Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Статьи / Мемориальное краеведение «Лев Толстой в Самарском Заволжье»

Мемориальное краеведение «Лев Толстой в Самарском Заволжье»

  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

Открытая Всероссийская научно-практическая

Конференция молодых исследователей

«Образование. Наука. Профессия»











Мемориальное краеведение

«Лев Толстой в Самарском Заволжье»









Автор работы: Климов Андрей

Воротненская СОШ





Научный руководитель:

Николаева Татьяна Ивановна,

учитель русского языка и литературы.









2016



ВВЕДЕНИЕ.

О том, что Лев Николаевич Толстой был в нашей губернии неоднократно, я узнал в пятом классе и с тех пор испытываю особый интерес ко всем его произведениям. В связи со 180-летием со дня рождения писателя мы подробнее изучали материалы о его пребывании в Самарском Заволжье. Особенно приятно было узнать из Интернет-источников о том, что «особое внимание будет уделено творческому наследию писателя … при реализации проекта «Степное имение Льва Толстого в Алексеевском районе Самарской области» планируется создание видеомузея, где будет собрана полная коллекция видеоматериалов, связанных с творчеством и жизнью писателя».

Я с удовольствием читал книгу Евгения Андреевича Шаповалова «Рассказы о Толстом». Он приехал в Алексеевский район Куйбышевской области в 1940 году, чтобы написать книгу очерков о чабанах и встретил там старых степняков, которые в раннем детстве видели Толстого. Каждый старался рассказать всё то, что слышал от своего деда или отца, которые встречались со Львом Николаевичем. Больше всего старики говорили о 1871 годе, когда Толстой после напряжённой работы над романом «Война и мир» вновь почувствовал недомогание и, вспомнив привольное Заволжье, вторично приехал из Ясной Поляны к ним в Каралык.

В книге Афанасьева И.П. «Л.Н.Толстой в Самарском Заволжье» год за годом описаны дни пребывания писателя на Самарской земле, его интерес к жителям края. Особенно волнует то, как много он помогал беднякам.

Интересна и его переписка с близкими ему людьми, где он более полно раскрывается как человек.

Замечательно, что «предлагая для туристов сегодня маршрут «Лев Толстой. Путь в степное имение», проходящий по территориям Самарской, Ульяновской областей и Республике Татарстан, департамент развития туризма Самарской области в первую очередь ставит своей целью показать богатое наследие, которым обладают регионы».





















Хронология пребывания писателя на Самарской земле.



12 мая 1862 года Л.Н.Толстой по настоянию врачей приехал на полтора месяца в самарские степи для лечения кумысом в сопровождении своих учеников по яснополянской школе В. и Е. Черновых, оставивших воспоминания об этой поездке, и слуги А.С.Орехова.

Л.Н.Толстойписал графине-тётке А.А.Толстой: «Я нынче еду из Самары за 130 вёрст в Каркалык… Путешествие я сделал прекрасное, место мне очень понравилось, здоровье лучше, то есть меньше кашляю…»

Путь от Самары до Каралыка Л.Н.Толстой проехал на лошадях. Степь пленила писателя своими просторами, девственностью и здоровым климатом. Писатель быстро сошёлся с местными кочевниками-башкирами и стал им «большим кунаком». Они часто приглашали его на свои праздники, где развлекались борьбой, бегом вперегонки, песнями, игрой на дудках.

Л.Н.Толстой родственнице Т.Е.Ергольской: «Мы…потолстели, … но кашляем немного… Живём мы в кибитке, погода прекрасная…Через две недели намерен отсюда выехать и потому к Ильину дню думаю быть дома».

Повторно с этой же целью Лев Николаевич приезжает в самарское Заволжье в 1871 году.

На этот раз с ним ехали брат жены – Стёпа Берс и слуга Иван Суворов. Посмотрим на карту нашей области: путь на Каралык лежал через Дубовый Умёт, Подъём-Михайловку, Дмитриевку, Богдановку…

Л.Н.Толстой сообщает жене: «Башкирцы все меня узнали и приняли радостно: но, судя по тому, что я увидал с вечера, у них не так хорошо, как было прежде. Землю у них отрезали лучшую… Я поместился однако в кибитке, купил собаку за 15 рублей… ужасно трудно. Тоска…»

В середине июня Лев Николаевич совершил поездку на ярмарку в Бузулук и остался доволен. «Тоска и равнодушие прошли…» - уведомлял он жену. Теперь писатель много ездит по окрестным сёлам, изучает быт и жизнь населения. Земли перестали давать урожаи по причине низкой культуры земледелия. Чем больше он втягивался в «степную жизнь, тем сильнее ему хотелось в ней по-настоящему обосноваться. Появилась мысль купить имение.

Л.Н.Толстой писал жене: «Погода здесь такая, о какой мы в Туле не имеем понятия. Жар приятный, и дождь, грозы, которые никогда не сделают грязи больше, чем на полчаса. Лето здесь жить лучше на дворе… Здоровье нынче совсем хорошо…»

Вскоре пришло письмо от Софьи Андреевны с категорическим возражением покупать землю в Самарском Заволжье. Лев Николаевич был огорчён и в ответ написал резко:

«…Твоё мнение, враждебное к этой покупке, меня охладило. Всё будет, как Бог даст. Только понятие твоё о степи ложное. Жить без дерева за 100 вёрст в Туле – ужасно, но здесь другое дело: и воздух, и трава, и сухость, и тепло делают то, что полюбишь степь… А нынче вспомнил и просил Стёпу собрать здешних трав, чтобы и тебе дать понятие о степи…»

Вопреки всему купчая состоялась. Имение было куплено и разделено на 12 полей. Два из них в 1872 году засеяли. В июле того же года Лев Николаевич едет сюда для обустройства имения. Жил в неказистом доме, но это его не пугало, привлекали не только живописные окрестности, но и близость хутора к деревням Гавриловке и Патровке, куда он часто ездил, встречался и беседовал с крестьянами, работал над третьей книгой «Азбуки».

В 1871-1872 годах составлял «Новую азбуку» и переделывал «Книги для чтения». С «Азбукой» он связывал самые «гордые мечты», полагая, что несколько поколений русских детей, от мужицких до царских, будут учиться по ней и получат из неё первые поэтические впечатления.

«…Написав эту «Азбуку», мне можно будет спокойно умереть»,- делился он в 1972 году своими мыслями с А.А.Толстой.

Своей «Азбукой» писатель открыл наилучший способ обучения грамоте, простейший путь усвоения четырёх действий арифметики. По помещённым там рассказам он действительно создал целую литературу для детского чтения. Многие из этих рассказов и поныне входят во все хрестоматии и буквари: «Филипок», «Три медведя», «Акула», «Прыжок», «Лев и собачка», «Кавказский пленник» и др.

В 1873 году в начале июня через Дубовый Умёт, Богдановку, Землянки, Патровку и Гавриловку проехала длинная вереница подвод. Это семья Льва Николаевича Толстого ехала в своё имение. В шестиместной карете сидели Софья Андреевна – жена писателя, няня с маленьким сыном Петей, дочери Лёля и Маша. Старшая дочь Таня со Стёпой Берс ехали в пролётке за каретой. В других плетушках разместились сыновья Толстых: Сергей, Илья и Лев, - гувернёр Фёдор Фёдорович Кауфман (его звали коротко: «Фо-Фо»), учительница детей писателя Эмили, горничные, лакеи, повар. В самой последней ехал Лев Николаевич. Путь был длинным и утомительным. Задыхались от жары и пыли. Приехав на хутор, стали устраиваться. Дом не вмещал всех. Лев Николаевич расположился со Стёпой в башкирской кибитке, купленной заранее, а в пустом амбаре – Фо-Фо, сыновья Сергей, Илья и Лев. Хутор сразу ожил. Впечатлительная Таня донимала Стёпу вопросами. Ей было интересно: почему нет речки, леса, как терпят такую жару здешние люди? Вокруг дома – ни деревца, ни воды, трава серая, колючая.

От некачественной питьевой воды, сильной жары в первые же дни у всех начались желудочные болезни. Питались чёрным хлебом с сухарями. Жара и мухи портили аппетит, всех донимала духота…

Сознавая, что вся семья переносит неудобства ради него, Лев Николаевич старался отвлечь всех от «бытия сего». Возил по разным деревням, был нарочито весел.

А к окнам то и дело подходили люди и просили милостыню. Старый друг писателя, Василий Никитич, заметил: «Разор идёт полный. В нашем селе многие бедняки продали имущество, землю и ушли на новые места: Оренбургскую губернию, в Уфу, в Сибирь. Кто работу искать, а кто насовсем. Богачи сократили посевы наполовину. Работать негде. Прогневывали Бога, за то такая кара».

Это было страшное лето. Всегда цветущая в эту пору степь лежала теперь серой, и над ней, выжженной, с надсадными криками кружились грачи: они не понимали, что произошло с их степью. Надвигался голод со всеми его ужасами.

Лев Николаевич, как человек редкой душевной щедрости, не мог остаться посторонним наблюдателем и решил как-то предотвратить надвигающееся бедствие.

Степан Андреевич Берс: «Лев Николаевич… был инициатором всех сделанных в России пожертвований… Он отправился в ближайшие деревни, взял меня с собой и сделал опись, то есть перечень всего, находящегося налицо в крестьянском дворе хлеба и вообще имущества, а я писал под его диктовку. Несчастные просили непрерывно описать их дворы, предполагая, что только описанные дворы получат помощь».

Опись Лев Николаевич заверил у местных властей. В руках у него оказался документ потрясающей силы. В нём со всей достоверностью отражалось бедственное положение гавриловских крестьян. На основании этой описи он пишет знаменитое письмо «К издателям «Московских ведомостей», в котором есть такие строчки:

«Прожив часть нынешнего лета в деревенской глуши Самарской губернии и будучи свидетелем страшного бедствия, постигшего народ, вследствие трёх неурожайных годов, в особенности нынешнего, я считаю своим долгом описать, насколько умею правдиво, бедственное положение сельского населения здешнего края и вызвать всех русских к подаянию помощи пострадавшему народу».

Это было 28 июля 1873 года. Отсылая письмо, Толстой приложил к нему 100 рублей как первый вклад в фонд помощи голодающим. А через 2 дня, чтобы «подвинуть дело», посылает письмо А.А.Толстой: «…Я написал в газеты с свойственным мне неумением писать статьи очень холодное, неуклюжее письмо и от страха полемики представил дело менее страшным, чем оно есть… Я не люблю писать жалостливо, но я 45 лет живу на свете и ничего подобного не видел и не думал, чтобы могло быть. Когда же представишь себе, что будет зимою, то волос дыбом становится».

Письмо Толстого о самарском голоде было опубликовано 15 августа в 207 номере «Московских ведомостей».

Бедственное положение самарских крестьян, описанное Львом Николаевичем, вызвало глубокое сочувствие у прогрессивной общественности России и желание как можно скорее прийти на помощь. Через месяц в Самарскую управу начали поступать пожертвования. За весь период поступило 1 миллион 867 тысяч рублей деньгами и 21 тысяча пудов хлебом.

Лев Николаевич не жалел и личных средств на спасение голодающих. Снабжал крестьян хлебом и деньгами, покупал лошадей, коров.

Благодаря мужественным действиям великого писателя, поднявшего Россию на помощь голодающим Поволжья через голову правительства, участь самарских крестьян была несколько облегчена. Они считали Л.Н.Толстого спасителем и с большой любовью молились за его здоровье.

В 1874 году Лев Николаевич приехал на сухой Тананык со старшим сыном Сергеем. Дела складывались неважно, был нанят другой управляющий. Пробыв 12 дней, Толстой возвратился в Ясную Поляну.

Через год приехал со всей семьёй на более длительный срок – с 12 июня по 22 августа 1875 года.

С первых же дней пребывания активно взялся за хозяйство, купил на ярмарке в Бузулуке лошадей для конного завода, посетил там пещеру отшельника.

Купленных лошадей гнали большими косяками. На Тананыке держали в конюшнях и калдах.

Поголовье лошадей в самарском имении постоянно увеличивалось и дошло до 150. Конный завод набирал силу.

«У отца,- вспоминает Татьяна Львовна,- …были большие косяки лошадей. Он задался целью вывести смешанную породу из маленьких степных лошадей с рослой европейской породой. Он надеялся соединить силу, выносливость и горячность первых с красотой, резвостью и ростом вторых».

Много внимания он уделял и земледелию. В 1876 году Лев Николаевич приезжал в своё имение всего лишь на 13 дней с племянником Николаем. Покупали лошадей в Оренбурге.

Через два года, в 1878 году, он приехал вначале один, а потом вызвал всю семью, кроме старшего сына Сергея, который сдавал экзамены. Накануне купил ещё земли. Теперь в имении было около 7 тысяч десятин. Благодаря действиям управляющего имением Алексея Алексеевича Бибикова и состояние хозяйства было прекрасно.

В это лето семья хорошо отдохнула, поправила здоровье. Лев Николаевич был очень доволен.

В 1881 году немногим менее месяца прожил писатель в Тананыке – с 15 июля по 13 августа. Лето для урожая было благоприятное. Степь – зелёная, свежая, «цвела два раза». Писатель много ездит, встречается с жителями края, изучает быт.

Как никогда доволен он состоянием хозяйственных дел: «Ожидания дохода самые хорошие, - сообщает он 24 июля в письме жене. – Одно было бы грустно, если бы нельзя было помогать хоть немного, это то, что много бедных по деревням и бедность робкая, сама себя не знающая».

От 6 августа: «…Вчера я почти целый день работал на току: веял пшеницу…»

Между тем благополучие Льва Николаевича Толстого стало больно ранить его душу, всё настойчивее втягивало в длительную и сложную полосу исканий, сомнений и противоречий.

В этот период жизни Лев Николаевич Толстой испытывает терзание совести, наблюдая социальные контрасты окружающего. Его дневники и письма пестрят заметками о противоречии труда и праздности, бедности и богатства.

«Со мной случилось то,- раскрывался он в «Исповеди»,- что жизнь нашего круга – круга богатых, учёных – не только опротивела мне, но и потеряла всякий смысл… Действия же трудящегося народа, творящего жизнь, представилась мне единым настоящим делом».

Лев Николаевич Толстой отрёкся от жизни людей круга своего, признав, что это не жизнь, а только её подобие.

В 1883 году, с 23 мая по 28 июня, Лев Николаевич пребывал в наших краях последний раз. Дела в имении шли неважно. Половина прошлогодних жеребят пала, арендная плата вносилась нерегулярно, а то и вовсе не вносилась. Одни не платили из-за неимения денег, а другие, кто побогаче, - из расчёта, что Лев Николаевич, как непротивленец злу, судиться не будет.

Образовался долг около 10 тысяч рублей. Всё это подтолкнуло Льва Николаевича быстрее исполнить созревшее решение: «всё уничтожить и распродать».

Работу по ликвидации имения он не окончил: Софья Андреевна, досадуя на задержку мужа, прислала ему письмо, полное горечи. Тяготы от разлуки, болезнь детей коклюшем измучили её.

Поручив довести дело до конца новому управляющему, 28 июня он выехал в Ясную поляну. Больше он в наших краях никогда не был.

Управляющий сдал на год всё имение участками гавриловским и патровским крестьянам и а июне 1884 года уволился, оставив невзысканными 10 тысяч рублей арендной платы. Лев Николаевич просил Бибикова и Алексеева (управляющие)»получить их и употребить на пользу бедных деревень для оказания помощи нуждающимся, на школы, на организацию зимних зароботков». Но взыскать в срок долги – значит действовать через мирового судью, на что никто не мог решиться.

Софья Андреевна, в противовес желанию мужа, просила Бибикова собрать деньги и выслать ей лично. Бибиков на эту просьбу ответил отказом, и вопрос о самарском имении в семье Толстых был закрыт.

Пребывание Льва Николаевича Толстого в Самарском Заволжье оставило в его душе глубокий след. О чём он отметил в записи от 19 июня 1896 года в дневнике: «Раз вышел на заказ (часть леса) и заплакал от радости, благодарный за жизнь. Очень живо представляются картины из жизни самарской: степь, борьба кочевого патриархального с земледельческим, культурным…»

Отдельные моменты из самарской жизни были отражены им в произведениях.

В рассказе-легенде «Много ли человеку земли надо» описаны красота башкирских степей и самобытность её поселян.

В романе «Воскресение» - сход гавриловских крестьян, на котором Лев Николаевич решал свой земельный вопрос. Прообразом Набатова в этом же романе стал Егор Лазарев, живший на хуторе Бибикова.

Толстой не прерывал связи с Заволжьем, вёл активную переписку с крестьянами, из которой узнавал о новостях их жизни, помогал материально. Те благодарили его за внимание и помощь, позволяющую засеять «лишнюю десятину». Называли Льва Николаевича «братом», «богом возлюбленным», «однообщинником».

Связи Толстого с Заволжьем длительное время осуществлялись через старшего сына Сергея Львовича, который 7 лет после отъезда отца занимался самарским имением. Второй сын, Лев Львович, помогал голодающим Бузулукского уезда в 1891 – 1892 годах.

Смысл жизни Толстой видел в служении людям. Жить для себя одного нельзя. Это духовная смерть. Как можно больше давать людям. Та нравственная высота, которой достиг Толстой-человек,- результат огромной, никогда не прекращавшейся внутренней работы, высочайшей требовательности к себе, беспощадного анализа своего поведения, преодоление своих слабостей.

Лев Николаевич Толстой навечно будет в памяти народной. Он живёт в своих произведениях, с ним советуются, у него учатся. Люди тянутся не к слабым сторонам его учения, а к сильным. Их влечёт вера в человека, убеждение в том, что только народ является творцом истории.

А жители Самарской земли будут гордиться тем, что всемирно известный писатель побывал в их местах.













































ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Изучать жизнь, общественную деятельность, творчество великого русского писателя, гуманиста, просветителя Льва Николаевича Толстого необходимо для того, чтобы мы учились у него нравственности, гуманности.





















































































Список использованной литературы:

  1. Афанасьев И.П. Л.Н.Толстой в Самарском Заволжье: Очерки. Куйбышев: Кн. изд-во, 1984.

  2. Шаповалов Е.А. Рассказы о Толстом. Куйбышев: Кн. изд-во, 1970.

  3. Азарова Н.И. Жизнь и творчество Л.Н.Толстого. Москва. Детская литература. 1988.

  4. Тихон Полнер. История одной любви. Лев Толстой и его жена. Роман-газета. 2004. №16.

  5. Л.Н.Толстой в воспоминаниях современников. Т.1,2. М.,1953.

  6. Материалы www.riasamara.ru











































Автор
Дата добавления 27.10.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Статьи
Просмотров21
Номер материала ДБ-294403
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх