Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / Русский язык и литература / Статьи / «Медея и ее дети» Л. Улицкой с точки зрения мифопоэтики
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • Русский язык и литература

«Медея и ее дети» Л. Улицкой с точки зрения мифопоэтики

библиотека
материалов

«Медея и ее дети» Л. Улицкой с точки зрения мифопоэтики

Литература XX  – начала XXI вв. характеризуется тенденцией к авторскому мифотворчеству, вниманием авторов к античной и общемировой мифологии. Миф, в силу своей исконной символичности, является удобным языком описания вечных моделей личного и общественного поведения, существенных законов социального и природного космоса, он позволяет «выйти» за социально-исторические и пространственно-временные рамки ради выявления «общечеловеческого» содержания. Мифологические мотивы сыграли большую роль в генезисе литературных сюжетов; мифологические темы, образы, персонажи используются и переосмысляются в литературе почти на всем протяжении ее истории.

Творчество Л. Улицкой пронизано мотивами мифотворчества, которые наиболее ярко отразились в ее романе «Медея и её дети». Но мифологизация творчества – это не только способ одухотворения эстетического мира и выхода на уровень решения общечеловеческих вечных вопросов бытия, но еще и попытка писателя посредством включения мифологем различного уровня в авторский текст объяснить повторяющиеся в каждой эпохе  типические проблемы и стандартные формы поведения людей. Литература ХХ в. идет по пути демифологизации, которая представляет собой явление, уже не раз повторявшееся в мировом литературном процессе, «возврат» в лоно мифа – это вполне естественный и традиционный шаг, всегда обогащавший литературу. И связан он, в первую очередь, с созданием энергетически богатых образов действительности и с разрушением стереотипов мифопоэтического мышления.

Постоянное взаимодействие литературы и мифа протекает непосредственно, в форме «переливания» мифа в литературу, и опосредованно: через изобразительное искусство, ритуалы, народные празднества, религиозные мистерии, а в последние века – через концепции мифологии, эстетические и философские учения. Итак, мифопоэтика может рассматриваться как художественная система, основанная на мотивированном обращении к мифологическим моделям, к поэтике мифа.

Л. Улицкая демифологизирует образ Медеи в своем произведении «Медея и ее дети». Миф выступает важнейшим элементом структуры романа. Образ Медеи развенчивается автором, и на основе мифологического создается новый, адекватный современным реалиям. Согласно мифопоэтическим канонам, герой наделяется преопределенной судьбой, модель его поведения вписана в общий миропорядок, этапы прохождения испытаний героя изначально известны. В результате такого «развенчивания» Медея Улицкой, сохраняя черты своей мифологической тезки, кардинально отличается от нее.

Основу мифологического образа Медеи в мифе и в трагедии Еврипида составляют ритуальные сцены, бинарные оппозиции и другие, характерные для мифопоэтического  мышления черты. Героиня Улицкой также живет в соответствии со строгими ритуалами, ее образ жизни можно назвать идиллией, однако «ритуальность» жизни героини специфическая, изначально заданная автором как праведническая. Миф неосуществим без ритуала, и мифологическая ритуальность жизненного цикла сакральна для мифа о Медее и романа Улицкой.

Л. Улицкая, вводя в текст романа образ мифической Медеи заглавием  своего романа, ориентирует на вечные начала, на архетипические константы человеческого и природного бытия дом, любовь, смерть. В произведении  все явления, события описываются двумя культурными кодами, двумя системами: мифологической и современной. Наблюдается типический для мифологизма прием конструирования новой реальности на основе матрицы мифа.

В романе Л. Улицкой в семье Медеи есть почитание традиций предков,  соблюдение нравственных законов, но нет признания священной природы женщины. Любовь страсть доминирует в произведении, как в мифе, но главная героиня  романа не способна испытывать истинной любви к мужчине, ее чувство можно охарактеризовать как любовь-долг, этим она и отлична от остальных героев.

Медея одухотворена, анимизирована по сравнению со своей мифологической тезкой. Гиперболизированная страсть в мифе о Медее становится роковой  как для самой Медеи, так и для всех окружающих, в том числе и ее детей. Античная героиня оскорблена тем, что ее муж предпочел ей другую, а ради Ясона Медея пожертвовала всем: родиной, семьей, жизнью брата, добрым именем. Страсть, не имеющая границ, перерастает в желание отомстить. Мотив страсти и мотив долга являются общими для мифа и романа Улицкой.

Согласно мифу, Медея –волшебница, дочь царя Колхиды, внучка Гелиоса, племянница Кирки. Медея находится в родстве с богами, и именно боги внушили ей страсть к Ясону. Она помогает возлюбленному овладеть сокровищем – золотым руном и творит злодеяния во имя любви. Золотое руно, которое так желал заполучить Ясон ради царствования на троне, становится символом власти, богатства, а также бед, несчастий и испытаний. Возможно восстановление ассоциативных связей между золотым руном и нитью судьбы, которую прядут мойры. Изначально золотое руно, ставшее магическим гарантом благоденствия колхов, запечатленное в мифе, отражает историю ранних связей между Древней Грецией и Кавказом. По преданию, золото на Кавказе добывали, погружая шкуру барана в воды золотоносной реки. Руно, на котором оседали частицы золота, приобретало большую ценность: так руно становится символом богатства, власти и силы.

Отметим в этой связи, что Медея в романе Улицкой неслучайно не любит власть, сторонится ее, старается быть вдалеке от управления (власть у нее ассоциируется с образом мужчины, а мужчина это сила, источник страсти, удовольствия, а также бед, трагедий). У главной героини, чья жизнь и судьба локализованы в современности, происходит отторжение мира зла, насилия, профанного пространства, Медея отгорожена от остального мира узкими рамками дома и работой в больнице. Она предпочитает жить в своем, сакральном пространстве, словно вычеркнутая из настоящей жизни с ее страстями, изменениями, переживаниями, у нее свое течение мысли, отчисление времени, ритуальная жизнь. Героиня Улицкой пытается построить мир без мужчины, как будто наперекор Медее античной, которую погубила страсть к Ясону.

Медея из мифа – образ, разрушающий уклад, основы, стереотипы женщины, однако героиня Улицкой созидает, творит новую реальность, хотя быть матерью ей не дано в физическом смысле этого слова. Те, кто находится рядом с Медеей, подпитываются соками её нереализованного материнства, достаточно строгого; это материнство можно назвать духовным. Медея во что бы то ни стало способствует сохранению рода, соблюдению традиций предков, не ограничивает никого из родственников в выборе пары, не осуждает, а только принимает у себя новых людей и детей. Воспитательная функция героини романа расширена: дети – продолжение рода, несут память предков, выражают лучшие качества, но они не должны впитать в себя стереотипы неправильного поведения и ложные ценности.

В романе «Медея и ее дети» показано господство страсти над разумом, однако страсть здесь не является разрушающим началом, как в древнегреческом мифе. Улицкая  пишет как бы продолжение трагедии в хронотопе современного общества, с его стереотипами и новыми гендерными ролями, делая акцент на феминном начале бездетной Медеи, лишая героиню материнства, которое исключительно важно для общественного, индивидуального благополучия женщины. Миф полностью построен на этой оппозиции двух категорий: добра и зла,  сакрального и профанного, верха и низа и т.д.  Улицкая показывает читателям другую сторону женской сущности и рассуждает о том, как могла бы сложиться судьба Медеи в современном  мире.

При глубоком изучении архетипов становится очевидным, что, по существу, они остаются неизменными в течение столетий, а все внешние различия просто отражают особенности разных культур. Л. Улицкая подчеркивает: духовность важнее, диалог между людьми должен строиться не только по принципу родства. На глубинном уровне, на уровне архетипов, героиня Улицкой все еще принадлежит к хтоническим существам, разрушительным по своей природе.

Благодаря своим позитивным качествам  романная Медея старается перебороть в себе мифологический образ, отсюда строгое соответствие ритуалу, долгу, христианская наполненность образа. Архетипическая жена, мать, но по контрасту – авторитарная женщина с довольно жесткими правилами, ведет аскетичный образ жизни. Духовно зрелая, Медея именно поэтому способна принимать у себя молодых распутных родственников, покровительствовать им. В ней соединились два амбивалентных начала: созидательное и разрушительное; созидательное способствует духовному наставничеству, разрушительное начало выражено неявно - это излишняя строгость по отношению к себе, своеобразная праведность, приоритет общего, родового счастья над личным. Стремление сохранить и передать традиции родителей разрушает женское я героини, лишает ее возможности быть желанной, испытывать любовь страсть.

Л. Улицкая, таким образом, строит свой миф о Медее, сознательно отказываясь от традиционного сюжета мифа с целью его демифологизировать. Она говорит о реалистическом характере любви, приближает героиню к реальности, рассматривает образ Медеи в современной действительности. Древнегреческий миф о Медее и трагедии античных классиков во многом романтизированы, гиперболизированы и даны в контексте социокультурной ситуации иного уклада общества, хотя непреложность ценностей, заявленных в мифе, неоспорима. Выбор жанра для передачи истории Медеи говорит сам за себя. Данная тема из области высокого плавно перетекает в область обыденного, в которой нет места  архаичному разгулу страстей и погоне за призрачными целями.

Л. Улицкая говорит о главенстве долга, семейных ценностей, подчеркивает значимость каждой жизни и показывает уникальность каждой судьбы. Писатель лишает свою героиню возможности иметь детей, никак не объясняя этого. Предположим, что у героини нет детей, поскольку инстинктивная женская природа Медеи восстает против традиционной роли женщины времен патриархата, господства маскулинного над феминным. В новом авторском мифе о Медее у нее новые функции и иная картина мира, отличная от мифопоэтической.



Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Автор
Дата добавления 22.11.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Статьи
Просмотров237
Номер материала ДБ-378881
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх