Инфоурок / Классному руководителю / Другие методич. материалы / Методическая разработка"Педагогика успеха и радости"

Методическая разработка"Педагогика успеха и радости"



Московские документы для аттестации!

124 курса профессиональной переподготовки от 4 795 руб.
274 курса повышения квалификации от 1 225 руб.

Для выбора курса воспользуйтесь поиском на сайте KURSY.ORG


Вы получите официальный Диплом или Удостоверение установленного образца в соответствии с требованиями государства (образовательная Лицензия № 038767 выдана ООО "Столичный учебный центр" Департаментом образования города МОСКВА).

ДИПЛОМ от Столичного учебного центра: KURSY.ORG


библиотека
материалов

 

ПЕДАГОГИКА УСПЕХА И РАДОСТИ

 

Селестен Френе — один из самых видных педагогов нашего столетия, создатель оригинальной системы обучения и воспитания, проникнутой духом гуманизма и самоотверженной любви к детям. Он ушел из жизни 30 лет назад, но его можно с полным правом считать современным педагогом, поскольку теоретическая концепция и практические рекомендации Френе во многом сохраняют свое актуальное значение. Внимание к особенностям ребенка, оригинальное решение проблем организации школьной жизни, разнообразные эксперименты по активизации учебного процесса и преодолению пороков книжно-вербального обучения, интенсивные поиски новых форм и методов воспитательной деятельности школы — все это органически вписывается в поиски решений задач, стоящих перед образованием и воспитанием подрастающих поколений на пороге XXI в.

Френе родился 15 октября 1896 г. в маленьком городке Гарсе в крестьянской семье. Уже в деревенской начальной школе обнаружились незаурядные способности мальчика, и родители решили отправить его в неполную среднюю школу близлежащего городка Грае. В 1913 г., завершив обязательное обучение, Френе поступает в нормальную школу в Ницце.

Французские нормальные школы — педагогические училища, готовившие учителей системы начального образования. Это были государственные учебные заведения интернатного типа, где учащиеся находились на полном обеспечении. Для детей малоимущих родителей обучение в нормальной школе было одной из очень немногих реальных возможностей получить «интеллигентную» профессию. Этим прежде всего объяснялся демократический состав учащихся нормальных школ, а затем соответственно и учителей системы начального образования.

Закончить нормальную школу Френе не пришлось. Грянула первая мировая война. Восемнадцатилетнего юношу призвали в армию. В 1915 г. под Верденом он был тяжело ранен в легкое, четыре года провел в госпиталях, но полностью излечиться так и не удалось. Всю жизнь Френе страдал одышкой и вынужден был жить только на юге Франции.

В 1920 г. началась педагогическая деятельность Френе в малокомплектной школе маленького городка в Приморских Альпах.

Французская школа на протяжении многих десятков лет была пропитана духом традиционализма и являлась одной из самых консервативных институтов страны. В 20 — 30-е годы, когда складывалась система Френе, структура школы сохраняла строго иерархический характер. Начальная и средняя школы были жестко разделены. Первая представляла собой замкнутый концентр, где обучались в основном дети рабочих и крестьян. Полные средние школы были рассчитаны на узкий круг учащихся — детей буржуазии, высокопоставленных чиновников, наследственной интеллигенции. Эти дети не проходили через начальную школу, а начальное образование получали в особых подготовительных классах и таким образом с самого начала не смешивались с «простонародьем».

Наиболее характерной чертой методики начального обучения в тот период являлся упор на дословное запоминание. Учебный процесс строился на принципе многократного повторения учебного материала. Это, естественно, способствовало прочности его усвоения, но не стимулировало ни внутренней интеллектуальной и эмоциональной активности учащихся, ни живого и непосредственного интереса к занятиям, ни развития аналитического и критического мышления.

В сельской местности сохранялось значительное число малокомплектных начальных школ, где один-два учителя вели занятия одновременно со всеми учащимися от 6 до 14 лет. Именно такие школы имел прежде всего в виду Френе, разрабатывая свою систему.

Столкнувшись с консерватизмом французской школы, ее схоластическими методами, оторванными от реальных запросов жизни, молодой учитель увлекся идеями популярного в то время движения Новое воспитание.

Это было широкое и очень пестрое международное педагогическое течение, получившее распространение на Западе именно в 20— 30-е годы. Оно вобрало в себя столь различные по идейно-теоретическим концепциям установки, что объединение их под одним названием нередко казалось условным и искусственным.

Однако была общая идея, сплотившая всех сторонников Нового воспитания, — решительное неприятие традиционной педагогики. Критика существующей системы воспитания и образования сводилась к следующему:

— непонимание значения детства как самого яркого и исключительно важного для развития личности периода жизни, оценка его лишь как подготовительного этапа к будущей «настоящей» жизни взрослого;

— игнорирование своеобразия и самобытности детской психики, подавление органических творческих импульсов ребенка;

— стандартизированно-догматическая концепция образования и культуры, шаблонные методы обучения и воспитания, авторитарная роль учителя.

Сторонники Нового воспитания исходили из убеждения, что их теория произвела «коперниковский переворот» в педагогике, определив подлинный центр, вокруг которого должны вращаться система воспитания и обучения, этот центр — ребенок.

В 1924 г. Френе принял участие в конгрессе Международной лиги Нового воспитания, состоявшемся в Швейцарии, установил личный контакт с руководителями этого объединения А.Ферьером, Э.Коапаредом, Р.Кузине. Однако он не стал «правоверным» последователем ни одного из них. Молодой учитель упорно искал свои пути обновления школы.

К середине 20-х годов эксперименты Френе получили известность. В 1927 г. сложилось целое объединение учителей начальных школ, разделявших его взгляды. Это был Кооператив сторонников светской школы, впоследствии преобразованный в Институт современной школы и ставший важным центром производства и распространения учебных материалов. Френе принадлежит идея создания Международной федерации сторонников Новой школы, лидером которой он был много лет. Он основал несколько педагогических журналов и был их бессменным руководителем.

В 1934 — 1935 гг. при поддержке соратников и левой прессы Френе удалось построить собственную школу в Вансе. Это было одноэтажное здание павильонного типа с бассейном в центре двора; классные комнаты просторные, светлые с преобладанием белого и зеленого цветов. Школа работала как интернат, и учились в ней в основном дети из малообеспеченных семей.

На протяжении всей деятельности Френе неоценимую помощь оказывала жена — Элиз Френе — сама незаурядный педагог. Ее перу принадлежит книга, подробно рассказывающая об истории становления и развития системы Френе.

В отличие от сторонников Нового воспитания, подчеркивавших свою «политическую незавербованность», Френе активно участвовал в общественной борьбе, был членом Коммунистической партии Франции, заявлял, что его педагогическая деятельность исходит прежде всего из интересов трудящихся. В 1950 г. Френе вышел из Коммунистической партии, однако и в последующие годы ему, его движению была присуща левая социально-политическая ориентация. В 1925 г. в составе делегации французских народных учителей посетил Советский Союз, где встречался с Н.К.Крупской. В брошюре «Месяц с русскими детьми» Френе высоко оценил усилия, направленные на развитие просвещения в нашей стране. В начале 30-х годов во Франции был создан Фронт защиты ребенка. В него входили известные педагоги и психологи, включая П.Ланжевена и А.Валлона. Будучи одним из инициаторов создания Фронта, Френе стал его секретарем, т.е. взял на себя организационные функции по координации этого движения, имевшего антифашистскую, демократическую направленность.

Консервативные чиновники школьного ведомства и реакционная французская пресса организовали ожесточенную травлю Френе, клеветнически утверждая, что в руководимой им школе детей воспитывают в духе безнравственности и неуважения к национальным традициям. В защиту Френе выступили демократические организации и виднейшие представители левой интеллигенции А.Барбюс и Р.Роллан.

В годы второй мировой войны Френе подвергался преследованиям со стороны профашистского режима Виши. В 1941 г. он был заключен в концентрационный лагерь, где содержался более полутора лет; после освобождения принимал активное участие в движении Сопротивления.

Френе был незаурядной личностью. Прекрасные организаторские способности, спокойствие и выдержка, не изменявшие ему в самых критических ситуациях, высокая культура, любознательность и, наконец, безграничная любовь к людям и сердечность поражали всех, кто встречался с ним.

Френе умер в 1966 г. в Вансе. После его смерти движение продолжало свою деятельность, а Элиз Френе бережно хранила традиции школы Френе.

Педагогическая концепция Френе являлась по своему содержанию открытым и резким противопоставлением традиционной педагогике. Неудивительно поэтому, что бескомпромиссная критика традиционализма проходит через все его работы. Официозная французская педагогика, заявлял Френе, совершенно не соответствует эпохе атомной энергии, межпланетных путешествий и автоматизации производства, а массовая школа, построенная на принципах, противоречащих природе ребенка, не готовит учащихся к жизни, не учитывает ни запросов современности, ни потребностей будущего.

Френе призывал своих сторонников решительно вскрывать перед общественностью пороки традиционной школы: «Как ни парадоксально, но это факт, что большинство учителей используют пособия, которые давно уже следовало сдать в музей древности, дают уроки, после которых детям многое остается непонятным, заставляют зубрить целыми днями, применяют наказания, переносящие нас на 80 лет назад, ставят в угол, сохраняют кондуит и даже «ослиный колпак»1[1]. А мы умалчиваем обо всем этом. Будем ли мы по-прежнему хранить это молчание сообщников, безусловно вредное для школы, или скажем, наконец, правду и доведем ее до сведения родителей, которые кровно заинтересованы в том, чтобы обучение и воспитание их детей проводилось наиболее эффективными методами?»

Что же противопоставлял Френе педагогическому консерватизму?

Центральный тезис его концепции сводится к тому, что для воплощения в жизнь прогрессивной педагогической теории недостаточно изменить организационные формы учебного процесса и методы учебной работы. Необходимо создать и широко использовать «новые материальные средства обучения и воспитания».

Среди этих средств на первом месте стоит школьная типография. Именно с нее начал Френе свои эксперименты, и долгое время типографская машина являлась непременной принадлежностью каждой школы, работающей по его методам. Для Френе и его сторонников школьная типография неотделима от так называемых свободных текстов. Это небольшие сочинения, в которых дети рассказывают о своих семьях, друзьях, о планах на будущее, описывают впечатления, полученные в ходе экскурсий и прогулок. Учитель отбирает лучшие свободные тексты, дети обсуждают их, вносят коррективы и дополнения, а затем печатают. Эти материалы в дальнейшем играют роль учебных пособий.

Школьная типография и свободные тексты являются, по мысли Френе, наиболее ярким символом Новой школы, практическим воплощением идей активизации учебно-воспитательного процесса при постоянном изучении личности ребенка, его стремлений и интересов. И в этом смысле свободный текст — не только учебное упражнение, а прежде всего важный социально-психологический тест, с помощью которого можно лучше понять взаимоотношения ребенка и окружающей его социальной среды. Вместе с тем это совершенно новая, оригинальная концепция обучения родному языку. Традиционные методы, утверждал Френе, вынуждают детей имитировать речь взрослых, а беспрерывные однообразные упражнения на применение многочисленных грамматических правил способны вызвать подлинное отвращение. Свободные тексты, напротив, возвращают в школу родной язык как живое средство общения. Следует отметить, что советские педагоги в 20-х годах высоко оценивали применение печатного станка в учебных целях. А.П.Пинкевич, посетивший школу Френе, назвал типографию учебным пособием большой педагогической значимости. Он писал: «Для меня не существует никакого сомнения, что во французских условиях типография Френе представляет собой, безусловно, прогрессивный прием, доступный массовой школе».

Френе был принципиальным противником систематического использования учебников, особенно в начальной школе. По его мнению, учебники исключают возможность индивидуализации обучения, подавляют органические интересы ребенка, навязывают непосильную для него логику взрослого, прививают слепую веру в печатное слово.

Но чем заменить учебники? Ведь было очевидно, что все обучение нельзя строить на одних свободных текстах и на рассказах учителя. Ученик должен иметь в своем распоряжении материал, с помощью которого он мог бы систематически приобретать новые знания. Этой цели должны служить особые карточки, каждая из которых содержит либо какую-то часть учебного материала по тому или иному предмету, либо конкретное задание: текст для грамматического упражнения, арифметическую задачу, вопросы по истории, географии и т.п. Нумерованные карточки систематизируются по предметам или по комплексным темам и располагаются в специальных картотеках. Каждый учащийся с помощью учителя составляет для себя определенный набор карточек для занятий.

Содержание учебных карточек систематически пересматривается. Например, по какой-то теме карточка была составлена несколько лет назад, а за это время произошли изменения, появились новые сведения, а порой и новые оценки. В таком случае учитель может поручить группе старшеклассников составить новую карточку. Это считается весьма почетным заданием — дети выступают в роли авторов учебного пособия.

Высказывались опасения, что использование свободных текстов и учебных карточек в качестве основного учебного материала нарушает принцип систематичности знаний, ведет к их отрывочности и фрагментарности. Такие опасения нельзя считать абсолютно беспочвенными. Но неоспоримо, что оригинальные учебные пособия, созданные Френе, дают возможность каждому ребенку изучать программный материал в индивидуальном темпе и ритме, уделяя большее внимание тем вопросам, которые его особенно интересуют. Положительные черты такой системы особенно очевидны в условиях малокомплектной школы: старшеклассники получают индивидуальные задания, а учитель может уделять большее внимание малышам и отстающим.

Система Френе предусматривает четкое планирование учебного процесса. Учитель составляет месячный план работы для каждого класса. В нем содержится перечень тем по учебным предметам, подлежащим изучению согласно государственным программам для начальных школ. В соответствии с этим каждый учащийся составляет с помощью учителя индивидуальный недельный план, в котором отражаются все основные виды его работы. Составлению индивидуальных планов Френе придавал огромное значение, считая, что при такой системе каждый учащийся ясно понимает стоящие перед ним конкретные задачи, учится самостоятельно распоряжаться своим временем; у него повышается чувство личной ответственности.

Оценки успеваемости вообще не выставляются. Френе называл систему оценок одной из самых отрицательных сторон практики традиционной школы. По его мнению, оценки не только не служат надежным критерием интеллектуальных потенций ребенка, но и не отражают сколько-нибудь адекватно подлинного качества знаний. Оценки выставляются учителем бесконтрольно, поэтому трудно избежать случайностей, ошибок, а порой и пристрастного отношения, произвола. Поскольку в традиционной школе оценка является главным показателем успехов учеников, то это толкает их к обману, к показным усилиям, вызывает нездоровое соперничество, развивает тщеславие, стимулирует крайне индивидуалистические тенденции.

Здесь Френе затрагивал одну из самых устойчивых традиций французской школы. Показательно, что на нее указывали выдающиеся русские мыслители и педагоги еще в XIX в. «Представьте себе только одно то, — писал В.Г.Белинский, — что во Франции на публичных экзаменах в пансионах награждают детей за успехи не книгами, а возлагают на их головы венки, и этих лауреатов восхищенные родители привозят в театр на показ публике...»2[2]. На это же обращал внимание К.Д.Ушинский: «В самолюбии французская педагогика нашла сильнейший рычаг и работает им беспощадно. Для этой цели французские наставники изобрели множество гениальных средств: жалуют своих воспитанников орденами, производят их в чины и печатают их имена в газетах»3[3].

«Каждый за себя», «стремиться быть первым» — такими установками вплоть до недавнего времени была пронизана жизнь французских школьников. Действовала система так называемой классификации, т.е. установление порядкового места ученика в соответствии с его учебными успехами. «Первый», «третий», «седьмой» — подобные своеобразные «звания» присваивались каждому учащемуся.

Френе считал такую систему глубоко порочной. Он отмечал, что ребенок действительно любит состязаться со сверстниками и это вполне закономерно в спорте или играх. Но когда это переносится на учебу, создается совершенно неприемлемая нравственная атмосфера: одаренные или очень работоспособные дети «пыжатся» oт успехов, большинство же детей систематически испытывает горечь неудач, а это нередко наносит тяжелые душевные травмы, развивает комплекс неполноценности. Подлинная же задача школы — культивировать успехи, удачи, которые необходимы для самоутверждения личности. Поэтому мы стремимся, говорил Френе, как можно чаще подчеркивать успехи каждого из наших учеников: у одного — в чтении или счете, у другого — в рисовании или музыке, у третьего — в гимнастике или ручном труде, у четвертого — в организаторской деятельности.

Уделяя первостепенное внимание проблемам нравственного, гражданского воспитания, Френе заявлял, что именно в этой области назрела необходимость наиболее глубоких и серьезных перемен.

В послевоенные десятилетия проблемы воспитания молодежи вызывали все большую тревогу французской общественности. Постоянно росла детская и юношеская преступность. Большая доля ответственности за развитие такой криминогенной ситуации ложилась на систему образования. Значительное число подростков после окончания срока обязательного обучения (в 40—50-х годах он составлял 8 лет — с 6- до 14-летнего возраста) прекращали всякую учебу. На работу необученных молодых людей брали неохотно. В результате часть молодежи оказывалась в «социальном вакууме», что способствовало росту правонарушений и преступности.

Во французской литературе того периода мы встречаем многочисленные сетования по поводу того, что во многих случаях ни семья, ни школа не оказывают определяющего нравственного влияния на детей. «Наставления родителей и жалкие уроки морали входят в одно ухо и выходят из другого, — отмечал видный педагог А.Ложье. — Ребенок увлечен тем, что он видит в кино и на экране телевизора: убийства и насилия, победы гангстеров над блюстителями порядка, женщины легкого поведения и ночные клубы».

По мнению Френе, неэффективность воспитательных воздействий семьи и школы на детей и подростков связана с глубоко ошибочными исходными установками традиционной педагогики. Долгое время считали, писал он, что продолжительное школьное образование, усвоение ребенком значительного круга знаний само по себе ведет к повышению уровня нравственности и гражданского самосознания. Но события второй мировой войны, ужасы концлагерей, изощренные пытки, усиливающаяся угроза атомной катастрофы — все это показало, что между образованностью и нравственным прогрессом нет прямой связи.

Френе указывал на большую опасность авторитарной педагогики, требующей слепого подчинения детей учителю. При «дрессировке на послушание» ученик привыкает исполнять распоряжения, но теряет способность критически мыслить; «после страшного опыта фашизма такая система воспитания не должна бы иметь защитников».

Крайне резкие возражения вызывает у Френе так называемый словесный метод нравственного воспитания. По его мнению, совершенно бесполезно и даже вредно без конца твердить детям традиционные наставления: будь вежливым и послушным, великодушным и услужливым, хорошо относись к своим товарищам, уважай учителя и т.п. Нравственность, писал Френе, напоминает грамматику. Мы можем превосходно знать правила, но не уметь применять их в текущей жизни. Более того, формальное усвоение нравственных правил даже опасно, ибо создает впечатление, что отныне уже не нужно никакого особого усилия, чтобы руководствоваться ими в своем поведении. Подлинно нравственному поведению может научить только сама жизнь, т.е. конкретный опыт ребенка.

Не все эти утверждения Френе можно безоговорочно принять. Он справедливо критиковал систему нравственного воспитания, сводившуюся в основном к постоянному повторению учителем избитых прописных истин морального катехизиса. Но ведь к тому, что Френе пренебрежительно называл словесным воспитанием, относятся и рассказы учителя о героизме, великодушии, бескорыстной дружбе, и знакомство с положительными литературными героями. Все это обладает большой силой воздействия на детей и, безусловно, способствует нравственному воспитанию. Содержание так называемого словесного воспитания всегда отражает совокупность этических норм, характерных для данного общества, но в определенной степени имеющих общечеловеческое значение. Вряд ли можно полагать, что нравственные представления и черты гражданского самосознания могут сложиться у ребенка лишь на основе его личного опыта в условиях некой «школьной робинзонады».

Несомненен, однако, позитивный характер основополагающего тезиса Френе, согласно которому необходимо так строить деятельность школы, чтобы всей ее организацией ученики воспитывались в духе взаимопомощи, взаимоуважения, ответственности, личного достоинства. Значительный вклад в реализацию этих целей вносят, по мнению Френе, предлагаемые им методы обучения и специфическая организация учебного процесса. Но этим он не ограничивался. Исключительно важные воспитательные функции возлагались на самоуправление учащихся.

В школе, работающей по методам Френе, создается так называемый школьный кооператив, членами которого являются все учащиеся. Во главе кооператива стоит совет, куда входят несколько учеников и учитель. Под контролем совета находятся хозяйственная деятельность школы и работа по самообслуживанию. Наконец, совет является дисциплинарной инстанцией, рассматривает случаи нарушения порядка в школе, заслушивает провинившихся учеников, разбирает конфликты между ними, решает вопрос о поощрениях и наказаниях.

В совете кооператива обеспечивается полная свобода слова, решения принимаются путем голосования. Правда, учитель имеет право «вето», но рекомендуется, чтобы он пользовался им как можно реже. Состав совета ежегодно обновляется.

Френе указывал на недопустимость такой организации школьного самоуправления, когда одни учащиеся привыкают всегда видеть себя руководителями, а другие смиряются с ролью простых исполнителей. Нельзя также допускать, чтобы из среды учащихся выделялась группа «надзирателей», которая под предлогом наблюдения за порядком могла бы дать волю своему властолюбию: «лучше уж традиционная школа с гуманным учителем, чем такой кооператив».

Каждую субботу во второй половине дня проводится общее собрание кооператива. Это — событие в жизни школы, к которому все готовятся. Дежурные ученики приводят в порядок классную комнату, делают выставку лучших работ за неделю — свободных текстов, рисунков, альбомов, изделий из дерева и картона.

Собрание, которое ведет председатель, избираемый из числа старшеклассников, главное внимание уделяет рассмотрению школьной стенной газеты. Тут следует дать пояснение: в школе Френе стенная газета абсолютно своеобразна и резко отличается от привычных нам стенгазет. Каждый понедельник в школьном коридоре вывешивается большой лист плотной белой бумаги. Он разделен на четыре колонки: «Я. критикую», «Я хвалю», «Я хотел бы», «Я сделал». Рядом с листом привязан карандаш, и учащийся в любой момент может сделать ту запись, которую он хочет. Стирать запрещено. Каждая запись должна быть непременно подписана, чтобы исключить возможность анонимных доносов.

В работах Френе проводится большое число таких записей, сделанных детьми разного возраста. Эти материалы хорошо отражают дух школы Френе, характер взаимоотношений между школьниками, их раскованность и открытость, доброжелательность и взаимную требовательность, глубокий интерес ко всему, что происходит в школе, постепенно складывающееся у детей чувство собственного достоинства.

Председатель собрания зачитывает записи, а собрание требует объяснений от их авторов и от тех, кто подвергался критике. Обсуждение порой проходит очень бурно, но собрание — не суд, оно, как правило, не наказывает, а призывает исправиться. Тот, кто влез в классную комнату через окно, должен вымыть подоконник, кто угодил камнем в соседнюю оранжерею, должен сам пойти к хозяину извиниться и предложить помощь при ремонте. Одно из самых суровых решений собрания в отношении нарушителей дисциплины – запрет на определенное время делать записи в стенгазете. Дети переживают такое наказание очень остро. И если в традиционной школе, отмечает Френе, ученик говорит обидчику или нарушителю порядка: «Я пожалуюсь на тебя учителю», то у нас в ходу другая формула: «Я буду критиковать тебя в стенгазете». Что же касается записей из рубрики «Я хвалю», то наиболее обоснованные из них встречаются аплодисментами собрания, и это — высшая награда.

Школьное самоуправление, по мнению Френе, социализирует детей, готовит их к будущей самостоятельной жизни. Однако, подчеркивал он, кооператив не должен в точности подражать учреждениям взрослых, заниматься «обезьянничанием». Деятельность школьного самоуправления должна соответствовать особенностям детской психологии, отвечать органическим интересам учащихся.

Такова разработанная Френе идеальная схема организации учебно-воспитательного процесса в начальной школе. И хотя рекомендации Френе не всегда полностью реализуются его последователями, они служат для них своеобразным эталоном, образцом для подражания.

Определить сколько-нибудь точно число последователей Френе нелегко, но, по имеющимся подсчетам, на рубеже 80-х и 90-х годов более 10 тысяч французских учителей полностью или частично применяли его методы. Другого такого массового неформального и вместе с тем персонифицированного педагогического течения сегодня нет не только во Франции, но, пожалуй, нигде в мире. В этом смысле «френизм» — поистине уникальное явление.

В ежегодных конгрессах созданной Френе Федерации сторонников Новой школы принимают участие до тысячи делегатов, среди которых есть и учителя из других стран. Продолжается выпуск основанных Френе педагогических журналов. И каждый номер журнала непременно открывается выдержкой из какого-либо произведения Френе. Регулярно издается серия методических пособий под общим названием: «Педагогика Френе. Документация ДЛЯ учителей». Постоянно переиздаются книги и брошюры самого Френе.

Современные последователи Френе подчеркивают международное значение его системы. «Педагогика Френе, — пишет один из руководителей Федерации сторонников Новой школы, — не является специфически французской, как Эйфелева башня. Френе вызвал живой интерес среди педагогической общественности многих стран Европы, Латинской Америки и Африки, поскольку он уловил и выразил те объективные требования, которые демократическое общество должно предъявлять школе».

Система Френе пользуется значительной известностью во многих странах. В последнее время система Френе стала привлекать внимание и российских педагогов. Несколько московских школ установили переписку с французской Федерацией френистов. Проводятся совместные конференции российских и французских учителей по изучению и использованию опыта педагогики Френе. Основополагающие тезисы Френе во многом созвучны идеям наших педагогов-новаторов, стремящихся к созданию подлинно гуманистической школы.

За десятилетия, прошедшие со времени смерти Френе, в мире произошли огромные изменения, касающиеся разных сфер общественной жизни, включая и образование. Существенно меняются социальные задачи и педагогические функции разных типов учебных заведений. Модернизируются содержание и методы учебной и воспитательной работы школы. Все большее распространение получают новейшие технические средства обучения, о которых еще недавно мечтали фантасты-футурологи. Естественно поэтому, что отдельные конкретные рекомендации Френе могут сегодня показаться устаревшими. Но основные принципы его системы — строгий учет особенностей возрастной психологии и разнообразия способностей и склонностей учащихся, эффективные способы стимуляции их интеллектуальной и эмоциональной активности, воспитание в духе высоких нравственных и гражданских идеалов — сохраняют свое актуальное значение и представляют ценный вклад в сокровищницу мировой прогрессивной педагогики.

Педагогические взгляды Френе в течение 45 лет его деятельности, естественно, не оставались абсолютно неизменными, что отражалось и в его произведениях. В данное издание включено несколько работ Френе, созданных в период с 1946 по 1960 г. Составляя лишь часть научного наследия Френе, они тем не менее дают довольно полное представление о его теоретических взглядах и практической педагогической деятельности.

Книгу открывает работа «Новая французская школа», в которой подробно рассказывается, как должен быть организован учебно-воспитательный процесс в сельской однокомплектной школе в соответствии с системой Френе. Впервые работа вышла в 1946 г., а затем неоднократно переиздавалась. Далее идут два произведения Френе, опубликованные в 1960 г., о проблематике которых выразительно говорят их названия: «Нравственное и гражданское воспитание» и «Формирование личности ребенка и подростка». Затем следует «Обращение к родителям» (1951) — популярная брошюра, адресованная жителям села, где автор обращает внимание на сложные условия жизни и труда сельского учителя, призывает родителей к тесному сотрудничеству со школой. Книгу заключает одна из последних работ Френе – «Педагогические инварианты» (1964). Структура этой работы весьма своеобразна В ней ставится ряд важных педагогических проблем, на каждую из которых предлагается три принципиально разных ответа.

Читатель (предполагается, что это будет именно учитель) должен в каждом случае выбрать один из них. Сопоставление этих ответов позволит ему осознать, какой системы педагогических взглядов он придерживается: является ли он «традиционалистом», либо сторонником новых методов, либо еще не определился с достаточной четкостью своих позиций. В настоящем издании работы Френе публикуются с небольшими сокращениями: сняты имевшиеся повторы и опущены некоторые второстепенные делали.

В отличие от тяжеловесных академических сочинений ряда педагогов-теоретиков работы Френе написаны живо и выразительно, в расчете именно на массового читателя. В них много ярких примеров, интересных сравнений, они проникнуты духом гуманизма и самоотверженной любви к детям.

Б.Л. Вульсон



hello_html_2e0275a1.gif


1[1]Колпак, который в виде наказания надевали на голову школьнику во время занятий.

2[2]Белинский В.Г. Поли. собр. соч.: В 5 т. - М„ 1953. - Т.5. - С. 97.

3[3]Ушинский К.Д. Собр.соч.: В 2 т. - М; Л., 1948. - Т.2. - С. 100.

Очень низкие цены на курсы переподготовки от Московского учебного центра для педагогов

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 65% скидки при обучении на курсах профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: KURSY.ORG


Общая информация

Номер материала: ДA-045827

Похожие материалы

Получите наградные документы сразу с 38 конкурсов за один орг.взнос: Подробнее ->>