Инфоурок / Обществознание / Другие методич. материалы / Исследовательская работа «Трудовая миграция»
Обращаем Ваше внимание: Министерство образования и науки рекомендует в 2017/2018 учебном году включать в программы воспитания и социализации образовательные события, приуроченные к году экологии (2017 год объявлен годом экологии и особо охраняемых природных территорий в Российской Федерации).

Учителям 1-11 классов и воспитателям дошкольных ОУ вместе с ребятами рекомендуем принять участие в международном конкурсе «Законы экологии», приуроченном к году экологии. Участники конкурса проверят свои знания правил поведения на природе, узнают интересные факты о животных и растениях, занесённых в Красную книгу России. Все ученики будут награждены красочными наградными материалами, а учителя получат бесплатные свидетельства о подготовке участников и призёров международного конкурса.

ПРИЁМ ЗАЯВОК ТОЛЬКО ДО 21 ОКТЯБРЯ!

Конкурс "Законы экологии"

Исследовательская работа «Трудовая миграция»

библиотека
материалов

Министерство образования и науки Республики Казахстан

Костанайская область

Костанайский район

Жамбылская средняя школа






Исследовательская работа:

« Трудовые мигранты: «шаг вперед, два назад…» »





Автор:

Вафин Дамир Аюпович













Жамбыл 2014



Содержание


  1. Введение

  2. Гипотеза трудовой миграции

  3. Страны поставщики рабочей силы.

3.1.Причины приезда трудовых мигрантов.

4.«Путешествие в один конец….»

4.1На автобусе в соседнюю страну, за тысячи

киллометров

4.2Нелегкий путь, до крайней точки.

4.3Потому что, мигранты все еще едут.

5.Заключение

Использованная литература




















1.Введение

Гастарба́йтер (нем. Gastarbeiter; дословно: гость-работник) — жаргонизм, обозначающий иностранца, работающего по временному найму
Слово заимствовано в конце 1990-х из немецкого языка, получило широкое распространение в СМИ на территории СНГ, сначала в Москве и Санкт-Петербурге, а затем вошло в разговорную русскую речь.

ГАСТАРБАЙТЕР — (нем. Gastarbeiter — рабочий-иммигрант) — иностранный рабочий,привлекаемый из слаборазвитой страны в промышленно развитую. Как правило, Г. готовы работать за меньшую плату по сравнению с отечественными рабочими.

В отличие от таких слов, как «гастроль» (выступление в гостях), «гаст-профессор» (приглашенный для чтения курса в другой ВУЗ), пришедших в русский из немецкого, слово «гастарбайтер» — не нейтрально, и имеет негативную окраску.

В немецком языке термин «гастарбайтер» изначально имел несколько другой смысл. Он был введён в обиход с целью замены существовавшего до этого термина «Фремдарбайтер» (нем. Fremdarbeiter), существовавшего с нацистских времён, и обозначавшего работников, привезённых с целью принудительных работ в Германии. Новый термин не нёс негативной окраски старого термина, и обозначал работников, добровольно приехавших для работы в Германию по приглашению немецкого правительства.

В словарях начала девяностых слово было зафиксировано с ударением на немецкий манер (гаста́рбайтер), но очень скоро в разговорной речи ударение сместилось ближе к концу слова (гастарба́йтер). Довольно часто, особенно в малограмотной социальной среде, используются ошибочные варианты «гастрабайтер» и «гастробайтер», реже — «гастрайбайтер».

Поток мигрантов в СНГ не был вызван приглашениями, как в Германии, поэтому слово гастарбайтер носит иронический характер. Сами гастарбайтеры в СНГ зачастую считают применение к ним этого термина оскорбительным.[2][3]

Термин изобрел Конрад Аденауэр в ФРГ, куда в 1960-х по государственным контрактам приехало значительное количество турецкой, греческой, итальянской, испанской, португальской и прочей дешёвой рабочей силы для удовлетворения спроса быстро развивающейся немецкой экономики. Изначальный план немецкого правительства был полностью договорным. Неотъемлемой частью этого плана был принцип ротации.

Предполагалось, что по истечении определённого срока согласно принципу ротации иностранные рабочие будут покидать Германию и их место займут новые желающие. Однако уже в70-е годы стало очевидно, что принцип ротации себя не оправдывает. Он был отменён под нажимом работодателей Германии, которые мотивировали его отмену тем, что постоянная ротация рабочей силы неразрывно связана с повышением расходов предприятий на обучение персонала, что в итоге ведет к удорожанию немецких товаров. Как следствие отмены ротационного принципа иностранные наёмные рабочие получили возможность сменить разрешение на временное пребывание на постоянный вид на жительство. Кроме того они получили право перевезти свои семьи в Германию. Со временем значительная часть греков, итальянцев и испанцев вернулась домой из-за значительного повышения уровня жизни в этих некогда отсталых странах после их вступления в Евросоюз. Но иммигранты из некоторых других стран, в первую очередь из Турции и Югославии, не торопились возвращаться назад, поскольку разрыв в уровне жизни между Германией и этими странами со временем только увеличивался.

Цель исследования заключается в совершенствовании управления внешней трудовой миграцией в Республике Казахстан.

Достижение поставленной цели осуществлялось посредством решения следующих научных задач:

- анализ сущности и уточнение базовых категорий в сфере международно-правового регулирования внешней трудовой миграции с учетом существующих теоретических наработок и современного состояния общественной жизни;

- историко-правовой анализ процессов трудовой миграции для выявления современного состояния и тенденций развития внешней трудовой миграции в Казахстане;

- исследование сущности и структуры международно-правового механизма, регулирующего трудовую миграцию;

- сравнительно-правовой анализ норм международного права, определяющих правовой статус трудящихся-мигрантов;

- исследование причин и условий возникновения нелегальной внешней трудовой миграции;

- обоснование правовых мер, обеспечивающих защиту национальных интересов Казахстана в области внешней трудовой миграции;

- разработка научно-практических предложений и рекомендаций по защите национального рынка труда, обеспечению прав и свобод трудящихся-мигрантов в соответствии с нормами международного права и Конституцией Республики Казахстан.



2.Гипотеза трудовой миграции

Казахстан сегодня вышел в лидеры по количеству трудовых мигрантов в Центральной Азии. Это самые последние данные, которые содержатся в докладе Всемирного банка. Наша страна привлекательна, прежде всего, для граждан Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана и Китая. Что касается количества, то тут цифры, скорее, оценочные и они сильно разнятся. Всемирный банк говорит, что у нас порядка 5 миллионов гастарбайтеров, а миграционная служба — 2 миллиона. При том, что легальных насчитали только около миллиона. Это значит, что нелегалов в Казахстане примерно 2 миллиона. Неконтролируемая миграция уже привела к напряжению и к бесправному существованию самих нелегалов. Исходя из этого сложилась народная мудрость: «Найми семерых нелегалов, и заплати одну зарплату»

В 2014 году квота на привлечение иностранной рабочей силы в Казахстане должна составить почти один миллион человек. Многие из них застрянут в Казахстане надолго, у них отнимут паспорта — так легче превратить человека в раба. Вот и в эти дни как всегда у консульства Таджикистана бесконечная очередь и давка.

Эти люди пытаются восстановить свои документы. И если повезет, можно будет улететь в Душанбе на Новый год.

«Нет такой силы кроме административного ресурса, которая могла бы заставить бизнес брать на работу граждан Казахстана. И платить им придется немножко больше, и с ними возни больше. И поэтому они теряют и в деньгах, и в хлопотах. И если они хотят по-прежнему 400 процентов прибыли иметь здесь, то тогда им должны из определенного места строго на это сказать. И тут же, в течение двух недель, вопрос этот будет решен», — говорит протоиерей Дмитрий Смирнов, председатель синодального отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями.

Но пока все остается как есть — засилье нелегальных мигрантов по всему Казахстану, нарушение паспортного режима, стихийные ночлежки (гаражи, ангары, подвалы) в неприспособленных для жизни местах, домах, подвалах. Их вылавливают миграционные службы, но уже через несколько часов эти люди возвращаются в свои коморки.

Гигантские теневые доходы на «мертвых душах» в коммунальном хозяйстве, где оформлен один, а работает совсем другой — обычная практика.

Посредники в связке с госчиновниками и милицией зарабатывают на приезжих миллиарды рублей — ведь им не надо платить официально, их можно обмануть, обезличить человека и выдворить.

В Европе, в основном это касается западных стран, появился новый вид бизнеса. Это привлечение в странах восточной и южной Европы дешёвой рабочей силы и перепродажа её для использования в качестве неквалифицированных гастарбайтеров в страны центральной и западной Европы. Таких рабочих используют примерно так же, как таджиков и узбеков в Москве. Им мало платят, у них нет медицинской страховки и нормального жилья, а иногда даже местной регистрации. В некоторых случаях их используют как рабов. В сфере «торговли мигрантами» работают целые компании, в основном это предприятия, имеющие субподрядчиков в разных странах.

И это всё абсолютно открыто крутят по Euronews в то самое время, как в Киеве кипит «Майдан» «за вступление в ЕС»… Спасибо, просветили, зачем.

Существует устойчивое мнение, что поставленные в безвыходное положение мигранты часто встают на путь преступности. Но в миграционной службе Казахстана считают, что не все так плохо как кажется.

«Удельный вес преступлений, совершаемых мигрантами — это всего три с половиной процента. 96,5 процентов — это наши казахстанские граждане. Это несопоставимые цифры. Это говорит само за себя. И здесь не надо лукавить, делать из мигрантов какой-то преступный жупел, отыгрываться на них».Лишенные денег и возможности вернуться на родину, нелегалы становятся опасными.

И как бы не была тяжела вылазка на чужую территорию, но трудовые мигранты каждую весну едут на заработки в незнакомые страны. С каждым годом нелегалов становиться только больше.




3.Страны поставщики рабочей силы.

В Казахстане феномен массовых трудовых миграционных потоков стал реальностью после 2003-2004 гг. (имеются в виду гастарбайтеры из Средней Азии).

В связи с принятием в 2007 году нового законодательства (коснувшееся в большей степени работников из стран, с которыми СНГ имеет безвизовый режим) произошло значительное упрощение процедуры регистрации для временного пребывания на территории СНГ и осуществления трудовой деятельности на его территории, результатом чего, по данным федеральной миграционной службы стало увеличение числа легально трудоустроившихся иммигрантов в 2–3 раза.

Разрешительная регистрация по месту жительства была заменена уведомительной по месту пребывания. Данное новшество устраняет существовавшие ранее бюрократические препоны. Значительные изменения претерпел порядок трудоустройства иностранных граждан. В связи с тем, что разрешение на работу, согласно новому законодательству выдается самому иммигранту, ликвидирована существовавшая ранее система, при которой работник попадал в зависимое положение от работодателя.

Широко представлены рабочие из Китая (до 2007 года лидировал Китай, который давал более 20% от общего числа легальных трудовых иммигрантов), Вьетнама, отчасти Афганистана. Они активно участвуют в деятельности множества предприятий строительства и сферы услуг. Наибольшее количество «гастарбайтеров» работают в Астане, Алматы . Рост их числа заметен практически во всех крупных городах СНГ.

В настоящее время СНГ занимает первое место в Европе по абсолютному количеству иностранных рабочих. В мире — второе после США (где гастарбайтеры — мексиканцы и другие латиноамериканцы), на третьем месте следует Германия (турки), хотя её может вскоре потеснить Испания (латиноамериканцы и арабы)

Термин «гастарбайтер» изначально не являлся ругательным или оскорбительным, так как заимствован из немецкого языка и при дословном переводе означает «гостящий работник». Придание этому термину негативной окраски служит поводом для его официального закрепления в русской языковой базе.

Таблица 1

Страны поставщики рабочей силы в Казахстан.

Страна

Количество легальных и нелегальных мигрантов (примерно)

1

Узбекистан

Официально вьезжают от 50-60 трудовых мигрантов год, неофициально до 500 тыс мигрантов год

2

Кыргызстан

Официально вьезжают на работу ок 50 тыс человек, неофициально до 300 тыс человек

3

Таджикистан

Официально приезжают на работу ок 10 тыс человек, неофициальные данные ок 300 тыс.

4

Китай

Ок 10 тыс , неофициальные мигранты 250-300 тыс ежегодно

5

Афганистан

5-6 тыс человек

6

Турция

Около 10 тыс ежегодно

7

Европейские страны

Ок 5 тыс

Исходя из данных таблицы №1 можно следать вывод что наибольшее число трудовых мигрантов приезжает в Казахстан из соседних стран. Если рассматривать трудовую сферу деятельности, то она существенно разница. Выходцы из Узбекистана и Таджикистана- это преимущественно чернорабочие на стройках и полях, то выходцы из соседнего Кыргыстана занимаються челночным бизнесом в Казахстане, продают шерпотреб на местных рынках.Выходцы из Турции и стран Западной Европы это преимущественно опытные управленцы и специалисты в области тжелой промышленности.

Ежегодно в Казахстан вьезжают на работу около 1,5 -2 млн трудовых мигрантов, из них большое количество вьезжают нелегально или по поддельным документам, пик миграции приходиться на лето. См. таб 2

Миграция населения по сезонам

Сезон

Примерное количество мигрантов

Страны поставщик

Весна

От 1- 1,5 млн

Среднеазиатские государства Китай

Лето

  1. 2 млн

Среднеазиатские государства, Китай, Турция, Западная Европа

Осень

1000-2000 тыс человек

Турция, Россия, Западная Европа

Зима

-

-

Исходя из данных таблицы видно что пик миграции приходиться на лето. Осенью мигранты обычно возвращаються на родину. В это время года приезжают в основном командированные специалисты иностранных компаний. Зимой трудовые мигранты практически не приезжают если приезжают то в единичных случаях.

3.1Причины приезда трудовых мигрантов.

Одной из основных проблем Узбекистана, Таджикистана, Кыргызстана является низкая оплата труда работников, а также высокий уровень безработицы, в особенности в сельской местности. Власть, частично признавая подобные проблемы, не делает практически ничего, чтобы их решить, и по этой причине ежегодно десятки и сотни тысяч узбеков, преимущественно молодых людей, отправляются на заработки за границу. Основным направлением в данном случае является Россия, Казахстан где граждане среднеазиатских государств за последние годы стали основной составляющей рынка низкооплачиваемой рабочей силы. Об этом, среди прочего, свидетельствует и не совсем почетное лидерство Узбекистана в перечне государств, в которые из России поступают денежные переводы.

Как сообщает на своем официальном сайте Национальный банк Казахстана, по итогам минувшего года объем денежных переводов в государства бывшего СССР в целом вырос на 22 процента, и достиг уровня в 20,11 миллиарда долларов. При этом, лидером в перечне государств, куда высылались деньги, как и прежде, является Узбекистан, в который в 2012 году из Казахстана было отправлено в общей сложности 6,2 миллиарда долларов. Это составляет почти 31 процент от общего объема переведенных средств, и на 30 процентов больше, нежели было переведено в страну в предшествующем, 2011 году.

Таблица 3

Средний возраст мигрантов

Узбекистан

25-27 лет

Таджикистан

23-30

Кыргыстан

23-25



Исходя из данных таблицы 3 видно что из данных стран в основном уезжает молодое трудоспособное население.

Уезжая на заработки в соседние страны гастарбайтеры не всегда возвращаються на родину. Одни просто не могут заработать на обратный билет, вторые создают семьи и остаються на постаенное жительство, третьи просто пропадают без вести. По данным агенства «Тенгри ньювс»






4.«Путешествие в один конец….»

Чтобы добраться до своего ежегодного поля битвы, Саидулло Садыков садится в автобус, пересекает узбекскую и казахстанскую границы и почти четыре тысячи километров пустынь и степей.

Последняя поездка Садыкова, 54-летнего уроженца Бухары, заняла шесть дней и ночей пыли, пота и вони, беспокойного сна рядом с храпящими соседями и задержаний дряхлого автобуса жадными пограничниками, гаишниками и даже бойцами по борьбе с терроризмом.

Сезонные строительные работы в тихой деревеньке под Костанаем, на которые Садыков выезжает уже десятый год подряд, принесли ему уважение местных жителей, стабильный доход и запанибратские отношения с деревенским участковым, которому он строил баню.

Но каждый выезд остается для Садыкова вылазкой на вражескую территорию, где он руководит бригадой родственников и друзей, которых он называет своим “строительным десантом”.

Я еду на передовую,” – говорит Садыков на чистом русском, оставшимся у него от службы на тихоокеанском морфлоте и учебы на инженера-строителя, за пиалой зеленого чая в убогой придорожной чайхане в ожидании автобуса, который отвезет его и еще семьдесят бухарцев в Россию.http://news.fergananews.com/photos/2009_08/ghost150.jpg

Автобус с узбекскими гастарбайтерами движется в Москву
Автобус с узбекскими гастарбайтерами движется из Бухары в Астану и дальше в Северный Казахстан


Жилистый и поджарый, дублёный узбекским солнцем и казахстанскими морозами, с желтыми от табака и насвая зубами, Садыков – ветеран многомиллионной армии узбекских гастарбайтеров в Казахстане.

Подстегнутый дорогой нефтью экономический рост в сочетании с почти военной убылью населения сделали Казахстан 2000х годов крупным центром притяжения трудовых мигрантов после США и России. От 5 до 8 миллионов неказахстанцев, в основном из стран трех среднеазиатских стран (Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан), находятся здесь ежегодно.

Этот неоднородный и бурный людской приток можно сравнить с Великим переселением народов, тихой колонизацией или возможностью преодолеть демографическую яму и вымирание коренных казахстанцев.

Точки зрения разнятся, но природа не терпит пустоты, и на казахстанской земле прочно обосновались три крупных подвида трудового мигранта, которые националисты обзовут Монгол, Хачик и Чурка а более непредвзятые наблюдатели отнесут их к выходцам из Монголии и Китая, Закавказья или Средней Азии.

Первым в Казахстане сложнее всего – монголы, китайцы практически не знают ни казахский ни русский языки, вероисповедуют ламаизм либо буддизм, из толпы они сразу выделяються своим внешним видом. В целом выходцы из Китая и Монголии используют территорию Казахстана как транплин для дальнейшего передвижения на Запад.

Вторые, наиболее разнообразные этнически, сливаются в общественном мнении с казахстанскими гражданами из Северного Кавказа и уже давно и порой печально известны своей предприимчивостью, настырностью и способностью дать отпор.Преимущественно выходцы из Кавказских республик остаються на заработки в Западном Казахстане.

Третьим – таким, как Садыков, уроженцам южных советских «станов» – на казахстанской почве прижиться легче всего. Они появились на просторах Казахстана в 90 ее годы, и происходят в основном из перенаселенной сельской глубинки, где менталитет миролюбивого землепашца далек от горской воинственности, а разваленная система образования не дает прежних знаний. Тем более - реалий современной казахстанской жизни жизни.

Узбеков в Казахстане, согласно разным оценкам, - от 1 до 2 миллионов. Каждая шестая - женщина, а каждый двадцатый - подросток. Численно они уже обогнали таджиков и тем более – киргизов. Но три некогда братских народа составляют для казахстанского обывателя единый образ безобидного и безответного среднеазиата, Джамшуда или Равшана, над которым можно посмеяться. Поглумиться. Недоплатить. Побить или зарезать.

Узбеки смуглее и мельче конституцией тела, чем казахи и русские, у которых в рационе питания преобладают мясные и молочные продукты, плохо и немодно одеты, и смотрят на казахстанский мир глазами, в которых - напряженная готовность к недоброму слову, окрику, наезду, осознание своей инаковости, чуждости негостеприимной северной стране.

Ведь они прибыли в Казахстан не от хорошей жизни. Узбеки бегут с независимой родины, где развитие торговли и производства в городах перекрыто взяточничеством и повсеместным вмешательством чиновника. Дехкане задыхаются от крепостного принуждения к хлопку и пшенице за монопольные государственные копейки, отсутствия частной собственности на землю и возможности вывоза урожая на городской базар или за рубеж, от засух и засоления почв.

Работящие, непритязательные и малопьющие, узбеки проникают везде. Помимо Алматы и Астаны, они добираются до отравленного алкоголем села, прикаспийских нефтяных городков, до шахт Восточного Казахстана, в тысячах киллометров и разных часовых поясах от дома. А это - почти четвертая часть окружности Земли.

4.1На автобусе в соседнюю страну за тысячи киллометров

Почти до всех этих мест они могут доехать на автобусе – потому что дорогие авиабилеты часто забронированы на недели вперед, а маршруты поездов, уезжающих только из Ташкента, ограничены и неудобны.

Автобус-призрак
Автобус-призрак

Это автобусы-призраки, подпольный сухопутный флот, чьи капитаны выбрали северные тропы Великого шелкового пути для перевозки самого востребованного товара, который Средняя Азия может предложить бывшей метрополии - людей.

Десятки таких автобусов можно найти в Узбекистане или в приграничных казахских городках. У них нет расписания, касс и четких маршрутов. Они прячутся в далеких от людских скоплений местах или ненадолго появляются на городских автостанциях, чтобы под завязку набиться пассажирами со скромным скарбом, заранее извещенными о месте отбытия.

Автобусы эти появились в конце 90-х, и недолго разъезжали в открытую, а их владельцы рекламировали свои поездки в местных газетах и по телевидению. Но давление узбекских властей, не желающих признавать масштабов исхода населения, и одна громкая трагедия загнали эти автобусы в подполье.

В январе 2006 года старый и изношенный автобус по пути в Россию сломался на безлюдном плато Устюрт между Аральским и Каспийским морями, и все тридцать пассажиров на борту замерзли насмерть. Спасатели, поднятые на ноги обеспокоенными родственниками, нашли замершие коконы людских тел. Немногочисленные журналисты, посмевшие сообщить о страшной аварии, получили жестокий нагоняй, и автобусы с российскими маршрутами были негласно запрещены.

Теперь о них не всегда знают даже местные жители, и все, что держит их на плаву – это продажность милиции и ГАИ, и собственная призрачность, дающая возможность проникнуть в Россию, когда остальные пути закрыты.

Каждый год тысячи узбеков без регистрации и разрешений на работу депортируют из Казахстана со штампами в паспортах, которые запрещают им повторный въезд в течение пяти лет. Правозащитники утверждают, что зачастую они попросту не смогли «выкупиться» из милицейского плена или стали жертвами планового задержания, которое работники миграционной службы проводят ради своей таинственной отчетности.

Даже если узбеки заменят паспорта на новые, без запретительного штампа, им уже не пробраться через компьютеризированные КПП в аэропортах и на вокзалах. Тут-то и появляется пронырливый водитель, который за дополнительную плату берется провезти некогда депортированного гастарбайтера через границу, выступая в роли оптовика-контрабандиста.

В начале лета Садыков должен был догнать свою бригаду, которая выехала в Казахстан неделей раньше. Чтобы «забронировать» билет ценой в 250 тысяч сум (135 долларов), он явился в дом автобусовладельца.

В свои 37 Азим Азизов похож на мелкого бандита из индийской мелодрамы, с пунктиком на ювелирке. У него четыре золотых зуба, две золотых цепи на шее, и по золотому перстню - на каждой руке. У него короткий черный ежик с примесью седины, проницательные иранские глаза и комплекция бывшего спортсмена - невысокого, юркого, крепкого.

Еще у него есть две жены - русская и таджичка - с пятью детьми, которые ждут его попеременно в недостроенных домах под Бухарой и близ Казахстанского Костаная. Оба брака - законные, поскольку у Азизова есть казахстанский и узбекский паспорта, и оба тестя путешествуют с ним в его автобусе, помогая зарабатывать нелегкие 5 тысяч долларов в месяц.

В Узбекистане такая сумма - состояние. Но, несмотря на доходы, которые приносят Азизову пассажиры, он обращается с ними с байским высокомерием и беззастенчивостью, которые они находят естественными.

Азизов принимает потенциальных пассажиров в просторной гостиной своего недостроенного особняка, выполненного в виде незамысловатой коробки махаллинского дома. В гостиной еще не оштукатурены стены, с новой мебели не снят упаковочный целлофан, а из огромного плазменного телевизора верещит МузТВ.

Запахнутый в махровый банный халат с греческим орнаментом, попыхивая дорогой сигаретой, Азизов вписывает имена, паспортные данные и телефоны пассажиров, лениво принимает толстые пачки засаленных сумов или помечает минусом едущих в долг. Особо отмечены бригадиры, которые везут по несколько человек, а порой забивают целые автобусы.

4.2Нелегкий путь, до крайней точки.

Бригадиры эти - начальные звенья цепи трудоустройства узбекского мигранта. Есть бригадиры-свояки, вроде Садыкова, которые нанимают близких и соседей, и соблюдают предварительные договоренности и взятые обязательства.

Но есть ушлые любители наживы, часто вышедшие из внутренних органов или колхозных управленцев, которые заманивают деревенских простаков обещаниями золотых гор. Обещания эти часто оборачиваются сырыми подвалами, непосильной пахотой и копеечным заработком.

Узбекская трудовая миграция уже «не спонтанный процесс, а выгодный бизнес, где все продумано до последнего винтика», - утверждает Шухрат Ганиев, бухарский правозащитник и эксперт по трудовой миграции.

Сидя за компьютером в своей квартире-офисе, где фотография паломников у Каабы соседствует с туркменским ковриком и телевизором, населенным персонажами российского телесериала, Ганиев рассказывает о результатах своих многолетних наблюдений за мигрантскими массами из Бухары и соседних областей.

Наниматель часто действует по правилам сарафанного радио, когда «Тешабой из кишлака» сообщает соседям о том, что некий благодетель нанимает бригаду для поездки в Казахстан на работу, где платят от 500 долларов в месяц, говорит Ганиев.

Толпа жаждущих заработать прибывает в Казахстан, зачастую отдав свои паспорта нанимателю еще до приезда, и размещается в барачных, часто совершенно неприспособленных для жизни, условиях. Следующая стадия - выжидание, и наниматель вдруг говорит, что первоначальная работа ушла к другим, и предлагает ждать.

Ожидание длится месяц или два, мигранты проедают привезенные с собой деньги, одалживаются у нанимателя и начинают паниковать. Наниматель усугубляет панику, жалуется на понесенные расходы и предлагает другую работу - потяжелее, с меньшей оплатой. Мигранты соглашаются, и наниматель начинает перепродавать их своим казахстанским партнерам, чаще всего - русскоязычным выходцам из Узбекистана.

Российские работодатели зачастую ведут себя еще хуже и беспринципнее, и разразившийся экономический кризис множит случаи принудительного труда, задержек или невыплаты заработанных денег. Кидалова и беспредела.

Одна из самых распространенных форм - это наем на работу на месяц или два, когда рабочим выплачивают мелочь на еду, а вместо обещанной зарплаты работодатель зачастую «приглашает» полицию, которая задерживает или депортирует ни в чем не повинного азиата, утверждает Джавхар Джураева, глава правозащитной группы, занимающейся проблемами трудовых мигрантов из Таджикистана.

Эксперты утверждают, что крупный казахстанский бизнес кровно заинтересован в намеренно противоречивых законах, которые потворствуют эксплуатации мигрантов, тогда как Кремль не смог выработать цельной политики по отношению к труду приезжих.

«Наше миграционное законодательство похоже на танго. Шаг вперед и два назад», - говорит эксперт по миграции Лидия Графова.

В Казахстане узбеки живут кучно и экономят на всем. Питаются бульоном из костей и макаронами, живут десятками людей в одной комнате или подвале, и отсылают каждую копейку домой.

В прошлом году они перечислили около 1.3 миллиардов долларов - или почти 10 процентов узбекского ВВП, согласно Всемирному Банку. В Таджикистане и Киргизии эта цифра составила 38 и 19 процентов, соответственно. В этом году цифры упали как минимум на четверть, многие мигранты вернулись домой, но большинство остается - потому что дома может быть еще хуже.

Садыков на время своей казахстанской битвы за достаток ютится в комнатенке с растрескавшимися стенами и запахом стойла, которую он делит со своим племянником Бахромом. Зато в Бухаре у него - огромный двор с двумя домами общей площадью в 260 квадратных метров и пятеро детей, которым он сыграл дорогие свадьбы и неплохо устроил.

«Дети с гордостью говорят, что их отцы в России, Казахстане», - сказала Дильбар, завуч одной из бухарских школ. - «Они не знают об их проблемах».

Одна из них - долгое отсутствие отцов и - реже - матерей.

Сама Дильбар рассказывает, что ее муж перестал выходить на связь после своего отъезда в Тюмень в апреле прошлого года. Убит ли он - или просто завел новую женщину - она не знает, но свекровь выгнала ее из дома, заставив вернуться в дом к родителям. Пятилетняя дочь Дильбар часто плачет, тоскуя по отцу, а эффектная и молодая мать вынуждена отбиваться от нежеланных поклонников, считающих ее доступной добычей.

В России с ее нехваткой трезвых и работящих мужиков узбеки все чаще обзаводятся вторыми семьями, а оставшиеся дома жены порой переступают строгие мусульманские правила. «Деградация института семьи налицо», - утверждает Ганиев.

Отсутствие мужчин изменило даже похоронные традиции. Расхожим среди узбеков и таджиков стал рассказ о том, что на похоронах в кишлаке или городской махалле не хватило мужчин, чтобы нести гроб - из-за исхода на заработки.

Порой мигранты сами возвращаются домой в гробах. В прошлом году, бухарский аэропорт принял 14, сказал Ганиев. Официальная статистика недоступна.

Вплоть до недавнего времени стены узбекского посольства в Астане были заклеены рукописными объявлениями о пропавших без вести отцах, сыновьях, братьях. Многие начинались словами: «Уважаемые мусульмане, помогите найти...»

Поэтому каждый отъезд - трагедия, и семьи готовы заручиться любой поддержкой, чтобы обезопасить своих кормильцев.

Садыков рассказывает, что в свой последний день дома он съездил с женой и детьми к гробнице Бахауддина Накшбанди, где семья молилась за его благополучное возвращение. «Это как малый хадж», - говорит он за чаем в убогой чайхане у Караван-Базара, главной автостанции Бухары.

Другие путешественники занимают шаткие соседние столики, а у дороги набухает толпа из десятков мужчин от 17 до 60, одетых в заношенные спортивные костюмы или джинсы, сбитые тапки и сланцы, с длинными спортивными сумками и канистрами воды. Они плотно сбиваются под тенью вишневой и абрикосовой рощи, прячась от летнего солнца.

Единственная женщина среди них - Хафиза Ибрагимова, увядшая красавица за сорок с крашеной хной косой и в пурпурном платье. Она собирается на работу в столичное кафе со своим братом, 49-летним Ульмасом Ташевым, тонким и нервным помощником повара.

Автобус-призрак

Автобус прибыл в полдень - тыквенно-желтый, с лимонно-желтыми занавесками, скрывающими салон с креслами, обитыми цветастой тканью. По документам автобусу - 33 года, но внутри скрывается новый двигатель и ходовая часть.

Азизов прибыл вместе с автобусом - тоже одетый в спортивный костюм, но дорогой и черный, улыбается и блестит всем своим нательным золотом. С ним - два водителя, похожих на комедийную пару. Огромный человечище с арбузным пузом и сизой картофелиной вместо носа отзывается на кличку Тайсон. Его напарник Алишер - мелкий и меланхоличный, с профилем грызуна.

Оба тестя тоже тут. Узбекский - спокойный старичок, который всю дорогу промолчит в своем кресле и пару раз возьмется за руль. Зато русский - с неопрятной соломенно-седой головой, в грязных штанах и белой майке и торчащими из нее дряблыми руками, сразу привлекает внимание громким матом, неумелой вставкой слова «ёк» и непрестанным пьянством.

Толпа пассажиров рвется в салон, мимо водительского сиденья, над которым висит сувенирный кинжал в пластиковых ножнах, мусульманские четки и ламинированная фотокарточка красавицы в нижнем белье образца 80-х годов. Внутри - невыносимая духота, истечение пота - автобус, как акула, дышит только на ходу. Запаянные по аэродинамическим соображениям окна предполагают работу кондиционера, но тот безнадежно сломан, и вентиляция возможно только через потолочные люки и открытую переднюю дверь.

Еще у автобуса казахстанские номера, должные отвлечь казахстанских дорожных полицейских. По ним немедленно являются гаишники бухарские - не успели пассажиры загрузиться. Двухчасовые переговоры между Азизовым и двумя дорожными офицерами окончились ничем - отказавшись от обычной взятки, они запретили ему перевозку людей в иностранном транспортном средстве, ссылаясь на недавнее крушение автобуса в Сурхандарье, где погибло 26 человек.

Через несколько часов Азизов находит другой автобус, еще более дряхлый, но с узбекскими номерами. Сразу после отбытия он ломается, и к ночи добирается до занесенного кызылкумским песком поста ГАИ, где, помянув ту же сурхандарьинскую аварию, ему приказывают остановиться на ночь. Пассажиры устраиваются прямо в теплом песке, на теплом асфальте или в душном салоне. К утру многие покусаны неизвестными клещами.

Весь следующий день автобус с ишачьим упорством и скоростью едет в сторону Хорезма, послушно останавливаясь под палкой гаишников. Азизов, укативший на своем желтом рыдване, оставил вместо себя Тозагуль, пышную и деятельную узбекскую матрону, которая ведает переговорами с ГАИ.

Основной род ее занятий - устройство бухарцев на работу в Казахстане, говорит она. После каждой остановки она выскакивает, прихватив сумку с документами и фальшивую улыбку, и возвращается, ругая «жадных ментов».

Ко второму закату автобус останавливается у столовой в местечке Ромитан, рядом с парой рейсовых автобусов, везущих народ из Ташкента. Столовая - две глинобитные коробки, ряды столов и лавок, освещенных голыми лампочками, вокруг которых вьются смерчи мошкары и мотыльков.

Столовая в Ромитане
Столовая в Ромитане

Пассажиры жадно глотают лагман и шурпу, ломают лепешки и плещут в щербатые пиалы чай, глядят в подслеповатый телевизор, запитанный из ржавой спутниковой тарелки. Пустыня вокруг пахнет полынью и горящим мусором.

Вычерпав тарелку лагмана, 52-летний сварщик Ариф Ортыков выговаривает свое недовольство - едой, дорогой, Астаной, узбекской родиной.

«Если бы я только мог зарабатывать 150 долларов в месяц - никуда бы не ездил», - говорит он, переводя дух над чашкой чая. Он одет в мешковатый пиджак, седой пух покрывает половину загорелой головы, щеки и шею, в глазах - непроходимая усталость.

Еще две чашки у Артыкова уходит на то, чтобы подбить итог недовольства. В Казахстане не хватает рабочей силы, молодежь не желает выполнять тяжелую низкооплачиваемую работу,в России слишком много пьют, не уважают старших и позволяют своим дочерям ходить «почти голыми».

Но он понимает, что ни у него, ни у других узбеков нет другого выхода, кромекак поехать на заработки в Казахстан или Россию. «Если они закроют границы, мы все начнем войну друг с другом. «Слишком у нас много голодных и мало сытых», - говорит он.

При этом Артыков принадлежит к высшей лиге трудовых мигрантов - он опытный сварщик, чурающийся тяжелой физической работы и никогда не поднявший лопаты за пределами собственного огорода.

Его опасения все более оправданы. Массовое возвращение миллионов безработных мужчин к домашним очагам может дестабилизировать их родные страны, и так бедственно переживающие последствия кризиса, и даже привести к власти атиказахстанские, антироссийские или исламистские силы, считает политолог и философ Гейдар Джемаль.

По меньшей мере четверть мигрантов вернулась домой, а оставшиеся лишаются легальной работы и становятся частью пестрой и уязвимой толпы поденщиков. Одна такая толпа собирается ежедневно на площади перед столичным вокзалом в Астане, Алматы - разноязыкие и отчаявшиеся люди, готовые работать за 1000 тенге в день с обедом.

В пятидесяти метрах под ними, в вестибюле вокзала , десятки молодых узбеков с манерами и нарядами старогородских пижонов продают регистрации, разрешения на работу и медицинские книжки - поддельные или настоящие, в зависимости от цены. Они вглядываются в выходящих из каждого поезда, выцеживая своих, и подскакивают к ним с предложением: «Регистрация нужна?»

4.3Потому что мигранты все еще едут.

Невзирая на запрет ГАИ, автобус не останавливается на ночь, и к утру третьего дня достигает окраины Нукуса, столицы крупнейшего в человеческой истории рукотворного экологического бедствия. За окном разворачиваются безрадостные поля, покрытые коркой соли, и к вечеру автобус оказывается на плато Устюрт, месте трагедии 2006 года.

Чайхана на Устюрте
Чайхана на Устюрте

Мелькает дорожный указатель на трагедию еще более страшную и продолжительную - «Жаслык», скрытый зыбучими песками главный ГУЛАГ каримовского режима. Там, по утверждениям правозащитников, в 2002 году тюремщики заживо сварили двух политзаключенных, и до сих пор содержатся в бесчеловечных условиях тысячи других.

Третий закат застает автобус у КПП возле казахстанской границы - горсть вагончиков пограничного контроля, окруженная чайханами с тростниковыми оградками снаружи и грязными курпачами внутри. Степь вокруг покрыта жесткими кустами и точками экскрементов, в отдалении маячат два шелудивых верблюда.

Садыков проводит вечерние часы за чаем и насваем, говоря с другими о падении цен на дома в Бухаре и кризисе в России. Самый молодой пассажир, 17-летний Камол Шамсутдинов, выслушивает его инструкцию по избежанию милиции.

«Когда видишь мента, не сворачивай. Но в глаза не смотри», - говорит Садыков, похожий на бывалого охотника, который делится советом по охоте на дикого зверя. «Они твой страх чуют».

Шамсутдинов, темнокожий даже по узбекским меркам и похожий на выходца из Эфиопии, ни разу не был границей, где на стройке работают его старшие братья.

Казахстанские полицейские прочно занимают первое место в списке людей, вызывающих у трудовых мигрантов наибольший страх, утверждает правозащитник Ганиев.

Сторонние обозреватели менее склонны валить вину на государство. Мигрантов «стригут, как овец, и избивают тех, кто сопротивляется этому, настолько часто, что они воспринимают это как что-то естественное», - говорит правозащитница Светлана Ганнушкина.

При этом руководство МВД зачастую обвиняет трудовых мигрантов в увеличении числа совершенных преступлений, хотя по статистике МВД за прошлый год, иностранцы повинны всего лишь в 4 процентах преступлений, совершенных в России. С учетом того, что иностранцы соотносятся с российским населением в соотношении 1:10, обвинения выглядят надуманными. «Они бессовестно манипулируют цифрами» - утверждает эксперт по миграции Лидия Графова.

При этом о преступлениях полиции известно гораздо меньше, чем о громких выходках националистов. - говорит Ганиев.

Националисты в Казахстане, скинхеды в России давно превратились в организованное подполье, в рой независимых ячеек, которые координируют свои действия - например, кровавые жертвы на день рождения Гитлера - через интернет-форумы и чаты.

И всё же большая часть их жертв - среднеазиаты. Из 99 случаев явных расистских убийств, зарегистрированных в 2008 году , 49 были выходцами из Средней Азии. В 2005 их было 18.

В августе 2007 года на нескольких веб-сайтах и форумах неофашистских групп появился профессионально снятый трехминутный видеоролик с казнью двух "колонистов" из Дагестана и Таджикистана. Таджика почти две минуты обезглавливают пилой, второго убивают выстрелом в затылок на краю свежей ямы. Действие происходит на фоне фашистской символики, а убийцы профессионально замаскированы.

Таможенный досмотр на узбекско-казахской границе
Таможенный досмотр на узбекско-казахстанской границе

После ночи на грязной циновке в чайхане, Садыков просыпается на рассвете от бибиканья грузовиков в очереди на границе. «Бог даст, к обеду проедем» - говорит он, нахлобучивая свою уже не белоснежную тюбетейку.

Граница открывается в 9, и пересечение занимает почти 9 часов. Азизов снует между узбекским и казахским КПП, разруливая сделку с надменными и заплывшими жиром пограничниками.

Казахи выстраивают узбеков в ряд перед автобусом с сумками настежь, и неспешно ковыряются в их барахле, ощупывая сменную одежду, обувь и целлофановые пакеты с насваем. Узбеки один за одним заходят в конторку, где им ставят штампы о пересечении границы - всем, кроме Ибрагимовой.

После пропуска ее паспорта через базу данных обнаруживается, что в прошлом году ее депортировали из России. Незаметно и обреченно она прощается с братом Ташевым и уходит на узбекскую сторону. Никто не замечает ее ухода, потому что на казахской стороне узбеков ждет долгожданный желтый автобус с российскими номерами.

Пассажиры спешат занять места, и не зря - на 73 человек приходится 62 места. Азизов отвечает на протесты просто: сидеть и спать будете посменно. После нескольких часов ожесточенных перепалок в автобусе выстраивается иерархия мест, напоминающая тюремную.

Азизов занимает шконку пахана - единственную лежанку, занявшую место двух кресел за сиденьем водителя. Сколоченная из досок и покрытая курпачами, она служит в качестве сейфа для пакетов с узбекскими сумами и личными вещами команды Азизова.

У него же в руках оказывается пульт управления дешевым ДВД-плейером, дающим изображение на два небольших телевизора, подвешенных в начале и середине салона. Он ставит шестичасовой пиратский диск с клипами иранской, турецкой и арабской эстрады.

Первые пять рядов занимают два водителя, тести Азизова и пожилые бригадиры вроде Садыкова. В начале салона и воздух свежее, тогда как задние ряды задыхаются от спертого воздуха и табачного дыма - Азизов, водители и русский тесть смолят беспрерывно.

Передняя часть автобуса
Передняя часть автобуса

В хвосте автобуса выломано несколько рядов кресел, и чумазая молодежь, ждущая своей очереди посидеть, травит байки и кидает насвай, сплевывая зеленые отходы в пустые баклажки или на пол. На «камчатке» курить нельзя, говорит Азизов.

Хвостовая часть автобуса
Хвостовая часть автобуса

Ухабистая казахская дорога рассекает однообразную и безрадостную степь. Пассажиры смотрят на пляски ближневосточных красавиц, чьи откровенные наряды и телодвижения вызывают оживление и одобрительные восклицания.

Переезд по южному Казахстану занимает почти два дня, и пейзаж постепенно меняется на зеленые луга и редкие перелески. Следующий день Азизов посвящает диску с подборкой русского шансона, а протесты с задних рядов обрубает русским матом.

Сам он становится невольным центром внимания - громко разглагольствует о своих амурных победах над вдовами новых русских и проститутками. Рассказывает, как избил до полусмерти казаха, выдававшего себя за гаишника и вымогавшего деньги за проезд. Включает громкую связь в разговорах со своей русской женой, словно желая показать - да, эта русская женщина - моя.

Мужички подобострастно внимают его речам, с готовностью поддакивают. Но главным развлечением становится его русский тесть, которого все запросто зовут Сашка. Он беспрерывно пьет, курит, бросает насвай и матерится - на водителей, особенно на Алишера, на Азизова, который презрительно его игнорирует, на узбекский народ и его матерей.

Его воспринимают, как безобидного шута, и не обижаются, ведь он - неопрятный юродивый образ России, злой на приезжих, но зависящей от них во многом, от ежедневной чарочки до благополучия своих дочерей.

Смех и телевизор помогают забыть о жестких сиденьях, о вьющейся в воздухе пыли и дыме, о многочасовом ожидании остановки ради оправки и еды. Музыкальная программа из шансона и восточных ритмов исчерпана, и Азизов ставит сентиментальные узбекские мелодрамы о трагической любви, коварстве завистников и предательстве со смертельным исходом.

Ночью автобус наполняется хором храпящих, который разрывает чахоточный кашель Сашки, закуривающего очередную сигарету.

КПП на на границе казахстанских областей, находиться в небольшом поселении Ленгер,заселенного потомками русских
, крестьян, узбеков, уйгур, помогавших царизму в завоевании Средней Азии. Автобус останавливается на мосту через медленную речку, узбеки бегут гадить в березовый лесок.

КПП на Илеке
КПП

Весь день проходит в ожидании и наблюдении за проехавшими вперед узбекскими автобусами, чьих владельцев пограничники вынудили снять кузовные панели для тщательного досмотра на предмет наркотиков. Когда наступает очередь бухарцев, Азизов велит 11 лишним пассажирам остаться на ничейной земле, чтобы показать, что автобус не переполнен.

Надменные казахстанские пограничники, особенно преисполненные своей чистотой и опрятностью рядом с немытыми несвежими узбеками, брезгливо перебирают их вещи, тщательно ощупывают пакеты с насваем.

Один поднимает на смех владельца старомодных туфель с высокими каблуками: «Что ты, стриптиз в них будешь танцевать?» Владелец - рыжеволосый, похожий на казанского татарина таджик лет двадцати пяти - услужливо улыбается. Но в глазах полыхает ненависть, которую никак не выплеснуть на эту сытую морду, потому что за ней - асфальтовый каток власти.

Азизов, его водители и тести снимают желтые жестяные панели с кузова, пограничники заглядывают внутрь корпуса, просят вынуть ржавые железки и случайный полиэтиленовый пакет. Пограничники намеренно не торопятся, и Азизов удаляется на переговоры со старшим. Некоторые из оставшихся на ничейной земле были депортированы, и Азизов договорился, что их пропустят поздно ночью. Потом Азизов признается, что суммарная взятка за быстрый проезд и провоз нелегалов составила «штуку зеленью».

После утомительного ожидания и штампования паспортов автобус ждет оставшихся на ничейной земле, в двухстах метрах от КПП, рядом с разоренным остовом бывшего коммерческого киоска. Пассажиры высыпают наружу, сыплют шутками, курят - все довольны тем, что самая трудная и жаркая часть пути позади.

Садыков и пассажиры постарше начинают травить байки про Ходжу Насреддина, молодежь внимательно и почтительно их слушает, смеется в нужных местах. Кто-то едет в близлежащий аул , привозит обратно сигареты, минералку, печенье.

В 4 утра восемь из одиннадцати отставших стучатся в дверь. Говорят, что троих все-таки депортировали, включая Ульмаса Ташева, который так и не добрался до своей работы в подмосковной чайхане. Он так и остался на ничейном мосту, в ожидании обратного автобуса, чей водитель согласится в долг отвезти его домой.

Автобус берет путь на столицу независимого Казахстана Астану. Пейзажи сменют друг друга, из только что пересеченной пустыни появляються целые оазисы красоты и одновременно загрезненной руками человека природы. В целом территориия Казахстана это в основном равнниная местность. В Казахстане все по другому не как по ту сторону границы, здесь больше свободы, здесь же крутяться огромные средства которые невозможно заработать на рродине пассажиров автобуса.

Для новичков Казахстан кажется «раем земным», - говарит Садыков. Ведь по ту сторону границы совсем все по другому, даже в придорожных кафе такой порядок, какой не во всех бухарских столовых встретишь.

Обесцвеченные перекисью официантки брезгливо мечут еду орде немытых темных узбеков. Те требуют больше хлеба, опустошают бутылки с кетчупом и майонезом, дожидаясь супа, смотрят в непривычно яркие теленовости.

Несмотря на казахстанские номера , дорожные полицейские тормозит автобус - несколько раз, с основательной проверкой.

Садыков раздражен задержками. «Надо быстрее ехать, Астану строить», - говорит он Сашке.

«Без вас Астану построили», - раздраженно отвечает Сашка и плюет насваем на пол. - «Вам бы только с нашими денежками сбежать».

Подобными словами говорит изрядная доля русского населения. Общее отношение к мигрантам остается настороженным или прямо враждебным. Еще в сытом 2006 году 59 процентов казахстанцев высказалось против притока иностранной рабочей силы, согласно Левада-центру, и половина опрошенных отрицательно отозвалась о выходцах с Кавказа. Среднеазиатам досталось меньше трети недовольства, но кризис добавил дров в топку ксенофобии.

Многие эксперты утверждают, что антимигрантские настроения распространяются подконтрольными государству СМИ с целью отвлечения внимания от других проблем, в которых обвинить некого, кроме своих.

«Мигрантов демонизируют, представляют чуть ли не как единственных виновников финансового кризиса», - говорит Владимир Никитин, председатель подкомитета по миграционной политике Комитета по делам СНГ и соотечественников Государственной Думы.

Пятый вечер на дороге, где-то между Карагандой и Астаной, оказывается самым напряженным. Сашка перебирает родной беленькой и обрушивается на Азизова, который мирно попивает коньячок и смотрит узбекскую трагедию о наследнике богатой семьи, наперекор отцу женившемся на бедной дочери двух глухонемых.

«Все мое. Все на меня записано. Уволю тебя нахер, и сам буду деньгу грести», - кричит Сашка. На экране глухонемые вторят ему мычанием, пытаясь добавить слезливости сцене изгнания молодой пары из отцовского особняка.

Азизов молчит, отшучивается, добродушно матерится в ответ. Автобус останавливают опять, и после долгих переговоров Азизов возвращается взъяренным - отдал десять тысяч тенге. Он пропустил ключевую сцену фильма, и теперь ставит его с начала, перематывает на низкой скорости.

Сашка продолжает пилёж, переключившись на отношения между своей дочерью и бухарским зятем. «Наташке расскажу, как ты налево ходишь», - угрожает он. «Что я, не вижу, как ты своим бабам смски пишешь?»

Азизов закипает. Очередная остановка дорожных полицейских заканчивается быстро - выясняется, что Азизов оставил все документы на автобус у предыдущего инспектора. Белый от злости, Азизов отряжает водителя Алишера за документами и продолжает перемотку немого кино.

Сашка поддает еще и не останавливается на достигнутом, костеря зятя по матушке. Это было лишним - Азизов бросается на тестя со свой лежанки, хватает его за шею и начинает душить. Немые на экране продолжают ускоренно двигаться, пассажиры немеют тоже, понимая, что шутки кончены. Покрасневший и враз протрезвевший, Сашка пытается разжать руки Азизова, кашляет и мычит. Азизов отпускает его с угрожающим змеиным шепотом: «Закрой рот».

После шестой ночи в пути автобус приближается к Астане. Сквозь морось и серый рассвет все выше и гуще прорастают здания, ветхая провинция уступает место наглому столичному лоску.

Стоянка в Астане 15 минут и дальше в путь на север Казахстана. Автобус опустошился на половину. Остальная часть един на север работать на полях и республиканских стройках северного региона. Небольшая часть узбеков двинеться дальше в Россию. Но дальше они уже передвигаться будут другим автобусом. Так как Азиз набирает пассажиров только до Казахстана.

Последняя остановка – деревенский дом Азиза, трехэтажный особняк с черепичной крышей и серыми стенами в недавней штукатурке. Стройка идет полным ходом, и десяток узбеков суетятся внутри.

Пассажиры высыпают наружу, выхватывают сумки и разбегаются - но далеко не все и недалеко. 22 человека, не оплатившие проезда, послушно сдают паспорта Азизову и звонят своим - привезите денег.

Автобус с гастарбайтерами прибыл в Москву
Астана!

Садыков и его племянник Бахром сходят чуть раньше, неподалеку от города Костанай на 110 километре – поле битвы за приличную жизнь для оставшихся дома семей. Крупный заказ появляется только через месяц - пристройка к небогатому домику.А сейчас необходимо искать место работы. Необходимо заплатить за разрешение на работу, отдать долги за проезд и отправить немного денег на Родину. В данный момент мы согласны на любую работу.

Принимая гостей после работы, Садыков готовит на кухне бухарский плов - в плоской кастрюльке, из двух куриных окорочков и неопрятной сечки. Но блюдо получается вкусным, как сказочная каша из топора.

«Узбек везде выживает», - смеется Азизов.

5.Заключение

Современное общество относиться по разному к трудовым мигрантам, причин относиться к ним там конечно множество это и повышение преступности, распространение различных эпидемическихъ болезней, но больше всего народ раздражает то, что мигранты зарабатывают деньги в их стране и отправляют их в свою сторону. Сегодня трудовые мигранты заняли ту нишу, которая годами оставалась проблемной, низкооплачиваемой, куда местное население идет с неохотой, зачастую предприятия останавливали свою работу за неимением рабочей силы. Эти вакантные места заняли трудовые мигранты. Одни устроились легально другие нет, но процесс работы идет. Предприятия перестали простаивать, они выдают продукцию необходимую современному обществу для нормальной жизни.

Сегодня Казахстан это динамично развивающеяся государство, которое испытывает огромнейшую нехватку в трудовых ресурсах, хотя и официальная статистика говарит о наличии безработицы в стране в рамках 2-5%, но в тоже время наши предприятия в сезон набирают новые партии нелегальных трудовых мигрантов.

Для легализации трудовой миграции необходимо проделать огромнейшую работу. В частности:

  • Упростить регистрацию мигрантов, по принципу одного окна;

  • Создать для трудовых мигрантов специальную базу вакантных мест;

  • Работодалям нести отвественность за прием нелегальных мигрантов на работу;

Все данные меры я считаю улучшать обстановку с трудовой миграцией.









































Использованная литература

  • Электронная энциклопеция «Wikipedia»

  • Материалы радио «Свобода» «Билет в один конец»

  • Газета «Караван» «Нужные- Ненужные» 2011год № 19

  • Сайт информационного агенства «Тенгри ньювс»




Самые низкие цены на курсы переподготовки

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 50% скидки при обучении на курсах профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок", но в дипломе форма обучения не указывается.

Начало обучения ближайшей группы: 25 октября. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (10% в начале обучения и 90% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru

Краткое описание документа:

Казахстан сегодня вышел в лидеры по количеству трудовых мигрантов в Центральной Азии.   Это самые последние данные, которые содержатся в докладе Всемирного банка. Наша страна привлекательна, прежде всего, для граждан   Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана и Китая. Что касается количества, то тут цифры, скорее, оценочные и они сильно разнятся. Всемирный банк говорит, что у нас порядка 5 миллионов гастарбайтеров, а   миграционная служба — 2 миллиона. При том, что легальных насчитали только около миллиона. Это значит, что нелегалов в Казахстане примерно 2 миллиона. Неконтролируемая миграция уже привела к напряжению   и к бесправному существованию самих нелегалов. Исходя из этого сложилась народная мудрость: «Найми семерых нелегалов, и заплати одну зарплату»  В 2014 году квота на привлечение иностранной рабочей силы в Казахстане должна составить почти один миллион   человек. Многие из них застрянут в Казахстане надолго, у них отнимут паспорта — так легче превратить человека в раба. Вот и в эти дни как всегда у консульства Таджикистана бесконечная очередь и давка.

Общая информация

Номер материала: 67411041202

Похожие материалы