Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Начальные классы / Конспекты / Материалы для 2 класса. Можно использовать для внеклассного чтения в классе или параллели. По произведениям Е.Чарушина. Даны тексты и интересные задания.

Материалы для 2 класса. Можно использовать для внеклассного чтения в классе или параллели. По произведениям Е.Чарушина. Даны тексты и интересные задания.


  • Начальные классы

Название документа Блиц-игра.docx

Поделитесь материалом с коллегами:

Блиц-игра.

Вопрос

Ответ

1

Из какой страны прилетает на Камчатку красный воробей-чечевица?


2

Кличка щенка из рассказа «Друзья»


3

У кого мальчик Женя научился говорить «р»?


4

Чем заправляют фонари в бакенах?


5

Рыба лососевой породы.


6

Больная, еле живая рыба.


7

Как зовут пса из рассказа «Рябчонок»?


8

Куда прятался волчишко от кота и собаки?


9

Кого испугались Петя и Шура?


10

Лакомство для лисят-путешественников?


11

Лесной котенок – это…?


12

Собака игрушка – это …?


13

Бульдог – это собака …?


14

Собаку какой породы называют " подворный советник"?


15

Из чего крольчиха делает гнездо?




















ОТВЕТЫ

Блиц-игра.

Вопрос

Ответ

1

Из какой страны прилетает на Камчатку красный воробей-чечевица?

из Индии

2

Кличка щенка из рассказа «Друзья»

Огарок

3

У кого мальчик Женя научился говорить «р»?

у вороны

4

Чем заправляют фонари в бакенах?

керосином

5

Рыба лососевой породы.

чавыча

6

Больная, еле живая рыба.

снулая

7

Как зовут пса из рассказа «Рябчонок»?

Томка

8

Куда прятался волчишко от кота и собаки?

под кресло

9

Кого испугались Петя и Шура?

ёжика

10

Лакомство для лисят-путешественников?

телячья печенка

11

Лесной котенок – это…?

рысенок

12

Собака игрушка – это …?

пудель

13

Бульдог – это собака …?

собака-сторож

14

Собаку какой породы называют " подворный советник"?

беспородную дворняжку

15

Из чего крольчиха делает гнездо?

из пуха



Название документа Знатоки арифметики.docx

Поделитесь материалом с коллегами:

Знатоки арифметики.



Р

24 + 23 – 15 =

А

90 – 27 + 17 =

Ч

62 – 22 + 37 =

Ь

84 – 27 + 15 =

Л

37 + 37 – 14 =

О

39 – 33 + 34 =

А

94 – 14 + 12 =

К

30 + 12 – 14 =

Т

55 + 16 + 17 =















































ОТВЕТЫ



Знатоки арифметики.

Р

24 + 23 – 15 =

32

А

90 – 27 + 17 =

80

Ч

62 – 22 + 37 =

77

Ь

84 – 27 + 15 =

72

Л

37 + 37 – 14 =

60

О

39 – 33 + 34 =

40

А

94 – 14 + 12 =

92

К

30 + 12 – 14 =

28

Т

55 + 16 + 17 =

88





28

32

40

60

72

77

80

88

92

к

р

о

л

ь

ч

а

т

а





Название документа Конструктор.docx

Поделитесь материалом с коллегами:

http://deti.libfl.ru/images/illustrators/charushinn/druzja8.jpg



http://bojestvenayamuzyka.ru/uploads/images/volchonok_besprizornik_i_rvan_po_prozvanu_serjoga.jpg

http://player.myshared.ru/1221543/data/images/img48.jpg

https://refdb.ru/images/1298/2595173/73834b11.jpghttp://img-fotki.yandex.ru/get/6738/158428614.26/0_f6126_5bf88905_L.jpghttps://lh4.googleusercontent.com/-BvUcljgxwhA/TyBFSv0BPRI/AAAAAAAAGrI/Hkw92Zm6XUQ/s288/125.jpg

http://borislav.nostopme.net/imagi/samoe-vajnoe-o-boleznyah-podjeludochnoy-jelezy-11046-small.jpghttp://club.foto.ru/gallery/images/photo/2008/07/02/1134567.jpg

http://images.mreadz.com/117/116937/2.jpghttp://chtorg.ru/web-site/pictures/image_246_0.jpeghttp://www.babyroomblog.ru/wp/wp-content/uploads/2015/06/CHarushin_4.jpghttp://catscollection.at.ua/_fr/0/2416565.jpg

http://img0.etsystatic.com/000/0/5288420/il_fullxfull.84675592.jpg

http://animal-store.ru/img/2015/043015/5824995

http://charushin.lit-info.ru/images/text-gr-528/528-36_0.jpg

http://charushin.lit-info.ru/images/text-gr-528/528-36_1.jpg

http://charushin.lit-info.ru/images/text-gr-528/528-36_2.jpg





http://charushin.lit-info.ru/images/text-gr-528/528-36_5.jpg

http://charushin.lit-info.ru/images/text-gr-528/528-36_6.jpg

http://charushin.lit-info.ru/images/text-gr-528/528-36_7.jpg

http://charushin.lit-info.ru/images/text-gr-528/528-36_8.jpg



Название документа Кроссворд.docx

Поделитесь материалом с коллегами:

ОТВЕТЫ Кроссворд






П












К

У

Л

И

К










Т










Б

А

К

Е

Н

Щ

И

К









Ш












Б

Е

Л

Ы

Й



З







С






А





К

О

Т

Ы





Й







В






Ч






Ч

Е

Т

В

Е

Р

Т

А

Я






Н






Т


Р

Я

Б

Ч

О

Н

О

К




А







И









В

А

С

Ь

К

А












И






































Кроссворд






1












1
























2




























3







2


















4



























5






















6



























7

























По вертикали:

  1. «Ведь вот какие ловкачи: забрались в печку и стали лазать по дымоходам, как в лесной норе». Как автор назвал лисят?

  2. «Этакие мохнатые шарики! Уши врозь, глаза коричневые, большие. А лапки мягкие-мягкие — будто в валеночках ходят»

По горизонтали:

  1. «Ай да мужик-богатырь! Ростом с воробья. Рыба его в тридцать раз больше»

  2. «Около мелей и перекатов расставляет по реке красные и белые бакены»

  3. Какого цвета шерсть у кота Епифана.

  4. Они не спят, а только дремлют.

  5. «Наши зайчата так и умерли бы с голоду, если бы, на наше счастье, не нашлась ещё одна кошка — ….»Какая?

  6. «Совсем как настоящий цыплёнок. Только поменьше, да весь полосатый и пятнистый. Это для того, чтобы легче было прятаться. Ещё пуховый, а на крылышках перья — значит, уже летает»

  7. Как назвал лисенка лесник?



Название документа Разминка.docx

Поделитесь материалом с коллегами:

Узнай рассказ.


Прочитайте отрывок

Название рассказа

1

По ночaм я сплю, a Бобкa крольчaтник сторожит. И совсем бесстрaшный стaл Бобкa с тех пор, кaк Вaську вздул, где ни увидит котa - гонит его нa дерево, нa зaбор, нa трубу. А кот от него убегaет во всю мочь. Добежит до высокого местa, кудa Бобке не зaбрaться, и тaм отсиживaется.


2

Очень занятно они играли! Лисёнок лазал и прыгал, как настоящая кошка. Прыгнет на лавку, а с лавки на стол, хвост задерёт трубой кверху и смотрит вниз. А щенок полезет на лавку — хлоп! — и упадёт. Лает, бегает вокруг стола целый час. А потом лисёнок спрыгнет вниз, и оба лягут спать.


3

Стала устраивать засады. Залезет на дерево и лежит на суку: ждет, не пробежит ли под деревом мышка или заяц. А если пробежит, Маруська тогда сверху и кинется.

Недобычливая такая охота. Отощала кошка, похудела, стала злющей-презлющей, как дикий зверь.


4

Надоела котёнку соломинка. За мухой погнался, потом цветок лапой ударил. Схватил цветок, пожевал и выплюнул, головой мотает — горький, видно, цветок попал. Отплевался, отфыркался, посидел немного так, спокойненько, и вдруг тучу толкунцов-комаров заметил.


5

А кот пыжился, пыжился да как зашипит! Прыгнул на стол, блюдце свалил. Разбилось блюдце. Пёс залаял. Человек закричал громко: «Ха! Ха! Ха! Ха!» Кресло посреди комнаты стоит. Кот со спинки кресла вниз посматривает. Пёс вокруг кресла бегает.


6

Лез, лез и свалился с крыши, да крыша-то банная, баня невысокая, и в куст смородины он упал - не ушибся.


7

Голое тело голубое, и все в розовых веснушках. Это значит, когда вырастет, будет серый с белыми пятнами. Голова - шар сморщенный. Нос приплюснут, нижняя губа вперед торчит, язык в сторону высовывается. Задние ноги сосисками волочатся, разъезжаются.


8

Бегут почтово-пассажирские пароходы, одноэтажные и двухэтажные. Эти плывут сами по себе. Но быстрее всех проходят двухэтажные скорые пароходы с голубой лентой на трубе. Они останавливаются только у больших пристаней, и после них высокие волны расходятся по воде, раскатываются по песку.


9

Посмотрели мы за куст, а там ходит какая-то удивительная курочка, ходит и на нас глядит. Пёстренькая такая, мохнатые лапки, а на голове чёрный хохолок — то поднимется колпачком, то ляжет.


10

А вода совсем прозрачная, мне медведя всего видно, как он там орудует лапами, и туловище медвежье вижу.

К туловищу шерсть прилипла, и тело у медведя кажется не по голове. Головастый он такой получается. Маленький и головастый.




ОТВЕТЫ Узнай рассказ.


Прочитайте отрывок

Название рассказа

1

По ночaм я сплю, a Бобкa крольчaтник сторожит. И совсем бесстрaшный стaл Бобкa с тех пор, кaк Вaську вздул, где ни увидит котa - гонит его нa дерево, нa зaбор, нa трубу. А кот от него убегaет во всю мочь. Добежит до высокого местa, кудa Бобке не зaбрaться, и тaм отсиживaется.

«Васька, Бобка и крольчиха»


2

Очень занятно они играли! Лисёнок лазал и прыгал, как настоящая кошка. Прыгнет на лавку, а с лавки на стол, хвост задерёт трубой кверху и смотрит вниз. А щенок полезет на лавку — хлоп! — и упадёт. Лает, бегает вокруг стола целый час. А потом лисёнок спрыгнет вниз, и оба лягут спать.

«Друзья»


3

Стала устраивать засады. Залезет на дерево и лежит на суку: ждет, не пробежит ли под деревом мышка или заяц. А если пробежит, Маруська тогда сверху и кинется.

Недобычливая такая охота. Отощала кошка, похудела, стала злющей-презлющей, как дикий зверь.

«Кошка Маруська»


4

Надоела котёнку соломинка. За мухой погнался, потом цветок лапой ударил. Схватил цветок, пожевал и выплюнул, головой мотает — горький, видно, цветок попал. Отплевался, отфыркался, посидел немного так, спокойненько, и вдруг тучу толкунцов-комаров заметил.

«Лесной котенок»


5

А кот пыжился, пыжился да как зашипит! Прыгнул на стол, блюдце свалил. Разбилось блюдце. Пёс залаял. Человек закричал громко: «Ха! Ха! Ха! Ха!» Кресло посреди комнаты стоит. Кот со спинки кресла вниз посматривает. Пёс вокруг кресла бегает.


6

Лез, лез и свалился с крыши, да крыша-то банная, баня невысокая, и в куст смородины он упал - не ушибся.

«Как мальчик Женя научился говорить букву «р»

7

Голое тело голубое, и все в розовых веснушках. Это значит, когда вырастет, будет серый с белыми пятнами. Голова - шар сморщенный. Нос приплюснут, нижняя губа вперед торчит, язык в сторону высовывается. Задние ноги сосисками волочатся, разъезжаются.

«Бульдог»


8

Бегут почтово-пассажирские пароходы, одноэтажные и двухэтажные. Эти плывут сами по себе. Но быстрее всех проходят двухэтажные скорые пароходы с голубой лентой на трубе. Они останавливаются только у больших пристаней, и после них высокие волны расходятся по воде, раскатываются по песку.

«Кот Епифан»

9

Посмотрели мы за куст, а там ходит какая-то удивительная курочка, ходит и на нас глядит. Пёстренькая такая, мохнатые лапки, а на голове чёрный хохолок — то поднимется колпачком, то ляжет.

«Рябчонок»


10

А вода совсем прозрачная, мне медведя всего видно, как он там орудует лапами, и туловище медвежье вижу.

К туловищу шерсть прилипла, и тело у медведя кажется не по голове. Головастый он такой получается. Маленький и головастый.

«Медведь рыбак»




Название документа Рассказы Чарушина.docx

Поделитесь материалом с коллегами:

Рассказы Евгения Чарушина:


«Волчишко»

Жил в лесу волчишко с матерью.

Вот как-то раз ушла мать на охоту.

А волчишку поймал человек, сунул его в мешок и принёс в город. Посреди комнаты мешок положил.

Долго не шевелился мешок. Потом забарахтался в нём волчишко и вылез. В одну сторону посмотрел — испугался: человек сидит, на него смотрит.

В другую сторону посмотрел — чёрный кот фыркает, пыжится, самого себя вдвое толще, еле стоит. А рядом пёс зубы скалит.

Совсем забоялся волчишко. Полез в мешок обратно, да не влезть — лежит пустой мешок на полу, как тряпка.

А кот пыжился, пыжился да как зашипит! Прыгнул на стол, блюдце свалил. Разбилось блюдце.

Пёс залаял.

Человек закричал громко: «Ха! Ха! Ха! Ха!»

Забился волчишко под кресло и там стал жить-дрожать.

Кресло посреди комнаты стоит.

Кот со спинки кресла вниз посматривает.

Пёс вокруг кресла бегает.

Человек в кресле сидит — дымит.

А волчишко еле жив под креслом.

Ночью человек уснул, и пёс уснул, и кот зажмурился.

Коты — они не спят, а только дремлют.

Вылез волчишко осмотреться.

Походил, походил, понюхал, а потом сел и завыл.

Пёс залаял.

Кот на стол прыгнул.

Человек на кровати сел. Замахал руками, закричал. А волчишко опять под кресло залез. Стал тихонечко там жить.

Утром ушёл человек. Молока налил в плошку. Стали кот с собакой молоко лакать.

Вылез из-под кресла волчишко, подполз к двери, а дверь-то открыта!

Из двери на лестницу, с лестницы на улицу, с улицы по мосту, с моста в огород, из огорода в поле.

А за полем стоит лес.

А в лесу мать-волчиха.

Обнюхались, обрадовались и дальше побежали по лесу.

А теперь волчишко вот каким стал волком. 




«Друзья»

Однажды лесник расчищал в лесу просеку и высмотрел лисью нору.

Он раскопал нору и нашёл там одного маленького лисёнка. Видно, лисица-мать успела остальных перетащить в другое место.

А у этого лесника уже жил дома щенок. Гончей породы. Тоже ещё совсем маленький. Щенку было от роду один месяц.

Вот и стали лисёнок и щенок расти вместе. И спят они рядышком, и играют вместе.

Очень занятно они играли! Лисёнок лазал и прыгал, как настоящая кошка. Прыгнет на лавку, а с лавки на стол, хвост задерёт трубой кверху и смотрит вниз.

А щенок полезет на лавку — хлоп! — и упадёт. Лает, бегает вокруг стола целый час. А потом лисёнок спрыгнет вниз, и оба лягут спать.

Поспят-поспят, отдохнут и снова начнут гоняться друг за другом. Щенка звали Огарок, потому что он был весь рыжий, будто огонь. А лисёнка лесник назвал Васькой, как кота: он лаял тоненьким голоском — будто мяукал.

Всё лето щенок и лисёнок прожили вместе, и к осени оба выросли. Щенок стал заправским гончаром, а лисёнок оделся в густую шубу. Лесник посадил лисёнка на цепь, чтобы он не убежал в лес. «Подержу, — думает, — его на цепи до середины зимы, а потом продам его в город на шкурку».

Ему жалко было самому стрелять лису, уж очень она была ласковая. А с гончим Огарком лесник ходил на охоту и стрелял зайцев.

Вот однажды вышел лесник утром покормить лису. Глядит, а у лисьей будки одна цепь и рваный ошейник. Убежала лиса.

«Ну, — подумал лесник, — теперь мне не жалко тебя застрелить. Видно, не бывать тебе ручным зверем. Дикарь ты, дикарь. Найду в лесу и застрелю как дикую».

Вызвал он своего Огарка, снял с полки ружьё.

Ищи, — говорит, — Огарко. Ищи своего приятеля. — И показал следы на снегу.

Огарок залаял и побежал по следу. Гонит, лает — по следу идёт. И ушёл он далеко-далеко в лес, еле его слышно.

Вот он и совсем замолк.

А вот снова сюда идёт — лай всё ближе, ближе.

Лесник спрятался за ёлку на опушке, взвёл курки на ружье.

И вот видит: выбежали из лесу разом двое. Лиса и собака. Собака лает и повизгивает. И бегут они по белому снегу рядышком. Как настоящие приятели — плечо к плечу. Вместе кочки перескакивают, друг на друга смотрят и будто улыбаются. Ну как тут стрелять. Ведь собаку убьёшь!

Увидали звери лесника, подбежали. Васька прыгнул к нему на плечи, а пёс встал на задние лапы, упёрся в грудь хозяину и хамкает и ловит шутя лисий хвост.

Эй, вы, чертенята! — сказал лесник. Спустил курки на ружье и вернулся домой.

И так жила лиса у него в избе всю зиму — не на цепи, а просто так.

А весной стала уходить в лес — мышей ловить.

Ловила-ловила да и осталась в лесу совсем.

А гончий Огарок с тех пор не гонит лисиц. Видно, все лисицы ему стали друзья.


«Как мальчик Женя научился говорить букву «р»
Мальчик Женя не умел говорить букву «р».

Ему говорят:

Ну-ка, Женя, скажи: «пароход».

А он говорит: «палоход».

Скажи: «таракан».

А Женя говорит: «талакан».

Скажи: «рыба».

А он говорит: «лыба».

Все ребята во дворе над ним смеялись.

Вот Женя однажды играл с ребятами, сказал тоже что-то неправильное. И ребята стали его дразнить.

Тогда Женя обиделся и залез на крышу.

Там на дворе стоял маленький домик, невысокая баня. Лежит Женя на банной крыше и тихонько плачет.

Вдруг на забор прилетела ворона и здорово так каркнула:

Крррааа!..

Женя тоже каркнул - только получилось: «клллааа».

А ворона посмотрела на него, наклонила набок голову, прищёлкнула клювом и давай выговаривать на разные лады:

Каррр, краа, кррр, ррра, ррра.

У Жени получается: «клавла, кллл, клклкл».

Полчаса кричал Женя по-вороньи, язык во рту в разные места ставил и дул изо всех сил.

У него и язык устал, и губы распухли. И вдруг так хорошо у него получилось.

Крррррррраааа!

Так хорошо «ррр» получается, словно куча камней по камушкам в разные стороны раскатывается: «ррррр».

Обрадовался Женя и полез с крыши.

Торопится, лезет и всё время каркает, чтобы не забыть, как «р» выговаривается.

Лез, лез и свалился с крыши, да крыша-то банная, баня невысокая, и в куст смородины он упал - не ушибся.

Встал Женя, побежал к ребятам, смеётся, радуется и кричит:

Я «рры» научился говорить!

А ну, - говорят ребята, - скажи нам что-нибудь.

Женя думал, думал и сказал:

Паверрррррр.

Это Женя хотел сказать «Павел», да спутал.

Вот как обрадовался!

1946 г. 

«Кот Епифан»
Хорошо и привольно на Волге-реке!

Посмотри, ширина-то какая! Другой берег еле видно! Блестит эта живая, текучая вода. И всё небо в эту воду смотрится: и облака, и голубая лазурь, и кулички, что, пересвистываясь, перелетают кучкой с песка на песок, и стаи гусей и уток, и самолёт, на котором человек куда-то летит по своим делам, и белые пароходы с чёрным дымом, и баржи, и берега, и радуга на небе.

Посмотришь на это текучее море, посмотришь на облака ходячие, и кажется тебе, что и берега тоже куда-то идут — тоже ходят и двигаются, как и всё кругом.

Вот там, на Волге, в землянке, на самом волжском берегу — в крутом обрыве, живёт сторож-бакенщик. Посмотришь с реки — увидишь только окно да дверь. Посмотришь с берега — одна железная труба торчит из травы. Весь дом у него в земле, как звериная нора.

По Волге день и ночь плывут пароходы. Пыхтят буксиры, дымят, тянут на канатах за собой баржи-беляны, везут разные грузы или тащат длинные плоты.

Медленно поднимаются они против течения, шлёпают по воде колёсами. Вот идёт такой пароход, везёт яблоки — и запахнет сладким яблоком на всю Волгу. Или рыбой запахнет, — значит, везут воблу из Астрахани.

Бегут почтово-пассажирские пароходы, одноэтажные и двухэтажные. Эти плывут сами по себе. Но быстрее всех проходят двухэтажные скорые пароходы с голубой лентой на трубе. Они останавливаются только у больших пристаней, и после них высокие волны расходятся по воде, раскатываются по песку.

Старый бакенщик около мелей и перекатов расставляет по реке красные и белые бакены. Это такие плавучие плетёные корзины с фонарём наверху. Бакены показывают верную дорогу. Ночью старик ездит на лодке, зажигает на бакенах фонари, а утром тушит. А в другое время старик бакенщик рыбачит. Он завзятый рыбак.

Однажды старик рыбачил весь день. Наловил себе рыбы на уху: лещей, да подлещиков, да ершей. И приехал обратно. Открыл он дверь в землянку и смотрит: вот так штука! К нему, оказывается, гость пришёл! На столе рядом с горшком картофеля сидит весь белый-белый пушистый кот.

Гость увидал хозяина, выгнул спину и стал тереться боком о горшок. Весь свой белый бок испачкал в саже.

Ты откуда пришёл, из каких местностей?

А кот мурлычет и глаза щурит и ещё больше себе бок пачкает, натирает сажей. И глаза у него разные. Один глаз совсем голубой, а другой совсем жёлтый.

Ну, угощайся, — сказал бакенщик и дал коту ерша.

Кот схватил в когти рыбку, поурчал немного и съел её. Съел и облизывается, — видно, ещё хочет.

И кот съел ещё четыре рыбки. А потом прыгнул на сенник к старику и задремал. Развалился на сеннике, мурлычет, то одну лапу вытянет, то другую, то на одной лапе выпустит когти, то на другой. И так ему, видно, тут понравилось, что он остался совсем жить у старика.

А старик бакенщик и рад. Вдвоём куда веселее. Так и стали они жить.

Бакенщику не с кем было раньше поговорить, а теперь он стал разговаривать с котом, назвал его Епифаном. Не с кем было раньше рыбу ловить, а теперь кот стал с ним на лодке ездить. Сидит в лодке на корме и будто правит.

Вечером старик говорит:

Ну, как, Епифанушка, не пора ли нам бакены зажигать, — ведь, пожалуй, скоро темно будет? Не зажжём бакены — сядут наши пароходы на мель.

А кот будто и знает, что такое бакены зажигать. Ни слова не говоря, идёт он к реке, залезает в лодку и ждёт старика, когда тот придёт с вёслами да с керосином для фонарей.

Съездят они, зажгут фонари на бакенах — и обратно.

И рыбачат они вместе. Удит старик рыбу, а Епифан сидит рядом.

Поймалась маленькая рыбка — её коту. Поймалась большая — старику на уху.

Так уж и повелось.

Вместе служат, вместе и рыбачат.

Вот однажды сидел бакенщик со своим котом Епифаном на берегу и удил рыбу. И вот сильно клюнула какая-то рыба. Выдернул её старик из воды, смотрит: да это жадный ершишка заглотил червяка. Ростом с мизинец, а дёргает, как большая щука. Старик снял его с крючка и протянул коту.

На, — говорит, — Епифаша, пожуй немножко.

А Епифаши-то и нет.

Что такое, куда девался?

Потом видит старик, что его кот ушёл далеко-далеко по берегу, белеется на плотах.

«С чего это он туда пошёл, — подумал старик, — и что он там делает? Пойду взгляну».

Смотрит, а его кот Епифан сам рыбу ловит. Лежит пластом на бревне, опустил лапу в воду, не шевелится, даже не моргает. А когда рыбёшки выплыли стайкой из под бревна, он — раз! — и подцепил когтями одну рыбку.

Очень удивился старик бакенщик.

Вот ты какой у меня ловкач, — говорит, — ай да Епифан, ай да рыбак! А ну, поймай-ка мне, — говорит, — стерлядку на уху, да пожирнее.

А кот на него и не глядит.

Рыбу съел, перешёл на другое место, снова лёг с бревна рыбу удить.

С тех пор так они и ловят рыбу: врозь — и каждый по-своему.

Рыбак снастями да удочкой с крючком, а кот Епифан лапой с когтями.

А бакены вместе зажигают. 








«Медведь рыбак»

В прошлом году я всю зиму жил на Камчатке. А ведь это самый край нашей Родины. Там я и весну встречал. Интересно начинается камчатская весна, не по-нашему.

Как побегут ручьи, как вскроются камчатские речки, прилетает из Индии красный воробей-чечевица и везде поёт свою песню чистым, флейтовым свистом:

Чавычу видел?

Чавычу видел?

Чавычу видел?

А чавыча — это такая рыба лососёвой породы. И тут-то начинается самое интересное в камчатской весне.

В это самое время вся рыба из океана заходит в речки, в ручьи, чтобы в самых истоках, в проточной пресной воде метать икру.

Идёт рыба табунами, косяками, стаями; рыбы лезут, торопятся, толкаются, — видно, тяжело им: животы у них раздуты, полны икрой или молоками. Иногда они плывут так густо, что нижние по дну ползут, а верхних из воды выпирает.

Ох, как много идёт рыбы!

А говорят, в старину, когда на Камчатке было совсем мало людей, рыба шла ещё гуще. В старинных записях так и сказано, что весло в реках стояло и против течения шло «попом».

Все радуются, галдят. И тоже спрашивают друг друга:

Чавычу видел?

Чавычу видел?

Чавычу видел?

А она изредка проплывёт — эта чавыча — огромный, драгоценный лосось.

Плывёт она по дну среди мелкой рыбы — горбуши. Будто свинья с поросятами по двору проходит.

А через несколько дней вся эта рыба сваливается обратно, в солёную воду. Только уж не косяками, не табунами плывёт она, а вразброд, каждая по-своему. Кто — хвостом вперёд, а кого и по дну катит и выкатывает на берег, как гнилое полешко. Вся рыба еле живая, больная, «снулая». Выметала она икру и обессилела.

И теперь уже по всей Камчатке другие рыбаки орудуют. Кто каркает, кто крякает, кто рычит, кто мяучит.

Дикие рыбаки рыбачат.

Пойду-ка, думаю, в лес, отдохну, да и посмотрю лесных рыбаков. Как-то они с делом справляются. И ушёл далеко-далеко от селения.

* * *

Хорошо весной в лесу! Берёзы распускают свои клейкие листья, стоят прозрачные, будто не деревья, а дымок зелёный. Среди них темнеют плотные ели и высокий можжевельник.

Воздух чистый, лёгкий, еловой смолой пахнет, молодым листом, прелой землёй.

И хор птичий... И флейта поёт, и трель рассыпается, и чеканье, и посвисты.

Солнце печёт вовсю. А тень ещё холодная.

Я подошёл к берегу речки, притаился и сразу увидел рыбака.

Ай да мужик-богатырь! Ростом с воробья. Рыба его в тридцать раз больше.

Это голоногий куличишка рыбачит. Вокруг рыбы бегает, суетится, суетится, клюёт. А рыбу из воды на берег выкинуло — дохлая.

Пищит кулик, ногами семенит.

Потом прилетели две вороны. Спугнули кулика, а сами рыбу не трогают.

Видно, уже поели досыта. Как сели на отмель, так и заснули. Сидят, носатые, глаза закрыли. Налетели чайки с криком, с гамом. Стали потрошить эту рыбину. Одна голова осталась.

Наглотались чайки рыбьего мяса и дальше отправились. А вороны всё спят, не шевелятся.

Как удачно я выбрал место!

Тут у речки крутая излучина, и всё, что поверху плывёт, вода выкидывает на берег.

Пока я тут был, трёх рыб к берегу прибило течением.

Гляжу — с того берега по камням спускается лиса. Паршивая такая. Шерсть клочьями на боках висит — сбрасывает зимнюю шубу Лиса Патрикеевна.

Спустилась она к воде, воровато схватила ближнюю рыбу и спряталась с нею за камень.

Потом опять показалась, облизывается. И вторую рыбу утащила.

Вдруг лай, вой, визг поднялся: прибежали собаки деревенские да как бросятся с обрыва к воде, к лисице. Видно, учуяли её сверху. Лиса берегом, берегом наверх — и в лес. Собаки за ней.

Ну и я ушёл. Кого мне тут ждать?

Ни один зверь теперь не придёт сюда: собачьих следов испугается.

Снова я пошёл по ручьям и по речкам.

Видал, как другая лиса рыбу ела — смаковала. Выедала только спинки.

Ещё крохаля видал большого — с гуся. Он спал среди объедков. До отвалу наглотался рыбы.

А потом я прилёг и заснул незаметно. Разморило меня. Долго ли спал — не знаю. Только вижу сон: будто делаю я какую-то замечательную вещь, не то самолёт, не то молотилку, а может, и башню какую. По порядку видится сон: сначала работал я, потом устал и тоже лёг спать. Лёг и громко-громко захрапел.

И потом во сне соображаю:

«Да как же это так? Ведь я никогда не храплю. Не умею».

И тут у меня всё как-то спуталось. Уж я наполовину проснулся, а сон продолжаю видеть, что будто лежу и храплю.

Знаю, что это неправда. Сержусь даже.

Рассердился, проснулся, открыл глаза. Что за чудо? Храплю. Я даже испугался. Как так? Что такое?

Потом очнулся... Да нет, это не я храплю... И на храп совсем не похоже.

Это кто-то рычит неподалёку, фыркает, плещется.

Поднял я голову. Смотрю — в речке медведь сидит. Здоровенный медведь — старик-камчадал. Вот тебе и сон с храпом!

А ружья у меня нет. Что делать? Убираться надо подобру-поздорову.

Начал я осторожно-осторожно отползать от речки... И вдруг задел за какой-то камень. Камень этот покатился и в воду — плюх! Я так и замер. Лежу не дышу и глаза закрыл. Сейчас задерёт меня медведь. Вот выберется на берег, увидит — и конец.

Долго я лежал, пошелохнуться боялся. Потом слышу: будто всё ладно. Медведь порявкивает на старом месте, ворчит. Неужели он не слышал, как камень плюхнулся в воду?

Глухой он, что ли?

Я осмелел и выглянул из-за кустов. А потом присмотрелся немного и совсем страх забыл. Этот медведь тоже рыбу ловил. И до чего чудно!

Сидит Михайло Иванович по горло в воде, только голова сухая из воды торчит, как пень. Башка у него громадная, мохнатая, с мокрой бородой. Он её то на один бок наклонит, то на другой: рыбу высматривает.

А вода совсем прозрачная, мне медведя всего видно, как он там орудует лапами, и туловище медвежье вижу.

К туловищу шерсть прилипла, и тело у медведя кажется не по голове. Головастый он такой получается. Маленький и головастый.

Сидит этот медведь. И вдруг что-то лапами стал в воде хватать.

Вижу — достаёт рыбу-горбушу. Прикусил он горбушу и... сел на неё.

Зачем это он, я думаю, на рыбу-то сел?

Сел и сидит в воде на рыбе. Да ещё и проверяет лапами: тут ли, под ним ли?

Вот плывёт мимо вторая рыба, и её медведь поймал. Прикусил и тоже на неё садится. А когда садился, так, конечно, привстал. И первую рыбу течением из-под него утащило. Мне-то сверху всё видно, как эта горбуша покатилась по дну. А медведь как рявкнет! Потерялась рыба. Ах ты! Непонятно ему, бедняге, что такое с его запасом делается, куда он девается. Посидит, посидит, да и пощупает лапой под собой: тут ли рыба, не убежала ли? А как схватит новую, опять я вижу: старая выкатилась из-под него и ищи-свищи!

Ведь на самом деле обида какая: теряется рыба, и всё тут!

Долго-долго сидел он на рыбе, ворчал, даже пропустил две рыбины, не решился ловить; я видел, как они проплыли мимо. Потом опять — р-раз! Подцепил лапой горбушу. И опять всё по-старому: нет прежней рыбы.

Я лежу на берегу, хочется мне посмеяться, а смеяться нельзя. Попробуй-ка посмейся! Тут тебя медведь со злости съест вместе с пуговицами.

Громадную сонную чавычу натащило на медведя. Сгрёб он её, кладёт под себя...

Ну, конечно, под ним пусто.

Тут медведь так обиделся, что и чавычу забыл, заревел во всю мочь, прямо как паровоз. Поднялся на дыбы, лапами бьёт по воде, воду сбивает в пену. Ревёт, захлёбывается.

Ну уж тут и я не вытерпел. Как прысну! Как захохочу! Услыхал меня медведь, увидал. Стоит в воде, как человек, на двух лапах, и на меня смотрит.

А мне до того смешно, что я уж ничего не боюсь — хохочу-заливаюсь, руками машу: уходи, мол, дурак, мочи больше нет! Уходи!

И на моё счастье, верно, так и вышло.

Рявкнул медведь, вылез из воды, отряхнулся и ушёл в лес.

А чавычу опять потащило течение. 


«Рябчонок»

Я давно приметил в лесу одну полянку с рыжиками. Они там в траве рассыпаны, как жёлтенькие пуговки. Такие маленькие, что в горлышко бутылки пролезают. Их очень хорошо солить.

Взяли мы по корзинке — я большую, а Никитка маленькую — и отправились в лес.

И Томка с нами побежал.

Мы ещё и до полянки с рыжиками не дошли, как Томка закрутился, завертелся на одном месте около ёлки, — принюхиваться стал. И вдруг совсем близко от нас кто-то громко захлопал крыльями.

Посмотрели мы за куст, а там ходит какая-то удивительная курочка, ходит и на нас глядит. Пёстренькая такая, мохнатые лапки, а на голове чёрный хохолок — то поднимется колпачком, то ляжет.

Это кто? — спрашивает Никита.

Тише, тише, — говорю я ему, — не пугай, это рябчиха.

Вдруг курочка поползла по земле, как мышь, потом встала столбиком, шею вытянула и ещё громче захлопала крыльями. Похлопала, похлопала, взъерошилась вся, будто больная, и поскакала куда-то вбок.

Вот так представление! Чего это она так? — спрашивает Никита.

Это она хитрит, — говорю, — нашего Томку от цыплят отводит.

А Томка как увидал рябчиху, так сразу и кинулся за ней.

Рябчиха прихрамывает, подлётывает, еле бежит, будто она совсем больная. Притворяется.

А Томка и рад: визжит, лает, вот-вот догонит рябчиху, вот-вот за хвост её схватит! Глупый Томка.

Увела его рябчиха далеко-далеко и потом, видно, села на дерево. Слышим: Томка лает на одном месте.

Тут я говорю:

Давай-ка, Никитушка, поищем с тобою цыплят. Рябчиха отсюда Томку нарочно увела — значит, рябчата где-то тут затаились.

Приподняли мы с земли прелую еловую ветку, видим: какой-то гриб-поганка торчит на тонкой ножке. А под поганкой рябчонок сидит. Спрятался и глаза закрыл.

Я цап его рукой — и поймал. Готово! Попался, маленький!

А, вот он какой! Совсем как настоящий цыплёнок. Только поменьше, да весь полосатый и пятнистый. Это для того, чтобы легче было прятаться.

Ещё пуховый, а на крылышках перья — значит, уже летает.

Я и Никите дал подержать рябчонка.

Что же будем с ним делать? — спрашиваю. — Унесём домой или оставим рябчихе? Пожалуй, он умрёт у нас дома без матери.

Отдадим рябчихе, — говорит Никита.

Так мы и сделали.

Я разжал руку. А рябчонок сидит у меня на ладони и не двигается, боится очень.

Тут я немножко его подтолкнул, и он полетел.

Пролетел шагов пять, сел на землю да и с глаз пропал — то ли в яму сунулся, то ли под какой-нибудь листочек залез или просто прижался к земле.

Ну и ловко прячутся эти рябчата!

Мы набрали с Никиткой полные корзинки рыжиков и пришли домой.

А Томка в лесу остался. Его, глупого, рябчиха ещё долго-долго обманывала, от дерева к дереву водила.


«Про зайчат»
Однажды на даче ко мне прибежал Никита и кричит:

Папа, отдай кроликов! Папа, отдай кроликов!

А я не понимаю, каких кроликов ему отдать. И отдавать я никого не собираюсь, и кроликов у меня нет.

Да что ты, Никитушка, — говорю, — что с тобой?

А Никита прямо плачет: отдай да отдай ему кроликов.

Тут пришла мама и всё мне рассказала. Оказывается, деревенские ребята принесли с лугов двух зайчат: они их на сенокосе поймали. А Никита всё перепутал. Надо было сказать: «Возьми зайчат», а он говорит: «Отдай кроликов».

Взяли мы зайчат, стали они у нас жить.

Ну и славные были зайчата! Этакие мохнатые шарики! Уши врозь, глаза коричневые, большие. А лапки мягкие-мягкие — будто зайчата в валеночках ходят.

Захотели мы зайчат покормить. Дали им травы — не едят. Налили молока в блюдце — и молоко не пьют... Сыты, что ли?

А спустили их на пол — они шагу никому не дают ступить. Прямо наскакивают на ноги. Тычутся мордочками в сапоги и лижут их... Должно быть, ищут мать-зайчиху.

Видно, голодные, а есть не умеют. Сосунки ещё.

Тут в комнату пришёл Томка, наш пёс. Тоже захотел посмотреть на зайчат. Они, бедняжки, на Томку наскочили, лезут на него... Томка зарычал, огрызнулся и убежал.

Как же нам накормить зайчат? Ведь они, бедняги, умрут с голоду.

Думали мы, думали, и придумали, наконец. Пошли мы искать им кормилицу-кошку.

Кошка лежала на лавке у соседнего дома, кормила своих котят. Она такая пёстрая, расписная, даже нос у неё разноцветный.

Притащили мы кошку к зайчатам, она как зафыркает на них, как заворчит басом, чуть не воет. Да ну её!

Пошли мы другую кормилицу искать.

Видим, на завалинке лежит кошка, вся чёрная, с белой лапой. Мурлычет кошка, нежится на солнышке... А как взяли да подложили к ней зайчат, она сразу же все когти выпустила и ощетинилась. Тоже не годится в кормилицы! Отнесли мы её обратно.

Стали третью кошку искать.

Уж в самом конце деревни нашли. На вид такая хорошая, ласковая. Только эта ласковая-то чуть-чуть наших зайчат не съела. Как увидела их, вырвалась из рук да как бросится на зайчат, как на мышей.

Насилу мы её оттащили и за дверь выбросили.

Наверное, наши зайчата так и умерли бы с голоду, если бы, на наше счастье, не нашлась ещё одна кошка — четвёртая. Она сама к нам пришла. А пришла потому, что котят искала. У неё котята умерли, и она по всей деревне ходила и искала их... Рыженькая такая, худая; мы накормили её, напоили и уложили на подоконник и принесли к ней зайчат. Сперва одного зайчонка, потом и другого.

Сунулись к ней зайчата и сразу присосались, даже зачмокали — нашли молоко!

А кошка сначала задёргалась, забеспокоилась, а потом вылизывать их стала — и даже песенку замурлыкала.

Значит, всё в порядке.

Много дней кормила кошка зайчат.

Лежит с ними на подоконнике, а народ останавливается у окошка, смотрит:

Вот так чудо, кошка зайцев кормит!

Потом зайчата подросли, научились сами есть траву и убежали в лес. Им там вольнее жить.

А кошка завела себе настоящих котят. 


«Страшный рассказ»

Мальчики Шура и Петя остались одни.

Они жили на даче - у самого леса, в маленьком домике. В этот вечер папа и мама у них ушли к соседям в гости.

Когда стемнело, Шура и Петя сами умылись, сами разделись и легли спать в свои постельки. Лежат и молчат. Ни папы, ни мамы нет. В комнате темно. И в темноте по стене кто-то, ползает - шуршит; может быть - таракан, а может быть - кто другой!…

Шура и говорит со своей кровати: 
- Мне совсем и не страшно.
 
- Мне тоже совсем не страшно, - отвечает Петя с другой кровати.
 
- Мы воров не боимся, - говорит Шура.
 
- Людоедов тоже не боимся, - отвечает Петя.
 
- И тигров не боимся, - говорит Шура.
 
- Они сюда и не придут, - отвечает Петя.

И только Шура хотел сказать, что он и крокодилов не боится, как вдруг они слышат - за дверью, в сенях, кто-то негромко топает ногами по полу: топ.… топ.… топ.… шлёп.… шлёп... топ... топ....

Как бросится Петя к Шуре на кровать! Они закрылись с головой одеялом, прижались друг к другу. Лежат тихо-тихо, чтобы их никто не услышал.

- Не дыши, - говорит Шура Пете. 
- Я не дышу.

Топ... топ... шлёп... шлёп... топ... топ... шлёп... шлёп...

А через одеяло всё равно слышно, как кто-то за дверью ходит и ещё пыхтит вдобавок.

Но тут пришли папа с мамой. Они открыли крыльцо, вошли в дом, зажгли свет. Петя и Шура им всё рассказали. Тут мама с папой зажгли ещё одну лампу и стали смотреть по всем комнатам, во всех углах. Нет никого.

Пришли в сени. Вдруг в сенях вдоль стены кто-то как пробежит в угол... Пробежал и свернулся в углу шариком. Смотрят - да это ёжик!


Он, верно, из леса забрался в дом. Хотели его взять в руки, а он дёргается и колет колючками. Тогда закатали его в шапку и унесли в чулан. Дали молока в блюдце и кусок мяса. А потом все заснули. Этот ёжик так и жил с ребятами на даче всё лето. Он и потом пыхтел и топал ногами по ночам, но никто уже его не боялся.


«Путешественники»

У моего приятеля жили в комнате два маленьких лисёнка. Это были шустрые и беспокойные зверьки. Днём они спали под кроватью, а к ночи просыпались и вздуривали — носились по всей комнате до самого утра.

Так разыграются лисята, так расшалятся, что бегают по моему приятелю, как по полу, и прыгают ему, сонному, прямо на лицо.

А однажды ночью лисёнок, играючи, даже схватил его за нос.

С тех пор приятель спал, засунув голову под подушку. Даже до сих пор у него сохранилась эта привычка. И лисят давно нет, и живёт он в другой квартире, и прыгать ему на лицо некому, а спит он по-старому, плотно закрывшись подушкой.

Эти лисята были настоящие ловкачи.

Раз! — и по занавеске взберётся лисёнок прямо до самого верха.

Два! — он уже на высоком шкафу.

А вот и на комоде, а вот оба уж таскают друг друга за шиворот.

Лисята нашли себе игрушку. Игрушка эта — фарфоровое блюдце.

Лисята постукивают по краю лапами, блюдце гремит, звенит, подпрыгивает. А лисята знай гонят его по всему полу — туда-сюда взад-вперёд. Звон стоит как в посудной лавке.

Однажды мой приятель очень испугался. Проснулся он утром и вдруг видит: по комнате скачет его высокий охотничий сапог, так вот и скачет — сам по себе. Перевёртывается, перекатывается.

Что за чудо такое?

Потом присмотрелся он и заметил: из голенища торчит кончик пушистого хвостика. Тут приятель и догадался, что это лисёнок залез в его сапог как в норку и там застрял. Он скорей лисёнка схватил за хвост и вытащил из сапога.

Жили-жили эти лисята у моего приятеля и вдруг потерялись!

Как-то пришёл приятель со службы домой и свистит:

Фить, фить! Эй, братцы, налетайте! Я вам телячьей печёнки купил!

А никто и не налетает, и никто к нему и не приходит. Нет лисят.

Куда же они подевались?!

Стал приятель их искать...

Заглянул на шкаф — на шкафу их нет.

Полез за комод — и там нет никого, и под стульями нет, и под кроватью.

Посмотрел и в сапогах. Сапоги пустые. Удивился мой приятель, не знает, что и думать.

На самом деле, куда же могли убежать его лисята из запертой комнаты?

Но тут он взглянул на свою печку с раскрытой дверцей и сразу догадался. Выбежал скорей на лестницу и позвонил в соседнюю квартиру. Дверь ему открыли, спрашивают:

Вам кого надо?

Да мне зверей своих надо от вас взять. Они, наверно, к вам убежали.

Звери! Какие звери? Никаких у нас зверей нет!

Перепугались соседи.

А приятель вошёл к ним в комнату, подошёл к печке. Она была вделана в этой же стене, только с другой стороны. Открыл печной душник и засвистал и закричал:

Фить! Фитъ! Фить! Эй, звери, вылезайте! Я вам телячьей печёнки купил.

И тут заскреблось что-то в стене, зацарапался кто-то в дымоходе.

Соседи совсем перепугались, а соседка старушка даже перекрестилась и говорит:

О господи, уж не змеи ли у нас там ползают?

А из открытого душника высунулись разом две звериные мордочки, черные все, в саже, и глазки у них блестели, как две бусинки.

Схватил мой приятель их за шиворот и унёс домой.

Ведь вот какие ловкачи: забрались в печку и стали лазать по дымоходам, как в лесной норе. Ну и путешественники.


«Лесной котенок»

На полянке ручеёк течёт. И трава кругом густая, разноцветная — от цветов разноцветная. Тут и пчёлы работают, и шмель гудит. А у сосенки, у трёхлетки, что мне по колено ростом, толкунцы толкутся, комары. Всей кучей на одном месте подпрыгивают. А полянка-то маленькая, будто комнатка, — шагов пять в ширину, десять в длину.

Стеной вокруг смородина растёт, в смородине рябина, под рябиной опять малина. А дальше настоящий лес обступил поляну. Еловый лес.

Иду я с ружьём по лесу. Увидел эту гущину — малину, смородину, рябину, — полез в кусты.

Смотрю, а за кустами эта самая полянка. Ишь ты, как запряталась!

«А нет ли тут дичи?» — думаю.

Высматриваю потихоньку сквозь смородину и вижу: как раз посерёдке дичь ходит.

Маленький-маленький котёночек ходит, большеголовый котёночек. Хвост короткий — не хвост, хвостишко. Мордочка пучеглазая, глаза глупые. А ростом он с полкошки всего.

Играет себе котёночек. Схватил в рот длинную соломину, а сам упал на спину и задними ногами соломину кверху подбрасывает. Задние-то ноги у него длинные, куда длиннее передних, а ступни у ног толстые, с подушечками.

Надоела котёнку соломинка. За мухой погнался, потом цветок лапой ударил. Схватил цветок, пожевал и выплюнул, головой мотает — горький, видно, цветок попал. Отплевался, отфыркался, посидел немного так, спокойненько, и вдруг тучу толкунцов-комаров заметил.

Подполз к ним, прыгнул и передние лапы врозь расставил — видно, хотел всех комаров в охапку поймать. Да ни одного не поймал.

А тут шмель попал на глаза. Подобрался котёнок и к шмелю, да как даст задней лапой по ромашке, на которой шмель сидел, и сшиб его наземь.

Ловко орудует задней ногой. Как передней. Домашней кошке так не суметь.

Сшиб он шмеля на землю, а потом как запищит, замяучит. Ужалил его шмель. Хотел было я ему помочь, яд выдавить, шмелиное жало вытащить. Да вдруг сообразил: нет, никак нельзя. И похолодел я весь со страху. Не помню, как на ноги вскочил и бежать пустился. Что есть мочи от котёнка удираю, только глаза заслоняю от веток.

Яма на пути — я через яму. Куст — я через куст. И такая во мне прыть от страха, что рад бы одним махом через весь лес перепрыгнуть.

Бегу, скачу. Километра два, наверное, этак проскакал. Выбежал наконец на луг и упал на траву — так прямо и грохнулся. Уж и ноги меня не держат, а сердце бьётся, колотится.

Хорошо, думаю, что ноги от котёнка унёс.

Котёнок-то не простой был — это рысёнок был. Значит, и мать его недалеко где-то бродила. Пока он играл себе тихо-мирно на полянке, ловил мух да соломинки жевал, мать тоже своим делом занималась — охотилась. А как подал он голос, запищал, завопил, — тут уж рысь, конечно, к нему — на помощь, на выручку. И разорвала бы она меня в клочки, если бы я ей по дороге попался.

А ружьё у меня, как назло, самой мелкой дробью было заряжено — на рябчика, на мелкую дичь. Где уж тут с рысихой сладить! Рысиха-мать — с доброго волка.


«Бульдог»

Ефросинья Николаевна посмотрела на Мимку, испугалась даже и сразу невзлюбила. Урод и урод! Так уродом и стала звать.

А Мимка - французский бульдог, породистый, от роду ему месяц, шерсти нет. Голое тело голубое, и все в розовых веснушках. Это значит, когда вырастет, будет серый с белыми пятнами. Хвоста нет, вместо него обрубок, а на обрубке колбочка - компресс: недавно ему хвост отрубили. Голова - шар сморщенный. Нос приплюснут, нижняя губа вперед торчит, язык в сторону высовывается. Задние ноги сосисками волочатся, разъезжаются. Слабые ноги.

Ефросинья Николаевна человек простой, ей надо вот какого пса: чтоб хвост калачом на спине бы лежал, уши на макушке торчком стояли. Чтобы злой был, чтобы лаял - воров пугал.

Всякие там собачьи породы Ефросинья Николаевна ни во что не ставит.

А дочь у нее породистых собак любит.

Вот ей Мимку и подарили.

Много выведено разных собачьих пород.

Все в помощь человеку, и все на разную помощь. Есть собака-лошадь, собака-ветер, собака-звонок, собака-пастух, собака-сыщик, собака-игрушка. Есть собачьи породы, которые сто, двести и тысячу лет тому назад стали выводить. Такие собаки только для одного дела и годятся. В своем деле герой, а чуть что иначе - и никуда.

Летит борзая, собака-ветер, по чистому полю, всех перегонит, на бегу поймает зайца, а в лес забежит - о деревья убьется с ходу.

Пудель-игрушка разучился злиться, хоть убей при нем хозяина, он и не вступится, а самый умный пес.

Собака-звонок — это маленькая собачонка. Таких барыни в муфтах носили.

Её приучили лаять — она и лает всё время. Всё её раздражает. Муха ползёт — она в истерику. Заговорил кто-то громко — в истерику. Упало что-нибудь со стола — тоже. А если подразнить посильнее — возьмёт и умрёт от разрыва сердца.

Для сторожа-бульдога надо было морду свирепую, такую, чтобы чужой, как увидит, задрожал бы, грудь широкую, чтобы с ног валил человека, и челюсти-щипцы. Как хватит кого, так и не выпустит. Такой пёс и получился, только на задние ноги внимания люди не обращали — вот ноги и стали у бульдогов слабые, вихлястые.

И у Мимки задние лапы будто зря привешены. Ест он свой собачий суп и поднимает всё тело вверх. Стоит на одних передних и ест. Плотно стоит, широко лапы расставил.

Ефросинье Николаевне уж об этом и не говорили. И так не любит — уродом зовёт. А тут совсем за нечисть считать будет.

Повела как-то раз Ефросинья Николаевна Мимку гулять. Сойти да подняться снова на пятый этаж старушке трудно. Всегда дочь водила Мимку. A тут почему-то сама Ефросинья Николаевна повела.

Пришла обратно скоро. Вся в слезах, красная, кричит:

Что я, клоун, что ли? Что я, клоун?!

Ведёт Ефросинья Николаевна Мимку вниз по лестнице на верёвочке. Стыдно ей с такой собакой, с уродом. Богу молится, чтоб никто не увидел.

А ребята увидели, обрадовались, набежали, орут — радуются. Потом вдруг закричали:

Ещё, ещё, тётенька! Фокус! Фокус-мокус покажи.

Какой там фокус? — кричит Ефросинья Николаевна. — Убирайтесь, баловники!

Стыдно ей с таким уродом.

Да чтоб собака прыгала бы! — просят, галдят, орут.

Изо всех дверей знакомые жильцы вышли. Здороваются, улыбаются, Мимку разглядывают.

А ребята орут, опять просят какой-то фокус показать.

Рассердилась Ефросинья Николаевна. Пошла быстро-быстро вниз. Зарадовались ребята пуще прежнего, и жильцы хохочут.

Здорово! — кричат. — Ай да молодец Ефросинья Николаевна. Ну как в цирке!

Остановилась Ефросинья Николаевна, оглянулась. Ничего нет смешного, разве что язык Мимка больше высунул да хвостом-обрубком шевелит. Пошла опять вниз.

Как пошла, так и загалдели все, захохотали.

Ребята прямо вот как радуются, да и жильцы тоже.

Оглянулась на ходу Ефросинья Николаевна.

И видит: скачет за ней на верёвочке голый щенок столбиком, на передних лапах поспевает. Скок-скок! Скок-скок! Так столбиком и прыгает. Заплакала Ефросинья Николаевна, поднялась к себе на пятый этаж.

А на другой день отдали Мимку знакомым.


«Кошка Маруська»

У деревенского охотника Никиты Ивановича Пистончикова жила пестрая кошка Маруська. Плешивая кошка, худая, тощая, потому что Никита Иванович ее очень плохо кормил.

Весной кошка Маруська с голоду стала ходить в лес на охоту.

Потихоньку, крадучись, чтобы деревенские собаки ее не видели, уйдет она из деревни и охотится в лесу. То мышку поймает, то изловит какую-нибудь птицу.

Пошла она так однажды охотиться, да и осталась совсем жить в лесу.

Скоро кошка Маруська потолстела, похорошела, гладкой стала. Ходит по лесу, как разбойник, гнезда разоряет, — живет в свое удовольствие.

А хозяин ее — Никита Иванович Пистончиков — о ней совсем забыл.

Но вот пришла осень. Птицы из лесу улетели. Только мыши остались на добычу кошке Маруське.

Потом и настоящая зима настала. Мыши стали жить под снегом. Редко-редко когда выбегут. Пробегут поверху немного и опять уйдут в свои подснежные ходы-переходы.

Плохо тут пришлось Маруське. И холодно и голодно. Как прокормиться?

Стала устраивать засады. Залезет на дерево и лежит на суку: ждет, не пробежит ли под деревом мышка или заяц. А если пробежит, Маруська тогда сверху и кинется.

Недобычливая такая охота. Отощала кошка, похудела, стала злющей-презлющей, как дикий зверь.

Однажды Никита Иванович собрался на охоту. Надел заячью шапку-ушанку, овчинный полушубок, взял ружье, взял мешок для добычи и пошел на лыжах в лес. Идет он по лесу и разные звериные следы разбирает.

Вот заяц прыгал - наследил, вот лиса прошла, а вот белка от дерева к дереву проскакала.

Проходит он мимо высокой толстой ели, и вдруг как свалится ему прямо на голову какой-то зверь. Когтями его заячью шапку рвет, шипит, ворчит.

Никита хвать зверя обеими руками - так вместе с шапкой и снял с головы. Хотел бросить зверя наземь - глядит: да это его пестрая кошка Маруська! Тощая-претощая, одна кожа да кости.

Эх ты, — засмеялся Никита Иванович, — горе-охотник! Заячью шапку с зайцем спутала.

Пожалел он ее, принес домой и с тех пор стал кормить как следует.


«Васька, Бобка и крольчиха»

Есть у меня бусый кот-серый в черных пятнышкaх, кaк в бусинкaх.

Зовут его Вaсилий Вaсильевич.

Толстый кот. Уши у него круглые-это ему другие коты обгрызли. Дрaчливый кот.

Когдa пить хочет, идет нa кухню, взбирaется нa рaковину и мяучит. Придет кто-нибудь, отвернет крaн и пустит воду тонкой струйкой.

А кот эту струйку языком перехвaтывaет.

Быстро-быстро рaботaет языком.

Много ли мышей ловит Вaсилий Вaсильевич, никто не знaет, потому что он мышей тут же нa месте ест. А вот уж если крысу поймaет, обязaтельно притaщит к моему отцу нa постель.

Проснется утром отец, a нa подушке у него дохлaя крысa лежит.

Колотили зa это Вaсилия Вaсильевичa и рaз и двa, a он ничего не понимaет-носит крыс нa постель и все тут.

Нaверно, это он похвaстaться хочет.

Вот, мол, кaкой я ловчий кот.

А по ночaм гуляет Вaсилий Вaсильевич с другими котaми. По крышaм ходит, дерется и песни поет.

Бaсом поет, дa тaким противным, что во всем дворе у нaс удивляются.

Я его передрaзнивaть пробовaл.

Нaдо одной рукой себе нос зaжaть, чтобы гнусaво выходило, a другой рукой горло немножко придaвить и выть бaсом. Чуть-чуть похоже получaется, но все-тaки не то-тихо очень.

А ведь он-то кaк зaголосит-тaк стеклa дрожaт.

Есть у меня и пес. Имя у него Бобкa, a зовут его Вихляйкa, потому что он все вихляется. Вертит хвостом, a сaм вихляется, кaк червяк нa ниточке. Мордочкa у него будто улыбaется, и всегдa язык нa сторону висит. Перед котом Бобкa хорохорится. a сaм его боится. Бывaет, побежит кот сдуру, сaм с собой игрaет, a Бобкa зa ним. Зaвизжит, зaлaет. А кот кaк остaновится, кaк выгнет спину, дa кaк зaговорит бaсом. Бобкa тaк нa зaдние лaпы и осядет-будто не зa котом бежaл, не нa котa лaял. Землю обнюхивaет, нaпрaво, нaлево смотрит, вихляется, a сaм потихонечку, потихонечку в сторону - и удерет от котa подaльше. А если бы подрaлись они по-нaстоящему, здорово бы влетело Бобке. У Вaськи нa кaждой лaпе по пяти кривых когтей-всего, знaчит, двaдцaть штук. Дa зубы, кaк иголки острые. И большой-то собaке с ним не спрaвиться, a Вихляйкa только чуть-чуть побольше его.

Породa у Вихляйки, отец скaзaл, " подворный советник".

- Что зa породa? - думaю. Никогдa про тaкую породу не слышaл. Потом уж узнaл я, что это просто дворняжкa - беспородный пес.

Вот рaз пришел отец домой и корзинку принес, a в корзинке кто-то живой шевелится.

- Ну, - говорит, - это я тебе для того принес, чтоб ты делом зaнялся. Если уморишь, знaчит из тебя никогдa толку не будет, a выходишь кaк следует - знaчит ты деловой пaрень. Мaло ли что бывaет, может, ты колхозным стaдом когдa-нибудь зaведовaть будешь, или ветеринaром стaнешь, или aгрономом.

Много еще чего мне говорил отец, дa уж я его не слушaл, - любопытно мне было, кто в корзине сидит - один или много, птицa или зверь. И Вaськa-кот подошел, и Бобкa тоже. Обнюхивaют корзину.

- Это ты мне ежa принес? - спрaшивaю.

- Нет, не ежa.

- Ворону? - говорю

- Нет, не ворону

- Утку?

- Нет, не утку

- Ну, тогдa, знaчит, ты мне голубей принес.

- Вот уж нет, - говорит отец, - ты с голубями шею себе свернешь, по крышaм лaзaя. Ну-кa, порaскинь умом, - кто это тaкой. Я тебе подскaжу. Он и обедом нaкормит, и в шубу оденет, и шляпу фетровую может подaрить, и рукaвицы теплые, и костюм шерстяной. Ну, угaдaл?

- Ух, - я говорю, - неужели тот кaрлик, которого я в цирке видел? Зaчем ты его в корзину зaсaдил?

- Опять не угaдaл, - говорит отец.

Приоткрыл он корзину, a из корзины кaк выскочит кролик, дa прямо нa Вaську - Вaсилия Вaсильевичa. Кот только фыркнул и нa шкaф, кaк птицa, взлетел. И Бобкa тоже в сторону подaлся - не видaли они обa еще тaкого зверя.

А кролик по полу ползaет, носом всюду тычется, все обнюхивaет. Уши у него к сaмой спине прижaты - со стрaху, видно.

Белый он весь, только нa носу будто черный блин нaлеплен. Уши и хвост тоже черные.

- Это крольчихa русской или горностaевой породы, - говорит отец. - Онa скоро крольчaт принесет. Смотри зa ней, ухaживaй. Ест кролик все, кроме мясa и соленого. Дaй ему сено, трaву, ветки, листья, овсом или крупой подкaрмливaй, или дaже сухими коркaми. Только не дaвaй куриной слепоты. Знaешь, тaкaя трaвa с желтыми мелкими цветочкaми? Это вредно. И хлебa свежего не дaвaй, - у кроликов от свежего хлебa живот болит.

Подaрил мне кроликa отец и ушел. Я выгнaл из комнaты Бобку дa Вaську и стaл кроликa кaк следует осмaтривaть. Потом сунул его обрaтно в корзину и пошел ему жилье строить.

Нa дворе у нaс зaбор углом. Я угол этот зaгородил стaрыми доскaми, и получился у меня тaкой зaборчик невысокий - чуть мне повыше поясa. Бобкa тудa не перескочит, a кролик оттудa не выскочит. Где досок не хвaтило, тaм я стaрую рыбaчью сеть нaтянул. Кaк у зебры в зоосaду получилaсь зaгородкa.

А в середине зaгородки я пустой ящик вверх дном постaвил и дверь в нем вырубил. Вот и готов дом. Нa нaшей улице в это время тополь обрезaли - уж очень он рaзросся, дaже телегрaфную проволоку рвaл ветвями. Тaк я этих тополевых веток целую кучу принес. Нaтыкaл их в землю, и в зaгородке у меня нaстоящий лес получился.

А в лесу дом стоит - ящик. А в том дому крольчихa живет - русской горностaевой породы.

Взял я корзинку с крольчихой и понес к зaгородке. А зa мной следом идут и Вaськa - Вaсилий Вaсильевич и Бобкa - Вихляйкa. Идут зa мной, принюхивaются.

Пришли мы, выпустили крольчиху. Онa срaзу же в дом свой новый зaлезлa - осмотрелaсь тaм, видно, - опять вылезлa и дaвaй нa тополевых веткaх кору грызть. Прямо ленточкaми тaк и отдирaет. Уши у нее все время ходят, нaсторожены, a глaзa выпуклые, будто онa их нaрочно вытaрaщилa. Я ей трaвы охaпку нaрвaл. Бросил. Онa и трaву стaлa есть.

Смотрю, a Вaсилий Вaсильевич уже нa зaборе сидит, в комок сжaлся и неотступно нa крольчиху глядит. Глaз с крольчихи не сводит. Бобкa тоже сидит, повизгивaет, язык свесил, через сетку смотрит. И я стою. Смотрю. Нaблюдaю.

Пьет крольчихa воду из поддонникa, трaву жует, между веток тополевых, кaк по лесу гуляет.

И вдруг увидaлa онa котa нa зaборе - уши зaложилa, дa кaк хлопнет о землю ногaми, и в ящик зaлезлa - рaссердилaсь, нaверно.

До сaмой темноты просидел я перед зaборчиком. Только когдa уже ничего больше рaзглядеть нельзя было, пошли мы с Бобкой домой.

А кот нa зaборе остaлся.

Утром я чaю выпил и опять бегу смотреть. А кот уж опять сидит нa зaборе, нa прежнем месте.

- И чего ты сидишь, чего тебе нaдо? С крольчихой ведь все рaвно не спрaвишься. Вон онa кaкaя большaя.

Опять я трaвы охaпку нaрвaл, хлебa сухого кусок принес.

Зaгородку подпрaвил. a кот все нa зaборе сидит. Прямо будто нaвсегдa прилип.

И день сидит, и двa сидит, и три сидит, всю неделю сидит. Только и ходит домой поесть.

Прошлa неделя. Стaлa крольчихa все больше в дому прятaться. Ну, думaю, это онa себе гнездо готовит. Знaчит совсем скоро крольчaтa у ней будут.

Кaк-то рaз сидел я, сидел и не вытерпел: зaхотелось мне посмотреть, кaк это онa в моем ящике гнездо устроилa.

Поднял ящик - и будто форму с песочного пирогa снял.

Земля кубиком стоит, a сбоку в кубике - норa. Это знaчит, крольчихa столько земли лaпaми выгреблa, покa нору свою рылa. Весь ящик зaбит. А норa глубокaя: рукa до сaмого плечa ушлa - и концa нет. Я удилище длинное зaсунул в нору, все удилище ушло и в конец не уперлось.

Здорово длинный ход вырылa крольчихa. Есть ли в норке крольчaтa, нет ли - не знaю. Не дорыться мне. Земля кaменистaя, обвaлится ком, зaдaвит, чего доброго, крольчaт.

А что гнездо в норе есть - нaвернякa знaю, потому что пух в норе к стенкaм пристaл.

Крольчихa из пухa гнездо делaет, со своих боков шерсть выдирaет и для крольчaт перинку мaстерит.

Еще неделя прошлa. Еще неделю кот нa зaборе сидит. А мы с Бобкой у зaгородки. Все трое крольчиху сторожим.

Вот сидим мы кaк-то рaз, и вдруг Вaськa вытянулся и пополз по зaбору. Ползет…Ползет…Видит кого-то, a я не вижу. Смотрю нa Бобку, a Бобкa голову нa бок повернул, рот прихлопнул, a язык убрaть не успел. Торчит язык. Бобкa тоже кого-то зaметил. А я не вижу.

И вдруг зaшевелились в норе что-то белое, и крольчонок вылез.

Ох, и хорош крольчонок! Глaзa, кaк бусы черные, сaм весь белый, уши короткие еще, a мордочкa тупaя и нос приплюснут. Выкaтился комочком, подобрaл трaвинку и дaвaй ее есть.

Жует крольчонок трaвинку - вся мордочкa с носом вместе ходуном ходит, из стороны в сторону ворочaется. А трaвинкa в рот зaлезaет - все меньше и меньше делaется. Кончилaсь трaвинкa - другую подобрaл.

А уж из норы друг зa дружкой четыре крольчонкa вышли и мaть их тоже выползлa.

Обрaдовaлся я, a Бобкa визжaть нaчaл. Я ему морду зaжимaю.

- Тише, тише, дурaк, спугнешь…

Вдруг кaк кот слетит с зaборa…Схвaтил одного крольчонкa и опять нa зaбор.

Остaльных крольчaт кaк веером сдуло - ускaкaли в нору, никого нет. Только кот бежит по зaбору, и в зубaх у него мaленький крольчонок бьется.

Ах ты, вор! Ну, берегись теперь!

Стaл я котa кaмнями с зaборa сшибaть. Не попaдaю, все мимо мaжу. Бобкa лaет, прямо нa зaбор лезет. А зa зaбором звон стоит. Это в чужом огороде мои кaмни стеклa в пaрникaх бьют.

Добежaл кот до стены, кудa спрыгнет? Зa зaбор ли ко мне? Ко мне прыгнул, нa нaш двор. Крольчонкa в зубaх держит.

Тут Бобкa кaк нaлетит нa него. С ног котa сшиб и дaвaй трепaть. Кот бaсом воет, фыркaет, прыскaет. А Бобкa нa этот рaз ничего не боится, рычит, котa, кaк тряпку по земле волочит.

И отбил крольчонкa. Прогнaл котa, зaгнaл его нa дерево.

А мертвый крольчонок нa земле лежит, теплый еще, - жaль его кaк! тaк бы и зaревел я, дa некогдa. Вaську отлупить нaдо. Лезу нa дерево зa ним, хочу прутом отстегaть, a Вaськa с деревa и - в огород. Удрaл…

Вот, знaчит, почему сидел этот рaзбойник нa зaборе. Знaл, что ему поживa будет, крольчaтинки хотел.

Зaкопaл я мертвого крольчонкa в землю и стaл думaть. Что мне теперь делaть? В зaгородке крольчaт остaвить нельзя - всех передaвит, утaщит Вaськa. А если не он, тaк другие коты постaрaются, вон их сколько, по ночaм шaйкой ходят, хором поют.

Видно, для мaленьких крольчaт зaгородкa моя не годится, нaдо им клетку делaть.

Зaкрыл я нору ящиком и дверь в ящике доской зaложил. До зaвтрa не добрaться котaм до моих крольчaт, a зaвтрa что-нибудь придумaю.

Утром побежaл я отцa будить. Рaсскaзaть ему про мою беду хочу, посоветовaться. Смотрю - отец спит еще, a нa подушке у него дохлaя крысa лежит. Белaя крысa. Подошел я поближе, a это не крысa вовсе, это крольчонок. Второй мой крольчонок. Знaчит, опять добрaлся до них кот.

Я зaревел во весь голос.

Отец проснулся, сел.

- Чего, - спрaшивaет, - ревешь нaтощaк?

Я ему все рaсскaзaл.

- Эх ты, хозяин, - говорит отец, - нa котов рaботничек. Клетку нaдо поскорее строить. Вот возьми у меня со столa книгу, прочитaй и делaй, кaк тaм скaзaно. Книгa "Кролиководство" нaзывaется. Я дaвно ее купил, дa зaбыл тебе отдaть.

Все утро сидел я нa крыльце и "Кролиководство" читaл.

Прочел - успокоился.

Будет у меня клеткa. Знaю кaк сделaть.

Бочкa стaрaя нa дворе стоялa. Для воды. Вся рaсщепилaсь, рaссохлaсь. И воды в ней было нa донышке. А в воде этой всякaя живaя мелочь жилa. Вроде кaк головaстики - только поменьше, с комaрa. Вертелись они кaк зaводные.

Я бочку нa бок повaлил. Чистой водой ополaскaл, и стaл с одной стороны дырки вертеть отцовским коловоротом.

Хороший инструмент - коловорот. Дaвишь нa него грудью, одной рукой поддерживaешь, a другой ручку вертишь.

Из дырки рaзного цветa стружкa ползет: тaм где бочкa погнилей, трухa коричневaя лезет, a где поновей, тaм желтaя стружкa. Вертишь, вертишь и вывертишь дырочку, круглую, aккурaтную.

Всю сторону у бочки изрешетил - дыркa к дырке. Это будет пол в клетке - дно. А дырки для того делaются, чтобы сырости не было.

С других сторон тоже провертел дырочки, только пореже, это - для воздухa. Потом я нa дырявый пол доски нaслaл, тоже дырявые. Нa кожaных обрезкaх, кaк нa шaрнирaх, к бочке дверь подвесил - рaму - и рaму эту проволокой оплел. Вроде кaк сеткa получилaсь.

Ну, теперь остaлось бочку в зaгородку вкaтить, и нa ножки постaвить, чтоб не гнилa нa земле. А потом опилок нa пол посыпaть и ясли из толстой проволоки к стенке привесить - для сенa и трaвы.

Готовa новaя квaртирa. Очень хорошо вышло - точно конюшня мaленькaя.

Теперь можно и жильцов вселять.

Спервa я крольчиху словил. А с крольчaтaми плохо дело. Не вылезaют из норы - и конец. Чaсa три я их сторожил с мешком в рукaх. Только вышли, вылезли, нaкрыл их срaзу и потaщил. Дергaются в мешке крольчaтa, - верно, думaют, не кот ли их тaщит. А в бочке в сaмый уголок зaбились, друг под другa стaрaются зaлезть - прячутся.

Остaлись у меня только три крольчонкa, А было их пять. Эх, Вaсилий Вaсильевич! Неужели ты их с крысaми спутaл? Ну, дa теперь мне спокойно. Никaкой кот у меня в клетку не зaлезет. Никого у меня не зaдaвит больше.

Кормлю я кроликов три рaзa в день: утром, в полдень и вечером. Днем сенa и трaвы дaю им, a нa ночь овсa или крупы подсыпaю, a то и кaртофелину подброшу или морковку. Убирaю я клетку через кaждые двa дня - подстилку меняю, проветривaю. хорошо у меня кроликaм жить. Подрaстaют мои крольчaтa, толстеют.

Отец посмотрел.

- Одобряю. Молодец! - говорит, - У меня к тебе есть предложение.

И рaсскaзaл вот что. Нa зaвод к ним редкую породу кроликов привезли. Шесть штук: двa сaмцa и четыре сaмки. И кроликов этих рaздaют нa руки тем, кто хочет их рaзводить.

Только с условием рaздaют: половину приплодa госудaрству для рaзведения, чтоб по всей стрaне тaкaя породa рaзвелaсь, a половинa остaется тому, кто выкормит.

- Тaк вот, говорит отец, - хочешь тaкого кроликa выхaживaть, или боишься? Ведь если подохнет кролик, большой будет убыток госудaрству.

- Готов! - говорю, - Всегдa готов!

И взяли мы еще крольчиху.

Рыжaя - рыжaя крольчихa окaзaлaсь, кaк белкa летом. Шерсть нa ней мягкaя, кaк пух, грубого волосa нет, a только один мягкий подшерсток.

- Если этот мех, - отец говорит, - подкрaсить, тaк его от выдры или от бобрa никто не отличит, a у выдры и у бобрa - прямо дрaгоценный мех.

Вторую клетку мы вместе с отцом сделaли - быстрее быстрого. Тaкую же, кaк первaя. Только в сaмую глубину ящик встaвили, пусть в нем крольчихa гнездо для мaленьких вьет.

Новую клетку рядом со стaрой примостили в зaгородке.

Зоофермa у меня теперь нa дворе - крaсотa!

В стaрой бочке крольчaтa рaстут - горностaевые. Рaньше они все белые были, a теперь уши, лaпы и нос все темней и темней у них стaновятся.

Ростом чуть не с мaть выросли. Я их теперь днем в зaгородку выпускaю - котa уже не боюсь. Больших с крысaми не смешaет.

А в новой бочке, в ящике, другaя, новaя крольчихa гнездо свилa. Пух у себя с боков до голой кожи выдрaлa и гнездо устлaлa.

Родились у нее крольчaтa слепые, голые, тупомордые. Лежaт в теплом пуху, кaк в перине кaкой-нибудь. Кучей лежaт, друг под другa зaбивaются.

Восемь штук родилось крольчaт. Их рукaми нельзя, говорят, трогaть, - не то мaть кормить не стaнет. Боится онa человечьего зaпaхa.

Нa двенaдцaтый день опушились крольчaтa немного, и глaзa у них щелочкaми открылись, a через две недели они совсем выросли. Стaли тaкие же рыжие, тaкие же пушистые, кaк и мaть. Бегaют, прыгaют, глупыми глaзaми глядят, ушaми поводят, все им интересно и всего боятся. Кaждому из них я имя дaл.

Одного нaзвaл Яшкa, другого - Прошкa, третьего - Акулькa, четвертого - Мaтрешкa, пятого - Лешкa, шестого - Сенькa, седьмого - Мaшкa, восьмого - Женькa. А они, кaк горошины в стручке, все одинaковые. Кaк стaли бегaть, друг через другa перескaкивaть, все и перепутaлись. Который Лешкa, a который Мaтрешкa - и не узнaешь.

Новыми крольчaтaми Вaсилий Вaсильевич тоже очень интересовaлся. Сидел, сидел у них нa бочке, сверху в дырки зaглядывaл. Дырки мaленькие - смотреть смотри, a лaпу не просунешь.

Видит кот - ничего не высидишь, бросил сидеть. Сновa стaл нa крыс охотится. Вчерa отцу нa подушку опять дохлую крысу притaщил.

А Бобкa - Вихляйкa кaждый день со мной ходит кроликов смотреть.

Я с ними вожусь, a он тут же сидит - вихляется.

По ночaм я сплю, a Бобкa крольчaтник сторожит. И совсем бесстрaшный стaл Бобкa с тех пор, кaк Вaську вздул, где ни увидит котa - гонит его нa дерево, нa зaбор, нa трубу. А кот от него убегaет во всю мочь. Добежит до высокого местa, кудa Бобке не зaбрaться, и тaм отсиживaется.

А Бобке только того и нaдо.

Зaгнaл, обрaдовaлся и - до свидaния.





Название документа Сказочных дел мастера.docx

Поделитесь материалом с коллегами:

Сказочных дел мастера.

  1. Утт бяте девьдем ос тислоз сетъс тесмев с гупвоацими.



……………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………





  1. Чутыястдорчимамок в гипоса и жилут хи.



……………………………………………………………………………………………………………………………………………………































ОТВЕТЫ Сказочных дел мастера.

  1. Утт бяте девьдем ос тислоз сетъс тесмев с гупвоацими.

……………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………

Тут тебя медведь со злости съест вместе с пуговицами.



  1. Чутыяст дорчимамок в гипоса и жилут хи.

……………………………………………………………………………………………………………………………………………………



Тычутся мордочками в сапоги и лижут их.

Название документа Сюжетная задача.docx

Поделитесь материалом с коллегами:

Сюжетная задача. (для команды)



Отец принёс шесть кроликов: два самца и четыре самки. Каждая крольчиха принесла 8 крольчат. Половину приплода надо отдать государству для разведения породы. Сколько крольчат останется?



Решение:

…………………………………………………………………………

Ответ:

………………………………………………………………………….





Сюжетная задача. (для капитана)



Родились кролики слепые, голые, тупомордые. На двенадцатый день появилась шерсть. Ёще через два дня, 25 мая, открылись глаза. Когда родились крольчата?



Решение:

…………………………………………………………………………

Ответ:

………………………………………………………………………….







ОТВЕТЫ Сюжетная задача.



Отец принёс шесть кроликов: два самца и четыре самки. Каждая крольчиха принесла 8 крольчат. Половину приплода надо отдать государству для разведения породы. Сколько крольчат останется?

Решение:

Решить любым способом, даже графичеки.

Ответ:

16 крольчат останется





Сюжетная задача.



Родились кролики слепые, голые, тупомордые. На двенадцатый день появилась шерсть. Ёще через два дня, 25 мая, открылись глаза. Когда родились крольчата?

Решение:

25-2-12=11 (мая)

Ответ:

11 мая родились крольчата



Название документа Числовая угадай-ка.docx

Поделитесь материалом с коллегами:

Числовая угадай-ка

  1. Щенку было от роду _______________ месяц.

  2. И кот съел ещё ______________ рыбки.

  3. Рыба его в ________________ раз больше.

  4. Потом прилетели __________ вороны.

  5. Стали потрошить эту рыбину.____________ голова осталась.

  6. Пока я тут был, __________ рыб к берегу прибило течением.

  7. Оказывается, деревенские ребята принесли с лугов __________ зайчат: они их на сенокосе поймали.

  8. У моего приятеля жили в комнате _________ маленьких лисёнка.

  9. Километра _________, наверное, этак проскакал.

  10. У Вaськи нa кaждой лaпе по __________ кривых когтей-всего, знaчит, ________________ штук.

  11. А уж из норы друг зa дружкой ______________крольчонкa вышли, и мaть их тоже выползлa.

  12. Чaсa_________ я их сторожил с мешком в рукaх.

  13. Остaлись у меня только ______крольчонкa, А было их ________.

  14. Кормлю я кроликов______ рaзa в день: утром, в полдень и вечером.

  15. Убирaю я клетку через кaждые_______ дня - подстилку меняю, проветривaю.

  16. Нa зaвод к ним редкую породу кроликов привезли._______штук: _______ сaмцa и _________ сaмки.

  17. ___________ штук родилось крольчaт.

  18. Нa_____________________ день опушились крольчaтa немного, и глaзa у них щелочкaми открылись, a через ______ недели они совсем выросли.



ОТВЕТЫ Числовая угадай-ка

  1. Щенку было от роду один месяц.

  2. И кот съел ещё четыре рыбки.

  3. Рыба его в тридцать раз больше.

  4. Потом прилетели две вороны.

  5. Стали потрошить эту рыбину. Одна голова осталась.

  6. Пока я тут был, трёх рыб к берегу прибило течением.

  7. Оказывается, деревенские ребята принесли с лугов двух зайчат: они их на сенокосе поймали.

  8. У моего приятеля жили в комнате два маленьких лисёнка.

  9. Километра два, наверное, этак проскакал.

  10. У Вaськи нa кaждой лaпе по пяти кривых когтей-всего, знaчит, двaдцaть штук.

  11. А уж из норы друг зa дружкой четыре крольчонкa вышли, и мaть их тоже выползлa.

  12. Чaсa три я их сторожил с мешком в рукaх.

  13. Остaлись у меня только три крольчонкa, А было их пять.

  14. Кормлю я кроликов три рaзa в день: утром, в полдень и вечером.

  15. Убирaю я клетку через кaждые двa дня - подстилку меняю, проветривaю.

  16. Нa зaвод к ним редкую породу кроликов привезли. Шесть штук: двa сaмцa и четыре сaмки.

  17. Восемь штук родилось крольчaт.

  18. Нa двенaдцaтый день опушились крольчaтa немного, и глaзa у них щелочкaми открылись, a через две недели они совсем выросли.





Автор
Дата добавления 14.01.2016
Раздел Начальные классы
Подраздел Конспекты
Просмотров526
Номер материала ДВ-338807
Получить свидетельство о публикации

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх