Выдаём удостоверения и дипломы установленного образца

Получите 5% кэшбэк!

Запишитесь на один из 793 курсов и получите 5% кэшбэк стоимости курса на карту

Выбрать курс
Инфоурок Русский язык Другие методич. материалыМетодические рекомендации по развитию духовно-нравственного воспитания на уроках литературы

Методические рекомендации по развитию духовно-нравственного воспитания на уроках литературы

Скачать материал
библиотека
материалов

ОБЛАСТНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ

УЧРЕЖДЕНИЕ СРЕДНЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ДИМИТРОВГРАДСКИЙ ТЕХНИКУМ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ

ТЕХНОЛОГИЙ ИМЕНИ ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА М.С.ЧЕРНОВА»

МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УЛЬЯНОВСКОЙ ОБЛАСТИ


433508, Ульяновская обл., г. Димитровград, тел. 8(84235)2-66-42

ул. Прониной, д.19





УТВЕРЖДАЮ

Директор ОГБОУ СПО ДТПТ

____________Р.Ш.Аглиуллов

(подпись, печать)



«ПРИОБЩЕНИЕ К ИСКУССТВУ СЛОВА»



МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО РАЗВИТИЮ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОГО ВОСПИТАНИЯ НА УРОКАХ ЛИТЕРАТУРЫ

Срок реализации: 3 года

Возраст детей: 15 – 18 лет



Разработчик:

Свистунова Л.И., преподаватель

русского языка и литературы



Димитровград - 2014

Введение

Для чего изучать литературу?

Нет ничего хуже, чем принуждать к чтению и при этом говорить о его великом значении. Принуждать к удовольствию – это именно отвращать от удовольствия….

Думаю, что беда преподавателя литературы в школе не от того, что учебники скучные, а именно от того, что детей принуждают к чтению, а не приучают и не приманивают.

Виктор Розов













































Введение

По отношению к читателю искусство выполняет многообразные функции. Оно вызывает бескорыстное, эстетическое наслаждение. Оно служит каналом связи писателя с читателем. (Для этого читатель должен обладать элементарными знаниями «представлениями о «языке», о словесном художественном образе, о строении художественного произведения). Оно является могучим средством познания жизни и воспитания читателя. Познавательное значение литературы – познание душой. История человечества, в общем-то написана. Если собрать все книги мира, описывающие события в разных странах, можно составить такую историю. Но только очень немного событий, всего несколько страниц из этой миллионностраничной эпопеи человечества «познано душой». Именно стремление «познать душой» наше героическое и трагическое прошлое вызывает повышенный интерес современных читателей к историческим романам и повестям, к произведениям о сталинском времени.

Литература не обманывает чаяний и ожиданий читателей. Недаром в осмыслении жизни и событий пятидесятилетней давности она оказалась далеко впереди исторической науки. Главный предмет литературы - человек, его внутренний мир, его отношения к другим людям, к обществу, природе. Нельзя ограничивать роль литературы только эстетическим наслаждением, или только познанием действительности, или только развитием интеллектуальных качеств учащихся, или только их нравственным развитием. Нужен комплексный подход к литературе, так как нужно и то, и другое, и третье. Данная тема является актуальной на современном этапе преподавания литературы, ибо литература обладает важнейшей функцией – воспитательной.

Главная общая цель изучения литературы: ввести учащихся в мир прекрасного, приобщая их к образцам отечественной и мировой художественной культуры, к духовным исканиям выдающихся писателей, воспитать потребность в чтении, научить принимать художественное слово и на этой основе формировать понимание жизни, активное отношение к действительности, идейно-нравственные позиции, эстетические вкусы, взгляды, потребности, высокую общую и читательскую культуру.

В наши дни основной задачей является гуманизация и гуманитаризация литературного образования.

Гуманизация образования - это усиление направленности на формирование личности, развитие у молодежи внимания и уважения к общечеловеческим ценностям, ценностям культуры и природы, формирование готовности их охранять и приумножать, это воспитание активного неприятия консервативных и реакционных тенденций и явлений общественной жизни.

Гуманизация образования – это создание условий для проявления и развития человеческих способностей, творческого потенциала, самостоятельности, гражданских качеств подрастающего поколения. Гуманизация образования предполагает повышение роли учащегося в учебном процессе. С гуманизацией образования теснейшим образом связана его гуманитаризация. Понимаем под последней конкретные вопросы содержания образования и организации учебно-воспитательного процесса: место и роль предметов гуманитарного цикла в учебном плане, повышение мировоззренческого, общекультурного, нравственного, эстетического потенциала всех предметов, усиление их воспитательного воздействия на учащихся.

Необходимо усилить нравственно-эстетическую направленность изучения предмета. По сути своей учащиеся отчуждены от художественного слова: роль чтения в их жизни, а тем более чтения вдумчивого, глубокого заметно снизилось.

Гуманитаризация образования призвана восстановить и утвердить высокую воспитательную миссию литературы. Для этого необходимо восстановить в правах и усилить роль чтения во всех его видах - на уроках и дома, в классе и за его пределами.

«Без чтения нет настоящего образования, нет и не может быть ни вкуса, ни слога, ни многосторонней шири понимания».

/Герцен/

«Есть только одно средство стать культурным человеком – чтение. Ничто не может его заменить.

/Андре Моруа/

«Одна из основных задач преподавания литературы - воспитание у детей любви к чтению. Условия этого - хорошие книги, хорошая программа, вдохновенный учитель и обязательно деятельность учащихся, связанная с изучением литературы.

/Андре Моруа/

На основе чтения и изучения художественного произведения развивается эстетическое чувство, обогащается духовный мир учащихся, укрепляется потребность в постоянном притоке художественных впечатлений в общении с книгой.

Учащийся при чтении произведения обогащает свои представления о мире, искусстве, находит личностный смысл, пищу для размышлений, поэтому программа преподавания литературы должна развивать творческие способности учащихся.

Эстетическое восприятие произведения не должно быть оторвано от политической жизни. Не случайно интересны на данном этапе произведения прошлых лет.

Политическая культура становится неотъемлемой частью читательской культуры.







Чему учить?

Как строить курс литературы?

Каждого преподавателя интересует вопрос, вызывающий полемику: какие произведения необходимо изучать? В течение десятилетий и даже веков складывался золотой фонд литературы. В литературе важны не только отражённые в ней явления, процессы, конфликты объективной действительности, но и мысли, чувства, представления писателя, его личностная позиция, выраженная в системе художественных образов.

Жизненный, нравственный, эстетический опыт, не почерпнутый из произведений Пушкина, не может быть пополнен чтением Некрасова или Тургенева. В литературоведении и искусствознании разрабатывается понятие «художественная картина мира». Полная эта картина складывается из всех художественных произведений всех веков и народов.

Критериями отбора художественных произведений для изучения в соответствии с целями литературного образования служат:

  1. Разнообразие по жанрам, методам, стилям, изображаемым эпохам, конфликтам, героям, позволяющее обогатить читательский опыт учащихся;

  2. Высокий идейный и художественный уровень отбираемых произведений, их познавательное и воспитательное значение;

  3. Их место в творчестве писателя и литературном процессе;

  4. Их доступность учащимся.

Преподаватель должен стремиться к тому, чтобы у учащихся сформировалось желание обращаться к произведению. К отбору произведений необходимо подходить с критерием интереса, который они вызывают у учащихся.

Русская литература - одна из богатейших в мире. Она включает в себя число произведений, являющихся ценностями мирового значения. Изучение русской литературы играет важную роль в патриотическом воспитании учащихся, воссоздает в их сознании художественную картину жизни русского народа в прошлом и настоящем, формирует их ответственность перед историей, перед настоящим и будущим своего народа, перед человечеством. Мы учим учащихся видеть слово, входить в мир писателя, ставим задачу заинтересовать их литературой, разбудить мысль и чувство. При этом огромная роль отводится чтению. Учащиеся должны быть знакомы с творчеством А.Н.Островского, И.А.Гончарова, И.С.Тургенева, Н.А.Некрасова и других поэтов середины ХIХ века, с романами Н.Г.Чернышевского, Ф.М. Достоевского, Л.Н.Толстого, с выдающимися художниками ХХ века и послеоктябрьской эпохи.

Необходимо последовательно проводить в жизнь дифференциацию образования, создавать группы с углубленным изучением предмета. В одних группах целесообразно сочетать более или менее самостоятельные разборы одних произведений, в других – «глобальное» изучение, в третьих – обзорное изучение, в четверных - самостоятельное чтение. Ни в коем случае нельзя оставлять без внимания вопросы самообразования учащихся, в особенности их самостоятельное домашнее чтение (большая роль отводится внеклассной работе по предмету).

Изучение литературы в рамках программы не может решить задач литературного образования. Неоднократные исследования, проводившиеся в последние годы, свидетельствуют о падении интереса к классике и чтению художественной литературы. Поэтому нужна гибкость при составлении программ: читать классику необходимо, так как она формирует высокие качества личности, но классика ложиться лишь на подготовленную почву, к серьезному чтению надо подводить постепенно. На внеклассных занятиях должны читаться произведения детской и приключенческой литературы, фантастика.

В последние годы в активный фонд читателя вошли произведения, долгие годы бывшие под запретом или публиковавшиеся за рубежом (А.Бека, В.Гроссмана, А.Платонова, М.Булгакова, В.Ходасевича, В.Набокова). Картина русской литературы становится более широкой, сложной. Без этих произведений немыслим современный курс литературы. Конечно, далеко не все эти произведения следует включать в обязательный минимум, с ними можно познакомиться на факультативах, на внеклассных занятиях, при самостоятельном чтении.

Учащиеся должны быть убеждены, что без освоения определенных теоретических знаний невозможно разобраться в художественном произведении. Что касается понятий о родах и жанрах литературы, о строении художественного произведения, о художественной речи, в частности о речи стихотворной, то они важны, так как помогают проникнуть в глубины художественного произведения.

Курс литературы выполняет серьезные воспитательные задачи, вооружает учащихся определенными знаниями. Учащиеся должны владеть знаниями о литературе, чтобы войти в художественный мир писателя, увидеть и оценить события в них, соотнести с жизнью - минувшей и настоящей, проникнуть в глубины мысли автора.















Эмоции, слитые с разумом.

Писатель пишет для того, чтобы прочли другие люди, если не сейчас, то в более или менее отдаленном будущем. Итальянский писатель Э.Филиппини говорил: «В литературе идеи и чувства превращаются в слова, чтобы вновь стать идеями и чувствами рецептора». Л.Н.Толстой писал: «Искусство есть одно из средств общения людей между собой». Особенность художественной литературы в том, что в ней объективное слито с субъективным: конфликты, явления, социальные типы, мир вещей и природы, послужившие источником художественных обобщений, преломляясь в сознании писателя, получают «инобытие» в его произведении, несут на себе «гербовую печать» его личности, его мыслей, чувств, пристрастий, симпатий, антипатий.

Иногда фантазия художника может быть далека от действительности, но источником фантазии всегда будет действительность, своеобразную информацию о которой – иногда более достоверную, иногда менее достоверную – несет в себе художественное произведение.

Через «живую душу» с помощью « внутреннего зрения», как говорил Гегель, читатель пропускает создание художника слова. Равнодушное или нейтральное отношение к произведению искусства возникает не вследствие свойств самого искусства, а потому, что воспринимающий искусство не подготовлен, эстетически не развит, что произведение чуждо его жизненному и художественному опыту. В обоих случаях речь идет об обогащении внутреннего мира, о развитии эстетической культуры читателя, зрителя, слушателя. Необходимое условие успешной встречи художника и воспринимающего искусство – возникновение «вольтовой дуги», эмоции между этими двумя плоскостями. Мир творения искусства должен затрагивать, пусть некоторыми своими сторонами, душу читателя. Речь идет об эмоциях эстетических, поставляющих материал для художественной мысли. Эстетическая эмоция связана с мышлением, это « умная эмоция». Воспринимая картины жизни, нарисованные художником слова, человек не может не размышлять, не сопоставлять с тем, что уже испытал и знает, с тем, что подсказывает ему воображение, фантазия.

На первых ступенях читательского развития воспринимающий литературу переносит «на себя» поступки и характеры героев художественного произведения. Позднее, с возрастом и обогащением читательского опыта, развивается дистанцированное восприятие, когда эстетическое наслаждение дополняется размышлением, чтение прерывается раздумьями, читатель не только переносит художественное произведение «на себя», но осмысливает его в связи с собой. Читатель каждую последующую фразу соотносит с предыдущей, по - своему прогнозирует развитие событий. В этом процессе активно действует и мысль читателя, и автоматизированные навыки, но только не одни голые эмоции. В ходе первичного восприятия произведения читатель оценивает так: «нравится – не нравится». При дистанцированном восприятии и после чтения читатель обдумывает произведение в целом, смысл и значение его элементов в частности.

Логическая мысль читателя активизируется в сценах философских, политических споров героев (романы Тургенева, Достоевского, В.Гроссмана). Художественный мир произведения, воссоздающий по своим законам мир реальных человеческих отношений, включает в себя все богатство жизни, беспокойную, ищущую мысль человека. Вот почему восприятие искусства – это не только эмоции, но эмоции, слитые с разумом. Читатель – своеобразный «сотворец» произведения, он, воспринимая произведение, привносит в него свой опыт, свои ассоциации и оценки, в общении с писателем развивает свои способности, лучше познает себя, переосмысливает свои жизненные критерии, то есть незаметно для себя, даже бессознательно, втягивается в процессы саморазвития и самовоспитания. Для читателя художественное произведение – с его объективным и субъективным содержанием – выступает как объект восприятия, объект познания. Этот объект воспринимается и осмысливается читателем через призму субъективного, личностного, индивидуального сознания.

Таким образом, действительность, отображенная в художественном произведении, оказывается дважды преломленной через субъективное – сначала через сознание автора, а затем через сознание читателя.

Болгарский литературовед Пантелей Зарев исследовал соотношение трех явлений (текст, подтекст, надтекст). Подтекст возникает в результате взаимодействия текста и контекста: сказанного, недосказанного, подсказанного. Когда Аня в «Вишнёвом саде» Чехова на реплику Вари «У тебя брошка вроде как пчелка» отвечает печально: «Это мама купила», мы понимаем, что тон ее ответа связан не с брошкой, а с теми невеселыми обстоятельствами, которые переживают обитатели имения, в частности Варя.

Восприятие подтекста читателем как бы программируется писателем, а уже от индивидуальных качеств читателя зависит, адекватно ли он воспримет или останется глух к нему вообще. Надтекст принадлежит целиком сознанию читателя, зависит от его духовного мира. Подтекст может содержаться в реплике, изречении, более крупном отрывке произведения.

И еще одна особенность восприятия искусства: воздействие художественного текста на читателя не прекращается с актом чтения и слушания, впечатления от чтения, читательские образы, мысли, вызванные произведением, вступают в сложные отношения с тем, что уже известно и освоено, и с тем, что человек узнает и осваивает далее. В этом плане «чистого» восприятия не существует: каждое произведение в сознании читателя так или иначе живет в сложном и противоречивом единстве с другими, осмысливается как бы в контексте других произведений не только близких, но и далеких от него по тематике, проблематике, художественной форме.

Итак, субъективность восприятия и оценки творения искусства – закон жизни художественных произведений.

По – разному истолковали роман «Отцы и дети» в 60-е годы 19 века. В наши дни высказаны диаметрально противоречивые мнения о Базарове, в течение десятилетий подвергалось переакцентировке творчество Достоевского, по-разному интерпретируют театры пьесу Горького «На дне». Количество трактовок художественных произведений бесконечно. Но именно эта многозначность, помноженная на разнообразие коллективных и индивидуальных восприятий, помогает раскрывать все новые и новые грани содержания и формы художественных произведений. Преподаватель должен поощрять учащихся за самостоятельный, «нестандартный» подход к произведению, стимулировать этот подход. Общение читателя с писателем – процесс интимный. Но пробудить чувство, направить мысль своего питомца педагог может и должен (например, учащийся заявляет, что не любит Достоевского потому, что у писателя нет положительного героя). Здесь необходимы тактичные советы, разъяснения. Уверенности нет в том, что учащийся изменит свое мнение, но уже задумается во всяком случае. Если учащийся согласился с мнением критика, учителя, автора учебника сознательно, обнаружил, что это мнение стало для него своим, - согласимся с ним. Хуже, когда учащийся равнодушен ко всему и вообще никакого мнения не имеет. Полноценное восприятие нужно готовить, а не ограничиваться интуитивными, полусознательными и пестрыми впечатлениями от первого чтения произведения.

В науке и литературе, в эстетике, психологии намечены различные виды и уровни художественного восприятия.

Низший уровень восприятия – интуитивный, но он богат «лирическими» житейскими эмоциями, которые при соответствующих условиях могут быть переведены в эстетические и стать благоприятной почвой для вхождения читателя в художественный мир произведения. Этот уровень характеризуется наивным реализмом.

В повести В.Каверина «Двухчасовая прогулка» ученый биолог Коншин, попавший с любимой девушкой Машей на представление «Трех сестер», все происходящее на сцене «примеряет» к своей жизни, к своему чувству, воспринимая действующих лиц пьесы как своих родственников. Ассоциации, власть которых он испытывает, не корректируемые подлинной читательской культурой, далеко увели его от искусства. Чувство эстетического наслаждения от происходящего на сцене подменено житейской эмоцией от соседства с любимой девушкой. Может быть, в данной конкретной ситуации это и объяснимо, и оправдано, но как принцип не может быть культивируемо, ибо лишает человека тонких, глубоких и ничем не заменимых переживаний. В той же повести В.Каверина представлен еще один тип восприятия. Маша, узнав о реакции Коншина на спектакль, говорит: «А у меня нет этого чувства. Я смотрю и думаю: «Так вот как все это было». Личностный эмоциональный интерес у героини к пьесе не возник.

Высший уровень художественного восприятия - концептуальный, когда читатель душой и разумом воспринимает и пафос, и колорит произведения во всех его нюансах, сознает, что перед ним творение фантазии, ума, воли писателя, и в то же время видит в художественных картинах переломленную живую жизнь и испытывает полноту эстетического чувства при постижении содержания и формы произведения искусства слова. Читатель и отождествляет себя с героями, и вступает с ним в спор, принимает или в чем-то отвергает позицию автора, иными словами, он оценивает произведение незаметно для себя или сознательно, делая нравственные, политические, философские выводы.

Как же добиться концептуального и в то же время личностного восприятия? Как сделать, чтобы произведение, сохраняя личностный смысл для читателя, выступало для него одновременно как большое художественное обобщение? Начинать следует с чтения литературного произведения – чтения тихого. Только вот беда состоит в том, что многие учащиеся не любят читать, не любят потому, что читать не умеют – в прямом и полном значении этого слова. Не владеют «техникой чтения». Где уж тут появиться эстетическому наслаждению, концептуальному восприятию! Для них чтение – тяжкий, почти физический труд.

Что же делать в этом случае? Читать вслух – сначала самому учителю, а затем втягивать в такое чтение и учащихся. Читать медленно, делая иногда короткие паузы, чтобы дать возможность вслушаться в текст, в слово, в ритм фразы, постараться поднять уровень понимания художественного текста. Надо больше уделять внимания чтению, чтобы научить учащихся чувствовать красоту изображенных героев. Допустим, что учащиеся владеют в достаточной мере техникой чтения. Как известно, восприятие бывает преднамеренным и непреднамеренным. Последнее – это самостоятельное, свободное домашнее чтение. В школе, в любом учебном заведении преобладает чтение обязательное, требующее восприятия преднамеренного. За пределами учебного заведения, в домашних условиях, человек может свободно выбрать книгу, отказаться от чтения той книги, которая почему-то его не увлекает, прервать чтение; наконец, ставя перед собой цели самообразования, может приказать себе какую-то книгу прочитать. Приказ себе воспринимается легче, чем приказ другого. При обучении чтение не может быть основано только на непреднамеренном восприятии, а понуждение далеко не во всех случаях дает нужный эффект. Встает вопрос о мотивации чтения и учения вообще. Преднамеренное чтение надо сделать интересным и нужным, чтобы развить в нем потребность учащихся. Первое решение, лежащее на поверхности, - увлечь сюжетом книги, личностью героя, необычностью судьбы писателя. В юном возрасте детей привлекают остросюжетные произведения, яркие герои. Старшие подростки более серьезное внимание уделяют мыслям и чувствам, воплощенным в произведении, авторскому началу в художественном творчестве. И далее, с годами, юный читатель начинает глубже воспринимать и ценить качество художественного изображения.

Есть очень много приемов, пробуждающих интерес к чтению: выразительное чтение наиболее ярких страниц книги, сопровождаемое словом педагога о том, почему именно он выбрал эти страницы для чтения. В редких случаях чтение по принципу периодической печати – «продолжение следует», когда звучат острые в сюжетном отношении отрывки и на кульминации чтение обрывается («узнайте сами»); выставки книг с отзывами писателей, критиков, ученых; «круглые столы» для обсуждения книги, дата о которых объявляется заранее и к которым готовятся учащиеся; литературные вечера, игровые « телестудии», в которых ведут разговор о книге ученики – «журналисты»; подготовка альманахов (рукописных, с текстами стихотворений или их перечнем, но обязательно с обоснованием, почему именно эти стихотворения выбраны для включения в альманах); лекции учителя о судьбе писателя и его книг, уроки в библиотеке, где учащиеся наглядно знакомятся с некоторыми изданиями. Среди перечисленных приемов приоритет, безусловно, принадлежит выразительному чтению. Помимо определенной домашней подготовки оно требует создание в классе атмосферы ожидания, соответствующего настроя на восприятие произведения прозаического или стихотворного. Ничем не заменимо эмоциональное, искреннее слово учителя. Всякие попытки сконструировать «эмоциональную партитуру» урока, разметить заранее, где нужно говорить, «тепло и задушевно», где «проникновенно», а где «торжественно» или «задумчиво» ни к чему, кроме фальши и конфуза, не ведут: декоративный камин не греет, только огнем вызывает огонь. Разумется, первое слово учителя – это начало.

ЛИРИКА – сложный род литературы. Не случайно социологические исследования неизменно фиксируют невысокий уровень увлечения молодежи поэзией. Но ничто так не помогает приобщиться к миру искусства, найти отклик, созвучие своим сокровенным переживаниям, как лирическая поэзия. Изучение лирики раскрывает перед читателем личность автора, приобщает к гармонии и красоте искусства, заставляет почувствовать не только емкость поэтического слова, но и выразительность тона, которым оно пронизано, и глубину, и насыщенность стихотворных пауз. Изучение лирики совершенствует культуру восприятия художественной литературы в целом. В стихотворении «Вновь я посетил…» - средоточие мотивов пушкинской поэзии: любовь к земному, светлая грусть от сознания быстротечности человеческой жизни, мудрая вера в бесконечность смены поколения, торжествующей над разрушением и тлением.

Обратим внимание учащихся на такое с виду парадоксальное явление: стихотворение, насыщенное большой философской мыслью, почти с документальной точностью воссоздает пейзаж и колорит Михайловского, где поэт провел «изгнанником два года незаметных». Итак, почему в произведении большого обобщающего значения мы видим «уголок земли» во всей его конкретной неповторимости: и «опальный домик», и « холм лесистый», и озеро, синеющее «меж нив златых и пажитей зеленых», и «берега отлогие», по которым рассеяны деревни с покривившейся мельницей, и изрытую дождями дорогу, и три сосны при въезде в «дедовские владения», и молодую рощу подле них? Вспоминая няню, поэт не забывает сказать о раздававшихся когда – то за стеной ее шагах тяжелых; рисуя рыбака на озере, оживляет картину такой деталью: «Плывет рыбак и тянет за собой убогий невод». Все бесконечно близко поэту в этом «уголке земли». С ним связано дорогое сердцу прошлое. В словосочетании « уголок земли» акцент падает не только на слово «уголок», но и на слово «земли». Да, в тяжелые годы ссылки поэт ощутил полноту жизни, с ее радостями, горестями, грустью, тоской одиночества и теплом общения с близким человеком. И от мысли об этом незабвенном уголке поэт естественно и незаметно переходит к раздумьям о земной жизни вообще, о смысле человеческого бытия, о будущих поколениях, которым суждено воспринять и почувствовать ту же полноту и сложность жизни. Сплав конкретного бытового как исходного момента для высоких раздумий о конечном и бесконечном по-своему отразился в лексике стихотворения: слова «высокого штиля» в нем соседствуют со словами разговорными и даже просторечными:

Минувшее меня объемлет живо,

И, кажется, вечор еще бродил

Я в этих рощах.

Вот опальный домик,

Где жил я с бедной нянею моей

Уже старушки нет – уже за стеною

Не слышу я шагов ее тяжелых,

Ни кропотливого ее дозора.



А далее – «златые нивы», «неведомые воды», «берега отлогие», «младая роща», и – «убогий невод», «скривилась мельница, насилу крылья ворочая при ветре». Соединение разнородных, разностильных слов, однако, не режет слуха, наоборот, включенные в мерную стихотворную речь, они приобретают новое качество и создают широкую панораму «уголка», распахнутого в просторы «земли» и жизни. Стремясь сохранить колорит места и времени и вместе с тем очистить стихотворение от всего слишком личного и случайного, Пушкин, работая над ним, изъял строки, которые сами по себе совершенны («Об испытаньях юности моей. О мнимой дружбе, сердце уязвившей мне горькою и ветреной обидой»). Это пример высокого чувства гармонии, требовательности гения к себе и понимания общезначимого смысла произведения.

Неизмеримо воспитательное воздействие на учащихся лирики любовного чувства, несмотря на то, что велик разрыв между их жизненным и эмоционально-эстетическим опытом, эстетически осмысленным опытом выдающихся поэтов. Любовная лирика Пушкина – это жемчужины русской и мировой поэзии. «Я помню чудное мгновенье…» - гимн любви, пробуждающей все силы души человеческой, стремление к творчеству, к высокому и прекрасному… «На холмах Грузии…» - светлая печаль и сладкая грусть по любимой женщине, делающая сердце особенно чутким к красоте окружающего мира. «Я вас любил» - произведение тонкое, гуманное, исполненное глубокого уважения к женщине, и вместе с тем рисующее перипетии интимного чувства («Я вас любил безмолвно, безнадежно. То робостью, то ревностью томим..». Рядом с этими шедеврами – лермонтовское «Как часто, пестрою толпою окружен...», сознательное противопоставление идеала любви, идеала прекрасного – пошлой действительности.

Великая лирика прошлого формирует не только широту горизонтов, любовь к жизни, благородство человеческих отношений, но и стойкость перед лицом нелегких, иногда трагических обстоятельств. Любовное чувство выдающихся поэтов прошлого знало и тяжесть утрат, и горесть расставаний. Лирика прошлого сильна не тем, что отворачивается, а тем, что, даже обращаясь к ним, очищает душу читателя, поднимает его над житейскими невзгодами. От поэзии ХIХ – начала ХХ века силовые линии протягиваются к советской поэзии, к лирике Маяковского, Есенина, Твардовского, Пастернака, современных поэтов. Пристальный интерес к миру, к человеку, внимание к острейшим социальным коллизиям, масштабность мысли и образа, «лелеющая душу гуманность» (по словам В.Г.Белинского), чистота интимного чувства, философская насыщенность и многое другое делает советскую поэзию продолжательницей лучших традиций лирики прошлого. Создаваемая в новых исторических условиях, советская лирика обогащается новыми темами, новыми художественными принципами и средствами. Даже изначальная тема любви получает иные решения, нередко сплавляясь с социальными мотивами.

Вспомним в этой связи такие произведения Маяковского, как «Облако в штанах», «Люблю», «Про это», «Письмо товарищу Кострову о сущности любви», «Письмо Татьяна Яковлевой», поэму Есенина «Анна Снегина. Советская поэзия не прошла мимо трагизма бытия – не только мимо философских вопросов жизни и смерти, но и тех, что связаны с деформациями в нашем обществе, с гибелью и преследованием невинных людей (поэмы А.Ахматовой, А.Твардовского, стихи А.Жигулина). Философская лирика широко представлена стихами Б.Пастернака, А.Вознесенского, Л.Мартынова, Н.Заболоцкого, Д.Самойлова, Э.Межелайтиса.

В эпических произведениях авторское начало выражается особенно сложно. Особенно важна для изучения пьеса Чехова «Вишневый сад» - вследствие ее полифоничности и глубокого подтекста. Цель учителя: донести до учащихся своеобразные взгляды драматурга на героев и события. Чехов как бы синхронно смотрит на героев «изнутри», с их позиций оценивая других людей и события, и «извне», словно со стороны, с позицией человека, видящего дальше и знающего больше своих героев. Вот, например, Раневская. Впервые мы узнаем о ней из уст Лопахина: «Хороший она человек. Легкий, простой человек». Но есть в его речи и настораживающая реплика: «Любовь Андреевна прожила за границей пять лет, не знаю, какая она теперь стала…». Через некоторое время в окружении родных и прислуги является героиня пьесы. Она взволнована встречей, в стенах ее родного дома ее охватывают радостные и грустные воспоминания, и немного аффектированная речь («Детская, милая моя, прекрасная комната… Неужели это я сижу?... Мне хочется прыгать, размахивать руками») не звучит диссонансом и не может не вызвать сочувствия читателя. И вдруг Раневская перед нами предстает в другом освещении: Аня рассказывает о жизни матери во Франции, о ее безалаберном, неустроенном быте, всей нелепости и трагизма которого Раневская не понимает. Вот эти два лейтмотива – грустного лиризма, окрашивающего переживания Раневской и прорывающегося в ее монологах и репликах, и жесткого, иногда излишне категорического критицизма в ее адрес - переплетаются, сливаются, расходятся, создавая сложный эмоционально - психологический рисунок пьесы. Мы слышим восторженные, искренние, поэтические речи Раневской об изумительном саде и понимаем, что не так уж она беззаботна. Мы не можем не разделить ее горестных чувств при воспоминаниях о погибшем сыне. И осуждаем ее за безволие. Только окаменевший сердцем ханжа или проповедник моральных догм осмелится бросить слова обвинения человеку, который любит безоглядно, безумно – настолько, что даже не видит отрицательных качеств любимого: «Люблю, люблю… Это камень на моей шее, я иду с ним на дно, но я люблю этот камень и жить без него не могу». Это лишь Петя, которому не хватает тонкости душевного такта, может «резануть» правду в глаза: «Простите за откровенность, бога ради: ведь он обобрал вас!» Романтически настроенная Раневская не хочет этого видеть и знать: «Нет, нет, нет, не надо говорить так…». Кто более симпатичен в этом обмене репликами, определить нетрудно. Раневскую томит скука жизни. Желание красоты, движения, радости разряжается в устройстве ненужного бала – но это уже другой план пьесы: проверка практикой, делом стремлений и переживаний героев, Раневской в том числе.

Финал пьесы. «Она не плачет, но бледна, лицо ее дрожит, она не может говорить». Она понимает, что гибель ее только отодвигается поездкой в Париж, но ничего с собой поделать не может. И уходит она почти с теми же словами, с какими появилась на сцене: «О мой милый, мой нежный прекрасный сад!.. Моя жизнь, моя молодость, счастье мое, прощай! Прощай!»

Так сплавляются в пьесе мотивы сочувствия обреченным, осуждающий смех и – от тоски по иной, истинно человеческой жизни – щемящий сердце грустный лиризм. При таком анализе учащиеся непременно откликнутся на высокое гуманистическое чувство Чехова, а в смехе и грусти его услышат «боль за человека», стремление к «добру и свету».



















« Скрытая современность».

Классики.

Всякое значительное художественное произведение несет в себе временное, преходящее и вечное, неумирающее, конкретно-историческое и общечеловеческое, национальное и интернациональное, объективно-истинное и субъективно-оценочное. Таково свойство искусства, такое свойство художественного образа. Уходят в прошлое, становясь достоянием специалистов-литературоведов какие-то исторические реалии, детали художественных картин. Но идеи, герои, конфликты выдающихся творений искусства, воспринятые и переосмысленные по-новому, продолжают волновать читателей позднейших десятилетий так же, как волновали своих современников. Разумеется, при одном условии: если читатель хотя бы минимально подготовлен к встречам с произведениями минувшего.

«Железная дорога» Некрасова – поэма о страданиях строителей Николаевской железной дороги, шире – о тяжелой доле многомиллионного русского народа. Но она же – о судьбах мировой цивилизации, о ее народных истоках, о значении преобразующего, творческого труда, об ответственности вступающих в жизнь поколений перед Родиной и человечеством.

«Мертвые души» Гоголя – произведение антикрепостническое, полное глубоких симпатий к русскому народу и веры в его великое будущее. И вместе с тем это поэма всечеловеческого звучания, ставящая вопросы о целях и смысле жизни, о гуманности и основах морали, о губительности праздного существования и о благотворности труда. Именно поэтому классика бессмертна «Мы стремимся, чтобы классика, уча понимать прошлое, помогала нам думать, жить и строить будущее, ибо одно из оснований этого будущего – нравственное совершенствование человека» /Товстоногов/.

Современное прочтение классики невозможно, если отсекается конкретно-историческое или общечеловеческое содержание произведения. Принцип историзма позволяет объективно оценить произведение, рассмотреть его в рамках эпохи, перенести читателя в прошлое, чтобы он смог увидеть в произведении непреходящее, то, что сохраняет значение для наших дней. Таким образом, прошлое выступит как момент развития современности, а современность – как звено в непрерывной цели от прошлого к будущему. Можно учителю ограничиться минимальными пояснениям при изучении произведений: «Песнь о вещем Олеге» Пушкина, «Бородино» Лермонтова, «Школа Гайдара». К ним можно отнести «Тараса Бульбу» Гоголя, «Муму» Тургенева, «Размышления у парадного подъезда» Некрасова ( данные произведения не связаны с историческими событиями, но их вымышленные сюжеты воспроизводят характерные конфликты и типических героев эпохи). Ряд произведений требует более обстоятельного комментария, особенно в том случае, если есть разрыв между временем действия произведения и тем временем, которое входит в повествование с рассказчиком, воссоздающим и оценивающим прошлое («Капитанская дочка» Пушкина, «После бала» Толстого, «Человек в потертой шинели» Паустовского). В старших классах роль исторического комментария повышается («Отцы и дети» Тургенева, «Что делать?» Чернышевского, «Разгром» Фадеева). Задача комментария: уточнить исторические представления учащихся, обратить внимание на своеобразие трактовки исторических конфликтов и событий в художественном произведении. Есть произведения, где важно показать сложность идейной борьбы, духовной жизни эпохи. Без хотя бы приблизительного знакомства с теориями «сильной личности», «взрыва» общества, распространенными в 60-е годы ХIХ века, учащимся будет трудно освоить идейное богатство романа «Преступление и наказание», выявить его значение для нашего времени. Без внимания к идейным течениям начала ХХ века, в частности к «утешительству», развившемуся и на нижних, и на верхних этажах жизни, пьеса Горького «На дне» рискует быть воспринятой как сугубо бытовая. Исторически обусловлены не только конфликты, не только социальные обстоятельства, воспроизводимые в литературе, но и образы-характеры. Чайльд-Гарольд, Тартюф, Евгений Онегин, Манилов, Базаров – каждый из литературных героев принадлежит своему времени, врос в него.

Смена поколений, изменения в общественной жизни эпохи, в сферах идеологии и морали, науки и искусства, философии и политики обусловливают новые подходы к восприятию и оценке художественных произведений прошлого. Возникает необходимость в уточнении, а то и пересмотре сложившейся ранее «читательской» концепции произведения. Речь идет не о произволе в толковании произведения, а о высвечивании в нем таких сторон, на которые прежде не обращалось внимания или которые почему-либо были в тени. Такими путем, мы не отходим от авторского замысла, а приближаемся к нему. Когда мы говорим о «современном прочтении» классики, то имеем в виду своеобразную универсальность литературы: она отражает не только психологию определенных общественных слоев и социальных типов, но и политическую, экономическую, идеологическую, культурную жизнь народа, развивает философские, религиозные, этические, эстетические, политические идеи. Мораль рассматривается как основа, корень духовности вообще, как «закваска» всей культуры.

Уроками «нравственного прозрения» назвал А.Т.Твардовский уроки литературы. Когда-то Чехов писал, что «человеку нужно не три аршина земли, не усадьба, а весь земной шар, вся природа, где на просторе он мог бы проявить все свойства и особенности своего свободного духа». Тем больше значения приобретает это мысль в наши дни. Нельзя ограничиваться житейским опытом, которым располагает учащийся, пусть даже помогая ему по-своему отшлифовать и осмыслить этот опыт. В поле зрения юного читателя постепенно должен входить весь мир с его страданиями, горестями, радостями, надеждами – с тем, чтобы растущий человек постепенно осознал своё место в мире, свои многообразные связи с обществом, с родным народом, человечеством и природой. Выдающиеся художники слова ставят читателя перед серьезными нравственно-философскими проблемами. Отсюда значение глубинных пластов великих творений искусства, которые должны постигать учащиеся. В актуализации нравственного потенциала литературы есть две тенденции: от ученика к произведению, а от него снова к ученику; вторая – от произведения к ученику. Иногда эти пути пересекаются или даже сливаются. В первом случае учитель, зная интересы, стремления учащихся, так пытается подойти к художественному произведению, чтобы оно стало для юноши и девушки незабываемым уроком жизни. На таком уроке прослеживается сотрудничество педагога и учащихся, развивается мысль о важности самовоспитания, учитель стремится разбудить инициативу обучаемых, связать познание произведения с их духовным становлением. Другой путь – от произведения к ученику – такое изучение художественного произведения, когда, стремясь выявить его конкретно-исторический и общечеловеческий смысл, учитель лишь делает акцент на тех общечеловеческих проблемах, которые ограничены для произведения и в то же время имеют огромное воспитательное значение для современной молодежи. Произведение рассматривается в его художественной логике. Писатель и юный читатель вступают в контакт друг с другом, ученик, как сказано ранее, оценивает нравственные конфликты и идеи произведения; незаметно вершится работа по самопознанию.

Любой писатель, изучаемый на уроках литературы, должен быть живой и яркой личностью.















«Возбуждать, будить, оживлять»

Преподавать литературу невозможно без знаний принципов общения, то есть без сотрудничества учителя с учеником, учеников – друг с другом. Вместе с тем общение удовлетворяет особую потребность человека в контакте с другими людьми.

«Искусство обучения заключается не в умении сообщить, но в умении возбуждать, будить, оживлять», - утверждал Дистервег. Истинное общение – это совместное, заинтересованное и активное добывание истины, обогащающее и учеников, и – во многом – учителя. Проблема общения, выдвигает на первый план проблему урока и в связи с этим – проблему личности учителя. Литература воздействует на юного читателя и без помощи учителя, при этом всегда сохраняется возможность неглубокого, одностороннего восприятия. Долг учителя – помочь разобраться учащимся в сложностях искусства слова, облегчить вхождение в художественный мир писателя, создать наиболее благоприятные условия для постижения духовных богатств.

Современный урок литературы – это урок мысли и чувства, высокого духовного наслаждения и труда, эстетических переживаний и «добывания» знаний о людях, о жизни, о литературе. Атмосфера творчества и сотворчества на уроках создается увлеченным отношением учителя к предмету, постановкой перед учащимися нравственных, философских, эстетических, психологических проблем, вытекающих именно из изучаемого произведения, применением методов и приемов, отвечающих природе искусства. Это урок с огромным познавательным и воспитательным потенциалом, урок, реализующий принципы научности, идейности, историзма в подходе к литературным явлениям и, конечно, ориентированный на развитие интеллектуальных, эмоциональных и волевых качеств учащихся, на формирование их мировоззрения, эстетического сознания, вкусов и потребностей. О чем бы ни говорил учитель, чему бы ни посвящал занятия – литературе далекого прошлого или наших дней, он преследует цель – воспитать борца, человека активного действия.

Воспитательное воздействие художественного произведения становится особенно интенсивным, когда оно воспринимается в полноте и единстве, когда в результате нелегкой, но интенсивной работы складывается представление об идейной, нравственно-эстетической позиции писателя, выраженной системой образов, композицией, поэтической интонацией, языком произведения. Мастерство педагога можно сравнить с искусством шахматиста. Чтобы творить за шахматной доской, нужно хорошо знать правила и законы игры и даже множество партий, сыгранных предшественниками. Чтобы творить в классе, за учительским столом, нужно знать в совершенстве свой предмет и законы мастерства (психологические, дидактические, методические). К этому хочу добавить, что владение «тайнами» профессии – необходимо. Урок, каким бы блестящим он ни был, никогда не достигнет цели, если не является необходимым звеном в цепи других уроков. Отсюда – необходимость планирования не только поурочного и тематического, но и всего курса. Очень подробно планируется урок: его «обучающие, воспитательные и развивающие задачи, его содержание, структура, методика.

В соответствии с компонентами литературы как учебного предмета выделяются уроки:

  • изучения художественных произведений (в том числе художественного восприятия, углубленной работы над текстом, обобщающие);

  • изучения истории и теории литературы (в том числе уроки формирования теоретико-литературных понятий, изучения литературно-критических статей, ознакомления с биографией писателя, историко-литературным материалом, обобщающие уроки);

  • развития речи (в том числе обучение творческим работам, устным ответам и докладам, сочинениям, уроки анализа сочинений).



Возможны комбинированные уроки, сочетающие изучение художественных произведений с формированием теоретико – и историко-литературных знаний. Современный урок несовместим с авторитарностью преподавания, когда подавляется воля, мысль и чувство ученика, а учитель выступает чуть ли не единственным источником знаний.

Современный урок диалогичен в том смысле, что обучающие и обучаемые образуют единый ансамбль, в котором обе стороны, каждая по-своему, заинтересованы в поисках истины. Если говорить о деятельности учителя и учеников на уроке, то есть такие учебные ситуации, когда деятельность учителя выходит на первый план: его слово (рассказ в средних, лекция в старших классах), чтение и комментирование художественного произведения, разъяснение характера предстоящей работы и связанных с этим заданий учащимся. В других случаях главной становится деятельность учащихся, учитель как бы косвенно руководит ею (работа над учебником, критической статьей, другими источниками, доклады учащихся, разнообразные письменные работы).



Классификация уроков в этом плане выглядит примерно так:

  1. Уроки выразительного или комментированного чтения художественных произведений;

  2. Уроки – лекции (объяснений учителя);

  3. Уроки – диспуты;

  4. Уроки – беседы;

  5. Уроки – семинары;

  6. Уроки самостоятельной работы учащихся;

  7. Зачетные уроки;

  8. Киноуроки.

Различные формы занятий могут встречаться и в «чистом» виде, и как элементы одного урока в самых разнообразных сочетаниях (например, слово в соединении с использованием технических средств обучения, лекция с элементами беседы и самостоятельной работой учащихся, беседа в сочетании с короткими письменными работами). В этих случаях мы говорим о комбинированных уроках. Большинство произведений (стихотворных и прозаичных) требуют чтения с комментариями, которое преследует цель не только и не столько разъяснить учащимся непонятные слова и выражения, сколько привлечь внимание к тем сторонам художественного произведения, которые при самостоятельном ознакомлении не были в достаточной мере восприняты. Когда учитель отбирает главу или отрывок для комментированного чтения, перед его мысленным взором предстаёт все произведение в целом. Этому искусству он должен научить своих питомцев.

И еще – о чувстве меры. Его важно соблюдать во всех случаях. Вводить следует такой комментарий, который не заглушает авторского слова, не топит его в бесконечных пояснениях и справках, а, наоборот, делает его понятным, емким и наглядным. Лекция учителя – экономная форма передачи знаний и стимулирования самостоятельной мысли учащихся. Психологи доказывают, что эмоциональное, убедительное и убеждающее слово лектора часто возбуждает мысль и чувство слушателей не меньше, чем их самостоятельная встреча с книгой. Логически построенное содержательное и яркое слово учителя обладает силой примера для школьников. Учитель во время лекции живет вместе с аудиторией, выступая в качестве задушевного собеседника, размышляющего вместе с учениками и увлеченного тем, о чем говорит.

Лекционно могут быть освещены биографии и творческий путь писателей, обзорные темы, наиболее сложные проблемы и характеры художественного произведения (например, «Преступление и наказание» Ф.М.Достоевского, пьеса «На дне» А.М.Горького). В лекцию можно включить элементы выразительного и комментированного чтения, беседы. Учащиеся могут выполнить предварительные задания по повторению изученного или ознакомлению с новым материалом, который будет фигурировать в лекции. Плодотворно сочетание лекции с семинарскими занятиями и зачетными уроками. Беседа на уроках должна иметь целеустремленность и проблемность. В зависимости от реального хода беседы одни вопросы могут заменяться другими, более легкими или более сложными, подкрепляться наводящими вопросами. При необходимости учитель может сделать своеобразное отступление от беседы, на что-то обратить особое внимание, привести какой-то факт из жизни или литературы. Но конечная цель беседы всегда перед ним. Чрезвычайно важно внимательно прислушиваться к мнению каждого ученика, пусть ошибочному или неточному, - как раз такое мнение может явиться хорошим стимулом для активизации беседы, для включения в нее элементов дискуссии. И еще одно. Важно, чтобы ученики делали выводы, обобщения. Например, на заключительном уроке по роману Н.Г.Чернышевского «Что делать?» могут быть предложены такие вопросы:

  1. Почему Чернышевский в подзаголовке к своему произведению написал не «роман», а из « рассказов о новых людях»?

  2. Почему не «рассказ», а «из рассказов»? (Стремление подчеркнуть, что таких жизненных историй уже немало). Что в данном случае обозначает слово «рассказ»?

  3. Кто принадлежит к «новым людям»? На какие категории делятся они? («Обыкновенные новые люди», «особенные люди»).

  4. А какие еще люди изображены в романе? (Люди старого мира). Как их подразделяет писатель? (Грязь реальная и грязь фактическая).

  5. Как отвечает писатель на вопрос, поставленный в заголовке романа?

  6. Какова, по его мнению, роль «обыкновенных новых людей» и «особенных людей» в решении этого вопроса?

Особенной динамичностью, можно сказать, отличаются уроки-диспуты. Им противопоказаны длинные доклады, развернутое слово учителя. И обсуждаться на них должны действительно дискуссионные вопросы: различные мнения критиков и литературоведов, в том числе и современных: о Базарове; проблемы истиной любви к человеку и жалости, правды и утешающей лжи в пьесе «На дне»; проблемы современной жизни, поставленные в таких произведениях, как «Царь-рыба» или «Печальный детектив» В.Астафьева, «Ров» А.Вознесенского, «Плаха» Ч.Айтматова. Элементы диспута по проблемным вопросам включаются и в комбинированный урок, и даже в урок-лекцию. Столкновение мнений, сопоставление высказываний о писателях, о художественных произведениях, о героях – непременный признак современного урока литературы.

Уроки-семинары могут сочетаться с лекциями и самостоятельной работой учащихся. Вопросы для семинарских занятий могут предлагаться всем учащимся (для фронтального обсуждения), группам учащихся (каждая группа готовит свое задание), отдельным ученикам (индивидуальные задания), возможны различные сочетания фронтальных, групповых и индивидуальных заданий. Единственное обязательное условие: семинар требует предварительной солидной подготовки, чтения дополнительной литературы. Ему должно быть предпослано вступительное слово учителя, его следует заключать выводами и обобщениями. Желательно, чтобы на занятиях поднимались дискуссионные вопросы. На семинарских занятиях выносятся узловые или обобщающие темы (по творчеству Л.Толстого, Чехова, Достоевского, Горького) или темы, которые учащиеся могут освоить самостоятельно (по поэме Некрасова «Кому на Руси жить хорошо», по произведениям современной советской литературы). Однако, следует не перегружать детей самостоятельной, часто непосильной работой. Отойти от штампов, активизировать мысль учащихся, развить их творческие силы способны нестандартные уроки: уроки-концерты, уроки-композиции. Учащихся охотно готовятся к таким урокам, работа ведется на добровольных началах. Таким образом, сотрудничество между учителем и учеником устанавливается не только на уроке, но и задолго до него. «После таких уроков», - пишут ученики, - хочется читать».

Приобщение к искусству слова тогда достигает цели, когда работа ведется комплексно – соединенными усилиями учителя, библиотекаря, средств массовой информации в процессе классных занятий, внеклассной работы. Учитель литературы выполняет как бы роль просветителя, расширяющего общекультурный кругозор учащихся. Изучение литературы повышает уровень общей культуры школьников; овладение ценностями культуры, и прежде всего гуманитарной, облегчает освоение духовных богатств художественной литературы.

Сегодня, как и в прошлые годы, большое значение придается методической культуре учителя. В сложившихся десятилетиями методах обучения есть инвариантная основа, которой хорошо должен владеть учитель. Однако, эта инвариантная основа присутствует и проявляется по-разному в бесчисленных вариациях – приемах; в их сочетаниях, выборе, в изобретении сказывается мастерство и творческая натура учителя. Учитель решающее воздействие на своих питомцев оказывает своей личностью, эрудицией, широтой горизонтов, любовью к человеку, жизненным опытом, глубиной мышления, эмоциональностью. Каким видится учитель-словесник на расстоянии? Какие качества его особенно ценят?

- Убежденность, искренность, любовь к литературе, умение удивляться, свежесть души, способность создавать вокруг себя атмосферу искусства.

- Сознание высокой миссии педагога, приобщающего учеников к великой русской литературе.

- Умение нести передовые идеи. Учитель литературы – учитель жизни, воспитатель в подлинном смысле слова.

- Владение искусством общения, стремление разбудить мысли и чувства ученика, глубокое уважение к его личности.

- Умение живо, образно, в доступной форме рассказать, четко изложить самые сложные вопросы; владение искусством выразительного чтения.

- Эрудицию, основательное знание предмета.

Много оригинального, неожиданно яркого в работе современных учителей-новаторов. Но, разумеется, у них нет ответов на все вопросы, как нет универсального метода, пригодного для каждого и чудодейственно избавляющего от самостоятельных поисков. Одно несомненно: находки новаторов - результат увлеченности, самоотверженной преданности делу, подвижнического труда, неустанного анализа научной литературы и собственного опыта. В творческом труде, в любви к ученику, в его духовном росте они получают высшее удовлетворение. Именно творческий труд, помноженный на сознание ответственности за будущее поколений, несет огромное гуманистическое содержание, формирует личность педагога и ученика.







































Заглядывая в будущее.



Многие высказывают мнение, что необходимо объединить преподавание литературы и русского языка. Но ведь у каждого предмета своя логика и свои задачи. Слово в литературе выступает в его художественной функции, хотя, разумеется, необходимо знание его грамматических и этимологических характеристик, последние являются основой для восприятия многоцветности, многозначности и вместе с тем неповторимости слова в художественном контексте. Попытки включить в уроки литературы грамматические «разборы» ведут к разрушению искусства. Главная задача дня - усиление внимания к слову на уроках литературы. Литература должна остаться самостоятельным предметом, но не изолированным от других гуманитарных дисциплин. В общественной жизни литература выступает как суверенная, но неотделимая и существенная часть общей культуры. Литературу должны учащиеся постигать в единстве и содружестве с другими предметами. История России, например, взаимодействует с литературой, отражает и исследует явления, факты, закономерности действительности, привлекающие внимание писателей, по-своему готовит учащихся к восприятию художественных ценностей, как бы вооружая юных читателей методом познания жизни и искусства. Межпредметные связи литературы с данным предметом таят в себе огромные резервы для образования и восприятия молодежи. Раскрытие и реализация этих связей – настоятельная задача ближайшего будущего.

В последнее время в поисках нравственных ориентиров писатели и другие деятели искусства все чаще обращаются к религии, к «вечной книге» – библии. Вообще знание библии, одного из бессмертных созданий человеческой мысли, как и знание античной мифологии, - необходимый элемент культуры всякого образованного человека. Библейские мотивы столь прочно вошли в образную ткань произведений литературы, живописи, скульптуры, что невежество в религиозной мифологии, в нравственной проблематике священных книг, прямо скажем, непростительно и оборачивается непониманием или неглубоким пониманием многих сторон искусства. Например, насколько глубже воспринимается эпиграф к поэме Лермонтова «Мцыри», если читатель знает контекст, из которого взяты эти слова, библейскую историю (1-я Книга Царств) об Ионафане, сыне Саула, юноше своевольном и непокорном, который нарушил заклятие отца (попробовал дикого меду) и за это приговоренном отцом к казни. «Я отведал концом палки, которая в руке моей, немного меду; и вот я должен умереть», Ионафан произносит не смиренно и безнадежно, а с интонацией протеста, не желая повиноваться нелепому приказанию отца. Недаром народ становится на сторону Ионафана и отвергает приговор Саула.

В эпиграфе к поэме заложен дух непокорности, восстания против судьбы – этим духом проникнута и вся поэма. Недаром образ Ионафана неоднократно встречался в поэзии декабристов. Или возьмем творчество Маяковского «Облако в штанах», «Флейта-позвоночник», «Человек». Оно наполнено библейскими мотивами и образами. То же – в ряде произведений Есенина. Не говорим уже о дооктябрьской литературе, где библейская мифология или апокрифические мотивы нередко составляют зерно замысла художественного произведения («Пророк» Пушкина, некоторые рассказы Толстого, Короленко, романы Мережковского). Без знания библейских сюжетов читатель останется глух к философским спорам на страницах книг Л.Толстого и Достоевского, не проникнет в художественный мир великих писателей. Если не систематическое знакомство с библией, то хотя бы развернутые комментарии в необходимых случаях нужды. Надо вспомнить, какое глубочайшее и часто противоречивое содержание скрыто во внешне непритязательных притчах, легендах, афоризмах, сколько комментаторов на протяжении столетий работало над истолкованием чуть ли не каждого слова Ветхого и Нового Завета. Не забудем и того, как мучились и страдали в своих сложных отношениях с Богом, с религией величайшие умы человечества, и среди них такие гении, как Толстой и Достоевский.



Выводы.



Только тот учитель может стать

подлинным мастером своего дела,

который хорошо изучит, что должны

знать ученики, и каким путем

добиться этих знаний.

В.А.Сухомлинский.



Искусство слова. Едва ли найдется более сильное и прекрасное средство, чтобы возвысить человеческие чувства. Именно поэтому данная тема, выбранная мной, является основным эмоционально-эстетическим средством всестороннего развития личности, поэтому преподавание литературы должно ориентироваться не просто на информацию, а на расширение эстетической и нравственной восприимчивости учащихся.

Искусство не информирует, оно движет людей, подвигает их, в смысле подвига, к жизни, заставляет человека жить в истине жизни, а не в истине вещей, среди которых он живет. Преподавание литературы открывает перед нами, словесниками, огромные возможности для дерзаний и плодотворных поисков. Чувство нового помогает нам определить уровень обучающего и воспитывающего воздействия искусства. Если педагог обладает чувством нового, его уроки всегда интересны для учащихся.

Превращать уроки в ряд «открытий», совершаемых самим учеником, - значит не давать ему готовой истины, но развивать его собственную мысль.

Для уроков литературы важно то, как преподаватель использует художественные произведения для воспитания воображения, стремления к прекрасному. Внимательность, активность учащихся заметно возрастает, когда перед нами разворачиваются неожиданные сравнения, метафоры, меткие детали и возникают актуальные для сегодняшнего дня вопросы творческого и нравственного содержания. Уроки наши должны напоминать законченное художественное произведение. Преподаватель литературы, приступая к изучению произведения, отыскивать должен новые творческие приемы, повороты в построении занятий. Это помогает передавать знания о личности писателя и особенностях его таланта.

Урок учителя можно сравнить с творением художника, ибо он тоже создает особую, свойственную искусству «магию». Полноценное восприятие красоты рождает и полноценный эстетический вкус.

Учитель должен приобщить учащихся к самостоятельному чтению художественных произведений и уже на этой основе развивать его эстетические способности.

Учитель должен работать не по шаблону, потому что привычные схемы наглухо закрывают двери в большое настоящее искусство, стремиться создать не уроке такую обстановку, когда ученики в силу самой природы искусства оказываются «внутри» нравственной проблематики рассматриваемого произведения.

Данная тема не имеет границ. Сегодня, завтра, через несколько лет о ней будут говорить, спорить. Но одно останется вне спора – литература формировала и формирует высокие духовные потребности человека (стремление к самовыражению в сфере чувств, творческое воображение, активную мысль).





















Тема урока: Край прелестный – это ты…

Край – отчизна поэтов!

Здесь всюду жива

Память их, населением чтимая.

(Александров).

Цель урока:

Обучающая:

1. Главная задача современного литературного образования – знакомство учащихся с творчеством поэтов-земляков.

2. Сформировать у них представление о своеобразии их литературной деятельности, о месте ульяновских поэтов в современном литературном процессе.

Развивающая:

1. Развивать у учащихся умение выделять существенное при анализе творческой деятельности поэтов, проявлять самостоятельность в работе над поэтическим текстом.

2. Уметь логически излагать мысли, обобщать.

Воспитательная:

1. Воспитывать интерес к творчеству поэтов нашего края.

2. На образцах их лирики формировать у учащихся чувство патриотизма, любви к родному краю.











Будь счастлива, родная сторона!

Пусть светлый дождь тебя с утра умоет,

Причешет ветер, солнышко – настроит

Привычно на работу допоздна.



Загар с красивых рук не сходит,

В глазах не меркнет васильковый цвет,

В негромкой речи слышится привет,

Простой наряд твой – неизменно в моде.


Будь счастлива, родная сторона!

Среди забот и своего досуга

Товарищ верный, нежная подруга

Тому, с кем ты навек обручена.


Ну как тебя такую не любить!

Никто тебя обидеть не посмеет,

А огорчит – свою вину сумеет

Перед тобою трижды искупить…

(А.С.Бунин).

У великой русской литературы есть своя большая и малая история. Большая, - когда те или иные произведения, читаемые и принимаемые повсеместно, во всех городах и весях России, становятся или претендуют стать общенациональными духовными ценностями, а иногда и общемировыми. Такую литературу мы называем классической. С другой стороны, необозримое количество литераторов, и особенно в российской глубинке, имеет негромкий успех. Известность их ограничена. Читают их по преимуществу в тех регионах, где они живут. Симбирская почва и представляет собой малую историю. Некрасов когда-то говорил: «В столицах шум, гремят витии, кипит словесная война, а там, во глубине России – там вековая тишина». Но именно этой «вековой тишиной» были рождены гении симбирского края. Почувствовать особое присутствие «гения места» - задача сложная, но одновременно увлекательная. Какие же таланты подарила нам симбирская земля?





Симбирская земля 18 – 19 век.

Источник доходов Симбирской губернии – труд крепостных крестьян и ремесленников. Помещики получили неограниченные права в отношении крепостных при Екатерине II. Развиваются товарно-денежные отношения. Волга как удобный торговый путь приобретает всероссийское значение: вниз по реке шли караваны с хлебом и ремесленными изделиями, вверх – с солью и рыбой. В городе много мастерских по изготовлению вещей из серебра. Купец Алексей Ушаков имел мельницу, торговал хлебом, вином. Несмотря на обстановку мракобесия, развивается образование, но учиться могли только состоятельные слои общества. Дворяне и чиновники давали своим детям сначала домашнее образование, приглашали полуграмотных дьячков, отставных солдат. Большого интереса к учёбе дети не имели, недоросли – типичное явление для симбирской земли. Во 2ой половине 18 веке возникают частные пансионы, где изучались иностранные языки, арифметика. Появилась книжная лавка, в неё поступали «Московские ведомости», а также первый крепостной театр в доме помещика Дурасова, который просуществовал 5 лет.

Симбирские дворяне выступили против отмены крепостного права, в их руках было до 30% всей земли (на каждого члена помещичьей семьи приходилось по 150 десятин, в то время как душевой надел крестьян был – 4 десятины). Было 29 земледельцев. Многие дворяне-помещики относились благосклонно к крестьянам: Астраханцев кормил 13 бедных учеников местной школы, 100 крестьян питались бесплатно в столовой, открытой Н.В.Хвощинским. Охота, кутежи, игра в карты – основные занятия для дворян. Но большинство у них были знатоками искусства, собирателями предметов старины. Языков принадлежал к числу крупных помещиков, владел селом Ундоры с 688 крепостными душами, суконной фабрикой. Умирая, завещал своё значительное собрание книг Карамзинской общественной библиотеке. Симбирская дума разработала 6 пунктов по благоустройству города:

  • Содержать возле своих владений улицы до половины в чистоте.

  • В чистоте должны быть дворы и отхожие места.

  • Не выливать, не выбрасывать нечистоты из окон, дверей на улицу.

  • Содержать в исправности канавы, тротуары возле домов и лавок (тогда не было подземной канализации).

  • Тротуары должны быть устланы крепкими половыми досками, прибитыми гвоздями.

  • Владельцы незастроенных участков должны обнести их забором со стороны улицы и содержать в чистоте.



Николай Михайлович Языков.

(1803 – 1847)

Родился 4 марта 1803 года в Симбирске. Семья Языкова была одной их самых богатых в губернии. Только в селе Языково она имела около 20 000 десятин земли, а ведь были ещё земли в Уфимской губернии. Своим родителям он обязан не только «наследным воспитанием», но и духовным наставничеством. Когда в 1819 году умер его отец, Михаил Петрович, Языковское имение перешло к нему, хотя Николай с 1814 по 1832 год учился и жил вдалеке от дома, то в Петербурге, то в Москве. Но всегда он любил и тосковал по родине:

Далеко, далеко

Красив, одинок

На Волге широкой

Лежит островок –

Туда я летаю

На крыльях мечты,

Я помню, я знаю

Его красоты.



С 1829 года после учёбы в Дерптском университете, Языков живёт в Москве, много работает.

В 1833 году в Санкт–Петербурге вышел сборник его стихов, который вызвал много одобрительных откликов.

Это ты, страна родная,

Где весенние цветы.

Мне дарила жизнь младая!

Край прелестный – это ты,

Где ведением игривым

Каждый день мой пролетал,

Каждый день меня счастливым

Находил и оставлял!


Вы, холмы, леса, поляны,

Скаты злачных берегов

И старинные курганы –

Память смелых праотцев, -

Сохранённые веками,

Как свидетели побед,

Непритворными струнами

Вас приветствует поэт!


Ваш певец в чужбине дышит

И один, во цвете дней,

Долго, долго не услышит

Песен волжских рыбарей.

Долго грустный проблуждает

Он по дальним сторонам;

Долго арфа не сыграет

Песни радостным друзьям.


В 70и км на запад от Ульяновска, в узкой и низкой долине речки Урень, окружённой холмами, располагается Языково. Его украшением является живописный парк, часть бывшего родового имения Языковых. Старые вязы, двухэтажный барский дом, газоны с фонтанами, цветочные клумбы, берёзки, липы, клёны, вязы, тополя, голубые ели, пруд с двумя островами. Эту красоту всегда описывал Языков:

И счастлив: не хочу ни в мраморны палаты,

Ни шум блистательных пиров!

И вас зову сюда – под мой наследный кров…

Языков обладал поэтическим талантом, ненавидел самодержавие, призвал к свободе, выражал протест против существующего строя. Когда в 1825 году вступил на престол Николай I, поэт писал:

Жестоки наши времена,

На троне глупость боевая!

Прощай, поэзия святая,

И здравствуй, рабства тишина!


Пушкин часто бывал в доме Языковых, где многое узнал о Пугачёвском восстании. Языков на основе записанных преданий поведал Пушкину эпизод, происшедший в Симбирске, когда пленного Пугачёва допрашивал граф Панин.

На вопрос последнего: «Как же смел ты, вор, назваться государем?» - Пугачёв ответил: «Я не вор… я воронёнок, а ворон-то ещё летает». Панин, заметил, что дерзать Пугачёва поразила народ, стоявший у двора, ударил самозванца по лицу до крови и вырвал у него клок бороды. Пушкин далее поведал о том, что вождя крестьян, скованного по рукам и ногам, с железным обручем вокруг поясницы, приковали цепью к стене подвала одного из домов по улице Спасской, держали почти месяц, пытали. (с 1 по 25 октября) 1774 года, а 25 повезли на казнь в Москву. 10 января 1775 года огласили приговор: «Емельку Пугачёва четвертовать, голову воткнуть на кол, части тела разнести по 4м частям города и положить на колёса, а после на тех местах сжечь». Но палач имел тайное повеление сократить мучения Пугачёва. Екатерина II не решилась поразить Европу средневековой казнью – Пугачёва обезглавили, потом труп четвертовали, сожгли и развеяли по ветру.

В настоящее время в селе Языково есть музей истории посёлка, который помогает увидеть и понять прошлое, по достоинству оценить настоящее.

Наружностью своей Языков представлял собой настоящий тип великорусского молодца Приволжского края. Ростом он был больше, чем среднего, широкоплеч…, а лицо у него было кровь с молоком. Затем открытый, широкий лоб под густыми кудрями светло-каштанового цвета, слегка вздёрнутый нос, добродушно улыбающийся, довольно широкий рот с пухлыми губами и небольшие, плутовски весёлые серые глаза. Нрава он был отменнейшего: остряк и балагур от природы, любил он подшучивать, но шутки его бывали всегда добродушно-наивные и никогда не пошлые, да и сам он не обижался дружеским подтруниваниям, так что нельзя было не любить его. Вообще Языков был превосходный товарищ…

Друзья и хорошие знакомые Языкова: А.С. Пушкин, П.В. Киреевский, А.С. Хомяков, Гоголь Н.В., Е.А. Баратынский. Любил он замечательную женщину, которая была властительницей сердец многих знаменитых мужчин своего времени – А.А. Воейкову.

«Как непонятна идея смерти: человек приходит в мир, страдает и радуется, немного пробегает по свету и, конечно, он умирает, его забывают даже те люди, которые дали ему наибольшее зло или наибольшее добро. Самая любящая душа исчезает без вечного следа, не возвращаясь никогда к человеку, которого она любила больше всех!...

(Из дневника А.А. Воейковой).

Но душа Воейковой и душа Языкова не исчезли без следа. Она в стихах поэта о любви.

Элегия.


Она меня очаровала,

Я в ней нашёл все красоты,

Пускай пробудится мой гений,

Моей возвышенной мечты.

Напрасно я простую долю

У небожителей просил.

И мир души, и сердца волю

Как драгоценности хранил.

Любви чарующая сила,

Как искра Зевсова огня,

Всего меня воспламенила,

Всего проникнула меня.

Пускай не мне её награды,

Она мой рай, моя звезда

В часы вакхической отрады,

В часы покоя и труда.

Я бескорыстно повинуюсь

Порывам страсти молодой,

И восхищаюсь, и любуюсь

Непобедимою красой.



«Как Пугачёв помещика напугал».

Когда Пугачёв сидел в Симбирске, заключённый в клетку, много народу приходило на него смотреть. Помещик, необыкновенно толстый и коротенький, сильно изумился, не видя в фигуре Пугачёва ничего страшного и величественного.

- Так это ты Пугачёв, - сказал он громко.- Ах ты дурень какой. А я думал, он бог весть как страшен!

Зверем стал Пугачёв, когда услышал эти слова, кинулся к помещику, даже клетка затряслась, да как заревёт:

- Ну счастлив твой бог! Попадись ты мне раньше, так я бы у тебя шею из-за плеч повытянул! При этом…так глянул на помещика, что с тем сделалось дурно.

Преданий о Пугачёве до нас дошло мало, но симбирский материал о нём широко использовал А.С. Пушкин в «Истории Пугачёвского бунта», а также в повести «Капитанская дочка».



Дмитрий Петрович Ознобишин.

1804 – 1877

Дмитрий Петрович Ознобишин – современник Пушкина, Лермонтова, Тютчева – поэт, переводчик, фольклорист. Родился в селе Троицком Карсунского уезда Симбирской губернии. Отец происходил из старинной дворянской фамилии. Рано лишился родителей, жил в Петербурге в семье родственников. – у сенатора А.В.Казадаева, получил хорошее домашнее воспитание. С 1819 года учился в Московском университетском благородном пансионе, который давал своим питомцам широкий круг знаний. Уже в младших классах он входил в «литературное общество», состоящее из учеников пансиона. Немалую часть своих произведений написал на Симбирской земле.

15 лет.


Носик, вздёрнутый немножко,

Кудрей шёлк, огонь очей,

Гибкий стан и что за ножка!

Звук застенчивых речей,

Взгляд, манящий к сладострастью,

Прелесть, слов для коей нет…

Всё в ней мило; но, к несчастью,

Ей 15 только лет!

Её 15 только лет!

Мне скучно здесь и душно!

Вечный стук и вечный шум;

Как гранит, здесь всё бездушно,

Жизнь без чувств, любовь без дум.

Но о ней я всё мечтаю,

Вижу: в ней чего-то нет,

И, печальный, повторяю:

«Ей 15 только лет!

Ей 15 только лет!»




Тоска по Отчизне.


Есть чудный край, - там с утра дышит зной,

Край снежных гор и кущей винограда,

Где воды бьют кипящею струёй.

Где Эльбрус, скалы и зелень сада.


По скату гор, меж виноградных лоз,

Бегут стези. Прохлада в гротах веет;

Но грустные цветут там купы роз

И соловей их песнью не лелеет.


Невольно скорбь в мою теснится грудь!

Всё вновь скользит на памяти безумной,

И дальний край, и одинокий путь,

И родина, и берег Волги шумной.

(Д.П.Ознобишин)



Наш земляк, поэт и переводчик Д.П. Ознобишин первым стал собирать народные песни чувашей и мордвы, не имевших тогда ещё своей письменности, позднее к этому подключился и поэт Д.Н.Садовников.



Николай Платонович Огарёв

1813 – 1877

Николай Платонович Огарёв родился 24 ноября 1813 года в Петербурге. Отец, Платон Богданович, достиг высоких ступеней служебной лестницы и пошёл бы, вероятно, ещё дальше, если бы не оставил службу, потрясённый смертью жены Елизаветы Ивановны. Николаю не было ещё и 2х лет. Получив хорошее домашнее воспитание, он поступил в Московский университет, где вместе с Герценом организовал кружок, пропагандирующий социалистические идеи. 10 июля 1834 года был арестован и сослан в Пензу. Через 16 лет, 24 февраля 1850 года, находясь в Симбирске, вновь был арестован. С 1850 по 1855 год почти безвыездно жил в селе Проломиха Симбирской губернии. Он был поэтом, музыкантом, композитором, философом.

Первая любовь


В вечернем сумраке долина

Синела тихо за ручьём,

И запах розы и ясмина

Благоухал в саду твоём;

В кустах прибрежных влюблённо

Перекликались соловьи.

Я близ тебя стоял смущённый,

Томимый трепетом любви.

Уста от полноты дыханья

Остались немы и робки,

А сердце жаждало признанья,

Рука – пожатия руки.

Пусть этот сон мне жизнь сменила

Тревогой шумной пестроты;

Но память верно сохранила

И образ тихой красоты,

И сад, и вечер, и свиданье,

И негу смутную в крови,

И сердца жар, и замиранье –

Всю эту музыку любви.

/Н.П. Огарёв/


Создатель революционного общества «Земля и воля» Николай Платонович Огарёв, в 1862 году, находясь в эмиграции, был лишён всех прав состояния, навечно изгнан из России. 23 июня 1877 года скончался в Гринвиче, близ Лондона. Прошло 89 лет, и 1 марта 1966 года в Шереметьевском аэропорту приземлился самолёт, прибывший из Лондона. С борта самолёта был торжественно снята урна с прахом Огарёва. На другой день она с почестями была предана родной земле на Новодевичьем кладбище Москвы. Так по решению Советского правительства было прервано «вечное» изгнание великого сына земли Русской.

Вспомним 1848 год… Огарёв купил писчебумажную фабрику в Проломихе с 252 душами мужского пола. Жестокая эксплуатация людей, нечеловеческие условия существования, непосильный труд крепостных приводили к возмущениям и волнениям, которые подавлялись телесными наказаниями, ссылками на каторгу.

Господский дом был близ фабрики, каменный, двухэтажный, в нём 16 жилых комнат, 44 окна, 10 печей. Южнее дома – рабочий посёлок, где жили крепостные, «посессионные крестьяне». Часть этого посёлка сохранилась до наших дней. Огарев помогал беднякам, выдавал бесплатно муку, организовал при фабрике больницу, запретил телесные наказания. Помещики смотрели на это враждебно, со стороны крестьян это вызывало глубокое уважение. По одному из доносов он и был арестован в феврале 1850 года. Вернувшись из заключения, поселился на Тальской фабрике, много работает, пишет поэтические произведения: поэму «Зимний путь», романс на слова М.Ю. Лермонтова «Тучки небесные». Занимаясь делами фабрики, разъезжал по губернии. Но вскоре он убедился в том, что жизнь среди коммерции его не устраивает, более того он оказался на пороге финансового кризиса. 6 лет прошло после приобретения фабрики, а он сумел заплатить за неё лишь половину стоимости. В 1855 году фабрика сгорела, кроме дома и села. Огарев разорён. Ныне на месте фабрики – остатки бывших фабричных сооружений. На стене сохранившегося дома мраморная мемориальная доска, где указано, что с 1850 по 1855 год здесь жил поэт и революционный демократ Николай Платонович Огарёв.



Дмитрий Дмитриевич Минаев.

1835 – 1889

Родился в Симбирске 21 октября 1835 года. Первыми его учителями были родители, прежде всего, отец, от которого он перенял любовь к поэзии и склонность к литературному творчеству. Учился в военном учебном заведении в Петербурге, но от военной карьеры отказался. Вернувшись в 1851 году в Симбирск, поступил на службу в казённую палату. Через 5 лет, оказавшись вновь в столице, он выходит в отставку и полностью отдаётся литературному труду. Переводит на русский язык европейских и восточных поэтов, публикует в журналах собственные стихи. Постепенно становится одним из самых известных поэтов-сатириков в России, пишет фельетоны, пародии, эпиграммы. В 1866м году его заключили в Петропавловскую крепость. За 2 года до смерти возвращается в Симбирск, «лечится воздухом родины».

Первая его книга, книга пародий вышла в 1859 году «Перепевы». Город встретил его враждебно: его помнили как автора скандального произведения «Губернская фотография», в котором резко в сатирическом виде изображались именитые и влиятельные люди.

Вот Трубецкой, который всех дивит

наглой роскошью, жену шутами веселит,

мужика крова лишает. Живёт поборами

взяточник Бобылёв. Шидловский считает

себя либералом, в то же время за бокалом

читает речь в честь плетей. Святоша

Руммель дочь старикашке продаёт.

Вишневский – бюрократический прохвост.

Пухлолицый Иванов составил капитал

от солдатских амуниций. Языкова

Прасковья с огромною сворою родства –

пример красы и мотовства.

Пою тот край, где врёт до поту

Якобсон, пьёт без просыпу Барон,

где Пётр Мещеринов хитрит сегодня,

как вчера, где за взятку не

считает подарок тайный Брудершафт,

где Нестеров лезет из кожи, чтобы

отыграть вечерний куш.



Хоть в нашей жизни тёмных пятен

Нашел я много, господа!..

Но всё же «сладок и приятен

Нам дым отечества» всегда.



Пейзаж.

Грустная картина:

Степь да небеса,

Голая равнина,

Чахлые леса.

Десятиной скудной

Тащится мужик,

За работой трудной

Над сохой поник.

С мужика пот льётся,

Слёз и крови пот

Лошадь чуть плетётся,

Солнце в темя жжёт.

Вот лихая тройка

Усача промчит,

Он на труд твой только

Тупо поглядит.

И чужая повесть,

Вечный труд и гнёт –

Дремлющую совесть

В нём не шевельнёт.

/Д.Д. Минаев/



Дмитрий Николаевич Садовников.

1847 – 1883

Родился 25 апреля 1847 года в Симбирске в небогатой дворянской семье. Рано лишился матери, получил домашнее образование, у своей родной тётки Ю.И.Полянской. Поступил учиться в Симбирскую мужскую классическую гимназию, которую не закончил, хотя учился прекрасно, только одна математика не давалась ему. Рос он тихим, болезненным ребёнком: рано начал говорить, с 5 лет уже читал, восьми – сочинял стихи, а на 10м году пристрастился к научным занятиям – написал целую тетрадь о «Космосе».

В 1870м году сдаёт экзамен на звание домашнего учителя в той же гимназии. В родном Симбирске он стал давать уроки, потом поступил домашним учителем в семью сестры одного из товарищей по гимназии – Варвары Ивановны Лазаревой. Встреча с этой девушкой стала для поэта встречей со своей судьбой. В 1871 году он женится на ней, затем переезжает в Москву, потом в Петербург. Счастливая и светлая полоса в его жизни длилась недолго, через 6 лет после женитьбы умирает жена, он остаётся один с тремя малолетними детьми. Очень любил родину Волгу, она для него была первой любовью, всё воспоминание о прекрасном связано с ней.

К Волге.


Тебе несу стихи, река моя родная, -

Они навеяны и созданы тобой –

Мелькали предо мной, окраскою сверкая,

Как рыбки вольные сверкают чешуёй.

Простор песков твоих, лесов живые краски,

Разливы вешние ликующей воды

И тёмных Жигулей предания и сказки

На них оставили заметные следы.

Я вырос близ тебя, среди твоей природы;

На берегах твоих я речь свою ковал

В затишье вечером и в шуме непогоды,

Когда, сердитая, ты разгоняла вал…


/Д.Н. Садовников/


Подлинную славу поэту принесли его поэмы и баллады на историческую тему о Степане Разине. Почти вся история отразилась в его стихах: вот 15-летний Степан кашеварит у знаменитого атамана Уракова, одерживает победу над ним и становится во главе добрых молодцев. В следующем стихотворении гуляет со своими казаками в Астрахани, получив прощение от царя и послужив святой Руси. Воевода не смеет ворчать на Стенькин загул, ибо:

А чего ворчать? Недаром

Воевода с ним в ладу:

Стенька будет посильнее

Воеводы в городу…

За Степаном только свистни –

Колыхнётся весь народ…

А кому охота биться

За царёвых воевод?


Есть у Садовникова стихотворение о неудачном сражении Степана Разина под Симбирском. Не взял он город потому, что палил по кресту святому. Но из всех стихов, связанных с именем донского бунтаря, в памяти народной хранится одно, ставшее любимой песней миллионов русских – «Из-за острова на стрежень…»



Приплыл Стенька Разин

Под Симбирск город,

Привёл он с собою

Силы сорок тысяч

Выслал воевода

Попов со крестами,

С колокольным звоном.

Казак Стенька Разин

Бога не боялся;

Расхвастался крепко

Силой молодецкой.

Говорил удалы

Речи, не подумав:

«Я ли, казак с Дону,

Не боюсь трезвону;

Крест мне не помеха!»

Палил Стенька Разин

По кресту святому,

Пробивал на вылет

Казацкою пулей…

Выпаливши, Разин

Разума хватился,

Кровью весь облился,

На воду метался!



Существует и другая легенда про историю с выстрелом в соборный крест, согласно которой под Симбирском разбили не Стеньку Разина, а его есаула.

Разина считают колдуном. Ещё мальчишкой, в 15 лет, он пошёл служить Уракову, кашеварил. Скоро не поладил с атаманом. Идёт раз судно купеческое, Ураков хотел его остановить, а кашевар кричит: «Брось, не стоит: бедно!» тот и пропустил. Идёт другое судно. Стенька опять кричит: «Бедно! Брось!» Пропустил атаман и это судно, озлился на Стеньку, ударил в него из пистолета, а Стенька хоть бы пошатнулся, вынул пулю да назад и подаёт: возьми, говорит, пригодится в другой раз. Ураков со страху наземь упал, а шайка – врассыпную. После того Стенька Уракова застрелил, а сам атаманом стал. И пошёл он разбойничать и вольничать. Грабил суда купеческие, царские. Царь велел на своих судах гербы ставить, так как Стенька заявил, что не знает, какие суда царские, какие купеческие. Ничем его убить нельзя было: от всего был заговорён, себя с малых лет нечистому продал. Астраханскому воеводе шубу подарил, сказав, чтобы она не наделала шуму – так и вышло. Стенька Астрахань разорил, а с воеводы шкуру спустил по самые пятки.

Из персидской земли княжну вывез, да милуется с ней. Товарищи давай смеяться: «Видно, - говорят, - она тебе дороже нас теперь стала? – всё с ней возишься». Стенька взял княжну в охапку, да в Волгу бросил. Грабил и монастыри, погубил много христианских душ, не любил дворян, архиерея Астрахани с колокольни сбросил, прокляли Стеньку за это во всех соборах, и после свои же начальству его выдали, да он бежал. Один раз высадили с судна хромого бурлака, хозяин велел идти ему лесом, вышел он на огонёк, в землянке – старик, волосатый и седой. Бурлак попросился переночевать, тот ответил: «Ночуй, если не боишься». Прохожий человек подумал о том, что ему нечего бояться, разбойникам с него нечего брать. Лёг и заснул. Утром старик сказал: «А знаешь ли ты, у кого ночевал?» «Не знаю», - говорит тот. «Я Стенька Разин, великий грешник, смерти себе не знаю и здесь за грехи свои муки терплю». У бурлака хворь как рукой сняло. Объяснил Стенька мужику, где клад зарыт с ружьём, которое заряжено спрыг-травой, там его смерть хранится. (это Симбирская губерния, село Шатроманах), столько казны в нём, что можно было Симбирскую губернию 40 раз сжечь и 40 раз обстроить лучше прежнего. Надо было найти икону Божьей Матери, часть денег нищим и по церквам раздать, а после взять и из ружья выпалить и сказать 3 раза: «Степану Разину вечная память!» Тогда, в ту же минуту, умер бы Стенька и кончились бы его муки, да не случилось так. Клад бурлаку не дался: человек он был тёмный, грамоты не знал, отдал запись в другие руки, а грамотники словом обмолвились, - клад в землю пошёл. А ведь совсем было бы до него дорылись, дверь видно было… В Царицынском уезде, недалеко от Песковотки, стоит небольшой курган, в нём – заколдованный клад – целое судно, полное серебра и золота. Рыть его было страшно. Нечистые стерегли Стенькино добро.

Николай Николаевич Благов.

1931 – 1992

Родился 2 января в Ташкенте. Отец его, Николай Гаврилович Благов, крестьянин из деревни Андреевка Чердаклинского района. Здесь он окончил начальную школу и призван на военную службу в Ташкент, где и познакомился с матерью будущего поэта, Евдокией Ивановной Вершининой. В 1930 году отец заболел и умер. Коля родился после смерти отца. Свекровь пригласила Евдокию Ивановну с сыном к себе, в Андреевку. Так Андреевка определила судьбу деревенского детства, отрочества и юности Благова. Мать работала продавцом, бабушка – в колхозе и по дому. Именно бабушка, Секлетинья Ивановна научила мальчика любить природу, уважать старших. Коля учился в семилетке, помогал боронить в колхозе, возил снопы. Через всю жизнь и многие стихи Благова прошла любовь к матери. В 1948 – 1952 годах учится в пединституте Ульяновска, в журналистике. За поэму «Волга» получил звание лауреата. Всесоюзного фестиваля молодёжи (1957г.). В 1983м году вышел в свет сборник его стихов «Поклонная гора». Николай Благов становится лауреатом Государственной премии России имени Максима Горького.

Никогда не забуду я

мой небогатый,

про меня забывающий край.

Там на спинах коровьих приползают закаты

и заходят под каждый сарай.

Через изгородь вечером, хроменький рыжий

месяц тычется в небо, глупыш-сосунок.

Там однажды я ласковый оклик услышал,

чья-то мать позвала:

«Подойди-ка, сынок».

Залатала рубаху мне.

Всё укоряла:

«Весь ободранный».

Гладила доброй рукой

и со вздохом цыпки мои оттирала:

«Все такие вы.

Мой-то был тоже такой»

День синел,

с подоконников тёк, убывая.

И увидел я в сумерках:

Ох, как седа!

Я не маленький, знал: на войне убивают

Но не знал: кто убит – не придёт никогда.

Я от ласки скучал

Ничего не спросил я.

Был похож или не был –

К чему тут вопрос.

Русым ветром нас всех окатила Россия.

Всех она поводила меж белых берёз



Воспитание любви к родному краю, родной культуре, к родному селу или городу, родной речи – задача первостепенной важности, и нет необходимости это доказывать. Но как воспитывать эту любовь? Она начинается с малого – с любви к своей семье, к своему жилищу, к своей школе. Постепенно расширяясь, эта любовь к родному переходит в любовь к своей стране – к её истории, её прошлому и настоящему, а затем ко всему человеческому, к человеческой культуре. Человек воспитывается в определённой среде, незаметно вбирая в себя не только современность, но и прошлое. Если человек не любит хотя бы изредка смотреть на старые фотографии своих родителей, не ценит память о них, ни оставленную в саду, который они возделывали, в вещах, которые им принадлежали, - значит он не любит их. Если человек не любит старые улицы, старые дома, бывшие «участниками» его юности, свидетелями исторических событий, - значит у него нет любви к своему городу. Если человек равнодушен к поэтическому наследию, он лишён представления о прекрасном. У каждого человека своя судьба. Она может быть трудной или лёгкой, яркой или бесцветной. Но счастливой она должна быть. Глубина знаний, целеустремлённость, упорный труд – ваши помощники в этом!





Урок-конференция

на тему: «Жизнь и творчество Николая Рябинина».

Цель урока:

1. Познакомить обучающихся с жизнью и творчеством Н.Р.Рябинина, его ролью в истории родного края.

2. Формировать и совершенствовать у обучающихся самостоятельно-поисковую деятельность на определённую тему.

3. Развивать навыки составления публичного выступления на основе собранных материалов, а также навыки анализа и выразительного чтения текста.

4. Воспитывать любовь и уважение к поэту, ощущать нравственную чистоту и идейность его поэзии.


Жизнь человека – дар Божий

Зарождение её – чудо Земное

И нет ничего в мире дороже

Жить – это счастье такое!


Жить… Ощущать себя настоящим Человеком, любить всех и всё, быть неравнодушным к окружающему миру, жить в гармонии с прекрасным. Это и есть счастье. Давайте на миг ощутим себя частичкой этого удивительного мира, прислушаемся к звукам природы… Именно так воспринимал жизнь человек, сочетающий в себе душевное благородство и мудрость. При жизни от него исходил внутренний свет, слишком яркий, чтобы позабыться. Идут годы, давным – давно нет человека, но его поэзия непрерывна, как время. Эта серебряная нить тянется из прошлой эпохи в наш век. В ней нет обрывов, потому что поэты жили всегда. Правда, талант был не одинаков: у кого ярче, выше, у кого приглушенней, скромней. Но все они служили одной высокой звезде, без которой жизнь стала бы тусклой и неинтересной. Сегодняшнее мероприятие посвящено человеку большой души, яркой творческой личности, Николаю Романовичу Сидорову.


I. Введение.

  • Николай Романович Сидоров родился в 1918году в деревне Ермоловка Большевятского района Пензенской области. С детства увлекался литературой, стихи начал писать со школьной скамьи. Начинающий поэт относил их в редакцию. Но по какой – то причине они не печатались. Однажды он понес в редакцию стихи и подписался псевдонимом Рябинин. С тех пор Николай Романович подписывался под стихами Рябининым. К рябине у него особое отношение:

Ты как хочешь, а мне это дерево мило:

Я с младенческих лет рос под кущей его.

До сих пор так и вижу: огнём охватило,

Как в пожаре, избушку отца моего.

По окончании школы он поступил в Ульяновский педагогический институт, но закончить его не удалось: началась Великая Отечественная война. В 22 года со второго курса института он был призван в армию. Воевал на Карельском фронте. С самого грозного лета 41-го. Сражался в миномётных частях в Заполярье, был наводчиком, командиром миномёта, заместителем политрука.

После окончания курсов в июне 45-го года он назначен командиром миномётного взвода, участвовал в войне с Японией. За мужество, проявленное в боях, награждён орденом Красной Звезды, медалями. И на войне он не забывал стихи, печатался во фронтовых газетах. Сколько жестокости и несправедливости увидели его глаза! Но сердце его не озлобилось, не ожесточилось от боли, а сделалось добрее к жизни, к людям. Только стало более ранимым и не терпимым ко лжи и несправедливости. Демобилизовался Рябинин только в 1947году. И сразу в институт, по окончании которого сбылась его заветная мечта – он учитель литературы. Преподавал в Барановской средней школе Николаевского района, затем в Красноборской школе Вешкаймского района.

  • С 1955 по 1978 год Николай Романович успешно работал учителем литературы в Тетюшской средней школе Ульяновской области, где организовал много интересных мероприятий в масштабах школы и села: был режиссёром школьного учительского театра, вёл ученический литературный кружок, проводил вечера поэзии. Человек простой, добродушный, доброжелательный, умел проникновенно и задушевно общаться, мог привлечь сердце собеседника, от его слов становилось теплее и утешительнее, мог часами читать наизусть Есенина, Блока, Некрасова. Более 30 лет преподавал. Талантливый педагог много сил и умения отдал воспитанию подрастающего поколения. Жена его, Мария Никаноровна, тоже преподавала русский язык и литературу. Они познакомились еще в пединституте, поженились, вырастили двух замечательных сыновей. При жизни Николай Рябинин выпустил 7 сборников стихов:

Восьмой, по словам жены, остался незавершённым: в октябре 1985 года Николай Романович умер после продолжительной болезни. Ушёл человек, оставив 7 добротных книг, которые заслужили положительные отзывы читателей. Кому – то покажется, что написано мало. Но судить надо не по количеству написанного. Есть другая мера – мастерство, чистота, глубина, доброта.




II. Особенности поэтического мира.

Поэтический мир Рябинина открывается читателю не сразу – виной тому словарный диапазон поэтического языка, стихи его кажутся простоватыми, но эта простота выстраданная. Поэт сторонится излишней яркости, он сдержан, но пластичен:

Пусть на солнце ещё немного

Полежит: влажновато пока.

Это сено из мокрого лога

Или с поймы, где плещет река.

Рябинин пишет о вещах, понятных ему, о явлениях, пережитых им, о чувствах, рождённых его душой, о перезревшем весеннем снеге и о васильках на хлебном поле. В стихах Рябинина видна любовь к своей небольшой родине, к человеческому добру, уверенность в прочности нравственных устоев. Он не витает в облаках, не суетится в выборе темы, доверяет перу то, что прошло через сердце, подмечает самое незаметное, скрытое от постороннего взгляда. Не увлекается мишурой словесного рукоделия!


III. Тема колхозной деревни в творчестве Рябинина.

  • Эта тема занимает большое место в творчестве поэта: трудовые будни, отдых после работы с гармоникой по вечерам. Поэт врос в новую деревню, всё ему здесь мило, радует глаз, на всё откликается своей лирой. Это стихотворения: «Ночь весной», «У колодца», «Отчий дом», «День кончается».


Сначала горланить начнут петухи:

- Вставайте, вставайте, заря занимается,

Коров выгоняйте – их ждут пастухи!

-Да, да – пастухи подтверждают – живее!

И щелкает кнут. Торопитесь – восход!

И ветер, тихонько над травами вея,

Людей голоса по деревне несёт.

Захлопают двери, щеколды зазвякают.

Топор где – то стукнет, мотор загудит…

И солнце само за работою всякою,

За всем с высоты по-хозяйски глядит.


В стихотворении «Родное место» Рябинин описывает село, где природа скудна, а люди живут здесь испокон веков и никуда не собираются уезжать, они трудятся, их труд - корневая система, которая питает живыми соками жизнь земледельца.

Взойди на пригорок - увидишь внизу

Зелёные, белые, красные крыши,

Ползущий возок, паренька на возу,

Чей посвист ты слышишь в осеннем затишье.

Гружённый мешками бежит грузовик.

Девчата сгребают зерно у сарая

Проходит по саду садовник – старик,

последние яблоки в кузов сбирая.


В этом стихотворении – гордость за созидательный труд нашего народа. Лира звучит тихо, восхваляя радость бытия, прославляя односельчан, красивых «сердцем, голосом, лицом». Поэт любит деревню, её быт. Это говорит о гражданском пафосе его стихов. Его волнует то, что стираются грани между городом и деревней.

Навсегда, навсегда

Расстаёмся мы с избами,

С их резными крылечками,

С кружевными карнизами,

Старым избам спасибо,

Но время такое:

Обновляется в жизни

То одно, то другое.

Поэт своим творчеством доказал, что, если бы он дожил до наших дней, свой мужественный голос отдал бы в защиту деревни.


Моё село – исконно русское,

Построено давным – давно,

Но странно названо Тетюшское,

Прислушайтесь: свистит оно.

А раз – не чаем и не кофием –

Доволен был сырой травой

Кудрявый, с африканским профилем

Весёлый барин молодой.

И огляделся: «Да, Тетюшское…»

И не сказать того не мог:

Уж очень наше, очень русское

Село среди степных дорог!


**********************

Наши корни остались в деревне,

Там и твой начинается род,

Там, в деревне, твой дедушка древний

Или бабушка, может, живёт.

Иль остался какой-нибудь дядя,

А родства деревенского нет –

Мог бы ты, в родословную глядя,

В старине отыскать его след?

Только ты не ведёшь родословной:

Всё равно ведь известно – не князь,

Жалкий пахарь был родич твой кровный

Смерд, месивший лаптишками грязь.

Но склонись перед памятью предка:

Хлеб взрастал на его полосе!

И усвой эту истину крепко:

Деревенские люди мы все!



IV. Тема природы.

  • Через всё творчество Рябинина проходит тема природы, сыновнего отношения к ней. Природа для него – это нравственность, она священна и высока. Природу он понимает не так, как простой сельчанин, она живая, дышит, чувствует, мыслит, радуется, беседует с поэтом. Вот как он описывает воз сена зимой:


Шёл он тихо. Травы обвисали,

Сыпались цветы и семена.

Не видны под сеном были сани.

да и лошадь вроде не видна.

Будто даже и не воз шёл это,

шёл омёт, покинувший луга,

шло зимою солнечное лето.

И цветы роняло на луга.

Мир природы буйно растёт, благоухает, переливается разными красками, манит к себе. Поэт все боготворит: маленький стебелёк травы, небо голубое, цветы:

Одуванчики, одуванчики –

Босоногие рыжие мальчики

На речные сошлись берега,

На степные сбежались луга.

Одуванчики, одуванчики!

Лебеда – молода, в сарафанчике.

А на вас только ветошь одна,

И летит белый пух – седина.


  • Осенью природа увядает и наводит человека на размышление. Но острый взгляд поэта увидел среди этого увядания буйную зелень озими:

Всё кругом и сумрачно, и голо,

А она так радовала глаз,

Будто кто-то праздничный, весёлый

Эти всходы выкрасил для нас.

Чистый сердцем, влюблённый в жизнь, он не переносил самодовольных деляг, людей, которым чуждо понимание красоты и любви к природе.

Проснутся, и румяные от сна,

Во всём на распорядок полагаются.

Им всё легко, им жизнь во всём ясна,

Живут – и ничему не удивляются.

В природе он видит эстетическую силу, хотя понимает, что нужны стропила, когда люди строятся, нужен выгон для скота, нужны целебные травы для аптек. Человек после себя должен оставить какой-то след доброго, но не заборы, огораживающие его владения, охраняющие его сытость. Природу края он любит тревожно и преданно, жалеет её не ради жалости, а ради спасения.


Речка называется Трофимовкой…

Жил когда – то, говорят, Трофим,

слушал, как в кустах поёт малиновка,

как щебечет ласточка под ним.

Липы придорожные окапывал,

По оврагам чистил родники

И смешную славу зарабатывал –

гоготали вслед озорники.

Мол, опять блаженненький с лопатою

Ну, копай, Трофимушка, копай!

И вода от солнца розоватая

В родниках бурлила через край.

И стекались ключики звенящие

отовсюду до поры, пока

Не возникла речка настоящая,

Не поплыли в речке облака!

**********************


Упаду в траву,

Раскину руки,

Глядя в небо,

Я прижмусь к земле

Все мученья прежние,

Все муки

Память больше не оставит мне.

Всё, что было горестным,

Забуду.

Все недуги исцелит земля,

Засыпая, ветер слушать буду

Да в цветке застрявшего шмеля.

**********************


Говоришь: что рябина! Пиши про каштаны,

Про лазурное море, про горы пиши…

Ну а я всё про то же – про наши поляны,

Про рябину пишу и пою от души.

Ты как хочешь, а мне это дерево мило:

Я с младенческих лет рос под кущей его,

До сих пор так и вижу: огнём охватило,

Как в пожаре, избушку отца моего.

До чего ж становилась рябина пунцовою

И горька до чего – хоть не пробуй на вкус

Но уж модницы эти девчонки бедовые!

Без ума были все от рябиновых бус.

Я такую одну с самодельными бусами,

С голубыми глазами, кудряшками русыми

Не забыл до сих пор. И люблю до сих пор

Край, где нет ни каштанов, ни гор.





V. Тема войны.

  • Николай Рябинин о войне написал немного, но в каждом его произведении написано о погибших в бою товарищах, об ужасах артналётов.


Там на сопках морошка растёт с голубикой,

Там в студёных озёрах вода, как слеза,

Но не видели мы красоты этой дикой:

Горьким дымом войны застилало глаза.

Чуть поднимешься в рост, оказавшись на круче,

Или голову только поднимешь едва-

Артналет! - чёрной копоти взвихрены тучи,

Перемешаны с прахом кусты и трава.

И горячею кровью обрызганы камни…

Север, Север! Я памятью той живу.

Может быть, в тяжком сне ты приснишься тогда мне,

А теперь бы увидеть тебя наяву.

Посмотреть, как в озёрах спокойна водица,

Как морошку не топчат ботинки солдат

И горит она - кровью сумела пробиться

Из земли, где мои сослуживцы лежат.



  • Страшна разрушающая и убивающая сила войны - это одинокая печь в степи- самое страшное на войне. Вместо того, чтобы греть людей, кормить детей, она стоит как память о кошмарном дне:

Одна, одна… Оставшись не у дела,

Раздетая пожаром догола,

Стояла печь и вдаль с тоской глядела-

Хозяйку хлопотливую ждала.


Сострадание к беженцам войны звучит в стихотворении «Две картины».


Гроза.


Бежит девчонка домой

От чёрных туч по мостику из жёрдочек

Через студёный ключ

Бежит и еле держит сестрёнку на спине.

И другая картина. Война.

Бежит девчонка с сестрёнкою своей

Зеленое раздолье не радует детей

Бегут они из дому: горит родимый дом,

А пушки настоящие

Грохочут за холмом.


И желание автора:

Но я хочу, чтоб в жизни

порядок был другой:

война - лишь на картинах,

а в поле-дождь с грозой.

**********************


Что было самым страшным на войне?

Деревня в полыхающем огне?

Воронки чёрные?

Нет, самым страшным было,

Когда в степи стояла печь одна,

Не грела никого,

Сама под ветром стыла,

Сама была бездомна, холодна.

Вокруг неё обломки да осколки,

Зола да уголь. А настанет ночь –

Вокруг неё бродили стаей волки…

Но даже волки убегали прочь.

Одна, одна… Оставшись не у дела,

Раздетая пожаром догола,

Стояла ночь и вдаль с тоской глядела,

Хозяйку хлопотливую ждала.

**********************


В сундуке,

Под нарядной своею обновой,

Он пилотку нашёл,

Мой сынишка бедовый,

Ту пилотку, в которой

Лет 10 назад

Я домой возвратился –

Бывалый солдат.

И ликует мальчишка:

Смотрите, как раз!

А какое как раз,

Не видать даже глаз!

Будто гриб предо мною,

Ах, малыш, мой малыш!

Для тебя мой убор

Стал игрушкою лишь.

Головной мой солдатский

убор постарел,

А пока он старел

рос вот этот пострел.

Крутит мальчик пилотку:

- Ну, где же перёд?

Почему нет звезды?-

Он ко мне пристаёт.

- Почему на работу

Ты ходишь не в ней,

Не в пилотке, а в серенькой

Кепке своей?

Как ему объяснить,

Малышу – глупышу:

Это счастье его,

Что я кепку ношу.


VI. Стихи, посвящённые матери поэта и детству.

В этих стихах столько утреннего света, искренности, праздничной грусти. Мама навсегда осталась в памяти поэта такой, какой он её помнил – ласковое лицо, такое русское и родное, что замирает сердце. В стихотворении «Старые письма» поэт вспоминает, как ему на фронт приходили письма, в которых


Поклоны, поцелуи и привет –

Всё не однажды на костре пылало,

Но письма те, которые всегда

Так начинались: «Дорогой сыночек…»


Он сохранил на долгие года.

И пусть они без запятых, без точек,

Никто так не напишет, никогда,

Как мать писала: «Дорогой сыночек…»


Часто ему снился отчий дом, занесённый зимой снегом, детвора, катавшаяся с крыши на салазках:

Я с друзьями катался,

про то забывая,

Что внизу, подо мной, как где – то на дне,

Есть уют и тепло, мать сидит там родная,

Прислонившись к печи, вяжет варежки мне.

VII . Тема любви.

  • Стихотворение «Последний раз калитка где – то скрипнула» рассказывает о глубоком чувстве, которое заставило человека измениться, если раньше он не замечал красоту летней ночи, то теперь очарован ею:

В траве всю ночь шуршат, шуршат шаги,

Всё глуше, глуше, знать, роса ложится.

Рассветная прохлада, помоги.

Дай голове горячей освежиться!

В стихотворении «На току» автор восхищается скромностью молодой девушки, трудолюбием парня:

Работали с особою сноровкой,

От пыли черномазы и слепы.

Она снопы развязывала ловко,

А он ей ловко подавал снопы.

Гудела, не смолкая, молотилка,

Трудился каждый до семи потов,

Но всё ж успели радостно и пылко

Друг друга оглядеть из-за снопов.


Доволен бригадир:

И с молотьбой удача,

И к молодым на свадьбу попаду.


  • В сборнике «Журавли» поэт впервые выступает с поэмой «Первая любовь». Простая деревня детства:

Избёнки на солнце ведут хоровод,

В снегу утопая, сбегают со склона

И, кажется, с кручи попадать бы им,

Да вот на весу удержать их сумели

Верёвки, что вьёт над избёнками дым,

Плотные и плотные, как из кудели.


В деревне живёт мальчик, который любит смотреть сквозь цветные стёклышки:


На землю посмотрит – земля расцветает,

Вдруг станет какой – нибудь вся голубой,

А небо весёлым огнём замирает,

Сто радуг начнёт полыхать над избой.

Живет в деревне девочка Маша, гонит хворостиной гусей:

И тоненьким голосом, встав над плотиною,

Кричит что-то птицам. Но дома – дела.

Взмахнула ещё раз своей хворостинкою,

Мелькнула ещё раз в кустах – и ушла.

И всё. И навечно запомнилось это

Прозрачное утро. Рябина. И ты,

Девчушка в сиянье своей красоты,

Как стёклышко самого дивного цвета.


Герой поэмы, став строителем, помнит о своей первой любви, для неё он будет воздвигать

красивые здания, делать мир таким, каким он когда – то открывался ему в стеклышке дивного цвета:

И, может когда – нибудь встречусь с тобой

В дверях, где колонны и арка цветная,

Скажу: «Я доволен своею судьбой,

Смотри, что построил, тебя вспоминая.»


Вот это и есть высокая идейность, та большая нравственная чистота, которые должны присутствовать в современном мире поэзии.


Последний раз калитка где – то скрипнула,

Девчонка где – то «до свидания» крикнула.

И тишина. Лишь слышно, как за хатой

вздохнул, один оставшись, провожатый.

Вздохнул, помедлил, и поплёлся прочь.

Куда? Домой. А что там делать, дома?

Пропал покой. Бессонной будет ночь

И всё как будто ново, незнакомо.

Увидел звёзды будто в первый раз,

Глотнул весенний воздух, как впервые.

И нет спасенья от любимых глаз,

Блестят во тьме, лукавые, живые.

В траве всю ночь шуршат, шуршат шаги,

Всё глуше, глуше- знать, роса ложится.

Рассветная прохлада, помоги.

Дай голове горячей освежиться!



VIII. Николай Рябинин – учитель в воспоминаниях коллег и учеников.


  • Н. Рябинин был таким учителем, который обладал силой воздействия на своих учеников, умел развивать у них интерес и любовь к своему предмету.

  • Директор школы Исаков Иван Васильевич вспоминает: «Николай Романович был скромным человеком, прекрасным учителем, его любили дети, уважали сельчане, он не любил повышенного к себе внимания, любил природу».

  • Иван Дмитриевич Семёнов: «Сидоров – человек исключительный, прекрасно подготовлен методически, отлично знал литературу. А как он читал стихи?! Ну, а стихи…Это, выражаясь шолоховским языком, «его чудинка». А без неё – нет человека».

  • Учитель математики Нина Анатольевна Гурьянова: «Николай Романович – учитель от Бога. Его уроки равносильны посещению театра, дети сидели с раскрытыми ртами… Любовь его к своему предмету была настолько велика, что он буквально заражал ею ребят».

  • Александр Михайлович Богатов: «На уроках литературы он знакомил детей с новинками прозы и поэзии, формировал у них читательский вкус, самостоятельность суждений…»


Бывшие ученики

  • Беляева А.Н. «Я на всю жизнь запомнила высокого, худого человека с седой шевелюрой, задумчивым взглядом серых глаз. Это был глубоко порядочный человек, истинный интеллигент – носитель знаний и культуры» (ныне учитель химии)

  • Валентина Петровна Москалёва: «Я любила литературу, и этому обязана Николаю Романовичу. А ещё я была участницей школьного учительского театра, спектакли мы показывали не только в селе Тетюшское, но и в соседних селах…»

  • Старшее поколение села до сих пор вспоминает Николая Романовича, гордятся, что в школе работал замечательный человек, творческая личность, поэт.

Ученики пишут стихи:

Курило В. «Родное село»

Краше нет села родного,

Берегов его и рек.

Широки его просторы,

Всё, чем дышит человек.

Всё знакомое до боли,

Знаешь каждый колосок,

И знакомы птицы в поле –

Даже речка и лесок!

И поют всё так же птицы,

Каждый звук, всё знаешь ты.

В небе уток вереницы,

И кружат свой вальс цветы.

Всё прекрасно, всё живое,

Ты живёшь – село живёт.

И так было, и так будет

Всё в душе цветёт, поёт!


Кочкова И. «Родина»

Всё знакомо в селе нашем:

Все мосты, поля, цветы.

И все хором вдруг мы скажем:

«Всё роднее для нас ты!»

И прекрасны цветы в поле,

Колосочек на лугу!

Я, как птица, здесь на воле, -

Без села жить не могу!


IX. Заключение.

Стихи Рябинина наполнены сердечными переживаниями, глубокими раздумьями о времени, о себе, о связи прошлого с настоящим. Он был человеком мужественным, стойким. Смертельно больной, он работал до последнего часа. Стихи его теплы и добры, как земля в майскую ночь, жаль, что их знают далеко не все. Но, знающие их, восторгаются светлыми и приветливыми красками родного края

Упаду в траву,

Раскину руки,

Глядя в небо,

Я прижмусь к земле.

Все мученья прежние,

Все муки

Память больше не оставит мне.

Всё, что было горестным,

Забуду,

Все недуги исцелит земля

Засыпая,

Ветер слышать буду

Да в цветке застрявшего Шмеля.


Его всё-таки приняли в члены Союза писателей, приняли, когда ему было уже далеко за 40, когда он был уже зрелым, сформировавшимся поэтом – лириком.


Ушёл он скромно, незаметно,

Как жил,

В тиши очнулась

предрассветной

Полоска ржи

Да жаворонок

утром где-то

Ушёл в зенит.

Как птица, там душа поэта

В стихах звенит.







  • Если Вы считаете, что материал нарушает авторские права либо по каким-то другим причинам должен быть удален с сайта, Вы можете оставить жалобу на материал.
    Пожаловаться на материал
Курс повышения квалификации
Курс профессиональной переподготовки
Учитель русского языка и литературы
Скачать материал
Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:
также Вы можете выбрать тип материала:
Скачать материал

Вам будут интересны эти курсы:

Курс профессиональной переподготовки «Русский язык и литература: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс профессиональной переподготовки «Маркетинг: теория и методика обучения в образовательной организации»
Курс профессиональной переподготовки «Клиническая психология: организация реабилитационной работы в социальной сфере»
Курс повышения квалификации «Организация практики студентов в соответствии с требованиями ФГОС технических направлений подготовки»
Курс повышения квалификации «Деловой русский язык»
Курс профессиональной переподготовки «Русский язык как иностранный: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Использование активных методов обучения в ВУЗе в условиях реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «Специфика преподавания русского языка как иностранного»
Курс профессиональной переподготовки «Организация деятельности помощника-референта руководителя со знанием иностранных языков»
Курс профессиональной переподготовки «Деятельность по хранению музейных предметов и музейных коллекций в музеях всех видов»
Курс профессиональной переподготовки «Политология: взаимодействие с органами государственной власти и управления, негосударственными и международными организациями»
Курс профессиональной переподготовки «Осуществление и координация продаж»
Курс профессиональной переподготовки «Организация и управление процессом по предоставлению услуг по кредитному брокериджу»

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.