, что в предстоящий вечер будет демонстрироваться кинофильм. В кино шли семьями. Первые годы в зале стояли только лавки, потом, в конце 40-х годов была оборудована сцена с двумя боковыми кулисами, которые, как и «задник» были художественно расписаны. В это же время из здания убирается и сепаратный цех, на его месте была построена киноаппаратная и комната для настольных игр. И уже в то время здание называлось клубом. В нём проводились торжественные собрания, посвящённые знаменательным датам, подводились итоги года, профсобрания, выступали заезжие артисты, демонстрировались кинофильмы. В конце 50-х годов это здание выполняло только клубную роль. Поэтому дату «1969 год», существующую на фасаде нынешнего клуба считаю ошибочной, так как дата ставится со дня основания, а не со дня перестройки.

В начале 50-х годов, через пустырь от здания конторы до здания клуба был проложен тротуар, обсаженный с обеих сторон деревьями и кустарниками. Территория возле конторы была огорожена и вдоль забора высажены деревья и кустарники (сирень, жасмин). Были оборудованы несколько скамеек, которые днём служили производственным целям при проведении нарядов, выдачи зарплаты, а вечером собиралась молодёжь.

Важнейшим событием в истории посёлка является его электрификация. В 1950 году в здании водокачки установили двигатель с генератором по выработке электротока. В этой части посёлка ко всем жилым и производственным домам подвели электропитание. И когда в один прекрасный день в домах людей загорелась электро лампочка, радости и восторга не было предела. С этого момента постепенно из быта начали уходить керосиновые лампы.

В первой половине 50-х годов была проведена реконструкция плодоплатформы. Камышовая крыша основного цеха была заменена шифером, внутри цеха установили транспортную линую (в ручном варианте) для передвижения ящиков с плодами. В начале цеха оборудовали помост на уровне кузова грузовых машин, что позволило проводить загрузку упакованных ящиков сразу же в кузов. Была построена весовая для взвешивания транспорта, как пустого, так и в загруженном варианте.

В саду выкорчёвывали старые, засохшие деревья с заменой на новые молодые деревья. Работы в саду проводились в основном в ручную, выкорчёвка, окапывание лопатой приствольных кругов, удаление тяпкой сорняков на каждом ряду и др. Появились два первых опрыскивателя, назывались они «11ионерами», на тягловой основе и этой основой были быки. Борьба с плодожорками стала проводиться как с помощью этих опрыскивателей, так и путём обвязывания стволов деревьев кольцами из бумаги пропитанной специальным составом химикатов.

В середине 50-х годов в саду был прорыт канал, который брал своё начало на 1-ом отделении. Вода в него закачивалась с помощью насоса из реки Протока. Он шёл на 2-е отделение по левой стороне дороги, с первого на второе отделение мимо нынешнего трудового лагеря 2-го отд., плодоплатформы до лесополосы отделяющей сад от военведа, потом поворачивал в сторону 4-го отд. и по внутренней стороне между лесополосой и садом шёл на 4-е отд. до центральной широкой лесополосы и до плодоплатформы. Берега канала были не заросшими, воды в нём было много, поэтому с момента его прорытия и пуска воды он стал местом купания и отдыха в летний период как взрослых так и детей отделения. Функцию отдыха канал выполнял много лет.

Характерным моментом того времени было то, что отдых как взрослых так и детей, подростков, юношей и девушек был связан с времяпрепровождением на природе, на улице (а точнее на пустыре, между конторой и клубом). Игр всевозможных было очень много, такие как: «Гуси и волк», «Считалки», «Салки», «Догонялки», «Классики», «Цурки», «Штандр», игры с резиновым мячиком, хороводы и др. Каждая игра имела свои возрастные категории. Но самой серьёзной игрой, где нужно было проявлять быстроту, ловкость, меткость и другие качества была конечно же «Лапта». Позже, примерно на месте нынешних ворот трудового лагеря, была сделана волейбольная площадка, а рядом турник. Теперь уже это место стало местом досуга после работы, уроков и в выходные дни парней, ребят старших классов, да и взрослых мужчин также.

Часто можно было наблюдать такую картину: на площадке и вокруг неё, парни были увлечены игрой, азарт, реакция зрителей, возгласы одобрения или укора, стоял неумолкаемый шум и гвалт пока шла игра, а рядом, мимо волейбольной площадки, парами или группой, беседуя как бы о чём-то своём, но в то же время посматривая в сторону площадки, прохаживались девушки. Это были как бы своеобразные смотрины. Каждая девушка высматривала среди парней того, кого ей надо было увидеть и наоборот. Ещё одно место, где проводилось свободное время детворой, юношами и девушками был подвал на улице Центральной, возле дома №4 (сейчас его почти не видно), это было самое высокое место в жилом массиве этой части посёлка. Когда зимой выпадал снег и были морозы, подвал был лучшей ледяной горкой. Ребята приносили воду и обливали самый крутой склон этого подвала и получался прекрасный ледяной желоб длиной до 20 -25 метров. И начиналось самое интересное, главное веселье. Ребята брались друг за друга, цепочкой, стоя или на корточках и начинали съезжать по желобу с ледяной горки. Удержаться на ногах было практически невозможно, так как упавший сбивал или тянул за собой всех остальных. Визг, смех, возгласы, крики, восторг всё это воплощалось в одно действо — радость, удовольствие. И так происходило каждый вечер до глубокой темноты, пока не раздавались призывные крики родителей: «Петька! Танька! Витька! Галька! и т.д - «А ну-ка, домой, хватит гулять!».

С особой теплотой вспоминается проведение первой Новогодней ёлки во второй половине 40-х годов. Надо сказать, что это было особым событием для жителей посёлка и их детей. Никто из них никогда не видел проведения новогоднего праздника. Организацией и проведением этого праздника занималась моя мама, активное участие принимали и руководство отделения, родители-активисты и наиболее активные девочки и мальчики. Помощь оказывалась и со стороны районного отдела народного образования и дирекции совхоза. Елку собой представляла специально подобранная и закреплённая на полу ветка яблони, игрушки были разнообразные, это были игрушки и из папье-маше, рыбки, белочки, птички, орехи, яблоки, груши, полумесяцы, конфеты, снеговички, фонарики, а из стекла были только длинные цепочки бус и наконечник для верха ёлки. Много игрушек изготовили сами ребята, из чего и как их делать показывала, конечно же учительница, дети делали различные гирлянды, серпантин, корзиночки, снежинки, узоры, конфетти и т.д.

Карандаши, кисточки, клей, краски, вату, марлю предоставил районный отдел народного образования, бумагу, которая шла на упаковку яблок предоставил совхоз, а так же деньги на приобретение сладостей для подарков детям.

Родители шили из марли костюмы снежинок для девочек, делали маски из проволоки и бумаги мастерили маски зайчат, медведей, волчат, лисиц в которых выступали дети. Мальчики и девочки, ставшие участниками новогоднего праздника, репетировали сценки, танцы, хороводы, разучивали песни, стихи и другие номера новогодней программы. Кто выступал в роли Деда Мороза и Снегурочки я уже не помню, а вот музыкальное сопровождение всех номеров (игрой на баяне) обеспечил житель посёлка, Ветеран ВОВ — Горбачёв Георгий.

Новогодние подарки предназначались всем детям посёлка. Каждый кулёк был

подписан, раскладывание строго контролировалось, чтобы обеспечить равное количество сладостей предназначенных для подарка.

Это был первый настоящий новогодний праздник после войны, первая в жизни детей и взрослых, сверкающая новогодняя ёлка. Праздник проходил в начальной школе, состоящей из двух учебных классов, в здании, где была контора отделения. На середине комнаты — класса (парты были вынесены), стояла нарядная вся в игрушках новогодняя ёлка. Вдоль стен, в коридоре, заглядывая в проём двери, в верхней одежде, в сапогах, с шапками в руках, стояли взрослые. В первую очередь родители тех учеников, которые участвовали в Новогоднем представлении. А тем, кому места не хватило, заглядывали с улицы в окно, прижавшись лицом к стеклу, чтобы лучше было видеть происходящее в помещении. Венцом новогоднего праздника, конечно же, был момент вручения подарков. Называлась фамилия и вышедшему мальчику или девочке вручался подарок.

В конце сороковых годов состоялся первый выпуск учеников начальной школы окончивших 4 класса, а потом выпуски были ежегодными. Большинство ребят посёлка с пятого по десятый класс учились в средней школе №6, но некоторые ходили в семилетние школы «Рынка» (так назывался тогда хутор Бараниковский) и колхоза им.Карла Маркса(ныне хутор Семисводный). Ходили в шестую школу пешком, через сад, через второе отделение на угол сада, по дороге, мимо цыганского табора (он располагался там, где сейчас находятся «Райсети»). Шестая школа состояла тогда из 2-х корпусов. Первый корпус (его сейчас уже нет),тянулся примерно от нынешней метеостанции до ныне существующего здания в котором располагается Прибрежная администрация. В торцевых помещениях этого здания располагались два десятых класса, класс авто отдела, химкабинет и мастерская урока труда. Никаких асфальтированных дорог тогда, вплоть до конца пятидесятых не было. Нынешняя автодорога Славянск-Петровская в то время почему-то называлась «Петровская профиль».

С посёлком Ачуево и всеми другими посёлками, располагавшимися на берегу, сообщение было по реке. После ноябрьских праздников и до апреля месяца, ученики жили в интернате. Здание интерната было рядом со школой (его сейчас уже нет), в субботу дети уходили домой, а в воскресенье возвращались в интернат. Каковы были требования к получению знаний в то время, говорит такой факт. Экзамены сдавались по окончанию каждого класса начиная с четвёртого и по десятый класс. Во второй половине сороковых и первой половине пятидесятых годов, до появления в семьях велосипедов, жители отделения посещали центральную усадьбу, там располагался сельсовет и дирекция совхоза ( в то время этот район назывался «городком»). А так же райцентр, когда надо было на базар или «толкучку» (место, где жители продевали или покупали всё, что требовалось для жизни человеку), в большинстве своём в пешем порядке. Дорожными сумками тогда служили или «чувалы» (так называлась мешки), или «кошёлки» - это изготовленные из стеблей у рогоза(называемого в народе «чаканом») сумки с двумя ручками длиной до одного метра и различной высотой. Связывались два мешка или две «кошёлки» за ручки, перебрасывались через плечо и таким образом в них переносились на базар и с базара различные товары и грузы, в том числе птица, поросята и другая мелкая живность.

Иногда, зимой, а так же в осенне-весеннюю распутицу для нескольких семей посёлка выделялась подвода запряжённая быками, чтобы съездить на базар в райцентр. Ехали обычно мужчины, чтобы попасть на базар к рассвету, выезжали, как правило, не позднее 2-х — 3-х часов ночи. Преодоление больших расстояний пешком было в то время нормой жизни. Для нас, подростков, сбегать в воскресенье, в летние дни, на дневной киносеанс в райцентр, в кинотеатр «Октябрь»(сейчас его уже нет), он располагался по ул.Красной напротив входа в Колхозный рынок, чтобы посмотреть такие кинофильмы как: «Тарзан», «Бродяга», или «Господин 420», было привычным делом. Но уже к середине 50-х годов, практически в каждой семье, был велосипед, который намного облегчил передвижение людей в повседневной жизни. Так как в то время в основном выпускались велосипеды для взрослых, а ездить на них хотелось и подросткам, то они на них ездили или через раму, или на раме, так как до сиденья не доставали. Сейчас это вызывает улыбку, а тогда это было простым элементом быта. Велосипед стал первым и необходимым средством передвижения. Ученики, обучавшиеся в школе № 6, а гак же в других школах за пределами посёлка, стали ездить в школу, когда позволяла погода, на велосипедах. Это был своего рода прогресс в передвижении.

Все 50-ые годы, продолжалось строительство собственных домов в западной части посёлка, на так называемом «хуторке». Стала чётко просматриваться там улица, хотя названия у неё ещё не было. Где-то в 1956-57 годах был построен первый дом, где сейчас находится магазин, по нынешней улице Фестивальной.

И в эти же годы был построен первый 2-х этажный дом в посёлке. Ныне это второй двухэтажный дом по счёту с правой стороны по ул.Центральной. В эти дома были переселены рабочие со «старого» отделения. В конце 50-х годов началось строительство новой начальной школы, на том месте, где она располагается и сейчас. И где-то с 1960 года она начала своё официальное существование.

Прошли тяжёлые сороковые годы. Дети, родившиеся в 30-ые годы, стали заканчивать школу. Кто семилетку, а кто и десятилетку. Стали определяться в своей жизни (это выпало на начало 50-х годов). Дети, родившиеся в предвоенные, военные и первые послевоенные годы, взрослели, переходили из класса в класс и заканчивали среднюю школу во второй половине 50-х. К этому поколению — поколению «детей войны» отношусь и я. Судьбы детей этих поколений в дальнейшем складывались по-разному. Нельзя не отдать должное родителям этих поколений детей. Низкий им поклон и глубочайшая благодарность. Тяжесть и лишения, которые выпали на их долю ничем не измеримы. Всё отдавалось детям, всё делалось для них. «Только бы не было войны» - это было основное пожелание наших родителей.

Время стёрло из памяти фамилии и имена многих ребят и девчонок тех поколений, и их судьбы. Но о некоторых я хотел бы сказать:

- Зарубин Николай — окончил лётное военное училище. Служил офицером в военной авиации, уволился в звании подполковника;

Пшеничная Аза — окончила Ростовский университет. Работала преподавателем на одной из кафедр этого университета;

Стрелец 11авел — окончил Кубанский сельскохозяйственный институт. Работал главным агрономом в одном из колхозов Кубани;

Акатова Галина — окончила Кубанский сельхозинститут. Работала преподавателем на одной из кафедр этого института;

Шаповалов Виктор — окончил Харьковский институт железнодорожного транспорта. Работал инженером сигнализации и связи дистанционных путей железнодорожной станции г. Краснодара. Почётный железнодорожник;

Сторчилова (Чуприян) Любовь Трофимовна — окончила Кубанский сельхозинститут. Работала управляющей 4-ым отделением совхоза «Сад - Гигант»;

Зарубина Мария - окончила автодорожный техникум. Работала на руководящих должностях в автодорожной отрасли;

Шаповалова Лариса — окончила Краснодарский торговый техникум. Работала главным бухгалтером геолого-разведывательной экспедиции Таджикской ССР;

Чуприян Пётр — работал бригадиром на 4-ом отделении совхоза «Сад- Гигант»;

Иванова (Цыбулевская) Валентина — работала поваром в детсаде 4-го отделения;

Руденко Алексей — работал водителем в «Совтрансавто». Перевозил грузы из стран Европы в СССР;

Колесник Алексей — работал молотобойцем в кузнице 4-го отделения, потом электриком в одном из хозяйств Славянского района;

Стародубцев Семён — окончил Кубанский сельхозинститут. Работал специалистом в дирекции совхоза «Сад-Гигант», ныне в агрофирме «Сад - Гигант»;

Колесник Николай — работал водителем в различных хозяйствах Кубани; Гарбузов Анатолий — работал механизатором, а в 60-ые годы киномехаником 4-го и 2-го отделений;

Бессалая Тося — работала контролёром на автовокзале г.Славянск на Кубани;

Лучков Анатолий — окончил мореходное училище, плавал на Танкере в загранплаванье;

Сайно Евгений — работал водителем в одном из хозяйств г.Ашхабада Туркменской ССР;

Сторчилов Анатолий — работал кузнецом 4-го отделения совхоза «Сад- Гигант»;

Заяц Иван - работал рабочим совхоза «Сад-Гигант»;

Чужинова Полина - работала рабочей совхоза «Сад-Гигант»;

Лучкова Шура - окончила Краснодарский пединститут. Работала

преподавателем в одной из школ г.Краснодара;

Гарбузов Владимир — работал электросварщиком в разных хозяйствах Краснодарского края;

Остапенко Владимир — окончил военное училище. Служил офицером в ракетных войсках, уволился в звании подполковника;

Дмитриев Пётр — работал преподавателем в Славянском профтехучилище;

Зарубин Виктор — окончил медицинский институт. Работал заведующим областной психиатрической больницы в г.Донецке;

Сорока Владимир — работал монтажником-высотником в одном из хозяйств Кубани;

Калюжный Дмитрий — работал специалистом в хозяйстве «Чистый город» г.Славянск на Кубани;

Галихин Михаил — работал электриком 4-го отделения совхоза «Сад-. Гигант»;

Хортик Владимир - работал рабочим совхоза «Сад-Гигант»;

Бондаренко Людмила - работала рабочей совхоза «Сад-Гигант»;

Сычёв Иван — окончил институт. Работал руководителем предприятия оборонной промышленности на Урале;

Раз инков Иван — работал зав.плодоплатформой 2-го отделения совхоза «Сад-Гигант»;

Городецкая Шура — работала бухгалтером на главпочтамте г.Славянск на Кубани;

Руденко Людмила - работала рабочей совхоза «Сад-Гигант»;

Феденко (Голихина) Вера — работала няней в детском саду 4-го отд;

Назаренко Мария — работала почтальоном 4-го отделения совхоза «Сад- Гигант»;

Хортик Мария - работала рабочей совхоза «Сад-Гигант»;

Чуприян Николай — после окончания школы уехал на целину. Работал в разных организациях;

Бессалая Валентина — работала пионервожатой в начальной школе № 7 4-го отделения, окончила пединститут. Работала преподователем в учебных заведениях на Урале. В 90-ые годы присвоено звание «Заслуженный учитель России». Награду вручал в Кремле президент России Б.Н Ельцин;

Косенко Гавриил — работал разнорабочим в совхозе «Сад-Гигант»;

Праслов Дмитрий — работал строителем в организациях г. Волжский, Волгоградской области;

Торжкова Елена - работала рабочей совхоза «Сад-Гигант».

Многих ещё ребят и девчат вместе с которыми проходило моё детство, учёба, взросление в 40-ые и 50-ые годы я могу назвать, но об их судьбе ничего не могу рассказать и всё же назову их фамилии и имена потому, что совместно прожитое в те далёкие годы является составной частью определённого периода истории посёлка Степного, это:

Новиков Иван;

Новикова Надежда;

Новиков Алексей;

Куцикова Шура;

Неровная Валентина;

Гарбузова Нина;

Охотная Лилия;

Аюпов Володя;

Минаков Анатолий;

Минаков Юрий;

Зарубина Юлия;

Разинков Пётр;

Разинков Василий;

Митерев Евгений;

Митерев Борис;

Стародубцев Тимофей;

Завгородняя Зоя;

Соколова Светлана;

Кулик Михаил;

Сорока Таисия;

Евтушенко Анатолий;

Головко Григорий;

Пасмашная Любовь;

Чужинов Фёдр;

Торжков Николай.

Ну и немного о себе, как автор этих воспоминаний:

В 1958 году после окончания средней школы участвовал в строительстве Волгоградской ГЭС им 22 съезда КПСС, промышленных предприятий и самого города Волжский Волгоградской области. Срочную службу проходил на Черноморском флоте. В 60-ые годы работал в горкоме ВЛКСМ города Волжский. Окончил Саратовский юридический институт. В 1969 году решением Секретариата ЦК КПСС зачислен в кадры КГБ СССР и служил в погранвойсках КГБ СССР. Уволился в звании майора. После увольнения работал начальником штаба Охотского района Хабаровского края по вопросам гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций.











Краткое описание документа:

Из истории посёлка Степной Прибрежного сельского поселения «Из воспоминаний жителя п. Степной Шаповалова Георгия Михайловича 1941г.р (ныне ветеран погранвойск КГБ СССР, майор в отставке.)» «Данные воспоминания не претендуют на безусловную точность и объективность прошедших лет, они являются субъективными и не полными. Они охватывают период с 1944 года по 1958 год. События прошедшего времени описываются через призму детского и подросткового времени тех лет.» В 1958 году после окончания средней школы участвовал в строительстве Волгоградской ГЭС имени 22 съезда КПСС, промышленных предприятий и самого города Волжский Волгоградской области. Срочную службу проходил на Черноморском флоте. В 60-ые годы работал в горкоме ВЛКСМ города Волжский. Окончил Саратовский юридический институт. В 1969 году решением Секретариата ЦК КПСС зачислен в кадры КГБ СССР и служил в погранвойсках КГБ СССР. Уволился в звании майора. После увольнения работал начальником штаба Охотского района Хабаровского края по вопросам гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций. После освобождения Кубани от немецких захватчиков, мою мать — Домбровскую Татьяну Николаевну, так как она была учительницей, направили на 4-е отделение совхоза «Сад-Гигант» им. М.Горького Славянского района, для организации школы. Эго было где-то летом 1944 года. Под школу было выделена одна комната, в здании первого дома при въезде в посёлок (точнее, это был школьный класс, в котором размещались четыре парты). Одновременно этот класс служил и местом демонстрации привозимых кинофильмов. Кино демонстрировалось без звука, оно называлось - «немое кино». Работа киноаппарата строилась от «магнита», крепившегося на столе. Взрослые парни поочерёдно, в процессе всего фильма, за ручки крутили это «магнето». Вырабатываемый электрический ток подавался на кинопроектор, и таким образом шла демонстрация кинофильма, на стенку вешался экран. Киномеханик во время показа кинофильма читал субтитры. В те годы 4-е отделение состояло из 2-х частей - «Нового» и «Старого» отделений (так они назывались в обиходе). «Новое отделение» - это территория ныне существующего посёлка. Оно состояло из 5-ти жилых домов, так называемых «бараков» (четыре из них существуют и no-ныне), а так - же здание нынешнего клуба (оно выполняло функцию складского помещения). После изгнания немцев с Кубани в 1943 году, в зале нынешнего клуба содержались военнопленные немцы, которые работали на разных работах. В этом же здании существовал сепаратный цех по переработке молока. Из сыворотки изготавливался так называемый «казеин», который после сушки шёл на изготовление определённых видов клея. Гранулы казеина сушились на улице на настилах, мы, детвора, тайком похищали этот казеин, набивали им свои карманы и с удовольствием его поедали. А так-же, в этом здании располагался и магазинчик со скудным ассортиментом продтоваров: селёдка в бочках, рыбные консервы, бычки и килька в томатном соусе. Из сладостей в основном были конфеты, так называемые «подушечки». Хлеб привозили на подводе с будкой, оборудованной для размещения в ней определённого количества буханок ржаного хлеба. Как распределялся хлеб, сейчас вспомнить трудно, были ли карточки или нет, скорее всего, он продавался в зависимости от количества душ в семье. Рядом со зданием нынешнего клуба, располагался амбар для хранения овса, ячменя, гороха. В нескольких метрах от амбара стояло здание склада, в котором хранились ящики с дымовыми шашками (они использовались для окуривания сада, на случай заморозков во время его цветения).
Автор
Дата добавления 18.03.2014
Раздел История
Подраздел Конспекты
Просмотров341
Номер материала 35123031835
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх