Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Методическая разработка " Влияние А.С. Пушкина на творчество якутских писателей и поэтов".

Методическая разработка " Влияние А.С. Пушкина на творчество якутских писателей и поэтов".



Осталось всего 2 дня приёма заявок на
Международный конкурс "Мириады открытий"
(конкурс сразу по 24 предметам за один оргвзнос)


  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

ВЛИЯНИЕ А.С. ПУШКИНА НА ТВОРЧЕСТВО ЯКУТСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ И ПОЭТОВ

Инёшина Л.Г., к.п.н.,
преподаватель русского языка и литературы
ГАП РС (Я) ОУ «Якутский автодорожный техникум»

А.С.Пушкин оказал влияние на всех якутских поэтов и писателей. Даже если они не упоминали об этом, не посвящали ему своих произведений, не работали над его переводами, - все, подобно А.Григорьеву, могли и сегодня могут сказать: "Пушкин - это наше всё". Ведь со школьных лет с ним они постигали "чувства добрые".


Актуальность нашего исследования:

Установили связь поэзии якутских поэтов с творчеством А.С.Пушкина,

определили, теоретически обосновали и проверили на практике, как якутские поэты развивали тематику, использовали смысловые образы, синтаксические структуры, ритмическую организацию и выразительные средства, открытые Пушкиным, и доказали, тем самым, что якутские поэты опирались в своем творчестве на пушкинские традиции.

Научная новизна состоит в том, что:

1.Разработаны и научно обоснованы критерии сравнительного анализа стихотворений Пушкина и якутских поэтов.
2.Определены и классифицированы пушкинские черты в якутской поэзии.

Цели и задачи исследования:


1.Познакомиться с творчеством А.С. Пушкина и якутских поэтов

2.Провести сравнительный анализ стихотворений А.С. Пушкина и якутских поэтов

3.Определить пушкинские черты в якутской поэзии и классифицировать их.

Гипотеза. Если А.С. Пушкин считается началом русской поэзии, то, следовательно,

можно говорить о связи якутской поэзии с творчеством А.С. Пушкина.

Вряд ли замечательный наш лирик А.Софронов мог написать о любимой такие прекрасные, трогательные слова: "Отчего ты грустишь, моя нежная, моя пташечка, солнечная моя!" - если бы не впитал в юности высокий, чистый мир Пушкина. А Кулаковский многое из Пушкина читал наизусть. Еще студентом реального училища он проявил глубокое понимание его поэзии, отметив в двух своих научных трактатах "живую красоту", народность пушкинского творчества, гармонию между формой и содержанием. Универсальным талантом Пушкина восхищался П.Ойунский, подчеркивая, что тот создал "сверкающие радостью и торжеством любовные и застольные песни; он писал драмы, исторические повести и романы, с глубоким разворотом социальных страстей, типов и их психологии,.. народные сказки и былины, ставшие шедеврами в сокровищнице мировой литературы".Лирика, поэмы, сказки А.С. Пушкина никогда не забываются, а при повторном чтении раскрываются по-новому. Ясность мысли, естественность изложения, красочность языка подкупают читателя. Каждая строка лирики и сказки Пушкина - частица его души, богатой и щедрой. Глубина поэзии и одновременно простота формы - это доступно только гению.

В Якутии Пушкина "открыли" еще при его жизни ссыльные декабристы и не только для немногочисленной тогда интеллигенции. Пушкина читали и в купеческих домах, и в холодных юртах. Его слово слышали учащиеся, взрослые и старики. Это был как бы "прорыв" в иной мир, к иной жизни, где царят красота, радость, дружба, где достоинство и человечность сохраняются в любых обстоятельствах. В 1899 году столетие со дня рождения поэта отмечали в самых отдаленных уголках: Среднеколымске, Верхоянске, Вилюйске, Олекминске. В Якутске в Благородном собрании провели литературно-музыкальный вечер.

Слово Пушкина звучало и звучит на якутском, эвенском, эвенкийском, юкагирском, чукотском языках. Его поэзию и прозу читали и читают в переводах Н. Заболоцкого, И.Чагылгана, А.Мординова, А.Абагинского, Г.Васильева, Джона Джанглы (Г.И.Макарова), В.Лебедева, А.Кривошапкина, С.Константинова, И.Попова, Ф.Софронова, К.Урастырова, Элляя и др. Многие переводы печатались в журналах, альманахах, газетах. Сразу становилась библиографической редкостью каждая книга, вышедшая из республиканской типографии, будь то "Избранное", "Евгений Онегин", "Стихи", "Сказки"... И сегодня читатели с благодарностью ждут новых талантливых переводов, новых пушкинских изданий. Пушкин - гордость всего прогрессивного человечества. Полностью сбылись сейчас его пророческие слова: "Слух обо мне пройдет по всей Руси великой, и назовет меня всяк сущий в ней язык".Александр Сергеевич Пушкин родоначальник русской литературы. Творчество Пушкина обогатило культуру русского народа произведениями исключительной художественной силы.

Передовой человек своего времени, гениальный и прозорливый художник Пушкин предвидел высокое историческое назначение своей Родины. С огромной силой художественного мастерства отразил он в своем творчестве особенность русской национальной действительности. В царской России, в мрачную пору николаевской реакции, Пушкин мечтал о том времени, когда народы "распри позабыв, в великую семью соединятся". Пушкин с большим уважением относился к народам России. В "Капитанской дочке" поэт рисует своеобразие характера уральского казачества и башкир. Поэт описывает цыган, рисует их быт и нравы. Русский поэт сознавал себя певцом многонациональной страны. Он предвидел, что со временем его будут знать все народы России: "И гордый внук славян, и финн, и ныне дикий тунгус..."

Произведения Пушкина, издаваемые огромными тиражами стали доступными самым широким массам читателей. Его сочинения изданы на 76 языках народов разных национальностей тиражом свыше 35 миллионов экземпляров.

Выход в переводе на якутский язык гениального произведения великого поэта русского народа Александра Сергеевича Пушкина - "Евгений Онегин" - является крупнейшим событием в культурной жизни Якутской республики."Евгений Онегин" - это во всех отношениях центральное создание Пушкина. В "Евгении Онегине" словно в фокусе сходятся лучи всего того, что уже было создано Пушкиным, а от романа же падает яркий свет на все последующие его произведения. Этот роман в стихах - золотое соединительное звено между Пушкиным-поэтом и Пушкиным-прозаиком, автором "Руслана и Людмилы" и "Кавказского пленника" и автором "Повестей Белкина" и "Капитанской дочки".

Белинский писал: "Онегин" есть самое задушевное произведение Пушкина, самое любимое дитя его фантазии и можно указать слишком на немногие творения, в которых личность поэта отразилась бы с такой полнотою, светло и ясно как отразилась в "Онегине" личность Пушкина. Здесь вся жизнь, вся душа, вся любовь его, здесь его чувство, понятия, идеалы. Оценить такое произведение, значит оценить самого поэта во всем объеме его творческой деятельности".

Все это делает "Евгения Онегина" великим произведением не только русской, но и мировой литературы. Он стоит в одном ряду с такими бессмертными творениями, как "Иллиада" Гомера, "Божественная комедия" Данте, "Фауст" Гете.

В "Евгении Онегине" Пушкин представил "действительный русский мир", возводя свое "изображение действительности" на высокую ступень художественного совершенства и предстает как величайший "поэт действительности" - основоположник художественного реализма в русской литературе. Почти все последующие романы русских писателей-реалистов - от "Героя нашего времени" Лермонтова, через романы Тургенева, Гончарова до грандиозных творений Льва Толстого - имеют в пушкинском "Евгении Онегине" - "романе в стихах" своего непосредственного предшественника и замечательный, во многом непревзойденный художественный образец. Именно начиная с "Евгения Онегина", русская литература научилась быть поэтическим "зеркалом" целых исторических эпох. В "Евгении Онегине" Пушкин не только развернул "энциклопедию русской жизни 20-х годов XIX века", но в позиции "друга, брата, товарища" декабристов совершил строгий суд и вынес суровый приговор многим косным и реакционным явлениям тогдашней действительности.

Вспомним замечательные слова наследника и продолжателя дела декабристов Александра Герцена: "Одна лишь звонкая и широкая песнь Пушкина звучала в долинах рабства и мучений; эта песнь продолжала эпоху прошлую, наполняла мужественными звуками настоящее и посылала свой голос отдаленному будущему". Этой перекличкой с "отдаленным будущим", которому, не зная и не представляя его себе, Пушкин "посылал свой голос", особенно близко и дорого нам творчество гениального автора "Евгения Онегина".

Якутская художественная литература развивалась и крепла на основе лучших образцов классической и современной литературы русского народа под прямым благотворным влиянием великих мастеров - А. Пушкина, Л. Толстого, Н. Гоголя, А. Островского, Н. Некрасова, М. Салтыкова - Щедрина, М. Горького, В. Маяковского и других. Все якутские писатели учились и учатся на произведениях классической и современной советской литературы русского народа. Огромно благотворное влияние литературного наследства А.С. Пушкина на развитие и формирование их творчества.

Якутский народ проявляет горячую любовь и интерес к творчеству А.С. Пушкина. Первый однотомник избранных произведений Пушкина на якутском языке был издан еще в 1934 году, а отдельные его стихотворения - "К няне", "Зимний вечер", "Туча", "Не пой, красавица, при мне" и другие стали любимыми среди якутов уже с первых лет Советской власти. В 1949 году к 150-летию со дня рождения гениального русского поэта был издан однотомник его избранных произведений, переведенных якутскими писателями и поэтами. В однотомник вошли основные произведения Пушкина - стихи, поэмы, сказки, драматические произведения и проза: "Бахчисарайский фонтан", "Цыгане", "Полтава", "Медный Всадник", "Сказка о царе Салтане", "Сказка о рыбаке и рыбке", "Сказка о попе и работнике его Балде", "Скупой рыцарь", "Моцарт и Сальери", "Каменный гость", "Повести покойного Ивана Петровича Белкина", "Выстрел", "Метель", "Гробовщик", "Станционный смотритель", "Барышня-крестьянка", "Дубровский", "Капитанская дочка" и т.д.

Якутские писатели настойчиво осваивают литературное наследство А. С. Пушкина и других русских классиков. Они добиваются того, чтобы творческий гений Пушкина и засверкал и на их языке - это всегда составляло, составляет и будет составлять нашу национальную гордость. Одним из ярких примеров этого является издание на якутском языке гениального произведения Пушкина - "Евгений Онегин». Начало дружбы и культурных взаимоотношений русского и якутского народов восходит к далекому прошлому. В этой великой дружбе более ста лет неугасимо сияет ясное солнце пушкинской поэзии. Мудрую, свободолюбивую и жизнеутверждающую лиру А.С. Пушкина привезли на Лену политические ссыльные-декабристы, в частности А.А. Бестужев-Марлинский, М.П.Муравьев-Апостол, Н.А. Чижов, Н.С. Бобрищев-Пушкин и другие передовые представители русской разночинной интеллигенции. Они неустанно пропагандировали идеи бессмертного творения великого русского чародея. А.С. Пушкин, в свою очередь через них узнал природу, экономику Сибири и Якутии.

Поэт глубоко интересовался историей завоевания Сибири. Он писал: "Уже все от Лены до Анадыря-реки, впадающие в Ледовитое море, были открыты казаками, и дикие племена, живущие на их берегах или кочующие по тундрам северным, были уже покорены смелыми сподвижниками Ермака. Выявились смельчаки, сквозь неимоверные препятствия и опасности устремлявшиеся - посреди враждебных и диких племен, приводили их под высокую царскую руку, налагали на них ясак и бесстрашно селились между ими в своих жалких острожках".

А.С. Пушкин подробно следил за ходом завоевания, за тем, как преодолевались трудности, как относится казачество к местным жителям-тунгусам. Об этом ярко и красочно говорит конспект поэта: "п. 5. В 7203 (1695) году Владимир Атласов прислан был от якутского приказчика (из Якутска) в Анадырский острог сбирать ясак с присудных (приписных) к Анадырску коряк и юкагирей". Конспект заканчивается упоминанием о том, что после ликвидации восстания на Камчатку прибыл майор Мерлин, начались суд и расправа. Пушкин назвал якутского казака В.А. Атласова "камчатским Ермаком".

В 1824 году декабрист К.Ф. Рылеев опубликовал поэму "Войнаровский", в которой он дал правдивое описание якутской природы, якутов и их занятий. В основном хорошо отзываясь о данной поэме, Пушкин сделал ряд замечаний. Отвечая на эти замечания А.С. Пушкина, сделанные на полях экземпляра поэмы, К.Ф. Рылеев писал: "Благодарю тебя, милый чародей, за твои прямодушные замечания на Войнаровского - ты во многом прав совершенно".

Друг по лицею декабрист В.К. Кюхельбекер, находясь в ссылке в Восточной Сибири, в феврале 1836 года писал ему письмо, в котором он рассказывал о тяжелой жизни обитателей Севера - о тунгусах (эвенках). Узнав из письма Кюхельбекера об эвенках (тунгусах), А.С. Пушкин упомянул о них в своем поэтическом завещании "Памятник", написанном в августе 1836 года. Он выражал надежду, что тунгусы, как и другие народы России, назовут его имя с гордостью. Все эти данные говорят о том, что внимание А.С. Пушкина привлекала и якутская тематика. Он хотел оставить для потомства произведения, отражающие Якутию, быт и нравы ее жителей. Преждевременная смерть не дала осуществить А.С. Пушкину свою мечту. Передовые представители русского народа дореволюционной поры неустанно пропагандировали среди местного населения идеи и содержание бессмертных произведений А.С. Пушкина. Поэтому в якутском фольклоре издавна известны сюжеты пушкинских сказок: "О царе Салтане", "О спящей царевне и семи богатырях" и "О золотом петушке".

Несмотря на запреты, в реальном училище, духовной семинарии, женской прогимназии и других учебных заведениях г. Якутска учащиеся изучали произведения А.С. Пушкина. В дневниках революционно настроенных семинаристов и реалистов, в частности, В.П. Чепалова и Н.В. Васильева, мы читаем призыв поэта-патриота:

Мой друг, отчизне посвятим

Души прекрасные порывы.

Дореволюционный якутский писатель А.Е. Кулаковский, еще будучи учеником реального училища, в 1897 году в реферате по русской литературе указал на главнейшие достоинства поэзии А.С. Пушкина: "Величайший поэт русской литературы Пушкин, живший в первой половине этого столетия, - пишет реалист, - вывел русскую литературу совершенно на самостоятельную почву, освободил от ложных направлений и придал литературе совсем иной вид. Этим переворотом мы обязаны великим достоинствам поэзии Пушкина".

В содружестве с политическими ссыльными в пропаганде и разъяснении творчества А.С. Пушкина среди местного населения и учащейся молодежи большую работу выполняли и учителя-якуты Д.Д. Сивцев (в Сунтаре), В.Г. Монастырев (в Вилюйске), И.Е. Корнилов, Г.И. Фомин (в Олекминске).

Трудящиеся Якутии до революции с большой гордостью называли имя великого Пушкина, всегда выражали ему глубокую симпатию и свою искреннюю любовь. Об этом свидетельствует хотя бы содержание двух заметок, опубликованных в 1899 году в иркутской газете "Восточное обозрение", в связи со столетием со дня рождения писателя. 26 мая 1899 года в Якутске проведено литературно-музыкально-вокальное утро, на которое были приглашены учащиеся и почетные гости. Преподаватель реального училища Ушаков прочел краткую биографию поэта, потом воспитанник реального училища и одна ученица прогимназии продекламировали стихотворения Пушкина, затем начался спектакль "Борис Годунов". В другой корреспонденции из Олекминска говорится, что ко дню столетнего юбилея А.С. Пушкина создан любительский драматический кружок, который поставил пять спектаклей. Отметили столетие со дня рождения великого писателя и в городах Верхоянске, Среднеколымске и Вилюйске. Таким образом, "народная тропа" к величайшему в истории человечества русскому гениальному поэту, мыслителю никогда не зарастала.

В наше время произведения А.С. Пушкина оказали и оказывают постоянное влияние на развитие якутской художественной литературы. Буквально все якутские писатели учились и учатся художественному мастерству по отдельным жанрам у великого Пушкина. Они прошли или проходят своеобразную пушкинскую школу на своем благородном литературном поприще. Писатели старшего поколения П.А. Ойунский, Н.Е. Мординов, С.Р. Кулачиков, В.М. Новиков и другие с гордостью считают А.С. Пушкина своим первым литературным наставником и учителем. Они же являются первыми переводчиками-пропагандистами произведений Пушкина. Идя по стопам своих старших собратьев по перу, почти все якутские писатели проявили свои литературные способности и таланты в переводе

произведений великого русского поэта.

Обращаясь к истории русского языка, Пушкин отмечал: "Как материал словесности язык славяно-русский имеет неоспоримое превосходство перед всеми европейскими: судьба его чрезвычайно счастлива. В XI веке древний греческий язык вдруг открыл ему свой лексикон, сокровищницу гармонии, даровал ему законы обдуманной своей грамматики, свои прекрасные обороты, величественное течение речи, словом, усыновил его, избавя таким образом от медленных усовершенствований времени. Сам по себе уже звучный и выразительный, отселе заемлет он гибкость и правильность".

Обращение к народному языку Пушкин считал необходимым условием литературной деятельности; он обращался к молодым своим современникам: "Читайте простонародные сказки, молодые писатели, чтоб видеть свойства русского языка".

Признавая народный, разговорный язык основой и источником литературного, Пушкин правильно и строго разграничивал сферы его применения:

"Может ли письменный язык быть совершенно подобным разговорному? - спрашивал поэт и отвечал: - Нет, так же, как разговорный язык никогда не может быть совершенно подобным письменному. Чем богаче язык выражениями и оборотами, тем лучше для искусного писателя, письменный язык оживляется поминутно выражениями, рождающимися в разговоре, но не должен отрекаться от приобретенного им в течение веков. Писать единственно языком разговорным - значит не знать языка"...

Пушкин разработал и закрепил в литературе общенациональные нормы русского языка, он создал классические по чистоте и ясности образцы литературного языка. Великий русский поэт, развернув широкую деятельность по демократизации литературного языка, в то же время энергично боролся за его чистоту. Гоголь писал о языке Пушкина: "Никто из наших поэтов не был еще так скуп на слова и выражения, как Пушкин, так не смотрел осторожно за самим собою, чтобы не сказать неумеренного и лишнего". По словам Л.Н. Толстого, "тем удивителен Пушкин, что в нем нельзя ни одного слова заменить. И не только нельзя слова отнять, но и прибавить нельзя".

Осуществляя переводы сочинений Пушкина на якутский язык, писатели еще глубже постигают величие его произведений, учатся мастерству, обогащают лексику литературного языка. Артисты, воссоздавая пушкинские образы, проникновеннее входят в созданный им мир поэтических образцов. В этом состоит благотворное влияние пушкинской школы на развитие якутской литературы и национального театрального искусства.

Сейчас на своем родном языке поэтические произведения А.С. Пушкина читают охотники Колымской и Индигирской тундры, животноводы Ленского и Таттинского районов, оленеводы далекого Абыя и Аллаихи, хлеборобы Олекмы и Амги, алмазники Вилюя и золотоискатели Алдана. Великие творения А.С. Пушкина изучаются в школах, в средних и высших учебных заведениях республики, стихи и песни А.С. Пушкина звучат на сценах клубов и театров. История литературных языков знает немало случаев, когда у их истоков стояли переводные сочинения. Более того, зарождению, становлению и развитию многих литературных языков постоянно сопутствовали переводы и в различные периоды развития литературных языков имели на них порой решающее влияние. Поэтому можно считать глубоко верным положение академика Р.А. Будачова, по которому "общая история переводов неотделима от общей истории литературных языков", а "история художественных переводов неотделима от истории художественного стиля языка, от состояния художественной литературы того или иного народа" (Будачов Р.А. литературные языки и языковые стили. М., 1971. - С. 282).

Как известно, классики русской литературы придавали переводу большое значение и сами были замечательными мастерами художественного перевода. А.С. Пушкин считал перевод "истинным созданием и важным событием", связав, таким образом, художественный перевод с развитием литературного языка.

Якутские писатели старшего поколения, великолепные мастера художественного слова, постоянно занимались переводом русской классической литературы, особенно произведений А.С. Пушкина. Первыми переводчиками произведений А.С. Пушкина были классики якутской литературы: П.А. Ойунский, А.И. Софронов, Н.Д. Неустроев, народные поэты Эллэй, Урастыров, Семен Данилов и многие другие.

По нашим неполным данным, в переводе произведений поэта участвовало свыше 30-ти лучших поэтов, прозаиков и переводчиков. В настоящее время переведено свыше 150 произведений А.С. Пушкина, в том числе великолепный перевод "Евгения Онегина" Джона Джангылы (I изд. 1954, II изд. 1977), "Бориса Годунова" в разное время переводили П.А. Ойунский, Н.Н. Павлов и Н.Д. Неустроев, С.К. Дьяконов. Стал, можно сказать, классическим перевод лирики А.С. Пушкина, вышедший отдельным изданием (1940 г.) поэтом И. Арбита. Лучшим считается перевод прозаических произведений А.С. Пушкина крупным прозаиком, литературоведом и критиком Н.М. Заболоцким. Многие произведения А.С. Пушкина переводились неоднократно, а лучшие переводы стихов стали хрестоматийными, изучаются в школах наряду с оригинальными произведениями. Книги переводов издавались массовым тиражом. Так, по нашим данным издано около 20-ти книг тиражом около 215 тыс. экземпляров.

Мы тут коснемся только вопроса о влиянии художественных переводов на совершенствование норм якутского литературного языка на примере произведений А.С. Пушкина. Влияние хороших переводов на литературный язык может быть большим или меньшим, заметным или незаметным в зависимости от многих факторов. Среди этих факторов важнейшими представляются культурно-историческая традиция, сложившееся отношение к переводимым источникам, качественное и количественное соотношение переводной и оригинальной литературы, уровень и характер развития норм литературного языка, степень престижности языка, с которого делается перевод, разумеется, мастерство и авторитетность переводчиков и в конечном итоге определяющей является та общая культурная и социолингвистическая ситуация, которая сложилась в тот или иной период развития воспринимающей перевод среды. Имея в виду диалектику развития культуры в целом, можно также сказать, что развитие самого переводческого дела нормально обусловлено всей культурной и социальной ситуацией. Все это говорит о том, что к этому вопросу, как и всякому другому, мы должны подходить конкретно-исторически.

Излишне было бы распространяться на тему о том, кем был А.С. Пушкин, его великие творения для якутских писателей, якутского образованного общества, какая традиция глубокого почитания и уважения существовала с дореволюционного времени по отношению к классической русской литературе и какой престиж имел великий русский язык - носитель этой культуры и мировой цивилизации.

Как известно, произведения А.С. Пушкина на якутском языке стали широко распространяться среди якутского населения со II-й половины 30-х гг. в связи с юбилейными московскими изданиями двух книг - избранных произведений.

Это было время исключительно интенсивного становления и формирования литературных норм якутского языка. Однако настоящей нормализации и кодификации в прямом и подлинном смысле еще не было (она началась с 40-х гг. с переходом на новый алфавит на основе русского). Роль нормативных образцов в то время выполняли художественные произведения и учебные пособия. Словом, это было время наиболее благоприятное и наиболее желанное для совершенствования, всяческого влияния на формирующиеся нормы литературного языка. Исключительно благоприятной была общая культурная и языковая ситуация тех времен - культурная революция была в разгаре, стар и млад тянулся к свету знаний, якутские школы набирали силу, выпуская массового читателя, можно сказать, существовал голод в литературе на якутском языке. А языковая ситуация была такова, что до сколько-нибудь сносного знания русского языка массой якутского населения было далеко - якутско-русское двуязычие находилось на очень низком уровне. И в этой обстановке появление своего Пушкина, заговорившего на родном языке, да еще в великолепных московских изданиях, выпущенных массовым тиражом, было огромным культурным событием. А переводы по тем временам были хорошими, отдельные поэтические произведения, такие как "Зимний вечер", "Зимняя дорога", "Туча" были просто великолепными. Эти стихи знали наизусть, они сразу стали хрестоматийными; зачитывались "Дубровским", "Капитанской дочкой", "Повестями Белкина" на якутском языке. По существу эти 2 книги стали основными хрестоматиями, их можно было видеть везде и всюду. Именно такого рода широко распространяемые в массах и любимые произведения художественной литературы оказывают наибольшее влияние на совершенствование литературного языка. Следует учесть и то, что классика требует особой ответственности, особого, повышенного внимания к языку переводов и это глубоко понимали переводчики, известные поэты и прозаики тех времен.

В чем конкретно проявляется благотворное влияние переводов произведений А. С. Пушкина на формирование и совершенствование норм якутского литературного языка:

I. Чеканный, прозрачный и образцово нормативный пушкинский язык сам по себе требовал адекватного в смысле ясности, прозрачности и, следовательно, высокой узуальной нормативности языка якутских переводов. В различных переизданиях шлифовка переводов также идет не только по линии усиления образности и выразительности, но и простоты, ясности, прозрачности (общепонятности) языка. А это является основным требованием к качеству норм любого литературного языка. Литературный язык и его нормы в принципе - это есть освоенное богатство народного языка, его обработка и закрепление в явлениях письменной литературы большого общественного и художественно-эстетического звучания. Поэтому мы можем с полным основанием утверждать, что строки из переводов "Зимней дороги":

Сквозь волнистые туманы

Пробирается луна,

На печальные поляны

Льет печально свет она.

Долгун-будул туманнарга

Чомполонон ый устар,

Санньы-курус хонууларга

Санааргыы, уотун кутар.

(Перевод В.М. Новикова-Урастырова)

Это не только высокое искусство перевода, но и в полном смысле - завоевание якутской художественной литературы и якутского литературного языка. А таких высоких образцов литературного языка в переводах произведений А.С. Пушкина множество.

2. Развитие, совершенствование литературного языка и его норм состоит в стремлении к краткости, емкости и точности выражения мысли. Это общее направление развития литературного языка особенно наглядно, выпукло прослеживается в языке неоднократно издаваемых, неоднократно переводимых пушкинских произведений.

В переводах хрестоматийных произведений А.С. Пушкина царил дух творческого состязания среди известных переводчиков и поэтов. И в этих переводах, особенно прозаических, мы наблюдаем, постепенное освобождение от экстенсивности форм выражения, от многословия, длинных сочетаний и так называемых "поясняющих", описательных переводов в ранних переводах, в частности, в "Избранных произведениях" 1937 г. каждый абзац, как правило, длиннее последующих. Это результат буквализма, неточного употребления слова, "компенсируемого" в представлении переводчиков сочетаниями нескольких слов, неверное употребление грамматических форм. Кроме того, в ранних переводах как бы учитывался уровень развития читателей и самого литературного языка, бедного терминами и номенклатурной лексикой, специально пояснялись исторические и страноведческие реалии - что приводило к пространным, описательным переводам. Довольно типичным является, например, такой перевод фразы из "Капитанской дочки": "Зурин велел подать пуншу - без пуншу что и служба!". По - якутски в 1937 г. звучало так: "Суурун чэйгэ арыгыны кутан саахары уган а5аларга соруйбута, чэйгэ арыгыны кутан испэккэ эрэ сулуусуба диэн туох сулуусуба буолуой диэбитэ." А в 1949 г. в переводе Н.М. Заболоцкого "Зурин пунш а5аларга соруйбута, пунша суох сулууспа диэн суо5ун...". В последующем краткость, точность и в то же время емкость выражения мысли, максимально близкие или адекватные оригиналу, достигались в основном путем постепенного введения русизмов, терминированных слов, словосочетаний, историзмов и страноведческой лексики с подстрочными пояснениями или с приложением словарей. Так в "Избранных произведениях" 1949 г. поясняются свыше 260 имен и терминов. Кроме того, с самого начала в текстах сохранилось большое количество новых слов, понятий типа: полк, тройка, кафтан, ремесленник, столица, почтальон, колоннада, портной, модный, чепчик, событие и проч. С подстрочными пояснениями даются, например: имение, гусар, гвардия, гарнизон, пехота, мрамор, кадетский корпус, стряпчий, харчевня, замок, картинная галерея, трюмо, жокей, мисс, пирожное, камердинер, локоны, афоризм и прочие сотни слов-неологизмов ЗО-х гг. постепенно вошли в активную лексику якутского литературного языка.

Главной заботой переводчиков в совершенствовании перевода является стремление к точности словоупотребления. В этом отношении характерны даже заглавия глав из "Капитанской дочки": поединок - биир-биир охсуhуу (1937 г.), кyeн кeрсyy (1949 г.), осада города - куораты хаайан ыксатыы (1937), куораты тeгyрyйyy (1949), мятежная слобода - иирээннээх солобуода (1937), eрe турбут солобода (1949). Фраза оригинала из повести "Дубровский": "Новое обстоятельство уничтожило и последнюю надежду на примирение" в 1937 г. была переведена: "Онтон биир эмиэ сана суол эйэлэhии адьас эрэлэ суох гына бэстилиэнэй ситими быhан кэбистэ" (с. 162). В 1949 году: "Онтон сана кyeрэйбит (биир) тyбэлтэ эйэлэhэр тиhэх эрэли букатын быспыта" (с.323). Во всех подобных примерах вторые варианты значительно короче, выразительнее и точнее первых.

3. Многие слова в разговорном языке обычно имеют несколько неопределенное, расплывчатое значение, как бы размытые семасиологические границы. Подобные слова по условиям контекста могут пониматься по-разному или в неопределенном общем смысле. Перевод классики, хрестоматийных произведений, тем более изучаемых в оригиналах и в переводах в школе, способствует закреплению слов с неясным общим смыслом определенных значений, уточнению, укреплению семасиологических границ слова. В этом отношении весьма показательным является перевод хрестоматийного "Памятника" разными авторами. Предпоследняя строфа:

И долго буду тем любезен я народу,

Что чувства добрые я лирой пробуждал,

Что в мой жестокий век восславил я свободу

И милость к падшим призывал.

переведена А. Дехсиляховым (1937г.):

Лиирэм кyндy eлy уhугуннарбытынан,

Уор yйэбэр Кeнyлy албаабыппынан,

Самныбыкка аhыныыны ынырбыппынан,

Норуокка eр таптатыа5ым.

И. Чагылганом (1937г.):

Мин лиирэм yтye дьайы уhугуннарара,

Миигин норуот онон eргe дылы таптыа -

Кырыктаах yйэбэр кeнyлy аатырдарым,

Охтубуту аhын диирим.

И. Слепцовым-Арбита (1940):

Yтye санаалары лиранан уhугуннаран,

Кyтyр yйэбэр Кeнyлy э5эрдэлээммин,

Быстыбыт айма5ын салгыыр eйy булларан

Oр таптатыам бар дьоммор мин.

Г. Васильевым (1938, 1949):

Мин уhуннук таптатыам бар-дьоммор, норуоппар

Yтye иэйиилэри лиирэнэн уйгуурдан,

Бу кырыктаах yйэбэр кeнyлy туойбуппар -

Умсубут бииhин уруйдаан.

В целом перевод стихотворения следует признать весьма удачным, так как за дело взялись известные поэты и опытные переводчики. Однако, на наш взгляд, в переводе Дехсиляхова неудачны сочетания кyндy eлy, уор yйэбэр, Ча5ылгана - yтye дьайы, у И. Арбиты недостаточна выразительна первая строка. Тем не менее каждый переводчик даже в этом четверостишии внес в копилку литературного языка свою лепту: Дехсиляхов редчайший глагол (возможно, авторский неологизм?) албаа употребил очень удачно в значении "славить, восславлять", который как поэтизм получил гражданство. И. Чагылган внес в название стиха неологизм eйдeбyнньyк "памятник", созданный поэтом П.А. Ойунским вначале подхваченный Г. Васильевым, а в наше время широко употребительный. Г. Васильев очень удачно использовал емкое, но несколько размытым и синтаксически связанным значением слово иэйии как эквивалент русского "чувство". Вначале переводчик давал в сноске русский эквивалент слова иэйии(лэри) "чувство". В последующих изданиях сноска исчезла, что является показателем освоения слова в новом, уточненном значении. Даже без пояснения мы воспринимаем слово в новом качестве, зная пушкинский оригинал наизусть. В значительной мере из-за этого удачного творческого привнесения строка зазвучала очень выразительно: "Yтye иэйиилэри лиирэнэн уйгуурдан". Перевод Г.М. Васильева считается наилучшим и стал также хрестоматийным.

Подобная семасиологическая обработка слова есть основное направление развития лексико-семантической системы литературного языка, его лексических норм в явлениях образцовых литературных текстов, в недрах письменной литературы вообще. Поэтому мы в известном смысле можем считать, что перевод классики - это тот оселок, на котором обтачивается вся лексико-семантическая система литературного языка.

4. Перевод классики дает не только уникальнейшие возможности учиться поэтической технике, но и широкие возможности для обогащения литературного языка новыми, необычными сочетаниями слов. В теоретическом плане вопрос этот выходит далеко за рамки собственно обогащения синтагматических возможностей языка, а выливается в проблему формирования нового качественного развития языка в сторону широкого переносного, метафорического употребления, что обеспечивает ускоренное развитие новой художественной стилистики в якутском литературном языке. Вопрос этот сложный, во многом спорный. Следует лишь напомнить, что писала якутская критика 20-х гг., на заре развития профессиональной поэзии по поводу стихов молодых: "Кyн уота кyлбyтyнэн кyндээрэн тахсар" - диир поэт. Сахалыы киhи бу курдук санарбат, кyлбyтyнэн кyн уота тахсыбат, кyн уота тыгар, кyн тахсар. Кyн уотун саха кyллэрбэт, кyндээрдэр, сандаардар, кытардар. Поэт пишет: "Солнце поднимается, сверкая улыбкой". Но якут так не говорит: солнце не поднимается сверкая улыбкой, солнце светит, солнце поднимается. По мнению якута солнце не улыбается, а светит, озаряет, алеет. В настоящее время в якутской художественной литературе широкое переносное метафорическое употребление слов стало неотъемлемым свойством самого литературного языка. И в этом процессе велика роль классической поэзии и в частности поэзии А.С. Пушкина. Разве можно, например, представить оригинальные стихи в середине 30-х гг., какие зародились в прекрасном переводе Элляя стихотворения А. С. Пушкина "Деревня":

Где льется дней моих

Невидимый поток

На лоне счастья и забвенья.


Мин кyннэрим кeстyбэт

хал5аhата

Манна дьол, умнул5ан

тyehyгэр устар

5. Несомненным является благотворное влияние хороших переводов на активизацию и функциональное совершенствование грамматических норм литературного языка. Рассмотрим фрагмент из вариантов перевода хрестоматийного стихотворения "Зимний вечер", который выходил свыше 10 раз в переводах Урастырова, Бэргэна, Григорьева и Арбиты:

То как зверь она завоет,

То заплачет как дитя.

У П.Григорьева звучит:

Арыт кыыл курдук улуйар,

Арыт о5о курдук ытыыр.

У Арбиты:

Арыт о5о курдук ытыыр,

Арыт кыыллыы часкыйар.

У Бэргэна:

Арыт кыыл курдук улуйар,

Арыт ытаан сонуйар.

У Урастырова:

Арыт кыыллыы улуйбахтыыр,

Арыт ытаан ылбахтыыр

Даже неискушенный в грамматических тонкостях якутского языка читатель предпочтет вариант Урастырова из-за впечатляющей силы грамматических форм "кыыллыы улуйбахтыыр, ытаан ылбахтыыр".

Следует заметить, что поворот от экстенсивности форм выражения к интенсивности, т.е. сокращение отрезков текста при одновременном повышении его точности, выразительности во многом достигается в якутском языке за счет умелого использования грамматических форм, грамматических ресурсов языка. Это основное направление содержательного функционального развития грамматических норм литературного языка.

Таким образом, перевод классики, в частности произведений А.С. Пушкина, не только прекрасная школа художественного и переводческого мастерства, но и уникальная возможность совершенствования норм якутского литературного языка на всех его уровнях. Поэтому имеется необходимость издания произведений А.С. Пушкина (и не только поэзии, но и прозы) в новых переводах, выполненных на уровне современных требований.

Любовь и уважение своего народа к великому Пушкину хорошо выразил заслуженный деятель искусств Якутской АССР олонхосут Сергей Зверев в "Сказании о великой Москве":

Великий Пушкин, голову склоняя,.

Здороваясь, приветствует меня.

Я с сердцем бьющимся перед гением стоял,

Его слова о братстве повторял.

Воспевая великого писателя, выражая ему чувства благодарности, якутские писатели посвятили ему несколько стихов: "Прощай, Кавказ" - В.М. Новиков. "К Пушкину" - Эллэй, "Жив Пушкин" - Бэрияк, "Наш Пушкин" - Хара и другие. В переводе произведений Пушкина принимали и принимают участие все крупные якутские писатели и поэты. Одним из первых переводчиков лирики Пушкина был поэт Иван Слепцов, писавший под псевдонимом "Арбита". В 1940 г. сорок семь пушкинских стихотворений вышли в свет в его переводах отдельной книгой под названием "Избранная лирика" ("Талыллыбыт лирика"). В числе их были: "Вольность", "К Чаадаеву", "Кинжал", "Адели", "Арион", "Анчар", "Кавказ", "Туча" и др. В лучших переводах Ивана Слепцова точность передачи смысла сочетается со "свободным стихом" высокого качества.

В целом можно сказать, что якутские поэты и писатели с самого начала стали на правильный путь в переводе русских классиков, в частности и Пушкина. Они стремятся уйти от буквализма, калькирования текста. Точность передачи смысла они видят не в буквальном копировании текста. В то же время стараются избегать отсебятины (хотя надо признать, что не всегда и не всем это удается).Тон в этом был задан одним из первых переводчиков Пушкина, крупным поэтом, основоположником якутской советской литературы Платоном Ойунским. К сожалению, он успел перевести немного: "Туча", "Пророк", "Кинжал", отрывок из "Бориса Годунова" (Самозванец и Марина в саду у фонтана). Эти переводы оказали большое влияние на последующую переводческую деятельность якутских поэтов и послужили для них образцом.

Принципиальное значение в этом плане имеет перевод Ойунским стихотворения "Пророк". Здесь прежде всего следует указать, что и для самого переводчика тема поэта - его высокого призвания, его роли в жизни общества, "магии" его слов - была "темой тем" всей его жизни. Много раз и в стихах, и в теоретических и публицистических статьях он вновь и вновь возвращался к ней. В пушкинском "Пророке" он нашел выражение того, что волновало и вдохновляло его многие годы. Для Ойунского поэт также пророк, носитель справедливости, защитник интересов народа, обличитель общественного зла, глашатай, выразитель передовых идей. Пафос "Пророка" был близок Ойунскому, и это во многом обусловило подлинно поэтичное звучание его перевода.

Кратко остановимся на некоторых особенностях перевода стихотворения "Пророк". Оно написано четырехстопным ямбом. Якутская поэзия имеет другую систему стихосложения, поэтому Ойунский не мог воспроизвести ритм русского стиха. Однако, пользуясь им же созданной силлабической системой (до него писали народным аллитерационным стихом), он сохранил количество слогов оригинала: 8-9 на строку.

Очень важно то, что в переводе он передал общую торжественно-приподнятую, возвышенную тональность "Пророка". Это можно увидеть при сравнении первых же четырех строк оригинала и перевода:

Духовной жаждою томим,

В пустыне мрачной я влачился,

И шестикрылый серафим

На перепутье мне явился.

Айыы дьайынан умайан

Барык сай сиринэн сылдьарым,

Алта кынаттаах серафим

Аартыгым ааныгар кeрсyhэр.

Синтаксический строй якутского языка (одного из тюркских) значительно отличается от русского. Поэтому во всяком переводе неизбежно происходит перестройка синтаксиса. Но особенностью "Пророка" является то, что синтаксически в нем преобладает своеобразный перечень: поэт постепенно переходит от одной картины к другой:

И горний ангелов полет,

И гад морских подводный ход,

И дольней лозы прозябанье.

Ойунский создает свой перевод в сходном синтаксическом ключе:

Yрдyк сах аанньала которyн,

Муора ыамата устарын,

Мин yyнэх тыынарын истэрим.

В своем переводе Ойунский почти не пользуется библейской лексикой и церковнославянизмами "Пророка". Можно отметить только два слова "серафим" и "аанньал" (ангел"), которые якуты, получившие крещение, хорошо понимали. Но в переводе "Пророка" поэт подчас использует архаизмы самой якутской лексики (из мифологии, древних преданий или из шаманской терминологии). Характерно при этом, что Ойунский не стремится архаизмы "Пророка" передать архаизмами же (чаще всего в переводе им соответствуют нейтральные слова). В то же время он прибегает к архаизмам там, где в оригинале их нет, но в переводе возможно их употребление, К тому же, архаичных слов в переводе вообще немного. Избегая непривычных для якутского читателя оборотов, скупо пользуясь архаизмами, поэт-переводчик создает тем не менее общее впечатление торжественности события, его исключительности необыкновенности.

С той же целью он иногда употребляет слова в не совсем обычном их значении. Так, строку "Духовной жаждою томим" он переводит: "Айыы дьайынан умайан" (буквально: "Горя творческой мукой"). Здесь слово "дьай" употреблено в необычном значении. Одно из значений этого слова наиболее близко к данному случаю: "оказать воздействие". Ойунский же употребляет его в значении, близком к понятию "мука", "айыы дьайа" - "творческая мука". В не совсем обычном значении употреблен архаизм "сах". Строку: "И горний ангелов полет" поэт переводит: "Yрдyк сах аанньала кeтeрyн". Современные якуты архаическое слово "сах" понимают как "черт", "дьявол". Однако Ойунский отнюдь не собирался сказать "чертов ангел". Этим он исказил бы Пушкина. Слово "сах" он употребляет, видимо, в его древнейшем значении, забытом современными якутами, в значении божественного вообще. Строка означает "Божьего ангела полет". Таким образом ей придана особая торжественность смысла и достигнута идентичность пушкинской строке. Ойунский в некоторых случаях (я заметил два) прибегает к новообразованиям. Это слова "мо5ойуук" (от несколько архаического "мо5ой" - змея) и "yyнэх" (от "yyнээйи"-растительность). Остановимся на употреблении первого слова. Строку Пушкина "И жало мудрыя змеи" Ойунский переводит: "Мо5ойуук ап тылын" (буквально: "Змия волшебный язык"). Как видим, слово "мудрыя" в переводе исчезло. Ойунский вполне обоснованно не переводит его буквально. Это слово в якутский язык перешло из русского. Но у якутов не принято змею называть мудрой. Слово "муударай" ("мудрый") в данном контексте было бы не совсем благозвучно и нарушило бы чистоту поэтической лексики перевода. Поэтому переводчик вынужден заменить его более подходящим для данного случая словом "ап" ("волшебный"). А для того, чтобы сохранить торжественность интонации, он прибегает к новообразованию путем добавления аффикса к слову, звучащему в настоящее время архаически "мо5ой", передав его в "мо5ойуук" (приблизительно в смысле "змий"). Нельзя не отметить необыкновенно удачное звучание этой строки, как и всего перевода в целом.Стихотворение "Пророк" впоследствии было переведено еще одним поэтом, А. П. Абагинским. Используя достижения перевода Ойунского (к сожалению, иногда не совсем умеренно, даже почти дословно) и вместе с тем пытаясь дать более точный перевод, Абагинский снижает стихотворение Пушкина, вносит в перевод немало отсебятины. "Пророк" у Абагинского теряет свой глубокий философский смысл, переводчику не удается передать волнение автора, думающего о назначении поэта, провозглашающего свое поэтическое кредо.

Большим литературным событием в Якутии стал выход, в свет в 1954 г. перевода романа "Евгений Онегин", осуществленного поэтом Гавриилом Макаровым (1914-1956), писавшим под псевдонимом "Дьуон Дьангылы". Над переводом "Евгения Онегина" Г. Макаров работал более десяти лет. Чтобы глубоко проникнуть в мир пушкинской поэзии, он не только в течение многих лет специально изучал его творчество, его эпоху, консультировался с авторитетными пушкинистами, но и сам писал стихи "в стиле Пушкина", переводил другие произведения поэта.

Осуществленный Г. Макаровым замечательный перевод великого произведения Пушкина продемонстрировал не только возросшее искусство перевода якутских писателей, но и выросшую культуру якутской читательской массы, которой стало понятным это сложное произведение, рисующее жизнь чужой, ранее якутам совершенно неведомой среды. Г. Макаров не пытался сделать "Евгения Онегина" более доступным, популярным и тем как бы "упростить" его, а передал таким, какой он есть, каким его создал Пушкин.

Таким образом, якутские писатели и поэты проделали большую работу по переводу произведений Пушкина. Идя по стопам П. Ойунского, следуя его принципам перевода и развивая их, они создали целый ряд высокохудожественных переводов. Достижения якутских поэтов тем более значительны, что они приходятся на сравнительно короткий срок на годы после установления Советской власти в Якутии. Многое еще предстоит перевести - большинство стихотворений, значительную часть прозы, критические статьи, образцы эпистолярного творчества. Обращает на себя внимание то, что наиболее интенсивная работа по переводам из Пушкина приурочивается к юбилейным датам. Между датами число переводов значительно уменьшается. Кроме того, многие произведения Пушкина переводились и издавались только один раз, причем давно. Старые переводы перерабатываются и переиздаются редко. Работа над переводами произведений Пушкина не должна приурочиваться к юбилеям, ее необходимо обратить в повседневность. В Якутии есть для этого и кадры переводчиков, и издательские и полиграфические возможности.

В заключение еще один вопрос: а надо ли переводить Пушкина на якутский язык, если якуты сейчас могут читать его произведения на русском языке? Безусловно, надо! Это исходит из всей национальной политики нашего государства, направленной на развитие национальной культуры каждого народа. Якутский народ - культурно растущий народ, уже создавший свой литературный язык, свою богатую достижениям литературу. В развитии литературы и искусства нашего народа Пушкин, его великие произведения сыграли огромную роль. Эта роль еще далеко не исчерпана. Роль Пушкина, как и других классиков, в развитии нашей национальной культуры и литературы так же велика сейчас, как и прежде. Его творения вечно будут звучать на якутском языке, как и на языках всех наших народов.

Пушкин был первым писателем, который внимательно изучал жизнь и быт народа. Своим творчеством он укреплял национальные, патриотические чувства народа.Бодрая муза Пушкина, верящая в силу человека, его труд и разум, находится на вооружении советских людей. У Пушкина был огромный интерес к народам Урала и далекой Сибири. Располагая весьма солидной библиотекой по Сибири, он даже ставил перед собой задачу написать историческую поэму об Ермаке, работу об открытии Камчатки и другие. Еще в "южный период" своего творчества в черновой рукописи "Цыган" Пушкин вспоминает о народах Севера. Он вкладывает в уста Алеко следующие слова:

И я б желал, чтоб мать моя

Меня родила в чаще леса,

Или под юртой остяка,

Или в расселине утеса.

Знание Пушкиным Сибири обогатилось после переписки с ссыльными декабристами, томившимися в Забайкалье и Якутии. Он узнавал о жизни кочевников-бурят, об обитателях тайги - "тунгузах" и якутах.

Необходимо отметить, что ссылка приблизила декабристов к пониманию народной поэзии. Они занимались собиранием сказок, песен и преданий местных русских старожилов, а также населявших Сибирь народностей. Много потрудились в Якутии А. Бестужев и Н. Чижов над обработкой якутских легенд "Саатырь", "Нуча". Н. Бестужев интересовался бурятским фольклором, особенно сказками. Фольклор отразился в произведениях В. Кюхельбекера, написанных в сибирской ссылке. По всей вероятности, Кюхельбекеру приходилось неоднократно встречаться с баргузинскими эвенками, кочевавшими в долине реки Баргузина и по берегам Байкала. До сих пор среди эвенков, живущих в Хабаржане и на Белых водах, в 35 километрах по прямой от села Баргузина, где отбывал ссылку В. К. Кюхельбекер, бытуют предания "о встречах доброго и грамотного Карлича с эвенками". 12 февраля 1836 года Кюхельбекер, находясь в баргузинском изгнании, писал своему другу Пушкину о "Забайкальском крае или Даурской Украине", о местном русском, бурятском и эвенкийском населении. Есть основания предполагать, что именно это письмо послужило толчком к упоминанию "тунгузов" (эвенков) в пушкинском "Памятнике".

Прошли годы, и сбылись вещие слова поэта. "Тунгузы" читают и знают великого Пушкина. Эвенки, известные в прошлом как пример "отсталости" и "первобытности", имеют теперь, как и все народности советского Крайнего Севера, свою письменность и читают литературу на родном языке. Эвенки, эвены, нанайцы, удэге, чукчи, коряки, гиляки, эскимосы, ханты, манси, ненцы и другие народы учатся в средних школах, в высших учебных заведениях. Они читают в подлинниках произведения Пушкина, Тургенева, Горького. Находясь в теснейших экономических и культурных связях с великим русским народом, народы Севера подвергались систематически влиянию не только русского языка, но и русской культуры вообще. Мы встречаем в фольклоре народов Севера отражение многих сказок Пушкина, своеобразно переработанных и сплетающихся с другими национальными сказочными сюжетами. В сказке, записанной у кетов на Енисее, вместо "золотой рыбки" выступает "птичка-невеличка". Научный сотрудник Института языка и мышления Академии наук СССР ханты Н. И. Терешкин записал у своих сородичей сказку "Киля Мишка", в которой передаются отдельные мотивы "Сказки о попе и о работнике его Балде".

"Памятник" Пушкина пробовали переводить и другие поэты-эвенки: А. Салаткин, А. Платонов, Н. Сахаров, Н. Кириллов, Н. Ламатканов. Любопытно, что они не только переводили "Памятник" на эвенкийский язык, но и посвящали поэту "ответные стихи". Вот одно из них, написанное А. Платоновым и переведенное на русский язык ленинградским поэтом Г. Семеновым: Нерукотворный "Памятник"

Мне ясно говорит,

Что ты, великий Пушкин,

Слышишь наши песни.

Ты, Пушкин, погляди

На "дикого тунгуза" -

Ведь это я - эвенк,

Навек теперь свободный.

Я землякам в колхозе

Стихи твои читаю,

Слова твои звенящие

Над Севером летят,

И счастьем прорастает

Таежная земля,

Твое, твое пророчество

Сбылось, великий Пушкин.

Эвенский (ламутский) поэт Николай Тарабукин, также посвятивший стихотворение Пушкину. В нём он рассказывает о себе самом и о своем народе, о любви якутов и эвенов к бессмертным творениям великого русского гения:

Великому Пушкину

Великое имя дали

Великим поэтом назвали.

И Пушкин стал солнцем.

Солнце лучи распускает…

Любим он всеми людьми.

Это великий певец,

И горло у него золотое…

Основоположником русского литературного языка по праву считается А. С. Пушкин. Белинский писал о нем: "Пушкин... расширил источники нашей поэзии, обратил ее к национальным элементам жизни, показал бесчисленные новые формы, сдружил ее впервые с русской жизнью... Из русского языка Пушкин сделал чудо".Вся деятельность великого поэта в области русской языковой культуры вдохновлялась его горячей любовью к русскому народу и к его языку. "Только революционная голова,- писал он, - может любить Россию - так, как писатель только может любить ее язык. Все должно творить в этой России и в этом русском языке".

В заключение нам хочется напомнить слова Н.А. Некрасова о Пушкине: "Читайте сочинения Пушкина... Поучайте примером великого поэта любить искусство, правду и Родину... Идите по следам Пушкина, стараясь сравниться с ним если не успехами, то бескорыстным рвением, по мере сил и способностей, к просвещению, благу и славе Отечества!".

А.С. Пушкин в свое время мечтал о том, что придет время, когда его узнает "и ныне дикий тунгус". Эта мечта, в наше время, сбылась. Для якутских писателей прогрессивная русская литература, основоположником которой был Пушкин, служит величайшей школой в их творчестве. Якутский поэт С. Р. Кулачиков-Элляй говорит: "Пожалуй не найдется ни одного якутского писателя, который не учился бы чему-нибудь у великого Пушкина, не прошел бы через его творческую лабораторию, не проник бы душою и сердцем в его светлую поэзию, и тем - самым не окрылил бы свое поэтическое вдохновение". Чудесные его стихи покоряют непобедимой верой в жизнь, в человека, в прекрасное будущее своего народа. "Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать", - пишет поэт, веря в торжество разума и справедливости.С надеждой думал он о поколениях будущего, о тех неизвестных, которые поднимут его поэзию, как неугасимый светильник человеческой мудрости, в устах которых по-новому зазвучат его бессмертные слова.

Величайший интерес русского народа к наследству Пушкина - лучший венок для него. И в этот венок немало цветов, ярких и свежих, вплетено младым племенем якутского народа. Поэт мечтал о том времени, когда о нем узнают и гордый внук славян, и финн, и тунгус. Молодой поэт - тунгус Алексей Платонов в своем стихотворении отвечает Пушкину:

Пушкин, Пушкин! В этот миг

Посмотри, поэт великий,

Труд твой ныне оживает

В звуках, радостно звенящих.

Он к веселью пробуждает

Степь и северные чащи.

Люди с песней здесь и там

Жизнь прекрасную возводят, -

То твоя, твоя мечта

Солнцем радостным восходит.

Пушкин - наша гордость и любовь, самый близкий, самый доступный из всех поэтов прошлого, особенно близок нам своим гуманизмом, сочувствием к угнетенным, своим протестом против несправедливости. Н.В. Гоголь отмечал: "При имени Пушкина тотчас осеняет мысль о великом национальном поэте. В самом деле, никто из поэтов наших не выше его и не может более называться национальным; это право решительно принадлежит ему. В нем, как будто в лексиконе, заключалось все богатство, сила и гибкость нашего языка. Он более всех, он далее раздвинул ему границы и более показал все его пространство. Пушкин есть явление необычайное и, может быть, единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится через двести лет...".

Выводы:

Таким образом, выдвинутая гипотеза оказалась верна. Мы можем говорить о связи поэзии якутских поэтов с творчеством А.С.Пушкина.

Якутские поэты развивали тематику, использовали смысловые образы, синтаксические структуры, ритмическую организацию и выразительные средства, открытые Пушкиным, и

опирались тем самым в своем творчестве на пушкинские традиции.

Список использованных источников


1. Путеводитель по Пушкину. С.-П., 1997 г.

2. Слепцов П. А. Перевод классики и литературный язык. А. С. Пушкин и Якутия.

Чувства добрые я лирой пробуждал (на материале переводов произведений А. С. Пушкина на язык саха)

3.. Смоленский Я.В. В союзе звуков, чувств и дум. М., 1976 г.

4.. Электронная библиотека. Пушкин А.С. Полное энциклопедическое собрание сочинений. 2004 г.

Из материалов конференций:

1. Аба5ыыныскай А. Саха литературатын сайдыытыгар нуучча литературатын сабыдыала (на якут. яз.)

2. Аввакумов П. Д. Yерэтэр-yчyгэйгэ, ынырар кырдьыкка (на якут. яз.)

3, Аммосов М. К. О Пушкине, об якутском улусе и о культурном подъеме Кулаковский А.Е. Главнейшие достоинства поэзии Пушкина

4. Анисимов В. М. С именем Пушкина

5, Афанасьев В. Ф. Великий русский поэт Неустроев Н. Д. Тылбаасчыттан (на якут. яз.)

5. Башарина З.К. Мы с именим твоим росли

6. Болот Боотур. Нуучча ытык сиригэр (на якут. яз.)

7. Бурцев А. А. В сокровищнице мировой литературы

8. Васильев Г. М. Поэзия кyлyмyрдyyр чыпчаала (на якут. яз.)

9. Васильев И. Мой дед - переводчик А.С. Пушкина

10.Васильев Ю. И. А.С. Пушкин остуоруйалара сахалыы тылынан (на якут. яз.)

11. Васильева Д. Е. Проза А. С. Пушкина и творчество Н. Заболоцкого

12. Воскобойников М. Г. Пушкин на языках народов Севера

13. Габышев Н. А. Улуу Пушкин (на якут. яз.)

14. Габышева Л. Л. Гармония и прелесть стиха

15. Данилов Софр. П. Республика культурнай оло5ор кэрэ-бэлиэ событие (на якут. яз.)

16. Джон Джангылы. Моя работа над переводом.Ойунский П. А. Значение столетнего юбилея со дня смерти А. С. Пушкина и наши задачи

17. Егорова Ф. П. Yс кyлyгэр yнэбит (на якут. яз.)

18. Ефимов М., Дьячковский Н. "Здравствуй, племя, младое, незнакомое!"

19. Кривошапкин А. В. Как сияющая вершина

20. Ксенофонтов Г.В. А.С. Пушкин "Алтан Аттаа5ын" символларын туhунан (на якут. яз.)

21. Кyннyк Уурастыырап. Кэрэни кэскиллээбитэ, yтyенy yйэтиппитэ (на якут. яз.)

22. Малеванчук А. М. Любимец муз в Якутии

23. Михайлов А. К. Наша память и боль, наша вечная слава

24. Михайлова М. Г. "Играя смехом и слезами"

25. Мординов А. Е. А.С. Пушкинна баар нуучча тылын бар5а баайа, кэрэтэ (на якут. яз.)

26. Павлова В.Н. Ф.Ф. Матюшкин друг А.С. Пушкина Попов Г.В. Пушкин сахалыы тылынан (на якут. яз.)

27. Петров П.П.-Хардыы.А.С. Пушкин аймахтара былыргы Дьокууйскайга (на якут. яз.)

28. Попов Л.А. Евгений Онегин (на якут. яз.)

29. Потапов И. А. Такое не забывается

30. Потапов С. Г. Улуу поэт хоhоонноро (на якут. яз.). Замечательная выставка.

31. Протодьяконов В. А. Крупный успех якутской литературы

32. Пухов И. В. Пушкин на якутском языке

33. Руфов С. Т. Мин кэтэхтэн университетым (на якут. яз.)

34. Тарасов С. И. Прекрасное должно быть величаво.

35. Тарский Г. С. На языке якутском полнозвучен.

36. Тумат С. "Евгений Онегин" тылбаастаныыта (на якут. яз.)

37. Самыгина М. Г. В библиотеке его имени.

38. Сивцев В. Т. Биhиги сyрэхпитигэр (на якут. яз.)

39. Скрябина Н. Чистота и ясность.

40. Суорун Омоллоон. Хас биирдиибит сyрэ5эр (на якут. яз.)

41.Сыромятников Г. С. Пушкин модун сабыдыалынан (на якут. яз.)

42..Чиряев В. Г. Волшебная музыка стиха.

43.Шишигин Е. С. Пушкин уонна декабристар.

44.Эллэй. Александр Сергеевич Пушкин (на якут.яз.)

45.Якутский Н. Пушкин и якутская литература.


hello_html_m34c180df.png

16




57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)


Автор
Дата добавления 18.01.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров189
Номер материала ДВ-352387
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх