Инфоурок / Другое / Другие методич. материалы / Методическая разработка. Тема: «Лепка фигуры человека»
Обращаем Ваше внимание, что в соответствии с Федеральным законом N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, организовывается обучение и воспитание обучающихся с ОВЗ как совместно с другими обучающимися, так и в отдельных классах или группах.

Педагогическая деятельность в соответствии с новым ФГОС требует от учителя наличия системы специальных знаний в области анатомии, физиологии, специальной психологии, дефектологии и социальной работы.

Только сейчас Вы можете пройти дистанционное обучение прямо на сайте "Инфоурок" со скидкой 40% по курсу повышения квалификации "Организация работы с обучающимися с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ)" (72 часа). По окончании курса Вы получите печатное удостоверение о повышении квалификации установленного образца (доставка удостоверения бесплатна).

Автор курса: Логинова Наталья Геннадьевна, кандидат педагогических наук, учитель высшей категории. Начало обучения новой группы: 27 сентября.

Подать заявку на этот курс    Смотреть список всех 216 курсов со скидкой 40%

Методическая разработка. Тема: «Лепка фигуры человека»

библиотека
материалов

МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ДЕТСКАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ШКОЛА»












Методическая разработка




Тема: «Лепка фигуры человека»






Разработал: преподаватель МБОУДО «ДХШ»

Каргова Е.В.

Рецензент: член союза художников России

заслуженный работник культуры РФ

Коровин В.И.



















Биробиджан 2016

Содержание……………………………………………………………………………..2


Введение………………………………………………………………………………...3


Глава I. Подготовка рабочего места……………………………………………...…...4


Глава II. Каркас………………………………………………………………………....6


Глава III. Начало Лепки……………………………………………………………......8


Глава IV. Продолжение и окончание работы над этюдом………………………….11


Заключение…………………………………………………...………………………..14


Список литературы…………………………………………………………………....16


Приложение…………………………………………………………………………....17

Станок должен быть на уровне груди работающего художника, а при необходимости он мог опускаться и подниматься по вертикали, вращаться во вокруг оси. Станок должен иметь два столика (для глиняной фигуры и для самой глины, чтобы меньше занимать места в мастерской и не мешать остальным).

С самого начала нужно обзавестись глаголем - похожий на букву «Г», очень прочный стальной стержень, на котором крепится каркас для торса, следовательно, берет на себя всю тяжесть. Ввиду того, что проволока для ног, привязанная к глаголю, не несет функции опоры, ноги глиняной фигуры можно легко передвигать в процессе работы, что очень важно. Прочность глаголя - непременное условие. Глаголь наглухо прикрепляют к отдельному щиту с таким расчетом, чтобы фигура пришлась более или менее над серединой щита (Приложение 1). Мелкие детали изготавливаются из стального стержня толщиной 4-5 мм. Отвес - необходим для проверки строго вертикального положения. Уровень - служит для проверки горизонтальной линии.

Прикрепляется к каркасу глаголь металлические стержни для головы, ног, рук, глаголь (толстый металлический каркас служит для держания всей фигуры). Глаголь может выходить в глиняной модели с боку, сзади или в спине, но так чтобы не мешал осмотру полученной законченной работы.

Могут на проволоку подвешиваться деревянные вставки, где будет наибольшая по весу масса глины. Мягкая глина садится, значит, она будет отпадать (Приложение 2). В работе используются всевозможной формы стеки. Их наборы должны быть разные по величине и формы, удобные при работе (снимать или ощипывать глину, в руке инструменты не должны скользить, поворачиваться без надобности). Для этой цели на стеках делают всевозможные углубления или оборачивают их тонкой проволокой. Для детей желательно делать инструменты из цветных материалов. Такие моменты детей более сильно воодушевляют к работе, где они охотно занимаются, с огромным увлечением. Стеки могут быть короткие, длинные, узкие и широкие в любой форме.

Толщина инструментов берется в зависимости предполагаемого этюда, над которым художник будет работать и длина соответственно. В процессе лепки, если есть необходимость используется деревянный молоток, а также острый нож для отрезания глины от общей массы.

Глина нейтрального цвета необходима для лепки фигуры, потому что она более верно позволяет определить пропорции тела фигуры. Цветные глины при этом проявляют искажения за счет цвета, пропорции могут быть или укороченными или удлиненными. Глина серая заготавливается в разрезах и определяется на ощупь по количеству песка в ней. Более качественные куски глины (без песка) накладываются в бочки, коробки деревянные и лежат год. При этом качество глины улучшается. Потом глина закладывается в ванны, размельчается, заливается водой и размешивается, через сутки

воду аккуратно сливают, убирают верхний слой глины вместе с песком палочками травами, дальше глину в другой сосуд или емкость и опять заливают водой второй раз. При этом оставшаяся глина на дне первого сосуда, емкость выбрасывается, так как в ней остаются мелкие камушки и другие материалы не пригодные для лепки. Второй раз повторяется все заново, но глина еще сильно жидкая, ее в нужном количестве выкладывают на доски, куски фанеры, оргалита словом на материал впитывающий воду, и следят, когда глина станет густой. В глину чтобы она меньше трескалась, добавляют наполнитель. Это мелко резаные куски ваты до 5мм., солома, мелко очень битый керамзит. Если глина не очень жирна и не достаточно вязка необходимо добавить солидола и хозяйственного мыла.

В глину добавляются антисептики, для того чтобы не заболеть кожными заболеваниями.

1). Марганцово кислый калий - раствор должен быть чуть слабее чем средняя красочная сила кадмия красного (на 4 ведра глины - ведро 8 литров).

2). Хлорка - 1 чайная ложка на 2 ведра глины ведро 8 литров.

Глава II. Каркас

Приступать к работе над каркасом можно после того, как станок для этюда Доставлен на постоянное место и отрегулирован, масштаб для измерений приготовлен и, главное, постановка до некоторой степени изучена и понята. Устройство каркаса для фигуры несложно. (Приложение 3)

К глаголю крепится петля из довольно толстой (4—6 мм) проволоки, поддерживающая торс. Она имеет вид треугольника основанием вверх. Концы проволоки, обращенные вниз, изгибаются горизонтально и привязываются к горизонтальному плечу глаголя. Петля привязывается не только к вертикальному, но и к горизонтальному отрезкам глаголя для того, чтобы она была застрахована от поворачивания вокруг вертикальной оси.

Стержень для головы также привязывается и к горизонтальному плечу и к вертикальному концу глаголя и связывается с торсовой петлей. Узел, где к торсовой петле привязывается стержень для головы,— это такое место каркаса, которое в процессе последующей лепки чаще всего «вылезает» наружу — где-нибудь в яремной ямке или неподалеку.

Поэтому пусть весь этот «коварный» узел будет надежно спрятан в глубине. Верхний край петли помещают на пару сантиметров ниже предполагаемого уровня ключиц, стержень для головы пропускается не спереди, а сзади торсовой петли. Не наматывайте лишней проволоки на место связывания. Длины стержня для шеи и головы должно хватить на полный рост фигуры, что вскоре даст возможность куском глины, прикрепленным к образовавшемуся стержню, отметить высоту макушки при ее еще совсем голом каркасе. Если даже конец проволоки будет впоследствии немного торчать наружу из проложенной фигуры, то в данном месте это почти не помешает, а если помешает, то нетрудно будет лишнее «откусить» клещами. Проволоку для ног нужно взять подлиннее. Она внизу должна оканчиваться не в следке, а внутри плинта, почти касаясь деревянного щита. Нижний конец стержня ноги будет достаточно надежно закреплен глиной, и в то же время его нетрудно будет передвинуть, если понадобится. По такому же способу можно иногда закрепить и нижний конец стержня руки. Его изгибают, и после прокладки он оказывается воткнутым в глину. Проволоку для рук надо, привязывая к каркасу, изогнуть таким образом, чтобы она не могла вертеться, а была бы закрепленной наглухо (Приложение 4). Для каркаса кисти к концу основного стержня привязывают пучок из пяти проволочек. Если кисть руки прилегает к телу, то для нее можно не делать каркаса. В некоторых случаях, в зависимости от позы, каркас строят так, чтобы глаголь входил в тело не как обычно, а сбоку; иногда считают удобным ввести глаголь в заднюю поверхность бедра. Проволоку для каркаса нужно брать мягкую. Жесткую, пружинящую или ломкую проволоку предварительно обжигают. Если нет достаточно толстой проволоки, то складывают вдвое-втрое или скручивают тонкую. Вообще ее подбирают так, чтобы любая часть каркаса не гнулась под тяжестью несомой глины и не шаталась от нажима во время

лепки, но наряду с этим была бы послушной должным усилиям в том случае, если потребуется перегнуть ее по-иному. Связывают части каркаса проволокой.

Надо предупредить, что, если этюд выполняется из глины, нельзя части каркаса для продолжительного этюда делать из алюминиевой проволоки или привязывать алюминиевой проволокой, так как она в глине со временем разрушается.

Несущую основу каркаса надо основательно дополнять нехитрыми приспособлениями для удержания глины: крестиками и «змейками». Без этого глина будет кусками отваливаться во время работы. Крестики подвешиваются там, где поместятся значительные объемы глины, угрожающие отвалиться вниз (или в сторону); змейками чаще всего обвивают стержни рук и ног.

Прежде всего, надо отложить глиняный плинт. Он при построении каркаса обозначает нижнюю границу пространства, занимаемого фигурой. Определить место яремной ямки и лобка. Нарисовать кончиком стека следки обеих ног на плинте. Находим точки 1 - седьмой шейный позвонок, 2 - яремная ямка, 3 -лобок. Находим плечевой пояс и линию таза, линии построения рук и ног (Приложение 5).

Работа над каркасом не отделима от лепки, хотя и не является лепкой в буквальном смысле слова. В это время мы выполняем часть той скульптурной работы, в результате которой потом возникает законченный этюд. Эту часть работы, эти задачи (о них только что говорилось) решить совершенно необходимо, и притом не когда-нибудь, а именно сейчас, раньше всего. В последующем ходе работы мы будем опираться на то, что получили, узнали, будем согласовывать и соразмерять последующие действия с тем, что уже нами установлено. На стадии работы над каркасом мы словно обрели впереди себя цель и достигли того, что некоторые ее очертания стали для нас различимы. Направление на цель найдено, и мы пробуем сделать первые шаги на пути продвижения к ней, стараясь не терять ее из виду и не отклоняться в стороны. Стадия выполнения каркаса является ответственной в первую очередь потому, что в это время в воображении работающего впервые возникает и определяется в некоторых своих общих чертах будущий этюд. Наше представление о нем складывается именно сейчас. Если бы, предположим, глина стала бы сама, чудом, держаться без каркаса в воздухе на том самом месте, куда мы ее положим, это все равно не избавило бы нас от надобности прежде всего проделать то первичное определение в пространстве всего этюда в целом и его крупнейших частей, о котором говорилось выше. В некоторых отношениях предопределен и ход работ; он зависит от того, как мы начали: осмысленно, последовательно или сумбурно. Ответственность усугубляется тем, что наши предположения закрепляются, отмечаются в прочном материале — железе — и переделать будет довольно трудно.

Глава III. Начало лепки

В работе с натуры должно стать заповедью: накладывать, срезать или перемещать глину сразу настолько, насколько необходимо. А если масса глины, с которой нужно произвести операцию, слишком велика для этого, сначала ставят вехи, или маяки, указывающие на то, что скульптор знает, что и как он собирается делать. Надо стараться так же напряженно чувствовать нужное место в пространстве, как чувствует нужное место на плоскости рисующий пером, которому нельзя стереть проведенной линии. Где это место в пространстве — подскажет нам образ желаемого целого, который мы обязаны видеть в своем воображении. Не чувствуя, не видя желаемого целого и поэтому не имея меры для того, чтобы добавить или срезать глину или переместить ее сразу, — лучше не трогать и не возиться попусту. Самое главное из сделанного нужно брать в качестве опоры для всего дальнейшего. Мало того, чтобы увидеть и наметить что-то, предположим, даже очень важное. Надо сделать это так хорошо, чтобы этим потом можно было воспользоваться. Важнейшим достижением такой работы будет сколачивание того, что мы назвали остовом построения фигуры. Обращая преимущественное внимание на остов построения в начале работы, мы не перестанем ясно видеть его среди всего остального множества форм и при дальнейшей работе. Он останется как бы скелетом глиняного тела. Остальное будет подчиняться ему. Положение любой детали формы должно устанавливаться по отношению к твердому остову построения, а не наоборот. Мы не позволим себе небрежно сбить и нарушить его, увлекшись какой-либо деталью. Работая над множеством больших и малых форм, передвигая их, мы остановим себя, если по инерции занесем руку на твердо установленный элемент остова построения. В остов построения (т. е. в элементарный строй, в общее движение и в наиболее крупные пропорции) мы имеем право вносить изменения только при условии, что держим в это время в представлении всю фигуру целиком. Конечно, по мере продвижения работы над этюдом нам придется уточнять остов построения, исправлять ошибки в нем; может быть, мы начнем (если твердо решим, что это нужно) вносить коренные перемены в общее движение или даже в само размещение фигуры около каркаса (последнее — в редких случаях), но когда мы возьмемся за это, мы будем помнить о связанности всех элементов его в неразрывную систему. Изменив одно, мы обязательно посмотрим, что от этого могло измениться в связях целого, и не пойдем дальше ни в чем, пока полностью не восстановим элементарной слаженности всей большой системы.

В накладывании глины должна быть определенная дисциплина действий. Лепка из глины при всей своей свободе обязательно подразумевается приближение к оригиналу из нутрии. Наращивая первоначальную болванку, стараемся показать, как мы размещаем в пространстве те или иные формы в нужном движении, ракурсе (голова, ноги и т.д.). Нет нужды совершенно в начале работы браться за отдельную часть и лепить мелкие детали а именно (голова - нос, глаза и т.д.). Необходимо набрать основные крупные массы точные в пропорциях, весе, движении. Не нужно наращивать одну массу до границы другой, так как она может быть соразмерной или отпасть, необходимо по мере возможности вести

работу сразу над всеми массами, хотя скачки от одной массы к другой будет очень


заметна. Сходство с моделей воспитывает дисциплину художественную. В работе нужно стремится к точности и конкретности. При лепки человека выделяю три основные

момента накладывания глины (Приложение 6).

1).Начальная болванка.

2).Отдельные узлы, объема точки опоры, узлы связи будущего объема или формы (Приложение 7,8).

3).Сам оббьем узнаваемой фигуры включая мелкие части, тем не менее, представляя его законченной моделью (более точной к оригиналу). (Приложение 9,10).

Впервые часы работы не следует 4слишком быстро забивать каркас (глаголь) глиной, чтоб не зразу потерять его из виду, следует потянуть время и поразмыслить абстрактно над отдельными узлами фигуры.

Если в процессе лепки все время сохранять в своем воображении то, что собираешься вылепить, то для каждого момента в прокладывании найдутся такие характерные приметы или качества предмета, которые уже вполне подвластны для изображения. Элементарная дисциплина лепки требует, чтобы они были переданы, показаны, а не забыты. При взгляде на прокладываемый этюд, на какой бы ранней стадии он ни находился, всегда хорошо видно, присутствует у автора понятие о преследуемой им цели и о самых важных ее элементах в данный момент или автор просто спешит наудачу копировать обрывки внешности.

Так или иначе, всю глину, потребную для наполнения объема фигуры, необходимо наложить на каркас постепенно, наращивая кусок за куском, придерживаясь продуманной последовательности и порядка от общего к частному. Элементы внутренней конструкции лучше всего брать в той самой очередности, в какой они стоят друг за другом благодаря объективно существующему устройству натуры. Это могло бы быть чем-то вроде возведения фигуры по ее собственным законам: определяющее — сначала, зависимое — потом (Приложение 11).

Не следует позволять себе набрасывать бесформенные глыбы глины и откладывать заботу об их членораздельной форме на последующее. Мало того, чтобы нагрузить на каркас примерно достаточную массу глины, мало убедиться в том, что она с этого поворота, с которого ее сейчас видит работающий, имеет внешние очертания, сходные с контурами модели. Нужно сразу требовать от себя большего. Для того чтобы сразу показывать верную общую форму всего объема, необходимо, накладывая глину, уже знать, какую общую форму она должна принять, а для этого нужно заранее затратить известное время на осматривание со всех сторон, на осмысливание и на запоминание всей общей формы этого объема в целом. К моменту накладывания последних кусков глины, наполняющих, наконец, объем, нужно уже иметь, в известном смысле слова, законченное понятие об объеме, который должен появиться,— законченное не в смысле исчерпывающей детализации — нет, а в смысле полного кругового охвата со всех сторон: спереди, сзади, слева, справа. Важнейшее правило прокладывания объема, даже закон: объем сначала должен возникнуть в воображении автора, причем как единое целое со всеми своими сторонами вместе, в их связи, в их отношении друг к другу. И так же как единое целое сразу со своими сторонами в их верном отношении друг к другу он должен возникнуть и в глине под руками скульптора. Может быть, это произойдет и не очень

быстро, но без перерыва в процессе, и скульптор все время, так сказать, не спускает глаз с цели. В то время, когда впервые устанавливается, предположим, какая-то одна сторона, скульптор направляет свое внимание больше всего на то, как по отношению к ней расположены те стороны, которые уже есть, и как будут расположены те стороны, которые должны появиться. Работая быстро или не очень быстро, он стремится к своей цели, к единству объема и, не отвлекаясь, работает руками до тех пор, пока не добьется воплощения этого единства, или этой согласованности в глине. Задача трудная.

Идеалом представляется такой ход работы, когда шаг за шагом прибавляется немногое, но нужное и верное, что сослужит добрую службу до конца лепки. Вначале должно быть чувство ответственности за то, что делается и как делается, а в конце — доверие к сделанному. Широкий размах восприятия, охватывающего большое пространство, сознание значительности каждого действия для последующего, оживленная работа суждения, выделяющего самые существенные закономерности и связи, деятельность воображения, намного опережающего руки, и, наконец, ощущение того, что мы постепенно начинаем овладевать будущей фигурой,— все это делает начало лепки интересным и волнующим моментом работы.

Глава IV. Продолжение и окончание работы над этюдом


Переход от начала лепки к средней стадии процесса иногда представляет собой своего рода «опасный» момент. В начале лепки, при прокладывании и во время первых проверок проложенного, ученик, самими обстоятельствами лишенный возможности бездумно копировать одну только внешность, так или иначе, проявляет сознательную деятельность, отбирая ясные и нужные пространственные задачи и более или менее отчетливо разрешая их. Широта его восприятия и энергия суждения разогреты ощущением новизны, да и сами задачи этого периода еще довольно просты. Но бывает, что в какой-то определенный момент в работе наступает перелом, не замечаемый учащимся, но заметный со стороны. Учащийся вдруг начинает работать, как попало, без осознанных задач. Начинается пощипывание этюда то здесь, то там, без связывания одного с другим, а когда кто-нибудь повернет модель, пощипывание продолжается, но уже с другой стороны, причем все это уже не соотносится с тем, что делалось при предыдущем повороте, и глаз работающего, подчиняясь воле слепого случая, скачет с какой-то одной отдельно воспринимаемой детальки рельефа поверхности на другую, с какого-то одного кусочка контура на какой-то другой. Начинается работа «вприглядку».

Важным вопросом является работа над сечениями объема. Мы сейчас имеем в виду поперечные сечения. Если вы знаете остов построения объема, знаете некоторые, самые главные поперечные сечения фигуры, то задача вылепить ее по памяти в каком угодно положении не представится неразрешимой. Любую крупную часть фигуры можно мыслить как совокупность важнейших сечений, нанизанных на какой-то основной стержень, связывающий их воедино. Выше мы говорили для примера о том, как надо и как не надо подходить к воссозданию полного объема торса при прокладке. Все сказанное можно свести к следующему: к прокладыванию общей формы торса надо подходить не как к срисовыванию по очереди нескольких контуров с заполнением кое-как пространства между ними, а как к нанизыванию важнейших поперечных сечений на два крепко поставленных основных стержня — заднюю и переднюю главные линии его. Два наиболее важных для всей фигуры поперечных сечения — это сечение на уровне гребней подвздошных костей и затем сечение плечевого пояса около уровня ключиц (Приложение 12). Каждое сечение необходимо хорошо просмотреть кругом и не один раз. Сечение плечевого пояса должно быть верно, поставлено над сечением таза. Если это выполнено и если к тому же оба сечения, верно, связаны друг с другом посредством передней и задней главных линий торса, да еще если оба вместе верно помещены над опорной площадкой, покрываемой следком, то успех построения фигуры можно считать обеспеченным. Поэтому на их установку надо обратить самое серьезное внимание и много раз проверять ее со всех сторон, неустанно поворачивая и модель и этюд. Другие важнейшие сечения фигуры, о которых нельзя забывать,— это сечение шеи у ее корня, или, что то же самое, рисунок стыка шеи с торсом, затем сечение грудной клетки ниже уровня грудных мышц, сечения бедра вверху и внизу, сечение колена, сечение посередине голени и рисунок стыка голени и следка.

Работая над руками, нужно продумать, каковы эти сечения и как они повернуты друг над другом посередине плеча, в верхней и нижней частях предплечья. Каждое сечение, о котором возник вопрос, должно быть незамедлительно просмотрено кругом, и,

может быть, не один раз. По нашему мнению, стоит делать для себя отдельные рисунки важнейших сечений на бумаге: проводя карандашом замкнутую линию того или иного сечения, вы научитесь правильно понимать свою задачу и встанете перед необходимостью узнать и освоить как целое то, что рисуете.

Работая над симметрично построенными самой природой формами — головой, грудной клеткой с плечевым поясом на ней, тазом, необходимо заботиться об элементарном соответствии одной половины другой. Увидеть, есть это соответствие или нет, можно в каждом случае с первого взгляда, если посмотреть точно спереди или сзади.

Однако начинающие иногда охотно выделывают бугры и борозды и в то же время не хотят видеть, что в их работе начало шеи сбито влево или вправо от центра — от яремной ямки, что одно плечо получилось короче другого, что одна половина грудной клетки шире другой или длиннее другой (в направлении сверху вниз), иногда она сдвинута по отношению к другой вверх или вниз так, что вся геометрическая основа построения видимого рисунка грудной клетки перекосилась.

В области таза важно не сделать часто встречающейся ошибки, смысл которой показан на пунктирной линией (Приложение 13). Словно боясь воспроизвести имеющееся в натуре выступание наружу очертаний опорного бедра, очень многие из начинающих, вопреки видимому и явно нарушая элементарное геометрическое построение таза, ослабляют этот контраст и стараются пододвинуть опорное бедро внутрь, чуть ли не под середину таза, да еще утолщают его, перенося внутренний его контур слишком близко к противоположному боку.

Очень важно не забывать, что проверка и оценка целого всей фигуры в каком бы то ни было отношении требует отхода от этюда на значительное расстояние. Стоя близко от этюда, можно получить представление о всей фигуре лишь путем постепенного переведения взгляда с одного ее места на другое. Неискушенному ученику этого кажется, порой достаточно, чтобы считать, что он видит всю фигуру, но в действительности это не так. Переводя взгляд с одного места фигуры на другое, мы видим одну часть после другой, а не одновременно, и мы не можем в это время непосредственно воспринимать отношения и оценивать их во всех их тонкостях. Непосредственно воспринимать отношения чувством и взвешивать их во всей их точности можно лишь в то время, когда то, что относится друг к другу, видно одновременно, без необходимости поочередно переводить взгляд с одного на другое. Отдаление, обязательное в этих целях, для каждого глаза разное. Иногда, чтобы, не переводя взгляда видеть всю фигуру в целом с полной ясностью, необходимо расстояние в три-четыре-пять раз больше ее роста.

Конечная стадия процесса, включающая в себя разбор «вплотную» и окончательное улучшение общего, продолжается долго. Два основных момента, составляющих ее, тесно переплетаются друг с другом. И тот, кто только вступает в период разбора, сейчас же начинает сталкиваться с вопросом окончательного усовершенствования целого. (Потому-то так важно, чтобы процесс работы не был оборван перед этим.) Но все, же каждый из двух моментов может быть при рассмотрении отделен от другого, и нет никакого сомнения в том, что усовершенствование целого есть высший этап.

Если оглянуться на весь процесс лепки длительного этюда, то наиболее общая схема его будет такова: 1) грубое упрощение, где точно и конкретно берутся только немногие места, наиболее важные для передачи главнейших закономерностей; 2) разбор «вплотную»; 3)

окончательное прослеживание, исправление и уточнение всех связей и зависимостей целого, определяющих его крепость, характерность, выразительность, содержательность — другими словами, завершающее обобщение всего сделанного. Только такое обобщение, опирающееся на доскональный разбор, можно считать полноценным, свободным от упрощенчества и верхоглядства. Это обобщение и есть итог всего процесса, конец, венчающий дело.

Заключение

В заключение еще раз напомним о самом важном из того, чего следует придерживаться во всем своем рабочем поведении. Первое — стремиться к пространственному и объемному мышлению, добиваться прочувствования связи между наиболее важными «точками-антиподами» объема; представлять его поперечные сечения; охватывать мыслью всю систему расположения ограничивающих и характеризующих объем планов; глядя на видимую поверхность, представлять себе форму противоположной, невидимой стороны и ощущать в каждом месте расстояния между этими сторонами. Второе — учиться во всем ясно видеть присущее объему общее и неповторимый характер этого общего; во всем начинать с самых широких связей, самых больших членений и самых крупных, всеопределяющих отношений (причем с самого начала устанавливать их конкретно, без всякой расплывчатости); не забывать работать над ними, совершенствуя их до предела остроты своих чувств; требовать от себя всегда держать в уме и видеть глазами большее, чем то, к чему в данный момент прикасаешься; над какой бы деталью ни работал, прежде всего использовать это для улучшения того общего, к которому она относится. Третье — отдавать себе отчет в том, что делаешь, быть готовым к ответу на вопрос: «Над чем вы сейчас работаете в своем этюде?» Работать от задачи к задаче, а не от пятнышка к пятнышку или от кусочка контура к другому и от поворота к повороту; работать по намеченному для себя плану, представляя свои задачи и думая об их очередности. Четвертое — быть подвижным. Желание разобраться в том, что видишь, должно заставлять того, кто правильно работает, не только часто поворачивать модель, а обходить ее кругом, заходить и заглядывать сбоку, смотреть с низкого и высокого горизонта, разглядывать форму в ракурсах сверху и снизу, приближаться и отходить; то же самое и в отношении своего этюда. Пятое — в длительном этюде не должно быть никакой спешки, проводимой за счет основательности и точности в работе. Шестое — работать только изо всех сил, только с полным напряжением. В каждом отдельном случае, когда автор что-то вносит в свой этюд, решающая роль принадлежит моменту предварительного исполнения в уме: задумыванию того, что нужно сделать, прикидыванию, прицеливанию. Затем нужны максимальная требовательность к сделанному и проверка его всеми доступными и уместными приемами. От рук же требуется точное и ловкое подчинение мысли. Сделав экономными движениями все, что было нужно, необходимо вовремя остановиться, чтобы работа по праву могла называться трудом, полным мысли и чувства. Не будет преувеличением сказать, что каждое прикосновение к этюду есть дело серьезное, требующее, чтобы к нему относились с полной ответственностью и осуществляли с подготовкой и с полным напряжением способностей. Сказанное не значит, что после каждого прикосновения руки работающего к глине должны моментально появляться на свет законченные куски скульптуры. Достаточно, чтобы после прикосновения работающего это место стало в каком-то одном определенном отношении верным и чтобы автор знал это и мог потом нужным образом воспользоваться результатами своего труда. Важная конкретная точка фигуры должна быть по возможности посажена на свое окончательное место в целой пространственной системе. Нужно сказать несколько слов и об отдыхе, являющемся оборотной стороной напряженной работы. Неизбежные перерывы после каждого часа следует использовать. Даже короткий отдых помогает более свежо взглянуть на этюд и увидеть те ошибки, к

которым вы уже могли привыкнуть. Кроме того, короткий отдых помогает прервать начинавшуюся плохую инерцию машинальной работы. Не следует только разрешать себе «отдыхать» во время лепки, то есть не следует разрешать себе машинально ковыряться в этюде, ни о чем не думая и не стремясь охватить большие задачи. Тот, кто чувствует, как у него идет работа, тот, если сейчас почему-либо не может работать с полной энергией, лучше сядет и отдохнет, нежели позволит себе портить свой этюд бездумным и бесчувственным машинальным рукоделием, которое не только портит этюд, но и развращает работающего. Этюд улучшается только в моменты полного напряжения своих творческих сил. Главный смысл учебного процесса состоит не в том, чтобы изготовить такое-то количество этюдов, а в том, чтобы, во-первых, накапливать крепкие пластические знания и, во-вторых, и это дороже всего, обострять чувства и развивать способность к скульптурному мышлению.

Список литературы

1. Соколов В. Н. Лепка фигуры. - М., 1963.

2. Одноралов Н. Скульптура и скульптурные материалы. - М., 1982.

3.Мухина В. Скульптура. - М.-Л.: Просвещение, 1964.

4.Боголюбов Н.С. Лепка на занятиях в школьном кружке. - М.: Просвещение, 1979.

Приложение 1



hello_html_10c370cd.jpg


Приложение 2





hello_html_165cba34.jpg


hello_html_m71f21b25.jpg


Приложение 3

hello_html_m53139e40.jpg



















Приложение 4


hello_html_7499de5c.jpg












Приложение 5


hello_html_m69cc6c00.jpg
































Приложение 6


hello_html_m272050c0.jpg

























Приложение 7

hello_html_m194c48b7.jpgПриложение 8


hello_html_5f751edd.jpgПриложение 9


hello_html_m4f50c3c.jpgПриложение 10


hello_html_m3ab37e16.jpg Приложение 11


hello_html_m9e7357c.jpg











Приложение 12




hello_html_41c9fc13.jpg

hello_html_6782f300.jpg
























Приложение 13


hello_html_m8eec527.jpghello_html_308eb46c.jpg






















Самые низкие цены на курсы переподготовки

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 50% скидки при обучении на курсах профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок", но в дипломе форма обучения не указывается.

Начало обучения ближайшей группы: 27 сентября. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (10% в начале обучения и 90% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru

Общая информация

Номер материала: ДБ-374142

Похожие материалы

2017 год объявлен годом экологии и особо охраняемых природных территорий в Российской Федерации. Министерство образования и науки рекомендует в 2017/2018 учебном году включать в программы воспитания и социализации образовательные события, приуроченные к году экологии.

Учителям 1-11 классов и воспитателям дошкольных ОУ вместе с ребятами рекомендуем принять участие в международном конкурсе «Законы экологии», приуроченном к году экологии. Участники конкурса проверят свои знания правил поведения на природе, узнают интересные факты о животных и растениях, занесённых в Красную книгу России. Все ученики будут награждены красочными наградными материалами, а учителя получат бесплатные свидетельства о подготовке участников и призёров международного конкурса.

Конкурс "Законы экологии"