Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Конспекты / Методические рекомендации по теме: "Поэзия «оттепели». Новые темы, образы, идеи" по дисциплине «Литература»
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • Русский язык и литература

Методические рекомендации по теме: "Поэзия «оттепели». Новые темы, образы, идеи" по дисциплине «Литература»

библиотека
материалов



ГОБУ СПО ВО «Острогожский аграрный техникум»















Методические рекомендации


По теме: Поэзия «оттепели». Новые темы, образы, идеи



по дисциплине «Литература»





Преподаватель

общеобразовательных дисциплин

С. А. Егорова









Острогожск

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ


Цель данного пособия – попытка восстановить прерванную связь времен, научить общаться с поэзией не на уровне «тема природы», «гражданская лирика», а через диалог с автором, освоив его поэтический язык, уяснив суть его представления о мире и месте человека в нем.

Мир поэзии «оттепели» представлен материалом, который расположен блоками, каждый из них посвящен одному автору. В блок включены: краткие биографические сведения, поэтические тексты, вспомогательные материалы – отрывки из критических статей и литературоведческих работ, помогающих войти в художественный мир поэта, и задания.

Отбор заданий обусловлен особенностями поэтики анализируемого автора и своеобразием конкретного стихотворения. У каждого из них есть своя «изюминка». Обнаружишь ее – и в руках ключ к анализу поэтического текста: обогащение читательской практики, обсуждение спорных вопросов и оформление наблюдений над текстом.

Анализ лирического текста остается слабой стороной на уроках русского языка и литературы. Вопросы заданий сформулированы так, что подсказывают направление поисков ответа и способ оформления наблюдений над текстом. В конце пособия помещены обобщающие задания, выполнение которых обязательно для всех. С ними нужно ознакомиться заранее, чтобы от урока к уроку готовить материалы для итоговой работы, которая станет формой контроля над совершенствованием навыков речевого и литературоведческого анализа поэтического текста.

Вадим Шефнер, уже в 1967 году об этом поколении писал так: «Лет двенадцать тому назад никто не предполагал, что группа молодых поэтов столь быстро и целеустремленно войдет в нашу поэзию и не только утвердит в ней себя, но и изменит расстановку поэтических сил. Конечно, этим поэтам помогло время. Но ведь и они помогли времени. К стихам их можно относиться как угодно, это – дело вкуса. Но нельзя отрицать того, что молодые поэты послужили как бы неким бродильным началом, что они подняли интерес читателей к поэзии вообще. И перед лицом массового читателя яснее стало видно, кто чего стоит и кто на чем стоит. Это пошло на пользу поэзии в целом». Самыми яркими представителями этого поколения стали Роберт Рождественский, Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Белла Ахмадуллина, Булат Окуджава.

Творчество поэтов


Роберт Рождественский (1932 – 1994 гг.)


Роберт Иванович Рождественский родился 20 июня 1932 года в селе Косиха Троицкого района Алтайского края в семье военнослужащего. Мать была врачом, и, когда грянула война, родители будущего поэта ушли на фронт. «А я, – вспоминает он, – потрясенный все случившимся, написал стихотворение, и наш школьный учитель отнес это стихотворение в газету. Там оно и было опубликовано...» Воспитывался Роберт Рождественский в детских домах. Учился в Петрозаводском университете, а в 1956 году окончил Литературный институт имени Горького. Первая книга поэта –«Флаги весны» – вышла в свет в 1955 году. Его поэзии свойственна ярко выраженная гражданственность, высокая патетика, масштабность и контрастность изображения в сочетании с известной рационалистичностью в выборе тем и поэтических средств выражения.


I.

На Земле,

безжалостно маленькой,

жил да был

человек маленький.

У него была служба

маленькая.

И маленький очень

портфель.

Получал он зарплату

маленькую...

И однажды –

прекрасным утром –

постучалась к нему

в окошко

небольшая,

казалось,

война...

Автомат ему выдали

маленький.

Сапоги ему выдали

маленькие.

Каску

выдали

маленькую

и маленькую по размерам –

шинель...

...А когда он упал –

некрасиво,

неправильно,

в атакующем крике

вывернув

рот,

то на всей земле

не хватило

мрамора,

чтобы вырубить парня

в полный

рост!


<1967>


II. «У нас, наверное, нет поэта, у которого стихи были бы так патетичны, как у Рождественского. Это высокая патетика. Ей подчинен весь сюжет стихотворения, стремительно, без побочных линий и отступлений рвущийся к финалу, в котором, как правило, содержится подытоживающая формулировка. Творчество Рождественского – действительно один непрерывный взволнованный монолог. <...>

Часто в его стихах встречается неожиданный поворот, когда после едва ли не вселенских обобщений, после космических далей он вдруг обращается к глубоко личному, близкому, даже интимному. Стихотворение может начинаться так: «Непонятны голоса Галактик, различимые едва-едва... Смотрит в небо жерло телескопа, от земных волнений отстранясь». Отстранясь! А буквально двумя строчками ниже – эти самые волнения предстают крупным планом: «А на кухне в крутобокой миске тесто ждет, чтоб хлынуть через верх... Женщина хлопочет. Самый близкий, самый непонятный человек». И это принципиально важная особенность поэтического зрения Рождественского. Резким укрупнением плана, контрастным монтажом – приемом кинематографическим – Рождественский владеет мастерски. <...>

«Хороших метафор много и в ранних его стихах («Спит стадион, в тугой клубок свернув трибунные натруженные кольца»), и в поздних (дождь «падал свысока, в землю входя по трубам светлого березняка»). Многие стихотворения целиком представляют собой развернутую метафору (например, в «Горении», в котором рассказывается, как люди «горят»). Кстати, в «Горении» и во многих других стихах Рождественский использует интересный ход – «переворачивает» фигуральное выражение, и метафорой является уже его прямое, «бывшее» значение («Вслушайтесь! Убивают время. Убивают время сообща и в одиночку... Убивают прямо перед окнами милиции!..»).

Он любит колоритные изобразительные сравнения («Вот небоскреб, как градусник, стеклянен. И лифт внутри него – как ртутный столбик», «Он сидит – худой, как ноябрьский куст», «реки подкатываются к океану, как слезы к глазам»). Прекрасно владеет метонимией («Гражданин часовщик, почините мне время. Что-то часики мои барахлят», «Ему было в рамках тесно. Во всех, даже в траурной рамке», «А букинист очки поправляет. И, - покачав головой седою, – вечную истину гладит ладонью. Цену с улыбкою набавляет»). Нет, уж в чем-чем, а в художественной обедненности стихи Рождественского упрекнуть никак нельзя. Конечно, и Рождественский не был застрахован от неудач. Порой его риторика не знала чувства меры, и тогда рядом с подлинно проникновенными, выстраданными строками читали мы банальные, наполненные штампами, общими местами стихи... Но гораздо чаще – и раньше, и теперь – Рождественский умеет находить единственно возможные, берущие за душу слова...»

Андрей Мальгин


III. Убили парня

Убили парня

за здорово живешь.

За просто так.

Спокойно.

Как в игре...

И было это не за тыщу верст

от города,

А рядам.

Во дворе.

Еще пылали окна...

Между тем

он так кричал,

прижав ладонь к груди,

как будто накричаться захотел

За долгое молчанье впереди...

Крик

жил отдельно!

Вырастал стеной

Карабкался,

обрушивался с крыш.

Растерзанный,

отчаянный,

больной


нечеловечески огромный

крик!

Он тек по трубам,

полз по этажам,

подвалы заполнял и чердаки.

Он ошалело тыкался в звонки!

Ломился в двери

и в замках визжал!..

И воздух был почти воспламенен,

И сигаретки

прыгали у рта:

«Вот если бы не вечером, а днем...»

«Вот если бы на фронте, –

я б тогда...

И все.

И только молний пересверк.

И не остановился

Какое это чудо –

человек!

Какая

это

мерзость –

человек!

<1965-1968>


IV. «Я особенно ценю в Роберте Рождественском завидную способность ставить трудные вопросы и размышлять над ними на глазах у читателя и публично, не робея гласности, искать и находить на них ответы, пусть не для всякого из нас обязательные, но неизменно вызывающие уважение чистотою, честностью, убежденностью поисков. Конечно, не единою проблемностью жива поэзия, я это хорошо понимаю; но и поэзия без проблем – мертва, в этом я тоже глубоко уверен».

Константин Симонов


V. Баллада о зенитчицах

Как разглядеть за днями

след нечеткий?

Хочу приблизить к сердцу

этот след...

На батарее

были сплошь –

девчонки.

А старшей было

восемнадцать лет.

Лихая челка

над прищуром хитрым,

бравурное презрение к войне...

В то утро танки вышли

прямо к Химкам.

Те самые.

С крестами на броне...

И старшая,

действительно старея,

как от кошмара, заслонясь рукой,

скомандовала тонко:

Батарея-а-а!

(Ой, мамочка!..

Ой, родная!..)

Огонь!.. –

И–

залп!..

...И тут они

заголосили,

девчоночки.

Запричитали всласть.

Как будто бы

вся бабья боль

России

в девчонках этих

вдруг отозвалась!..

Кружилось небо –

снежное,

рябое.

Был ветер

обжигающе горяч.

Былинный плач

висел над полем боя,

он был слышней разрывов –

этот плач!..

Ему –

протяжному –

земля внимала,

остановясь на смертном рубеже

Ой, мамочка!..

Ой, страшно мне!..

Ой, мама!.. –

И снова:

- Батарея-а-а!.. –

...И уже

пред ними,

посреди земного шара

левее безымянного бугра,

горели

неправдоподобно жарко

четыре черных

танковых костра.

Раскатывалось эхо над полями,

бой

медленною кровью истекал...

Зенитчицы кричали

и стреляли,

размазывая слезы по щекам!

И падали.

И подымались снова.

Впервые защищая наяву

и честь свою

(в буквальном смысле слова!).

И Родину.

И маму.

И Москву.

Весенние пружинящие ветки.

Торжественность

венчального стола.

Неслышанное:

«Ты моя – навеки!..»

Несказанное: «Я тебя ждала...»

И губы мужа.

И его ладони.

Смешное бормотание

во сне.

И то, чтоб закричать

в родильном

доме:

Ой, мамочка!

Ой, мама, страшно мне!! –

И ласточку.

И дождик над Арбатом.

И ощущенье

полной тишины.

...Пришло к ним это после.

В сорок пятом.

Конечно, к тем,

кто сам пришел

с войны.



ЗАДАНИЯ:

I.

Найдите вторые части антитез, лежащих в основе композиции стихотворения:

маленький человек –.........................................................................

прекрасное утро –..............................................................................

упал некрасиво, неправильно –........................................................

Стихотворный размер этого произведения – дольник, который «сохраняет ритмическую инерцию трехсложных размеров» (в данном случае – анапеста). Объясните, почему в последних четырех стихах, представляющих собой одно предложение, по 4 ударных слога, в отличие от остальных строк, где ударных слогов – 3.

Какой дополнительный смысловой оттенок вносит сказуемое первого предложения «жил да был».

Почему? (Это повторяющееся задание предполагает «расшифровку» художественного образа, интерпретацию его в контексте стихотворения.) «На Земле, безжалостно маленькой...», «Упал некрасиво, неправильно… вывернув рот ......

Найдите в тексте стихотворения безличные односоставные предложения и докажите уместность этой синтаксической конструкции.

«Белый стихом» или «верлибром» написано это стихотворение? Обратитесь к словарю литературоведческих терминов, чтобы ответить на этот вопрос.

В стихотворении два раза использовано слово «земля», но в первом случае оно пишется с большой буквы, а во втором – с маленькой. Объясните написание.

Использован ли кинематографический прием контрастного монтажа в этом стихотворении?

II.

Найдите в тексте все предложения, в которых встречаются вводные слова и словосочетания, определите их значение. Объясните постановку всех знаков препинания в этих предложениях.

III.

Охарактеризуйте все предложения первой части стихотворения с точки зрения односоставности-двусоставности и полноты-неполноты. Определите целесообразность использования именно этих синтаксических конструкций.

Проследите за развертыванием метафоры «крик жил отдельно» во второй части стихотворения. Перечислите все глаголы, характеризующие этот «нечеловечески огромный крик», определите их спряжение.

Обратите внимание на форму введения прямой речи. Почему отсутствуют традиционные «сказал», «произнес», «молвил» и т.п.? Насколько уместна бытовая деталь «И сигаретки прыгали у рта»?

Почему? «И не остановился век...», «И воздух был почти воспламенен...»

Насколько оправдана «подытоживающая формулировка» стихотворения?

IV.

Разберите по членам первое предложение текста. Чем осложнено это простое предложение?

V.

Андрей Мальгин назвал творчество Рождественского «одним непрерывным взволнованным монологом». Как эта особенность творческой манеры поэта отразилась на своеобразии синтаксических конструкций в стихотворении «Баллада о зенитчицах»?

Что защищали девчонки-зенитчицы? Проследите, как прием контрастного монтажа организует разнородные, на первый взгляд, предметы, явления и ситуации. Одним словом обозначьте то, что противостоит войне, смерти, за что стоят на поле боя девчонки, не успевшие стать мамами.

Почему? «Былинный плач висел над полем боя...», «Бой медленною кровью истекал ....»,«... пред ними, посреди земного шара, левее безымянного бугра...»

Роберт Рождественский назвал свое стихотворение балладой. Насколько оправдано это жанровое обозначение?


Евгений Евтушенко (родился в 1933 году)


Евгений Александрович Евтушенко родился 18 июля 1933 года на станции Зима Иркутской области. Отец был геологом и всю жизнь писал стихи. Он и сына научил любить поэзию. Перед войной семья распалась, и будущий поэт с матерью и отчимом уезжают в Москву. Но грянул 1941-й, и поэт вновь на станции Зима. После войны – опять Москва, но военное сибирское детство – первая серьезная страница его творчества. Печататься начал с 1949 года, в 1951-54 годах учился в Литературном институте имени Горького. Первый сборник – «Разведчики грядущего» – вышел в 1952 году.

После автобиографической поэмы «Станция Зима» на целое десятилетие стал самым популярным поэтом как у нас в стране, так и за рубежом. Пишет прозу, много занимается переводами. В 1984 году удостоен Государственной премии СССР за поэму «Мама и нейтронная бомба».


I.

Я шатаюсь в толкучке столичной

над веселой апрельской водой,

возмутительно нелогичный,

непростительно молодой.


Занимаю трамваи с бою,

увлеченно кому-то лгу,

и бегу я сам за собою,

и догнать себя не могу.

Удивляюсь баржам бокастым,

самолетам,

стихам своим...

Наделили меня богатством.

Не сказали, что делать

с ним.


<1954>


II.

Как-то стыдно изящной словесности,

отрешенности на челе.

Как-то стыдно натужной небесности,

если люди живут на земле.


Как-то хочется слова непраздного,

чтоб давалось оно нелегко.

Все к Некрасову тянет, к Некрасову,

ну, а он - глубоко-глубоко...


Как-то стыдно сплошной заслезненности,

сострадательства с нимбом борца.

Как-то стыдно одной заземленности,

если все-таки есть небеса.


Как-то хочется слова нескушного,

чтоб лилось оно звонко, легко,

и все к Пушкину тянет, все к Пушкину,

ну, а он - высоко-высоко...

<1965>


III. «Природа творческой натуры Евтушенко не дает ему возможности покоя и мудрой взвешенности суждений. Он обгоняет себя на каждом повороте жизни, причем замечательно, что это свойство не проходит с годам и... Какая-то вечная, быстроногая и легкодумная юность клокочет внутри, создавая характер уникальный, очень обаятельный, но и раздражающий своим нежеланием остановиться на чем-нибудь главном.

Критик Лев Аннинский точно подметил однажды: «Подробности быта светятся у Евтушенко как бы самостоятельным светом, так что иногда пропадает связь подробностей с целым, и сама необязательность красок становится здесь поэзией». «Необязательность» подробностей, становящихся поэзией, характерна для поэта и по сей день. Бытовые детали, мастерски освоенные стихом, придают его произведениям теплоту и обаяние, которые усиливаются, когда деталь подсвечена юмором.

Одновременно стихи Евтушенко набиты формулами, словно учебник жизни. Он простодушно открывает правила действительности и общества и сам поражается своей способности к броскому дидактическому афоризму. Не важно, что все это известно уже до тебя. Важно, что ты сам дошел до истины и выразил ее собственными словами. Дидактика и риторика – постоянные спутники Евтушенко. Они часто мешают ему, но еще чаще выручают, помогают выплыть. <...>

Именно Евтушенко окончательно привил корневую рифму современной русской поэзии, и никто не овладел ею так виртуозно и естественно, как он сам. Иногда ее просто не слышишь, настолько органично она впаяна в смысл и слово стиха. Интересно, что Евтушенко почти обошла мода на составную, сложную рифму. <...>

В публицистической стихотворной полемике Евтушенко часто изобретает неологизмы, и надо сказать, что многие из них отличаются хорошим чувством языка и язвительной меткостью смысла.

Евтушенко – поэт очень русский, продолжающий демократические традиции некрасовской музы и ораторского стиля Маяковского. Он немало сделал в области формы, освежив рифму, придав стиху живую пластичную интонацию разговорной речи».

Евгений Сидоров

IV.

Людей неинтересных в мире нет.

Их судьбы – как истории планет.

У каждой все особое, свое,

и нет планет, похожих на нее.

А если кто-то незаметно жил

и с этой незаметностью дружил,

он интересен был среди людей

самою незаметностью своей.

У каждого – свой тайный личный мир.

Есть в мире этом самым лучший миг.

Есть в мире этом самый страшный час,

но это все неведомо для нас.

И если умирает человек,

с ним умирает первый его снег,

и первый поцелуй, и первый бой...

Все это забирает он с собой.


Да, остаются книги и мосты,

машины и художников холсты,

да, многому остаться суждено,

но что-то ведь уходит все равно!

Таков закон безжалостной игры.

Не люди умирают, а миры.

Людей мы помним, грешных и земных.

А что мы знали, в сущности, о них?

Что знаем мы про братьев, про друзей,

что знаем о единственной своей?

И про отца родного своего

мы, зная все, не знаем ничего.

Уходят люди... Их не возвратить.

Их тайные миры не возродить.

И каждый раз мне хочется опять

от этой невозвратности кричать...

<1960>


V.

Непонятный поэтам

Я так завидовал всегда

всем тем,

кто пишет непонятно

и чьи стихи,

как полупятна

из полудыма–полульда.

Я формалистов обожал,

глаза восторженно таращил,

а сам трусливо избежал

абракадабр

и тарабарщин.

Я лез из кожи вон

в борьбе со здравым смыслом, как

воитель,

но сумасшедшинки в себе

я с тайным ужасом не видел.

Мне было стыдно.

Я с трудом

над сумасшедшинкою бился.

Единственно, чего добился,

вся жизнь –

как сумасшедший дом.

И я себя, как пыткой, мучил –

ну в чем же я недоборщил


и ничего не отчубучил

такого,

словно:

«дыр... бул.. щир...»?

О, непонятные поэты!

Единственнейшие предметы

белейшей зависти моей...

Я–

из понятнейших червей.

Ничья узда вам не страшна,

вас в мысль никто не засупонил,

и чье-то:

«Ничего не понял...» –

вам слаще мирра и вина.

Творцы блаженных непонятиц,

поверх сегодняшних минут живите,

верой наполняясь,

что вас когда-нибудь поймут.

Счастливцы!

Страшно между тем

быть понятым, но так превратно, –

всю жизнь писать совсем

понятно,

уйдя непонятым совсем...

<1985>


VI. «Мне хотелось сказать о том, что некоторым его стихам недостает молчанья, тишины, пауз; материала, из которого возникли бы фигуры отказа и умолчания, что в них ощутим иногда дефицит воздуха, росы, свободного дыхания.

Мне хотелось сказать, что есть у него стихотворения как блочные дома первоначальных конструкций, но я подумал о том, <...> что его сооружения стоят много лет, что они населены и люди стремятся прописать в них себя и своих близких. Сквозь пыль, шлак и щебень строительных работ я не всегда мог разглядеть особую красоту, своеобразное совершенство зданий, воздвигнутых поэтом. Я подумал о том, что вслед за этими зданиями возникли дома в стиле модерн и рококо и неоклассические, но оказались ни к чему не пригодными. А его районы, города целые стоят, и в окнах свет горит».

Александр Межиров

VII.

Идут белые снеги,

как по нитке скользя...

Жить и жить бы на свете,

да, наверно, нельзя.


Чьи-то души, бесследно

растворяясь вдали,

словно белые снеги,

идут в небо с земли.


Идут белые снеги...

И я тоже уйду.

Не печалюсь о смерти

и бессмертья не жду.


Я не верую в чудо.

Я не снег, не звезда,

и я больше не буду

никогда, никогда.


И я думаю, грешный, –

ну, а кем же я был,

что я в жизни поспешной

больше жизни любил?


А любил я Россию,

всею кровью, хребтом –

ее реки в разливе

и когда подо льдом,


дух ее пятистенок,

дух ее сосняков,


ее Пушкина, Стеньку

и ее стариков.


Если было несладко,

Я не шибко тужил.

Пусть я прожил негладко

Для России я жил.


И надеждою маюсь

(полный тайных тревог),

что хоть малую малость

я России помог.


Пусть она позабудет

про меня без труда,

только пусть она будет

навсегда, навсегда.


Идут белые снеги,

как во все времена,

как при Пушкине, Стеньке,

и как после меня.


Идут снеги большие,

аж до боли светлы,

и мои, и чужие,

заметая следы...


Быть бессмертным не в силе,

но надежда моя:

если будет Россия,

значит, буду и я.

<1965>


ЗАДАНИЯ:

I.

Каков характер лирического героя в стихотворении? Каким богатством он наделен?

Почему? «... возмутительно нелогичный, непростительно молодой...», «... удивляюсь... стихам своим...», «... над веселой апрельской водой...», «... и бегу я сам за собою, и догнать себя не могу ...».

Охарактеризуйте все предложения стихотворения с точки зрения двусоставности-односоставности. Почему использованы именно эти типы предложений?

Разберите по составу все наречия, которые встречаются в тексте стихотворения. От слов каких частей речи они образованы?

II.

Чего стыдится лирический герой Евтушенко? Что подразумевается под «изящной словесностью», «натужной небесностью», «сплошной заслезненностью», «сострадательством с нимбом борца», «одной заземленностью»? «Расшифруйте» эти образы.

Какие стилистические фигуры для усиления выразительности текста использованы Евтушенко? Найдите в стихотворении примеры анафоры (единоначатия), антитезы, параллелизма (параллельного, сходного построения стихотворных фраз, строк или строф), повторения (слова или строки с целью привлечь к ним внимание), умолчания (фигуры, предоставляющей читателю или слушателю возможность догадываться и размышлять, о чем могла пойти речь во внезапно прерванном высказывании). Определите их функции в тексте стихотворения.

Определите стихотворный размер этого художественного текста. Насколько он органичен в стихотворении? Какой поэтический эффект достигается чередованием дактилической и мужской клаузул?

Лирическому герою хочется слова «непраздного», слова «нескушного» (обратите внимание на написание слова. Почему Евтушенко допускает эту «ошибку»?). Что подразумевает поэт под этими эпитетами? В чем, по Евтушенко, особая притягательность поэзии Пушкина и Некрасова?

Найдите в тексте авторские неологизмы. По аналогии с какими словоформами они образованы? Подберите к ним общеупотребительные синонимы.

III.

Какие особенности поэтического стиля Евтушенко выделяет Евгений Сидоров? Составьте план текста и проиллюстрируйте примерами каждый из пунктов.

Охарактеризуйте каждое из предложений текста по плану:

1. Простое - сложное.

2. Если простое - односоставное–двусоставное, полное–неполное, распространенное–нераспространенное, осложненное (чем?) –неосложненное.

3. Если сложное – «состоит из ... простых, соединенных … связью».

IV.

«Людей неинтересных в мире нет». Эти слова стали творческим кредо Евтушенко. Чем интересен каждый для поэта?

Что есть в «тайном личном мире» каждого человека? Что «забирает он с собой», когда умирает?

Почему? «Не люди умирают, а миры...», «И каждый раз мне хочется опять от этой невозвратности кричать...».

А что знаете вы о тех, кто идет по жизни рядом с вами?

Найдите в тексте все словоформы «каждый», выпишите их с главными словами (если они есть). Какая из словоформ является субстантивированной (т.е. использованной в роли имени существительного)?

V.

Над чем и над кем иронизирует автор в стихотворении «непонятным поэтам»? Какие слова, словосочетания и фразы текста свидетельствуют об использовании в нем самоиронии?

С какой целью используются в стихотворении формы превосходной степени? Какой дополнительный смысловой оттенок они вносят?

Найдите в тексте парафразу, перечитав стихотворение А.С.Пушкина «В крови горит огонь желанья...». Как именует автор непонятных поэтов? Есть ли в тексте скрытое противопоставление формалистов и Пушкина?

Почему? «Творцы блаженных непонятиц», «... стихи как полупятна из полудыма, полульда...».

Можно ли это стихотворение назвать ироническими стихами? Какова цель самоиронии автора? Какой драматический оттенок вносит последнее четверостишие, лишенное иронической окраски?

Найдите в тексте стихотворения знак препинания, постановка которого не соответствует пунктуационным нормам современного русского языка. Оправдано ли его присутствие в тексте?

VI.

Какое сравнение лежит в основе суждения Александра Межи-рова о стихах собрата по перу?

Какая поэзия, по-вашему, может быть сравнима с домами в стиле модерн, рококо и неоклассическими зданиями? (Обратитесь к толковому словарю, чтобы выяснить суть названных стилей.)

Составьте схему первого предложения. Какие виды подчинения встречаются в нем?

VII.

Какие три части можно выделить в стихотворении «Идут белые снеги...»? Определите тональность каждой из частей и выделите ведущее настроение. Как связаны между собой эти части? Укажите смысловые, стилистически и синтаксические средства связи. Что поддерживает надежду героя на долю бессмертия в третьей части? Определите функции повторов, анафор, рефрена в стихотворении.

Оправдано ли в ткани художественного произведения просторечное слово «шибко», «неправильное» ударение в слове «идут»?

Определите своеобразие размера. Насколько он органичен для элегического настроя стихотворения?

Изложите свои размышления по поводу основной мысли стихотворения «Идут белые снеги...».

Андрей Вознесенский (родился в 1933 году)


Андрей Андреевич Вознесенский родился 12 мая 1933 года в Москве. С 13 лет проявил свое художественное дарование в архитектуре и живописи, в 1957 году окончил Московский архитектурный институт, одновременно учился живописи у Бехтеева и Дейнеки.

Но победила поэзия, которая еще со школьной скамьи не давала покоя юному Вознесенскому. Первые стихотворения были опубликованы в 1958 году, а в 1960-м вышли первые сборники стихов – «Парабола» и «Мозаика». В 1978 году Вознесенский получил Государственную премию СССР за сборник «Витражных дел мастер».

Поэзия Андрея Вознесенского очень темпераментна, насыщена словесными и звуковыми ассоциациями, вобрала в себя важные качества смежных искусств: объемное и цветовое видение мира, чувство пространства, перспективу.

I. Гойя

Я – Гойя!

Глазницы воронок мне выклевал ворон,

слетая на поле нагое.

Я – Горе.

Я – голос

войны, городов головни

на снегу сорок первого года,

Я – голод.

Я – горло

повешенной бабы, чье тело, как колокол,

било над площадью голой...

Я – Гойя!

О, грозди возмездья! Взвил залпом на Запад –

я пепел незваного гостя!

И в мемориальное небо вбил крепкие звезды –

как гвозди.

Я – Гойя.

<1957>

II. «С присвистом и лихостью вошел в нашу поэзию середины 50-х годов Андрей Вознесенский.

В статье «Как быть с Вознесенским?» Н.Асеев писал об общем, что ему виделось в стихах Маяковского и Вознесенского: «Тот же неуспокоенный внетрадиционный стих, то же стремление выразить мысль своими средствами, не занимая их у других. Но главное общее – это повышенная впечатлительность от виденного и ощущаемого».

«Я – где боль, везде» – жизненный и творческий принцип Маяковского становится и для Вознесенского ведущим. <...> Болевой порог этого поэта низок. Нервы его обнажены, «...ты пощупай ее ладонью – болит!» Это «болит» прокатывается по всей поэзии Андрея Вознесенского. Бьют собаку – боль. Бьют женщину – боль. Уничтожают народ – боль. Несут атомную гибель человечеству – боль. Поэт хочет уберечь всех от боли. Больше того, он скорбит по поводу неосуществленного, неродившегося, потерянного, непроявленного... Все это боль. И этой болью переполнено его сердце».

Лев Озеров

III. Плач по двум нерожденным поэмам

Аминь.

Убил я поэму. Убил, не родивши. К Харонам!

Хороним.

Хороним поэмы. Вход всем посторонним.

Хороним.

На черной Вселенной любовниками

отравленными

лежат две поэмы,

как белый бинокль театральный.

Две жизни прижались судьбой половинной –

две самых поэмы моих

соловьиных!

Вы, люди,

вы, звери,

пруды, где они зарождались

в Останкине, –

встаньте!

Вы, липы ночные,

как лапы в ветвях хиромантии, –

встаньте,

дороги, убитые горем,

довольно валяться в асфальте,

как волосы дыбом над городом,

вы встаньте.

Раскройтесь, гробы,

как складные ножи гиганта,

вы встаньте –

Сервантес, Борис Леонидович, Данте,

вы б их полюбили, теперь они тоже останки,

встаньте.

И вы, Член Президиума Верховного Совета

товарищ Гамзатов,

встаньте,

погибло искусство, незаменимо это,

и это не менее важно,

чем речь

на торжественной дате,

встаньте.

Их гибель – судилище. Мы – арестанты.

Встаньте.

О, как ты хотела, чтоб сын твой шел чисто

и прямо,

встань, мама.

Вы встаньте в Сибири,

в Париже,

в глухих городишках,

мы столько убили

в себе

не родивши,

встаньте.

Ландау, погибший в косом лабиринте,

встаньте,

Коперник, погибший в Ландау галантном,

встаньте,

вы, девка в джаз-банде,

вы помните школьные банты?

встаньте,

геройские мальчики вышли в герои, но в анти,

встаньте,

(я не о кастратах – о самоубийцах,

кто саморастратил

святые крупицы),

встаньте.

Погибли поэмы. Друзья мои в радостной панике –

«Вечная память!»

Министр, вы мечтали, чтоб юнгой

в Атлантике плавать.

Вечная память,

громовый Ливанов, ну, где ваш несыгранный

Гамлет?

вечная память.

где принц ваш, бабуся? А девственность

можно хоть в рамку обрамить,

вечная память,

зеленые замыслы,

встаньте как пламень,

вечная память,

мечта и надежда, ты вышла на паперть!

вечная память!..

Аминь.

<1965>


IV. «Андрей Вознесенский – поэт более сложный для восприятия на слух, чем Евтушенко или Рождественский, и тем не менее его эстрадным выступлениям сопутствует успех в самых разных аудиториях.

Чем это можно объяснить? Вместе с усложнением поэтики Вознесенский широко ввел в поэзию то, что Маяковский называл «корявым говором миллионов» – язык улицы, грубоватую фразеологию повседневного быта, открывая в них новые источники выразительности. Достигается ли этим эстетический эффект? Можно без труда отыскать некоторые «излишества» в употреблении вульгаризмов у Вознесенского, но зато можно привести множество примеров, когда грубоватая фразеология органична как характеристическая черта, как стиль».

Александр Михайлов

V. Прощание с Политехническим

Большой аудитории посвящается

В Политехнический!

В политехнический!

По снегу фары шипят яичницей.

Милиционеры свистят панически.

Кому там хнычется?!

в Политехнический!

Ура, студенческая шарага!

А ну, шарахни

по совмещанам свои затрещины!

Как нам мещане мешали встретиться!

Ура вам, дура

в серьгах-будильниках!

Ваш рот, как дуло,

разинут бдительно.

Ваш стул трещит от перегрева.

Умойтесь! Туалет – налево.

Ура, галерка! Как шашлыки,

дымятся джемперы, пиджаки.

Тысячерукий, как бог языческий,

Твое Величество –

Политехнический!

Я ненавидел тебя вначале.

Как ты расстреливал меня молчаньем.

Я шел как смертник в притихшем зале.

Политехнический, мы враждовали!

Ах, как я сыпался! Как шла на


помощь

записка искоркой электрической... Политехнический, ты это помнишь?

Мы расстаемся, Политехнический...

Ты на кого-то меня сменяешь,

но, понимаешь,

пообещай мне, не будь чудовищем,

забудь

со стоящим!

Ты ворожи ему, храни разиню.

Политехнический –

моя Россия ! –

ты очень бережен и добр, как бог,

лишь Маяковского не уберег.

Поэты падают,

дают финты

меж сплетен, патоки

и суеты,

но где б я ни был – в земле, на Ганге –

ко мне прислушивается

магически

гудящей

раковиною

гиганта

ухо

Политехнического/

<1962>


VI. Сага

Ты меня на рассвете разбудишь,

проводить необутая выйдешь.

Ты меня никогда не забудешь.

Ты меня никогда не увидишь.


Заслонивши тебя от простуды,

Я подумаю: «Боже всевышний!

Я тебя никогда не забуду,

Я тебя никогда не увижу».


Эту воду в мурашках запруды,

это Адмиралтейство и Биржу

я уже никогда не забуду

и уже никогда не увижу.


Не мигают, слезятся от ветра

безнадежные карие вишни.


Возвращаться – плохая примета.

Я тебя никогда не увижу.


Даже если на землю вернемся

мы вторично, согласно Гафизу,

Мы, конечно, с тобой разминемся.

Я тебя никогда не увижу.


И окажется так минимальным

наше непониманье с тобою

перед будущим непониманьем

двух живых с пустотой неживою.


И качнется бессмысленной высью

пара фраз, залетевших отсюда:

«Я тебя никогда не забуду,

Я тебя никогда не увижу».

<1977>


ЗАДАНИЯ:

I.

Франсиско Гойя (1746-1828 гг.) – один из самых ярких представителей западно-европейского искусства конца XVIII – первой трети XIX в., испанский живописец, член Академии искусств, придворный художник. В своих лучших произведениях Гойя отразил силу народного духа, патриотизм и жизнелюбие своих соотечественников, проявленные в борьбе с Наполеоном.

Сатирический талант Гойи с наибольшей силой раскрылся в серии офортов «Капричос» (1797–1798). Эпиграфом ко всей серии могут служить слова, надписанные Гойей на одном из листов: «Сон разума рождает чудовищ». Сон разума рождает пороки, как индивидуальные, так и всего человечества. Ослы, попугаи, кошки, страшные чудовища, рожденные неистощимой фантазией художника, появляются на рисунках, воплощая торжество недобрых, мрачных сил.

Стихотворение представляет собой монолог. Почему Вознесенский выбирает такого необычного героя, «переносит» его в век двадцатый, упоминая события 1941 года, нашу победу над фашистской Германией? Кто такой Гойя Вознесенского?

Стихотворение представляет собой монорим, т.е. в нем употребляется только одна рифма. Проследите за звукописью стихотворения. Выделите и выпишите все слова, связанные внутренней рифмой со словом «Гойя». Повторяющееся «го» в каждой новой части, обрамленной конструкцией «Я – ...», обрастает сонорными звуками, которые углубляют внутреннюю корневую рифму. Так, первое же предложение «Я – Гойя!», в котором наряду с «го» присутствует полугласный звук, обозначенный буквой «и», фонетически скрепляется со словами «слетая», «нагое», где тоже присутствует этот полугласный; предложение «Я – Горе» обобщает созвучие сонорных звуков «р» в словах «ворон», «воронок». Продолжите наблюдения в том же ключе, обратив особое внимание на последнюю часть, где собраны воедино «звуковые мотивы» всех частей. Выделите самую удачную с вашей точки зрения часть стихотворения.

Почему? «Гроздья возмездья», «взвил залпом... пепел...», «мемориальное небо».

Определите размер стихотворения в рамках силлабо-тонической системы стихосложения. В чем необычность этого размера? (Обратите внимание на количество стоп в стихе.)

II.

Видите ли вы связь поэтики Вознесенского с поэтикой Маяковского? Если да, то в чем она, по-вашему, выражается?

Выпишите из текста все причастия и объясните написание суффиксов.

III.

Чем вызвана боль лирического героя в этом стихотворении?

Плач, по определению Вл. Даля, – жалобная песня, которая поется на девичниках, невеста оплакивает свою девичью красу, волюшку. Он сродни причитанию как жанру устного народного творчества. Сохраняет ли особенности жанров фольклора плач Вознесенского? Какие?

Какую роль выполняют в стихотворении рефрены «встаньте», «вечная память»?

Почему? «Вход всем посторонним...», «Зеленые замыслы, встаньте, как пламень...», «Мечта и надежда, ты вышла на паперть!», «...две самых поэмы моих соловьиных ...».

Кому из «посторонних» предлагает Вознесенский почтить память нерожденных поэм? Обращение поэта воистину всемирно. Он предлагает «встать» не только героям, наделенным в стихотворении именами собственными, маме, не только тем, чьи деяния похожи на деяния многих («геройские мальчики», «девка в джаз-банде», министр, бабуся), но и безмолвным свидетелям «зачатия» поэм – прудам в Останкине, липам ночным, дорогам. Этот плач «всепространственный» и «всевременной». Почему в стихотворении так много имен собственных?

Чтобы глубоко понять стихотворения Вознесенского, часто необходим культурологический комментарий. Вот образец такого комментария к стихотворению «Плач по двум нерожденным поэмам»:

Харон – в греческой мифологии перевозчик мертвых в аиде. Мрачный старец в рубище, который перевозит только тех, чьи кости обрели покой в могиле.

Сервантес – испанский писатель эпохи Возрождения, создатель знаменитого романа «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский»(1615 год).

Борис Леонидович – Пастернак (1890-1960), поэт, прозаик, чье творчество и чья поддержка оказали огромное влияние на поэзию Вознесенского.

Данте – Алигьери, итальянский поэт, последний художник Средневековья, стоящий на пороге Возрождения. Его «Божественная комедия» в 3-х частях («Ад», «Чистилище», «Рай») – поэтическая энциклопедия средних веков. Она оказала огромное влияние на развитие европейской культуры.

Гамзатов – Расул. Народный поэт Дагестана. В 1962 - 1966 годах был Членом Президиума Верховного Совета СССР.

Ландау – Марк Александрович Алданов (1886-1957). По словам Бунина, «последний джентльмен русской эмиграции». Вспоминают, что в молодости он был внешне элегантен, от него веяло каким-то подлинным благородством и аристократизмом. Писатель-ученый. В Киевском университете одновременно закончил два факультета: пра-вовой и физико-математический (правда, по отделению химии). Продолжил учебу в Париже и там страстно заинтересовался литературой. Стал талантливым прозаиком В 1918 году эмигрировал. Главное дело его жизни – серия из 16 романов и повестей, охватывающих почти двести лет русской истории от Петра III до Сталина.

Это своего рода человеческая комедия истории, уникальный по масштабности исторический цикл. В 1936 году закончил третью, наименее удачную, часть трилогии о жизни в эмиграции – «Пещера» (первые две –«Ключ» и «Бегство»). Пещера – убежище, где можно спрятаться от чужбины-кручины. После окончания этого романа планировал оставить литературу и посвятить себя химии. План не удался, но в 1937 году Алданов выпустил монографию «Актинохимия», которую называл лучшим своим произведением. Умер вдали от родины, в Ницце.

Коперник – Николай (1473-1543), польский астроном, создатель гелиоцентрической системы мира.

Ливанов – Борис, актер. Самый известный в мировом кино Шерлок Холмс. В одном из интервью поделился мечтой сыграть Гамлета. Мечта так и не осуществилась.

Выделите наиболее неожиданные, на ваш взгляд, метафоры. Оправдано ли их использование?

IV.

Объясните постановку «тире» в тексте.

Составьте схему последнего предложения, охарактеризуйте его и объясните знаки препинания в нем.

Какие новые источники выразительности, по мнению Ал. Михайлова, находит Вознесенский?

V.

Что вы знаете о Политехническом?

Почему в тексте стихотворения так много восклицательных знаков?

Найдите вульгаризмы. Насколько органичны они в художественной ткани произведения?

Почему? «Политехнический – моя Россия! ...», «Мы расстаемся, Политехнический ...», «...ты расстреливал меня молчаньем...», «... ко мне прислушивается ... ухо Политехнического!»

Можно ли определить стихотворный размер «Прощания с Политехническим» как дольник?

VI. – Перечитайте «Сагу». Кажется, что перед нами какой-то другой Вознесенский. Что роднит поэтику этого стихотворения с поэтическими особенностями предыдущих?

Определите стихотворный размер «Саги». Насколько он помогает автору в решении художественной задачи? Почему только женские (открытые) клаузулы в этом стихотворении? Как эффект «тающего звука» помогает создать атмосферу стихотворения?

Каковы функции рефрена в этом стихотворении?

Сага (высок.) в переносном значении – нечто легендарное и поэтическое. Насколько соответствует название стихотворения его атмосфере?

Почему? «Не мигают, слезятся от ветра безнадежные карие вишни...», «...воду в мурашках запруды ...».

Охарактеризуйте чувства и мысли лирического героя. Какова основная тональность стихотворения? Что страшнее: непониманье двух любящих друг друга людей или «будущее непониманье двух живых с пустотой неживою»?

Белла Ахмадулина (родилась в 1937 году)


Белла Ахатовна Ахмадуллина родилась 10 апреля 1937 года в Москве. После окончания школы работала в многотиражной газете. В 1960 году закончила Литературный институт имени Горького. Первый стихотворный сборник «Струна» вышел в 1962 году.

Белла Ахмадуллина много переводит, является автором трех сценариев, написанных по рассказам Ю.Нагибина. Ее поэзия отличается пристальностью и тонкостью психологического анализа, метафоричностью, переходами конкретно-чувственной образности в причудливую игру аллегорий, непосредственности признания – в изысканную стилизацию. Лирическую героиню Ахмадуллиной характеризует сосредоточенность – иногда чрезмерная – на самовыражении и самоанализе.


I. Свеча

Всего-то – что была свеча,

Свеча простая, восковая,

И старомодность вековая

Так станет в памяти свежа.

И поспешит твое перо

К той грамоте витиеватой,

Разумной и замысловатой,

И ляжет на душу добро.


Уже ты мыслишь о друзьях

Все чище, способом старинным,

И сталактитом стеаринным

Займешься с нежностью в глазах.

И Пушкин ласково глядит,

И ночь прошла, и гаснут свечи,

И нежный вкус родимой речи

Так чисто губы холодит.

<1962>


II. «Белла Ахмадуллина – поэт гораздо более высокой личностной и стилистической чистоты, нежели большинство ее сверкающих или непрозрачных современников. Ее стихотворения отличишь от чьих бы то ни было мгновенно. Вообще ее стих размышляет, медитирует, отклоняется от темы; синтаксис вязкий и гипнотический – в значительной степени продукт ее подлинного голоса...

Развертывание ее стихотворения, как правило, подобно розе, оно центростремительно и явственно отмечено напряженным женским вниманием к деталям - напряженным вниманием, которое иначе можно назвать любовью. Чистый результат, тем не менее, не салонная и не камерная музыка; результат - уникальное ахмадуллинское смешение частного и риторического - смешение, которое находит отклик в каждой душе. Этим объясняется ее популярность - не только в кругу знатоков поэзии, но и у широкого русского читателя».

Иосиф Бродский

III. Мои товарищи

Андрею Вознесенскому

Когда моих товарищей корят,

я понимаю слов закономерность,

но нежности моей закаменелость

мешает слушать мне, как их корят.

Я горестно упрекам этим внемлю,

я головой киваю: слаб Андрей!

Он держится за рифму, как Антей

держался за спасительную землю.

За ним я знаю недостаток злой:

кощунственно венчать «гараж» с «геранью»,

и все-таки о том судить Гераклу,

поднявшему Антея над землей.

Оторопев, он свой автопортрет

сравнил с аэропортом –

это глупость.

Гораздо больше в нем азарт и гулкость

напоминают мне автопробег.

И я его корю: зачем ты лих?

Зачем ты воздух детским лбом таранишь?

Все это так. Но все ж он мой

товарищ.

А я люблю товарищей моих.

Люблю смотреть, как, прыгнув из дверей,

выходит мальчик с резвостью жонглера.

По правилам московского жаргона

люблю ему сказать: «Привет, Андрей!»

Люблю, что слова чистого глоток,

как у скворца, поигрывает в горле.

Люблю и тот, неведомый и горький,

серебряный какой-то холодок.

И что-то в нем, хвали или кори,

есть от пророка, есть от скомороха,

и мир ему – горяч, как сковородка,

сжигающая руки до крови.

Все остальное ждет нас впереди.

Да будем мы к своим друзьям пристрастны!

Да будем думать, что они прекрасны!

Терять их страшно, бог не приведи!

<1963>


IV. «Дикий романтический сад, ставший у зрелой Ахмадуллиной устойчивым синонимом не только поэзии, но и мироздания (по крайнем мере – его обитаемой автором части), предполагает не только упругость и первозданность поэтической ткани, но и некую безответственность стихотворца. В какой-то степени это стало болезнью ее «длинных» стихотворений. Определенная композиционная и версификационная неряшливость, интонационная монотонность – все эти признаки акынства заслоняют порой рисунок на ткани. На смену акмеистической зоркости к деталям приходит нагромождение невнятных автоперепевов. Но замеча- тельно, что весь приведенный набор отрицательных качеств служит в итоге лишь перегноем, тем сором, которого немало в поэтической кухне каждого берущегося за перо. А сад все-таки есть».

Виктор Куллэ

V.

По улице моей который год

Звучат шаги – мои друзья уходят.

Друзей моих медлительный уход

Той темноте за окнами угоден,


О одиночество, как твой характер крут!

Посверкивая циркулем железным,

Как холодно ты замыкаешь круг,

Не внемля увереньям бесполезным.


Так позови меня и награди!

Твой баловень, обласканный тобою,

Утешусь, прислонюсь к твоей груди,

Умоюсь твоей стужей голубою.


Дай стать на цыпочки в твоем лесу,

На том конце замедленного жеста


Найти листву и поднести к лицу

И ощутить сиротство как блаженство.


Даруй мне тишь твоих библиотек,

Твоих концертов строгие мотивы,

И – мудрая – я позабуду тех,

Кто умерли или доселе живы.


И я познаю мудрость и печаль,

Свой тайный смысл доверят мне предметы.

Природа, прислонясь к моим плечам,

Объявит свои детские секреты.


И вот тогда из слез, из темноты,

Из бедного невежества былого

Друзей моих прекрасные черты

Появятся и растворятся снова.

<1969>


ЗАДАНИЯ:

I.

Что является приметами «вековой старомодности», по мнению поэтессы?

Почему? «...И ляжет на душу добро...», «...нежный вкус родимой речи так чисто губы холодит ...», «... поспешит... перо к ... грамоте витиеватой ...».

Что, кроме простой восковой свечи, является связующим звеном между незаявленной, но подразумеваемой в стихотворении «модной современностью» и «старомодностью вековой»? Обратите внимание на скрытое сравнение «... и сталактитом стеаринным займешься с нежностью в глазах...».

Определите лирическое настроение этого «ночного» стихотворения Беллы Ахмадуллиной. Подберите три-четыре определения для его характеристики.

Каковы функции столь часто повторяющегося союза «и» в тексте стихотворения?

II.

Поэт и в суждениях, оформленных «суровой прозой», остается поэтом. Выделите наиболее яркие примеры тропов (эпитет, метафору, синекдоху, сравнение) в словах Иосифа Бродского.

Сформулируйте основные черты поэтики Ахмадуллиной, подчеркнутые Бродским.

Какие синтаксические виды связи использованы в предложениях второго абзаца?

III.

Перечислите черты поэтики Андрея Вознесенского, которые Ахмадуллина образно подмечает в своем стихотворении.

Какие образы ярче всего свидетельствуют о «пристрастности» поэтессы к своему товарищу, младшему собрату по перу?

Почему? «Нежности моей закаменелость», «... мир ему - горяч, как сковородка, сжигающая руки до крови...», «... о том судить Гераклу, поднявшему Антея над землей...».

Обратите внимание на оформление прямой речи в пятой и шестой строфах. Почему прямая речь в пятой строфе не оформлена в соответствии с пунктуационными нормами, в отличие от шестой?

IV.

Какая метафора реализована в словах Виктора Куллэ о Белле Ахмадуллиной?

Что подразумевает эпитет «дикий», когда речь идет о «романтическом саде» поэтессы, аналоге не только ее поэзии, но и ее представления о мироздании? - Какие признаки «акынства» «заслоняют рисунок» на поэтической ткани ее произведений? Что подразумевается под «композиционной и версификационной неряшливостью»? Можете ли вы найти примеры такой «неряшливости» в приведенном ниже стихотворении?

V.

Образ одиночества в стихотворении реализуется в ряде сложных метафор. Продолжите их ряд: одиночество замыкает свой круг, взяв в плен лирическую героиню; одиночество призывает, голубая стужа одиночества, .... Можно ли говорить о смысловой, логической, синтаксической выстроенности, завершенности конкретизирующих одиночество образов?

Само одиночество, по мысли Ахмадуллиной, содержит в себе способы его преодоления. Когда «из слез, из темноты» появятся «прекрасные черты» друзей? Почему они растворятся снова? Каким «бесполезным увереньям» не внемлет одиночество?

Почему? «Друзей моих медлительный уход той темноте за окнами угоден ...», «Природа, прислонясь к моим плечам, объявит свои детские секреты ...».

Булат Окуджава (1924 – 1997 гг.)


Булат Шалвович Окуджава родился 9 мая 1924 года в Москве. Его отец, ответственный партийный работник, был репрессирован и казнен в 1937 году. Мать попала в лагерь и реабилитирована лишь в 1955-м.

В 1942 году, не окончив школу, Окуджава ушел добровольцем на фронт. В 1945-50 гг. он учился на филологическом факультете Тбилисского университета, а по окончании до 1955 года работал учителем русского языка и литературы в сельской школе под Калугой. В Калуге в 1956 году вышел первый сборник его стихов. С этого же года, когда реабилитация матери позволила Окуджаве вернуться в Москву, он сам полагает подлинное начало своей литературной деятельности. Примерно с 1957 года Окуджава начинает петь свои стихи под гитару, сначала в узком кругу, а с 1960 - публично, снискав себе популярность и любовь слушателей. После второго сборника стихов (1959) последовало первое прозаическое произведение «Будь здоров, школяр!», потом другие. Проза и поэзия в творчестве Окуджавы всегда рядом, но для людей 60-80-х он прежде всего поэт. Его стихи с традиционным использованием рифмы и ритма нередко повествовательны, в них встречаются созвучия народной песне. За языком его образов и иронией может скрываться критическое отношение к окружающему, но оно никогда не приобретает узко злободневного характера, потому что обращено к вечному – любви, дружбе, жизни, смерти...


I. Грузинская песня

Виноградную косточку в теплую землю зарою,

и лозу поцелую, и спелые гроздья сорву,

и гостей созову, на любовь свое сердце настрою...

А иначе зачем на земле этой вечной живу?


Собирайтесь-ка, гости мои, на мое угощенье,

говорите мне прямо в лицо, чем пред вами слыву.

Царь небесный простит все мученья мои и сомненья...

А иначе зачем на земле этой вечной живу?


В темно-красном своем будет петь для меня моя Дали,

в черно-белом своем преклоню перед нею главу,

и заслушаюсь я, и умру от любви и печали...

А иначе зачем на земле этой вечной живу?


И когда заклубится туман, по углам залетая,

пусть еще и еще предо мною плывут наяву

синий буйвол, и белый орел, и форель золотая…

А иначе зачем на земле этой вечной живу?

<1967>

II. Союз друзей

Поднявший меч на наш союз

достоин будет худшей кары.

И я за жизнь его тогда

не дам и ломаной гитары.

Как вожделенно жаждет век

нащупать брешь у нас в цепочке.

Возьмемся за руки, друзья,

возьмемся за руки, друзья,

чтоб не пропасть поодиночке.

Среди совсем чужих пиров

и слишком ненадежных истин,

не дожидаясь похвалы,

мы перья белые почистим.

Пока безумный наш султан

сулит дорогу нам к острогу,

возьмемся за руки друзья,

возьмемся за руки друзья,

возьмемся за руки, ей-богу.

Когда придет дележки час,

Не нас калач ржаной поманит,

и рай настанет не для нас,

Зато Офелия помянет.

Пока не грянула пора

нам отправляться понемногу,

возьмемся за руки, друзья,

возьмемся за руки, друзья,

возьмемся за руки, ей-богу.

<1967>


III. «На протяжении всего творческого пути раскрывается, последовательно углубляясь и поворачиваясь разными гранями, целостный и динамичный художественный мир Окуджавы. Это вполне реальный, земной, но вместе с тем и возвышенный, романтический мир поэта, неустанно преображающего действительность творческой фантазией. В художественной системе Окуджавы будничное и земное буквально на наших глазах претворяется в необычное и возвышенно-романтическое, образуя «свой поэтический мир, свой материк». И в метафоре Окуджавы сливается, сопрягается обыденное, земное и романтическое, устремленное ввысь и вдаль, небесное и морское.

В поэтическом мире поэта важнейшее место занимает тема и образ родины, прежде всего малой – Арбата, родного дома и дороги, мотив движения и связанной с ним надежды, нравственно-философское осмысление жизни, самих основ бытия, и – форма воплощения всего этого - музыкальное и живописное начало. Все это вместе и образует живую, целостную, движущуюся художественную систему».

Владислав Зайцев

IV.

А мы с тобой, брат, из пехоты.

А летом лучше, чем зимой.

С войной покончили мы счеты...

Бери шинель –

пошли домой.


Война нас гнула и косила.

Теперь конец и ей самой.

Четыре года мать без сына...

Бери шинель –

пошли домой.


Мы все – войны шальные дети:

и генерал, и рядовой.

Опять весна на белом свете...

Бери шинель –

пошли домой.


К золе и пеплу наших улиц

Опять, опять,

товарищ мой,

скворцы пропавшие вернулись...

Бери шинель –

пошли домой.


А ты с закрытыми очами

спишь под фанерною звездой.

Вставай, вставай,

однополчанин,

бери шинель –

пошли домой.


Что я скажу твоим домашним?

Как встану я

перед вдовой?

Неужто клясться днем вчерашним?

Бери шинель –

пошли домой.

V. Батальное полотно

Сумерки. Природа. Флейты голос нервный. Позднее катанье.

На передней лошади едет император в голубом кафтане.

Серая кобыла с карими глазами, с челкой вороною.

Красная попона. Крылья за спиною, как перед войною.


Вслед за императором едут генералы, генералы свиты,

славою увиты, шрамами покрыты, только не убиты.

Следом – дуэлянты, флигель–адъютанты. Блещут эполеты.

Все они красавцы, все они таланты, все они поэты.


Все слабее звуки прежних клавесинов, голоса былые.

Только цокот мерный, флейты голос нервный да надежды злые.

Все слабее запах очага и дыма, молока и хлеба.

Где-то под ногами и над головами – лишь земля и небо.


Сумерки погасли. Флейта вдруг умолкла. Потускнели краски.

Медленно и чинно входят в ночь, как в море, кливера и каски.

Не видать, кто главный, кто – слуга, кто – барин,

из дворца ль, из хаты...

Все они солдаты, вечностью объяты, бедны ли богаты.


ЗАДАНИЯ:

I.

Когда собирает друзей лирический герой, чтобы настроить на любовь свое сердце? Посадить семя в землю, вырастить лозу, дождаться времени плодов – на это может уйти вся жизнь человека, но «иначе зачем на земле этой вечной» он живет?! Это время итогов. Как же «итожится» жизнь человека?

Почему? «... в темно-красном своем будет петь для меня моя Дали, в черно-белом своем преклоню перед нею главу..,», «предо мною плывут наяву синий буйвол, и белый орел, и форель золотая...».

Что выбирает лирический герой? Жизнь с замкнутым для друзей сердцем или распахнутую для любви и друзей, не хранящую от них тайн душу, что означает смерть?

Какова роль рефрена в этом стихотворении? Является ли вопрос риторическим?

В стихотворении много местоимений. На первый взгляд кажется, что использование их в тексте порой излишне. Например: «Собирайтесь-ка, гости мои на мое угощенье...». Но только на первый взгляд. Выявите смысловую функцию каждого из местоимений, определите разряд.

В тексте 11 (!) союзов «и». Что соединяет союз в каждом конкретном случае? Какой ритмико-интонационный оттенок привносит в стихотворение этот многократный повтор?

II.

Стихотворение «Союз друзей» стало своеобразной визитной карточкой поэзии Окуджавы. Его рефрен звучит в самых разных уголках нашей многонациональной страны. Какова его роль в тексте стихотворения?

Почему? «...так вожделенно жаждет век нащупать брешь у нас в цепочке...», «... зато Офелия помянет...».

Дали – в грузинской мифологии богиня охоты, покровительница диких животных. Избранному Дали охотнику, разделившему с нею любовь, она помогает в охоте до тех пор, пока он хранит тайну их любви. Нарушивший это условие охотник неминуемо гибнет. Дали – оборотень, она может явиться человеку в виде животного или птицы.

Какие испытания посылает век союзу друзей? Каково смысловое наполнение образов «чужие пиры», «ненадежные истины», «перья белые почистим»?

Составьте ритмическую схему стихотворения, выделите те строки, где встречаются стопы пиррихия. Проследите по тексту: возможно, это стихи, которые несут особую смысловую нагрузку. Так ли это? Если – да, то – какую?

Какой «неразделимый и вечный» союз друзей вспоминается вам благодаря размеренному четырехстопному ямбу?

III.

В чем своеобразие метафоры Окуджавы, по мнению В.Зайцева?

В первом абзаце найдите все обособленные члены предложения. Объясните знаки препинания при них и определите, какие члены предложения обособлены.

IV.

Как сопрягается романтическое и обыденное в стихотворении?

Бытовое «бери шинель – пошли домой» обращено к тому, кто «с закрытыми очами спит под фанерною звездой». В первых четырех строфах этот рефрен звучит после многоточия. Что «не досказано» в этих строфах?

Какова роль анафоры в начале стихотворения? Почему художественный текст начинается с «а»? Какова синтаксическая функция «а» в начале пятой строфы?

Почему? «Мы все войны шальные дети: и генерал, и рядовой...».

Найдите в тексте обращения. Как лексическая окрашенность каждого из них вписывается в лексический строй 1,4,5 строф, определяя их своеобразие?

V.

Какие чувства вызывает у героя это полотно? Почему оно названо «батальным», ведь на нем нет изображения войны?

Что происходит, когда гаснут сумерки? Какая мысль последней строфы особенно важна для автора?

Как в этом стихотворении проявляются живописное и музыкальное начала поэтического стиля Окуджавы? Какие краски мы «видим» на этом поэтическом полотне? Что «слышим»? Какие запахи «ощущаем»?

Почти все предложения текста очень короткие. Среди них много односоставных назывных и двусоставных нераспространенных предложений. С чем связано преобладание подобных синтаксических конструкций? Охарактеризуйте каждое предложение с точки зрения состава, полноты,

Найдите в тексте примеры оксюморона, эпитетов, сравнения, метафоры. «Расшифруйте» эти образы.

Какие стилистические фигуры встретились в тексте? Выявите их функции.

ОБОБЩАЮЩИЕ ЗАДАНИЯ


1. К каким аспектам анализа художественного текста вы обращались ?


2. Что роднит всех поэтов «оттепели»? Какие особенности поэтики вы можете выделить у каждого из авторов?


3. Какие из суждений критиков или литературоведов вам показалось самым яркими? Обоснуйте свой выбор.


4. Кто из авторов художественных текстов произвел на вас наибольшее впечатление? Почему?


5. Обратитесь к лирическим сборникам тех поэтов, которые вас заинтересовали.

Рекомендуемая литература


  1. Михайлов А.А. Тайны поэзии: Книга критических эссе. – М., 1980.


  1. Дементьев В.В. Мир поэта: Личность. Творчество. Эпоха. – М., 1980.


  1. Чупринин С.И. Крупным планом. Поэзия наших дней, проблемы и характеристики. – М., 1983.


  1. Прокушев Ю.Л. Время. Поэзия. Критика. – М., 1980.


  1. Гринберг И.Л. Полет стиха и поступь прозы. – М., 1976.


  1. Македонов А.В. Свершения и кануны: О поэтике русской советской лирики 1930-1970-х годов. – Л., 1985.


  1. Шевченко М.П. Дань уважения. Рассказы о писателях. – М., 1982.


  1. Мальгин А.В. Роберт Рождественский: Очерк творчества. – М., 1990.


  1. Сидоров Е.Ю. Евгений Евтушенко. Личность и творчество. – М., 1987.


  1. Михайлов А.А. Андрей Вознесенский. Этюды. – Воронеж, 1989.


  1. Евтушенко Е. Талант есть чудо неслучайное. – М., 1979.


  1. Горшков А. И. Русская словесность. От слова к словесности. – М., 1995.



Краткое описание документа:

Система заданий, упражнений и материалов методического пособия нацелена на изучение структуры, стилистических особенностей, выразительных средств текста. В пособие включены лирические тексты наиболее значительных поэтов 60-х годов XX века:  Е.Евтушенко, А.Вознесенского, Р.Рождественского, Беллы Ахмадуллиной, Булата Окуджавы.

В методических материалах помещены биографические сведения, фрагменты литературно-критических статей, суждения самих авторов о жизни и творчестве, позволяющие расширить знания об авторе и его месте в истории русской литературы. Методические рекомендации предполагают  возможность самостоятельной работы студентов, так как содержат в себе минимум необходимых для исследований материалов.

Пособие предназначено для преподавателей русского языка и литературы и студентов.

Автор
Дата добавления 09.12.2014
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Конспекты
Просмотров559
Номер материала 180273
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх