Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / Другое / Другие методич. материалы / Материалы проекта "Детство, опаленное войной"
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • Другое

Материалы проекта "Детство, опаленное войной"

библиотека
материалов

МБОУ СОШ №5 г. Искитима Новосибирской области

Летняя профильная музейно-архивная смена








Проект «Детство, опаленное войной»

Творческие работы учащихся 5 – 8 классов

(рассказы, очерки, эссе)



Руководитель музея: Синчило Ольга

Григорьевна, учитель общественных

дисциплин.



















Искитим 2014

Стойкость русского человека безмерна

(Безуглова А.Ф.)

Безуглова Антонина родилась 14 января 1931 года в Алтайском крае. Сейчас этого места на карте нашей Родины нет.

Семья Антонины Филипповны была рабоче-крестьянская. Она состояла из мамы, папы, её и младшей сестры. «Война - это варварство, уничтожение рода человеческого», - сказала Антонина Филипповна. Когда началась война, Антонине было 10 лет, она хорошо помнит, как это было. В Искитиме был солнечный день и от сообщения, что враг напал на нашу страну, все были в шоке. Впервые дни войны жизнь шла как обычно, учились, писали контрольные, сдавали экзамены. Во время войны рядом были мама и младшая сестра. Ей приходилось много работать, особенно с 13 лет, потому что мама болела. Когда Антонина Филипповна училась в 5 классе, их учителем был молодой мужчина, который пришёл с фронта без ноги. Он создал школьную бригаду для помощи фронту. Дети выращивали овощи, поливали их, собирали и отправляли на фронт. Зимой готовили семена к посеву, раскладывали семена в коробки, те которые прорастали - высевали. Летом ходили в лес, собирали лечебные травы, сушили их и отправляли в госпиталь. Антонина Филипповна часто болела, но быстро выздоравливала, серьёзной угрозы для жизни не было.

«У врагов не было шансов победить русскую армию потому, что мужество и стойкость русского человека безмерно!», - с гордостью сказала Антонина Филипповна и рассказала нам такую историю.

У их соседки - бабушки был сын, его звали Сашей, у него был красивый голос, он хорошо пел. Саша ушёл на фронт, там его взяли в плен, он несколько раз сбегал. За это фашисты натравили на него собак, которые разорвали его на части.

За свою жизнь Антонина Филипповна встречала разных людей, в том числе эвакуированных. Это были бедные люди, поэтому многие старались им помочь. Эвакуированные дети были худые, они жили в большом здании. Все, кто мог что-нибудь туда несли: старую одежду, вещи. Чтобы прокормиться, эвакуированные, - сажали огород. Дети вскапывали землю, сажали картошку, окучивать ее было нечем, поэтому пользовались ложками, которыми ели. Однажды, они решили посадить чеснок, но никто не объяснил, как это делать. Поэтому его неправильно посадили, а когда это поняли, то очень плакали. Местные жители научили, как надо сажать чеснок, посадили его заново.

Антонина Филипповна пережила смерть мамы и отца. Отец сильно мучился перед смертью, боль была такая, что он прокусил губу. Другая потеря - смерть двоюродных бабушки и дедушки. Дедушка был печником, фашисты приказали ему сложить камин, но он отказался, тогда немцы сильно избили его так, что он не смог дойти до дома.

Войну, из семьи Антонины Филипповны, пережили: отец, дядя, мама, сестра. Но через 4 года после войны отец умер, потом дядя и мать. Сестра Антонины Филипповны жива, ей 70 лет, она на пенсии, живёт в Москве.

Коновалова Дарья, 8 класс; Зубакина Юлия, 5 класс.


Разным поколениям - от учителя о прошлых столетиях...

(Бубнова Р. П.)


«Когда мы знаем труды человека, то и биография его

получает совершенно иной смысл и значение»

Е.И.Рерих

Эта жизнь берет свое начало в Ленинграде, незадолго до войны, о которой, спустя множество лет, самой Раисе Петровне Бубновой придется рассказывать своим ученикам. Тогда, в сорок первом году, многим, спасая свои жизни, приходилось уезжать из родного города. Среди семей, эвакуированных вместе с Ленинградским инструментальным заводом, была и семья Головиных с четырьмя ребятишками. Уже в Новосибирск семья приехала без отца, так как он - Головин П.С. - ушел на фронт. Вернется он уже спустя несколько лет, дойдя до Польши и получив ранение. Дети с матерью отправились дальше - в Алтайский край, где им и предстояло провести, наверное, самые тяжелые годы своей жизни. Военное время ни для кого не было легким. Тем более для эвакуированных семей, приехавших в незнакомый город, не имея с собой ровным счетом ничего. Рассчитывать во многом приходилось только на помощь окружающих. И эта помощь была. «Тогда все поддерживали друг друга как могли. И я не представляю, что бы с нами случилось, если бы не эти люди»,- со вздохом вспоминает Раиса Петровна.

Свое образование она начала там же, в Алтайском крае. «В школе у меня никогда не было проблем. Мне всегда везло как с учителями, так, в будущем, с учениками». После школы перед Раисой Петровной встал вопрос, от решения которого зависела вся ее будущая жизнь. Детская мечта стать геологом к окончанию школы сменилась решением стать учителем. Это решение не было спонтанным. На него повлияли многие учителя, с которыми Раисе Петровне пришлось столкнуться в своей жизни. Среди родственников и знакомых было много педагогов.

И вот, когда выбор был сделан, Раиса Петровна отправилась в Искитим поступать в педагогическое училище. Она стала учителем начальных классов и три года отработала в Сузуне. Вернуться в Ленинград возможность, конечно, была, но после войны все в родном городе было разрушено и возвращаться, собственно, было некуда. Вернувшись из Сузуна назад в Искитим, Раиса Петровна вышла замуж. Она хотела продолжать учиться дальше, поступила в НГПИ - где она, мать троих детей, учитель со стажем, снова стала студенткой. Окончив ВУЗ, стала работать учителем истории.

И вот, уже почти 55 лет Раиса Петровна раскрывает детям тайны истории. Поколение за поколением узнают от нее о событиях прошлого. На ее счету уже семь выпусков, а количество ее учеников вряд ли можно сосчитать. Когда-то перед ней за партой сидели Ирина Михайловна Райзер, директор школы №5, ее муж, Райзер Александр Густавович, а потом их дети. Но, несмотря на трудности педагогической профессии, Раиса Петровна искренне сказала мне на прощанье: «У меня никогда не возникало и мысли о том, чтобы жалеть о своем выборе. Ученики всегда поддерживали меня даже в самые тяжелые моменты моей жизни, я всегда буду помнить их всех». Мне кажется, что и они будут помнить ее всегда.

Пинчук Алина, учащаяся 10 «Б» класса.


Мое военное детство

(Автобиография Будяковской Т.С.)

Родилась 30 января 1939 года в селе Кирово-Курган Алма-атинской области. Наша семья в то время состояла из четырех человек: мать Горбович Александра Моисеевна – домохозяйка, занималась хозяйством и воспитанием детей. Отец Степан Аксенович всю жизнь проработал шофером. Старший брат Павел, 1929 года рождения, – машинист электровоза. Семья очень часто переезжала с одного места на другое, так как шоферская профессия отца заставляла менять место жительства. Своего постоянного дома не было, поэтому приходилось снимать временную жилплощадь.

Перед войной мы жили в городе Гурьевске Кемеровской области у тети Феклы Аксеновны (сестры отца), мечтали построить свой дом. Но началась война. Отец со своей машиной был отправлен на фронт. Мать работала на металлургическом оборонном заводе, в литейном цехе. Мы, дети, 6 человек (нас двое и четверо тетиных) оставались дома одни. Началось безрадостное детство. В доме было две комнаты, поэтому спали все на полу: и взрослые, и дети. Своей матери мы с братом не видели, она сутками работала на заводе, а мы, дети, постоянно были голодными. Всегда ждали ее. Какое было счастье, когда она прибегала домой на несколько минут и приносила что-нибудь покушать. Сама не ела, а несла нам. Какой вкусной казалась пшенная каша с американской тушенкой…! Когда наступала весна, мы с братом отправлялись на картофельные поля и подбирали картофель, который осенью остался на поле. Этот картофель мороженный, растаявший, чистили, толкли и пекли оладьи прямо на плите. Наевшись такого кушанья, нас сильно тошнило. Поэтому мы и прозвали эти оладьи «тошнотиками». Но это была главная наша еда ранней весной.

Летом отправлялись в лес, искали там сладкие корешки, копали саранки, все это шло в пищу. Варили суп из крапивы и лебеды. За счастье считали, если в этом супе попадется картошка или к супу дадут ломтик черного хлеба. Постоянно хотелось есть.

Испытывая голод, я как-то залезла в огород тети и без спроса надергала морковки – одни хвостики, за что она меня этой же морковкой отхлестали по рукам. Было и стыдно, и больно, и обидно.

Голодные годы дали о себе знать: началось малокровие, постоянно кружилась голова, была так слаба, что часто падала в обморок. Однажды летом ребятишки решили взять меня на речку и договорились между собой научить меня плавать. Схватили меня за руки, за ноги, раскачали и бросили в воду. Я сразу же пошла ко дну. Хорошо помню звон в ушах и чувство, как вода наполняла мое тело. На счастье прибежал мой старший брат Павлик, вытащил меня из воды и привел в сознание. После этого я долго боялась подходить к воде.

В школу пошла поздно – с девяти лет, так как не в чем было ходить – не было ни одежды, ни обуви.

Тяжелыми были послевоенные годы. Вернулся с войны отец. Купили обувь: резиновые калоши и валенки. Пока погода была сухая, ходила в калошах, в холодную погоду в валенках, хотя снег еще не выпал. А ходить приходилось очень далеко, рядом школы не было. Как-то не смогла дойти до школы, кружилась голова, ноги сильно дрожали, села там, где остановилась.

Помню слякоть, сырой снег, а я в валенках иду в школу в первый класс, промокшая, посиневшая от холода. Учительница ласково встретила, попросила ребят, чтобы не смеялись надо мной, и посадила за парту. Так я начала учиться, не зная ни одной буквы, хотя в классе все уже читали. Тетрадей не было. Приходилось брать газетные листы, сшивать их, расчертить и писать. Благодаря своей первой учительнице Анне Ивановне, я быстро научилась читать и писать. Мне встретились замечательные учителя: Ангелина Дмитриевна Рябченко, Вениамин Васильевич Вишняков, Анна Ивановна Сидоренко, которые помогли мне полюбить профессию учителя.

Потом были педагогическое училище в городе Мариинске, работа.

Пришли почет и уважение родителей и учащихся, а также администрации школы №5 города Искитима. В средней школе №5 работала с 1972 года – 38 лет, педагогический стаж работы – 49 лет.


Трудное далось ей детство…

(Бурдыко Л.М.)

Всем детям было тяжело в годы Великой Отечественной войны 1941- 1945 гг. Им приходилось голодать, работать на производстве и на колхозных полях и, что самое страшное, бояться за себя и жизнь своих близких.

Лидии Михайловне Бурдыко не исполнилось 11 лет, когда началась война. До войны Лидия Михайловна жила в деревне Ефремовка, Куйбышевского района Новосибирской области. В семье было трое детей. У Лиды было две сестры: старшая – Мария и младшая – Надежда. Мама Лидии Михайловны была медсестрой, а отец работал плотником, потом стал лесничим. Маленькая Лида рано узнала слово «депутат», потому что, в семье говорили: «Наша мама депутат, у нее много дел, она постоянно занята». Мать Лидии Михайловны умерла в 1942 году, когда отец уже был на фронте. Его военная биография удивительна: строил блиндажи, был поваром; прошел всю страну до западных рубежей; ни разу не был ранен. Освобождал Югославию, Румынию, Венгрию. Затем, через всю страну, ехал на Дальний Восток, где участвовал в войне с Японией. Был демобилизован 17 октября 1945 года в возрасте пятидесяти лет.

Старшая сестра, которой было в начале войны 19 лет, была мобилизована на строительство военных объектов в Средней Азии. Лида осталась с младшей сестрой Надей и бабушкой, которой было 93 года.

Самое горькое воспоминание из военного детства Бурдыко Л.М. – это постоянное чувство голода. Основной едой во время войны в семье Лиды, как у всех в это время, был картофель, который сажали на огороде. Сколько бы много его не было, на всех, все равно не хватало. Летом с пищу шли лебеда, крапива, грибы. Какое на вкус цельное молоко, дети во время войны забыли, «обрат» заменил молоко. Хлеба не было. Лидия Михайловна помнит, что после смерти матери, семье стали выдавать муку, из которой можно было испечь лепешки.

Чувство голода Лидия Михайловна связывает со скудным рационом питания, потребностью растущего организма, а самое главное – непосильным трудом. Учились в школе, а после школы – работали, все лето – на полях колхоза. Никакой оплаты за труд, все добровольно, потому что больше было некому, в деревне остались женщины, старики, да дети.

По непонятным дл Лиды причинам, на полях колхоза было очень много осота. «Воевать» с этим сорняком было трудно – был он колючий, глубоко сидел в земле, никак не поддавался слабым детским рукам, которые пытались его вырвать. Много времени отнимал сенокос. Косить траву девочка научилась рано. Помнит, как жали хлеб, ставили снопы, вручную его обмолачивали. Примерно с шестого класса ее стали посылать зимой за сеном, которое вывозили на коровах. Как тяжело было одиннадцатилетней девочке справляться с животным, которое не хотело везти груз, проявляло норов. В конце недели, в субботу и воскресение дети убирали навоз в колхозных конюшнях.

Несмотря ни на что Лидия Михайловна училась на «отлично». Всегда была готова к урокам, на которых всегда внимательно слушала учителя. Времени зря не теряла – на перемене делала домашнее задание на следующий день.

Самым радостным событием военного детства Бурдыко Л.М. был новогодний праздник 1943 года. В школе поставили елку, нарядили, чем смогли. Дети с радостью водили хороводы вокруг зеленой красавицы, пели песни, играли. Были самодельные куклы, играли в цветные стеклышки.

В год Победы Лидии было уже 15 лет. Поэтому 9 мая 1945 года она запомнила очень хорошо. Дети, как обычно, пришли в школу, их выстроили и объявили, что война закончилась. Обрадованные дети разбежались по деревне, чтобы сообщить всем долгожданную весть.

После войны Лидия Михайловна поступила в педучилище. С 1948 года стала преподавать русский язык и литературу в селе Верхтарка Мошковского района. Ей очень нравилось преподавать эти предметы в старших классах, казалось, что с ними работать было интересней. В 1949 году она поступила в Куйбышевский учительский институт. За два года освоила программу и получила диплом с отличием. С 1971 года стала работать учителем в школе №5 города Искитима. Педагогический стаж Бурдыко Л.М. - 39 лет. Она награждена орденом «Знак почёта». Сейчас Лидия Михайловна на заслуженном отдыхе.

Каменева Елена, Проскурина Виктория, ученицы 5 класса.


Как мы жили в войну

(Гуртякова М.В.)

Гуртякова Мария Васильевна родилась 19 марта 1938 года в г. Новосибирске. Весть о войне настигла Марию Васильевну в городе Новосибирске. Тогда ей было только 3 года. До войны маленькая Маша жила с бабушкой, дедушкой, мамой, папой, сестрой мамы и сестрой папы. Кроме взрослых в семье было трое детей. В 1941 г. отец Марии ушел на фронт. Армянова Василия провожали на фронт всей семьей. Во время войны Мария Гуртякова жила с бабушкой, дедушкой, мамой и сестрой.

Семья Марии Васильевны имела хозяйство: большой огород, домашних животных - кур, свиней, коров. Основным продуктом питания были картошка, капуста. Хлеба было мало, сладостей вообще не было. Мария Васильевна вспоминает, что такой напиток, как кисель они делали из отходов, оставшихся от переработки зерна. Эти отходы им приносила жена дяди Марии Васильевны, которая работала на Мелькомбинате.

Как рассказывает Мария Васильевна, игрушки были самодельные. Из кусочков ткани, дерева, бутылок делали кукол. Но даже куклы были редкостью, в основном играли с различными флакончиками, собирали стеклышки. Когда детям находили цветные стеклышки, это была большая радость.

Одежду для Марии шила мама. Это были ситцевые платья. Младшие донашивали одежду за старшими, ее лишь немного перешивали. Зимой с обувью не было проблем, носили валенки, а весенней обуви не было, поэтому на валенки надевали галоши, так ходили до лета. Летом чаще всего Маша бегала босиком. Если нужно было пойти на какое-либо мероприятие, то она надевала туфли, которые очень берегла, ухаживала за ними. Были такие случаи, когда Маша с соседскими детьми устраивали соревнования у кого обувь чище и красивее.

У Марии Васильевны была дружная семья. Хотя у них был маленький дом, но он всегда был полон гостей. Родственники друг другу помогали. У Марии Васильевны был двоюродный брат, его отец ушел на фронт. У матери этого мальчика, Татьяны Бобровой, на руках осталось трое детей. Анатолий попал в плохую компанию, где его заставляли воровать, а мама не могла с этим справиться. Тогда дедушка Марии Васильевны взял Толю к себе и воспитывал его.

В годы войны у Марии Васильевны в основном не было друзей, так как она еще не ходила в школу. Она пошла в школу в 1945г., тогда у нее появились друзья. Как рассказывает Мария Васильевна, друзья очень ее любили, многие звали в гости. Марии казалось, что все хотели с ней дружить.

Были такие случаи, которые Мария Васильевна запомнила на всю жизнь.

В семье тети Марии Васильевны произошло радостное событие – у них родилась дочь. Мария с бабушкой пошли посмотреть на девочку. Маше понравилось водиться с маленьким ребенком.

Вот еще один случай из детства, который запомнился Марии Васильевне на всю жизнь. Во время войны Мария с сестрой некоторое время жили в селе Ордынском у тети. Однажды они пошли к пристани. Там был крутой склон. Вдруг сестра Маши побежала, поскользнулась и чтобы удержаться, схватила Машу за платье. Маша не удержалась на ногах и обе девочки упали в воду. Люди, которые были в это время на пристани, увидели, что маленькие дети тонут и позвали тетю Марии. Так как сестра Маши находилась вблизи берега, тетя вытащить ее на берег. Мария находилась довольно далеко от берега, т.к. ее унесло течением. Тетя была медицинским работником, а в то время медицинских работников обучали плаванию. Поэтому тетя, не раздумывая, прыгнула в воду спасать Машу, но растерялась и не смогла спасти Марию. На берегу находился мужчина, который нашел длинную палку и подал ее утопающим. Таким образом, он спас Марию и ее тетю.

Война – это тяжелое время для всех людей, но как рассказывает Мария Васильевна Гуртякова, по ее детским ощущениям ей не было так тяжело, как взрослым, т.к. в семье ее любили, не обижали, родители и бабушка хорошо к ней относились. Но трудности все же были: надоедала однообразная еда, денег было немного, так как зарабатывали только на продаже молока, но никто не жаловался, потому что лучшей жизни все равно не было.

После войны, окончив школу, Мария Васильевна Гуртякова поступила в педагогическое училище, в котором она училась 5 лет. До 1962 года Мария Васильевна работала учителем начальных классов в г. Новосибирске, а в 1962году переехала в г. Искитим, где работала учителем начальных классов в школе №5. Она очень любит детей и свою работу, которой посвятила 41 год своей жизни. Сейчас Мария Васильевна Гуртякова на заслуженном отдыхе.

Антонова Ксения, Миллер Юлия, ученицы 8 класса.




Вместе – мы сила

(Автобиография Золотаревой Р.П.)

В 1944 году Золотарева Роза Петровна получила назначение на работу в Зелено – Рощинскую начальную школу Тепчихинского района Алтайского края. В деревне было 60 дворов, в каждом доме были дети: от ясельного до подросткового возраста. Отцы, братья были на фронте, часто приходили печальные известия – похоронки. Дети вместе со взрослыми тяжело переносили это горе.

Дети в годы войны быстро повзрослели. Они были такие серьезные, все понимали, помогали взрослым во всех делах. Дети от 10 лет и чуть постарше вместе с взрослыми выращивали сахарную свеклу, зарабатывали трудодни, некоторые за работу получали установленную норму сахара, трудились на славу. Никогда не жаловались на трудную, изнурительную работу. Помогали матерям ухаживать малышами, работали по дому, вели домашнее хозяйство. Кормили поросят, телят, кур, гусей встречали своих коров, которых пастух пригонял с пастбища до прихода родителей с работы. Делали все, что было нужно. Не было понятий: « Не можем, устали».

Мальчики, в основном, заготавливали сено не только для себя, но для колхозного скота. Работали как взрослые, от темна дотемна, при этом чувствовали себя самостоятельными, деловыми. Часто говорили: «Помогаем своим трудом, как можно быстрее разгромить врагов».

Девочки для маленьких детей устроили что-то похожее на детский сад. Кормили малышей, стирали для них одежду, водили хороводы, пели им песни, забавляли малышей как могли.

Дети, а также взрослые, старались как можно чаще бывать в школе. Просили председателя колхоза «Искра», председателя сельского Совета, рассказывать о работе колхоза, о новостях на фронте. Роза Петровна – учительница в школе – проводила политзанятия, политинформации. Всем селом радовались хорошим новостям с фронта. По-взрослому переживали, если приходили тяжелые известия. Среди населения колхоза не было ссор и ругани. Все жили под девизом: « Все для фронта, все для победы!».



Бомбежки

(Кабыкина А.И.)

Родилась Анастасия Ивановна Кабыкина 27 декабря 1934 года в Рязанской области. Во время войны семья оказалась в прифронтовой полосе, в 40 километрах от позиций немцев. Настя была старшей из сестер, младшей был один год, средняя ходила, держась за юбку матери или сестры. Маму забрали на рытье окопов. Детям было страшно потому, что начались бомбежки.

Первая бомбежка заполнилась Насте потому, что сразу же отключили свет, стекла в окнах звенели, стоял страшный гул. В панике все ринулись среди ночи в бомбоубежище. Осколки снарядов падали как дождь, треск, рев самолетов. Гитлеровцы летели на Москву.

В бомбоубежище было тесно, поэтому дети залезли под лавки, устроившись на полу. На лавке, под которой лежала маленькая Настя, сидела женщина. В нервном напряжении она ела хлеб, отщипывая от куска понемножку. Крошки хлеба сыпались пол лавку, прямо на девочку, попадая в глаза, волосы. Насте было очень обидно, но вылезти из-под лавки она боялась.

Когда бомбежка кончилась, оказалась, что барак, в котором жила семья Анастасии Ивановны, разрушен. Все остались без крыши над головой.

Воздушные бои происходили днем. Все хотелось посмотреть, особенно, детям, но дружинники не пускали никого. Двоюродный брат Насти научился узнавать по звуку наши и фашистские самолеты. Один сбитый «Як» упал у пруда и взорвался. Два других самолета – наш и фашистский – упали, но не взорвались. Приехали военные прочесали местность, оказалось, что оба летчика погибли.

По мере приближения фронта, бомбежки учащались, поэтому было принято решение об эвакуации. Три семьи посадили в бортовую машину, которая довезла до станции Раменское. Там сели в вагоны, и снова начались бомбежки. Когда фашистские самолеты обстреливали поезд, все старались где-то спрятаться. В такой момент, семья спряталась под железнодорожной платформой. Настю оттеснили, она потеряла родных, сидела и плакала. Но тут ее взгляд упал на небольшое углубление неподалеку. Там лежал маленький, яркий парусиновый мячик. Несмотря на обстрел, девочка добралась до мячика, взяла его. Уже после обстрела мама нашла Настю, все зареванную, но довольную, с мячиком в руках.

Больше, за всю войну, у девочки не было ни одной новой игрушки. Да и те, что были, сшила бабушка. Но ребенок был рад и этой неказистой кукле. Чаще всего играли в стеклышки. Искали цветные, красивые. Летом играли в лапту, классики, «из круга вышибала».

Остановились в деревне у бабушки. Кормились с огорода. В лесу собирали грибы.

День Победы Настя встретила в школе, она училась тогда в третьем классе. Александр Николаевич, учитель истории, демобилизованный, построил детей на линейку и объявил, что война закончилась. Все плакали, смеялись, обнимали друг друга.

Болтухин Андрей, ученик 8 класса.


У меня всегда будет хлеб с маслом

(Автобиография Мурзинцевой Л.И.)

Кто говорит, что на войне не страшно,

тот ничего не знает о войне.


Дорогой читатель, а ты мне самый близкий человек - ведь ты ребенок, а дети – это счастье. Я хочу, чтобы ты, мой друг, знал ту правду, которую я напишу.

Правду – не вымысел, не понаслышке, не по газетам. Моя жизнь – это правда, она проста - как, правда, миллионов детей, переживших годы войны. Теперь – они пожилые люди, старики и старушки, с инсультами и инфарктами, с костылями и одиночеством старости.

Шла Великая Отечественная война… Я жила в городе Новосибирске на левом берегу Оби. В Сибири не гремели бои, не громыхали танки, не рвались бомбы. Война дошла до Волги, восточнее был тыл. Новосибирск город большой, но он был другим в годы войны - тусклый, суровый. Рабочий народ с 5-6 часов утра шли на работу: лесосплав на Оби, заводы, фабрики, военные эвакуированные заводы, на которых выпускали оружие для фронта. Везде, по всей стране, в городах и сёлах, народ поднялся на защиту родины.

Моя семья

Наша семья встретила войну в Новосибирске, переехав из Искитима. Нам дали комнатку в бараке, где было одно окно, две железные кровати, печка, стол. Горе пришло неожиданно – заболела мама. Ее положили в больницу в Кривощеково. Там она лежала, не вставала, не ходила. Один раз в неделю папа приводил меня в больницу к маме. Я садилась к ней на кровать, гладила ее руку и плакала, плакала, плакала. С большим трудом она поправлялась, встала она на ноги в 1941 году. 1 сентября 1941 года я пошла в школу.

Хорошо помню первый день в школе. Она была большая, деревянная. Вокруг нее был сад, кто-то посадил в нем овощи. Во дворе школы лежали бревна и мы, первоклашки, на них сидели.

Всех нас построили на линейку, прозвенел звонок, первоклассники зашли в школу первыми. Там я познакомилась с моей первой учительницей – Ниной Фоминичной. Она была эвакуирована в Новосибирск из Ленинграда. Ослабленный блокадой организм постоянно подводил ее – она была бледна, часто теряла сознание.

В школе нас кормили: кусочек хлеба, а сверху – помадка. Иногда давали просто хлеб или толченую картошку, чай с хлебом. По карточкам получали паек. У некоторых детей дома была картошка, морковь. Они приносили кусочки в школу и делили на всех. Однажды папе на работе дали горох. Мама его замочила и, когда он разбух, давала его мне в школу. Весь класс уплетал его за обе щеки.

В столовой, где работала мама, давали жидкий суп, который в кастрюльке я приносила домой. На второе были кусочки огурца, отварная, на воде, морковь. Все это мы съедали дома, но этого было мало, очень быстро голод возвращался.

Почему-то очень хотелось хлеба со сливочным маслом. Помню, сказала себе, что когда я вырасту, каждый день буду кушать хлеб с маслом. Сейчас, спустя много лет, когда я вспоминаю мечты моего детства, слезы наворачиваются на глаза. Хочу всем сказать: «Люди, запомните – голод невозможно забыть. Дай бог нам всем быть сытыми».

Школа

Занятия в школе всегда начинались вовремя, без опозданий. На переменах дети мало двигались, они были похожи на «маленьких взрослых». Они обсуждали сводки Совинформбюро, которые передавали по радио, другие военные новости.

Страшное испытание – война, но она сплотила народ. Люди жили бедно, но честно. Дети все понимали. Разве можно забыть голодных детей?! Взрослые успокаивали, говорили, что кончится война и всего будет вдоволь. Дети верили и ждали – два, три, четыре долгих года.

В войну все жили экономно и отличались особой аккуратностью. Учебники у детей были чистыми, тетради из газет – аккуратными. Дети были одеты в какие-то перешитые вещи, очень чистые, аккуратные. Непонятно, чем женщины в то время стирали? Друг к другу люди относились уважительно.

Помощь госпиталю

В нашей школе была пионерская организация. Мы часто исполняли частушки о войне по классам или прямо на школьной линейке.

Наша школа шефствовала над госпиталем. Раненных в Новосибирске было много. Когда они прибывали, некоторые школы отдавали под госпиталь, а дети с учителями переходили учиться в другие школы во вторую или третью смену.

Была организована группа учащихся из 8-10 человек. В ней были октябрята и пионеры, которые пели, танцевали, читали стихи. Мы оставались после уроков, готовились к выступлению. Обязательно ставили сценку, брали текст из журналов. Я читала стихи о солдатах, которые вернулись домой с фронта. Пели песни «Моя любимая», «Огонек», «Смуглянка». Разучивали небольшие танцы.

Приходили в госпиталь 1 раз в месяц, после уроков. Госпиталь был недалеко от Оперного театра. Раненые бойцы относились к категории выздоравливающих, к тяжелым больным нас не пускали. Бойцы слушали внимательно, аплодировали.

Переход в другую школу

В 1943 году нашу школу отдали под госпиталь. Мы, вместе с учителями, стали ходить в школу в «Затон». Учились во вторую смену. Зима была холодной, а одеты мы были плохо: не было шарфов, варежек, нормальной обуви. Учителя следили, чтобы по дороге в школу мы не обморозились. Они ходили между нами и оттирали то руки, то щеки. Когда госпиталь перевели в центр города, мы вернулись в свою школу – стало легче. Наша школа была чистая и теплая. Мы всегда старались находиться ближе к печке, обитой железом. Как только закончилась война, в школу заставили вернуться тех детей, которые бросили школу и были вынуждены работать. Классы получились разновозрастные.

В деревню, к бабушке

Каждый год родители отправляли меня к дедушке с бабушкой в деревню Девкино Искитимского района. Вот где жили настоящие труженики! Деревня в то время всех кормила. Крестьяне, имевшие личные подсобные хозяйства сдавали натуральный налог – яйца, молоко, овощи, шерсть и многое другое.

Хлеб пекли из картошки, было молоко. Для меня, городской девчонки – это был рай. Многие приезжали в деревню помочь, да хоть раз поесть досыта.

Заключение

Я ненавижу войны. Я пережила войну 1941-1945 гг. вместе со всеми. В годы войны я научилась прощать, молчать, говорить правду. Война научила меня разбираться в людях, научила дружить. Я научилась любить свою Родину, все чистое и светлое на земле. Я никому не делала зла, никого не предавала. У меня нет врагов. Хочу, чтобы у всех, особенно, «детей войны», все было хорошо. Всех, кто меня чем-то обидел, я простила.

Все трудности сегодняшнего дня мне помогает пережить чувство, что самое страшное уже позади. Я понимаю, что самое главное в жизни – чтобы не было войны!


Сны детства

(Назина Г.И.)

Детство – самая радостная и прекрасная пора жизни человека. Но нельзя назвать детством время, когда гибнут люди, рвутся снаряды, свистят пули; когда нечего кушать, нет одежды, обуви, игрушек. О судьбе женщины, чье детство, можно назвать «опаленным войной», пойдет речь.

Галина Ивановна Назина родилась 1 ноября 1943 года в городе Искитиме, в котором живет в настоящий момент. Семья состояла из 5 человек: отец, мать, Галя и два брата. Одному брату на момент начала войны было тринадцать лет, а второму - пять. Отец не был призван на фронт по состоянию здоровья, а братья не достигли призывного возраста. Хотя никто не ушел на фронт, семья испытывала трудности. По рассказам родителей, всё накопленное состояние было распродано, либо обменено на продукты питания. Из вещей, связанных с памятью о родственниках Галины, сохранились глиняная крынка и чугунная ступка бабушки, утерянная со временем. Самое яркое из воспоминаний детства маленькой Гали - сон о яблоках. «Они были такими спелыми, румяными, аппетитными, явными, что, просыпаясь, я с надеждой протягивала руку к стулу, стоящему рядом с кроватью, но там ничего не было», – рассказывает Галина Ивановна.

Воспоминания о Дне Победы сохранились: «В те военные годы, в квартирах были репродукторы круглые как тарелки. Когда по радио было объявлено о Победе, люди, счастливые и радостные, стали обнимать друг друга. Те, чьи родные не вернулись домой, радовались со слезами на глазах».

Несмотря на все тяготы и невзгоды, которые выпали на долю Галины Ивановны, она сохранила оптимизм, жизнерадостность, умение преодолевать трудности. Прошло много времени, а память о тех страшных годах до сих пор живет в сердцах многих из нас.

Теплых Галина, ученица 8 класса.


Все на бумаге не расскажешь…

(Автобиография Тимофеевой В.Ф.)


Когда началась Великая Отечественная война с фашистской Германией, мне было 11 лет. День 22 июня 1941 года запомнился мне на всю жизнь. Это был день слёз, печали, горя. Уже на второй день войны многие семьи провожали родных на фронт.

Четвёртого августа 1941 года ушёл на фронт мой отец, а в сентябре - старший брат. Братья вернулись живыми, а отец погиб в апреле 1945 года в Кенигсберге. Детям было в войну тяжело, так как вся работа и дома и в колхозе ложилась на их плечи.

Мы убирали лён, сажали и копали картошку, убирали хлеб на полях. Страда продолжалась до поздней осени, иногда – до ноября. С этого месяца начинался учебный год в школе.

Летом дети собирали ягоды для солдат. Нас увозили нас в село Гусельниково, где мы жили в домике, приготовленном для эвакуированных из западных областей страны. Спали на полу, на полыни, чтобы не кусали блохи. В день собирали по три ведра ягоды и сдавали сборщику. Руководила нами наша учительница Федосья Пантелеевна Овчаренко. Отдыхать было некогда. О школе заботились тоже мы, дети. Заготавливали в лесу дрова, зимой ими отапливали школу. Каждый день, дежурный класс должен был напилить и наколоть 3 кубических метра дров, принести их в школу к печкам. Зимой в классах нашей двухэтажной школы было холодно, на подоконниках не таял снег, чернила замерзали. Прежде, чем писать, мы отогревали их своим дыханием. Тетрадей не было, учебник был один на весь класс.

В классе была одна керосиновая лампа, и еще одна - на весь коридор. Но мы старались учиться как можно лучше. У нас были замечательные учителя. Они были для нас не только педагогами, но и помощниками, и друзьями. Войну мы знали не понаслышке. Наш учитель математики вернулся с фронта без ноги и без руки, а на левой руке у него осталось всего два пальца. Но, несмотря на это увечье, он писал, учил нас так, что математика для меня стала любимым предметом. У учителей были непростые судьбы: учитель географии, эвакуированный с Украины, пожилой человек, потерял всю семью, а учитель немецкого языка была эвакуирована из блокадного Ленинграда, у нее была больная дочь, которая лишилась руки во время бомбежки. Уроки военного дела вёл настоящий солдат, лейтенант, вернувшийся с фронта. Это были уроки, на которых мы изучали всю жизнь настоящего солдата: строевая подготовка, автомат, винтовка, лыжная подготовка, санитарное дело.

Школа была культурным центром села. Проведение концертов, помощь семьям фронтовиков - все ложилась на плечи учеников.

Дома, в семье, было много проблем. Вскопать лопатами огород, привезти на санках зимой из леса дрова. Летом косили сено, а зимой привозили его на санках. Я научилась косить траву в 13 лет. Семья у нас была большая, в ней, действительно, было «семь - «я».

Мы со старшей сестрой ходили копать огороды, за это нам давали картошку для посадки. Помню, что пришлось поработать нянькой в семье сапожника, чтобы заработать на обувь. Летом я ходила в тапочках, а на зиму мне заказывали у сапожника сапоги.

По вечерам тоже не сидели без дела - вязали варежки и носки для фронта.

Холодно, голодно было, но все перенесли, пережили, ожидая самого главного - Победы.

Первые послевоенные годы тоже были нелёгкими. Многое пришлось пережить, всего на бумаге не расскажешь.


Мои воспоминания

(Чернова В.М.)

Чернова Валентина Максимовна родилась в 1935 году в селе Девкино Легостаевского района Новосибирской области. С детства маленькая Валя очень сильно болела. Всё началось с оспы, которая вызвала серьёзные осложнения. Целый год Вале пришлось лежать в больнице. Поэтому в школу она пошла только в 1944 году в городе Искитиме.

После окончания школы в 1952-1956 годах окончила педагогическое училище. И с 1963-1991 год работала в школе №5 учителем начальных классов. Педагогическое мастерство Черновой В.М. оценено почётным званием «Отличник народного просвещения», грамотой Менестерство образования СССР.

Военное детство В.М. было тяжёлым, потому что в 1941 году на фронте погиб отец. Девочка осталась с мамой, которая работала на железной дороге. Из-за плохого питания здоровье Вали сильно пострадало, она потеряла слух, не ходила, не ела. На всю свою зарплату мама покупала Вале молоко, потому что из еды был картофель и зерновая каша, из собранных весной на поле колосков.

Кроме голода тяжело было и с одеждой, особенно с обувью. В 1945 году в школе начали давать бесплатное питание, в это время стала болеть мама, и пятиклассница Валя прожила одна весь учебный год, так как мама очень долго лежала в больнице.

Будучи учителем школы №5 Чернова В.М. участвовала в соревнованиях по лыжам, бегу, плаванию, волейболу. День победы Валентина Максимовна помнит хорошо, потому что была общая радость, приход с фронта дяди.

Тяжёлое военное детство научило Валентину Максимовну вести здоровый образ жизни, много времени уделять спорту.

Хвостенко Валерия, Коваленко Ксения, ученицы 8 класса.


Непокоренная…

(Юрганова В.П.)

Их сжигали в печах, травили газами и заставляли до изнурения трудиться, на них ставили медицинские эксперименты и испытывали новые препараты. Миллионы узников концлагерей стали в годы Второй мировой войны жертвами фашисткой неволи. Среди них были те, кого лишили не только отчего дома, хлеба, материнской ласки, но и Родины, свободы. Малолетние узники – это самые незащищенные, самые обездоленные дети войны.

Дорога на чужбину

Валентина Петровна ЮРГАНОВА родилась в Запорожье. Когда началась Великая Отечественная война, ей было всего три года. Девочка толком не понимала, что происходит, когда в небе над городом черными коршунами метались вражеские самолеты, воздух сотрясало от оглушительных взрывов, а земля дыбилась от разорвавшихся снарядов. Видя невероятный ужас на лицах своих близких, Валя сердцем понимала: случилось что-то страшное.

«Во время обстрелов все старались укрыться в бомбоубежище, - вспоминает Валентина Петровна, - спешили туда и мы с мамой. Но однажды снаряд угодил прямо в дом, где находилось укрытие. Здание обрушилось и десятки людей, находившихся в подвале, оказались в западне. Через сутки кончилась еда, потом – вода, на третий день нечем стало дышать. В углу, под самым потолком, чувствовался легкий приток воздуха, и взрослые поднимали ребятишек на руки, подносили к тому месту и давали возможность сделать хотя бы пару вдохов. Через трое суток нас откопали. Выйдя на «свободу», мама решила, что больше никогда не будет прятаться в бомбоубежище: лучше в одно мгновенье погибнуть от снаряда, чем принять долгую мученическую смерть под завалом».

В 1943 году Запорожье было оккупировано румынами. Они зверствовали так, что теперь для Валентины Петровны понятие «фашизм» имеет интернациональную окраску, не связанную лишь с немецким народом.

Когда жителей города стали насильно угонять в Германию, попали в этот поток и Валечка с мамой. «Нас загрузили в товарный поезд, как скотину, - вспоминает женщина. – В каждом вагоне - сотни людей. Потные человеческие тела плотно прижимались друг к другу, стояла невероятная духота и смрад. Без воды и пищи мы провели несколько дней».

Дахау: помнить, чтоб не повторить

Самое страшное, что досталось детям войны – пребывание в концлагере. За годы Великой Отечественной войны от пыток и голода погибло почти полтора миллиона малолетних узников, до освобождения дожил лишь один ребенок из десяти.

Валя с мамой побывали в двух лагерях, расположенных на территории Германии. Сначала, в обычном, без газовых печей. Вторым местом их заточения стал лагерь в городе Бад-Заульгау, который входил в систему лагерей «Дахау». Он считался «опытным полигоном», где фашисты отрабатывали систему наказаний и различных форм физических и психологических издевательств над узниками. Здесь был крематорий, четыре трубы дымили круглосуточно. Заключенные жили в длинных бараках. Детей в лагере было немного, и они жили вместе с мамами.

Кормили пленников, независимо от возраста, один раз в сутки. Меню было всегда одинаковым: жидкая вонючая похлебка, напоминавшая помои, и кусочек эрзац - хлеба размером с два спичечных коробка. Растущий детский организм требовал нормальной пищи, голод иногда перебивал чувство страха. Поэтому каждое утро ребятня бегала к офицерской столовой. Если повар был в хорошем настроении, то он ставил ведро на землю и позволял поковыряться в помоях. Дети, спешно проглатывали картофельные очистки, обгладывали рыбьи кости. А если повар был не в духе, он выплескивал содержимое ведер в специальную емкость, стоявшую на решетке. Жидкие помои проходили через сетку, а остатки пищи задерживались. Мальчишки были ростом повыше, они запрыгивали внутрь ящика и собирали то, что осталось на решетке, не забывая «угостить» малышей, с жадностью смотревших им в рот.

«Однажды я так проголодалась, что решила пойти к столовой первой, - рассказывает Валентина Петровна. – Повар еще не вышел. Я решила заглянуть в ящик, чтобы посмотреть, что там можно будет достать. А мимо проходил фриц, который вдруг решил надо мной подшутить. Он схватил меня за ноги и забросил в ящик. Охранник знал, что без чужой помощи выбраться мне не удастся. Оказавшись в западне, я сразу вспомнила те три дня, проведенные под завалами в бомбоубежище. Мои глаза, полные ужаса и слез, сильно рассмешили немца, он хохотал на всю округу. А я отчаянно металась и кричала, звала на помощь. Вскоре прибежала мама и вызволила меня из ящика. Видя мое жуткое состояние, опухшее от слез лицо, она потеряла всякую осторожность и напустилась на «шутника» с криками и руганью. Но тот, видно, был в очень хорошем расположении духа и не пристрелил нас обоих прямо на месте».

Иногда узников сгоняли на плац, чтобы зачитать им приказы по лагерю. Однажды взрослых выстроили в длинную шеренгу, а детей вытолкнули вперед. В тот день немцы решили устроить публичную казнь двух пленных, совершивших побег, чтобы другим было неповадно. Приговоренные к смерти шли к месту казни, еле держась на ногах. Их так зверски избили, что вся одежда висела на них лохмотьями. В какой-то момент на бедолаг выпустили остервеневших овчарок. Те накинулись на людей и начали беспощадно рвать их тела на куски. Через несколько минут от мужчин ничего не осталось.

Увиденное, у многих вызвало состояние шока. Валя очнулась лишь на третьи сутки. Эта показательная казнь запала ей в память на всю жизнь. До сих пор для нее самой нелюбимой породой собак остается немецкая овчарка.

Вторая мама

День освобождения из концлагеря Валентина Петровна называет вторым днем рождения. Им повезло гораздо больше, чем тысячам других узников. Их выкупила немка для работы в ее доме. Но потом выяснилось, что у фрау Бауэр нет родственников. Чтобы избавиться от одиночества, она решила удочерить малолетнюю узницу. По воле случая выбор пал на Валю. Немка была уверена, что мать ребенка, истощенная, обессилевшая от работы, рано или поздно умрет, тогда ей удастся воплотить свою задумку. Но время шло, бывшие узницы стали понемногу набирать вес, первоначальный план сорвался.

«Тогда фрау Бауэр обо всем рассказала маме и попросила ее отказаться от меня, - вспоминает Валентина Петровна. - В ответ она получила отказ. Конечно, немка могла из мести вернуть нас обратно в концлагерь, но она оказалась очень хорошим человеком, сняла для нас комнату, помогла устроить меня в школу, маму – на швейную фабрику. Первый класс я окончила в немецком городе Альтсхаузен».

Когда фрау Бауэр поняла, что ей не удастся удочерить девочку, она попросила разрешения стать ей крестной матерью и получила «добро». Так Валя стала лютеранкой.

«Для меня фрау Бауэр навсегда останется очень дорогим человеком, ведь она спасла нас с мамой от верной гибели, - признается Валентина Петровна. - Чем старше я становлюсь, тем больше хочу съездить в Германию, на могилу моей крестной матери. Сначала не было средств на дорогу, а сейчас удерживает лишь незнание языка. Но заветное желание с каждым годом становится все сильнее».

Обратный путь домой

После Победы во всех городах Германии стали открываться фильтрационные лагеря для тех, кто хотел вернуться на Родину. Среди тысяч бывших заключенных, пожелавших поехать на родную землю, были и Валя с мамой. Из уличных репродукторов целыми днями звучала информация о том, что по возвращении люди попадут не домой, а в Сибирь. Но никто не верил этому. Каждый думал, что Отчизна их не осудит, ведь на чужбине они оказались не по своей воле.

«Мы приехали в Запорожье в конце 1945 года, - рассказывает Валентина Петровна. - Наша квартира была занята, а другую - нам не дали. На Родине мы оказались никому не нужны. А 6 февраля 1945 года маму арестовали. Я стала бродяжничать и попала в группу таких же беспризорников. Четыре месяца продолжалось мое скитание. Чтобы выжить, приходилось воровать. Однажды нас поймали и отвезли в изолятор. Так я оказалась в детском доме».

А Валину маму тем временем перебрасывали из одной тюрьмы в другую: из Запорожья ее отправили в Свердловск, а через полгода она оказалась в Сибири. Все это время женщина отчаянно искала свою дочку. Она писала во все инстанции, объявляла голодовку. В результате мать и дочь встретились. 4 августа 1947 года они уже вдвоем приехали в Новосибирскую область, на станцию Посевная.

За верность Родине

В пять лет Валя оказалась в числе узников немецкого концлагеря. А в восемь ее осудили по 58 статье Уголовного кодекса СССР и объявили врагом народа. В вину малолетней преступнице поставили «несанкционированное пересечение государственной границы».

Под гнетом 58 статьи Валентина Петровна прожила 43 года. К ярлыку «изменник Родины» она получила тяжелый «довесок»: поражение в правах. Так наказывали особо опасных преступников. «Государству было выгоднее сделать нас изгоями общества, чем оправдываться за безумие, на которое оно обрекло миллионы своих сограждан, вернувшихся из плена на родную землю, - с горечью говорит женщина. - 58 статья как шлагбаум перекрывала все дороги. Под любыми предлогами нам запрещали учиться в институте, не принимали на хорошую работу. Общественное мнение сыграло здесь роковую роль: статус предателя настолько сильно давил на бывших узников, что им не хотелось рассказывать о своем лагерном прошлом, у некоторых появилось тяжелое чувство вины. Но, что характерно, душевная обида не переросла в ненависть к тем, кто был повинен в нашем моральном унижении».

Лишь в 1989 году Валентина Петровна была полностью реабилитирована и освободилась от «черной метки» - «враг народа». Бывшие узники концлагерей стали без прикрас рассказывать о своем тяжелом прошлом. Но не жалости ради, а для того, чтобы молодежь знала, что такое фашизм, на какие зверства он способен, и, главное, кто спас мир от «коричневой чумы».

В Искитиме общество бывших узников фашистских концлагерей существует с 2005 года. В настоящее время в его составе - около 40 человек. К юбилею Победы каждому вручили медаль с надписью «Непокоренные». И действительно, своей жизнью они доказали верность Родине. Валентина Петровна ЮРГАНОВА – педагог с полувековым стажем. 29 лет она проработала в пятой школе города Искитима учителем русского языка и литературы. А сейчас она преподает культуру речи студентам техникума экономики и права. Год, проведенный в немецких застенках, навсегда оставил в ее сердце раны, которые кровоточат по сей день. Но, несмотря на жестокие удары судьбы, эта мужественная женщина по-прежнему верит в добро и светлое будущее своей страны.

Надежда Полевич, корреспондент «Искитимской газеты».


Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Краткое описание документа:

Подборка творческих работ обучающихся 5-8 классов МБОУ СОШ №5 г. Искитима вошла в книгу "Детство, опаленное войной". Творческие работы обучающихся были созданы в ходе летней профильной музейной смены. Герои творческих работ - учителя-ветераны педагогического труда, относящиеся к категории "дети войны". Одноименный проект был реализован обучающимися школы 5 во главе с руководителем школьного музея Синчило О.Г. и городского Совета ветеранов, комитета "Дети войны". 

После встречи с ветеранами, дети написали очерки, рассказы, эссе, которые наряду с исследовательскими  работами старшеклассников вошли в книгу "Детство, опаленное войной".

Автор
Дата добавления 20.11.2014
Раздел Другое
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров459
Номер материала 138519
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх