Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / Школьному психологу / Конспекты / Методическое пособие "Психологическая помощь семье с ребенком ОВЗ"
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • Школьному психологу

Методическое пособие "Психологическая помощь семье с ребенком ОВЗ"

библиотека
материалов

И. Ю. Левченко,

В. В. Ткачева



Психологическая помощь семье,

воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии







Методическое пособие









Предисловие



Конец XX — начало XXI столетия отмечены в России повышенным интересом специалистов различного профиля (социологов, демографов, экономистов, психологов, педагогов и др.) к проблемам современной семьи. Традиционно семья воспринимается как естественная среда, обеспечивающая гармоничное развитие и социальную адаптацию ребенка. Внимание ученых к проблеме семьи обусловлено не только профессиональным интересом, но и значительными трудностями, которые претерпевает данный социальный институт в своем развитии.

Особое положение в этом вопросе занимают семьи, воспитывающие детей с отклонениями в развитии, так как для них характерен высокий уровень проявления «проблемности». Существенные изменения, происшедшие в последние десятилетия в России в плане гуманизации отношения к лицам с отклонениями в развитии, определяют особый интерес к семье, в которой воспитывается такой ребенок. Практика свидетельствует о том, что в таких семьях выявляется высокий уровень потребности в оказании им различной помощи. По данным Научного центра здоровья детей РАМН (Доклад о состоянии здоровья детей в Российской Федерации (по итогам Всероссийской диспансеризации 2002 года). — М., 2003.) 85% детей рождаются с недостатками здоровья, а число детей, нуждающихся в адресной помощи специалистов, уже в дошкольном возрасте варьируется от 25 до 40%. Для достижения социальной адаптации таким детям необходимо обучаться и воспитываться в специальных условиях, включая и создание адекватной микросоциальной среды в семье.

Следует отметить, что часть родителей, обеспокоенных возникшими проблемами, пытаются разрешить их собственными силами. Родители детей с отклонениями в развитии принимают активное участие в создании и работе родительских ассоциаций, просветительских фондов, центров милосердия и социального партнерства (общества «Даун Синдром»; «Ассоциация родителей детей с нарушениями слуха»; «Общество помощи аутичным детям „Добро“» и многие другие). Однако, несмотря на значительный рост подобных негосударственных учреждений и организаций в последние годы, основная масса родителей остается безынициативной и беспомощной в отношении разрешения проблем своих детей.

Положение семей, в которых воспитываются дети с отклонениями в развитии, усугубляется и тем, что своевременная поддержка и профессиональное содействие им задерживаются в связи с невысокой активностью государственных структур и полным отсутствием как концептуальных подходов и теоретико-методологического обоснования психологической помощи, так и практических разработок по данному вопросу. В связи с этим особую важность приобретает проблема создания модели государственной психологической помощи семьям, воспитывающим детей с отклонениями в развитии.

В данном методическом пособии представлены теоретико-методологические основы психологической помощи семьям, воспитывающим детей с отклонениями в развитии, изложены концепция, цели и задачи такой помощи, типология личностных особенностей родителей, общие подходы к диагностической, консультативной и психокоррекционной работе.

Основная цель пособия — восполнить пробел в специальной литературе по данному вопросу и содействовать решению проблем организации и содержания профессиональной деятельности психолога в работе с семьями воспитанников с отклонениями в развитии.

Актуальность разработки комплексной программы психологической помощи этой категории семей обусловлена тем, что современная семья, в которой воспитывается ребенок с отклонениями в развитии, на данный момент не выполняет роли базовой структуры, обеспечивающей максимально благоприятные условия для его оптимального развития и воспитания. К сожалению, во многих семьях не только не созданы адекватные условия для развития детей, но и, напротив, семейная ситуация оказывает деструктивное воздействие на ребенка, травмируя его формирующуюся личность. Такая внутрисемейная атмосфера возникает в результате следующих причин:

  • высокого уровня психической травматизации членов семей вследствие рождения ребенка с отклонениями в развитии;

  • отсутствия как мотивов к оказанию помощи проблемному ребенку, так и элементарных психолого-педагогических знаний у родителей;

  • непринятия особенностей ребенка, что может быть обусловлено как преморбидными особенностями личности родителей, так и их культурно-ценностными ориентациями в отношении такого ребенка.

Семья — микросоциум, в котором ребенок не только живет, но в котором формируются его нравственные качества, отношение к миру людей, представления о характере межличностных и социальных связей. Семья рассматривается как системообразующая детерминанта в социально-культурном статусе ребенка, предопределяющая его дальнейшее психофизическое и социальное развитие. В современных исследованиях выявлена прямая зависимость влияния семейного фактора на особенности развития ребенка: чем сильнее проявляется семейное неблагополучие, тем более выражены нарушения развития у ребенка (B. P. Никишина, 2004). Эти положения должны учитываться как в диагностической, так и в коррекционной работе с ребенком, имеющим нарушения развития.

Осуществление психологической помощи семьям позволяет через оптимизацию внутрисемейной атмосферы, гармонизацию межличностных, супружеских, родительско-детских и детско-родительских отношений решать проблемы дифференцированной и адресной помощи ребенку с отклонениями в развитии. Разнообразные формы обучения как в государственных, так и в негосударственных образовательных учреждениях, работа с детьми, имеющими выраженные психофизические недостатки, включают такую семью в поле коррекционно-педагогического воздействия в качестве основного стабилизирующего фактора социальной адаптации ребенка.

Потребность в оказании специальной психологической помощи семьям, воспитывающим детей с нарушениями развития, возникает из-за огромного числа разнообразных проблем, с которыми эти семьи повседневно встречаются. Важнейшее значение имеет создание благоприятной реабилитационной и коррекционно-обучающей среды для ребенка в период его пребывания дома. Это требует от родителей определенного объема знаний, способствующих пониманию потребностей и возможностей ребенка. Они также должны владеть практическими навыками, позволяющими методически правильно общаться с ребенком и правильно его воспитывать.

Психокоррекционная работа позволяет также оказать существенную помощь родителям детей с отклонениями в развитии. Специальная помощь необходима родителям для нейтрализации тех психологических проблем, которые возникают вследствие их личностных переживаний, связанных с нарушениями развития ребенка. Особое значение личностные особенности родителя, его отношение к аномальному развитию в целом приобретают при определении характера и содержания его контактов с собственным ребенком, имеющим психофизические нарушения.

Итак, оказание психологической помощи семьям позволяет оптимизовать проблемы личностного и межличностного характера, возникающие вследствие рождения в семье ребенка с отклонениями в развитии. Главной целью в этой работе является изменение самосознания родителя, а именно: формирование у него позитивного восприятия личности ребенка с нарушениями развития. Такая позиция позволит родителю обрести новый жизненный смысл, гармонизирует взаимоотношения с ребенком, повысит собственную самооценку, оптимизирует самосознание. Это, в свою очередь, нацелит родителей на использование гармоничных моделей воспитания, а в перспективе обеспечит оптимальную социальную адаптацию ребенка.

Гармоничная внутрисемейная атмосфера, учитывающая психофизические особенности и личностные потребности ребенка, оптимизирует его развитие, способствует адекватному определению и реализации путей социальной адаптации.

Комплексная система мер по оказанию психологической помощи семьям, воспитывающим детей с отклонениями в развитии, способствует также гуманизации отношения социума к таким лицам. Приведенные выше факты и определяют актуальность разработки системы психологической помощи семье, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии, как особого и перспективного направления в науке и практике.



Глава 1. Анализ проблем в семьях, воспитывающих детей с отклонениями в развитии

Уровни деформации внутрисемейных взаимоотношений

Трудности, которые постоянно испытывает семья с проблемным ребенком, значительно отличаются от повседневных забот, которыми живет семья, воспитывающая нормально развивающегося ребенка. Анализ литературы по вопросам семьи позволяет выделить основные функции, наиболее часто приписываемые обычной семье. Среди них:

  • рождение и воспитание детей;

  • осуществление связи между поколениями, сохранение и передача детям ценностей и традиций семьи;

  • удовлетворение потребности в психологическом комфорте и эмоциональной поддержке, тепле и любви;

  • создание условий для развития личности всех членов семьи;

  • удовлетворение сексуально-эротических потребностей;

  • удовлетворение потребности в общении с близкими людьми;

  • удовлетворение индивидуальной потребности в отцовстве или материнстве, в контактах с детьми, их воспитании, самореализации в детях;

  • охрана здоровья членов семьи, организация отдыха, снятие стрессовых ситуаций.

Из бесед с родителями и из других данных следует, что практически все функции, за небольшим исключением, не реализуются или не в полной мере реализуются в семьях, воспитывающих детей с отклонениями в развитии. Анализ наблюдений за развитием межличностных отношений в подобных семьях свидетельствует о том, что такое положение, видимо, объясняется следующими причинами.

В результате рождения ребенка с отклонениями в развитии отношения внутри семьи, а также контакты с окружающим социумом искажаются. Причины нарушений связаны с психологическими особенностями больного ребенка, а также с колоссальной эмоциональной нагрузкой, которую несут члены его семьи в связи с длительно действующим стрессом. Многие родители в сложившейся ситуации оказываются беспомощными. Их положение можно охарактеризовать как внутренний (психологический) и внешний (социальный) тупик.

Качественные изменения в таких семьях проявляются на следующих уровнях: психологическом, социальном и соматическом.

Психологический уровень

Рождение ребенка с отклонениями в развитии воспринимается его родителями как величайшая трагедия. Факт появления на свет ребенка «не такого, как у всех», является причиной сильного стресса, испытываемого родителями, в первую очередь матерью. Стресс, имеющий пролонгированный характер, оказывает сильное деформирующее воздействие на психику родителей и становится исходным условием резкого травмирующего изменения сформировавшегося в семье жизненного уклада. Деформируются:

  • сложившийся стиль внутрисемейных взаимоотношений;

  • система отношений членов семьи с окружающим социумом;

  • особенности миропонимания и ценностных ориентаций каждого из родителей больного ребенка.

Все надежды и ожидания членов семьи в связи с будущим ребенка оказываются тщетными и рушатся в один миг, а осмысление происшедшего и обретение новых жизненных ценностей растягивается порой на длительный период. На наш взгляд, это может быть обусловлено многими причинами, среди которых:

  • психологические особенности личностей самих родителей, их способность принять или не принять больного ребенка;

  • наличие комплекса расстройств, характеризующих ту или иную аномалию развития, степень их выраженности;

  • отсутствие положительно поддерживающего воздействия социума в контактах с семьей, воспитывающей аномального ребенка.

Распределение обязанностей между мужем и женой, отцом и матерью в большинстве российских семей носит традиционный характер. Проблемы, связанные с внутренним состоянием и обеспечением жизнедеятельности семьи (хозяйственные, бытовые), а также с воспитанием и обучением детей, в том числе и с отклонениями в развитии, в основном ложатся на женщину. Мужчина — отец больного ребенка — обеспечивает в первую очередь экономическую базу семьи. Он не оставляет и не изменяет профиль своей работы из-за рождения больного ребенка и, таким образом, не исключается, как мать ребенка, из привычных социальных отношений. Его жизненный стереотип, согласно нашим наблюдениям, не столь сильно подвергается изменениям, так как бóльшую часть времени он проводит в той же социальной среде (на работе, с друзьями и т. д.). Отец больного ребенка меньше, чем мать, проводит с ним времени в силу занятости на работе и в соответствии с традиционным пониманием этой семейной обязанности. Поэтому его психика не подвергается патогенному воздействию столь же интенсивно, как психика матери больного ребенка. Приведенные характеристики, как правило, являются наиболее распространенными. Но, безусловно, есть и исключения из правил.

Эмоциональное воздействие стресса на женщину, родившую больного ребенка, неизмеримо значительнее. Сам факт того, что именно она произвела на свет вместо «чуда» больное существо, заставляет ее невыносимо страдать. У матерей часто наблюдаются истерики, депрессивные состояния. Страхи, одолевающие женщин по поводу будущего ребенка, рождают чувство одиночества, потерянности и ощущение «конца жизни». Матери находятся с детьми-инвалидами постоянно. Они жалуются на обилие повседневных забот, связанных с ребенком, что ведет к повышенной физической и моральной нагрузке, подтачивает силы, вызывает утомление. Часто для таких матерей свойственно снижение психического тонуса, заниженная самооценка, что проявляется в потере вкуса к жизни, перспектив профессиональной карьеры, невозможности реализации собственных творческих планов, потере интереса к себе как к женщине и личности.

По нашим наблюдениям, выраженные психофизические нарушения ребенка, а также личностные особенности матери могут служить источником материнской депривации. Любовь к ребенку как специфическое чувство возникает у женщины еще в период беременности. Но именно это светлое чувство укрепляется и расцветает в ответ на эмоциональную взаимность ребенка: его улыбку, комплекс оживления при появлении матери и др. Депривация материнских чувств может инициироваться недостаточностью этих социально-психологических проявлений у ребенка.

Вследствие того что рождение больного ребенка, а затем его воспитание, обучение и в целом общение с ним являются длительным патогенно действующим психологическим фактором, личность матери может претерпевать значительные изменения (В. А. Вишневский, 1987). Депрессивные переживания могут трансформироваться в невротическое развитие личности и существенно нарушить ее социальную адаптацию.



Социальный уровень

После рождения ребенка с проблемами в развитии его семья, в силу возникающих многочисленных трудностей, становится малообщительной и избирательной в контактах. Она сужает круг знакомых и даже родственников по причине характерных особенностей состояния и развития больного ребенка, а также из-за личностных установок самих родителей (страха, стыда).

Это испытание оказывает также деформирующее воздействие на взаимоотношения между родителями больного ребенка. Одним из самых печальных проявлений, характеризующих состояние семьи после рождения ребенка с отклонениями в развитии, является развод. Не всегда внешней причиной развода называется больной ребенок. Чаще всего родители детей, объясняя причину разрыва семейных отношений, ссылаются на испортившийся характер супруги (или супруга), отсутствие взаимопонимания в семье, частые ссоры и, как следствие, охлаждение чувств.

Тем не менее объективным стрессором, фрустрирующим психику членов семьи, является сам факт рождения больного ребенка и состояние его здоровья в последующий период. Сложившаяся новая ситуация становится испытанием для проверки подлинности чувств как между супругами, так и между каждым из родителей и больным ребенком. Известны случаи, когда подобные трудности сплачивали семью. Однако часть семей не выдерживает такого испытания и распадается, что оказывает отрицательное воздействие на процесс формирования личности ребенка с отклонениями в развитии. Неполные семьи, в которых воспитываются дети с отклонениями в развитии, по нашим данным, составляют от 30 до 40%.

В силу этой причины (одиночества матерей, воспитывающих детей с отклонениями в развитии), а также и других, среди которых могут быть и генетические (правомерный страх родителей перед рождением еще одного аномального ребенка), некоторые семьи отказываются от рождения других детей. В таких семьях ребенок-инвалид является единственным.

Есть семьи, в которых воспитывается еще один или два здоровых ребенка. В большинстве из них ребенок с нарушениями развития является последним из родившихся. Тем не менее в таких семьях имеется больше благоприятных возможностей для нормализации психологического состояния родителей по сравнению с объективными возможностями родителей, воспитывающих единственного ребенка-инвалида. Родители, у которых здоровые дети родились после больных или являются одним ребенком из двойни, составляют немногочисленную группу.

Отношения в семье могут ухудшаться не только между супругами. Они могут изменяться между матерью ребенка с отклонениями в развитии и ее родителями или родителями ее мужа. Особенности ребенка трудно принять неподготовленному человеку. Жалость к своему внуку и его матери могут длительное время пронизывать взаимоотношения близких людей. Однако с возрастом силы слабеют: бабушки и дедушки постепенно отстраняются от такой семьи. Иногда со стороны бабушек и дедушек звучат горькие упреки в сторону ребенка с отклонениями в развитии и его матери («Ты виноват в том, что бабушка болеет» или «Ты виновата в том, что у меня нет здоровых внуков» и др.).

Различен образовательный уровень родителей. Неверным оказывается бытующее до сих пор в обществе мнение о том, что «больные» дети рождаются лишь в семьях с низким социальным и культурным уровнем. Согласно нашим данным, свыше 40% родителей воспитанников специальных коррекционных учреждений имеют высшее образование (половину из них составляют матери). Многие родители имеют высокий и очень высокий социальный статус (директора фирм, образовательных учреждений, служащие банков, преподаватели и т. п.).

Однако часть матерей в силу сложившихся обстоятельств после рождения больного ребенка вынуждены изменять профиль своей работы или же вообще оставить ее. Уход женщины с любимой работы не только лишает ее заработка, но и изменяет ее социальный статус, ставит в зависимое положение от мужа, от семьи. Таким образом, в лице матери больного ребенка общество теряет квалифицированного специалиста в связи с невозможностью для нее продолжать работу по избранной до рождения ребенка специальности.

Заслуживает внимания также тенденция, проявившаяся у отдельных матерей, воспитывающих детей с множественными и выраженными дефектами развития. В связи с тем что проблема воспитания и обучения такого ребенка лишь частично обеспечивается системой государственного образования, отдельные матери находят в себе силы и возможности для получения специального образования и использования новых знаний для развития и обучения как своего ребенка, так и других детей.

Длительное изучение проблем, возникающих в семьях воспитанников специальных учреждений, и наблюдение за их разрешением позволяют выделить еще одну особенность, характеризующую социальную позицию значительной части родителей в отношении воспитания, развития и преодоления проблем больного ребенка. Эту позицию можно назвать иждивенческой или безынициативной. Родители считают, что преодолением проблем их ребенка должны заниматься специалисты и сотрудники учреждений, в которых их дети воспитываются, обучаются или продолжительно лечатся и живут.

Соматический уровень

Стресс, возникший в результате комплекса необратимых психических расстройств у ребенка, может вызывать различные заболевания у его матери, являясь как бы пусковым механизмом этого процесса. Возникает патологическая цепочка: недуг ребенка вызывает психогенный стресс у его матери, который в той или иной степени провоцирует возникновение у нее соматических или психических заболеваний. Таким образом, заболевание ребенка, его психическое состояние может являться психогенным и для родителей, в первую очередь матерей.

Согласно литературным данным (В. А. Вишневский, 1985, 1987; М. М. Кабанов, 1978; B. B. Ковалев, 1979, 1982; Р. Ф. Майрамян, 1974, 1976; В. Н. Мясищев, 1960) и нашим наблюдениям, соматические заболевания у родителей больных детей имеют следующие особенности. Матери больных детей жалуются на колебания артериального давления, бессонницу, частые и сильные головные боли, нарушения терморегуляции. Чем старше становится ребенок, т. е. чем длительнее психопатогенная ситуация, тем в большей степени у некоторой части матерей проявляются нарушения здоровья. Возникают: расстройства менструального цикла и ранний климакс; частые простуды и аллергия; сердечно-сосудистые и эндокринные заболевания; выраженное или тотальное поседение; проблемы, связанные с желудочно-кишечным трактом (Р. Ф. Майрамян, 1976). Наши наблюдения свидетельствуют о том, что матери больных детей часто жалуются на общую усталость, отсутствие сил, а также отмечают состояние общей депрессии и тоски.

Безусловно, физическая нагрузка у родителей таких детей чрезвычайно велика, особенно это касается родителей, имеющих детей с детским церебральным параличом (постоянная физическая помощь ребенку при его перемещении по дому, еженедельная перевозка ребенка различными видами общественного транспорта из дома в школу и назад при отсутствии надлежащих вспомогательных средств). Трудности, с которыми сталкиваются родители умственно отсталых детей, имеют свою специфику, так как ежедневное сопровождение ребенка в школу (если это не школа-интернат) и домой в большом мегаполисе занимает много времени и в некоторых случаях соответствует во временнóм отношении целому рабочему дню.

Тем не менее при наличии огромной физической нагрузки, которая, несомненно, истощает силы и влияет на соматическое состояние родителей, психологический фактор и ничем не измеримая тяжесть переживаемого играют первостепенную роль. Как известно, «патогенно то переживание, которое занимает значимое место в системе отношений личности к действительности» (Н. И. Фелинская, 1982, с. 16). Для родителей больных детей в первую очередь патогенными являются перечисленные ранее психологические особенности развития их детей: признаки интеллектуального недоразвития, внешнее калечество, двигательные и речевые нарушения. «Шоковые травмы, равно как и пролонгированные травмы, обычно задевают аффектологические регистры психического аппарата и вызывают расстройства в виде эмоциогений» (А. Д. Зурабашвили, 1982, с. 14). Чувства страха, неуверенности в себе, различные формы депрессий — все эти болезненные состояния родителей являются не только ответной реакцией их личности на травмирующее переживание, но и ответной защитной реакцией всего их организма.

Среди осложнений или отдаленных последствий перенесенного стресса некоторые авторы усматривают возможность изменения нервно-психической реактивности организма родителей «вследствие повышения психогенной „ранимости“ даже после однократно перенесенного психогенного заболевания и возможность возникновения резидуальных невротических состояний» (B. B. Ковалев, 1982, с. 12).

Особо значимым в данном контексте является воздействие на отдельных матерей повторных психотравм, уже не связанных непосредственно с состоянием здоровья и особенностями развития их ребенка. К таким травмам могут относиться как достаточно легкие — конфликты в транспорте или в магазине, конфликт с начальством, увольнение с работы, ссора с родственниками, страх перед исключением ребенка из учебного учреждения по причине неуспеваемости, так и более тяжелые — уход мужа в другую семью, развод, смерть близкого человека. Новая травмирующая ситуация оценивается такими родительницами как более тяжелая, длительная и глубокая. Они как бы принимают от жизни удар за ударом, и каждый новый травмирующий их психику стресс низвергает их все ниже и ниже. Повторное внешнее воздействие даже другого характера — «второй удар», по А. Д. Сперанскому (Сперанский А. Д. Избранные труды / А. Д. Сперанский. — М., 1955).

1), — способствует выявлению тех нарушений, которые имели место при прошлых болезненных состояниях, а также следов давних психических травм, не приведших в момент своего действия к развитию болезненных реакций.

Оказывается, что отзвучавшие системы переживаний при определенных условиях могут иметь влияние на переживания данного момента. Важнейшими из этих условий являются степень завершенности отключенной системы переживаний и ее эмоциональная значимость. По мере взросления больных детей переживания их матерей могут лишь несколько сглаживаться, и то не всегда, однако это вовсе не означает, что переживание завершается и отключается от настоящего, как это имеет место в некоторых случаях у больных неврозами.

Соприкосновение с сигнальным раздражителем, которым может быть любой из приведенных выше факторов, вызывает повторение болезненного эмоционального переживания. Сигнальный раздражитель частично возобновляет ранее пережитую систему, актуализируя лишь эмоциональный фон, в то время как интеллектуальный смысловой компонент пережитой системы не воспроизводится в сознании. Длительная психотравма ведет к нарушению эмоциональной регуляции и смещению уровней аффективного реагирования.

В результате перенесенных психотравм у матерей этой категории могут развиться различные соматические заболевания. Ведущей подсистемой, объединяющей биологический уровень адаптации (гипоталамический, нейродинамический уровень) и психологические процессы защиты, является эмоция. При развитии психогенного процесса дезадаптационные механизмы проявляются в различной последовательности и в зависимости от того, в каком звене эмоциональной системы имело место перенапряжение. На уровне психологической защиты (эмоционально-социальный стресс) это приводит к развитию невротических состояний.

«Однако при развитии психосоматических процессов выступает обратное соотношение — эмоционально-социальный стресс нейтрализуется процессами психологической защиты, невротизация не развивается, а перенапряжение суммируется и проявляется в дезадаптации физиологического уровня реагирования — гипоталамической дезинтеграции, приводящей к соматической дезадаптации» (Н. А. Михайлова, 1982, с. 33). Это обусловливает формирование порочного круга, что в дальнейшем может привести к вторичной невротизации — реакции личности на болезнь.

Влияние нарушений развития ребенка на родителей

В качестве психотравмирующего фактора, определяющего личностные переживания родителей детей с отклонениями, выступает комплекс психических, сенсорных, речевых, двигательных и эмоционально-личностных расстройств, характеризующих ту или иную аномалию детского развития. Безусловно, выраженность нарушений, их стойкость, длительность и необратимость влияют на глубину переживаний родителей больных детей. Следует также отметить, что психическая травматизация родителей, вызванная нарушениями в развитии ребенка, оказывается более глубокой в том случае, если они сами психически здоровы и не имеют психофизических отклонений. Предметом нашего изучения являются особенности психоэмоционального состояния именно такой категории родителей.

Родители, сами имеющие сенсорные, двигательные, а тем более интеллектуальные отклонения, часто психологически легче адаптируются к проблемам ребенка. Нарушения его развития практически не травмируют родителей. В этом случае родители идентифицируют дефект ребенка со своим собственным, что в их сознании воспринимается как норма. К сожалению, дифференциация переживаний родителей в зависимости от характера и степени нарушений у различных категорий детей с отклонениями в развитии затруднена в силу отсутствия валидного диагностического инструментария. К настоящему времени накоплено недостаточно фактов, чтобы на должном уровне анализировать эту проблему.

Умственно отсталые дети

Специфика нарушений состояния психического здоровья у умственно отсталых детей характеризуется в первую очередь тотальным недоразвитием высших корковых функций, инертностью психических процессов, тотальным недоразвитием познавательной деятельности при выраженном стойком дефиците абстрактного мышления, процессов обобщения и отвлечения (T. A. Власова, Г. М. Дульнев, М. С. Певзнер, С. Я. Рубинштейн, Ж. И. Шиф).

Особенности познавательной деятельности умственно отсталых детей характеризуются недифференцированностью процессов восприятия и внимания, несформированностью мыслительных и счетных операций, узким объемом механической памяти, недифференцированностью и низким уровнем мнемических образов. Развитие произвольности психических процессов связано с большими трудностями.

Недостатки речевого развития умственно отсталых детей носят комплексный и системный характер, характеризуясь несформированностью всех сторон речевой деятельности, выраженными трудностями порождения речевого высказывания (А. К. Аксенова, В. В. Воронкова, M. Ф. Гнездилов, В. Г. Петрова).

Нарушения эмоционально-волевой сферы особенно ярко проявляются у детей с тяжелой степенью умственной отсталости. Эти нарушения характеризуются отсутствием способности контролировать свои непосредственные влечения, наличием немотивированных страхов, слабой критичностью, неспособностью к анализу собственного поведения и, что самое главное, очень низкими социально-адаптивными возможностями.

Исследования B. И. Лубовского, A. P. Лурии, М. С. Певзнер и других ученых показали, что у умственно отсталых детей имеются довольно грубые изменения в условно-рефлекторной деятельности. Им также свойственна несбалансированность в протекании процессов возбуждения и торможения. Все это определяется физиологическими причинами нарушений психического развития умственно отсталых детей, включая не только процессы познания, но и эмоции, волю и личность.

В целом особенности психики умственно отсталых детей исследованы достаточно полно и нашли свое отражение в специальной литературе (И. М. Бгажнокова, Л. В. Занков, В. Г. Петрова, Б. И. Пинский, С. Я. Рубинштейн, И. М. Соловьев, Е. А. Стребелева, Ж. И. Шиф и др.).

Особенности внутрисемейной атмосферы, межличностных внешних социальных контактов и переживаний родителей, воспитывающих умственно отсталых детей, изучены в значительно меньшей степени. Однако определенные параметры этих отношений выделяются отдельными авторами.

Предметом глубоких эмоциональных переживаний родителей и близких умственно отсталых детей являются особенности их психофизических нарушений, и в первую очередь недостаточность интеллектуальной деятельности. В связи с этим тяжесть патогенного воздействия нарушений развития умственно отсталых детей на психику их родителей зависит от таких характеристик умственной отсталости, как стойкость (т. е. необратимость), длительность (в течение всей жизни), степень выраженности (тяжесть, глубина поражения) и характер интеллектуального дефекта.

Интеллектуальный дефект умственно отсталых детей, рассматриваемый как ведущий, оказывает особое дестабилизирующее, угнетающее воздействие на психику их родителей (Р. Ф. Майрамян, 1976; В. В. Ткачева, 1999). Именно ведущий дефект является для родителей и близких умственно отсталых детей психотравмирующим фактором, так как данная аномалия, несмотря на имеющийся потенциал к развитию позитивной динамики в целом, исключает возможность полного выздоровления ребенка, успешной социально-трудовой адаптации и самостоятельной полноценной жизни в социуме.

Рождение ребенка с интеллектуальным дефектом дестабилизирует психологическое состояние родителей еще и потому, что в бытовом сознании это событие часто воспринимается как признак наличия несвойственных человеку характеристик («Он не такой, как все», «Он не похож на нас, значит, он чужой»). У родителей такого ребенка окружающие начинают выискивать отклонения от нормы и воспринимать их как психически больных лиц либо как людей с вредными привычками (алкоголиков, наркоманов). Это, естественно, возводит невидимую стену между семьей и социальным окружением. Родители умственно отсталых детей чрезвычайно боятся и стыдятся диагноза, поставленного их ребенку. Они используют все возможности для его изменения на другой, по их мнению, более приемлемый и «щадящий» (ранний детский аутизм, детский церебральный паралич и др.).

Умственно отсталый ребенок, подросток или взрослый воспринимается как близкими людьми, так и в обществе чаще негативно, с насмешкой, хотя в отдельных случаях такое отношение сопровождается избирательной жалостью или снисхождением. Даже в среде специалистов термины «умственная отсталость», «олигофрения», «дебильность», которые, по сути, означают то же самое, что и диагноз любого соматического заболевания, используются для негативных, унизительных, дискриминирующих характеристик детей и их близких (олигофрен, дебил в обыденном сознании означает дурак). Эта ситуация не повторяется ни с какой другой категорией детей с отклонениями в развитии.

Стереотип негативного восприятия умственно отсталого человека, согласно данным B. B. Юртайкина и О. Г. Комаровой (1996), оказывается устойчивым, ригидным образованием. Анализ результатов исследований, проведенных этими авторами, показал, что умственно отсталый ребенок воспринимается различными социальными группами испытуемых, в том числе и родителями, негативно. Это и объясняет глубину переживаний родителей умственно отсталых детей.

Отношение матерей к умственно отсталым детям имеет противоречивый характер (О. Б. Чарова, Е. А. Савина, 1999). С одной стороны, матери проявляют жалость к детям. Несостоятельность умственно отсталых детей заставляет матерей их опекать и контролировать. С другой стороны, у матерей умственно отсталых детей часто проявляется усталость, раздражение, желание наказать ребенка, игнорировать интересы ребенка в силу их примитивности. Эмоциональное состояние матерей характеризуется депрессией, чувством вины, горя, стыда и страдания (Р. Ф. Майрамян, 1974, 1976).

В работах отдельных авторов все большее значение придается роли семьи в процессе формирования личности проблемного ребенка, эмоциональному характеру оценок, даваемых родителями своему ребенку (Г. А. Мишина, 1998). В этой связи особое значение имеет культура общения педагога с аномальными детьми. Уважение ребенка и его близких понимается как одно из средств коррекции личности таких детей и оказания психологической поддержки их семьям.

Отклонения в психофизическом развитии детей раннего возраста не только являются возможным следствием органических и функциональных нарушений, но имеют и вторичный характер, обусловленный дефицитом общения и отсутствием адекватных способов сотрудничества родителей с детьми. Г. А. Мишина (1998) выделяет шесть неадекватных моделей сотрудничества родителей с ребенком: изолированность, предполагаемую взаимосвязанность, речевую взаимосвязанность, «молчаливое соприсутствие», «влияние и взаимовлияние», активную взаимосвязанность.

В поведении родителей, воспитывающих проблемных детей раннего возраста, выделяется ряд особенностей. Среди них: неумение создавать ситуацию совместной деятельности, неэмоциональный характер сотрудничества, неадекватность позиции по отношению к ребенку и неадекватный стиль воспитания, недостаточная потребность в общении с ребенком.

С каждым годом все актуальнее звучит тема о насущной потребности родителей детей с отклонениями в развитии в оказании им психокоррекционной помощи. В связи с этим специалистами подчеркивается необходимость включения родителей умственно отсталых детей в коррекционно-воспитательный процесс их детей, разрабатываются приемы и методы психокоррекционной помощи (В. В. Ткачева, 1999, 2000). Считается, что критериями готовности родителей к коррекционно-ориентированному воспитанию детей с нарушением интеллекта являются: педагогическая грамотность, активное участие в воспитательном процессе, ценностное отношение к ребенку (B. B. Сабуров, 1999).

О тяжести и глубине психотравмирующего влияния дефекта ребенка на психику родителей (особенно если этот дефект характеризуется как выраженный) свидетельствует и факт более низкой социальной активности родителей умственно отсталых детей по сравнению с родителями других категорий детей. Так, в настоящее время существуют ассоциации, объединяющие родителей аутичных детей, детей с сенсорными нарушениями (с синдромом Ушера) и др. Высокую активность проявляют родители детей с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата, сотрудничая с различными отечественными и зарубежными инвалидными обществами и организациями. Как показывает практика, родители умственно отсталых детей демонстрируют более пассивную социальную позицию, стремление быть «в тени». Они избегают декларирования проблем ребенка, особенно связанных с его интеллектуальным дефектом.

Интеллектуальный дефект, резко травмирующий психику родителей ребенка, тормозит их активность. Сознание родителей «поражает» понимание того, что их ребенок с недостатками ума никогда не сможет стать полноценным человеком и что его будущее, несмотря на их титанические усилия, обречено.

Следует отметить, что среди родителей детей с умственной отсталостью высок процент лиц, имеющих интеллектуальные нарушения. Это значительно снижает возможности семьи по созданию реабилитационных условий, обеспечивающих оптимальное развитие умственно отсталого ребенка.

Дети с детским церебральным параличом

Нарушения при детском церебральном параличе (ДЦП) характеризуются сочетанием триады расстройств: двигательных, психических и речевых, с сопутствующими нарушениями зрения, слуха и расстройствами сенсомоторной чувствительности (Л. А. Данилова, М. В. Ипполитова, И. Ю. Левченко, И. И. Мамайчук, Е. М. Мастюкова, К. А. Семенова, Н. В. Симонова).

Двигательные расстройства — основной клинический синдром ДЦП — включают параличи, парезы, нарушения координации, насильственные движения, формирование костных деформаций и множественных контрактур (Л. О. Бадалян, Л. Т. Журба, О. В. Тимонина, 1988; Э. С. Калижнюк, 1987; И. Ю. Левченко, О. Г. Приходько, 2001, и др.). Патология двигательной системы у детей с ДЦП является одним из важнейших факторов, замедляющих и искажающих их психическое развитие.

Уровень интеллектуальных нарушений у детей с церебральным параличом различен. Определенная часть детей, имеющих двигательные нарушения, близка к нормально развивающимся сверстникам. Большая часть детей с ДЦП имеет задержку психического развития вследствие раннего органического поражения мозга. У части детей интеллектуальное недоразвитие более резко выражено.

Третья группа нарушений при ДЦП — это речевые расстройства: чаще различные дизартрии, реже алалия, а также нарушения письменной речи — дислексия, дисграфия.

Первый опыт изучения влияния тяжелой двигательной патологии ребенка на психоэмоциональное состояние родителей был осуществлен в рамках медицинских исследований (В. А. Вишневский, 1987; Р. Ф. Майрамян, 1976; И. А. Скворцов и др., 1995). В работах этих авторов рассматривались различные формы реагирования матерей на проблему нарушения развития ребенка в различные периоды его жизни.

Оказалось, что наиболее фрустрирующими психику родителей детей с ДЦП являются двигательные расстройства. Во-первых, они сопровождаются внешней уродливостью: обезображенная фигура ребенка, гримасы, характерные нарушения речи, модуляции голоса, постоянная саливация. По свидетельствам родителей, признаки «внешнего» калечества привлекают постоянное внимание окружающих и таким образом травмируют сознание близких ребенка (В. В. Ткачева, 1999).

Во-вторых, обездвиженность или особые трудности при передвижении предполагают необходимость постоянной физической помощи больным детям, постоянного ухода за ними, что требует от самих родителей особых усилий. Поиск, покупка и использование специальных транспортных средств включают и повышенные материальные затраты родителей в спектр их переживаний и забот. Даже те дети, у которых в минимальной степени нарушено передвижение, все равно вызывают у родителей глубокие эмоциональные переживания. Это объясняется тем, что темп передвижения у таких лиц медленный, походка неустойчивая, отдельные элементы передвижения требуют дополнительных приспособлений (например, при подъеме и спуске по лестнице, входе и выходе из общественного транспорта). Любой спешащий по своим делам пешеход на улице или в метро может нечаянно задеть, толкнуть подобную неуклюжую фигуру и, не желая того, нанести больному вред.

Преобладающим стилем воспитания в семьях, в которых растут дети и подростки с детским церебральным параличом, является гиперопека (И. И. Мамайчук, B. Л. Мартынов, Г. В. Пятакова, 1989; B. C. Чавес, 1993). Этот тип взаимоотношений проявляется в чрезмерной родительской заботе о ребенке, в необычайной ему преданности. Такое отношение к ребенку сопровождается возникновением у родителей эмоционально-волевых проблем (тревожности, фрустрированности), матери фиксируются на физической и психической беспомощности их детей. Известно, что такая модель воспитания приводит к психопатическому развитию личности больного ребенка, формирует в нем эгоцентрические установки, отрицательно сказывается на становлении чувств ответственности и долга. Как правило, родители, проявляющие этот стиль воспитания, снижают свою трудовую и социальную активность.

Среди семей, воспитывающих детей с двигательной патологией, существуют и такие, в которых имеет место эмоциональное отвержение больного ребенка, проявляющееся в жестоком обращении (пример: ребенок, прикрепленный цепью к собачьей будке). Причем модель семейного воспитания часто зависит от психологических особенностей самих родителей, их ценностного отношения к ребенку и культурного уровня.

Аутичные дети

Симптоматика нарушений при раннем детском аутизме отличается большим полиморфизмом. Отечественная дефектологическая школа (B. B. Лебединский, К. С. Лебединская, C. A. Морозов, О. С. Никольская) рассматривает в качестве основного симптома у детей этой группы особую дефицитарность эмоционально-волевой и коммуникативно-потребностной сфер, а именно: сенсоаффективную гиперстезию и слабость энергетического потенциала, проявляющиеся в отсутствии или значительном снижении потребности в контактах с окружающим миром.

Особенности коммуникативно-потребностной сферы аутичного ребенка проявляются не только в нарушениях акта коммуникации, но и в особенностях его речи (мутизме, речевых штампах, эхолалиях, аутодиалогах), а также в факторах, сопровождающих речевое высказывание (несформированности мимики и жеста). Одновременно недостаточность структурных компонентов коммуникативной сферы сопровождается при аутизме несформированностью у детей мотивации к общению. Это, в свою очередь, объясняет недостаточность навыков социально-бытовой ориентации и влечет за собой особую потребность в формировании навыков самообслуживания и создании особых условий приема пищи.

Особенности сенсорной сферы и недостаточность развития предметной деятельности предопределяют своеобразие интеллектуального развития аутичных детей. Большая группа детей имеет интеллектуальные расстройства, часть из них выраженные. У некоторых детей развивается парциальная одаренность в какой-либо из областей знаний.

Специфические особенности в развитии личностной сферы возникают в самом начале жизненного пути аутичного ребенка. Уклонения от глазного контакта с матерью и близкими, отсутствие или вялость протекания «комплекса оживления», нежелание (вплоть до полного избегания) вступать в речевой контакт, отсутствие использования местоимения «я», речевая стереотипность, препятствующая критичной самооценке, и многое другое определяют личностное своеобразие аутичного ребенка или подростка. Особое негативное влияние на формирование личностной зрелости аутичного ребенка оказывает нарушение понимания себя как «системы Я», отражающееся в нарушении идентификации себя с речевым знаком — местоимением первого лица (В. В. Ткачева, 2003).

Наш практический опыт показывает, что для родителей аутичных детей особой психотравмирующей проблемой является отсутствие возможности помещения ребенка в специально созданное для таких детей образовательное учреждение. Неразработанность нормативно-правовой базы, обеспечивающей обучение детей этой категории в специальных условиях, является причиной отсутствия такого вида учреждений в нашей стране. В настоящее время большинство аутичных детей обучаются как в массовых, так и в различных специальных коррекционных образовательных учреждениях, преимущественно VIII вида. Их число неуклонно растет. Часть детей получают специализированную помощь в различных реабилитационных и психолого-медико-педагогических центрах, в основном сосредоточенных в столице или крупных городах. Аутичные дети, живущие на периферии, лишены и этой помощи. Перечисленные особенности аутичных детей требуют от родителей создания дома специфических условий внутрисемейного быта и формирования особых моделей взаимодействия и воспитания.

Травмирующим фактором, влияющим на эмоциональный статус родителей, безусловно, является нарушение способности ребенка к установлению адекватного контакта с окружающим социумом и с ними лично. Впоследствии эта черта ребенка проявляется в виде социально-бытовой неприспособленности и нарушения социальной адаптации. Родители тяжело страдают из-за отсутствия потребности у ребенка к адекватному контакту (прижаться, приласкаться к матери или отцу, посмотреть им в глаза, побеседовать).

Холодность и безразличие аутичных детей даже к близким часто сочетаются с повышенной ранимостью и эмоциональной хрупкостью. Дети пугаются резких звуков, громкого голоса, малейших замечаний в свой адрес, что особо затрудняет их взаимодействие с близкими и требует постоянного создания специальных условий для их жизнедеятельности (Е. Р. Баенская, M. M. Либлинг, 2004).

Особая недостаточность энергетического потенциала ребенка травмирует личность родителя, повышает его собственную ранимость и часто превращает родителя в эмоционального донора.

В настоящее время в работе с родителями аутичных детей используется метод холдинг-терапии, разработанный доктором M. Welch (1983). Метод холдинг-терапии позволяет выработать у ребенка формы позитивного эмоционального контроля, снять эмоциональное напряжение, тревогу, страхи. В результате холдинга прогрессирует речевое развитие аутичных детей, формируются новые формы эмоционального контакта.

Этот метод дает возможность также улучшить понимание родителями проблем и возможностей аутичного ребенка, обучить родителей адекватным способам взаимодействия с ребенком и конкретным приемам коррекционной работы. Определяются показания к проведению семейного холдинга (присутствие отца и матери ребенка во время процедуры), а также режимные характеристики проведения процедуры и противопоказания (тяжелые соматические заболевания; ситуация неполной семьи или отказ отца от участия в холдинге; сопротивление родителей, их эмоциональная неготовность к холдинг-терапии).

Дети с задержкой психического развития, осложненной выраженными нарушениями поведения

В последние годы значительно расширился круг специалистов, занимающихся изучением проблемы детей с задержкой психического развития (Н. Ю. Борякова, Г. А. Бутко, T. H. Волковская, Е. Е. Дмитриева, К. С. Лебединская, В. И. Лубовский, И. Ф. Марковская, У. В. Ульенкова и др.). В научно-методической литературе широко обсуждаются вопросы обучения и воспитания детей данной категории. Дети с задержкой психического развития относятся к аномалии, имеющей более благоприятное будущее, чем другие дети с проблемами в развитии. Возможная «обратимость» возникших нарушений в случае проведения соответствующих коррекционных мероприятий предопределяет временный характер трудностей и делает этих детей одной из перспективных для сознания родителей категорий.

Однако сопутствующие нарушения, возникающие в ряде случаев у детей с психогенной и органической задержкой, вызывают у родителей особые проблемы социального характера. К таким проблемам относятся выраженные и стойкие психопатоподобные расстройства поведения, осложняющие процесс развития ребенка с ЗПР. Эти нарушения свидетельствуют о наличии тенденции к аномальному развитию личности по типу психической неустойчивости. Они наблюдаются в первую очередь при психогенной задержке, которая возникает в результате патологического влияния социального окружения на ребенка с первых дней его жизни. Несомненно, родительское отношение и внутрисемейная атмосфера играют при этом первостепенную роль. Как правило, психогенная задержка возникает как результат социальной депривации ребенка, когда-либо отсутствует по каким-то причинам семейная среда, либо применение родителями неадекватных моделей воспитания оказывает деформирующее воздействие на детскую личность. Результаты подобного влияния близких проявляются незамедлительно в виде искажения коммуникативного взаимодействия с социальным окружением, в первую очередь с самими родителями.

В связи с этим особое фрустрирующее воздействие на родителей этой группы имеют различные формы нарушения поведения их детей, проявляющиеся в бессмысленном упрямстве, немотивированной грубости, злобности и агрессивности, в наличии постоянного желания быть в центре внимания, ярко выраженном эгоизме. Патологическое развитие личности, проявляющееся в постоянных конфликтах, социальной неадекватности и социально неприемлемых формах поведения детей, вызывает у родителей чувство безысходности и полной потери связи с ребенком.

К группе детей с ЗПР относят и детей, имеющих проблемы в развитии из-за тяжелых длительных соматических заболеваний (пороки внутренних органов, рак, ВИЧ-инфекция и др.). Их родители тяжело переживают из-за состояния здоровья детей. Соматическая инвалидизация детей требует от родителей особых усилий по уходу, соблюдению режимных моментов, профилактике инфекционных заболеваний.

Особую категорию представляют собой дети с синдромом СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности), которые в силу определенных нарушений испытывают огромные трудности в плане социального приспособления с раннего возраста (Н. Н. Заваденко, 2001). Проблемы коммуникативного поведения, высокая возбудимость и гиперактивность детей требуют от родителей повышенного внимания и напряжения. Особенности ребенка «проглатывают» внутренний энергетический потенциал родителя, истощают его психическое состояние.

Дети с недостатками речевого развития

Особенности развития детей с алалией, афазией, дизартрией, анартрией, заиканием и другими тяжелыми речевыми нарушениями являются отягощающими для психики родителей. Именно нарушение речи или ее полное отсутствие является предпосылкой к возникновению коммуникативного барьера, отчужденности и отгороженности в родительско-детских отношениях. Проблемы речевого развития ребенка выступают как фактор, снижающий возможности социального общения ребенка. Такой ребенок может рассматриваться родителями как имеющий меньшие социальные перспективы в будущем.

Для специалистов, работающих с детьми с разной речевой патологией, взаимодействие с родителями приобретает все большую значимость. Важную роль играет сотрудничество между логопедическим детским садом и семьей. В публикациях последних лет описываются основные формы работы с родителями, проводимые в специализированных учреждениях, приводятся методические рекомендации, которые следует соблюдать родителям в домашних условиях.

Дети с сенсорными нарушениями

Психологические особенности детей с сенсорными нарушениями изучены практиками и представлены в научной литературе наиболее полно (T. A. Басилова, P. M. Боскис, Л. П. Григорьева, В. З. Денискина, M. В. Жигорева, Т. В. Розанова, Л. И. Солнцева, C. B. Сташевский, Л. И. Тигранова и др.).

В группе родителей детей с нарушениями слуха можно выделить две категории: родители с нормальным слухом и родители, также страдающие нарушением слуховой функции. Вторая группа родителей, согласно исследованию H. B. Мазуровой (1997), не испытывает особых переживаний в силу идентификации нарушений ребенка с их собственными.

Для родителей первой группы нарушение слуха у ребенка является фрустрирующим препятствием к установлению естественного социального контакта и межличностных связей. Это влечет за собой искажение внутрисемейных отношений и родительских (в первую очередь отцовских) позиций, провоцирует негативное отношение глухих детей к близким и оказывает деформирующее влияние на развитие личности глухих детей.

Предметом особого беспокойства для родителей детей с нарушениями зрения являются трудности пространственной ориентировки детей, вследствие чего транспортная проблема становится одной из наиважнейших. Они постоянно тревожатся о том, как их дети смогут преодолевать эту проблему самостоятельно.

С другой стороны, у детей с нарушениями зрения часто формируются инфантильные и эгоистические черты, личностная незрелость, проявляется «эмоциональная глухота» к потребностям близких. Именно поэтому родительско-детские отношения в семьях, воспитывающих детей с нарушениями зрения, также часто характеризуются как неадекватные (В. З. Денискина, Л. И. Солнцева, С. М. Хорош).

Специфические проблемы психологии воспитания детей с патологией зрения изложены в пособиях «Психология воспитания детей с нарушениями зрения» (под редакцией Л. И. Солнцевой и В. З. Денискиной, 2004) и «Воспитание и обучение слепого дошкольника» (под редакцией Л. И. Солнцевой, Е. Н. Подколзиной, 2005). Авторы излагают родительские позиции и приводят практические приемы коррекции недостатков психического развития детей с нарушениями зрения в процессе их социализации и вхождения в жизнь.

По мнению практиков, в сознании не каждого слышащего и зрячего родителя формируется потребность к усвоению специальных форм взаимодействия (дактилологии и жестовой речи) с ребенком, имеющим бисенсорный дефект. В некоторых случаях (например, при синдроме Ушера) отсутствие таких навыков может ограничивать как контакты самого ребенка с окружающим миром, так и возможные формы взаимодействия с ним родителей. Это также обусловливает возникновение коммуникативного барьера между ребенком и его родителями (И. В. Саломатина, 2001, 2002).

Глубина эмоциональных переживаний родителей и потребность в обретении психологического покоя отражаются в некоторых зарубежных публикациях, переведенных на русский язык (Н. Браун, 1997).

Выраженные нарушения сенсорных функций, отягощенные интеллектуальными расстройствами, вызывают особо тягостные переживания родителей. У детей со сложным дефектом оказывается стабильно нарушена возможность взаимодействия с окружающим миром и, таким образом, возможность развития. Чаще всего такие дети обучаются в специальных учреждениях интернатного типа (г. Сергиев Посад) или же в учреждениях социальной защиты. Принять подобное решение некоторые семьи длительно не решаются, оставляя ребенка дома. Но отдельные родители, преодолев многие, как внутренние, так и внешние, преграды, устраиваются на работу по месту обучения и проживания ребенка.

Итак, анализ жалоб родителей, включающих переживания по поводу основного дефекта ребенка, раскрывает характер и глубину травматизации их личности.

Особенности личностного развития детей и детско-родительских отношений

В психолого-педагогических исследованиях Л. И. Божович, A. И. Захарова, М. И. Лисиной, B. C. Мухиной и др. подчеркивается, что на протяжении дошкольного возраста (от трех до семи лет) стремительно структурируются отношения ребенка с ближайшим окружением. Одновременно под воздействием социального окружения и отношения значимых близких лиц к ребенку в структуре его личности формируются характерологические черты (А. Я. Варга, A. C. Спиваковская).

Недостаточность познавательных процессов у детей с отклонениями в развитии является причиной своеобразия формирования их эмоционально-волевой, личностной и поведенческой сфер (Ж. И. Шиф и др.). Не следует также забывать об особенностях преморбидных личностных характеристик, которые каждый ребенок наследует от своих родителей. Становление вышеупомянутых сфер у детей происходит на измененной основе, что, несомненно, ведет к качественным отличиям от нормативных эталонов. С другой стороны, недостаточность и неадекватность взаимодействия родителей с детьми в эмоциональном плане усугубляет их дефект, искажает личностное развитие и снижает возможности социально-приспособительных характеристик.

Изучение личностных особенностей детей осуществляется с помощью известных психодиагностических методов: наблюдения, личностных опросников, проективных методик.

Результаты исследований (Т. Н. Волковская, 2003; А. И. Захаров, 1976; M. M. Либлинг, 1996; Н. В. Мазурова, 1997; И. И. Мамайчук, 1989; Г. А. Мишина, 1998; Л. И. Солнцева, 1988; B. B. Ткачева, 2005) показывают, что у любого ребенка с отклонениями в развитии имеют место нарушения во взаимодействии с родителями. В качестве критерия оценки детско-родительских отношений используется эмоциональная (позитивная или негативная) апелляция детей к родителям в продуктах деятельности, а также непосредственная оценка отношений с родителями, данная детьми.

Анализ результатов наблюдений, бесед, экспериментальных исследований по изучению детско-родительских отношений позволяет определить тенденции в личностном развитии детей и в их отношениях с родителями.

1. Каждый ребенок с отклонениями в развитии демонстрирует высокую потребность в эмоционально-положительных контактах с родителями, их тепле и близости.

В беседах дети тепло отзываются о родителях, часто скрывая их холодность и недостаток внимания и любви. Практически каждый ребенок (до 92% случаев) высказывает острую потребность в теплых аффилиативно-насыщенных отношениях с родителями. Об этом свидетельствуют примеры из протоколов и дневников наблюдений за детьми.

Из беседы с Мишей П.: «Я бы хотел, чтобы мама чаще бывала дома...» Из беседы с Костей Н.: «Я хочу пойти с папой в парк, но он все время в командировке. Поэтому я всегда хожу гулять с тетей Таней» (гувернанткой).

У части детей отношения с родителями как доминирующие складываются лишь с каким-то одним родителем (чаще матерью), что свидетельствует, как правило, либо об отсутствии второго родителя в семье, либо о его занятости, невнимательном и холодном отношении к ребенку с отклонениями в развитии.

Результаты исследований, полученные с помощью рисуночных тестов, методики CAT, свидетельствуют о том, что наказания, которые применяют к детям родители, воспринимаются детьми в силу их психической недостаточности как адекватные.

Из беседы с Никитой А. по картинке, изображающей наказание щенка матерью-собакой за неумение пользоваться туалетом: «На картинке собака а-та-та, а-та-та... щенок маленький (показывает рукой). Ай, ай, нельзя! Мама будет ругать».

Пример беседы с Машей П. по картинке, изображающей зайчика, одиноко сидящего в кроватке в темной детской комнате: «Это зайчик, он маленький. Мне его жалко. Я кричу: „Мама, мама!..“ А мама ушла!»

Вызывают особую настороженность данные о том, что у 15% детей образ отца в ответах вообще отсутствует. Некоторыми детьми образы отца и матери вообще не дифференцируются, а родители воспринимаются ими как нечто абстрактное (шкала «родители как чета» по методике Р. Жиля). Дети не идентифицируются по половому признаку с кем-либо из родителей (мальчики с папами, а девочки с мамами).

2. Недостаточность и неадекватность родительско-детского общения проявляется в замещении родителей другими субъектами.

Результаты анализа выполнения детьми экспериментальных заданий (методики «Два дома», «Лесенка для детей», «Фильм-тест» Р. Жиля) показывают, что в качестве самых близких им людей могут доминировать не родители, а другие лица или предметы: братья, сестры, учителя, близкие родственники, домашние животные и игрушки. Это доказывает низкую значимость родителей в межличностных контактах детей.

Форма обучения в специальном коррекционном образовательном учреждении влияет на развитие взаимоотношений членов семьи с детьми. Обучение ребенка вдали от дома (в интернате) не позволяет сформировать необходимую глубину привязанности детей к родному очагу и близким лицам. Однако потребность в проявлении человеческого тепла и любви у детей не исчезает. Возникает феномен «переориентации» аффилиативных чувств к тем лицам, которые находятся в этот момент рядом с ребенком. Ими оказываются учителя и воспитатели интернатного учреждения.

Так, например, глухие учащиеся, воспитанники интерната, больше ориентированы на общение с учителем (22,8%) и сверстниками (19,4%) по сравнению с нормально слышащими детьми (шкала «учитель, воспитатель» — 13%, шкала «друг, подруга» — 18,5%). Отношения с матерью у них эмоционально обеднены — 32,5% (слышащие: шкала «мать» — 52%). Взаимодействие с отцами чрезмерно насыщено отрицательными эмоциями — 9,5% (слышащие — 11,5%). Этот пример является свидетельством того, что многие слышащие родители, имеющие глухих детей, не умеют устанавливать с ними естественные родственные отношения. Отсутствие ребенка дома не вызывает у родителей переживаний. Они воспринимают этот факт как естественную необходимость, в то же время потребность в эмоционально-насыщенных отношениях с детьми постепенно утрачивается.

Однако, как показывает практика, рядом с детьми могут оказаться и другие лица, возможно, и ведущие асоциальный образ жизни, что, несомненно, качественно повлияет на личностное развитие ребенка. Отсутствие родительского тепла изменяет личностную сферу ребенка, формируя вместо позитивно устойчивых черт характера, необходимых для успешной адаптации в социуме, неадекватные личностные характеристики.

3. Взаимодействие детей с социальной средой приобретает неадекватные формы, возникают коммуникативные проблемы и барьеры. Отношения с людьми окрашиваются в сознании ребенка в неблагоприятные тона, для них характерны отгороженность, тревожность, агрессия.

Изучение личностных особенностей детей с помощью экспериментальных методик («Фильм-тест» Р. Жиля, CAT, СТО) позволяет выявить в качестве доминирующих следующие характеристики: агрессивность, конфликтность, тревожность, отгороженность.

  • Ценную информацию об особенностях сферы общения детей со значимыми близкими дают рисуночные тесты и методики «Два дома», «Лесенка». В рисунках четко проявляется отсутствие контакта и отгороженность детей от близких взрослых. Одной из характеристик, отражающей в рисунках детей особенности межличностной и коммуникативной сфер, является изолированность, проявившаяся довольно разнообразно: отсутствие себя на рисунке или дорисовывание себя после дополнительного вопроса психолога («А где ты? Разве ты не член семьи? Почему ты забыл нарисовать себя?»);

  • изоляция себя от родителей и других членов семьи (изображение себя в отдельной комнате, на другом этаже дома или в стороне от близких); дети также располагали себя отдельно от родителей в «красный» домик, а их оставляли в «черном» домике;

  • расположение себя в отдельной группе с кем-либо из сверстников (братом, сестрой, друзьями) или домашним животным, игрушкой;

  • изображение членов семьи как бы уходящими от ребенка (члены семьи уезжают в легковой машине, ребенок остается один);

  • изображение себя уходящим от всех, в никуда (ребенок уходит куда-то во тьму, в глубь пещеры) или умершим;

  • изображение себя повесившимся на перекладине (вариант проектируемого суицида).

Признаки отгороженности проявляются в содержании рисунков детей при изображении:

  • себя спиной к зрителю;

  • отсутствия дверей у дома, за окном которого нарисован человек;

  • картин потустороннего мира («Когда я умру...»);

  • своеобразной прорисовки глаз (когда либо отсутствует зрачок, важнейший элемент, осуществляющий зрительный контакт, либо глаз может быть полностью закрашен темной краской, т. е. вместо живого зрачка пустая темная дыра);

  • плотно сомкнутых губ (отсутствия потребности в вербальном контакте).

Результаты психолого-педагогического наблюдения показывают, что тревожность детей проявляется уже при первом контакте. Об этом свидетельствуют:

  • взгляд ребенка (выражение глаз говорит о незащищенности, сензитивности, наличии страхов) или отказ от глазного контакта;

  • манера поведения (робость, осторожность и неуверенность в осуществлении поведенческих актов, стремление спрятаться за спиной взрослого);

  • поза тела (неуверенность осанки, сгорбленность, сутулость, стремление казаться меньшим по росту);

  • застенчивость улыбки.

В рисунках детей тревожность проявляется также в различных вариантах:

  • в печальной позе (руки опущены, волосы изображены ниспадающими линиями, идущими вниз), в печальном выражении лица и глаз;

  • в изображении фигуры человека, охватывающей весь лист;

  • в изображении фигуры человека, непропорционально вытянутой вверх, с приподнятыми плечами.

Агрессивность детей чаще выражается в виде импульсивности реакций, стремлении подчинить себе детский коллектив, вербальных угрозах, неадекватных поведенческих действиях. Агрессивные тенденции в рисунках проявляются:

  • в характерном изображении позы ребенка (сжатые кулаки, широко расставленные ноги);

  • в выражении лица, глаз (наглое, агрессивное, насмешливое);

  • в обильной прорисовке острых линий (зубов, когтей, торчащих волос, чешуи, панциря).

  • неадекватное отношение родителей (других лиц) к детям отражается в их продуктивной деятельности.

Агрессивность и авторитарность родителей в отношениях с детьми находит свое отражение в рисунках детей (см. Приложение 3). Родители изображаются детьми с использованием агрессивной символики: руки подняты вверх, размер ладоней увеличен, на пальцах когти или острые ногти, большой рот открыт, видны зубы.

Результаты, полученные с помощью методик «Лесенка для детей» и «Два дома» и рисуночных тестов, показывают, что значимость родителей в сознании ребенка уменьшается, если их отношение к нему приобретает неадекватные формы. Дети избирают в качестве объектов общения любых лиц, кроме родителей. Неосознанно ранжируя качество отношения к себе разных людей, в том числе и родителей, дети могут оставлять их в иерархии межличностных контактов на последнем месте (от 23% до 65%).

Оценивая личностные и межличностные особенности детей с отклонениями в развитии, следует отметить, что формирование характерологических черт их личности обусловлено двумя факторами:

  • особенностями, унаследованными от родителей;

  • негативным воздействием значимого социального окружения, т. е. использованием родителями ребенка неадекватных форм взаимодействия с ним.

У детей с психофизическими нарушениями конституциональные особенности усиливаются под влиянием дефекта. Базовая составляющая структуры личности преломляется через первичный дефект. Так, у слепых в результате воздействия первичного дефекта в личностных контактах доминирует неуверенность, робость, тревога. Следствием сенсорного нарушения в личностной сфере глухих часто является импульсивность, истеричность, агрессия.

С другой стороны, социальная ситуация, в которую оказывается включен ребенок и в которой осуществляется коррекционно-воспитательный процесс, не соответствует цели воспитания гармоничной личности ребенка. Это происходит в силу того, что у самого родителя, осуществляющего взаимодействие с ребенком, в сложившихся обстоятельствах под влиянием психотравмирующей ситуации обостряются личностные черты (возникают акцентуации).

Одновременно родители, как правило, не имеют достаточных знаний об особенностях воспитания ребенка с отклонениями в развитии и не всегда демонстрируют стремление к их обретению. Многие из родителей ориентируются в этом вопросе на традиции семьи, рода и исключают возможность получения педагогических знаний через специалистов. Перечисленные причины, несомненно, негативно влияют на ребенка и искажают его личностное развитие.

Итак, два фактора, определяющие личностное развитие ребенка с отклонениями в развитии, оказываются неоптимальными:

  • биологическая составляющая (конституциональные особенности ребенка, преломляясь через дефект, усиливаются, заостряются);

  • социальная составляющая (воспитание детей осуществляется травмированными родителями, которые часто имеют низкий уровень психолого-педагогических знаний).

Родительская неадекватность в принятии ребенка с проблемами в развитии, недостаточность в эмоционально-теплых отношениях провоцируют развитие у детей негармоничных форм взаимодействия с социальным миром и формируют дезадаптивные характерологические черты личности.

Недостаточность детско-родительских отношений приобретает эмоционально-неблагоприятные оттенки: отвержение, изолированность, агрессия, страх. Лишь у части детей формируются гармоничные и адекватные отношения с близкими лицами.

У всех детей с отклонениями в развитии наблюдаются девиации в личностном развитии, обусловленные не только конституциональными особенностями и воздействием дефекта, но и нарушениями межличностного взаимодействия и контактов. Доминирующими негативными личностными тенденциями являются: агрессивность, конфликтность, тревожность, отгороженность, коммуникативные нарушения.

Все это в совокупности обусловливает острую необходимость оказания детям психологической помощи, включающей не только коррекцию личностных нарушений, но и оптимизацию внутрисемейных отношений.

Личностные характеристики родителей детей с отклонениями в развитии.

Типология психологических портретов родителей

Современная наука изучает психологические свойства личности с позиций целостного системного подхода. Личность в этом случае понимается как «конструкт, включающий в себя биологическую базу в качестве основы, на которой развиваются более высокие уровни человеческой психики» (Л. Н. Собчик, 2002, с. 5). Актуальное состояние личности рассматривается в тесной связи с ее устойчивыми свойствами и отношением к психотравмирующей ситуации, выступающей в качестве патогенного фактора. В современных психологических исследованиях личности выделяются три основных типа реагирования индивида в ситуации эмоционального стресса: стенический (сильный), гипостенический (слабый) и смешанный (Л. Н. Собчик, 1990, 2002).

Для определения направлений коррекционной помощи родителям, имеющим детей с отклонениями в развитии, необходимо учитывать как присущие им характеристики индивидуальных различий, так и особенности реагирования этих лиц на стрессовую ситуацию, вызванную рождением в семье ребенка с отклонениями в развитии.

Переживания, которые испытывают родители детей с психофизическими недостатками, влияют на их самосознание, эмоциональную и когнитивную системы. Эмоциональная система человека является одной из основных регуляторных систем, обеспечивающих активные формы функционирования человеческого организма. Морфологическим субстратом эмоциональной регуляции являются древние подкорковые и возникшие позднее лобные образования головного мозга. В процессе своей жизнедеятельности человеческий организм постоянно испытывает потребность в поддержании активных стенических состояний. Эти потребности нормально развивающегося организма обеспечиваются постоянным эмоциональным тонизированием, как внешним, так и внутренним (B. B. Лебединский и др., 1990).

Онтогенетическое развитие аффективной сферы человека обусловлено преобладанием стенических эмоций (радости, гнева) над астеническими (меланхолии, тревоги). Особенно важным и сложным в этом процессе является поддержание оптимального уровня тонизирования человеческого организма положительными эмоциями. В жизни этот процесс протекает естественным путем и ничем не регламентируется. Степень оптимального уровня эмоционального тонизирования положительными эмоциями для лиц с разными типами реагирования на стресс различна и дифференцируется в зависимости от присущих им характеристик.

Согласно функциональной типологии высшей нервной деятельности, разработанной в середине ХХ в. И. П. Павловым, «свойства нервных процессов обусловливают высшее приспособление организма к окружающим условиям, или, иначе говоря, совершенное уравновешение организма как системы с внешней средой, т. е. обеспечивают существование организма».

Таким образом, лица с сильным типом реагирования на стресс характеризуются динамично протекающим процессом возбуждения. В силу характерных особенностей стеничности нервной системы их потребность в позитивном эмоциональном тонизировании невелика. Напротив, лицам со слабым типом реагирования на стресс присуща динамичность протекания процессов торможения. Свидетельством этому служит высокий уровень эмоциональной лабильности и быстрой пресыщаемости, которые проявляются на наиболее энергоемком корковом уровне. При смешанном типе реакций на стресс чередуются характеристики первых двух типов нервной деятельности.

Осуществленное нами психологическое исследование семей (В. В. Ткачева, 1999, 2005), воспитывающих детей с нарушениями психофизического развития, позволило обобщить основные характерологические черты исследуемой категории родителей и выделить группы лиц со сходными типологическими особенностями.

Первая группа родителей представлена лицами, имеющими смешанный тип реагирования, сочетающий как гипо-, так и гиперстенические свойства. Для этих родителей характерно «перекрытие каналов поведенческого и невротического отреагирования проблем» (Л. Н. Собчик, 1990, с. 55).

У родителей первой группы проявляется предрасположенность к высокой нормативности поведения и сдержанности в проявлении эмоций. Этим родителям свойственно внутреннее субъективно-индивидуалистичное переживание своей проблемы, что сопряжено с возникновением психосоматических заболеваний. Именно последняя характеристика и послужила причиной названия обследуемой группы — психосоматичные.

Как показывает практика, психосоматичные родители, характеризующиеся лабильно-ипохондричной и субъективно-индивидуалистичной личностными доминантами, представляют наиболее многочисленную группу. Данные по разным учреждениям могут отличаться друг от друга. Однако численность этой категории родителей обычно составляет от 60 до 80% лиц.

Одной из главных отличительных характеристик родителей этой группы является очень низкий процент лиц с акцентуированными личностными чертами по сравнению с составом второй и третьей групп: всего 1,2% в группе подверженных сверхконтролю.

Вторая группа родителей характеризуется гипостеническим типом реагирования.

В состоянии психогенного стресса, каковым является рождение ребенка с отклонениями в развитии, ослабляются и деформируются, переходя рубеж возможного, именно те уровни психологического гомеостаза, которые у гипостеников, в силу их слабых конституциональных возможностей, являются недостаточными и изначально имеют место в преморбиде.

Родители с тревожно-сензитивными личностными тенденциями получили название невротичные. Эта группа родителей занимает второе место по числу акцентуированных лиц — 6,3%.

У невротичных родителей эмоциональная реакция на стресс, вызванный рождением больного ребенка, проявляется повышенной тревожностью, различными страхами, глубокой депрессией (гипостенический тип реагирования). Эти особенности родителей в их взаимодействии с больным ребенком приобретают характер подчинения сложившимся обстоятельствам. Часто это проявляется в виде педагогической некомпетентности, воспитательской неумелости, а в отдельных случаях отторжениям самого ребенка, вызывающего стресс. Фрустрирующая ситуация для этих родителей постепенно приобретает непреодолимый характер.

Родители третьей группы, имеющие стенический тип реагирования с тенденцией к асоциальным формам взаимодействия, были названы авторитарными.

В этой группе самый высокой процент акцентуированных лиц — 7,5%.

Родители с импульсивно-инертными чертами (авторитарный тип) характеризуются тенденцией к резистентности и усиленной сопротивляемости к фрустрирующему воздействию сложившихся обстоятельств, в крайнем случае проявляется тенденция к обособленности позиции. Возможно, что преобладание лиц с указанными личностными особенностями среди родителей детей с выраженной и тяжелой патологией объясняется как их конституционально-типологическим развитием, так и тенденцией к изменению личностных черт, т. e. к патохарактерологическому развитию в результате длительного психопатогенного стресса.

Родители с депрессивной и тревожной симптоматикой и родители с импульсивно-инертными характеристиками представлены обычно в равных пропорциях. Каждая из этих групп может составлять примерно одну пятую часть от общего числа родителей детей с отклонениями в развитии.

Приведем психологические портреты этих трех групп родителей.

Психологические портреты родителей

Портрет родителя авторитарного (импульсивно-инертного) типа

Эта группа родителей характеризуется активной жизненной позицией, стремлением руководствоваться своими собственными убеждениями вопреки уговорам со стороны (советам родственников или специалистов). К родителям авторитарного типа мы относим две категории. Первые, узнав о дефекте ребенка, могут от него отказаться, оставив в роддоме. Вторая категория, представленная преобладающей частью родителей, проявляет другую позицию — стойкое желание найти выход из создавшегося положения как для себя, так и для своего ребенка. На предложение отказаться от ребенка такие родители реагируют как на личное оскорбление. Позиция родителей авторитарного типа характеризуется феноменом вытеснения негативных переживаний, связанных с проблемами ребенка. Это значительно оптимизирует их состояние.

Родителям авторитарного типа, принявшим дефект ребенка, свойственно стремление преодолевать проблемы, возникающие у ребенка, и облегчать его участь. Такие родители направляют свои усилия на поиски лучшего врача, лучшей больницы, лучшего метода лечения, лучшего педагога, знаменитых экстрасенсов и народных целителей. Они обладают умением не видеть преграды на своем пути и уверенностью в том, что когда-либо может произойти чудо и с их ребенком.

Авторитарные родители создают родительские ассоциации и общества, устанавливают тесные контакты с аналогичными родительскими организациями за рубежом. Эти родители упорно преследуют цель оздоровления, обучения и социальной адаптации своего ребенка и, таким образом, решают проблему ребенка в целом.

Отрицательные свойства этой категории родителей проявляются в неумении сдерживать свой гнев и раздражение, в отсутствии контроля за импульсивностью собственных поступков, в склонности к участию в ссорах и скандалах, в откровенном противопоставлении себя социальной среде (специалистам, педагогам, администрации, родственникам, не принявшим их ребенка). «Пусть общество приспосабливается к нам и нашим детям, а не мы к ним» — это высказывание может оказаться девизом многих из таких родителей.

В отношениях с ребенком некоторые авторитарные родители могут использовать достаточно жесткие формы взаимодействия, вплоть до холодности или отстраненности от его проблем. Поведение таких родителей может перерастать иногда и в неприятие индивидуальности ребенка в целом. Многим из авторитарных родителей свойствен неравномерный характер применения воспитательных мер: довольно часты жесткие формы наказаний (окрик, подавление личности, избиение). При этом сами родители не испытывают никаких угрызений совести. Такая форма взаимодействия с ребенком становится причиной возникновения тиков, энуреза (иногда и энкопреза), формирования пониженной самооценки у ребенка. Авторитарные родители часто выдвигают нереальные требования к своему ребенку, не соответствующие его возможностям.

Другая часть этой категории родителей проявляет тенденцию к отказу замечать особенности в развитии ребенка. Они считают, что специалисты завышают требования к их ребенку, в то время как его недостатки лишь характеризуют своеобразие индивидуального развития. «Не все дети одинаковые» или «Ну не всем же быть учеными», — считают они. Такие родители излишне опекают своих детей. У них формируется неправильное понимание возможного пути развития больного ребенка. Проявляющееся у таких родителей настойчивое стремление всегда ориентироваться только на свои личностные жизненные установки (вопреки мнению значимых для родителей лиц) не позволяет им увидеть реальные перспективы развития ребенка.

Портрет родителя невротичного (тревожно-сензитивного) типа

Этому типу родителей свойственна пассивная личностная позиция, которую можно сформулировать следующим образом: «Уж что есть, то и есть. Ничего не переделаешь. Каким ребенок родился, таким и будет!» У родителей этой категории обычно не формируется способность к принятию проблемы ребенка и не развивается стремление к ее преодолению. Эта категория родителей чрезмерно фиксируется на отсутствии выхода из создавшегося положения, что значительно ухудшает их психологическое состояние.

Родители невротичного типа оправдывают собственную бездеятельность в отношении развития ребенка отсутствием прямых указаний со стороны специалистов, родственников или друзей на то, что с ребенком следует делать: «А нам никто не говорил о том, что нужно заниматься с ним. Мы ничего и не знали!» Практически во всем эти родители следуют жизненной формуле: пусть все идет в жизни, как идет. Они не понимают того, что некоторые недостатки, возникающие у ребенка, вторичны и являются результатом уже не болезни, а их собственной родительской педагогической несостоятельности.

Часть родителей, относящихся к этой группе, стремятся оградить ребенка от всех возможных проблем, и даже от тех из них, которые он может решить собственными силами. Такие родители удовлетворяются тем, что ребенок обучается делать что-то сам, и считают, что большего от него ждать нечего.

В плане воспитания эти родители также часто проявляют несостоятельность. Они испытывают объективные трудности в достижении послушания ребенка. Это объясняется как проявлением инертности и нежелания соприкасаться с проблемами ребенка, так и собственной слабостью характера при реализации поставленной воспитательной цели. Такие родители непоследовательны и в использовании приемов поощрения или наказания ребенка. В их взаимоотношениях с ребенком отсутствуют требовательность, а порой и необходимая строгость. Они во всем идут на уступки ребенку, «заласкивают» его, а иногда их «сверхнежные» отношения переходят в сюсюканье. Межличностные связи «родитель — ребенок» в таких семьях могут приобретать симбиотический характер.

В личности невротичных родителей чаще доминируют истерические, тревожно-мнительные и депрессивные черты. Это проявляется в стремлении избегать трудных жизненных ситуаций, а в отдельных случаях и в отказе от решения проблем. У части таких родителей постоянно сохраняется тревожный фон настроения, присутствуют излишние опасения чего-либо, что может повредить ребенку. Это, в свою очередь, передается ребенку и становится одной из причин формирования в нем невротических черт характера.

Родители тревожно-сензитивного типа недостаточно критично оценивают возможности своего ребенка, подсознательно стремятся скрыть его дефект и выдать желаемые результаты развития за действительные.

Часто встречается и другая особенность родителей: они гиперболизируют проблемы своего ребенка, отрицают возможности разрешения хотя бы их части. Собственное эмоциональное бессилие не позволяет таким родителям оценить позитивно свое будущее и будущее ребенка. Прожитая жизнь воспринимается ими как несложившаяся, несчастливая, загубленная рождением в семье аномального ребенка. У невротичных матерей часто наблюдаются истерики, подавленное настроение, затяжные депрессивные состояния, стремление уйти от принятия решения, снижение социального статуса, примитивизация поведения. Такие матери воспринимают все в трагических красках, себя — чаще всего как несостоявшегося, не сумевшего реализоваться в детях, в семье, в профессии человека, а будущее ребенка рисуется ими как бесперспективное и малоинтересное.

Портрет родителя психосоматичного типа

Это самая многочисленная категория родителей. У этих родителей проявляются черты, присущие родителям как первой, так и второй категорий. Эти родители эмоционально более лабильны, чем представители двух других групп. Им свойственны более частые смены полярных настроений (то радость, то депрессия, вызванная незначительным поводом). У некоторых из них в большей степени проявляется тенденция к доминированию, как и у авторитарных родителей, но отсутствует аффективная форма реагирования на проблему стресса, как у первых и вторых. Они не устраивают скандалов и ссор, в большинстве случаев ведут себя корректно, сдержанно, а иногда замкнуто. В поведении, как правило, проявляется нормативность. Проблема ребенка, чаще скрываемая от посторонних взглядов, переживается ими изнутри. Это объясняется тем, что канал отреагирования проблемы, фрустрирующей психику, у данной категории родителей переведен во внутренний план переживаний. У первых двух категорий родителей он проявляется во внешнем плане (у невротичных — слезы, истерики, у авторитарных — скандалы, агрессия, окрик). Это оказывается причиной нарушений, возникающих в психосоматической сфере, что и обусловило название этой категории родителей.

Для этих родителей характерно стремление «положить собственное здоровье на алтарь жизни своего ребенка». Все усилия направляются на оказание ему помощи. Иногда такие матери работают со своими детьми, максимально напрягая и изнуряя себя. Они практически не отдыхают и не жалуются, как невротичные, на потребность в этом. Порой кажется, что желание отдыхать у них отсутствует даже при большой нагрузке и возникшей усталости (особенно в первые годы жизни ребенка). Этим родителям, так же как и невротичным родителям, свойственно пожалеть ребенка, оказать ему помощь, услугу, а иногда и сделать за него то, что он не может еще сам. Они склонны гиперопекать своих детей.

Психосоматичные родители, так же как и авторитарные, стремятся найти лучших специалистов. В некоторых случаях они сами становятся таковыми для собственного ребенка, активно включаясь в его жизнь: участвуют в деятельности детских образовательных учреждений, повышают свой образовательный уровень, меняют профессию в соответствии с нуждами и проблемами больного ребенка. Некоторые матери данного типа, приобретая дефектологическое образование, становятся высокопрофессиональными специалистами и успешно оказывают помощь не только своим детям, но и чужим.

Выделенные особенности родителей являются основополагающими для определения позиций родителя и семьи по отношению к больному ребенку. На них затем наслаиваются мировоззренческие, культурные, социальные и другие характеристики.

Следует подчеркнуть, что проблема взаимодействия и взаимовлияния биологических и социальных характеристик в личности родителей относительно их родительской позиции не полностью изучена и не нашла отражения в психологической литературе.

Можно лишь предположить, что истинные ценности культуры, которыми в течение жизни овладевает человек, развивают в нем чувство сопереживания и сочувствия к проблемам слабых и больных лиц, в том числе и детей. Эти характеристики формируются с раннего возраста в соответствии с определенными канонами воспитания. У некоторых лиц в силу поставленных задач воспитывается повышенная чувствительность. Например, если ребенок обучается музыке или другим искусствам, в нем формируется особая чувствительность к звучанию музыкальных инструментов, краскам, формам и проявлениям природы и др. С другой стороны, воспитание чувствительности может трансформироваться в сензитивность, а это уже черта личности.

Приведем примеры возможного переплетения преморбидных и социальных характеристик в позициях родителей.

Невротичная мать, высокий культурный уровень, традиции семьи — ребенка, каким бы он ни был, воспитывать в семье. Авторитарный родитель, низкий культурный уровень, неприятие аномалии как таковой. Отказ от ребенка и его помещение в учреждение социальной защиты понимаются как социальная норма.

Представленная типология личностных деформаций родителей позволяет определить выбор средств, направленных на оказание семьям психокоррекционной помощи.

Ценностные ориентации и мотивационные установки родителей

Изучение мотивационно-потребностной сферы и ценностных ориентаций родителей возможно с помощью анализа родительских высказываний в процессе бесед-интервью, психологического наблюдения за их взаимодействием с ребенком. На экспериментальном уровне с этой целью можно использовать родительское сочинение «История жизни с проблемным ребенком» и «Адаптированный тематический апперцептивный тест» (АТАТ) (В. В. Ткачева).

В развитой форме потребности, мотивы и ценностные ориентации родителей могут быть представлены следующим образом: родительские установки и ожидания, родительское отношение, родительские чувства, родительские позиции, родительская ответственность, стиль семейного воспитания. Ценностные ориентации объединяют людей в семью и создают перспективу развития. Они определяют цели порождения и пути воспитания детей в семье. Ценностные ориентации объединяют членов семьи, определяют перспективы ее развития. Сходство семейных ценностей понимается как социально-психологическое качество, отражающее единство взглядов супругов на общечеловеческие нормы, правила, принципы формирования и развития семьи как малой социальной группы. Качественные характеристики супругов как родителей проявляются в виде родительских установок и ожиданий.

Родительские установки — это определенный взгляд на свою роль родителя, включающий репродуктивный компонент, основанный на когнитивном, эмоциональном и поведенческом аспектах. Родительские ожидания тесно связаны с родительскими установками (Р. В. Овчарова, 2003). Они дают родителям право ожидать от других признания их ролевой позиции как родителей. Родительские установки и ожидания включают три уровня презентации:

  • репродуктивные установки супругов в аспекте их отношений (мы — родители);

  • установки в родительско-детских отношениях (мы — родители нашего ребенка);

  • установки и ожидания в отношении ребенка (детей).

Анализ родительских сочинений «История жизни с проблемным ребенком» свидетельствует о том, что каждое из них — это отдельная исповедь, история о жизненных испытаниях, любви и горе. Любая семья создается ради рождения ребенка. То, каким он будет, имеет для любого родителя особый смысл. Главное, о чем мечтают родители, — это здоровье и счастье ребенка. Практически каждое родительское сочинение начинается с этой мысли.

В большинстве мировых культур ребенок — одна из высочайших ценностей, которой наградила человека природа. Что ценно для родителя в ребенке? Во-первых, то, что он есть. Важно также и то, что это — его ребенок, его кровь и плоть, его творение и продолжение рода. Значима возможность воплощения себя в ребенке, продолжения после смерти своих идей и мыслей в жизни ребенка. С другой стороны, ребенок дает возможность передать через него другим поколениям созданные родителем как материальные, так и духовные ценности.

Родители мечтают о том, чтобы в их ребенке воплотились те качества и черты, которые они считают в себе лучшими. Матери пишут: «Я мечтала, что мой ребенок будет...», «Когда я его носила, я думала, что он будет...». Смысл ценности ребенка также связан для родителей с возможностью развития в нем желаемых для них качеств и способностей. Наследуемые ребенком способности обладают такими свойствами, что при организации особых развивающих условий они многократно умножают свои качества. Одним из примеров может служить передача профессиональных способностей от отцов и матерей к детям в семейных династиях музыкантов, художников, скульпторов, учителей, мастеров прикладных искусств и др.

Свое взаимодействие с ребенком родители строят на основе традиций той культурной среды, носителями которой сами являются. Именно родители в процессе взаимодействия с ребенком формируют в нем те качества, которые затем вырастают в его личностные свойства.

Наблюдения показывают, что потребность в рождении ребенка в создаваемых семьях, как правило, достаточно высокая. А вот мотивация на осуществление воспитательных действий присутствует не у всех родителей. Согласно традициям русской культуры, родители должны осуществлять целенаправленное воспитание ребенка. Однако многие семейные пары ограничивают свои обязанности лишь материальными заботами. В силу занятости на работе родители предпочитают решать вопрос о воспитании детей путем передачи своих педагогических обязанностей близким лицам (бабушкам, дедушкам) или няням, гувернерам, репетиторам, образовательным учреждениям. В отношении ребенка мотивация родителя определяется задачей контроля в выполнении рекомендаций специалистов. Отсутствие потребности к осуществлению воспитательских целей не формирует в родителях и мотивации к повышению своей педагогической компетентности, уважения к личности ребенка.

Успешность овладения ребенком знаниями, профессией рождает в родителе чувство самоуважения, гордости и удовлетворения («Он весь в меня»). Эти эмоции возникают у родителей в зависимости от того, какими способностями и талантами наделены их сын или дочь и в какой степени они в них развиваются.

В семье с ребенком с отклонениями в развитии ценностные ориентации и мотивационные установки родителей смещаются и деформируются. В том случае, если мать или отец принимают дефект ребенка и особенности его развития, в их сознании возникает мотивация на оказание помощи ребенку, на преодоление тех недугов, которыми он страдает (из сочинения матери Тани М.: «Когда дочери исполнилось пять лет, я поняла, что у нее есть проблемы с речью, поэтому мы обратились к логопеду»). При этом переживание чувства боли за ребенка, страх, возникающий перед его будущим, формируют в родителе мотивацию на поиск средств, позволяющих преодолевать проблемы ребенка, на адаптацию окружающей среды к его возможностям. Как правило, этот тип мотивации возникает у авторитарных и психосоматичных родителей (из сочинения матери Коли Н.: «Меня постоянно мучает вопрос: „Что я еще не сделала для своего ребенка? Что я еще могу для него сделать?“»).

Сила любви к ребенку, проявление отцовских и материнских чувств зависит и от особенностей личности родителя. Любящий, но тревожный, сензитивный родитель постесняется появиться с проблемным ребенком в общественном месте, хотя поначалу и может испытывать в этом высокую потребность. Родитель с завышенной самооценкой почувствует унижение, встречая жалеющие или любопытствующие взгляды соседей или прохожих на улице, и откажется от прогулки. Чувство стыда может оказаться сильнее, чем потребность в оказании помощи ребенку. В суете повседневных забот эта потребность может постепенно раствориться.

Наш практический опыт показывает, что родители, не готовые принять недостатки в развитии ребенка, испытывающие стыд из-за того, что у них родился больной ребенок, пользуются мотивацией отказа. Такие родители чаще скрывают наличие в семье ребенка с отклонениями в развитии. Его ценность открыто или подсознательно ими отвергается.

У части родителей может наблюдаться и другая тенденция: отец не принимает ребенка с психофизическими нарушениями и постепенно отдаляется от семьи. Он холодно относится к ребенку, унижает его мать. В контактах отца с больным ребенком и бывшей женой чаще доминирует мораль общества, дискриминирующая положение лиц с отклонениями в развитии. Такой отец отказывает ребенку в своей любви и поддержке. Следует отметить, что, с другой стороны, любовь матери к ребенку с отклонениями в развитии обеспечивается биологическими механизмами материнского инстинкта (Г. Г. Филиппова, 2002). Мать протестует против дефекта ребенка, свой протест она связывает именно с болезнью ребенка, а не с ним самим.

В зависимости от личностных характеристик (жесткости, грубости или мягкости и альтруизма), культурных и семейных традиций родители могут испытывать чувство жалости и стыда по поводу состояния ребенка. Но ценность и значимость этот ребенок как человек для них теряет.

Экспериментальное изучение ценностных ориентаций и мотивационных установок родителей можно осуществить с помощью методики ATAT. Родителям предлагается ответить на несколько вопросов и написать небольшой рассказ по каждой из шести предложенных картинок, на которых изображены дети-инвалиды в различных жизненных ситуациях. Анализ рассказов родителей показывает, что в их оценке отсутствуют оптимизм, уверенность в будущем ребенка, перспективы его трудоустройства и личной жизни. Отношение родителей к изображенным на картинках детям-инвалидам неоднозначно. Одни родители сожалеют о том, что дети страдают такими недугами (из сочинения мамы Никиты П.: «Ребенок лишен многих красок жизни. Ему очень горько!»). Другие считают, что дети сами виноваты в своей беде. Большинство родителей возмущены отношением здоровых детей к детям-инвалидам (из сочинения мамы Ани К.: «Здоровым детям трудно понять инвалидов»). Родители осуждают жестокость здоровых взрослых и детей по отношению к больным детям. В своих рассказах по картинкам родители жалеют детей-инвалидов, но одновременно подчеркивают ущербность их позиции в обществе. Они считают, что будущее инвалидов трагично и неизвестно.

У родителей проявляется позиция отстраненности от положения детей-инвалидов. Многие родители рассматривают ситуацию, изображенную на картинке, не связывая ее с возможным будущим и своего ребенка. На вопрос: «Как вы считаете, как относятся к детям-инвалидам, изображенным на картинках, их родители?» — каждый второй из родителей отвечает, что отрицательно. Остальные — что жалеют.

Полученные данные свидетельствуют об отсутствии практически у половины родителей мотивации на принятие дефекта ребенка. Именно смысловое содержание этой характеристики взаимодействия (принятие или отвержение ребенка с нарушениями в развитии) и определяет в итоге особенности родительского отношения к ребенку и модель его воспитания. В его основе, видимо, лежит ригидный конструкт, связанный с идеальным представлением о человеке, его способностях и возможностях. Родительские ожидания проявляются в максимальном соответствии идеальному представлению о ребенке. Смысл родительской потребности выражается в следующей фразе: «Хочу, чтобы у меня был здоровый ребенок!» Но далее возникает вопрос: «А если ребенок не соответствует принятым в социуме нормативам об идеале? Что тогда? Тогда он не Ваш?»

Потребность в принятии дефекта приводит к потребности любить ребенка независимо от тех трудностей, которые встречаются на его жизненном пути. Отсутствие потребности к принятию дефекта ребенка приводит к явному или скрытому его отвержению.

Наш практический опыт свидетельствует о том, что родители, принявшие недостатки ребенка, проявляют удивительные личностные качества, позволяющие создать для него оптимальные условия развития. Многие из них преодолевают огромные препятствия на своем пути, создавая общественные организации, новые образовательные учреждения для детей с тяжелыми нарушениями развития. Такие родители, несмотря на колоссальные трудности, испытывают огромное счастье от контактов со своим ребенком. Они благодарят судьбу за то, что именно такой ребенок у них есть (из сочинения папы Лены К., страдающей детским церебральным параличом: «Я благодарен судьбе, что у меня есть Лена-Леночка-Ленуся»).

В семье с ребенком, имеющим нарушения развития, возникают также изменения ценностных ориентаций супругов в их межличностных взаимоотношениях. Обесценивается значимость каждого из них друг для друга. Так, в сознании отца ребенка с нарушениями в развитии в силу ранее возникших репродуктивных установок резко снижается оценка его жены как женщины, которая родила такого ребенка. Традиционно супруги оценивают друг друга, используя различные критерии, как социальные, так и биологические. Подсознательно или же осознанно женщине дается оценка как матери (как ухаживает за ребенком, как его воспитывает) и как родительнице (кого родила, мальчика или девочку, здорового или больного ребенка), оцениваются также ее качества как жены и спутницы жизни и т. д. В случае рождения ребенка с отклонениями в развитии преобладает резко сниженная оценка женщины как родительницы. Репродуктивные установки супруга качественно изменяют его отношение к матери ребенка с психофизическими недостатками. Причем это отношение не может изменить даже высокая социальная оценка женщины как матери, посвятившей свою жизнь больному ребенку. В большинстве знакомых нам случаев даже полное посвящение женщиной себя ребенку с нарушениями развития не сохраняет к ней прежней любви и уважения со стороны супруга и не возвращает ей утерянный межличностный статус в отношениях с ним.

Подобная позиция отца ребенка, к сожалению, является отражением социальных взглядов на проблему отношения к лицам с психофизическими нарушениями, бытующих и по сей день в сознании наших современников.

Изменившаяся ценностная установка отца вследствие психологического стресса приводит к охлаждению чувств, разводу и уходу из семьи. В отдельных случаях на месте остывших чувств может возникнуть жалость к жене, снисхождение к ее трудностям, терпение, что, как правило, зависит от уровня культуры взаимоотношений бывших супругов.

Подобное отношение со стороны близкого человека травмирует личность матери ребенка, снижает ее самооценку, формирует невротичные и психосоматические черты личности. С другой стороны, в сознании матери снижается статус супруга как отца ребенка. Неприятие отцом нарушений развития ребенка становится причиной отчуждения жены от мужа. Женщина стремится восполнить своим материнским теплом отсутствие любви и заботы по отношению к ребенку со стороны отца. Посвящая свою жизнь ребенку, она постепенно отдаляется от супруга, что также приводит к разрыву супружеских взаимоотношений и разводу.

Отношения между супругами могут измениться в лучшую сторону, если в семье появится здоровый ребенок, и они могут не ухудшиться до такой степени, если в семье уже растет здоровый ребенок. Дополнительные мучительные испытания представляет для матери больного ребенка ситуация, если у мужа от первого брака есть здоровые дети или если после развода он создал другую семью и у него родился здоровый ребенок.

Родительские сочинения «История жизни с проблемным ребенком» полны жалоб, слез и боли. Они являются ярким свидетельством отчаяния многих матерей в связи с невозможностью осуществления для них ранее сформировавшихся репродуктивных установок и ожиданий в отношении их ребенка.

Анализ данных по изучению мотивационно-потребностной сферы и ценностных ориентаций родителей свидетельствует о возникновении внутреннего конфликта в родительских установках и ожиданиях. Уровни презентации родительских установок и ожиданий (репродуктивные установки супругов и ожидания в отношении ребенка) вступают в конфликт с установками в родительско-детских отношениях и стилем родительского воспитания (мы — родители нашего ребенка). Этот внутренний конфликт окрашивается негативными эмоциональными переживаниями. По сути, он и определяет качественные характеристики снижения внутренней самооценки большинством родителей.

Модели семейного воспитания

Вопрос о роли семьи в формировании личности ребенка издавна являлся предметом изучения многих поколений ученых, начиная с древности. Античная педагогика выразила взгляды на проблему воспитания в трудах Аристотеля, Гераклита, Демокрита, Платона, Протагора, Сократа и др. Творческая мысль античных педагогов-философов стремилась определить методы, содержание и средства воспитания детей. Одной из актуальнейших проблем античной педагогики, не потерявшей своего первостепенного значения и в настоящее время, являлась проблема воспитательной роли семьи. Древнеримский оратор и педагог М. Ф. Квинтилиан изложил свои педагогические воззрения в известном труде «Наставления оратору». В нем поддерживалась идея семейного воспитания и наставничества.

В педагогике XVII века особую роль родительскому воспитанию, в частности материнскому, придавал известный чешский педагог Я. А. Коменский. Свои педагогические воззрения Я. А. Коменский строил на основе лучших педагогических традиций того времени. «Великая дидактика» — фундаментальный труд Я. А. Коменского. Идеи «Великой дидактики» продолжены в другом, не менее знаменитом творении чешского педагога — «Материнской школе». В этом произведении Я. А. Коменского представлена разработанная им стройная система обучения и воспитания ребенка под руководством матери. Важность семейного воспитания и воспитательной функции родителей подчеркивали педагоги и в последующие исторические эпохи: Д. Локк, Ж.-Ж. Руссо, И. Г. Песталоцци, Д. Дьюи, М. Монтессори, O. Декроли и др.

Современная отечественная педагогическая наука подтверждает положения, выдвинутые Я. А. Коменским, о важности и незаменимости адекватного материнского общения с ребенком с момента его рождения (Е. М. Мастюкова, Р. Е. Овчарова, Г. Г. Филиппова и др.).

В семьях, воспитывающих детей с отклонениями в развитии, в силу описанных выше причин родителями часто используются неправильные модели воспитания. Ниже приводятся их характеристики.

Гиперопека. Родители стремятся сделать за ребенка все, даже то, что он может сам. Ребенка как бы помещают в тепличные условия, в связи с чем он не обучается преодолевать трудности, у него не формируются навыки самообслуживания и т. д. Жалея ребенка и стремясь ему помочь, родители сами ограничивают возможности его развития. Однако родителям ребенка с отклонениями в развитии, как правило, трудно определить, что может сделать сам ребенок, а в чем ему необходимо помочь. Модель воспитания «гиперопека» часто встречается у родителей детей с отклонениями в развитии. Тяжелый дефект (при детском церебральном параличе, умственной отсталости, раннем детском аутизме) провоцирует родителей на использование неадекватного воспитательного подхода.

Противоречивое воспитание. Ребенок с отклонениями в развитии может вызывать у членов семьи разногласия в использовании воспитательных средств. Так, например, родители ребенка могут быть сторонниками жесткого воспитания и предъявлять к нему соответствующие требования. Одновременно бабушка и дедушка, живущие в семье, могут занимать более мягкую позицию и поэтому разрешать ребенку делать все, что ему захочется. При таком воспитании у ребенка не формируется адекватной оценки своих возможностей и качеств, он обучается «лавировать» между взрослыми и часто сталкивает их друг с другом.

Воспитание по типу повышенной моральной ответственности ведет к постоянному перенапряжению у ребенка. Родители или другие близкие постоянно возлагают на ребенка такие обязанности и такую ответственность, с которой ребенку с отклонениями в развитии в силу имеющихся нарушений трудно справиться. У ребенка возникает повышенная утомляемость, отсутствует адекватная оценка своих возможностей. Он всегда чуть-чуть не дотягивает до оптимального результата, поэтому неуспешен. Его часто ругают, он всегда чувствует себя виноватым, что, несомненно, формирует у него заниженную самооценку.

Авторитарная гиперсоциализация. К этой модели чаще тяготеют родители, которые сами имеют высокий социальный статус. Они все время завышают возможности ребенка, стремясь с помощью собственных авторитарных усилий развить у него социальные навыки. Родители, использующие такую модель, как правило, переоценивают возможности своего ребенка.

Воспитание в «культе» болезни. Многие родители формируют в семье отношение к ребенку как к больному. При таком характере взаимоотношений у ребенка формируется мнительность, страх перед любым недугом, например простудой. Ребенок относится к себе как к больному, в связи с чем у него формируется представление о себе как о слабом, неспособном к большим достижениям человеке. Его внутренняя позиция всегда ближе к отказу от решения проблемы, чем к ее преодолению.

Модель «симбиоз» развивает у родителей полное растворение в проблемах ребенка. Чаще эта модель встречается у матерей больных детей, воспитывающих их в неполных семьях. Такие матери создают для своих детей особую атмосферу внутри семьи — атмосферу абсолютной любви к ребенку. Они практически полностью забывают о собственных проблемах, профессиональной карьере и личностном росте. Такая материнская любовь искажает возможности личностного развития ребенка. В результате такого воспитания у ребенка формируется эгоистическая личность, неспособная к проявлению любви.

Модель «маленький неудачник». Эти родители приписывают своему ребенку социальную несостоятельность и уверены в том, что он никогда не добьется успеха в жизни. Родители испытывают чувство досады и стыда из-за того, что дети проявляют неуспешность и неумелость. Некоторые рассматривают жизнь с таким ребенком как непосильную ношу, как крест на всю жизнь.

Гипоопека. Эта модель воспитания чаще встречается в семьях с низким социальным статусом (семьях наркоманов, алкоголиков) или в семьях, где ребенок с отклонениями в развитии не имеет ценности в силу нарушений развития. Родители практически не осуществляют за ним уход, ребенок может быть плохо или неопрятно одет, плохо накормлен. Никто не следит за его режимом дня и соблюдением условий, обеспечивающих его развитие. Однако в таком же положении могут быть и его здоровые братья и сестры.

Отвержение ребенка. Отсутствие любви к ребенку может быть в семьях не только с низким, но и с высоким социальным статусом. Отвержение ребенка может быть сопряжено в сознании родителей с идентификацией себя с дефектом ребенка. Чаще это встречается у отцов. В случае материнского отвержения ребенка ситуация объясняется незрелостью личностной сферы матери и несформированностью материнского инстинкта.



Интересные данные представляют материалы по изучению моделей семейного воспитания, полученные с помощью наблюдения и психодиагностических методик. С этой целью используется несколько методик: методика PARI (Шефер и Белл), методика ОРО («Опросник родительского отношения», А. Я. Варга, В. В. Столин), методика АСВ («Анализ семейного воспитания», Э. Г. Эйдемиллер) и разработанная нами анкета «Определение воспитательских умений у родителей детей с отклонениями в развитии» (В. В. Ткачева).

Особенности внутрисемейной жизни и особенности родительско-детских отношений оцениваются с помощью методики PARI. Следует отметить, что данный опросник определяет внутренние позиции родителей по обеим исследуемым проблемам и дает субъективную оценку измеряемым параметрам.

В первом блоке оценивается степень интегрированности семьи. Под интегрированностью семьи понимается внутренняя сплоченность данной социальной группы, выражаемая в ценностно-ориентационном единстве ее членов. Выделяют три позиции: низкую, среднюю и высокую интегрированность. Особенности семейной жизни раскрываются путем анализа межсупружеских, хозяйственно-бытовых отношений и педагогических позиций родителей.

Анализ взаимоотношений между родителями свидетельствует о том, что большинство обследованных лиц считают, что они живут в семьях с низким уровнем интегрированности. Члены семей не демонстрируют общности интересов и целей, во взаимоотношениях проявляются существенные расхождения в понимании семейных ролей между мужем и женой, родителями и детьми подросткового или юношеского возраста, отсутствует чувство духовной близости. Родители признают, что могут использовать неадекватные приемы воспитания, вплоть до жестоких. Лишь около трети родителей оценивают свои семейные отношения как имеющие нормальный уровень интегрированности. Среди родителей детей с отклонениями в развитии практически полностью отсутствуют лица, которые могли бы оценить взаимоотношения в своей семье на высоком уровне.

Второй блок характеризует особенности, свойственные родительско-детским отношениям. Отношения родителей к детям характеризуются следующим образом:

  • около трети рассматривают свои взаимоотношения с ребенком как теплые, оптимальные, эмоционально-насыщенные;

  • более трети родителей считают правомерным оказание дополнительной помощи ребенку при имеющихся у него трудностях и проявляют тенденцию к гиперопеке или откровенно гиперопекают своих детей, стремятся во всем им помочь, не позволяя детям реализовать собственные возможности;

  • приблизительно одна пятая часть родителей рассматривают свои отношения с ребенком как неуравновешенные, характеризующиеся зависимостью родителя от дефекта ребенка;

  • небольшая часть (около 15%) относятся отстраненно к проблемам детей, не считают необходимым оказывать им поддержку.

Можно увидеть связь между моделью воспитания и психологическим типом родителя. Эмоциональной насыщенностью, пониманием проблем ребенка, любовью к нему характеризуются отношения психосоматичных родителей. Гиперопекаемые отношения в наибольшей мере проявляются у авторитарных и психосоматичных родителей. Гипоопекаемые отношения доминируют у невротичных и у незначительной части авторитарных родителей. Эти факты являются свидетельством того, что родители, относящиеся к психосоматичному и авторитарному психологическим типам, имеют максимально выраженные возможности для осуществления обучения и воспитания своих больных детей. Эти родители настроены на установление оптимальных отношений с детьми. В то же время невротичные родители подобную возможность демонстрируют неустойчиво.

Методики ОРО и АСВ позволяют изучить особенности родительского отношения к ребенку и выявить данные об использовании родителями моделей воспитания, как правильных, так и неправильных.

Так, тест-опросник родительского отношения (ОРО) показывает, что у части родителей во взаимодействии с ребенком доминирует отвержение. Эти родители озлоблены, их раздражение и обида направлены на ребенка. Они не уважают интересов ребенка и его личности. В целом ребенок воспринимается родителями как неуспешный и неприспособленный к жизни. Небольшая часть родителей признаются в беседах, что согласились бы поместить ребенка в хороший интернат закрытого типа. Как «маленького неудачника» воспринимают своего ребенка более трети родителей. Авторитарной гиперсоциализации подвергают своих детей около половины родителей. Они стараются во всем навязать детям свою волю, пристально следят за их достижениями. Симбиотические связи с детьми проявляются у небольшой группы родителей. Эти родители стремятся во всем слиться с ребенком, удовлетворять его потребности, ограждать от трудностей. Чаще эта неправильная модель воспитания формируется у матерей. И лишь 2% родителей, по данным методики ОРО, используют правильную модель воспитания, сотрудничая с ребенком (шкала «кооперация»).

Исследование родительских моделей воспитания с помощью методики АСВ подтверждает доминирование выделенных выше родительских позиций по методикам PARI и ОРО. Так, модель воспитания «эмоциональное отвержение» коррелирует с данными шкалы «тенденция к гипоопеке» по методике PARI. Эта модель оказывается достаточно популярной: в соответствии с данными двух методик в каждой пятой семье наблюдается гипоопека. Такие родители рассматривают отчужденность от проблем ребенка и отрицание меры воздействия на него как одну из составляющих средств воспитания. Они чаще уповают на то, что ребенок сам все поймет и сам всему научится. В результате у ребенка не формируются аффилиативные чувства к родителям и искажается восприятие характера межличностных взаимоотношений между людьми.

Данные по шкале АСВ «повышенная моральная ответственность» коррелируют с данными, полученными по шкале ОРО «авторитарная гиперсоциализация». Модель воспитания «повышенная моральная ответственность» (АСВ) характеризуется сочетанием высоких требований к ребенку с пониженным вниманием к его потребностям. Результаты, полученные по шкале АСВ «потворствующая гиперпротекция», соотносятся с данными, полученными по шкале PARI «гиперопека», и данными шкалы ОРО «симбиотическая связь».

Качественная оценка всего фактического материала позволяет обобщить параметры воспитательского отношения родителей к детям и выделить две модели воспитания, доминирующие в этих семьях, а именно:

  • модель «сотрудничество», которая означает контакт и помощь родителя ребенку;

  • модель «отказ от взаимодействия», которая свидетельствует об отвержении ребенка самыми близкими людьми.

Завершая анализ моделей воспитания, используемых родителями детей с отклонениями в развитии, следует отметить, что отношения, которые устанавливает родитель с больным ребенком, осуществляются чаще всего в виде воспитательного процесса. Поэтому выбор родителем форм контакта с ребенком и определяет модель его воспитания. В том случае, если родители принимают ребенка, то его дефект заставляет их как приспосабливаться к особенностям ребенка, так и адаптировать его к окружающей жизни и к своим требованиям. Отсюда преобладание гиперопеки как формы ухода за неприспособленным к жизни ребенком. Собранный нами огромный фактический материал свидетельствует о том, что там, где рождается желание помочь, чаще формируется гиперопека, а там, где возникает страх или неприятие недуга ребенка, вырастает отчуждение (гипоопека).

Возможно установление связи между психологическим типом родителей и моделью воспитания, которую они избирают. Эта связь достаточно условна, однако некоторые тенденции все же можно проследить. В связи с тем что в основе воспитательного влияния родителей лежат особенности их взаимодействия с детьми, включающие принятие или непринятие дефекта ребенка, доминирующие (качественные) характеристики конкретного психологического типа могут влиять на определение родителями модели воспитания.

Сопоставительный качественно-количественный анализ психологических особенностей родителей и моделей воспитания ребенка («сотрудничество», «отказ от взаимодействия») позволил установить следующие тенденции. Наиболее способными к оказанию помощи детям с отклонениями в развитии являются родители, относящиеся к авторитарному типу. Экспериментальные данные свидетельствуют о том, что родители с такими психологическими характеристиками демонстрируют самые высокие количественные показатели (в 60,1% случаев) по установлению оптимальных взаимоотношений с ребенком (модель «сотрудничество»). Это объясняется тем, что в основе авторитарного психологического типа лежит стенический тип реагирования на стресс, качественные характеристики которого предполагают возможность преодоления и разрешения любых проблем, в том числе и проблем ребенка с отклонениями в развитии.

Родители, относящиеся к невротичному типу, демонстрируют самые высокие показатели по установлению неадекватных взаимоотношений с ребенком (в 86% случаев). Эти родители используют воспитательскую модель «отказ от взаимодействия». Невротичный психологический тип опирается на особенности гипостенического типа реагирования, что и объясняет причину низкого уровня потенциальных возможностей невротичных родителей для преодоления проблем ребенка и его адекватного воспитания.

Психосоматический тип строится на смешанном типе реагирования, что обусловливает наличие у лиц данной группы как стенических, так и гипостенических характеристик.

Отношение социума к детям с отклонениями в развитии, детям-инвалидам и их семьям

За последнее десятилетие в нашей стране произошли значительные перемены в отношении к детям с отклонениями в развитии. В соответствии с законом РФ «Об образовании» (1992, 1996) обучение каждого ребенка должно быть организовано в соответствии с его возможностями. В настоящее время даже дети с тяжелыми нарушениями развития могут получить доступное их психофизическому состоянию образование. Возникли новые как государственные, так и негосударственные организационные формы обучения. Кроме специальных (коррекционных) образовательных школьных и дошкольных учреждений существуют реабилитационные и психолого-медико-социальные центры различного профиля. Создана сеть диагностических учреждений. В качестве базовых критериев в работе специальных учреждений используются принципы раннего выявления и коррекции нарушений, коррекционной направленности обучения. Несколькими вузами страны и их филиалами готовится многочисленная армия специалистов-дефектологов (специалистов в области коррекционной педагогики и специальной психологии). Негосударственная система образования, представленная разнопрофильными центрами, ассоциациями, негосударственными образовательными учреждениями, гимназиями, колледжами и т. д., расширяет возможности обучения самых различных категорий обучающихся.

Эти положительные изменения имеют огромное значение для развития и социальной адаптации детей с выраженными нарушениями, которые ранее, как правило, в систему специального образования не принимались.

В истории развития человечества взаимоотношения семьи и общества прошли путь от диктата социума, предписывающего избавляться от неполноценных младенцев, до понимания необходимости оказания помощи и поддержки таким семьям. Это колоссальный путь. Однако неприязнь и страх перед психическим или физическим недугом сохраняются в виде рудиментарных отголосков в сознании и наших современников. В целом наше общество очень медленно избавляется от пренебрежительно-снисходительного отношения к инвалиду и его семье. На бытовом уровне популярно мало осознаваемое современниками отношение отчуждения к такой семье. Страх перед «передачей» недуга, как и во времена Спарты, живет в сознании обывателя. Помощь оказывается, но в известных пределах. Вероятно, это последствия той эпохи, когда наличие инвалидов и детей с тяжелыми инвалидизирующими заболеваниями у нас в стране отрицалось.

Подобное отношение общества к проблеме инвалидности оказывает негативное влияние на внутренний климат семьи и, что самое существенное, на позиции родителей в отношении принятия или отвержения ребенка с отклонениями в развитии. Мотивационно-потребностная сфера родителей как система факторов, определяющих поведение индивида в целом, оказывается в ситуации сильнейшего психологического давления со стороны социума по поводу нормативности и соответствия психофизического статуса ребенка ценностям данного общества.

Подводя итоги представленным в данной главе материалам, позволим себе сделать следующие выводы. В семьях, воспитывающих детей с отклонениями в развитии, формируются неадекватные межличностные отношения в силу различных причин. К факторам, нарушающим внутрисемейную атмосферу, влияющим на развитие неконструктивных моделей детско-родительских и родительско-детских взаимоотношений и типов воспитания детей с отклонениями в развитии, мы относим следующие:

  • характер и степень выраженности нарушений у ребенка, их необратимость, длительность и внешние проявления психофизической недостаточности (например, при умственной отсталости, детском церебральном параличе, раннем детском аутизме и др.);

  • личностные особенности родителей (лиц, их замещающих), которые обостряются в травмирующей психику ситуации (проявление тенденций к развитию акцентуаций или аномалий характера);

  • ценностные ориентации родителей (лиц, их замещающих) и специфический характер влияния родительских установок на процесс воспитания, их зависимость от семейных, национально-этнических традиций, социально-культурного уровня и образованности родителей как воспитателей; при этом важное значение в выборе родителями модели воспитания (модель «сотрудничество» или модель «отказ от взаимодействия») имеют их психологические особенности (авторитарный, невротичный, психосоматический типы);

  • социальную среду и условия, которые препятствуют реализации родителями своих воспитательных задач (например, социально-экономические катаклизмы, имеющие место на современном этапе развития российского общества).



Глава 2. Концепция психологической помощи семьям, воспитывающим детей с отклонениями в развитии

Теоретические основы организации психологической работы с семьями, воспитывающими детей с отклонениями в развитии

Теоретико-методологическим обоснованием организации системы психологической помощи семьям, воспитывающим детей с отклонениями в развитии, являются известные положения отечественной дефектологической науки: культурно-историческая теория Л. С. Выготского; теории деятельности А. Н. Леонтьева, C. Л. Рубинштейна; теория отношений Б. Г. Ананьева, М. М. Кабанова, В. Н. Мясищева; теория личности и концепции неврозов В. Н. Мясищева; учение об акцентуациях характера К. Леонгарда и A. E. Личко.

Концепция психологической помощи семьям, воспитывающим детей с отклонениями в развитии, включает концептуальные положения, принципы, цели, задачи и направления деятельности специалистов.

Важнейшим теоретическим положением, определяющим роль социальных условий в психическом развитии ребенка, выступает положение о специфическом пути развития ребенка как особом процессе присвоения социально-культурного опыта во взаимодействии с миром взрослых (Л. С. Выготский, A. B. Запорожец, А. Н. Леонтьев, Д. Б. Эльконин). Социальная среда (в данном случае внутрисемейная атмосфера) выступает не просто как внешнее условие, а как источник развития ребенка. В процессе взаимодействия ребенка со взрослыми (родителями, лицами, их замещающими) возникают, развиваются и интериоризируются различные формы психической деятельности (A. H. Леонтьев), зарождаются и формируются личностные качества.

Важное значение в построении концепции психологической помощи семьям, воспитывающим детей с отклонениями в развитии, имеют базовые положения ряда теорий и исследований:

  • психолого-педагогические закономерности развития ребенка с психофизическими нарушениями есть результат сложного процесса его социализации (Т. А. Власова, Л. С. Выготский, В. И. Лубовский, Д. Б. Эльконин);

  • развитие в условиях дизонтогенеза требует создания специальной коррекционно-развивающей среды (К. C. Лебединская, В. В. Лебединский, И. Ю. Левченко, В. И. Лубовский, Е. М. Мастюкова, М. С. Певзнер, В. Г. Петрова, С. Я. Рубинштейн, У. В. Ульенкова).

Под специальной коррекционно-развивающей средой в семье понимаются внутрисемейные условия, которые создаются родителями и обеспечивают оптимальное развитие ребенка с психофизическими недостатками.

Семья рассматривается как системообразующая детерминанта в социально-культурном статусе ребенка, предопределяющая его дальнейшее психофизическое и социальное развитие. Семья — микросоциум, в котором ребенок не только живет, но в котором формируются его нравственные качества, отношение к миру людей, представления о характере межличностных связей. В современных исследованиях выявлена прямая зависимость влияния семейного фактора на особенности развития ребенка: чем сильнее проявляется семейное неблагополучие, тем более выражены нарушения развития у ребенка (В. Р. Никишина, 2004). Эти положения должны учитываться как в диагностической, так и в коррекционной работе с ребенком, имеющим нарушения развития.

Современный подход к семье, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии, рассматривает ее как реабилитационную структуру, изначально обладающую потенциальными возможностями для создания максимально благоприятных условий для развития и воспитания ребенка (С. Д. Забрамная, И. Ю. Левченко, Э. И. Леонгард, Н. В. Мазурова, Г. А. Мишина, E. М. Мастюкова, Л. И. Солнцева, В. В. Ткачева и др.).

При этом особое внимание уделяется положительному влиянию близких на ребенка с проблемами в развитии, созданию адекватных условий для его обучения не только в специальном учреждении, но и дома. Внутрисемейная атмосфера рассматривается как коррекционная, которая своим гармоничным воздействием развивает ребенка, формирует в нем положительные нравственные качества, доброе отношение к миру.

Реализация комплексного подхода к осуществлению психологической помощи семьям с детьми, имеющими недостатки в развитии, позволяет через оптимизацию внутрисемейной атмосферы, гармонизацию межличностных, супружеских, родительско-детских и детско-родительских отношений решать проблемы дифференциальной и адресной помощи проблемному ребенку.

Разнообразные формы обучения как в государственных, так и в негосударственных образовательных учреждениях, работа с детьми, имеющими выраженные психофизические недостатки, включают такую семью в поле коррекционного воздействия в качестве основного стабилизирующего фактора социальной адаптации ребенка.

Работа с семьей становится, таким образом, одним из важнейших направлений в системе медико-социального и психолого-педагогического сопровождения детей с отклонениями в развитии.

Важное значение в построении концепции психологической помощи семьям, воспитывающим детей с отклонениями в развитии, приобретает положение о психологической травмированности родителей этих детей. Оно строится на положении Л. С. Выготского о единстве «аффекта и интеллекта», на концепции С. Л. Рубинштейна (1957, 1973) о том, что формирование психики и ее изменения происходят на биологической основе под влиянием социального опыта человека, преломляясь через его индивидуально очерченные внутренние условия. Подтверждается, что регуляция деятельности эмоциональной системы обеспечивает функционирование человеческого организма в целом (П. К. Анохин, 1975). В случае нарушения деятельности регуляторных механизмов эмоциональной системы страдает личность человека. С другой стороны, сензитивность аффективной сферы индивида и ее гибкость позволяют в случае создания адекватных условий развития, мироощущения и жизнедеятельности оптимизировать его характерологические черты, самосознание и познавательные процессы.

В. Н. Мясищев (1960) рассматривает структуру личности через систему отношений. Личность, по определению В. Н. Мясищева, есть целостная, организованная система связей с реальной действительностью (1960, 1995). Целостность системы отношений личности зависит от многих факторов, и в первую очередь от отношения человека к самому себе (Б. Г. Ананьев, 1968, 1980). Отношение к самому себе преломляется через самосознание личности.

Самосознание включает целостную оценку человеком себя и своего места в жизни. Самосознание является наиболее поздним психическим образованием в развитии личности, что и обусловливает в отдельных случаях (при глубоких эмоциональных переживаниях и стрессах) его неустойчивость. Самосознание в процессе развития личности структурируется и целеполагается. Низкодифференцированная структура самосознания предполагает особую ранимость, хрупкость и зависимость от чужих оценок. Высокая дифференциация самосознания свидетельствует о большой осознанности и подконтрольности аффективных переживаний.

Самосознание позволяет человеку найти пути соединения с миром, удовлетворяя потребности в общении, самоидентичности, в системе ориентаций. «Самый первый витальный интерес заключается в сохранении своей системы координат с ценностной ориентацией. От нее зависит и способность к действию, и в конечном итоге осознание себя как личности» (Э. Фромм, 1981, с. 3).

Самосознание личности дифференцируется на отдельные сферы или стороны. Когнитивная сторона, или «образ Я», объединяет представления человека о себе: о своих способностях и возможностях, целях и идеалах, взаимоотношениях с другими людьми. Аффективная сторона характеризует самооценку личности, ее эмоционально-ценностное отношение к себе. Поведенческая сторона заключается в способности индивида к саморегуляции поведения и деятельности исходя из когнитивных представлений о себе и эмоционально-ценностного отношения к себе (Д. Д. Бекоева, 2004, с. 27).

С позиций теории отношений (В. Н. Мясищев, 1960) психогенное или конфликтогенное нервно-психическое расстройство «возникает в результате нарушения особо значимых жизненных отношений человека» (Б. Д. Карвасарский, 1985). В основе нарушения целостности системы отношений личности «лежит искажение когнитивного и преобладание эмоционального компонента отношений», что влечет за собой у одной части лиц нарушения адекватной регуляции поведения, у другой — невротические проявления, у третьей — психосоматические (Л. H. Собчик, 1990). Нервно-психические расстройства обусловливаются не столько широтой и глубиной нарушений с точки зрения объективного наблюдения, сколько их значимостью в субъективно-оценочной системе индивида (В. Н. Мясищев, 1960).

Учитывается, что личность родителей, испытывающая воздействие сильного длительного психогенного фактора, оказывается на грани проявления своих возможностей и реализации жизненных целей.

Интерпретация особенностей личности родителей детей с отклонениями в развитии осуществляется с позиций целостного подхода, в рамках которого личность понимается как единство биологических и социальных факторов (Л. С. Выготский, А. Р. Лурия).

Комплексное изучение личностных особенностей родителей детей с отклонениями в развитии и разработка конкретных форм психолого-педагогической и психокоррекционной помощи этим лицам позволяют оказать им существенное содействие в преодолении сложностей социального приспособления и обретения социальной ниши как для себя, так и для своих детей.

В концепции подтверждается, что психическое развитие ребенка осуществляется в процессе его социализации (Л. С. Выготский). В качестве важнейшего института социализации ребенка с отклонениями в развитии рассматривается семья, где социализация происходит как в результате целенаправленного воспитания, так и по механизму социального научения.

Нарушения личностного развития детей с психофизическими недостатками возникают как следствие взаимодействия двух факторов: преморбидных особенностей личности ребенка, преломленных через его дефект (биологическая составляющая); неблагоприятных условий воспитания, создаваемых травмированными родителями (социальная составляющая). Это подтверждает положение о закономерностях нарушения личностного развития у всех детей с психофизическими недостатками, установленное Л. С. Выготским и Ж. И. Шиф. Родительская неадекватность в принятии ребенка с проблемами в развитии, недостаточность в эмоционально-теплых отношениях провоцируют развитие у детей негармоничных форм взаимодействия с социальным окружением и формируют дезадаптивные характерологические черты личности. В качестве доминирующих личностных тенденций у детей выявляются тревожность, агрессивность, отгороженность.

К факторам, определяющим характер внутрисемейной атмосферы, в первую очередь относят особенности межличностных контактов и взаимоотношений с детьми, которые, в свою очередь, обусловлены преморбидными чертами личности родителей, характером и условиями их собственного воспитания, выбором поведенческих стратегий и тактик.

Неадекватное психогенное взаимовлияние детей и родителей находит свое подтверждение и в учении об акцентуациях характера (К. Леонгард, 1984, A. E. Личко, 1983). Положения этой теории свидетельствуют о том, что низкая фрустрационная толерантность акцентуированных личностей тесно связана с «местом наименьшего сопротивления» в их характере, что и является причиной возникновения личностных деформаций в стрессовых ситуациях (в данном случае у родителей вследствие рождения ребенка с отклонениями в развитии).

Личностные деформации родителей проявляются в виде поведенческих дезадаптаций и неадекватных форм взаимодействия с внешним миром, включая ребенка (сильный стрессовый фактор). Это, в свою очередь, и объясняет травматизацию личности ребенка с психофизическими недостатками родителями, отсутствие в семье необходимых специальных коррекционных условий для его развития, нарушение процесса его социальной адаптации.

Все это в совокупности обусловливает острую необходимость в оказании семьям, воспитывающим детей с отклонениями в развитии, специальной психологической помощи.

В результате психокоррекционной работы с семьями у родителей формируется позитивная воспитательская модель «сотрудничество». Коррекция мироощущения и гармонизация самосознания позволяют изменить отношение родителей к ребенку и восприятие его проблем. У родителей формируется установка на безоценочное принятие ребенка, на значимость того, что он существует. Деятельность родителей направляется на оказание помощи ребенку. Отношения родителей с ребенком строятся на уважении его личности, удовлетворении потребностей с учетом его психофизических возможностей. Воспитывая ребенка таким образом, родители дарят ему тепло, внимание и любовь. Родители внимательно выслушивают ребенка, помогают ему в постепенном разрешении его проблем. Родители принимают индивидуальность ребенка, одобряют проявления его самостоятельности, радуются его успехам. У ребенка формируются адекватная самооценка, товарищеские отношения со сверстниками, чувство привязанности к близким и уважение к старшим. Родители активно участвуют в процессе развития ребенка, коррекции его нарушений и социальной адаптации. Они вместе с ребенком преодолевают трудности на его пути. Такая модель взаимоотношений формирует творческое сотрудничество между родителями (другими близкими) и ребенком. Это позволяет оптимизировать социальную детерминанту развития ребенка и его интеграцию в социум.

К сожалению, отсутствие государственной системы психологической помощи семьям, воспитывающим детей с отклонениями в развитии, и единой политики государства в данной области не позволяет разрешать многочисленные трудности этой категории лиц.

В этом контексте разработка концептуального подхода по оказанию психологической помощи семье ребенка с отклонениями в развитии обретает приоритетное значение. Под концепцией психологической помощи семьям, воспитывающим детей с отклонениями в развитии, мы понимаем системный подход, позволяющий оказать этим семьям комплексную всестороннюю психокоррекционную помощь, включающую их психологическое изучение, консультирование и психокоррекцию.

В качестве целей психологической помощи семьям, воспитывающим детей с отклонениями в развитии, мы рассматриваем:

  • обеспечение адекватных микросоциальных условий развития ребенка с психофизическими недостатками в семье;

  • оптимизацию самосознания родителей;

  • формирование позитивного отношения близких лиц к ребенку с отклонениями в развитии.

Ниже сформулированы основные концептуальные положения, задачи и принципы психологической помощи семьям, воспитывающим детей (подростков, молодежь) с отклонениями в развитии, определены ее направления и содержание.

Основные концептуальные положения

Создание системы государственной психологической помощи семьям, воспитывающим детей с отклонениями в развитии, является одним из важнейших условий, обеспечивающих необходимый уровень социально-психологической адаптации детей с психофизическими нарушениями и реабилитации их семей.

Психологическая помощь семье является важным направлением в системе медико-социального и психолого-педагогического сопровождения детей с отклонениями в развитии. Через оптимизацию внутрисемейной атмосферы и ее трансформацию в коррекционную, гармонизацию межличностных, супружеских, родительско-детских и детско-родительских отношений решается проблема дифференциальной и адресной помощи проблемному ребенку.

Каждая семья, воспитывающая ребенка с отклонениями в развитии, имеет право на получение комплексной психологической помощи, включающей психологическую диагностику, консультирование и психокоррекционные мероприятия.

Психологическая помощь семье организуется с момента выявления у ребенка нарушений в развитии. Сроки ее реализации не могут ограничиваться совершеннолетием (18 лет / 21 год) молодого человека с ограниченными возможностями здоровья. Психологическое сопровождение семьи должно осуществляться постоянно в течение всей жизни лица с психофизическими нарушениями в развитии.

При проведении психокоррекционных мероприятий семья понимается как естественная адаптивная развивающая среда, необходимый уровень гармоничных взаимоотношений в которой обеспечивается родителями ребенка с психофизическими нарушениями (или лицами, их замещающими).

Оказание психологической помощи семьям позволяет через нейтрализацию личностных проблем родителей, возникающих вследствие их эмоциональных переживаний, связанных с нарушениями ребенка, оптимизировать его развитие и интеграцию в социум.

Основной целью в психокоррекционной работе с родителями является формирование у родителей позитивного взгляда на ребенка, имеющего нарушения развития. Адекватность позиции родителя позволяет ему обрести новый жизненный смысл, гармонизировать самосознание и взаимоотношения с ребенком, повысить собственную самооценку. Это, в свою очередь, обеспечивает использование родителями гармоничных моделей воспитания и в перспективе оптимальный вариант социальной адаптации ребенка.

Целенаправленное психологическое воздействие качественно изменяет роль родителей. Они активно включаются в психокоррекционный и одновременно воспитательный процесс собственного ребенка. Этот процесс оказывает положительное воздействие на формирование адекватных родительско-детских контактов. Своевременно оказанная психолого-педагогическая помощь оптимизирует личностное развитие ребенка и способствует снятию психологических проблем у самих родителей.

Модель системы психологической помощи семьям, воспитывающим детей с отклонениями в развитии, разработанная и апробированная на практике, представлена сложной структурой, включающей взаимосвязанные направления: диагностику, консультирование, психокоррекцию. Создание модели комплексной психологической помощи семье, воспитывающей ребенка с недостатками в развитии, позволяет индивидуализировать подход к каждому ребенку, снижает фрустрационную нагрузку у членов семьи и повышает ее реабилитационные возможности.

Направления психологической помощи семьям

Все содержание психологической работы с семьями, воспитывающими детей с отклонениями в развитии, может быть представлено в трех направлениях:

  • психологическом изучении проблем, возникающих у разных членов семьи в связи с воспитанием в ней ребенка (лица) с нарушениями развития;

  • психологическом консультировании семей;

  • психолого-педагогической и психокоррекционной работе с детьми и их родителями.

Психологическое изучение проблем семей. Цели, задачи, принципы и направления диагностической работы

Психологическое изучение семьи, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии, предполагает системный подход, включающий определение как основных целей, задач, принципов изучения семьи ребенка с отклонениями в развитии, так и направлений ее психологической диагностики. Цели и задачи психологического изучения семей

Основная цель психологического изучения семьи — выявление причин, препятствующих адекватному развитию ребенка с ограниченными возможностями здоровья и нарушающих гармоничную внутрисемейную жизнедеятельность.

В качестве задач психологической диагностики семьи рассматриваются:

  • определение степени соответствия условий, в которых растет и воспитывается ребенок дома, требованиям его возрастного развития;

  • выявление внутрисемейных факторов, как способствующих, так и препятствующих гармоничному развитию ребенка с психофизическими нарушениями в семье;

  • определение причин, дестабилизирующих внутрисемейную атмосферу и межличностные отношения;

  • определение неадекватных моделей воспитания и деструктивных форм общения в семье;

  • определение путей гармонизации внутрисемейного климата;

  • определение направлений социализации как детей с отклонениями в развитии, так и их семей.

Психологическое изучение семьи включает диагностику личностных особенностей членов семьи (родителей, близких родственников) ребенка с отклонениями в развитии, что связано с определением индивидуальных психологических характеристик лиц, находящихся под воздействием длительно действующего психотравмирующего стресса. Психологическая диагностика осуществляется для изучения специфики внутрисемейного климата, характера взаимодействия родителей с проблемным ребенком, моделей воспитания, используемых родителями, особенностей родительского восприятия проблем ребенка.

Именно процедура психологического изучения личностных особенностей родителей (и значимых близких) детей с отклонениями в развитии позволяет установить те слабые зоны в области межличностных внутрисемейных контактов, отношения к проблемному ребенку, реагирования его близких на стресс, которые нуждаются в дальнейшем психокоррекционном воздействии.

Определение характеристик этого спектра проблем дает возможность предупредить усугубление и ухудшение микросоциальной ситуации, в которой растет и развивается ребенок с психофизическими недостатками, а также определить прогноз развития каждой конкретной семьи.

Следует подчеркнуть особую актуальность изучения личностных особенностей родителей больного ребенка. Именно личностные характеристики родителей во многом предопределяют степень его социализации и адаптации в жизни, т. е. его будущее. Характерологические особенности родителей позволяют определить, насколько они могут обладать стрессоустойчивыми качествами, необходимыми для поддержания ребенка, его воспитания и социального сопровождения в течение всей его жизни.

Также огромное значение в плане будущей успешной жизнедеятельности семьи имеет изучение личностных качеств самих детей с отклонениями развитии. Следует подчеркнуть, что у всех детей с отклонениями в развитии имеются нарушения в эмоционально-волевой и личностной сферах (Л. C. Выготский, Ж. И. Шиф). Личность ребенка, особенности его контактов с социальным окружением, в первую очередь близкими и значимыми людьми, во многом могут определять возможности и степень его профессионально-трудовой и социальной адаптации в будущем. Правильное воспитание ребенка и формирование адекватных личностных качеств в целом позволят облегчить бремя семьи и, в свою очередь, гармонизировать внутрисемейную атмосферу.Принципы изучения семьи ребенка с отклонениями в развитии

Принципы изучения семьи ребенка с отклонениями в развитии определяют основные положения, которыми должны руководствоваться специалисты при проведении психодиагностических мероприятий.

В первую очередь следует назвать принцип комплексности и многоаспектности изучения проблем семьи. На современном этапе в качестве субъекта исследования уже не может рассматриваться только ребенок с отклонениями в развитии. В спектр диагностических мероприятий включаются все лица и факторы, влияющие на развитие ребенка. Выбор психодиагностического инструментария должен также отвечать поставленным требованиям.

Важнейшим принципом решения проблем семьи на разных этапах является принцип гуманного и чуткого отношения к членам семьи и к самому ребенку. Исследовательская работа не должна быть направлена на «потрясение» семьи и ухудшение взаимоотношений между ее членами. Напротив, она должна включать кроме диагностических и психокоррекционные, психотерапевтические аспекты. Этот принцип обязывает следовать и другому положению — принципу единства диагностики и коррекции, в соответствии с которым точное выявление причины нарушений предполагает и возможность ее максимально успешного исправления.

Огромное значение для установления адекватного контакта с семьей приобретает принцип конфиденциальности и профессиональной этики психолога. Этот принцип предполагает создание между членами семьи и психологом необходимых доверительных отношений. Информация личного характера, которую сообщают психологу близкие ребенка, не может быть разглашена или использована против членов семьи и ребенка с отклонениями в развитии.

Принцип выявления факторов, оказывающих негативное воздействие на внутрисемейную атмосферу и развитие ребенка. Этот принцип, представленный многоаспектно, позволяет определить причины, нарушающие гармоничное развитие ребенка, а также факторы, оказывающие деструктивное влияние на членов семьи и внутрисемейные отношения.

Специализированная реабилитационная помощь семье должна осуществляться с момента установления диагноза ребенку с отклонениями в развитии. Ее осуществление должно не ограничиваться рамками детского или подросткового возраста, а продолжаться в юношеский и взрослый периоды. В связи с этим важное значение приобретает принцип изучения семьи и ее проблем на разных возрастных этапах жизни лица с психофизическими нарушениями (ребенка, подростка, молодого инвалида) 1.

Одним из приоритетных является принцип учета психологических особенностей родителей, воспитывающих детей с отклонениями в развитии, или лиц, их заменяющих. Реализация этого принципа позволяет наметить пути коррекции негармоничных типов воспитания, деструктивных форм общения в семье, нейтрализовать конфликты, смягчить проявление личностных акцентуаций членов семьи в целом, гармонизировать атмосферу в семье и отношение ее здоровых членов к проблемному ребенку.Основные направления психологического изучения семей, воспитывающих детей с отклонениями в развитии

В связи с разнородностью субъектов исследования (дети и их родители) и вариативностью возможных нарушений диагностику проблемной семьи необходимо проводить в нескольких направлениях. Направления психологического изучения проблем семей, воспитывающих детей с отклонениями в развитии, с учетом перечисленных выше особенностей могут быть объединены в блоки.

Первый блок. Психологическое изучение ребенка (подростка, молодого инвалида) с отклонениями в развитии

Этот блок представлен исследованием факторов, влияющих на развитие ребенка с психофизическими нарушениями:

  • изучение особенностей личности различных категорий детей с отклонениями в развитии;

  • изучение факторов, определяющих личностное развитие детей, подростков и молодежи с психофизическими нарушениями на разных возрастных этапах;

  • изучение особенностей межличностного взаимодействия ребенка, страдающего психофизическими недостатками развития, со сверстниками, братьями, сестрами, друзьями и их влияния на его развитие;

  • изучение эмоционально-волевой сферы детей с нарушениями развития;

  • изучение причин, препятствующих формированию адекватной личностной самооценки у ребенка с отклонениями в развитии;

  • изучение особенностей формирования «системы Я» у детей с отклонениями в развитии;

  • изучение потребностей ребенка с отклонениями в развитии и внутрисемейных факторов, их определяющих;

  • изучение межличностных отношений в малых социальных группах, состоящих из лиц с отклонениями в развитии (в классе коррекционной школы, в группе профессионального училища, в трудовом коллективе и др.);

  • изучение формирования мотивации к труду в условиях семьи;

  • изучение формирования мотивации к профессиональной деятельности в трудовом коллективе.

В каждом конкретном случае могут рассматриваться и другие аспекты диагностики.

Второй блок. Психологическое изучение родителей (лиц, их замещающих) и членов семьи ребенка с отклонениями в развитии

Данные, полученные при изучении психологических особенностей родителей (лиц, их замещающих) и членов семей, позволяют оптимизировать условия жизни ребенка и привлечь родителей к активному и плодотворному участию в коррекционно-развивающем процессе. К направлениям второго блока мы относим:

  • изучение личностных особенностей родителей и членов семьи, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии;

  • изучение внутрисемейного климата и межличностных контактов в семьях, воспитывающих ребенка с отклонениями в развитии;

  • изучение факторов, влияющих на родительские позиции (отцовскую и материнскую) по отношению к ребенку с отклонениями в развитии;

  • изучение уровня воспитательской и педагогической компетентности родителей;

  • изучение воспитательских качеств, умений и способностей родителей, выступающих в качестве педагогов своих детей;

  • изучение социально-культурных условий жизни семьи на разных возрастных этапах развития ребенка с отклонениями;

  • изучение ценностных ориентаций родителей различных социально-культурных групп в отношении ребенка с отклонениями в развитии;

  • определение основных типов взаимодействия в семьях с проблемным ребенком;

  • изучение моделей воспитания в семьях, воспитывающих детей, страдающих различными аномалиями развития;

  • изучение форм родительского участия в формировании навыков социальной и трудовой адаптации ребенка с отклонениями в развитии;

  • изучение влияния родительской позиции на формирование личности ребенка с отклонениями в развитии;

  • изучение мотивационно-потребностной сферы родителей детей с отклонениями в развитии;

  • изучение особенностей внутренних личностных переживаний родителей (близких лиц), связанных с нарушениями развития ребенка;

  • изучение влияния фактора присутствия в семье ребенка с психофизическими недостатками на развитие и контакты его здоровых братьев и сестер;

  • изучение особенностей отношения здоровых братьев и сестер к ребенку с отклонениями в развитии;

  • изучение динамики родительско-детских и детско-родительских отношений под воздействием психокоррекции;

  • сравнительное изучение родительских позиций отцов и матерей детей с отклонениями в развитии;

  • изучение родительского отношения к ребенку с отклонениями в развитии в зависимости от религиозных и культурных традиций семьи.

В каждом конкретном случае могут определиться и другие направления диагностики.

Третий блок. Психологическое изучение социального окружения семьи ребенка с отклонениями в развитии и факторов, влияющих на его социальную адаптацию

Владея информацией о социальных факторах, препятствующих созданию благоприятных условий для развития ребенка, специалист имеет возможность оптимизировать ситуацию, исключив или снизив значимость отрицательно влияющих факторов, и тем самым способствовать процессу адаптации ребенка.

  • Здесь выделяются следующие направления психологической диагностики: изучение отношения различных социальных групп населения к детям, подросткам и лицам с психофизическими нарушениями;

  • изучение влияния здоровых сверстников на характер и динамику развития ребенка с психофизическими недостатками;

  • изучение макросоциальных условий, определяющих развитие и социально-трудовую адаптацию детей, подростков и молодых людей с психофизическими недостатками;

  • изучение макросоциальных условий, определяющих максимально возможную реабилитацию семей, в которых воспитываются и живут дети, подростки и молодые люди с психофизическими недостатками.

Спектр проблем, представленных в третьем блоке, может быть включен в разряд междисциплинарных исследований. Они могут изучаться не только психологом, но и социальным педагогом и социальным работником.

Психокоррекционная работа с детьми и их родителями. Цели, задачи, принципы

Коррекционная работа с детьми и их родителями осуществляется в виде психологического сопровождения семей, воспитывающих детей (подростков, молодых лиц) с отклонениями в развитии.

Семьи, в которых воспитываются дети с отклонениями в развитии, живут под грузом многочисленных проблем. Это осложняет внутрисемейную атмосферу, а порой накаляет ее до предела. Не каждый родитель оказывается способен принять недуг ребенка и адекватно реагировать на его проблемы, которые постоянно возникают в процессе жизни.

Адекватное восприятие проблем, связанных с воспитанием в семье ребенка с отклонениями в развитии, достигается не сразу и не всеми родителями. Известно, что пролонгированная психотравмирующая ситуация оказывает психогенное, фрустрирующее воздействие на психику родителей проблемных детей и опосредствованно негативно влияет на их отношение к ребенку. Одни родители переносят воздействие стресса очень тяжело, и трагичность ситуации ломает их судьбы. Другие находят в себе силы противостоять возникшим трудностям, умеют самореализоваться и достигают максимальных успехов в социализации ребенка. Таким образом, оказывается, что при сходных вариантах фрустрационной нагрузки реактивные способности и адаптационные возможности у разных родителей проявляются различно. Родители, испытывающие трудности во взаимодействии с проблемными детьми, нуждаются в оказании им специальной психологической помощи. Именно эти факты и объясняют острейшую необходимость организации и проведения психокоррекционных мероприятий с семьями, воспитывающими детей с отклонениями в развитии.

Принципы коррекционной работы с детьми и их родителями

Основополагающими принципами коррекционной работы с детьми и их родителями являются следующие.

  • Принцип единства диагностики и коррекции развития. Коррекционно-педагогический процесс требует постоянного контроля за динамикой развития ребенка и эффективностью выполнения коррекционных программ.

  • Преодоление выявленного нарушения зависит от правильности и точности его установления.

  • Принцип гуманистической направленности психологической помощи. Этот принцип основан на признании самоценности личности ребенка с отклонениями в развитии и создании условий для его гармоничного развития.

  • Принцип интегративного использования психолого-педагогических и психотерапевтических методов и приемов. Комплексный системный подход в применении разнообразных средств, методов и приемов психокоррекционного воздействия позволяет учитывать особенности различных нарушений развития и успешно осуществлять их коррекцию.

  • Принцип гармонизации внутрисемейной атмосферы. Этот принцип ориентирует психокоррекционную работу на разрешение личностных и межличностных конфликтов между членами семьи.

  • Принцип оказания личностно-ориентированной помощи. С использованием этого принципа осуществляется психологическая коррекция личностных девиаций у ребенка с отклонениями в развитии, членов его семьи и лиц, осуществляющих с ним непосредственное взаимодействие.

  • Принцип формирования положительного отношения к ребенку с отклонениями в развитии. Этот принцип предполагает формирование положительных ценностных ориентаций и установок у родителей ребенка, принятие его нарушений членами семьи и лицами социального окружения.

  • Принцип оптимизации воспитательных приемов, используемых родителями во взаимоотношениях с ребенком с отклонениями в развитии. С помощью реализации этого принципа повышается педагогическая грамотность, психологическая компетентность и общая культура родителей. Повышение культурного уровня родителей — фактор, обеспечивающий укрепление адаптационных механизмов семьи.

  • Принцип единства воспитательного воздействия семьи, образовательных учреждений и специалистов психолого-педагогической службы.

Успех коррекционной работы с ребенком возможен только при условии тесного взаимодействия между семьей, специальным (коррекционным) образовательным учреждением и специалистами службы психологической помощи семье.

Психолого-педагогическая коррекция

В психокоррекционной работе с семьями выделяется два направления: психолого-педагогическое и психокоррекционное.

Осуществляя психолого-педагогическую коррекцию (I), психолог организует занятия с больным ребенком и его родителем (чаще матерью). Здесь перед специалистом ставятся следующие цели:

  • создание оптимальных условий для гармоничного развития ребенка с отклонениями в развитии в семье;

  • переструктурирование иерархии жизненных ценностей родителей ребенка с отклонениями в развитии, оптимизация их самосознания;

  • гармонизация психологического климата в семье;

  • коррекция межличностных взаимоотношений в семье (детско-родительских, супружеских, родительско-детских, сиблинговых);

  • формирование психолого-педагогических знаний и умений, повышение воспитательской компетентности родителей (лиц, их замещающих).

Ориентируясь на эти цели, психолог решает следующие задачи:

  • обучение родителя (матери) специальным коррекционным и методическим приемам, необходимым для проведения занятий с проблемным ребенком в домашних условиях;

  • обучение родителя (матери) специальным воспитательным приемам, необходимым для коррекции личности ребенка с отклонениями в развитии;

  • коррекция понимания родителем проблем его ребенка, а именно: исключение гиперболизации, минимизации или отрицания наличия проблем у ребенка;

  • коррекция внутреннего психологического состояния родителя: состояние неуспеха, связанное с недостаточностью ребенка, должно постепенно перейти в понимание возможностей ребенка, в радостъ его «маленьких» успехов;

  • коррекция неконструктивных форм поведения родителя (агрессии, подавления негативных желаний, эскапизма, примитивизации поведения и др.), их замена на продуктивные формы взаимоотношений в социуме;

  • осуществление личностного роста родителя в процессе взаимодействия со своим ребенком, в процессе его обучения и воспитания с помощью психолога; переход родителя с позиции переживания за своего ребенка из-за его недуга в позицию творческого поиска реализации возможностей ребенка;

  • повышение личностной самооценки родителя в связи с возможностью увидеть результаты своего титанического труда в успехах ребенка;

  • трансформация образовательно-воспитательного процесса, реализуемого родителем по отношению к ребенку, в психокоррекционный процесс по отношению к себе самому; созидательная деятельность родителя, направленная на его ребенка, помогает ему самому, излечивая от негативного воздействия психотравмирующей ситуации.

Формы работы:

1) демонстрация родителю (матери) больного ребенка приемов работы с ним;

2) конспектирование родителем (матерью) занятий, проводимых психологом;

3) выполнение домашних заданий со своим ребенком;

4) чтение родителем (матерью) специальной литературы, рекомендованной психологом;

5) реализация родителем (матерью) творческих замыслов в работе с ребенком.

Психокоррекция

Психокоррекционное направление (II) реализуется в виде индивидуальной и групповой психокоррекции.

Задачами этого направления являются:

  • формирование новых жизненных ориентиров родителя ребенка с отклонениями в развитии;

  • коррекция взаимоотношений в диаде родитель — ребенок с отклонениями в развитии;

  • коррекция личностных нарушений у родителей больных детей;

  • коррекция нарушенного психологического состояния родителей больных детей (тревоги, ожидания перманентного неуспеха в учебе своего ребенка, состояний, связанных с пониманием себя как несостоявшегося человека);

  • коррекция неадекватных поведенческих реакций родителей как в отношении своих больных детей (наказание за любую провинность, окрик, подавление личности ребенка), так и в отношениях с социумом (скандальное поведение, неадекватные поведенческие реакции, агрессивное поведение, реакции протеста);

  • гармонизация интерперсональных отношений между диадой, представленной матерью с больным ребенком, и членами семьи; членами семьи и посторонними лицами.

Следует констатировать, что отсутствие комплексной системы государственной психологической помощи семьям, воспитывающим детей с отклонениями в развитии, не позволяет многим из них реализовать свои важнейшие жизненные потребности, одной из которых является потребность в обеспечении здоровья и будущего своего ребенка. Психологическая травматизация родителей больных детей с течением времени инвалидизирует их личность; таким образом вместо одного инвалида в социуме продуцируется два или большее число травмированных лиц, что в итоге, несомненно, ведет к снижению стабильности в обществе и государстве. Это и объясняет потребность создания государственной системы психологической помощи таким семьям.



Глава 3. Программа психологического изучения семей. Задачи, направления и методы диагностической работы

Технологии психологического изучения семьи



В соответствии с принятым в отечественной психологической науке подходом в качестве методов психологического изучения используются как основные (наблюдение и эксперимент), так и дополнительные методы (беседа-интервью, изучение документации об исследуемых, анализ продуктов их деятельности и др.).

Психологическое изучение семей требует привлечения достаточного числа диагностических методик в рамках того или иного метода. В силу этой причины, а также в связи с диагностическими задачами исследования используются как стандартизированные, так и нестандартизированные методики.

С целью получения объективных результатов при изучении семейных проблем отбираются методики, соответствующие изучаемым параметрам, а также принципам валидности и надежности.

Диагностический инструментарий, в качестве которого применяются указанные методики, строится на следующих принципах:

  • избираемые методики позволяют провести комплексное изучение максимально возможных параметров субъекта исследования;

  • с помощью диагностического инструментария осуществляется качественно-количественный и сравнительный анализ выявленных факторов;

  • получаемые результаты объективны и строго детерминированы поставленными целями и задачами исследования.

В качестве психодиагностического инструментария могут использоваться известные методики, позволяющие изучить особенности заявленного предмета исследования (предметом исследования, например, могут быть межличностные отношения в семье ребенка с отклонениями в развитии). Перечень методик приводится ниже. Некоторые из них были нами адаптированы с учетом специфики изучаемого субъекта исследования (а именно семьи, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии). Часть методик является авторской (см. Приложение 3).

Наблюдение

На начальном этапе в качестве одного из основных методов применяется психолого-педагогическое наблюдение. Наблюдение — это один из наиболее древних психодиагностических методов. Его достоинством является нестандартизированность процедуры и отсутствие необходимости согласия испытуемого на ее проведение. Основные принципы этого метода, сформулированные в 20-е годы ХХ в. М. Я. Басовым (1975), заключаются в следующем:

  • в процессе наблюдения максимально фиксируются объективные внешние проявления исследуемого субъекта;

  • наблюдение реализуется непрерывно;

  • запись проводится избирательно.

Научное наблюдение осуществляется в соответствии с целями исследования путем отбора нужных фактов, регистрации и записи результатов.

Психолого-педагогическое наблюдение за эмоционально-личностными особенностями детей с отклонениями в развитии

В процессе психолого-педагогического наблюдения за детьми с отклонениями в развитии учитываются следующие параметры их коммуникативно-поведенческой, эмоционально-волевой и личностной сфер:

  • стремление ребенка к контакту со взрослыми членами семьи (родителями, прародителями, опекунами);

  • стремление ребенка к контакту с братьями и сестрами;

  • стремление ребенка к контакту со сверстниками;

  • стремление ребенка к контакту с чужими лицами (учителем, воспитателем и др.);

  • характер взаимодействия (доброжелательность, негативизм, инициативность в осуществлении контакта);

  • преимущественная форма контакта (вербальная, тактильная, зрительная, опосредствованная);

  • ситуации, вызывающие коммуникативные трудности у ребенка;

  • наличие паралингвистических средств общения: жестов, мимики, поз и др.;

  • особенности и характер поведенческих проявлений (оптимизма, тревожности, застенчивости, агрессивности, истеричности, отгороженности и замкнутости);

  • особенности выражения глаз и лица (тревожность, страх, радость, агрессия, отстраненность);

  • особенности преобладающего эмоционального фона (оптимистический, нейтрально-деловой, тревожный, депрессивный, неуверенный, мрачный и др.);

  • характер и содержание высказываний (оптимистичные, неуверенные, агрессивные и мрачные);

  • наличие переживания дефекта и формы его проявления (депрессия, тревожность, агрессия и др.).

Психолого-педагогическое наблюдение за родителями детей с отклонениями в развитии (лицами, их заменяющими)

Наблюдение за родителями и опекунами детей осуществляется по нескольким параметрам. Учитываются:

  • стремление (отсутствие стремления) к установлению адекватных контактов с ребенком;

  • стремление (отсутствие стремления) к установлению адекватных контактов с другими лицами, членами семьи;

  • форма и характер взаимодействия с ребенком;

  • форма и характер взаимодействия с другими лицами;

  • особенности коммуникативного поведения во взаимодействии с ребенком и другими лицами (доброжелательность, ласковость, жесткость, грубость, безразличие и др.);

  • особенности применения паралингвистических средств общения с ребенком (мимики, жестов, поз);

  • особенности использования разнообразных форм досуга (игр, экскурсий, прогулок, вечеров чтения и др.) для общения с ребенком;

  • выбор преимущественной формы контакта с ребенком (вербальный, тактильный, зрительный, опосредствованный контакт, т. е. через кого-то).

При изучении семей, воспитывающих детей с отклонениями в развитии, с помощью метода наблюдения оцениваются эмоционально-личностные особенности детей с отклонениями в развитии, а также индивидуально-психологические характеристики их родителей. На основании наблюдаемых личностных реакций, тональности разговора, вибрации (дрожания) голоса и других особенностей, наиболее значимых в повседневном общении, подтверждаются данные о характерологических изменениях личности, поведенческих реакциях, полученные путем использования формализованных методик.

Эксперимент

Объективное изучение предмета психологического исследования осуществляется с помощью экспериментальных стандартизированных и проективных методик.

Экспериментальные методики

  • Изучение психологических характеристик детей с отклонениями в развитии и личностных особенностей их родителей осуществляется путем использования специальных методик личностной диагностики: опросников и проективных методик. В этих же целях применяются некоторые клинико-психолого-диагностические методики. Применение стандартизированных методик требует использования следующих критериев: жесткой регламентации процедуры, т. е. точного соблюдения инструкции, строго определенных способов предъявления стимульного материала, невмешательства психолога в деятельность испытуемого;

  • стандартизации единых требований к процедуре эксперимента и единых критериев оценки результатов;

  • надежности, точности психологических измерений, их согласованности при первичном и повторном применении теста на одних и тех же испытуемых;

  • валидности (комплексной пригодности методики для обследования той или иной характеристики объекта), т. е. соответствия методики измеряемому свойству.

Опросники относятся к числу наиболее распространенных диагностических инструментов. Среди них выделяют: личностные опросники, опросники состояния и настроения, опросники-анкеты. При изучении проблем родителей и других членов семьи рекомендуется использовать личностные опросники.

Личностные опросники охватывают спектр проблем, которые характеризуют кардинальные черты личности — психические свойства индивида. Выявление психических свойств позволяет определить направленность личности, в рамках которой раскрываются особенности ее потребностей, мотивов и целей. К психическим свойствам относят также темперамент, характер и способности личности. Личностные опросники (Л. Ф. Бурлачук, С. М. Морозов, 2000, с. 225) включают следующие виды:

  • опросники черт личности,

  • типологические опросники,

  • опросники мотивов,

  • опросники интересов,

  • опросники ценностей,

  • опросники установок.

Проективные методики — это методики, которые позволяют, опосредствованно моделируя некоторые жизненные ситуации и отношения, исследовать свойства личности, выступающие прямо или в виде различных установок, таких как «значащие переживания», «личностные смыслы» и др. Проективные методики (лат. projectio — выбрасывание вперед) основаны на феномене проекции, смысл которого выражается в приписывании внешним объектам (другим лицам, предметам) свойств, присущих самому индивиду.

Изучение эмоционально-личностной сферы ребенка, его отношения к родителям и социуму

Для изучения эмоционально-личностной сферы детей, их взаимоотношений с родителями и другими субъектами внешнего мира используются разнообразные проективные методики.

Методика «Фильм-тест» Р. Жиля

Методика Р. Жиля «Le Test-Film» в адаптированном варианте И. Н. Гильяшевой и Н. Д. Игнатьевой «Межличностные отношения ребенка» (1994) предназначена для исследования социальной приспособленности ребенка, особенностей межличностных отношений, некоторых поведенческих характеристик и черт личности. По данным авторов адаптированного варианта методики, она может быть использована для детей с нормальным психическим развитием в возрасте от 4—5 до 11—12 лет. Наш опыт свидетельствует о том, что эту методику можно использовать при изучении детей с задержкой психического развития с 6—7 лет, а при изучении детей с легкой степенью умственной отсталости — с 9 лет. Преимущество данной методики состоит в том, что она является визуально-вербальной проективной методикой. Слабовидящим детям стимульный материал по этой методике предъявляется в увеличенном масштабе.

В соответствии с инструкцией ребенку предлагается выбрать себе место среди изображенных людей либо идентифицировать себя с персонажем, занимающим то или иное место в группе. С помощью ответов можно получить информацию об отношении ребенка к окружающим людям и выяснить характерные варианты его поведения в некоторых типичных ситуациях. Данная методика позволяет оценить следующие параметры личностной сферы ребенка:

  • особенности его взаимоотношений со значимым окружением (матерью, отцом, родителями, бабушкой, дедушкой и другими родственниками, братьями и сестрами, друзьями, учителем и воспитателем);

  • характерологические особенности ребенка (любознательность, лидерство, общительность, конфликтность, тревожность и отгороженность).

С помощью полученных данных выстраивается профиль доминирующих личностных тенденций в системе отношений ребенка с его ближайшим окружением и поведенческих характеристик. Полученные при подсчете количественные показатели соотносятся с числовыми значениями в процентах, которые затем для удобства анализа ранжируются по трем уровням сформированности отношений или личностных черт:

  • низкий уровень — 0—30%;

  • средний уровень — 30—60%;

  • высокий уровень — 60—100%.

Рисуночные тесты

В качестве психодиагностических методик используются следующие рисуночные тесты: «Рисунок человека», «Несуществующее животное», «Рисунок семьи», «Дом, дерево, человек». Эти методики применяются при обследовании детей в возрасте от 4—5 лет (А. Л. Венгер, 2002). В отдельных случаях перечень методик дополняется «Кинетическим рисунком семьи».

Рисунки детей по своему содержанию многозначны. Особенно это проявляется в плане изучения внутрисемейного климата и характера межличностных отношений. Особенностью рисуночных тестов является то, что ребенку не нужно вербализовывать характеристики этих отношений, а достаточно их изобразить. Другим важным преимуществом рисуночных тестов является то, что в любом детском рисунке может быть отражено содержание межличностного и внутрисемейного конфликта. При этом ребенок может быть лишен художественного таланта или у него может страдать качество графического изображения. Во всех случаях рисунок ребенка отражает взгляд маленького человека на взрослый мир.

Исследование межличностных контактов ребенка в семье с помощью методики «Рисунок семьи» осуществляется следующим образом. Вначале психолог проводит беседу с ребенком о его семье, выясняя ее состав. Затем перед ребенком кладут чистый лист бумаги, цветные карандаши и просят нарисовать свою семью. На вопросы ребенка о том, кого рисовать, психолог отвечает: «Рисуй тех, о ком сейчас рассказывал». После завершения рисования психолог продолжает беседу с ребенком и просит рассказать о тех, кого он изобразил на листе бумаги. При этом вопросы типа: «Это мама? А это папа?» — должны быть исключены. Задается лишь вопрос: «Кто это? А это кто?» В протоколе обязательно отмечается последовательность изображения ребенком членов семьи.

С целью интерпретации детских рисунков мы рекомендуем пользоваться тестовыми показателями, разработанными А. Л. Венгером (2002, с. 142—153).

Методика «Два дома» (И. Вандвик и П. Экбланд)

Эта методика используется для изучения общения ребенка с членами своей семьи (Т. Д. Марцинковская, 1997). С помощью этой методики определяются особенности взаимоотношений близких людей с ребенком и устанавливается его оценка, данная этим отношениям. В качестве иллюстративного материала методики используется предварительно подготовленный рисунок. Вверху альбомного листа помещается многоэтажный дом, нарисованный простым карандашом. Внизу располагаются два других дома: один в виде коттеджа, большой и красивый, выполненный в красном цвете, а другой — поменьше, обычный, нарисованный простым карандашом.

Вначале психолог беседует с ребенком о его семье и выясняет ее состав. Затем психолог показывает ребенку рисунок и просит переселить членов своей семьи из многоэтажного дома в новые дома, расположенные в нижней части листа. Ребенку сообщают, что в большом красном доме поселится он сам. В свой дом он может взять с собой тех близких, кого захочет. Всех остальных можно поселить в домике, который расположен рядом. В конце беседы психолог задает ребенку вопрос: «Кого из членов семьи ты возьмешь в свой новый дом, а кого поселишь рядом?»

При оценке результатов в первую очередь обращается внимание на то, всех ли членов семьи ребенок разместил в своем доме. Если он кого-то «забыл» или переселил в маленький домик, то это свидетельствует о неоднозначном или негативном отношении ребенка к этому члену семьи. При этом также оценивается быстрота ответа. Чем больше ребенок думает, тем менее достоверным расценивается его ответ. Если в семье доминируют гармоничные отношения и ребенок чувствует любовь близких, то в этом случае он располагает в своем домике всех близких.

Методика «Лесенка для детей» (B. B.Ткачева)

Методика «Лесенка...» используется при изучении самооценки детей (Т. Д. Марцинковская, 1997). Содержание методики было адаптировано нами для исследования проблем семьи, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии. В результате модификации методики стало возможным ее использование в психодиагностической работе как с родителями («Лесенка для родителей»), так и с детьми («Лесенка для детей»).

Вариант методики «Лесенка для детей» используется с целью определения оценки ребенком его взаимоотношений с близкими в семье и другими значимыми лицами. Первый вопрос, на который отвечает ребенок («С кем тебе чаще приходится общаться?»), определяет степень его близости с окружающими людьми. Второй вопрос («Кто лучше к тебе относится? Кто больше тебя ценит?») оценивает характер и качество этих отношений. Ребенок сам устанавливает иерархию связей и определяет глубину чувств, которые, по его мнению, испытывают к нему значимые близкие.

Вначале, беседуя с ребенком, у него выясняют состав его семьи, определяют друзей и любимых учителей. Затем перед ребенком кладут бланк, на котором изображена первая лесенка. Ребенку объясняют, что на верхней ступеньке лесенки находится он сам. Затем ребенка просят расположить на лесенке членов его семьи и близких людей. После ответа на первый вопрос ребенку предлагают второй бланк. Теперь ему нужно оценить чувства близких людей, которые они испытывают к нему.

CAT (Children’s Apperception Test) — Детский апперцептивный тест

В отдельных случаях, с целью дополнения информации об испытуемых, используется методика CAT (Детский апперцептивный тест), предложенная Л. Беллаком для обследования детей в возрасте от трех до десяти лет (Тесты детской апперцепции, 2000). С помощью этой методики оценивается уровень тревожности детей и особенности их взаимоотношений со значимым социальным окружением. Ребенку предлагается посмотреть на картинки и рассказать о том, что там происходит.

В качестве стимульного материала используются следующие стандартные рисунки из методики САТ: лев и мышонок, зайчик в кроватке, собака со щенком, медведи перетягивают канат, кенгуренок со сломанной ногой, беременная кошка, медведица качает медвежонка, обезьянки в классе.

Анкета «Оценка эмоциональной и коммуникативно-поведенческой сферы детей с тяжелыми нарушениями развития» (B. B. Ткачева)

С целью изучения эмоционально-личностных и коммуникативно-поведенческих особенностей детей-инвалидов (детей с умственной отсталостью в тяжелой степени, детей с выраженными нарушениями двигательной сферы, аутичных детей) нами была разработана и апробирована анкета «Оценка эмоциональной и коммуникативно-поведенческой сферы детей с тяжелыми нарушениями развития».

Анкета позволяет раскрыть особенности контакта между детьми с тяжелыми отклонениями в развитии и значимыми для них взрослыми, а также дает возможность определить перспективы развития ребенка по ряду параметров.

Особенности личности и эмоциональных контактов детей изучаются с помощью 9 шкал. Оценка результатов осуществляется простым подсчетом баллов. При выраженном снижении интеллекта, низком уровне общения или тяжелых двигательных расстройствах квалификация результатов деятельности ребенка осуществляется исходя из доступных его психофизическим возможностям заданий. Анкета заполняется специалистом (педагогом, психологом) и является его эмпирической оценкой особенностей развития эмоционально-личностной сферы ребенка.

Изучение личностных особенностей родителей

С целью определения характера реакций родителей на сложившуюся психогенную ситуацию (рождение в семье ребенка с недостатками в развитии) используются методики, направленные на изучение их психических свойств.

  • В связи с этим задачи этого вида диагностической деятельности включают: исследование личностных особенностей родителей детей с отклонениями в развитии и определение психологического типа (авторитарный, невротичный, психосоматичный психологические типы);

  • оценку интеллектуальных, эмоциональных и коммуникативных свойств, характеристик адаптационных механизмов, способности переносить длительный стресс;

  • определение уровня тревожности, типа реакции на стресс, а также уровня предрасположенности к неврозу, психопатии;

  • анализ внутрисемейных отношений и определение уровня интегрированности семей данной категории;

  • установление типа родительско-детских отношений, детско-родительских отношений и причин их нарушений;

  • определение модели семейного воспитания;

  • изучение динамики детско-родительских и родительско-детских отношений под воздействием коррекции.

Для реализации поставленных задач могут быть использованы следующие методики.

С М О Л (С М И Л) — M M P I

Стандартизированный многофакторный метод исследования личности СМОЛ (СМИЛ) является модифицированным вариантом теста MMPI (Minnesota Multiphasic Personality Inventory). Он был разработан в 1942—1949 гг. американскими учеными Дж. Маккинли и С. Хатэуем с целью профессионального отбора летчиков. В своей основе данная методика имеет статистически достоверную математическую базу.

Методика СМИЛ — русскоязычный вариант MMPI — получила широкое распространение в нашей стране (Ф. Б. Березин, 1976; Л. Н. Собчик, 1990).

СМОЛ (Сокращенный многофакторный опросник для исследования личности) является русскоязычным адаптированным и стандартизированным вариантом методики Mini-Mult. Эта методика представляет собой сокращенную форму MMPI и содержит 71 утверждение. СМОЛ является объективным психодиагностическим инструментом, обеспечивающим многофакторную оценку психических состояний, особенностей личности, социально-психологических и других характеристик обследуемых лиц.

Профиль СМОЛ (СМИЛ) — MMPI представляет собой графическое изображение количественных показателей базисных шкал, каждая из которых определяет степень выраженности той или иной личностной тенденции. Для осуществления оценки показателей базисных шкал вводятся три оценочных шкалы (шкала «лжи» — L; шкала «достоверности» — F; шкала «коррекции» — К). Обследование методикой СМОЛ (СМИЛ) — MMPI осуществляется с помощью автоматизированной системы психологической диагностики «СМОЛ-Эксперт».

Методика «16 — ФЛО — 105 — С» (16-факторный личностный опросник, 105 вопросов, форма «С») Р. Б. Кеттелла

Методика представляет собой один из вариантов опросника Р. Б. Кеттелла, предназначенного для измерения 16 личностных факторов (А. Н. Капустина, 2001). Данная методика позволяет получить многогранную информацию об индивидуальных особенностях личности. Черты личности, которые исследуются с помощью этой методики, Р. Б. Кеттелл называл конституциональными факторами. Факторы обозначаются соответствующими латинскими буквами. Максимальные отклонения в личностных характеристиках определяются высокими или низкими оценками, получаемыми по факторам.

Количественный и качественный анализ базисных факторов методики позволяет объединить их в три блока. Первый блок характеризует интеллектуальные особенности личности. Это факторы В, М, Q1. Второй блок характеризует эмоционально-волевые особенности личности. К нему относятся факторы С, G, I, О, Q3, Q4. Третий блок раскрывает коммуникативные свойства и особенности межличностного взаимодействия. Это направление оценивается факторами А, Н, F, E, Q2, N, L.

Методика аутоидентификации акцентуаций характера по словесным характерологическим портретам (13 СХП)

Методика Э. Г. Эйдемиллера «Аутоидентификация акцентуаций характера...» (13 СХП) используется для определения испытуемыми своих характерологических особенностей (акцентуаций характера). Аутоидентификация осуществляется с помощью набора словесных описаний-портретов тринадцати характерологических типов (Г. С. Абрамова, 1995; Э. Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис, 1999). Портреты составлены Э. Г. Эйдемиллером на основании классических клинических описаний различных личностных типов известными авторитетами в области психиатрии и медицинской психологии (П. Б. Ганнушкиным, Э. Крепелином, К. Леонгард, К. Шнейдером, К. Юнгом). Словесные портреты характерологических типов зашифрованы следующими буквенными обозначениями:

А — меланхолический, Б — гипертимный, В — циклоидный, Г — эмоционально-лабильный, Д — неврастенический, Е — сензитивный, Ж — психастенический, З — шизоидный, И — паранойяльный, К — эпилептоидный, Л — истерический, М — неустойчивый, Н — конформный.

Результаты аутоидентификации обязательно сопоставляются с данными других экспериментальных методик.

Анкета «Психологический тип родителя» (В. В. Ткачева)

В анкете содержатся утверждения, которые позволяют дифференцировать свойства личности родителей. Анкета «Психологический тип родителя» дает возможность быстро определить психологический тип родителя путем простого подсчета баллов.

Клинико-психологические методы

С целью углубления и расширения полученных данных о личностных особенностях родителей в исследовании также используются:

  • методика определения уровня невротизации и психопатизации (УНП);

  • тест М. Люшера.

Основная цель применения клинико-психолого-диагностических методов — определение лиц, предрасположенных к нервно-психическим расстройствам, т. е. лиц группы риска.

Методика определения уровня невротизации и психопатизации (УНП)





Данная методика разработана в 1974 г. сотрудниками отдела медицинской психологии Ленинградского научно-исследовательского психоневрологического института им. В. М. Бехтерева.

Методика определения уровня невротизации и психопатизации (УНП) является надежным и валидным инструментом, предназначенным для первичной диагностики пограничных форм невроза и психопатии. Она служит для выявления на предварительном (доврачебном) этапе лиц группы риска, предрасположенных к той или иной форме нервно-психической патологии.

Тест М. Люшера

Цветовой тест М. Люшера (Лучшие психологические тесты, 1992), относящийся также к клинико-психолого-диагностическим методикам, предназначен для изучения эмоциональных характеристик отношений человека к значимым для него людям и определяет как сознательный, так и частично неосознаваемый уровень этих отношений. Тест М. Люшера базируется на предположении о том, что характеристики невербальных компонентов отношения человека к самому себе и к значимым лицам отражаются на цветовых ассоциациях. В связи с этим цветовой выбор испытуемого позволяет выявить достаточно глубокие частично неосознаваемые компоненты отношений, минуя при этом искажающие, защитные механизмы вербальной системы сознания.

Наиболее популярным и часто используемым является Краткий тест М. Люшера, состоящий из четырех основных (красного, синего, зеленого и желтого) и четырех дополнительных цветов (фиолетового, коричневого, серого и черного).

Краткий тест М. Люшера является вспомогательным орудием диагностики стресса, так как с помощью показателей тревоги (А) и возможности ее компенсировать (С) определяется наличие стресса. Таким образом, тест М. Люшера служит инструментом для определения проявлений стресса на самых ранних стадиях его развития.

Изучение внутрисемейных отношений и воспитательских позиций родителей

Тест «Семейная социограмма» (Э. Г. Эйдемиллер)

  • «Семейная социограмма» — проективный рисуночный тест (Э. Г. Эйдемиллер, 1996). Эта методика позволяет выявить положение субъекта в системе межличностных отношений и определить структуру и характер коммуникации в семье. Родителям предъявляется бланк с нарисованным в нем кругом диаметром 110 мм. Затем вводится инструкция с просьбой нарисовать себя и членов своей семьи в виде кружков. В качестве критериев, по которым производится оценка результатов, используются следующие:

  • число членов семьи, попавших в площадь круга;

  • величина кружков;

  • расположение кружков относительно друг друга;

  • дистанция между ними.

Оценивая результат по первому параметру, психолог сопоставляет число кружков, изображенных испытуемым, с реальным количеством членов семьи. Те члены семьи, которые находятся в конфликтных отношениях с испытуемым, могут быть вынесены им из круга. Величина кружков в соответствии с мнением испытуемого указывает на значимость членов семьи. Расположение кружков относительно друг друга и расстояние между ними указывают на характер отношений между членами семьи.

Социограмма «Моя семья» (В. В. Ткачева)

Эта методика является адаптированным нами вариантом теста «Семейная социограмма» Э. Г. Эйдемиллера. Мы модифицировали эту методику в соответствии с задачами исследования семьи, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии (см. Приложение 3). В новом варианте эта методика включает изучение трех этапов жизни семьи: до рождения ребенка с отклонениями в развитии, сразу после его рождения и в настоящий момент. Такой подход позволяет определить характер динамики в развитии каждой конкретной семьи (позитивный или негативный).

В связи с этим испытуемый заполняет три бланка:

  • «Моя семья до рождения проблемного ребенка»,

  • «Моя семья после рождения проблемного ребенка»,

  • «Моя семья в настоящее время».

Методика «Анализ семейных взаимоотношений» (Э. Г. Эйдемиллер)

Изучение воспитательских позиций родителей осуществляется с помощью стандартизированных методик и разработанной нами анкеты.

Опросник для родителей «Анализ семейных взаимоотношений», или АСВ (Э. Г. Эйдемиллер, 1996; Э. Г. Эйдемиллер, И. В. Добряков, И. М. Никольская, 2003), в двух вариантах — детском и подростковом — предназначен для изучения стиля семейного воспитания и определения причин его нарушений.

Эта методика позволяет раскрыть способы, которыми пользуются родители при воспитании ребенка, а также определить модель воспитания. В том случае если эта модель способствует возникновению или развитию патологических изменений личности ребенка, методика дает возможность определить причины, вызывающие данный тип воспитания. Таким образом, с помощью данной методики можно найти ответ на вопрос, почему родители воспитывают ребенка именно таким образом.

Тест-опросник родительского отношения — ОРО (А. Я. Варга, В. В. Столин)

Эта методика ориентирована на изучение родительской позиции матери или отца к своему ребенку. Методика включает пять шкал: «Принятие — отвержение», «Кооперация», «Симбиоз», «Авторитарная гиперсоциализация», «Маленький неудачник» (В. А. Калягин, Т. С. Овчинникова, 2004). Оценочные характеристики каждой из шкал могут быть соотнесены с параметрами, выделяемыми в методиках АСВ и PARI.

Методика PARI (Е. С. Шефер и Р. К. Белл)

Методика PARI (Parental Attitude Research Instrument, Исследовательский инструмент родительских позиций и отношений) предназначена для изучения наиболее общих особенностей и принципов родительского воспитания, а также и внутрисемейных отношений (Лучшие психологические тесты, 1992). Авторы методики — американские психологи E. C. Шефер и Р. К. Белл.

Методика включает 115 утверждений, касающихся воспитания детей и семейной жизни. Все утверждения соответствующим образом ранжированы в 23 шкалы, каждая из которых содержит 5 вопросов. Методика позволяет оценить:

  • особенности внутрисемейных отношений и организации семейной жизни;

  • специфику родительско-детских отношений.

Анкета «Определение воспитательских умений у родителей детей с отклонениями в развитии» (В. В. Ткачева)

В анкете «Определение воспитательских умений у родителей детей с отклонениями в развитии» содержатся вопросы, которые позволяют определить способности родителей как воспитателей своего ребенка.

Изучение ценностных ориентаций родителей в отношении ребенка с отклонениями в развитии

Методика «Лесенка для родителей» (B. B. Ткачева)

Для того чтобы составить представление об иерархии жизненных ценностей родителя и месте в ней проблемного ребенка, мы разработали методику «Лесенка для родителей». Эта методика представляет собой адаптированный вариант известной методики «Лесенка» Т. Д. Марцинковской (1997). Методика «Лесенка для родителей» позволяет определить личные, жизненные ориентиры каждого из супругов. Она включает два этапа. На первом этапе родитель дает оценку своим личностным качествам, распределяя черты характера по принципу доминирования. На втором этапе родитель оценивает факторы, определяющие стабильность семьи.

Адаптированный Тематический апперцептивный тест (В. В. Ткачева)

Адаптированный Тематический апперцептивный тест — это модифицированный нами Тематический апперцептивный тест (ТАТ) X. Моргана, Г. Мюррея. Основным содержанием диагностической процедуры TAT является интерпретация картин, предъявляемых испытуемым (Л. Ф. Бурлачук, С. М. Морозов. Словарь-справочник по психодиагностике. СПб., 2000).

С целью изучения психологических переживаний родителей, их установок и потребностей в отношениях с детьми, имеющими нарушения в развитии, нами был разработан специальный перечень вопросов и иллюстративный материал: шесть картин, изображающих детей с отклонениями в развитии. Родителям предлагается описать каждую из картин и определить свое отношение к изображенным на них детям и перспективам их будущего.

Методика «История жизни с проблемным ребенком» (B. B. Ткачева)

В практике работы с родителями мы разработали методику свободного описания родителями своей проблемы, которая получила название «История жизни с проблемным ребенком». Это письменная форма изложения проблем семьи в интерпретации кого-либо из родителей ребенка, чаще его матери. Методика «История жизни с проблемным ребенком» — вспомогательный диагностический инструментарий, с помощью которого удается уточнить основную проблему, волнующую конкретного родителя, и характер его субъективных переживаний по этому поводу, дополнив или опровергнув данные, полученные экспериментальным путем (см. Приложение 3).

Беседа-интервью и другие дополнительные методы

В качестве дополнительного метода используется беседа-интервью. Упорядоченное интервью или беседа — это один из основных методов психологического консультирования и диагностики. По форме интервью может быть:

  • свободным, когда беседа проводится без строгой детализации вопросов, но имеет определенный предмет обсуждения;

  • стандартизированным, когда тщательно регламентируется порядок проведения беседы;

  • частично стандартизированным, объединяющим первую и вторую формы.

В свою очередь, беседа-интервью может быть использована как в диагностических целях, так и для осуществления психокоррекции. Существенно важным для проведения беседы-интервью с родителями больных детей является то, что предметом взаимодействия, определяющим отношения психолога и обследуемых, избирается внутренний мир последних. Беседа-интервью — это один из специальных методов анализа уникальной ситуации субъекта с целью создания для него альтернативного варианта переживания значимой проблемы и определения возможного выхода из «тупиковой ситуации». В качестве диагностического метода беседа используется при изучении как взрослых, так и детей.

Как часть диагностической процедуры беседа включается в процесс консультирования семьи. Проведение беседы строится в несколько этапов. В соответствии с известными методическими рекомендациями (И. Ю. Левченко, 2000; Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков, 2002) в беседе выделяется несколько этапов.

Во вступительной части беседы-интервью устанавливаются доверительные отношения с ребенком и его близкими, затем определяется перечень проблем, которые их волнуют. В основной части беседы, проводимой с ребенком или с его родителями, обсуждаются заявленные проблемы.

В завершающей части беседы предполагается наличие изменений или проявление тенденции к изменению ценностных ориентаций родителя по отношению к больному ребенку. Поэтому процесс интервью направляется на то, чтобы при обсуждении особо значимых для родителя тем изменять его отношение к ним. С целью достижения последнего акценты переставляются таким образом, чтобы родитель под руководством психолога как бы сам менял свой подход к обсуждаемому вопросу.

Беседа с ребенком, как правило, направляется на выявление уровня сформированности его представлений об окружающем мире, особенностей познавательной и эмоционально-личностной сфер, интересов, включая межличностные связи и социальные контакты. В процессе беседы формулируется предварительный, гипотетический диагноз ребенка, который затем подтверждается, уточняется или опровергается в ходе дальнейшего его психолого-педагогического изучения.

Психолого-педагогическое изучение когнитивных процессов детей осуществляется традиционными в специальной психологии методами. В силу известности этих методов и приемов исследования в данной главе они не представлены.

В качестве дополнительных методов изучения используется анализ документации на детей, включающей медицинскую, социальную и психолого-педагогическую информацию, а также анализ продуктов их деятельности.

Схема психологического изучения семьи

Схема психологического изучения семьи имеет три раздела. Первый раздел включает общие сведения о семье. Второй направлен на определение психологического типа родителей и избранной ими модели воспитания в семье. Третий позволяет изучить психологические особенности ребенка и детско-родительские отношения.

РАЗДЕЛ I. Сведения о семье

Сведения о семье могут быть получены из документации о ребенке, в процессе беседы с родителями, а также в результате наблюдения.

1. Состав семьи: полная, неполная, родители в разводе (нужное подчеркнуть, отметить)

  • ребенок с отклонениями в развитии (указать ФИО, возраст)

____________________________________________________________________________

(Н — норма, А — аномалия.)

  • отец (Н, А)

  • мать (Н, А)

  • бабушка (Н, А)

  • бабушка (Н, А)

  • дедушка (Н, А)

  • дедушка (Н, А)

  • брат (Н, А)

  • сестра (Н, А)

  • другие лица, если имеется отклонение от нормального психофизического развития (указать ФИО, кем приходится ребенку)

___________________________________________________________________________

2. Материальное благосостояние семьи



2.1. Проживает в коммунальной, отдельной одно-, двух-, трехкомнатной квартире, отдельном доме/особняке; с прародителями или без них (указать по линии отца или матери, проживают ли бабушка и дедушка с семьей ребенка, имеющего отклонения в развитии)

____________________________________________________________________________

2.2. Работающие члены семьи:

  • отец (указать профессию, место работы)

___________________________________________________________________________

  • мать (указать профессию, место работы)

___________________________________________________________________________

  • другие члены семьи (указать ФИО, профессию, место работы)

___________________________________________________________________________

2.3. Является ли ребенок инвалидом (подчеркнуть нужное, указать диагноз).

  • ребенок является инвалидом

  • инвалидность не оформлена

  • инвалидизирующих заболеваний нет

  • пользуется льготами (машина, путевки, талоны на такси, льгота на лекарства, бесплатный проезд и др.)

  • получает пенсионное пособие

2.4. Кто является опекуном ребенка-инвалида, подростка-инвалида:

  • мать

  • отец

  • родственник (указать ФИО, профессию, место работы и др.)

____________________________________________________________________________

  • другое лицо (указать ФИО, профессию, место работы и др.)

____________________________________________________________________________

2.5. Средний достаток семьи (выше или ниже прожиточного минимума в расчете на одного человека):

2.6. Имеются ли в семье транспортные средства:

  • у мужа

  • у жены

2.7. Есть ли в семье другие инвалиды (указать):

3. Социально-культурный уровень членов семьи

3.1. Образование (указать профиль полученного образования — гуманитарное, педагогическое, дефектологическое, техническое, название образовательного учреждения):

  • отец

  • мать

3.2. Кем работает (указать должность):

  • отец

  • мать

3.3. Каких взглядов придерживается:

  • отец

  • мать

религиозных:

    • православие

    • католицизм

    • мусульманство

    • иудейство

    • других

атеистических:

3.4. Культурные интересы и предпочтения:

  • отец

  • мать

4. Особенности общения по наблюдению (нужное подчеркнуть, отметить)

4.1. Поведение во время консультации:

  • отец

  • мать

    • корректное

    • некорректное (в чем проявляется)

    • скрытен

    • тревожен

    • держит дистанцию

    • склонен к конфликтам

    • стремится к контакту

    • другое

4.2. Отношения в семье (с точки зрения каждого из родителей):

  • отец

  • мать

    • конфликтные

    • отчужденные

    • псевдосолидарные

    • адекватные

    • гармоничные

РАЗДЕЛ II. Определение структуры семьи, психологического типа родителей, особенностей внутрисемейных отношений, преобладающей модели воспитания в семье

Примечание. Данные для разделов II и III могут быть получены только экспериментальным путем. В соответствии с избранным субъектом (взрослые или дети) используются соответственно методики из параграфа

1. В зависимости от поставленных задач и практического опыта психолога перечень и число использованных методик может меняться. Ниже приводятся примерные характеристики, которые могут быть получены по результатам исследования отдельными методиками.

  • Семейная социограмма: определяется структура семьи.

  • Социограмма «Моя семья»: определяется динамика развития семьи, изменения в ее структуре, связанные с рождением ребенка с отклонениями в развитии.

  • СМОЛ (СМИЛ — ММРI): определяется личностный профиль и устанавливается тенденция к импульсивности (например, 43-12876/9), или тенденция к депрессии (например, 27-1346/89:), или др.

  • 16 ФЛО — 105 Р. Кеттелла: определяется личностный профиль; устанавливается личностная тенденция (например, к замкнутости (А), подчиненности (Е), робости (Н) и др.).

  • 13 СХП (Э. Г. Эйдемиллер): определяется характерологическая доминанта (например, карта Б — индивид идентифицирует у себя характер с доминирующими гипертимными чертами) или др.

  • УНП: устанавливается тенденция к невропатизации (оценка) или психопатизации (оценка).

  • ЦTO М. Люшера: определение значения цифровой формулы выбора, интерпретация цветовых пар в первой и последней позициях, определение уровня тревожности (!).

  • PARI (1-й блок): оценка интегрированности семьи (низкая, средняя, высокая), оценка характера супружеских отношений.

  • PARI (2-й блок): определение типа родительско-детских отношений (оптимальные, гипоопека, гиперопека).

  • АСВ (Э. Г. Эйдемиллер): определение модели семейного воспитания: оптимальная или неоптимальная (потворствующая гипопротекция, доминирующая гиперпротекция, эмоциональное отвержение, жестокое обращение, гипоопека, гиперопека, повышенная моральная ответственность).

  • ОРО (А. Я. Варга и В. В. Столин): определение характера родительского отношения к ребенку (принятие, отвержение, кооперация, симбиоз, авторитарная гиперсоциализация, «маленький неудачник»).

  • «История жизни с проблемным ребенком»: определение причин субъективных переживаний родителей, их особенностей и оттенков.

РАЗДЕЛ III. Оценка детско-родительских отношений

  • «Фильм-тест» Р. Жиля: определение характера детско-родительских отношений (низкий, средний, высокий уровни сформированности отношений или личностных черт).

  • Рисуночные тесты: определение характера внутрисемейной атмосферы (доброжелательная, недоброжелательная, отчужденная, враждебная); оценка отношений и контактов ребенка с окружающими (оптимальные, недостаточные, фрустрирующие, симбиотические и др.).

  • «Два дома»: определение приоритетов ребенка в отношениях с близкими и значимыми лицами («В красном домике со мной будут жить... в другом домике останутся...»).

  • «Лесенка для ребенка»: определение предпочтений ребенка в его социальных контактах.

Психолог-практик, работающий с семьями воспитанников учреждения, может включить в схему (II и III разделы) только те методики, которые он считает наиболее валидными. Однако в целом желательно сохранить предлагаемую схему обследования, так как она облегчает итоговый сравнительный анализ полученных экспериментальных данных.

Анализ результатов и составление психологического заключения

Психологическое заключение по результатам диагностики традиционно пишется в свободной форме. Однако в нем должны быть отражены следующие аспекты: характер взаимоотношений между членами семьи, особенности внутрисемейного климата и модели воспитания ребенка, избранные родителями, и главное — причины, дестабилизирующие адекватное психофизическим возможностям развитие ребенка.

В первой части заключения кратко отражаются общие сведения о семье конкретного ребенка, излагаются жалобы, опасения и потребности родителей.

  • Вторая часть отражает собственно результаты психологического изучения семьи, которые включают основные характеристики, определяющие внутрисемейную атмосферу: основная причина конфликтной ситуации в семье (трудности, связанные с воспитанием ребенка с отклонениями в развитии, разногласия между родителями по вопросам обучения и воспитания ребенка, развод, отчужденность от ребенка, неприятие его дефекта или другое);

  • характер внутрисемейных взаимоотношений (гармоничные, конфликтные, псевдосолидарные, отчужденные, адекватные); ролевая структура семьи, определение лидера;

  • индивидуально-личностные характеристики ребенка (тревожность, истеричность, агрессивность, любознательность, отгороженность, лидерство, другое); предпочтения, интересы, круг общения;

  • особенности отношений ребенка к каждому из родителей и другим членам семьи (любящие, теплые, уважительные, холодные, отчужденные);

  • психологический тип каждого из родителей ребенка (невротичный, авторитарный, психосоматичный), степень выраженности личностных нарушений (норма — акцентуация);

  • ценностные ориентации родителя в отношении ребенка, оценка ребенка каждым из родителей, отношение к его личности, прогноз будущего;

  • особенности взаимных контактов с ребенком и модели воспитания, используемые каждым из родителей (оптимальные, гиперопека, симбиоз, гипоопека, эмоциональное отвержение, жестокое обращение, повышенная моральная ответственность и др.);

  • влияние прародительской семьи на внутрисемейные отношения и модель воспитания ребенка.

Каждый из испытуемых — ребенок, отец, мать (или лица, их замещающие) — характеризуется отдельно.

В третьей части заключения по результатам психологического изучения устанавливается «семейный диагноз». Внутрисемейная атмосфера конкретной семьи может квалифицироваться как гармоничная или негармоничная. При выявлении более 50% отрицательных факторов семья может быть отнесена к категории семей социального риска. Также определяется вероятностный прогноз развития семьи: благоприятный или неблагоприятный.

Психологическое заключение также включает и рекомендации специалиста по преодолению имеющихся в семье проблем, отдельно для ребенка и отдельно для его родителей. Кроме этого даются рекомендации к проведению психокоррекционной работы с семьей. В рекомендациях указываются конкретные психокоррекционные мероприятия для каждого из близких ребенка и для него самого. Чаще всего предлагается посещение психокоррекционных занятий и определяется их форма (индивидуальные или групповые).

С данными, полученными в результате диагностического изучения проблем семьи ребенка с отклонениями в развитии, должны быть ознакомлены специалисты (логопед, дефектолог, воспитатель), осуществляющие с ребенком коррекционную работу. Эта информация должна быть использована специалистами с целью установления сотрудничества учреждения с семьей ребенка с отклонениями в развитии для нейтрализации личностных переживаний родителей, связанных с дефектом ребенка, а самое главное, для коррекции психических нарушений и личностных особенностей ребенка и создания благоприятной внутрисемейной атмосферы для его оптимального развития.

Примеры психологических заключений представлены в Приложении 1.



Глава 4. Психологическое консультирование семей

Консультирование семей с проблемными детьми может осуществляться в следующих направлениях:

  • психолого-педагогическое консультирование;

  • семейное консультирование;

  • профориентированное консультирование.

Психолого-педагогическому консультированию должна предшествовать медико-генетическая консультация, которая осуществляется в рамках оказания медицинской помощи семьям с детьми, имеющими отклонения в развитии. Главной задачей медико-генетической консультации является определение причин нарушенного психофизического развития ребенка и установление возможностей семьи для дальнейшего рождения здоровых и полноценных детей.

Психолого-педагогическое и семейное консультирование

Психолого-педагогическое консультирование и семейное консультирование чаще осуществляются в рамках единой консультативной процедуры. Практическая работа с семьями воспитанников в специальных коррекционных образовательных учреждениях позволила нам выделить следующую организационную форму консультирования семьи.

  • Первый этап: знакомство, установление контакта, необходимого уровня доверия и взаимопонимания.

  • Второй этап: определение проблем семьи со слов родителей или лиц, их замещающих.

  • Третий этап: психолого-педагогическое изучение психофизических особенностей ребенка.

  • Четвертый этап: определение модели воспитания, используемой родителями, и диагностика их личностных свойств.

  • Пятый этап: формулирование психологом реальных проблем, существующих в семье.

  • Шестой этап: определение способов, с помощью которых проблемы могут быть решены.

  • Седьмой этап: подведение итогов, резюмирование, закрепление понимания проблем в формулировке психолога.

Профориентированное консультирование

Особое значение в профессиональном становлении молодого человека играет семья, ее позиция по отношению к ребенку-инвалиду, понимание перспектив его профессионального будущего.

В качестве основных задач профориентированного консультирования членов семей выступают:

  • ориентация родителей в основных целях профессиональной реабилитации их ребенка;

  • формирование адекватных ожиданий относительно прогноза профессиональных перспектив ребенка;

  • формирование единой родительской позиции в отношении оказания помощи ребенку по профориентации и планированию будущей карьеры;

  • повышение психолого-педагогической и профориентационной компетентности родителей;

  • ознакомление с результатами профориентационного психодиагностического изучения молодого инвалида.

Консультирование семьи, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии, включает не только советы и рекомендации психолога, но и процедуру ее психологического изучения. Далее мы раскрываем содержание каждого этапа консультативного процесса.

Этапы консультирования и диагностика семейных проблем

Первый этап. Знакомство. Установление контакта и достижение необходимого уровня доверия и взаимопонимания.

Первое впечатление о психологе оказывает огромное влияние как на дальнейший ход исследования, так и на возможность достижения положительного результата консультации. Тональность первой фразы, выразительность мимики, движений, открытость улыбки — это те невербальные средства, которые используются психологом для установления контакта и вхождения в мир проблем семьи ребенка с отклонениями в развитии. Родители и ребенок с первой минуты общения могут находиться в некотором напряжении. Об этом свидетельствуют выражения лиц, позы, повышенные или пониженные голоса близких ребенка. Не стоит забывать, что для членов семьи ребенка с отклонениями в развитии это еще одно испытание в череде попыток найти истину, исцеление и покой. Поэтому позитивная тональность беседы, которую ведет психолог, его бодрое приветствие («Добрый день! Как добрались? Долго ли ждали? Как приятно видеть всю семью вместе! Я вас внимательно слушаю...») позволяют снять напряженность и приступить к изучению проблем в этой семье.

Второй этап. Определение проблем семьи со слов родителей или лиц, их замещающих.

Вначале психолог беседует со всеми членами семьи, выясняя проблемы, которые их волнуют. Он внимательно слушает родителей ребенка и лишь изредка ставит вопросы для уточнения деталей. Затем беседа продолжается отдельно (без ребенка) с каждым взрослым, сопровождающим ребенка, по его желанию. Но беседа с матерью и отцом проводится обязательно. Ниже приводится перечень проблем, с которыми родители детей с отклонениями в развитии чаще всего обращаются к психологу:

1) трудности, возникающие в процессе обучения и воспитания ребенка (ребенок не справляется с образовательной программой; семья обращается к психологу, чтобы определить учреждение, в котором ребенок сможет учиться);

2) неадекватные поведенческие реакции ребенка (негативизм, агрессия, странности, немотивированные страхи, непослушание, неуправляемое поведение);

3) негармоничные отношения со сверстниками (здоровые дети «тяготятся», стесняются больных брата или сестры, подвергают их насмешкам и унижениям; в школе, детском саду, на улице дети показывают на больного ребенка пальцем или пристально, с повышенным интересом рассматривают его физические недостатки; обижают, не хотят с ним дружить, называют глупым или дураком и др.);

4) неадекватные межличностные отношения близких родственников с больным ребенком (в одних случаях родственники жалеют больного ребенка, гиперопекают и «заласкивают» его, в других — не поддерживают с больным ребенком отношения; со стороны больного ребенка может проявляться грубость или агрессия по отношению к близким);

5) заниженная оценка возможностей ребенка специалистами образовательного учреждения (родители жалуются, что воспитатель или учитель недооценивает возможности их ребенка, в домашних условиях ребенок показывает лучшие результаты успеваемости);

6) нарушенные супружеские отношения между матерью и отцом ребенка;

7) эмоциональное отвержение кем-либо из родителей ребенка с отклонениями в развитии, в крайних случаях отказ даже от его материального обеспечения;

8) сравнительная оценка матерью (отцом) отношения супруга (супруги) к ребенку с отклонениями в развитии и к нормальным детям (позитивная или негативная, возможно проявление чувств ревности, гнева, агрессии) и др.

В индивидуальной беседе с родителями психолог собирает информацию о семье. Он знакомится с историей жизни семьи, уточняет ее состав, выясняет анамнестические данные о ребенке, историю его рождения и развития, изучает документацию, принесенную родителями на консультацию (результаты клинических и психолого-педагогических исследований, характеристики из образовательных учреждений), анализирует творческие и контрольные работы ребенка.

На этом этапе у психолога формируется первичное обобщенное представление о проблемах ребенка и его семьи. Например:

  • у ребенка в действительности имеются проблемы в психофизическом развитии, и ему необходима специализированная помощь;

  • родители используют неадекватные модели воспитания, которые искажают личностное развитие ребенка;

  • члены семьи травмированы состоянием здоровья ребенка, в первую очередь его дефектом; между ними накопилось много проблем, которые своими силами они решить не могут.

Третий этап. Психолого-педагогическая диагностика особенностей ребенка.

На этом этапе консультирования на беседу и обследование приглашается ребенок. С этого момента осуществляется диагностика интеллектуальных и личностных особенностей ребенка, прогнозируются его возможности к обучению по определенной программе. В случае если у ребенка оказываются резко сниженными познавательные способности и психофизические недостатки развития имеют выраженную степень, диагностика может осуществляться в присутствии кого-нибудь из близких (чаще всего матери или бабушки).

В начале исследования содержание вопросов и заданий определяется той интуитивно-эмпирической оценкой, которую дает ребенку психолог при первичном наблюдении, а также на основе анализа представленной документации. Затем содержание диагностических заданий может изменяться и конкретизироваться.

В процессе диагностики психолог изучает как уровень сформированности высших психических процессов у ребенка в соответствии с возрастными нормативами развития, так и его личностные характеристики. Цели психолого-педагогического обследования ребенка включают:

  • определение характера и степени нарушений у ребенка;

  • выявление индивидуальных особенностей интеллектуальной, коммуникативно-поведенческой, эмоционально-волевой и личностной сфер ребенка;

  • оценку контакта ребенка с родителями, адекватность его поведения, характер взаимоотношений с окружающими, определение уровня критичности ребенка к замечаниям психолога или близких.

Следует отметить, что если родители консультируются у специалиста учреждения, в котором уже обучается их ребенок, то они могут быть ознакомлены с результатами психологического изучения ребенка, основная часть которого была проведена заранее в рамках коррекционно-диагностических мероприятий учреждения.

Четвертый этап. Определение модели воспитания, используемой родителями, и диагностика их личностных свойств.

Необходимым и важным этапом консультирования и изучения семьи является определение характера межличностных взаимоотношений родителей с ребенком и модели его воспитания. Особенности этих взаимоотношений во многом определяются личностными характеристиками самих родителей (психологическим типом).

Предложение психолога о проведении обследования самих родителей вызывает у отдельных родителей негативную реакцию. Психолог объясняет, что, безусловно, участие родителей в психологическом обследовании является добровольной процедурой и родители имеют полное право от нее отказаться. Однако в таком случае вряд ли удастся определить причины внутрисемейных проблем и затем их разрешить. Психолог доказывает родителям важность психологического изучения атмосферы, в которой ребенок живет дома. Он мягко, но настойчиво убеждает родителей в необходимости их участия в диагностическом обследовании.

Одновременно родителям сообщается, что вся информация, которую они доверяют психологу, строго конфиденциальна и никогда не будет использована во вред ребенку или его семье, что предписано этическим кодексом психолога.

В начале обследования с целью снятия опасений и лишних сомнений родителям предлагаются самые элементарные тесты: методика М. Люшера, методика «Моя семья», а затем уже опросники, включающие значительное число вопросов, — СМОЛ (СМИЛ) — ММРI, ACB и др. Чтобы родители не волновались по поводу правильности их ответов, психолог напоминает им о том, что отвечать на вопросы нужно сразу, долго не раздумывая, а правильность выбора всегда относительна. В качестве домашнего задания родителям предлагают методику «История жизни с проблемным ребенком», подробно объяснив инструкцию к ее выполнению.

Обследование родителей при первичном консультировании продолжается не более 40—50 минут. Это время, которое большинство родителей, по нашим эмпирическим оценкам, соглашается потратить на обследование. В случае если возникла необходимость в дополнительной информации, семья приглашается на повторное консультирование.

Пятый этап. Формулирование психологом реальных проблем, существующих в семье.

Этот этап продолжает процедуру диагностики и консультирования семьи. Он посвящается обсуждению с родителями реальных проблем, которые были выявлены в беседе и в процессе психологического изучения ребенка и его семьи. Психолог уточняет проблему, а при необходимости ее и переформулирует. Задача психолога на этом этапе заключается в том, чтобы обратить внимание родителей ребенка на действительно существенные и значимые стороны проблемы. Он подсказывает родителям возможный выход, а в случае неверной трактовки проблемы стремится убедить в неправильности их собственной позиции.

Пример 1. Родители Кати Н. пришли на консультацию с целью узнать, в какой клинике и какими медикаментозными средствами можно вылечить их дочь (Кате восемь лет, она страдает умственной отсталостью в тяжелой степени, расторможена, некритична, возбудима).

Пример 2. Мать Коли М., страдающего нарушением слуха, не согласна с тем, что ее сына перевели на обучение по вспомогательной программе. Она считает, что учительница в школе уделяет Коле мало внимания, поэтому он и отстал в учебе.

Пример 3. Мать Тани К., страдающей детским церебральным параличом, обращается за помощью к психологу, чтобы узнать, как наладить отношения Тани с ее старшей сестрой.

В каждом из этих отдельных случаев психолог выбирает тактику «малых шагов» и, используя в качестве доказательства своей позиции результаты психологического изучения ребенка, полученные в ходе диагностики, постепенно изменяет взгляд родителей на постановку проблемы. Это самая сложная для психолога и энергоемкая часть консультирования. Переубедить родителя и изменить его позицию не всегда удается сразу, а иногда и совсем не удается во время первичной консультации. Поэтому чаще выбирается компромиссное решение и родителям дается возможность оценить предлагаемый психологом способ решения проблемы не сразу, а обдумывая его в течение определенного времени.

Так, в первом случае в самом начале беседы с родителями Кати Н. им предоставляется возможность высказаться и выплеснуть все самые тяжелые переживания и сомнения по поводу состояния дочери. Затем планирование деятельности родителей в отношении Кати постепенно переводится из медицинской в коррекционную сферу. Родителям демонстрируются конкретные приемы обучения и воспитания, а также подсказываются пути социальной адаптации, доступные возможностям Кати.

Во втором случае матери Коли М. тактично демонстрируются его трудности и несостоятельность при обучении по массовой программе и успешность при обучении по специальной коррекционной программе.

В третьем случае матери Тани К. доказывается, что улучшение отношений между сестрами возможно через формирование в семье (матерью и другими близкими) чувства сострадания и сочувствия к проблемам младшей из сестер и привлечение к оказанию ей помощи и поддержки старшей сестры.

Шестой этап. Определение способов, с помощью которых проблемы могут быть решены.

Основные проблемы семей, воспитывающих детей с отклонениями в развитии, решаются в результате осуществления следующих мер:

  • правильного выбора для ребенка программы обучения и вида специального (коррекционного) образовательного учреждения;

  • организации коррекционной работы с ребенком в домашних условиях;

  • выбора адекватной модели воспитания и обучения практическим навыкам воспитания родителей ребенка;

  • формирования у ребенка адекватных отношений со всеми членами семьи и другими лицами (родственниками, учителями);

  • изменения мнения родителей о «бесперспективности» развития их ребенка;

  • установления адекватных взаимоотношений между всеми членами семьи и формирования на этой основе благоприятного психологического климата.

Одновременно психолог осуществляет поиск дополнительных мер, которые могут быть необходимы для решения основных проблем.

Психолог дает подробные разъяснения по поводу того, что необходимо делать и как осуществлять работу с ребенком по каждому из перечисленных выше направлений. Психолог предупреждает родителей о возможности существования отсроченного решения проблем, т. е. отдаленного результата предлагаемых к реализации мер. Одновременно психолог убеждает родителей в том, что, если не следовать предложенному пути, ситуация может еще более ухудшиться. Кропотливый и тяжелый труд родителей будет обязательно увенчан успехом, и их дети смогут быть адаптированы к самостоятельной жизни полностью или частично, а также будут полезными, нужными и любимыми в своей семье. Если же родители не демонстрируют согласия с позицией психолога или же сомневаются в том, что способны осуществить намеченный план, им предлагается посещение коррекционных обучающих занятий с ребенком.

Седьмой этап. Подведение итогов, резюмирование, закрепление понимания проблем в формулировке психолога.

Завершая консультирование, психолог заново формулирует проблемы семьи, предлагает родителям свою интерпретацию существующих трудностей и указывает способы их разрешения. При этом учитывается, что для достижения понимания интерпретации семейных проблем, данной психологом, родителю необходимо время для обдумывания и формирования нового взгляда. У родителей может возникнуть неудовлетворенность от результатов консультирования, особенно если их позиция подвергалась сомнению. В таком случае семья (или один родитель с ребенком) приглашается на дополнительное консультирование.

Тактика психолога в процессе консультирования

При проведении психологического исследования семьи и ее консультирования важную роль играет тактика психолога. Как совокупность средств и приемов для достижения намеченной цели, тактика психолога во время общения с родителями определяется тремя взаимосвязанными задачами:

  • установлением контакта на уровне «обратной связи»;

  • коррекцией понимания родителями проблем ребенка;

  • коррекцией межличностных (родитель — ребенок и ребенок — родитель) и внутрисемейных (мать ребенка — отец ребенка) отношений.Установление контакта на уровне «обратной связи»

Главная тактическая задача психолога при установлении контакта на уровне «обратной связи» заключается в том, чтобы в результате консультирования семья смогла бы разрешить свои проблемы и чтобы процесс их преодоления приобрел бы конструктивный характер. Поэтому при необходимости важнейшим условием конструктивного взаимодействия психолога с семьей становится пролонгированное консультирование. Оно может длиться столько времени, сколько это необходимо семье, т. е. два, три сеанса, а иногда и более. В некоторых особо сложных случаях консультирование постепенно переводится в стадию психологического сопровождения семьи.

С целью достижения максимально позитивного результата консультирования формируется доверительный контакт с родителями на уровне «обратной связи». Его цель — убедить родителей в том, что их понимают, сочувствуют им и пытаются помочь. Уровень достижения сочувствия должен быть достаточно высоким, таким, чтобы родитель ощутил весомую психологическую поддержку и взаимопонимание.

«Обратная связь» — это специфический психотерапевтический прием, который позволяет всем участникам процесса взаимодействия (членам семьи и психологу) устанавливать более глубокий уровень понимания друг друга и раскрывать те области осмысления проблемы, которые для родителей до контакта с психологом оставались неизвестными и скрытыми. Действие эффективной «обратной связи» позволяет снизить активность защитных психологических механизмов родителей, создать атмосферу доброжелательности и условия для высвобождения самых глубинных эмоциональных переживаний.

Коррекция понимания родителем проблем ребенка

Процесс адекватного понимания родителями проблем ребенка (его дефекта, адаптации, будущего трудоустройства и личной жизни) становится возможным лишь в случае нейтрализации и снижения степени выраженности фрустрирующего воздействия эмоционального стресса, в котором находятся родители с момента определения у ребенка нарушений развития. Адекватное понимание проблем возникает лишь тогда, когда родительское восприятие проблем переводится с эмоционального уровня на рациональный. Особенно значимое, фрустрирующее воздействие эмоциональный стресс оказывает на мать ребенка. Снижение напряженности переживаний у матери больного ребенка оказывается возможным лишь при ее переключении с предмета переживаний («У меня родился больной ребенок», «Мой ребенок не такой, как все») на деятельность, направленную на преодоление данной проблемы.

Для родителей проблемного ребенка такой деятельностью становится коррекционный образовательный процесс, направленный на развитие их ребенка. Приобщение родителей к коррекционно-развивающей работе со своим ребенком дает им возможность личного участия в формировании его будущего и позволяет проявить свой духовный потенциал. Творческая реализация родителями педагогической деятельности служит повышению их самооценки и одновременно способствует снижению эмоционального напряжения.

С другой стороны, педагогический процесс является той формой взаимодействия, в рамках которой формируется общение между родителями и ребенком, психологом и ребенком, психологом и родителями ребенка. Конструктивное общение является универсальным механизмом коррекционного воздействия, которое оказывает психолог на родителей проблемного ребенка.

Только в атмосфере позитивного эмоционального контакта психолог может ожидать от родителей взаимопонимания и выполнения его советов. С целью укрепления этого контакта и для решения задач, направленных на коррекцию дефекта ребенка, родителям или только матери предлагается посетить несколько индивидуальных коррекционных занятий с ребенком. Это позволяет не только решать проблемы социальной реабилитации ребенка, но и оказывать действенную психокоррекционную помощь семье в лице его родителей.

Организация пролонгированного консультирования, в рамках которого проводятся подобные индивидуальные коррекционные занятия, осуществляется в первую очередь для родителей тех детей, которые испытывают особые трудности в социальной адаптации и в обучающем процессе.

Одновременно коррекция понимания родителем проблемы ребенка проводится с учетом материнской и отцовской позиций родителей ребенка.

Особенности консультирования отцов

Как показывает практика, у отцов детей с отклонениями в развитии чаще проявляется следующая позиция: стремление скрыть существование больного ребенка, желание «не видеть» и не замечать наличие отклонений в его развитии, в некоторых случаях даже отсутствие желания обсуждать эту проблему. Следует отметить, что до настоящего времени, к сожалению, не проводилось сравнительное изучение родительских позиций отцов и матерей по отношению к ребенку с проблемами в развитии. Однако опыт подсказывает, что, в отличие от материнской, отцовская позиция характеризуется большей закрытостью и отсутствием желания идентифицировать себя с больным ребенком. Эта проблема, видимо, связана с ролью отца в патриархальном типе семьи. Отец — глава семьи и вершитель судеб ее членов. Он осуществляет взаимосвязь между различными поколениями и эпохами. В случае если рождается больной ребенок, для отца эта связь нарушается.

Переживания отца, вызванные проблемами ребенка, направляются чаще на сокрытие тяжести проблемы. Затем этот процесс у некоторых отцов трансформируется в отчуждение от переживаемого, далее в отчуждение от проблемы и может завершиться полным отчуждением от самого ребенка. Такие отцы чаще стремятся исправить свою личную, жизненную ситуацию с помощью рождения другого ребенка или другого брака, а о том, что случилось, забыть.

Учитывая сложность и многоаспектность проблемы принятия отцами «дефектного» ребенка, процесс консультирования направляется на:

  • поддержку и развитие у отца ребенка потребности к сохранению семьи или, если развод неизбежен, на формирование ответственности за содержание и материальное обеспечение ребенка и его матери;

  • щадящее отношение к переживаниям отцов о будущем ребенка, снижение уровня травмированности по поводу психической и физической «дефектности» ребенка;

  • развитие стремления к оказанию помощи матери ребенка, пониманию ее трудностей, к оказанию психологической поддержки;

  • привлечение отца к общению с ребенком (воскресные прогулки, возложение на него ответственности за физическое развитие ребенка, совместный отдых, семейные праздники и др.).

Чрезвычайно актуальная для отцов проблема наследования решается через ознакомление с международными юридическими нормативными актами в отношении прав детей-инвалидов.

Особенности консультирования матерей

Главное отличие материнской позиции от отцовской проявляется в том, что дефект ребенка воспринимается подавляющим большинством матерей как данность, с которой нужно научиться жить. Матери принимают проблему ребенка качественно иначе, чем отцы. Активный или пассивный протест матерей прежде всего направляется против самого дефекта. Матери не принимают дефект ребенка, но они не могут не принять самого ребенка, своего ребенка. В этом проявляется основное свойство материнского инстинкта — сохранить зародившуюся жизнь, а затем постоянно оберегать, защищать и растить свое дитя, каким бы оно ни было.

В связи с этим тактика психолога в работе с матерями проявляется:

  • в снятии напряженности в контактах с ребенком и социумом;

  • в обсуждении проблем конкретной семьи как проблем, существующих во многих подобных семьях, а также в семьях, воспитывающих здоровых детей.

Перед процессом консультирования ставятся следующие задачи:

  • формирование продуктивных форм взаимоотношений с ребенком в семье и в социуме;

  • коррекция позиции матери, исключающей наличие проблем у ее ребенка («Мой ребенок — такой, как все, у него нет проблем. Вот подрастет, и все само собой пройдет»);

  • коррекция позиции матери, характеризующейся гиперболизацией проблем ребенка, уверенностью в бесперспективности его развития («Из него никогда ничего не получится!»);

  • коррекция позиции матери, минимизирующей проблемы ребенка, ожидающей чуда, которое внезапно сделало бы ребенка совершенно здоровым.

Коррекция межличностных (родитель — ребенок и ребенок — родитель) и внутрисемейных (мать ребенка — отец ребенка) отношений

Коррекция взаимоотношений в диаде родитель — ребенок, ребенок — взрослый может строиться только на воспитании родителями в ребенке чувства любви и привязанности к дому, близким, родителям, на формировании адекватных поведенческих форм общения и навыков самообслуживания. Психолог раскрывает родителю секреты воспитательных приемов и способов управления больным ребенком. Он формирует у родителя установку на создание адекватных, взаимно теплых отношений с ребенком.

Нарушение супружеских взаимоотношений корригируется психологом постепенно, по мере выявления каждым из супругов особенностей своей позиции в семье. Консультирование не всегда может завершиться разрешением всех проблем семьи, воспитывающей больного ребенка. Подчас эти проблемы лишь определяются в процессе консультирования, а их разрешение требует длительного времени и совместных усилий консультируемых и психолога. Для оказания максимально возможной помощи семье целесообразно рекомендовать родителям посещение специальных психокоррекционных занятий (индивидуальных с ребенком и родителями, а также групповых для родителей). Занятия такого рода позволяют вскрыть глубинные личностные противоречия в семье и изменить отношение каждого из ее членов к субъективно неразрешаемому конфликту.



Глава 5. Организация и содержание психологической помощи семьям, воспитывающим детей с отклонениями в развитии

Адекватная интеграция семей, воспитывающих детей с отклонениями в развитии, в социум, обеспечение их социального статуса и расширение их возможностей требуют осуществления ряда специальных мер. Предпринимаемые меры должны быть направлены как на оптимизацию личностного развития членов семьи, так и на гармонизацию внутрисемейных и внесемейных межличностных контактов.

В качестве субъектов личностной психологической коррекции выступают:

  • ребенок с отклонениями в развитии;

  • его родители или лица, их замещающие;

  • другие члены семьи.

Предметом психологической коррекции в межличностных взаимодействиях являются отношения между:

  • матерью и ребенком с отклонениями в развитии;

  • отцом и ребенком с отклонениями в развитии;

  • матерью и отцом ребенка с отклонениями в развитии;

  • матерью и родственниками отца ребенка с отклонениями в развитии;

  • матерью ребенка с отклонениями в развитии и ее родственниками;

  • ребенком с отклонениями в развитии и его здоровыми братьями и сестрами.

Система коррекционной помощи конкретной семье выстраивается на основе выявленной в процессе комплексного обследования специфики личностных и межличностных нарушений. Методика психологической помощи семьям, воспитывающим детей с недостатками в развитии, создавалась нами в рамках интегративного подхода, включающего использование психокоррекционных техник различных направлений. В соответствии с качественно-количественными характеристиками субъектов психокоррекционного воздействия в методике выделяются следующие направления работы:

  • коррекция эмоционально-личностных и поведенческих нарушений у детей с отклонениями в развитии;

  • коррекция нарушений в личностной и межличностной сферах родителей.

Последнее направление представлено, в свою очередь, двумя блоками: психолого-педагогической коррекцией и психокоррекцией (индивидуальной и групповой).

Коррекция эмоционально-личностных и поведенческих нарушений у детей с отклонениями в развитии

Коррекция эмоционально-волевых, коммуникативно-поведенческих и личностных проблем у детей с отклонениями в развитии осуществляется с учетом уровня их интеллектуальных возможностей и выраженности нарушений в психической сфере (Е. К. Лютова, Г. Б. Монина, 2000).

Основными целями психокоррекционной работы с детьми, имеющими отклонения в развитии, в рамках психологической помощи семьям являются:

  • формирование эмоционально-теплых отношений детей к их родителям и другим близким лицам;

  • развитие у детей адекватной установки на доброжелательное восприятие окружающего социального мира;

  • формирование нравственных установок и адекватных поведенческих навыков.

Поставленные цели требуют решения перечисленных ниже задач:

  • коррекция аффективной сферы детей, формирование положительных эмоциональных реакций и установок;

  • формирование навыков регуляции эмоционального состояния;

  • формирование коммуникативных навыков социально-адаптивного взаимодействия детей с близкими и родственниками, социализация ребенка;

  • развитие творческих форм сотрудничества детей с их родителями, другими членами семьи, включая сверстников;

  • снижение психоэмоционального дискомфорта, проявляющегося в тревожности и неуверенности, различных формах страхов;

  • коррекция скрытых и явных форм негативизма и агрессивного поведения, дезадаптивных состояний;

  • формирование самоконтроля и адекватного поведения как с близкими, так и с чужими людьми;

  • повышение самооценки и критичного отношения к себе и другим;

  • преодоление внутренних конфликтов и переживаний.

Коррекция эмоционально-волевой, поведенческой, личностной и межличностной сфер ребенка с отклонениями в развитии имеет несколько направлений (Т. Н. Волковская, Г. Х. Юсупова, 2004).

Исправление эмоционально-личностных нарушений и поведенческих девиаций у детей с отклонениями в развитии осуществляется с помощью известных приемов арттерапии, игро- и сказкотерапии в индивидуальной и групповой формах (Е. А. Медведева, И. Ю. Левченко, Л. Н. Комиссарова, Т. А. Добровольская, 2001).

Оптимизация детско-родительских и родительско-детских взаимоотношений проводится под руководством психолога в процессе совместных занятий и тренинговых игр (В. В. Ткачева, 1999, 2000).

Формой реализации психокоррекционных целей являются индивидуальные и групповые занятия. С детьми, имеющими выраженные и тяжелые нарушения, занятия проводятся только в индивидуальной форме. В случае необходимости занятия с такими детьми могут проводиться в присутствии учителя, воспитателя или кого-либо из близких лиц. Занятия с детьми, проводимые в присутствии родителей, используются и для формирования адекватных взаимоотношений между ребенком и родителем.

Длительность занятий зависит от возраста и выраженности нарушений ребенка. Она варьируется от 15 до 35 минут. Частота занятий — один-два раза в неделю. Индивидуальные и групповые занятия имеют следующую структуру:

  • установочный этап;

  • коррекционный этап;

  • релаксационный этап;

  • завершающий этап.

1. Установочный этап

На этом этапе дети знакомятся с темой занятия, у них формируется положительная установка на проведение занятия, активизируется внимание. Психолог проверяет выполнение детьми домашнего задания, расспрашивает об их эмоциональном состоянии. С помощью специальных упражнений психолог формирует у детей эмоционально-доверительный контакт со сверстниками (упражнения «Здравствуй, я хороший», «Пожмем друг другу ручки» и др.).

2. Коррекционный этап

Задачи этого этапа включают преодоление основных проблем, существующих в эмоционально-волевой, поведенческой, личностной и коммуникативной сферах детей. На этом этапе решаются проблемы реконструкции эмоциональных состояний детей (тревожности, отгороженности, агрессии), формирования позитивного эмоционального настроения (как индивидуально у каждого ребенка, так и в группе), расширения сферы социального взаимодействия детей и формирования навыков адекватного межличностного сотрудничества (с родителями, другими взрослыми, сверстниками).

Детям предлагаются задания на формирование дружеских контактов в группе, умение взаимодействовать в игре, участие в исполнении ролей в играх, специально подготовленных для этих целей.

3. Релаксационный этап

На этапе релаксации у детей формируются навыки расслабления и саморегуляции. Проводится психомышечная тренировка. У детей и их родителей в процессе частичного использования метода холдинг-терапии формируются навыки тактильно-телесного контакта.

4. Завершающий этап

На этом этапе подводятся итоги занятия. Работа всех детей оценивается положительно. У детей формируется желание и интерес к продолжению психокоррекционных занятий.

Занятия не проводятся с детьми, у которых имеются какие-либо противопоказания. Противопоказаниями к проведению психокоррекционных занятий являются тяжелые прогредиентные психические заболевания (острое течение заболевания при эписиндроме, ранней детской шизофрении, глубокая степень умственной отсталости). В некоторых случаях возможна организация занятий с отдельными детьми, страдающими тяжелыми психофизическими недостатками, но только в индивидуальной форме.

Содержание психокоррекционной работы на каждом этапе определяется психофизическими возможностями детей, их возрастом, степенью выраженности эмоционально-личностных нарушений (К. Фопель, 1998; М. И. Чистякова, 1995).

В качестве психокоррекционных подходов используются суггестивные, рациональные, психоаналитические, поведенческие, личностно ориентированные, семейные и другие психотехники. Широко применяется опыт как зарубежной, так и отечественной психотерапевтической школы в работе с детьми:

  • методы игровой психокоррекции;

  • методы арттерапии и музыкотерапии;

  • методы библиотерапии;

  • методы гештальттерапии и телесно-ориентированной терапии;

  • проективные методы.

Коррекция нарушений в личностной и межличностной сферах родителей

Психолого-педагогическая коррекция

Коррекция нарушений в личностной и межличностной сферах родителей в соответствии с разработанной нами методикой (В. В. Ткачева, 1999) может осуществляться в двух направлениях: психолого-педагогическом и психокоррекционном.

Первое направление ставит своей целью перecmpуктурирование иерархии жизненных ценностей матери ребенка-инвалида. Оно направлено на оптимизацию ее самосознания и позволяет сформировать адекватные способы взаимодействия с ребенком, имеющим проблемы в развитии. Этот процесс становится возможным в случае нейтрализации или снижения степени выраженности фрустрирующего воздействия эмоционального стресса, в котором находится мать ребенка.

В соответствии с положениями классиков отечественной психотерапии (Б. Д. Карвасарский, 1985, 1992; В. Н. Мясищев, 1960, 1995 и др.) снижение напряженности эмоциональных переживаний индивида возможно лишь при его переключении с предмета переживаний, когда проблемность ситуации понимается как неразрешимая, на деятельность, направленную на преодоление данной проблемы. Процесс преодоления при этом может быть разделен на отдельные этапы.

Для матери ребенка с отклонениями в развитии такой деятельностью, нейтрализующей тяжелый пролонгированный стресс, может стать коррекционный образовательный npoцecc, в который включен ее ребенок. Приобщение матери к коррекционной работе с ребенком дает ей возможность личного участия в формировании его будущего и позволяет ей проявить свой духовный потенциал. Творческая реализация матерью педагогической деятельности служит повышению ее самооценки, самоуважения и одновременно способствует снижению эмоционального напряжения.

С другой стороны, педагогический процесс является той формой взаимодействия, в рамках которой формируется общение между психологом и матерью ребенка-инвалида. Позитивное общение является механизмом коррекционного воздействия, которое оказывает психолог на мать ребенка с отклонениями в развитии. Только в атмосфере эмоционального контакта и эмпатического сопереживания проблемам матери больного ребенка психолог может ожидать принятие рекомендаций и следование его советам. С целью установления такого уровня контакта и для решения задач, направленных на коррекцию нарушений в развитии ребенка, психолог организует индивидуальные занятия с ним и его матерью.

Приобщение матери ребенка к такой форме деятельности направлено на переключение, а затем и вытеснение из ее сознания тяжелых негативных переживаний, что способствует нейтрализации аффективных реакций и неконструктивных форм поведения. Осуществление продуктивной занятости матери позволяет ей реализовывать необходимую потребность в деятельности вообще и в деятельности с ребенком в частности, а также освобождает ее от асоциальной или деформирующей психику формы миропонимания, возникшей вследствие стресса (чувства вины, мыслей о греховности предков и т. д.).

Для реализации коррекционных целей, стоящих перед психологом, используется педагогическая форма проведения занятий. Несомненно, психолог, который проводит индивидуальные занятия с ребенком, должен иметь специальную подготовку для обучения матери коррекционным приемам. (Такая подготовка предусматривается государственным стандартом по подготовке специалистов по специальности «специальная психология».)

Мать ребенка с отклонениями в развитии обучается определенному набору специальных методических приемов, используемых в практике коррекционной педагогики. Обучение матери и ребенка проводится под руководством психолога с помощью психологических средств. Одновременно педагогический процесс, реализуемый по отношению к ребенку как образовательный, в отношении его матери трансформируется в психокоррекционный.

В системе специальных коррекционных образовательных учреждений организация подобных индивидуальных занятий может осуществляться в первую очередь для тех учащихся, которые испытывают особые трудности в обучающем процессе и матери которых глубоко страдают из-за их неполноценности (дети с тяжелой сенсорной и речевой патологией, церебральным параличом, умственно отсталые и аутичные дети). Одновременно к работе с психологом могут быть привлечены все желающие и нуждающиеся в коррекционной помощи родители.

Организуя занятия с ребенком и его матерью, психолог ставит перед собой два типа целей. С одной стороны, осуществив психолого-педагогическое изучение ребенка, психолог определяет образовательные цели и образовательный маршрут ребенка с отклонениями в развитии. В рамках этого направления психолог обучает мать специальным коррекционным и методическим приемам, необходимым для проведения занятий с ребенком в домашних условиях, и специальным воспитательным приемам, требуемым для коррекции личности аномального ребенка.

С другой стороны, установив эмоциональный контакт с матерью ребенка с отклонениями в развитии на индивидуальных занятиях, психолог осуществляет коррекцию ее внутреннего психологического состояния и коррекцию взаимоотношений между нею и ребенком.

Ориентируясь на эти цели, психолог решает и соответствующие им задачи. В рамках формирования адекватных способов взаимодействия матерей с детьми психолог осуществляет:

  • коррекцию неконструктивных форм поведения матери (агрессия, необъективная оценка собственного поведения и поведения ребенка, эскапизм, примитивизация поведения и др.);

  • формирование продуктивных форм контакта в социуме (с ребенком, членами семьи, родственниками, специалистами коррекционного учреждения, другими лицами);

  • обучение умению любить ребенка, умению сдерживать гнев, раздражение, возникающие в ответ на неумелость или психофизическую недостаточность ребенка;

    • коррекцию понимания матерью проблем ее ребенка, а именно: постепенную нейтрализацию отрицания наличия проблем, когда мать ребенка из позиции защиты и позиции противопоставления себя социуму («Он у меня такой, как и все») переходит в позицию взаимодействия («А как его научить? Я не умею»);

  • постепенное исключение гиперболизации проблем ребенка, бесперспективности его развития («Из него никогда ничего не получится»);

  • постепенное исключение ожидания чуда, которое внезапно сделало бы ребенка совершенно здоровым, переориентировку матери с позиции бездействия на позицию деятельности с ребенком;

  • коррекцию взаимоотношений с ребенком (из взаимоотношений, характеризуемых как гиперопека или гипоопека, к оптимальным взаимоотношениям, проявляющимся в уважении личности ребенка и предоставляющим ребенку достаточную его возможностям самостоятельность);

  • расширение сферы творческого взаимодействия с ребенком.

В рамках переструктурирования иерархии жизненных ценностей матери больного ребенка психолог:

  • осуществляет коррекцию внутреннего психологического состояния матери (состояние неуспеха, связанное с недостаточностью ребенка, должно постепенно перейти в понимание возможностей ребенка, в радость от «маленьких успехов» ребенка);

  • формирует у матери установку на ценность существования ребенка независимо от его психофизических недостатков и ценность духовного общения с ним (ценно то, что он любит мать, а мать любит его);

  • оказывает помощь личностному росту матери в процессе взаимодействия со своим ребенком, в процессе его обучения и воспитания;

  • содействует трансформации установки матери из позиции переживания за своего ребенка по поводу его недуга в позицию творческого поиска реализации возможностей ребенка;

  • способствует повышению личностной самооценки матери на основе результатов ее титанического труда, наблюдаемых в успехах ребенка;

  • трансформирует образовательно-воспитательный процесс, реализуемый матерью по отношению к ребенку, в психокоррекционный процесс по отношению к ней;

  • руководит деятельностью матери, помогает ей самой, оптимизируя ее самосознание и излечивая от негативного воздействия психотравмирующей ситуации.Методы работы

  • демонстрация матери ребенка с отклонениями в развитии методических приемов работы, направленных на коррекцию нарушений его развития, формирование навыков адекватного поведения и гармоничной личности;

  • конспектирование матерью занятий, проводимых психологом;

  • самостоятельное проведение матерью отдельных занятий или части занятия под контролем психолога;

  • выполнение матерью домашних заданий со своим ребенком;

  • изготовление ею наглядных пособий для проведения занятий с ребенком; чтение матерью специальной литературы, рекомендованной психологом.

Корригируя взаимоотношения между матерью и ребенком, психолог использует следующие психокоррекционные техники и методы: холдинг-терапию, арттерапию, вокалотерапию, музыкотерапию, хореотерапию, эстетотерапию, библиотерапию, сказкотерапию, туротерапию, трудотерапию и терапию любовью.

Холдинг-терапия, сказко-, библио- и музыкотерапия могут использоваться одновременно, когда мать привлекает ребенка к себе на колени или сажает, прижав к себе, рядом (телесный контакт обязателен). Мать рассказывает или читает ребенку сказку, поет с ним песенку. Важно, чтобы в этот момент у ребенка и его матери рождались добрые чувства, потребность друг в друге.

Вокалотерапия (совместное пение) обладает колоссальным коррекционным эффектом. Вокалотерапия показана при нарушениях темпоритмической структуры речи, звукопроизношения, заикании у детей. В процессе совместного пения (вокалотерапии) устанавливаются доверительные отношения между ребенком и его матерью.

Хореотерапия (совместный танец) не только формирует у ребенка правильные движения под музыку, но и с помощью активизации двигательной сферы снимает агрессивные или депрессивные состояния. Хореотерапия дает возможность устанавливать невербальный контакт между ребенком и его матерью, чувствовать удовлетворение от совместного осуществления танцевальных движений.

Эстетотерапия реализуется в процессе знакомства ребенка с миром прекрасного, наследием человеческой культуры. Посещение музеев, театров, художественных и других выставок позволяет не только сформировать у ребенка определенные представления в этой области, но и развить чувство прекрасного, сформировать потребность в познании этой области человеческой культуры. Одновременно у ребенка формируется адекватный поведенческий навык, модели взаимодействия в соответствующих ситуациях в социуме.

Арттерапия в виде совместного рисования, лепки, вышивания, бисеро- и кружевоплетения, шитья направлена на установление адекватного взаимодействия между матерью и ребенком в процессе совместного творчества.

Туротерапия — это терапия с помощью экскурсий, походов, поездок к морю, в санаторий, на базу отдыха и др. У детей в процессе этого вида коррекционной работы формируется двигательная активность и умелость, развивается чувство общности с другими людьми, формируются новые контакты и связи, расширяются знания об окружающем мире.

Трудотерапия позволяет сформировать у ребенка потребность к выполнению посильных его возможностям заданий дома (уборка помещения, приготовление пищи, стирка, покупка продуктов и др.). Мальчики в рамках трудотерапии с помощью отцов могут овладеть элементарными навыками столярного и слесарного дела, а девочки под руководством матерей — навыками ведения домашнего хозяйства.

Терапия любовью — это терапия, которая позволяет родителям с помощью самого высокого чувства, которым наградила человека природа, — любви к ребенку — преодолевать его проблемы.Этапы психологической работы в психолого-педагогическом направлении

В работе психолога с матерью выделяются 4 этапа:

  • привлечение матери к коррекционно-образовательному процессу, в который вовлечен ребенок; психолог убеждает мать ребенка в том, что именно в ней нуждается ее ребенок, что именно она может оказать ему самую необходимую помощь;

  • формирование у матери интереса к процессу развития ребенка, демонстрация ей возможностей существования «маленьких», но очень важных для ее ребенка достижений; родительница обучается отрабатывать дома с ребенком те задания, которые дает психолог;

  • развитие у матери чувства успешности и психолого-педагогической компетентности в работе с ребенком;

  • раскрытие перед матерью возможности личностной самоактуализации, поиска творческих подходов к обучению ее ребенка, ее участия в изучении его возможностей и реализации творческих замыслов в работе с ним.Динамика проведения индивидуальных занятий

Для проведения индивидуальных занятий с матерью и ее ребенком следует избирать программный материал, который ребенок не смог усвоить на уроке в классе. Приобщение матери к учебной деятельности ребенка лучше начать с той образовательной темы, в рамках которой надлежит обучать ребенка в соответствии с его уровнем развития в данный момент. Психологические приемы, которым психолог обучает мать, подбираются им индивидуально, в зависимости от психофизических особенностей каждого ребенка. Образцы заданий, которые используются на начальных этапах работы, были разработаны и описаны нами в «Практикуме по развитию мыслительной деятельности у дошкольников» (Н. Ю. Борякова, А. В. Соболева, B. B. Ткачева, 1999). При проведении индивидуальных занятий учитывается также повышенная утомляемость детей с отклонениями в развитии. Поэтому количество заданий дозируется: на начальных этапах — одно-два задания. Особое внимание матерей детей с отклонениями в развитии уделяется обучению основным приемам проведения физкультминутки и релаксации. Дата проведения занятий сообщается матерям предварительно.

Любые взаимоотношения с ребенком следует начинать с установления с ним эмоционального непосредственно-личностного контакта, переходящего в личностно-деловой. Порой это бывает очень сложно. Тем не менее на начальном этапе психолог показывает матери наиболее продуктивные формы взаимодействия с ее ребенком, включающие способы привлечения его внимания и управления им.

Посадив ребенка рядом с собой, психолог предлагает матери устроиться так, чтобы ей было удобно наблюдать за тем, что делают и ребенок, и психолог. Предварительно мать ребенка предупреждается о том, что ей придется делать некоторые записи и поэтому нужно принести общую тетрадь и ручку. Напоминание матери в начале занятия о необходимости вести конспект урока настраивает ее на серьезную работу.

Особенности работы с психосоматичными матерями

В повседневной жизни психосоматичные матери порой не знают, как заставить ребенка слушать их, выполнять инструкцию или поручение. Они не понимают, как обучить ребенка правилам санитарной гигиены и самообслуживания. Видя дефект ребенка, психосоматичная мать старается ему помочь и очень часто, продолжая действовать в этом направлении, полностью отучает ребенка от самостоятельности, от возможности приобретения им определенного навыка. Подобные воспитательные действия матерей квалифицируются как гиперопека. Дело в том, что эта столь часто повторяющаяся ситуация не всегда сопряжена с нежеланием обучить своего ребенка доступному ему уровню самостоятельности. Проблема в том, что матери испытывают сложности при дифференциации сферы воздействия: педагогической или медицинской.

Психолог помогает этим матерям определить уровень возникающих проблем и объясняет, какие из них могут быть решены педагогическим путем, а какие — с помощью лечения. В случае если ребенок стал плаксив, неуправляем, разбрасывает игрушки или рвет тетради и учебники, беспричинно впадает в истерику, может проявить агрессивность (начать драться) или же ayтоагрессию, то следует успокоить его и дать возможность некоторое время заниматься тем, чем он хочет. Нужно определить причину такого поведения ребенка и, если позволяют собственные возможности, постараться ее устранить. Следует помнить, что нельзя допускать агрессивных форм взаимодействия ребенка с окружающими, а также аутоагрессию. Для нормализации поведения ребенка, возможно, потребуется не только помощь психолога, но и проведение медикаментозной терапии в соответствии с рекомендациями врача.

Важным направлением в работе психолога с психосоматичными матерями является их обучение приемам отреагирования проблем ребенка, связанных с низкой обучаемостью, плохим поведением, непослушанием и др. Матерям советуют чаще использовать различные релаксационные техники в домашних условиях. Так, например, после завершения обучающего занятия с ребенком можно вместе с ним потанцевать, попеть или послушать любимую музыку. Можно позволить себе некоторое время побыть одной, расслабиться (посидеть в темной комнате с закрытыми глазами). Хороший результат приносят также совместные прогулки на свежем воздухе — в парке или сквере. Психосоматичной матери следует дозировать свои усилия, направленные на обучение ребенка, и не слишком увеличивать домашнюю учебную нагрузку как для ребенка, так и для себя.

Особенности работы с невротичными матерями

Реакции родителей на дефект своего ребенка бывают различными. По нашим данным, те матери, которые относятся к этой группе, чаще всего приходят на урок к специалисту, испытывая страх, что их ребенок не сможет сделать то или иное задание.

Так, мама Тиграна С., мальчика с умственной отсталостью в тяжелой степени, присутствуя на занятии, напряженно следит за тем, как ее сын пытается выполнить задание. Несмотря на просьбу психолога дать возможность ребенку работать самостоятельно, она переходит с русского на армянский язык и подсказывает ему правильное решение.

Иногда это бывает связано с недостаточностью отработки навыка по выполнению какого-либо задания или же с недооценкой матерью способностей своего ребенка. По этой же причине сразу же после первой неудачной попытки некоторые матери бросаются на защиту своего ребенка: «Это все он дома делает с закрытыми глазами. Он все это знает и умеет». В подобных попытках обычно проявляется некритичность матерей в оценке своего ребенка, подсознательное стремление скрыть дефект и выдать желаемый результат за действительный.

Мама Марины Ф. считает, что ее дочь говорит на своем, только ей свойственном языке (у двенадцатилетней Марины, девочки с умственной отсталостью в тяжелой степени, системное нарушение речи также в тяжелой степени) и что нужно совсем немного усилий со стороны специалистов, чтобы превратить эту речь в нормальную. «Но никто не хочет работать, ведь ребенок трудный. Да, мы трудные», — подчеркивает она.

Одновременно некоторые матери этой подгруппы, как и в приведенных выше примерах, не до конца осознают недостаточность собственных усилий, направленных на преодоление проблемы, стоящей перед их ребенком. В таком случае не следует сразу же убеждать маму в том, что она заблуждается. Задача психолога заключается не в усилении защитных реакций упомянутой группы матерей, а в том, чтобы расположить каждую из них к себе с той целью, чтобы взаимоотношения «педагог — мать ученика» могли бы перейти на другой уровень «психолог, помогающий разрешить проблемы ребенка, — мать ребенка, имеющего проблемы». Поэтому лучше ответить ей так: «Прекрасно, что дома у вас все получается. Но мне бы хотелось, чтобы это получилось и у меня на занятии. Поэтому я предложу вам следующий способ обучения этому навыку. Сделайте вот так». Затем психолог показывает матери специальные коррекционные приемы, направленные на освоение определенной темы.

Другие матери, относящиеся к той же категории, проявляют чрезвычайно болезненные реакции при затруднениях ребенка в процессе выполнения того или иного задания. Чувствуя некомпетентность своего ребенка, они всеми силами пытаются ему помочь, используя иногда неадекватные приемы. Они забрасывают ребенка подсказками, убеждают психолога в том, что ребенок это умеет делать, ласкают ребенка, всячески тормошат. В конце такой сцены в результате безуспешного воздействия матери на ребенка у нее обязательно появляются слезы на глазах, и весь накал предшествующего напряжения может вылиться как в истерику ребенка и его категоричный отказ от какой-либо деятельности в такой обстановке, так и в истерику его матери.

У мамы Яны С. после безуспешных уговоров дочери начать заниматься и правильно выполнять задания на глазах появляются слезы: «Ну, что я могу — ничего (она разводит руками, подносит платок к глазам). Извините, ведь я одна воспитываю ребенка (всхлипывает). Муж ушел полгода назад. А у Яночки характер весь в него: как упрется, с места не сдвинешь. Яночка, подойди сюда, деточка. Ну, иди же, мамочка же тебя просит». На просьбу матери Яна, девочка с задержкой психического развития, отягощенной психопатоподобным поведением, отвечает отказом и забивается в угол классной комнаты. Чуть позже она перенимает форму поведения матери и тоже начинает плакать, так и не начав заниматься. Занятие оказывается нерезультативным.

В первую очередь такую мать нужно обязательно успокоить, поддержать, дать ей почувствовать, что психолог понимает ее проблемы (иногда дать возможность выплакаться, так как это может быть ее единственный путь получить облегчение в данный момент). А затем, после того как она придет в себя, предупредить о том, что ее волнение и напряжение передаются ребенку и что в следующий раз нужно быть сдержаннее. Любые поведенческие реакции родителей обязательно отражаются на поведении детей и на выполнении ими необходимых заданий. Поэтому при ребенке не следует показывать свою слабость. Матери нужно объяснить, что ребенок всегда чувствует в матери защиту и ожидает от нее добра и поддержки.

После нормализации состояния матери можно продемонстрировать ей один или два приема овладения учебным материалом (например, освоение цвета, формы предметов, формирование элементарных математических представлений или др.). Психолог должен в максимально доступной форме обязательно объяснить матери, какие задачи могут быть решены с помощью овладения этими приемами и что это даст для развития ее ребенка. Также психолог должен рассказать матери о том, что в случае возникновения трудностей при формировании у ребенка того или иного навыка или представления следует делить или дробить задание на более мелкие этапы и таким образом «идти к цели более мелкими шажками» (пошаговый метод).

Обучать мать ребенка специальным методическим приемам следует прямо на уроке, когда она имеет возможность наблюдать мастерство психолога, а также может стать свидетельницей проявления не предполагаемых ею ранее возможностей ребенка.

Наш опыт свидетельствует о том, что проведение психологом занятий с невротичной матерью и ее больным ребенком оказывает ей значительную моральную поддержку, позволяет почувствовать уверенность в себе и реальнее оценивать будущее ребенка.

Так, маме Сережи Ф. занятия психолога с Сережей в ее присутствии помогли повысить самооценку, обрести уверенность в собственных силах при воспитании сына, страдающего спастической формой детского церебрального паралича и выраженными нарушениями поведения по психопатоподобному типу. Одновременно общий позитивный настрой помог матери Сережи также несколько снизить напряженность в семье, возникшую после смерти бабушки.

Особенности работы с авторитарными родителями

Особые трудности возникают при работе с авторитарными родителями. Эти родители в начале контакта чаще демонстрируют неадекватные модели поведения. Они не соглашаются с тем, что у ребенка есть проблемы. Часто разговаривают повышенным тоном или в оскорбительной манере.

В случае если мать ребенка при его обучении на занятии упорствует, утверждая, что ее ребенок давно уже знает и умеет то, о чем спрашивает психолог (такая форма поведения в основном проявляется у лиц, склонных к авторитарности и доминированию), то следует у нее спросить: «Почему же он не может выполнить это задание сейчас? Если бы материал был хорошо усвоен, то ребенок мог бы это сделать. А так как он не смог выполнить это задание, следовательно, качество усвоения еще недостаточное. Поэтому лучше сделать так, как предлагаю я». Затем психолог демонстрирует матери, как нужно обучать ребенка. Работая с родительско-детской диадой, психолог опирается на диагностические данные, полученные в обследовании. Он показывает родителям как модель отношения к их ребенку, так и модель возможного преодоления его недостатков. Такой подход позволяет родителям этой группы несколько пересмотреть свои позиции и внутренне согласиться с тем, что предлагает им психолог.

В практике специальных учреждений накоплен положительный опыт по установлению доброжелательных контактов с родителями своих воспитанников. Однако имеются и отрицательные примеры. Одной из таких форм является тенденция к демонстративному показу родителям пробелов в знаниях их ребенка. На наш взгляд, этого делать не следует, так как декларируемая полная бесперспективность ребенка в обучении может оттолкнуть одних родителей (третьей группы) от учителя, психолога и от школы в целом, а у других (второй группы) усилит депрессивные настроения, бездеятельность, иждивенчество и катастрофическое понимание ситуации. В результате такой подход негативно скажется и на самом ребенке.

Существуют и другие формы поведения авторитарных родителей. Некоторые матери в самом начале урока, общаясь с психологом, высказывают мысль о том, что они не специалисты и поэтому не смогут сами оказать помощь ребенку в домашних условиях. По нашим наблюдениям, а также согласно литературным источникам (B. C. Манова-Томова, Г. Д. Пирьов, Р. Д. Пенушлиева, 1981), это касается матерей как с высшим, так и со средним образованием, имеющих высокую самооценку, которые считают, что обучение их больного ребенка — это профессиональная обязанность специалистов (дефектологов, психологов, логопедов). Этих матерей также не следует сразу же разубеждать в их неправоте и давать оценку их позиции. Лучше ответить следующим образом: «Вы совершенно правы в том, что здесь не высшее учебное заведение для получения знаний по новой для вас специальности. Но ваша проблема заключается в том, что занятия с ребенком у нас энное количество раз в неделю, а ему для овладения тем или иным навыком нужно заниматься в несколько раз больше, по несколько раз в день, и не сразу, а в несколько приемов. В этом случае, кроме вас, этим заняться некому. А потом, неужели вам неинтересно посмотреть, как у вашего ребенка это получится?» По нашим наблюдениям, именно у данной категории матерей отсутствуют оптимальные взаимоотношения с их ребенком и может наблюдаться или гиперопека, или гипоопека.

У части авторитарных родительниц, демонстрирующих психологу свою независимость и своеобразное знание основ педагогики, проявляются типичные нарушения во взаимоотношениях со своим ребенком: окрик матери заставляет ребенка вздрагивать, ее властный голос, а иногда и физическое наказание заставляют его зажмуриваться, вырываться из рук, убегать.

Так, например, следствием немотивированного повышения голоса мамой Сережи М., проявления властности и доминирования явилось возникновение заикания и энуреза у ее сына.

Такой маме также следует объяснить, что наказание без объяснения, за что наказан ребенок, не принесет положительных результатов. Затем, прежде чем наказывать, нужно научить ребенка определенным навыкам исходя из его возможностей. Следует убедить такую маму в том, что, наказывая ребенка физически, она признается себе в собственном бессилии, а вовсе не оказывает помощь своему ребенку.

Мама Алеши Г., мальчика с умственной отсталостью в тяжелой степени, сумела занять правильную позицию в плане обучения сына. Однако в области использования воспитательных приемов мама Алеши испытывает значительные трудности. Для обеспечения прилежания Алеши его мама прямо на занятии у психолога пытается использовать окрик, угрозу, вплоть до попыток физического наказания. Только после разъяснительной работы психолога с указанием на реакцию Алеши на такое поведение мамы (поведенческий негативизм, желание спрятаться под стол, заикание и др.) она обратила на это внимание и исключила из своих взаимоотношений с сыном подобные формы общения. Однако это не сразу ей удалось, сказывался зафиксировавшийся стереотип поведения.

С другой стороны, по нашим наблюдениям, именно эта категория матерей оказывается наиболее благодатной в плане обучения своего ребенка. Если психолог добивается своей цели, объясняя матери ее задачи по воспитанию и обучению ребенка, в ее лице он обретает послушную и очень исполнительную «ученицу».

Начав заниматься со своим ребенком под руководством психолога, мать должна научиться его понимать, чувствовать его сильные и слабые стороны в обучении. Мать ребенка должна отказаться от иждивенческой позиции, проникнуться мыслью о том, что только она, а не кто-то другой в ответе за будущее ее ребенка (учитель, врач, психолог, которые оказывают максимально возможную квалифицированную помощь, но не являются в то же время ответственными за его судьбу и т. д.). Предлагаемая психологом помощь матери должна стать для нее сознательным выбором.

В результате проведения серии занятий (количество которых устанавливается индивидуально) мать ребенка знакомится с элементарными приемами коррекционной педагогики и получает минимум специальных знаний, содержание которых мы специально не оговариваем в силу их известности. Полученные теоретические и практические знания помогают матери в разрешении учебно-коррекционных проблем ее ребенка. Однако существуют еще и проблемы воспитательные.

Коррекционно-воспитательное воздействие осуществляется прежде всего для адаптации ребенка в социуме и его обучения правилам и нормам принятого в социуме поведения. Трудности этого характера касаются всех детей, имеющих отклонения в развитии. В первую очередь подобные проблемы возникают у детей, относимых к категории возбудимых, а также у детей с синдромом СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности) или у детей с так называемым «полевым» поведением. Одновременно воспитание решает проблему обучения ребенка доброму отношению, любви к матери, а также к другим близким людям.

У детей, имеющих грубые недостатки в развитии, кроме нарушенных высших психических функций страдает вся личность в целом. В силу известных причин личность аномального ребенка оказывается несформированной и нуждается в специальном педагогическом воздействии. Воспитание, так же как и обучение таких детей, ориентировано на усвоение ими эталонов культуры, созданной человечеством за время его существования. Культура в этом смысле понимается не только как усвоение определенного уровня знаний, но и как формирование определенного уровня поведения. Сущность развития ребенка, согласно Л. C. Выготскому, заключается в постепенном его вхождении в человеческую культуру через овладение особыми средствами, «орудиями ума» (словами, понятиями, в целом речью), а также через развитие возможности видеть мир и взаимодействовать с ним с помощью существующих в культуре способов. Правила поведения в обществе и являются одним из таких способов.

Часто дети с органическим поражением центральной нервной системы имеют тенденцию проявлять нежелание к обучающему процессу даже в виде игровой деятельности. Подобное нежелание, естественно, связано с несформированностью у них способов общения и интеллектуальных процессов. Любое новое действие может вызывать у них негативную реакцию или отказ. Так, например, умственно отсталые дети любят осуществлять процессуальные действия с предметами или игрушками, не наполняя их смыслом сюжетной игры. Они настойчиво показывают взрослому то, что умеют и поэтому хотят делать, но не выполняют то, что предлагает им он. В этой ситуации психологу следует продемонстрировать матери, как он обучает ее ребенка более продуктивным формам деятельности. В случае если ребенок не владеет даже предметными действиями, следует использовать совместные действия и показать прием предметного действия с игрушкой или предметом (ложкой, карандашом, фломастером). При этом ребенка нужно постоянно подбадривать и внушать ему надежду на успех. В случае если ребенок пытается оказать сопротивление, лучше на некоторое время удержать его в нужной вам позиции, может быть, даже и не добившись результата, а потом отпустить. Затем вновь все повторить. Следует показать ребенку на чувственном уровне, практически, что именно вы хотите, чтобы он сделал.

Речевое сопровождение любого взаимодействия с ребенком, имеющим выраженные отклонения в развитии, должно быть выдержано в следующих параметрах: медленный темп речи, соответствующий интеллектуальному развитию ребенка уровень излагаемого материала, внятная и четкая речь.

Все это должна увидеть родительница на индивидуальном занятии у психолога и затем использовать в своем повседневном общении с ребенком. Очень важно также, чтобы мать обучилась использовать так называемые рычаги управления ребенком (поощрение и порицание). Психолог должен объяснить матери, что всю свою деятельность с ребенком ей следует строить на воспитании в нем чувства добра и любви к ней. Ей самой же необходимо научиться любить его таким, каков он есть.

Степень глубины чувств в эмоционально-личностном общении между ребенком с отклонениями в развитии и его матерью определяет все дальнейшее его развитие. Если ребенок научится любить мать, то он будет также добр и к другим близким или чужим людям. Обучение любви к матери — это та модель поведения, на которой дети с выраженными нарушениями в развитии учатся проявлять это чувство и любить близких.

Мама Маши П., девочки со средней степенью умственной отсталости и выраженным психопатоподобным поведением, усугубившимся в период возрастного кризиса (13,5 лет), с помощью психолога ищет пути воздействия на дочь через проявление к ней любви, а также через формирование и развитие подлинно теплых и сердечных чувств дочери к ней. С помощью этого удается несколько ослабить негативистские поведенческие тенденции в характере Маши. Важность достигнутого кроме гармонизации межличностного общения в данной родительско-детской диаде сказывается также и при осуществлении обучающего процесса в школе (5 класс коррекционной школы VIII вида) и при подготовке домашних заданий.

Чувство привязанности следует прививать и к психологу, т. е. к тому специалисту, который занимается с ребенком, а также к педагогам, детям класса или группы. С самого начала воспитание детей с нарушениями в развитии следует строить на формировании в их сознании понятия о хорошем или о плохом поведении ребенка. Особенно это касается детей с умственной отсталостью, аутичных, с психогенной задержкой и других, которым нужно постоянно напоминать о том, что поведение ребенка должно быть хорошим и не должно быть плохим. Детям с тяжелой степенью умственной недостаточности следует детально объяснять, приводя конкретные примеры, что такое плохое и что такое хорошее поведение. В результате беседы или на каком-то этапе урока следует всегда спрашивать у ребенка: «А ты сам как считаешь, ты ведешь себя хорошо или плохо?» Даже при отсутствии положительного ответа нужно обязательно оценить ребенка как в принципе хорошего, который, хотя и вел себя плохо, все равно обязательно исправится.

Приведем в качестве примера часть беседы психолога с Олесей А. (умственная отсталость в тяжелой степени, атонически-астатическая форма детского церебрального паралича, системное недоразвитие речи в тяжелой степени). Психолог: «Что случилось? Почему ты плачешь?» Девочка начинает плакать еще сильнее, вытирая слезы руками. «Где твой платок?» Олеся достает платок из кармана. «Вытри им слезы. Теперь объясни, что случилось». Олеся с помощью жестов и некоторых звуков и слогов, которыми владеет, пытается объяснить, что ее товарищ по парте Дима не хочет дать ей книгу, которую он сам в этот момент рассматривает. Случилось так, что Олеся вырвала из книги красивую картинку и стала на ней рисовать. Такое поведение Олеси обидело Диму. Он повернулся к ней спиной и сам стал рассматривать книгу. Психолог, взяв книгу у Димы и выразительно глядя на девочку, обращается к ней: «Олеся, книги можно рвать? Это хорошо?» Девочка отрицательно качает головой. «Кто вырвал страницу из книги? Кто поступил очень плохо?» Дима показывает на Олесю. Психолог выразительно смотрит на девочку. Она молчит, в глазах появляется недоумение. «Так кто вырвал страницу? Неужели ты, Олеся?» В голосе психолога демонстративно звучит удивление. Олеся в замешательстве. «Олеся, ты хорошо поступила? Конечно, нет». Девочка удрученно кивает головой и вновь начинает истерику. «Это не поможет, Олеся... Тебе обидно?» Девочка кивает головой. «Я знаю, что тебе нужно делать». Олеся слегка останавливается и поднимает заплаканные глаза. «Нужно попросить прощения у Димы». Девочка продолжает хныкать. Психолог: «Давай попросим у Димы прощения». Психолог подталкивает Олесю к Диме и объясняет, что она должна сделать. Олеся подходит к Диме и обнимает его. Психолог: «Дима, ты прощаешь Олесю?» Дима положительно кивает головой и улыбается. Психолог: «Дима, ты очень добрый мальчик!» В этот момент Олеся начинает тянуть из рук Димы книгу. Психолог: «Нет, нет, Олеся! Сначала скажи, книги рвать можно?» Девочка отрицательно качает головой. «Ты будешь вырывать листы из книги?» Также отрицательно качает головой. «Ты будешь обижать Диму? Нет. Ты дружишь с Димой? Да, молодец. Ты будешь рвать книги? Нет, молодец. Дима, а ты дружишь с Олесей? Да, тоже молодец. Покажите, как вы дружите». Дети обнимают друг друга, и Дима сам протягивает Олесе книгу. «А со мной вы дружите?» Оба ребенка обнимают психолога и целуют его. «И я с вами дружу и очень вас люблю. Вы оба очень хорошие дети. Правда?» Глаза обоих детей светятся радостью. Мир установлен.

Следует всегда подчеркивать в ребенке преобладание именно хороших качеств. Детей с выраженными нарушениями развития нужно чаще мотивировать на осуществление хороших поступков («Саша, ты хороший мальчик, поэтому ты сумеешь сделать то, что я попрошу»). Как наиболее сильный аргумент можно использовать следующую фразу: «Любят тех детей, которые ведут себя хорошо».

Получая домашние задания от психолога для выполнения их с детьми, матери отрабатывают на них кроме других задач (коррекционных и образовательных) и свою педагогическую умелость.

Весьма важным направлением в коррекционной работе кроме уже перечисленных являются развитие внимания, в первую очередь слухового внимания, а также коррекция двигательных нарушений. В этом плане на занятиях, проводимых с матерями, используются приемы музыкальной, танцевальной терапии и вокалотерапии. В связи с тем что музыка вызывает практически у всех детей повышенный интерес, следует использовать естественное желание ребенка двигаться под ритмичную музыку.

Так, занятия с Гришей К., умственно отсталым аутичным мальчиком (синдром Каннера), и его мамой всегда начинались с музыкальной зарядки. Трудности общения, которые имелись в структуре дефекта ребенка, постепенно компенсировались с помощью увлечения ребенка музыкальным инструментом, на котором играл психолог (в практике можно использовать и магнитофонные записи). Мать и ребенок обучались шагать под маршеобразные ритмы, изображали различных животных в соответствии с исполняемой музыкой, разучивали танцевальные движения в паре, пели детские песни. Причем мать Гриши по инструкции психолога сама обучала своего ребенка тому или иному движению, подсказывала ему, как воспроизводить ее движения. Беря руки или ноги ребенка своими руками, она «отхлопывала» или «оттопывала» вместе с ним определенный ритм.

На дом матери получают задание выучить вместе с ребенком какую-либо песенку или танец и под ритмичную музыку танцевать с ребенком дома, зажигая его и себя чувством радости. Также матерям рекомендуется больше петь с ребенком вместе дома (под совместным пением понимается не столько исполнение песен вдвоем, сколько обучение правильному воспроизведению звуков и правильному интонированию). Подобные задания матери получают в связи с тем, что часто одним из ведущих нарушений у детей является грубое недоразвитие или отсутствие речи. Использование приема совместного пения матери с ребенком отдельных звуков (иногда только гласных), слогов при воспроизведении простой музыкальной интонации способствует как развитию у него артикуляционных навыков, так и коррекции слухового внимания. Кроме специального коррекционного воздействия указанные приемы осуществляют и собственно психокоррекционное воздействие: способствуют снятию заторможенных реакций как у матери, так и у ребенка, десенсибилизируют депрессивные состояния, нейтрализуют внутренние зажимы и скованность. Одновременно именно эта форма работы является порой исходным моментом в процессе коррекции контактов между матерью и ее ребенком, так как именно здесь может возникнуть и часто возникает ощущение освобождения от тревоги и раздражения, возникает чувство радости, которую дарят друг другу мама и ее ребенок.

Роль психолога в работе с родителями

Роль психолога в данной работе с родителями в сравнении со значением деятельности других специалистов является первостепенной. Привлекая мать к работе с ребенком, психолог дает ей возможность испытать радость успеха, закрепить стенические эмоциональные реакции. Это позволяет рассматривать образовательный процесс как психокоррекционный. Главная задача специалиста — это продемонстрировать матери возможность поиска и обретения выхода из создавшейся ситуации путем реализации ее собственной деятельности.

Только деятельность (С. Л. Рубинштейн, 1957, 1999) и творческий процесс, направленный на созидание (развитие ребенка), могут вывести мать из состояния тревоги, отчаяния и позволят ей обрести новые жизненные ориентиры. В итоге воспитательная и обучающая деятельность матери содействует перестройке ее личности на принятие больного ребенка, на объективную оценку его достоинств и недостатков.

Психолог не только обучает мать определенному минимуму педагогических знаний, но и внушает ей уверенность в успехе ее деятельности, помогает осознать потребность в этой деятельности. Психолог оказывает матери поддержку в любом случае, даже тогда, когда ее первые педагогические пробы не оканчиваются успехом. Психолог является именно тем лицом, которое ведет мать по лабиринтам педагогических и психологических загадок развития ее ребенка, а также тем лицом, с помощью которого отношение матери к своему ребенку приобретает естественное (альтруистическое) содержание и формы. У матери качественно изменяется отношение к своему ребенку: если вначале она может воспринимать его как существо, которому необходимо только отдавать (и она, конечно, все отдает), то в результате проведенной работы мать не только испытывает любовь к ребенку, но и многое получает от него — начинает ощущать его любовь и привязанность. Именно это и является самым важным для матери, что восполняет все остальные трудности и несовершенства ее жизни. Любовь к ребенку, желание действительно помочь ему раскрывают в матери творческие основы ее личности. Коррекционная работа психолога, направленная на формирование у матери творческого и эмоционального отношения к ребенку, позволяет при столь длительном стрессе нейтрализовать деструктивное внутреннее психологическое состояние матери, переструктурировать ее жизненные цели, установки и ценности.

Психокоррекция (индивидуальная и групповая формы)

Задачами этого направления являются:

  • формирование новых жизненных ориентиров родителей ребенка с отклонениями в развитии;

  • коррекция взаимоотношений в диаде родитель — ребенок с отклонениями в развитии;

  • коррекция нарушенного психологического состояния родителей (тревоги, ожидания перманентного неуспеха в учебе своего ребенка, состояний, связанных с пониманием себя как несостоятельного человека);

  • коррекция неадекватных поведенческих реакций родителей как в отношении своих детей (наказание за любую провинность, окрик, подавление личности ребенка), так и в отношении с социумом (скандальное поведение, неадекватные поведенческие реакции, агрессивное поведение, реакции протеста);

  • гармонизация интерперсональных отношений между матерью с больным ребенком и членами семьи; членами семьи и другими (посторонними) лицами.

В качестве основы психокоррекционного подхода используется личностно ориентированная патогенетическая психотерапия (B. H. Мясищев), а также некоторые приемы и методы семейной системной когнитивно-поведенческой психотерапии (Э. Г. Эйдемиллер).

Личностно ориентированный подход (патогенетическая психотерапия) был разработан В. Н. Мясищевым на основе его концепции психологии личности. Отношения человека в соответствии с теорией психологии личности представляют сознательную, избирательную, основанную на опыте, психологическую связь с различными сторонами объективной действительности, выражающуюся в его действиях, реакциях и переживаниях.

В самом общем виде целью личностно ориентированного подхода является расширение сферы самосознания и самопонимания индивида. В результате этого процесса реконструируется поведение, а саморегуляция приобретает наиболее адаптивные формы. Цели и задачи любого коррекционного направления, ориентированного на личностные изменения, вытекают из представления о «личностном дефекте», что, в свою очередь, определяется собственной концепцией индивида. Задача психолога — раскрыть и изменить отношения личности, обусловившие возникновение и субъективную неразрешимость конфликта.

В процессе проведения коррекционных занятий самосознание родителей детей с отклонениями в развитии оптимизируется. Этот процесс направлен не столько на раскрытие внутреннего психологического конфликта (недуг ребенка с выраженными нарушениями развития может быть неизлечим), сколько на переориентировку родителей с общепризнанных моделей ценностей (ребенок не может быть неполноценным, он должен родиться здоровым, интеллектуально и физически сохранным), которые были у них сформированы в виде родительских репродуктивных установок до рождения больного ребенка, на общечеловеческие ценности.

Происходит формирование новых жизненных ориентиров у родителей относительно ребенка с отклонениями в развитии.

Кредо матери в результате проведенных занятий трансформируется в формулу: «Я счастлива оттого, что у меня есть ребенок, я люблю его, а он любит меня».

Те же процессы происходят и в сознании отца ребенка: «Я люблю этого ребенка. Он слаб. Он нуждается в моей силе и помощи. Он принес мне счастье».

Психокоррекционный процесс в личностно ориентированном подходе направлен на изменения в трех плоскостях измерений: когнитивной (познавательной), эмоциональной и поведенческой (Г. Л. Исурина, 1983, 1990). Каждое из направлений ставит определенные задачи.

  • Когнитивная сфера (интеллектуальное осознание родителями возникающих проблем): осознание связи между психогенными факторами и возникновением и сохранением невротических (пониженное, тревожное настроение, слезы, страх, ощущение бесперспективности будущего) или психопатических расстройств (агрессивное настроение, характеризующееся проектированием асоциальных форм поведения), с учетом того факта, что психогенным фактором для всех родителей больных детей является состояние здоровья их ребенка;

  • определение ситуаций, вызывающих напряжение, тревогу, страх и другие негативные эмоции;

  • осознание особенностей своего поведения и эмоционального реагирования на действия представителей социума;

  • осознание того, что выявляемая потребность в поддержке извне у родителя больного ребенка может иметь форму невротической потребности;

  • выявление внутренних личностных психологических проблем и конфликтов;

  • осознание того, что причиной развода или псевдосолидарных отношений в семье является не рождение ребенка с отклонениями в развитии, а неконструктивность отношений, сложившихся между его родителями в более ранний период жизни семьи;

  • выявление причин изоляции и отстраненности отца (матери) от контактов с ребенком;

  • осознание того, что для устранения конфликтных форм взаимоотношений в семье необходимо переосмысление собственной семейной роли;

  • выявление рассогласованности между образом «Я» и восприятием родителя другими лицами;

  • осознание своей роли и меры своего участия в возникновении и сохранении конфликтных и психотравмирующих ситуаций.

Эмоциональная сфера. В процессе занятий участники:

  • получают эмоциональную поддержку со стороны психолога и членов группы;

  • переживают те чувства, которые часто испытывают в реальной жизни;

  • воспроизводят те эмоциональные ситуации, которые случались с ними в реальной жизни и с которыми они не смогли справиться;

  • учатся быть более внимательными как к себе, так и к другим людям, учатся ценить себя, учатся позитивному отношению к себе;

  • обретают способность выражать более свободно собственные отрицательные и положительные эмоции;

  • учатся вербализовывать и понимать собственные чувства;

  • производят эмоциональную коррекцию своих отношений.

Поведенческая сфера. Психокоррекционные занятия помогают:

  • распознать собственные неконструктивные поведенческие реакции;

  • приобрести навыки адекватного общения в социуме;

  • развить коммуникативные формы поведения, способствующие самоактуализации и самоутверждению;

  • выработать способность к закреплению адекватных форм поведения и реагирования на проблемы ребенка на основе достижений в познавательной и эмоциональной сферах.

В качестве механизмов коррекционного воздействия (А. А. Александров, 1997; Г. Л. Исурина, 1990) личностно ориентированной психотерапии рассматриваются:

  • корригирующее эмоциональное переживание,

  • конфронтация,

  • научение.

Корригирующее эмоциональное переживание. Этот механизм предполагает в первую очередь наличие эмоциональной поддержки родителей ребенка с отклонениями в развитии со стороны психолога, принятие ребенка и проблем семьи полностью и безоговорочно. Особое значение эмоциональное сопереживание имеет для матери ребенка с отклонениями в развитии. Это позволяет признать человеческую ценность матери как личности, уникальность ее внутреннего мира, значимость ее ценностных установок.

Конструктивно переработанное содержание обратной связи способствует принятию родителями новой информации о себе. Низкая самооценка снижает возможность родителей к восприятию новой информации, способствует возникновению защитных механизмов и таким образом закрывает им путь к обретению нового опыта. Эмоциональная поддержка оказывает стабилизирующее, положительное воздействие на самооценку и таким образом корригирует собственное отношение личности к себе.

Конфронтация. Под конфронтацией понимается «столкновение» клиента с самим собой, со своими проблемами, конфликтами, установками, характерными эмоциональными и поведенческими стереотипами. Конфронтация осуществляется за счет «обратной связи» между участниками психокоррекционного процесса. В ходе индивидуальной работы основным инструментом «обратной связи» выступает психолог, который не столько привносит в нее свое содержание, сколько отражает различные аспекты психологической реальности родителей. В групповой психотерапии «обратная связь» является более многоплановой, поскольку осуществляется между каждым из членов группы и группой как целым.

В контексте внутреннего столкновения родителя с самим собой очень важным представляется факт оптимизации самосознания родителя, переструктурирования иерархии его жизненных ценностей. Для матери больного ребенка наиболее важным является: переосмысление отношения к себе как к женщине, родившей неполноценного ребенка, а также переосмысление своего отношения к рожденному ею больному ребенку. Как принять такого ребенка, чтобы «...не чувствовать постоянно бремени угрызений совести, чувства собственной неполноценности, бремени проблем его здоровья? Как изменить свое представление о себе, если именно ты его родила таким?».

«Обратная связь» позволяет каждой матери, участвующей в работе психокоррекционной группы, получать сообщения о том, какие эмоциональные реакции у окружающих вызывает ее поведение, каков ее имидж, какой она представляется окружающим, что в ее поведении вызывает одобрение, а что — негативную реакцию.

Отец ребенка с отклонениями в развитии также изменяет свою позицию. Для него наиболее существенным становится определение реальных перспектив ребенка и собственных возможностей оказания ему помощи.

Задача психолога заключается в том, чтобы помочь участнику группы расширить существующий в его сознании собственный образ «Я» путем интеграции полученной информации (специально спрограммированных типичных ситуаций, в которых приходится бывать участнику группы, а также личностно-философских установок, полученных частично от психолога, частично от других лиц, путем анализа примеров из жизни реальных или литературных героев и т. д.).

Для усиления динамики этого процесса применяется метод декатастрофизации, заимствованный из «когнитивной терапии» Аэрона Бека. Эта техника позволяет подготовить участников группы к последствиям, сопряженным со страхом, с целью уменьшения отказа от самоактуализации из-за неуверенности в успехе.

В целом процесс переоценки последствий свойствен формированию человеческой личности. Расширение и углубление самооценки личности, как известно, происходит под воздействием отраженных оценок окружающих. Осознав неадекватность собственной самооценки, ее иллюзорность и бесперспективность, родители приходят к пониманию необходимости переосмысления своего собственного внутреннего мира, пониманию важности и необходимости собственного существования и существования своего ребенка. Результатом нового миропонимания, принципиально новой жизненной концепции становится позитивное самоощущение родителей, которым они делятся друг с другом, а также использование родителями в контактах с окружающими более адаптивных форм общения, что и осуществляется в рамках следующего вида коррекционного воздействия.

Научение. Эта техника дает более высокие результаты при ее использовании на групповых занятиях, чем на индивидуальных. Группа выступает как модель реального социума, в которой проявляется поведение человека. Участвуя в интеракциях, родители проявляют типичные для них поведенческие стереотипы. Таким образом, появляется возможность для вычленения как позитивных, так и неадекватных форм поведения родителей. Групповая ситуация является ареной для эмоционального многопланового межличностного взаимодействия, а это способствует как отказу от неконструктивных поведенческих стереотипов, так и обретению навыков полноценного человеческого общения.

Одновременно очень важным в контексте самоактуализации представляется тренинг самоутверждения. Человек, испытывающий социофобический страх, избегает встреч с людьми, отгораживается от общения и активной деятельности. Социофобический страх возникает у некоторых матерей вследствие рождения неполноценного ребенка и всех сопряженных с этим последствий. Проявляющееся вторично чувство неудовлетворения собой приводит к еще большим затруднениям в реализации активного поведения, вызывая появление хронических эмоциональных нарушений. В процессе тренинга самоутверждения участники группы убеждаются в том, что самоутверждающее поведение приводит действительно к изменению реакций окружающих, которые, как правило, являются чаще позитивными. А это, в свою очередь, подкрепляет такое поведение, которое приводит к изменению самооценки и еще большей уверенности в себе.

В психокоррекционном направлении выделяются индивидуальная и групповая формы работы.

Индивидуальная форма

Индивидуальная форма работы осуществляется в виде бесед психолога с родителями ребенка с отклонениями в развитии. В отличие от групповых занятий, в которых ведущей ориентацией является тематическая и интеракционная, индивидуальная психокоррекционная работа нацелена в основном на изучение биографии семьи ребенка с отклонениями в развитии, жизненного пути его родителей, особенностей их личности, истории заболевания ребенка, отношений с родственниками и знакомыми. В процессе беседы устанавливается или расширяется контакт, уже имевший место на этапе образовательно-просветительской работы, диагностической процедуры и консультирования.

Доверительные отношения, проявление сочувствия к проблемам родителей позволяют психологу увидеть и обозначить те проблемы, которые их волнуют. Одновременно прием обратной связи позволяет увидеть также дисгармоничные характеристики в структуре личности родителей, которые затрудняют им переосмысление собственной ситуации, связанной с состоянием ребенка, и обретение новой мировоззренческой позиции. Постепенно раскрываются особенности возникновения невротических симптомов, а также патохарактерологические особенности личности родителей.

Психокоррекционные техники

В связи с тем что личностно ориентированный подход является системой, открытой для интегрирования с различными психокоррекционными подходами, в индивидуальной форме работы используются отдельные приемы гештальттерапии.

Гештальттехника «Незаконченное дело»

Это техника, направленная на разрешение любой неудовлетворенной, часто не осознаваемой в полной мере потребности человека. Такими неудовлетворенными потребностями человека могут являться неотреагированные эмоции, невысказанные чувства, претензии к эмоционально значимым лицам (невысказанная любовь, нежность к своему больному ребенку у авторитарной матери или отвергнутые бывшим мужем чувства женщины). Родителям предлагается выразить свои чувства воображаемому лицу с использованием вербальных и невербальных средств общения. Таким лицом матери чаще избирают отца ребенка с отклонениями в развитии, иногда таким лицом становится и сам ребенок. Часто появляющиеся у матерей слезы поощряются психологом, так как в процессе такой работы «проясняются» отношения матерей к значимым для них другим лицам. Слезы оказывают очищающее и успокаивающее воздействие на эмоциональное состояние матери. Иногда подобное «прояснение» сопровождается и интеллектуальным «прозрением» — инсайтом.

Многие родительницы испытывают большие сложности в отношениях со своими супругами. Бывают случаи, когда в пылу межсупружеских конфликтов мужья упрекают жен в том, что они родили больных детей. Это очень тяжелый упрек и, на наш взгляд, недопустимый. Однако не всем из опрошенных нами женщин удается достучаться до понимания мужьями их проблем и внутренних переживаний.

В качестве примера приведем монолог одной из матерей. Мама Оли М. озвучила те мысли, которые она бы адресовала своему мужу, который, по ее мнению, относится к ее страданиям безучастно.

«Трудно мне говорить. Не знаю, с чего начать... Главное, очень хочется, чтобы ты меня понял. Хотя бы на одну минуту, минуточку, секундочку стал бы на мое место, в мою шкуру бы влез. Мне так трудно и физически, и морально. Порой кажется, что больше не смогу. Не смогу вставать рано утром и тащиться с Ольгой в коляске через весь город в школу. Не смогу подняться с коляской вверх по лестницам в подземных переходах и при выходе из метро (там нет пандусов), не смогу вновь ощущать эти любопытствующие взгляды прохожих или пассажиров в транспорте. Не смогу, не смогу, не смогу...

Эти слова, как будто молоток по наковальне, бьются в моем мозгу. (В глазах родительницы появляются слезы, голос начинает звучать возбужденно. Она тяжело дышит. Пауза.) Но потом посмотрю на Ольгу, моего ангелочка, в ее личико, вздохну и снова в путь. Мне так хочется почувствовать в тебе поддержку, мне так нужна твоя поддержка, твое мужское плечо... Где же оно? Где?.. Если бы ты знал, как сильно я этого хочу. И как хорошо, что я сейчас могу об этом говорить, могу тебе об этом сказать. Как хорошо, что я могу обратить к тебе мои слова. Я смогу их тебе сказать! Может, ты услышишь меня? Я очень хочу верить, что ты меня услышишь. Я почти верю в то, что ты меня услышишь и поймешь... Простите, больше не могу продолжать...» (вытирает слезы).

Психолог: «Как себя чувствуете? Испытываете ли вы облегчение в результате того, что смогли высказать мужу свои наболевшие проблемы?»

Мама Оли: «Когда говорила, было очень трудно, с трудом подыскивала слова. А сейчас стало легко. Я обязательно с мужем так и поговорю. Думаю, что теперь у меня это получится. Теперь у меня есть опыт».

Гештальттехника «Диалог между сторонами собственной личности»

Согласно теории гештальттерапии, личность, испытывающая проблему, раздвоена. Техника «Диалога...» позволяет осуществить интеграцию фрагментированной личности, слияние ее противоположных частей. Используются наиболее значимые для человека противоположные, контрастные личностные свойства: «мужественность — женственность», «агрессивность — пассивность», «зависимость — отчужденность», «рациональность — эмоциональность». Процедура «Диалога...» выполняется с помощью пустого стула, который располагается напротив испытуемого лица. Поочередно пересаживая родителя с одного на другой стул и меняя при этом тональность его описаний, психолог добивается гармонизации в нем противоположных сторон личности. В конце проведения «Диалога...» родитель должен осознать, что виновником трудных отношений с другими людьми является не кто иной, как он сам.

В случае необходимости последующих групповых занятий результатом специального психокоррекционного воздействия психолога на родителя — вертикальный «контур взаимодействия» — должно стать согласие родителя на посещение психокоррекционных занятий в группе.

Групповая форма

На групповых занятиях инструментом воздействия является психокоррекционная группа (горизонтальный «контур взаимодействия»). В качестве наиболее продуктивной и объективно реконструирующей самосознание родителей формы работы выступает групповая дискуссия. Материалом для дискуссий становятся специально отобранные психологом темы, особо значимые для данной категории лиц. Таковыми являются темы, освещающие:

  • внутренние психологические проблемы родителей, которые воспитывают детей с отклонениями в развитии;

  • проблемы, возникающие при взаимодействии родителей с больным ребенком в микро- и макросоциуме;

  • проблемы, возникающие во взаимоотношениях супругов, членов семьи, в которой воспитывается ребенок с отклонениями в развитии, и др.

Также в качестве материала для дискуссий используется содержание бесед (интеракции) между участниками группы. Конспекты групповых психокоррекционных занятий представлены в Приложении 2, а также в отдельных пособиях (В. В. Ткачева, 1999, 2000).

Психокоррекционные техники

Каждое групповое занятие имеет определенные этапы. На каждом этапе занятий используются специальные психокоррекционные техники, направленные на конкретные цели — формирование адекватного эмоционального состояния, нейтрализацию эмоциональных переживаний и др. Эмоциональное взаимодействие человека с окружающим миром осуществляется на различных уровнях эмоциональной активности (В. В. Лебединский, О. С. Никольская, Е. Р. Баенская, М. М. Либлинг, 1990). Выделяют четыре уровня организации контакта субъекта со средой, составляющих единую, скоординированную структуру базальной аффективной организации:

  • уровень полевой реактивности;

  • уровень стереотипов;

  • уровень экспансии;

  • уровень эмоционального контроля.

На каждом из уровней осуществляются свои специфические задачи, не заменяющие собой другие. Исключение же какого-либо одного из уровней может привести индивида к общей аффективной дезадаптации. Одновременно обращается внимание на то, что «чрезмерное усиление механизмов одного из уровней и выпадение его из общей системы также могут стать причиной аффективной дефицитарности» (В. В. Лебединский, О. С. Никольская, Е. Р. Баенская, М. М. Либлинг, 1990, с. 9).

Уровень полевой реактивности обеспечивает «процесс выбора позиции наибольшего комфорта и безопасности» (там же, с. 8). Аффективно значимыми на этом уровне являются впечатления о динамике внешних воздействий — изменений, происходящих в окружающем (наблюдения за движением пламени свечи, движением воды в реке, «зачарованность» кружением падающих листьев, снежинок и т. д.). Этот уровень эмоционального контакта с внешним миром ограничивается для индивида пассивным созерцанием окружающего и выбором наиболее комфортной позиции для осуществления этого контакта. В связи с этим для коррекции дезадаптивных состояний этого уровня следует использовать такие психокоррекционные техники, которые бы включали так называемые «чистые» впечатления от созерцания природы, универсальности мира.

Погружение в состояние «завороженности» природой (блики воды, огня, мелькание солнечного зайчика) доставляет чувство глубоко аффективного умиротворения и покоя. Родители получают эстетическое наслаждение от созерцания гармоничного пейзажа, живописного полотна, внутреннего убранства помещений. По определению В. В. Лебединского (там же, с. 12), это «витально необходимые человеку впечатления», которые служат коррекции психологических состояний отдельных лиц.

Уровень стереотипов. Основной задачей второго уровня является адаптация индивида к окружающему миру, выработка аффективных стереотипов сенсорного контакта с ним. Аффективные стереотипы являются необходимым фоновым обеспечением самых сложных форм поведения человека. Аффективная фиксация субъектом способов контакта со средой дает ему возможность вырабатывать оптимальную для себя манеру взаимодействия с окружающим. Этот уровень избирательно усиливает стенические состояния и противодействует развитию астенических. Аффективные механизмы тонизирования соматической сферы в процессе культурного развития человека превращаются в сложные психотехнические приемы поддержания положительных эмоциональных состояний.

Этот уровень проявляет особую чувствительность к различным ритмическим воздействиям. Приемы активной стимуляции человека ритмически организованными сенсорными впечатлениями лежат в основе развития народных песен, танцев, фольклора, с их тенденцией к ритмическому повтору, кружению и раскачиванию и т. д.

Чувством ритма пронизаны такие виды искусств, как музыка, живопись, поэзия, хореография. В связи с тем что их аффективное воздействие на человека организуется ритмически, включая аффективную память и непосредственное чувственное переживание, для коррекции дезадаптивных состояний используются ритмообразующие движения — танец, пение и др.

Уровень экспансии. Задача этого уровня заключается в активном воздействии субъекта на меняющуюся, динамичную среду. Этот уровень является наиболее динамически сильным и играет ведущую роль в процессе эмоционального взаимодействия человека с предметным миром и социальной средой. Активное взаимодействие с окружающим делает для индивида витально необходимой проверку оценки своих сил и рождает у него потребность в столкновении с препятствием. Возможность преодолеть страх, вступить в борьбу возникает лишь при условии достаточной уверенности субъекта в своем успехе. Подобные впечатления приобретают для человека самостоятельное тонизирующее значение. Этот уровень связан с динамикой преобразования отрицательных впечатлений (страх, поражение) в положительные (успех, победа).

Психотехнические приемы этого уровня лежат в основе многих традиционных культур: в азартных зрелищах, играх (бой быков, коррида, петушиный бой), спортивных состязаниях (кулачный бой, перетягивание каната), в культурах героического эпоса («Илиада», «Одиссея», «Слово о полку Игореве» и др.), в «страшных» сказках. В основе этих культурных психотехнических приемов используется механизм, названный В. В. Лебединским «качели». Этот механизм способствует перекрытию чувства опасности чувством победы и самоутверждения.

Уровень эмоционального контроля отвечает за организацию поведения субъекта. На этом уровне происходит совершенствование аффективной ориентировки в себе, создаются предпосылки для развития самооценки. Аффективные переживания этого уровня также связаны с сопереживанием другим лицам. Эмоциональный опыт человека на этом уровне фиксирует запреты и предпочтительные формы контакта с окружающим миром, что и является основой его произвольной организации поведения.

Стимуляция на четвертом уровне связана с осуществлением естественных контактов между людьми. Тонизирование эмоциональной системы осуществляется посредством передачи, «заражения» стеническими аффективными состояниями людей друг от друга: радостью контакта, уверенностью в успехе, ощущением безопасности. В этом плане одним из позитивных образов может служить личность самого психолога, который является для родителей учителем, идеалом, с которого они берут пример.

В каждом из представленных выше уровней эмоционального контакта со средой выделены следующие механизмы саморегуляции аффективных процессов:

  • первый уровень — любовь к созерцанию, одиноким прогулкам, совершенному пейзажу, пропорциям и краскам художественного произведения;

  • второй уровень — любовь к ритмическому движению, яркому чувственному контакту со средой;

  • третий уровень — страсть к риску, азарту, игре;

  • четвертый уровень — потребность в эмоциональном общении, сопереживании.

С учетом вышеизложенного в методику включены в качестве механизмов саморегуляции аффективных процессов индивида специальные психокоррекционные техники. Они используются на различных этапах группового занятия.

Уровни базальной эмоциональной организации

Психокоррекционные техники

1. Уровень полевой реактивности

  • Созерцание природы в естественных условиях;

  • создание в воображении родителей картины гармоничного пейзажа природы: летняя поляна, голубое небо, ручеек, зимняя дорога, море, ветерок, осенний лес, падающие снежинки и др.;

  • формирование чувства комфорта, удобства и безопасности от эстетической организации внутреннего интерьера помещений (дома, в кабинете психолога, на работе)

2. Уровень стереотипов

  • Ритмообразующие движения, используемые в танце, пении (хореотерапия, вокалотерапия, музыкотерапия), поэзии (библиотерапия), живописи (арттерапия)

3. Уровень экспансии

  • Механизм «качели», используемый для выработки чувства победы, устойчивости к сопротивлению, успеха в стрессовых ситуациях;

  • проигрывание конфликтных ситуаций (поведенческие техники);

  • воспроизведение интеракций по проблемным ситуациям (личностно ориентированные техники);

  • выявление внутренних ресурсов индивида для переосмысления мировоззренческой позиции и достижения успеха (когнитивные техники)

4. Уровень эмоционального контроля

  • Развитие самооценки, сопереживания, эмпатии, «обратной связи»;

  • отработка предпочтительных форм контакта с окружающим миром (терапия, центрированная на клиенте, гештальттерапия, личностно ориентированные техники)

Групповое психокоррекционное занятие имеет следующие этапы работы.

1. Разминка

Это этап занятия, на котором участники группы подготавливаются к психологической работе. Для этой цели используются специальные вводные психогимнастические упражнения, настраивающие родителей на определенный вид внутренней психологической работы (см. Приложение 2). Выделение разминки в отдельный этап занятия особенно важно на начальных стадиях развития группы, так как это позволяет снять напряженность и скованность участников. Главным средством коммуникации на этом этапе выступает двигательная экспрессия (второй уровень эмоциональной регуляции). На этапе разминки используются упражнения на внимание, на снятие напряжения, на сокращение эмоциональной дистанции, на тренировку понимания невербального поведения, а также на тренировку способности выражения своих чувств с помощью невербального поведения. Начинается разминка с приветствия.

Приветствие

В начале разминки участники группы, становясь в круг, приветствуют друг друга. Произнося слова приветствия, участники группы следуют инструкции психолога о запрете на повтор уже звучавших приветственных слов. На последующих занятиях приветствие может быть перенесено на невербальный уровень и заменено рукопожатиями, объятиями, реверансами или осуществлено каким-либо другим нетрадиционным способом. Одним из вариантов приветствия может быть и форма обращения к индивидуальности каждого из участников, например: «Ваши глаза сегодня удивительно сияют, я очень рада Вас видеть», или «Вы, как всегда, сегодня энергичны, приветствую Вас», или «Ваш облик всегда вызывает во мне чувство оптимизма» и т. д.

Упражнения для развития контакта в группе (телесно ориентированная терапия)

Упражнение «Я желаю Вам добра»

Цель: передача позитивных чувств друг другу с помощью тактильного контакта.

Члены группы становятся в круг, берутся за руки и по инструкции психолога передают друг другу с помощью тактильного контакта свои положительные чувства; результат проверяется с помощью опроса.

Упражнение «Мы чувствуем поддержку друг друга»

Цель: та же.

Члены группы работают в парах. Они поворачиваются друг к другу спиной и соприкасаются, мысленно передавая другому тепло, любовь, поддержку.

Упражнения на развитие внимания

Упражнение «Делай, как я»

Цель: активизация внимания участников группы.

Психолог делает простые движения, а группа их повторяет; психолог отхлопывает в ладоши простейший ритм, а члены группы поочередно или все вместе его повторяют.

Упражнения на снятие напряжения в группе

Упражнение «Я все преодолею»

Цель: снятие эмоционального напряжения.

Участники группы по инструкции психолога должны представить, а затем и показать себя идущими по осколкам разбитого стекла, холодному снегу, скользкому льду, горячему песку.

Упражнение «Я все смогу»

Цель: та же.

Участники группы должны представить и показать себя спешащими домой после работы, идущими к зубному врачу, в кабинет к начальнику, едущими после рабочей недели на дачу и т. д.

Упражнения на сокращение эмоциональной дистанции между участниками группы

Упражнение «Я дарю Вам солнце»

Цель: сокращение эмоциональной дистанции между участниками группы.

Участники группы передают друг другу по кругу желтый шарик, символизирующий солнце, при этом каждый желает своему соседу добра, здоровья, счастья.

Упражнения, направленные на тренировку понимания невербального поведения других

Упражнение «Разговор через стекло»

Цель: понимание невербального поведения других лиц.

Участники группы устанавливают контакт друг с другом с помощью жестов и других паралингвистических средств.

Упражнения на снятие эмоциональной напряженности

Упражнение «Я не боюсь»

Цель: обучение высвобождению страха.

Участники группы, относящиеся к тревожным и психастеничным лицам, обучаются реагировать гневом на проблему, вызывающую у них страх.

Упражнение «Я не злюсь»

Цель: обучение высвобождению гнева.

Участники группы, относящиеся к импульсивным, ригидным и оптимистичным лицам, учатся высвобождать свой гнев с помощью физических упражнений.

2. Основная часть (психоаналитический подход)

Этот этап занятия посвящается переосмыслению жизненных позиций и мировоззренческих установок родителей. Для реализации основной цели психологической коррекции — переструктурирования жизненного стереотипа родителя больного ребенка — включена специальная форма проведения занятий, которая позволяет обсуждать определенные жизненные ситуации, хорошо знакомые родителям. Приемы, использующиеся для подведения участников к инсайту и катарсису, соответствуют психокоррекционным техникам высших уровней базальной эмоциональной регуляции (уровень экспансии и уровень эмоционального контроля). Также обсуждению подвергаются внутренние ощущения, чувства и собственные умозаключения родителей по поводу той или иной ситуации.

Психокоррекционный эффект при проведении дискуссии достигается с помощью специально написанных рассказов (психоаналитический подход). Эти рассказы, лишенные бытовых фраз и жаргонных выражений, являются литературной обработкой «житейских» историй родителей больных детей. В них представлен обобщенный жизненный опыт участников группы, а также предлагаемые психологом новые философские и мировоззренческие установки, способствующие реконструкции жизненного стереотипа каждого из участников.

В рассказе описывается типичная ситуация, в которой родителям детей с отклонениями в развитии приходится или приходилось часто бывать. Эта ситуация обычно включает типичные личностные и поведенческие реакции как родителей, так и лиц, их окружающих. Одновременно рассказ используется как ведущий механизм коррекционного воздействия, при котором обсуждение или проигрывание конфликтной ситуации осуществляется не от первого, а от третьего лица.

Текст рассказа, написанный крупным шрифтом, помещается перед членами группы таким образом, чтобы каждый из слушателей мог его хорошо видеть. Этот текст затем прочитывается психологом вслух. Каждый рассказ завершается вопросами, касающимися конкретной жизненной ситуации, которая подвергается обсуждению. По характеру построения, а также воспроизведения жизненных ситуаций выделяются два типа рассказов:

  • рассказ-образец, в котором повествуется о продуктивных формах взаимоотношений внутри семьи и между отдельными ее членами;

  • проблемный рассказ, в котором нет готовых советов; члены группы должны подсказать главным персонажам свой выход из сложной ситуации на основе личного опыта. В конце обсуждения такого рассказа обычно задаются вопросы, например:

  • Как бы вы поступили на месте героини?

  • Что вы посоветуете?

  • Как найти конструктивные пути выхода из этого положения?

Так, например, рассказы-образцы «Воскресенье — день общения» (В. В. Ткачева, 2000) и «Стоит ли тратить всю свою жизнь на больного ребенка?» (В. В. Ткачева, 1999) демонстрируют возможность обретения конструктивного варианта моделирования межличностных отношений в семье, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии.

Проблемный рассказ «Непреодолимая преграда» (В. В. Ткачева, 2000) повествует о непонимании переживаний женщины, родившей неполноценного ребенка, ее мужем и отцом этого ребенка. В таких рассказах отсутствуют готовые решения. Проблемность ситуации предполагает поиск нескольких возможных вариантов, которые должны найти сами участники группы.

Предъявляемые родителям рассказы систематизированы по тематике в соответствии с основными проблемными ситуациями. Тематика обсуждений имеет три направления:

  • проблемы, касающиеся взаимодействия между матерью и ребенком с отклонениями в развитии;

  • проблемы, касающиеся взаимодействия между матерью, ребенком с отклонениями в развитии и его отцом;

  • проблемы, касающиеся взаимодействия между матерью, ребенком с отклонениями в развитии и другими членами семьи (родственниками, здоровыми братьями, сестрами) или чужими лицами.

Проблемам взаимоотношений между матерью и ее ребенком посвящены следующие рассказы: «Мама, не бей меня, я тебя люблю», «Велосипед», «Мой сын меня не любит. Помогите!» (B. B. Ткачева, 1999). Первый из предложенных рассказов посвящен проблеме неприятия, раздражения и аффективных вспышек, возникающих у матери вследствие физических и психических недостатков ее ребенка. Рассказ «Велосипед» раскрывает переживания матери, связанные с двигательной недостаточностью ребенка, и отражает ее стремление и попытки преодолеть эту неполноценность. В рассказе раскрывается драматичность взаимоотношений женщины, родившей больного ребенка, с социумом. Здоровые дети не принимают больную девочку в игру. Их матери демонстрируют ложное сочувствие. Все это вместе сильно ранит героиню рассказа, травмированную болезнью ребенка.

В рассказе «Мой сын меня не любит. Помогите!» повествуется о женщине, которая не смогла воспитать в сыне любовь к себе. Теперь в ней родилась зависть к другим матерям, которые, несмотря на болезнь детей, счастливы, так как их жизнь полноценна, они чувствуют их любовь.

Рассказ «Стоит ли тратить всю свою жизнь на больного ребенка?» повествует о жизненных историях двух женщин, которые по-разному справились со своей трагедией. Он направлен на переориентировку жизненных ценностей родителей и способствует переструктурированию их мировоззренческих позиций.

Вторая группа рассказов раскрывает проблемы взаимоотношений отцов с больными детьми, а также взаимоотношений родителей. Рассказ «Папа, поиграй со мной» (В. В. Ткачева, 2000) повествует об эмоциональном отвержении больного ребенка и о непонимании отцом позиции матери.

В рассказе «Кто виноват?» поднимается проблема выяснения виновности родителей в болезни ребенка. Муж обвиняет в этом свою жену. Подобная позиция близкого человека травмирует и так уже страдающую женщину.

Рассказ «Воскресенье — день общения» повествует о стремлении матери приобщить отца к дружеским взаимоотношениям с больным ребенком путем воскресных прогулок с ним. В рассказе «Непреодолимая преграда» сообщается о трудных взаимоотношениях родителей больной девочки.

Последнее направление освещает проблемы, с которыми сталкиваются родители, воспитывающие ребенка с отклонениями в развитии, в социуме. Рассказ «Он виноват в смерти дедушки» описывает состояние женщины, сын которой, прикованный к постели, обвиняется ее матерью в смерти деда. Этот рассказ раскрывает всю глубину потрясения души матери больного ребенка в конфликтных отношениях с близким человеком — ее матерью. Рассказ «Таких матерей, как мы с тобой, надо убивать!» повествует о трагической судьбе двух сестер, у которых родились больные дети.

Ознакомившись с текстом рассказа, каждый из членов группы излагает свое понимание данной проблемы, отвечая на вопрос психолога: «Как бы вы поступили на месте героев рассказа?» Возникновению дискуссии способствует то, что позиции участников группы по данному вопросу могут быть полярными. В конце обсуждения психолог делает вывод, подводя итог сказанному всеми.

Обобщенные результаты обсуждений рассказов положены в основу «Моделей поведения», рекомендаций для родителей по преодолению сложных ситуаций в их жизни (поведенческая терапия, копинг-терапия).

Одновременно члены группы получают домашнее задание, которое может иметь различные формы и содержание, например:

  • продумать свою позицию или поведение по какому-либо вопросу;

  • проанализировать свою жизненную ситуацию, подобную предложенной в рассказе, и записать ее;

  • вести дневник своих ощущений.

Вспомогательные формы психокоррекции, использующиеся в основной части тренинга, решают те же задачи, что и дискуссия, но с применением уже иных психокоррекционных техник. Некоторые из них, а именно тематические опросники, являются подготовительным этапом к проведению дискуссий по предъявленным рассказам.

Тематические опросники (гештальттерапия)

Эти опросники составляются психологом на актуальные для группы темы. Тематические опросники оказываются самой первой продуктивной формой работы, на которую группа реагирует положительно. Получив бланк с текстом опросника, участники группы отвечают на него здесь же, на занятии. Затем проводится обсуждение полученных ответов. Ниже даны варианты тем опросников, которые предлагаются участникам:

  • Мой жизненный путь: мои неудачи и мои успехи.

  • Что мне не нравится и нравится в работе психокоррекционной группы.

  • Моя точка опоры в жизни: что мне мешает и что мне помогает.

  • Какие качества в человеке мне не нравятся, а какие нравятся.

  • Что мне не нравится и что я люблю в моем ребенке.

Тематические опросники помогают структурировать позиции участников, способствуют осознанию их собственной позиции. Эта форма работы подводит участников группы к переоценке жизненных установок, а также подготавливает их к запланированным дискуссиям.

В связи с тем что бóльшая часть смысловой нагрузки психокоррекции падает на основную часть занятия, особое значение на этом этапе придается выработке общих позитивных подходов к решению той или иной проблемы.

Проективный рисунок (арттерапия)

Эта форма работы обычно членами группы принимается с особым оживлением. Изображение собственных ощущений и переживаний с помощью красок, фломастеров или карандашей помогает родителям преодолевать порою трудно вербализируемые личные проблемы. В качестве тем предлагаются:

  • Мой герб и моя жизненная проблема.

  • Каким я представляла ребенка до рождения и каким я вижу его сейчас.

  • Какими были мои отношения с мужем до рождения ребенка и какими они стали после его рождения.

  • Мое настроение.

Могут быть предложены и другие темы. Для воспроизведения своих ощущений на листе бумаги участники группы пользуются как конкретными, так и отвлеченными образами. После завершения процесса рисования изображенные чувства и отношение к ним обсуждаются в группе. Сначала психолог предлагает всей группе, исключая автора, понять смысл выраженных в рисунке чувств и просит об этом рассказать. Затем своими мыслями о нарисованных образах и ощущениями делится и автор рисунка.

Такая форма работы способствует переключению группы с вербального уровня осмысления проблем участников на невербальный, а также выявляет некоторую скрытую от самих участников глубину собственных переживаний. Применение техники арттерапии позволяет материализовать переживания родителей и способствует их пониманию и осмыслению. Но к устранению причин этих переживаний, их нейтрализации может привести лишь последующее обсуждение.

Ролевые ситуации (психодрама Морено)

Эта форма работы предъявляется членам группы на более продвинутых этапах в связи со сложностью, как показала практика, ее реализации. Участники группы могут испытывать большие затруднения в вербализации своих и чужих чувств, представлении их на открытое обсуждение, проигрывании определенных ролей, воспроизведении уже пережитых стрессовых ситуаций. В качестве разыгрываемых предлагаются следующие ситуации.

Ролевая ситуация «Беседа с врачом»

Постановка диагноза ребенку воспринимается родителем как крах всех надежд, как самый тяжелый период в его жизни. Поэтому очень важной, на наш взгляд, является переориентировка родителей на продуктивное восприятие советов врача.

Ролевая ситуация «Обсуждение состояния здоровья ребенка с подругой, родственником или матерью»

Размышления матери ребенка с тяжелыми нарушениями в развитии о том, что делать с больным ребенком, как теперь жить, когда кажется, что вся жизнь рухнула в один миг. Коррекция реакций матерей на советы близких людей о том, что лучше: оставить ребенка в больнице или «сдать». Реакция матерей, уже сделавших свой выбор независимо от такого предложения.

Ролевая ситуация «Трудный разговор с соседями»

Праздное любопытство чужого человека тяжело ранит душу родителя больного ребенка. Цель: выработка адекватного ролевого поведения в социуме.

Ролевая ситуация «Диалог с отцом ребенка»

Ситуация развода усугубляет трагедию женщины. Мужчина, уходя от женщины, непроизвольно предает и больного беспомощного ребенка. Коррекция позиций отцов. Ребенок нуждается не только в материальной помощи отца, но и в его эмоциональном тепле и др.

Разыгранные ролевые ситуации затем также подвергаются обсуждению и анализу участниками группы.

Следует особо отметить, что на начальном этапе формирования группы эта форма работы может вызвать самые негативные реакции участников. Родители детей с отклонениями в развитии не хотят восстанавливать в памяти и проигрывать вновь тяжело пережитые чувства, связанные с ребенком. Более приемлемой оказывается такая форма, при которой обсуждение или проигрывание конфликтной ситуации осуществляется не от первого (как это традиционно предлагается в личностно ориентированном подходе), а от третьего лица, как это было предложено в тематических рассказах. Поэтому данная психотехника может использоваться только на этапе зрелой, конструктивно работающей группы.

3. Аутотренинг (аутосуггестивный подход)

На этом этапе используется техника релаксации по Э. Джейкобсону и И. Г. Шульцу, направленная на выработку способности к расслаблению мышц в состоянии покоя (телесно ориентированная терапия). С помощью концентрации внимания у каждого члена группы вырабатываются способность к расслаблению различных частей тела, умение улавливать чувство напряжения и расслабления в мышцах. Психолог обучает родителей напряжению и расслаблению мышечных групп. Одновременно отрабатывается способность к саморегуляции непроизвольных функций организма: способности к успокоению ритма сердца, плавности дыхания и др.

Метод прогрессирующей мышечной релаксации дает положительный эффект при устойчивых реакциях тревожности, страха и депрессивных состояниях. Перед участниками группы ставится задача: повседневно наблюдая за собой, отмечать, какие мышцы напрягаются при волнении, страхе, тревоге. Одновременно даются рекомендации по целенаправленному уменьшению, а затем и снятию локального напряжения в мышцах. В целом аутотренинг направлен на выработку у членов группы способности к переключению с травмирующих переживаний к гармоничным эмоциональным состояниям.

4. Музыкальная релаксация

Эта часть занятия может быть представлена в разных формах: музыкотерапия, библиотерапия, хореотерапия и вокалотерапия.

Музыкотерапия и библиотерапия

Участники группы располагаются в креслах. Психолог дает установку: закрыть глаза и представить то, о чем он будет говорить. Далее психолог читает текст-описание картины природы (уровень полевой реактивности). Чтение текста сопровождается тихим звучанием отрывков из классических произведений отечественных и зарубежных композиторов. Тексты для проведения музыкотерапии и библиотерапии представлены в пособиях В. В. Ткачевой (1999, 2000). В процессе прослушивания могут использоваться также и классические литературные произведения (стихи И. A. Бунина, A. C. Пушкина, А. А. Фета и др.).

Текст, читаемый под музыку, обязательно имеет следующую структуру: тревожное начало, бурную середину и спокойный оптимистичный конец. Оптимистичное содержание текста позволяет формировать у членов группы позитивную установку и образы, вызывающие положительные ощущения и настроения. Для составления текстов избираются следующие образы.

Летняя поляна. Голубое небо. Ручеек — полноводная река. Слабый стебелек — прекрасный цветок. Зимняя дорога. Мать и дитя. Ветерок. Море. Осенний лес. Парус. Дерево. Первые снежинки. Новогодний праздник. Весенняя капель.

Коррекционное воздействие библиотерапии проявляется в восполнении недостатка собственных позитивных образов и представлений у родителей. Это способствует замене мыслей и чувств, травмирующих психику, на позитивные ощущения. Кроме текста музыкальной релаксации или поэтических произведений родителям также предлагаются для чтения на занятии или дома специально подобранные отрывки из классических литературных произведений философского содержания, имеющие афористическую направленность. Именно такая форма реализации библиотерапевтического подхода помогает родителям вносить порядок в собственные ощущения, переосмысливать собственное бытие, находить радость в мелочах повседневной жизни.

Характер музыкального произведения подбирается с учетом той же структуры, которая присутствовала и в литературном тексте: наличия тревоги, сильного протеста, счастливого разрешения и умиротворения. Для прослушивания избираются следующие произведения: «Лунная соната» Л. Ван Бетховена; «Второй концерт для фортепиано с оркестром» С. В. Рахманинова; «Времена года» П. И. Чайковского; музыка к кинофильму «Метель» Г. В. Свиридова; вальсы И. И. Штрауса и др.

Как известно, значение музыкотерапии заключается в положительных эмоциях, получаемых при прослушивании музыкального произведения. Художественное наслаждение, по мнению Л. С. Выготского (1934, 1986), не есть чистая рецепция; напротив, оно требует высочайшей деятельности психики. Мучительные и неприятные аффекты при этом подвергаются разрядке, уничтожению, превращению в противоположные. Таким образом, эстетическая реакция у членов группы сводится к сложному превращению и затем очищению чувств (катарсису).

При прослушивании музыки и текста члены группы сидят или лежат в креслах с закрытыми глазами. После окончания звучания текста и музыки осуществляется опрос членов группы для выяснения тех образов, которые возникли в их сознании при проведении этого этапа занятия. В начале проведения курса психокоррекционных занятий воображаемые образы, предлагаемые психологом, не всегда совпадают с образами, возникающими у членов группы. Это также является предметом дискуссионного обсуждения. Следует отметить, что на начальном этапе занятий бóльшая часть участников группы испытывают трудности в воспроизведении вообще каких-либо образов. У некоторых из них возникают только негативные впечатления. Затем в процессе научения практически у всех родителей формируется способность создавать в своем сознании положительные образы, воспроизводящие отдельные картины природы или приятные воспоминания.

Хореотерапия

Музыкально-ритмическая деятельность способствует оживлению психомоторики, улучшению поведенческих реакций, снятию скованности движений у пассивных и инертных родителей, а также развивает их ритмическое и слуховое восприятие. У авторитарных родителей хореотерапия высвобождает скопившуюся агрессивность, раздражение и трансформирует их в физические упражнения. Таким образом, танец, свободное движение под музыку позволяют освежить ощущения, сделать положительные эмоции более яркими и стойкими.

Эта форма психокоррекции достигает наибольшего оптимального эффекта, когда используется в конце занятий, так как способствует закреплению у родителей максимальной самоактуализации в движении, ощущению полной свободы и собственного совершенства. Для этих целей лучше избирать небольшие отрывки из современных танцевальных мелодий, имеющих четкий ритм.

Вокалотерапия

Вокалотерапия представляет важный этап музыкальной релаксации. Пение (возможно, a capella) осуществляется под руководством психолога, который на начальных этапах реализации психотехники инициирует этот процесс. Обязательным условием пения является наличие у участников текста песен. Использование этого приема способствует также снятию зажимов у родителей, развитию чувства свободы и самоактуализации. Одновременно совместный процесс пения способствует развитию сплоченности группы, формирует чувство поддержки и эмпатии.

5. Подведение итогов занятия

На этапе завершения занятия психолог благодарит всех участников группы и предлагает домашнее задание: сформулировать девиз своей семьи; описать радостные события супружеской жизни; записать и воспроизвести слова восхищения, сказанные ребенком своему родителю; описать поступки, свидетельствующие о любви ребенка к родителю; ответить на вопросы, поставленные психологом, и др.

Рекомендации к формированию и организации работы психокоррекционной группы

Определяя численный состав и форму работы группы, следует помнить о том, что наиболее эффективной формой являются «частично открытые» группы, состоящие из 7—10 человек, или малокомплектные группы, состоящие из 2—5 человек. «Частично открытая» группа — это группа, которая не имеет фиксированного состава участников. Она может работать, не исключая тех членов, которые по состоянию здоровья своих детей вынуждены на каких-то занятиях отсутствовать. Занятия могут проводиться еженедельно или два раза в месяц в установленные дни. С этой целью специально составляется расписание, с которым знакомятся родители. Длительность работы группы, позволяющая решить психокоррекционные задачи, учитывая глубину и константность фрустрирующего фактора, должна быть не менее одного учебного года, а лучше — двух и более лет. После окончания работы группы следует учесть необходимость создания цикла поддерживающих психокоррекционных занятий для отдельных членов бывшей группы (1—2 раза в полугодие).

На первом занятии родители должны быть обязательно ознакомлены с правилами работы группы.

В процессе работы группа проходит различные стадии своего развития, а именно:

1. Стадия независимости и ориентировки.

Эта стадия характеризуется проявлением напряженности, тревожности и страхов у членов группы.

2. Стадия нарастающего напряжения.

На этом этапе возникает и нарастает негативное отношение к психологу и к самому процессу психокоррекции. Родители начинают задавать вопросы и высказывать критичные суждения: «Зачем это нужно? Нам теперь это не нужно. Нужно было тогда, в самом начале, когда родился больной ребенок». Растущая агрессия по отношению к психологу может проявляться и в жалобах в адрес администрации учреждения о том, что подобные эксперименты никому не нужны.

3. Стадия формирования групповой сплоченности.

На этом этапе уровень напряженности в группе снижается. Растет заинтересованность к содержанию занятий, появляется сочувствие к проблемам других членов группы, возникает интерес к психологу.

4. Стадия зрелой, конструктивно работающей группы.

На этом этапе устанавливается динамическое равновесие между родительским самораскрытием и «обратной связью» между психологом и участниками группы.

Психокоррекционная работа с родителями позволяет сформировать адекватные модели поведения в семье и в обществе. У родителей формируется позитивное мышление, помогающее им преодолевать травмирующие ситуации, связанные с проблемным ребенком.

Заключение

В настоящее время семье как социальному институту уделяется большое внимание. Большинство специалистов рассматривают семью как структуру, обладающую значительным реабилитационным потенциалом, существенная доля которого до настоящего времени в специальной психологии была не востребована.

В пособии впервые на теоретическом и практическом уровнях обобщены материалы по изучению семей, воспитывающих детей с отклонениями в развитии. Впервые представлена концепция психологической помощи таким семьям: определены основные положения, цели, задачи, принципы, направления деятельности. В пособии представлены факты, доказывающие, что своевременно оказанная психологическая помощь семье оптимизирует личностное развитие ребенка и способствует снятию психологических проблем у самих родителей.

Апробирован блок диагностических методик, включающий как известные технологии, так и авторские разработки, позволяющие значительно расширить представления об изучаемых субъектах (детях с отклонениями в развитии и их родителях). Также разработаны программа экспериментального исследования, схема и структура психологического изучения и консультирования подобных семей.

Особое значение в данном контексте приобретает определение содержания деятельности психолога, который помогает родителям ребенка с отклонениями в развитии преодолеть отчаяние и страх и побуждает их к творческому поиску новых путей развития ребенка, новых его возможностей. Целью деятельности психолога в работе с семьями, воспитывающими детей с отклонениями в развитии, является повышение эффективности развития возможностей проблемного ребенка, оптимизация самосознания и формирование новых жизненных ориентиров у его родителей. Такой подход позволяет гармонизировать их внутреннее состояние и найти социальную нишу для себя и для ребенка. В рамках этого направления были разработаны тематика и содержание психокоррекционных занятий. Успешно прошла апробацию разработанная нами методика психокоррекционной помощи семьям.

Эффективность предлагаемой системы комплексной психологической помощи семье, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии, подтверждается тем, что родители, прошедшие курс экспериментальных коррекционных занятий, обретают в себе, несмотря на огромные психологические трудности, новый творческий потенциал и направляют его на взаимодействие со своим ребенком. Личностный рост родителей детей с отклонениями в развитии проявляется в оптимизации их психологического состояния, стремлении правильно понимать проблемы своего ребенка и свои собственные, умении проявлять терпимость, выдержанность и такт, а если того требуют обстоятельства, и решительность.

Предлагаемый подход по оказанию психологической помощи семьям, воспитывающим детей с отклонениями в развитии, позволяет в большинстве случаев нейтрализовать переживания родителей и направить их деятельность на реальную помощь ребенку, сформировать адекватные модели воспитания.

Психологическая помощь семье является важным направлением в системе медико-социального и психолого-педагогического сопровождения детей с отклонениями в развитии. Психологическая работа с семьей осуществляется в следующих направлениях: диагностика, консультирование и коррекция. Через оптимизацию внутрисемейной атмосферы и ее трансформацию в коррекционную, гармонизацию межличностных, супружеских, родительско-детских и детско-родительских отношений решается проблема дифференциальной и адресной помощи проблемному ребенку.

Позитивное отношение к ребенку с психофизическими недостатками и формирование установки на принятие его дефекта позволяют родителю обрести новый жизненный смысл, повысить самооценку, гармонизировать самосознание и взаимоотношения с ребенком. Положительное влияние родителей на ребенка с проблемами в развитии оптимизирует его отношения с социальным окружением, формирует в нем нравственные качества и доброе отношение к миру.

Активизация деятельности родителей и формирование в их сознании потребности в оказании помощи ребенку являются основным психокоррекционным механизмом, способствующим гармонизации их психики. В процессе проведения психолого-педагогических мероприятий постоянно расширяются знания родителей о психофизических особенностях ребенка, повышается их педагогическая компетентность, воспитательный потенциал семьи. Они также овладевают практическими навыками, позволяющими им методически правильно общаться с ребенком.

Медико-социальное и психолого-педагогическое сопровождение семьи, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии, должно осуществляться на каждом возрастном этапе (ребенок, подросток, молодой инвалид) на основе принципов всестороннего изучения и удовлетворения потребностей семьи, принципов конфиденциальности, психологического доверия, гуманного и чуткого отношения к членам семьи ребенка.

Инновационная модель организации психологической помощи семьям, воспитывающим детей с отклонениями в развитии, разработанная и апробированная на практике, представлена сложной структурой, включающей взаимосвязанные направления: образовательно-просветительскую работу с родителями и психолого-педагогическое сопровождение семей. Создание модели комплексной психологической помощи семье, воспитывающей ребенка с недостатками в развитии, позволяет индивидуализировать подход к каждому ребенку, снижает фрустрационную нагрузку родителей и повышает реабилитационные возможности семьи.

Разработка содержания одного из направлений службы практической психологии в образовании — психологической помощи семье — направлена на оптимизацию деятельности специалистов службы, качественное повышение их профессионального уровня.

Реализация на практике комплексной системы мер по оказанию психологической помощи семьям, воспитывающим детей с отклонениями в развитии, способствует формированию в сознании российского социума нового, альтруистического взгляда на проблему ребенка с отклонениями в развитии и, таким образом, позволяет повернуть общество лицом к такому ребенку и его близким.

Список литературы для специалистов

  1. Абрамова Г. С. Введение в практическую психологию / Г. С. Абрамова. — М.: Междунар. пед. акад., 1995. — 264 с.

  2. Александров А. А. Современная психотерапия: курс лекций / А. А. Александров. — СПб.: Академический проект, 1997. — 335 с.

  3. Ананьев Б. Г. Избранные психологические труды / Б. Г. Ананьев. — М.: Изд-во МГУ, 1980. — 446 с.

  4. Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания / Б. Г. Ананьев. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1968. — 515 с.

  5. Анохин П. К. Очерки по физиологии функциональных систем / П. К. Анохин. — М., 1975. — 449 с.

  6. Бадалян Л. О. Детские церебральные параличи / Л. О. Бадалян, Л. Т. Журба, О. В. Тимонина. — Киев: Здоровье, 1988. — 328 с.

  7. Баенская Е. Р. Психологическая помощь при нарушениях раннего эмоционального развития: метод. пособие / Е. Р. Баенская, М. М. Либлинг. — М.: Экзамен, 2004. — 128 с.

  8. Басов М. Я. Избранные психологические произведения / М. Я. Басов. — М.: Просвещение, 1975. — 429 с.

  9. Бекоева Д. Д. Государственное самосознание / Д. Д. Бекоева. — М.: Университетский гуманитарный лицей, 2004. — 141 с.

  10. Березин Ф. Б. Методика многостороннего исследования личности / Ф. Б. Березин. — М.: Медицина, 1976. — 111 с.

  11. Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте / Л. И. Божович. — М.: Просвещение, 1968. — 464 с.

  12. Борякова Н. Ю. Формирование предпосылок к школьному обучению у детей с задержкой психического развития / Н. Ю. Борякова. — М.: Альфа, 2003. — 136 с.

  13. Борякова Н. Ю., Соболева А. В., Ткачева В. В. Практикум по развитию мыслительной деятельности дошкольников: учеб. метод. пособие для логопедов, воспитателей и родителей / под ред. Т. Б. Филичевой. — М.: Гном-Пресс, 1999. — 64 с.

  14. Браун Н. Психологические факторы принятия себя родителями слепоглухих детей / Н. Браун // Дефектология. — 1997. — № 6. — С. 81—86.

  15. Бурлачук Л. Ф. Словарь-справочник по психодиагностике / Л. Ф. Бурлачук, С. М. Морозов. — СПб.: Питер, 2000. — 528 с.

  16. Бурменская Г. В. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков / Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова, О. А. Карабанова. — М.: Академия, 2002. — 416 с.

  17. Бутко Г. А. Особенности формирования двигательных навыков у дошкольников с задержкой психического развития: автореф. дис. канд. психол. наук / Г. А. Бутко. — М., 2002. — 28 с.

  18. Варга А. Я. Структура и типы родительского отношения: автореф. дисс. канд. психологических наук / А. Я. Варга. — М., 1986. — 17 с.

  19. Венгер А. Л. Психологические рисуночные тесты: иллюстрированное руководство / А. Л. Венгер. — М.: Владос-Пресс, 2002. — 160 с.

  20. Вишневский В. А. Влияние динамики моторных нарушений у больных ДЦП на психическое состояние их родителей / В. А. Вишневский // Вопросы клинической психиатрии: тез. докл. науч.-практич. конф. / под ред. А. Д. Ткачева. — Кемерово, 1985. — С. 38—42.

  21. Вишневский В. А. Динамика депрессивного невроза: автореф. дис. канд. мед. наук / В. А. Вишневский. — М., 1987. — 28 с.

  22. Волкова Г. А. Личностные качества родителей детей с заиканием и с неврозами // Современная логопедия: теория, практика, перспективы / редкол.: Л. С. Волкова [и др.] — М.: МГОПУ им. М. А. Шолохова, 2002 — С. 46—48.

  23. Волковская Т. Н. Особенности работы с родителями в условиях коррекционного дошкольного учреждения для детей с нарушениями развития / Т. Н. Волковская // Коррекционная педагогика. — 2003. — № 2. — С. 62—70.

  24. Волковская Т. Н. Психологическая помощь дошкольникам с общим недоразвитием речи / Т. Н. Волковская, Г. Х. Юсупова. — М.: Книголюб, 2004. — 104 с.

  25. Воспитание и обучение слепого дошкольника / под ред. Л. И. Солнцевой, Е. Н. Подколзиной. — М.: ИПТК «Логос» ВОС, 2005. — 265 с.

  26. Выгодская И. Г. Устранение заикания у дошкольников в игровых ситуациях / И. Г. Выгодская, Е. Л. Пеллингер, Л. П. Успенская. — М.: Просвещение, 1993. — 223 с.

  27. Выготский Л. С. Избранные психологические исследования / Л. С. Выготский. — М.: АПН РСФСР, 1986. — 426 с.

  28. Выготский Л. С. Мышление и речь / Л. С. Выготский. — М.; Л.: Соцэкгиз, 1934. — 323 с.

  29. Выготский Л. С. Собрание сочинений. В 6 т. / Л. С. Выготский. — М.: Педагогика, 1982—1984.

  30. Гегелия Н. А. Родителям о заикании детей и подростков / Н. А. Гегелия // Дефектология. — 2000. — № 5. — С. 36—45.

  31. Гильяшева И. Н. Межличностные отношения ребенка: метод. пособие / И. Н. Гильяшева, Н. Д. Игнатьева / Под ред. Л. И. Вассермана. — М.: Фолиум, 1994. — 64 с.

  32. Елизаров А. Н. К проблеме поиска основного интегрирующего фактора семьи / А. Н. Елизаров // Вестник Московского университета. Сер. 14, Психология. — 1966. — № 1. — С. 42—49.

  33. Заваденко Н. Н. Как понять ребенка: дети с гиперактивностью и дефицитом внимания / Н. Н. Заваденко. — М.: Школа-Пресс 1, 2001. — 128 с.

  34. Закон Российской Федерации «Об образовании». — М., 1992, 1996.

  35. Захаров А. И. Особенности семейных отношений и семейной психотерапии при неврозах детского возраста: автореф. дис. канд. психол. наук / А И. Захаров. — Л., 1976. — 16 с.

  36. Захаров А. И. Что нужно знать родителям до рождения ребенка / А. И. Захаров. — СПб.: Гиппократ, 1995. — 128 с.

  37. Зурабашвили А. Д. Теоретические вопросы психических реакций в норме и патологии / А. Д. Зурабашвили // Психогенные (реактивные) заболевания на измененной «почве»: материалы науч.-практ. конф. / редкол.: В. В. Ковалев [и др.]. — Воронеж, 1982. — С. 12—15.

  38. Исурина Г. Л. Групповые методы психотерапии и психокоррекции / Г. Л. Исурина // Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. — Л.: Медицина, 1983. — С. 231—254.

  39. Исурина Г. Л. Механизмы психологической коррекции личности в процессе групповой психотерапии в свете концепции отношений / Г. Л. Исурина // Групповая психотерапия / под ред. Б. Д. Карвасарского, С. Ледера. — M.: Медицина, 1990. — С. 89—120.

  40. Кабанов М. М. Реабилитация психически больных / М. М. Кабанов. — Л.: Медицина, 1978. — 215 с.

  41. Калижнюк Э. С. Психические нарушения при детских церебральных параличах / Э. С. Калижнюк. — Киев: Высшая школа, 1987. — 272 с.

  42. Калягин В. А. Энциклопедия методов психолого-педагогической диагностики лиц с нарушениями речи: пособие для студентов, педагогов, логопедов и психологов / В. А. Калягин, Т. С. Овчинникова. — СПб.: КАРО, 2004. — 432 с.

  43. Капустина А. Н. Многофакторная личностная методика Р. Кеттелла / А. Н. Капустина. — СПб.: Речь, 2001. — 112 с.

  44. Карвасарский Б. Д. Интегративные аспекты психотерапии: основные понятия и перспективы развития / Б. Д. Карвасарский // Интегративные аспекты современной психотерапии. — Л., Академический проект, 1992. — С. 7—12.

  45. Карвасарский Б. Д. Психотерапия / Б. Д. Карвасарский. — М., 1985. — 384 с.

  46. Ковалев В. В. Основные вопросы проблемы психогенных заболеваний на измененной «почве» / В. В. Ковалев // Психогенные (реактивные) заболевания на измененной «почве»: материалы науч.-практ. конф. / редкол.: В. В. Ковалев [и др.]. — Воронеж, 1982. — С. 5—12.

  47. Ковалев В. В. Психиатрия детского возраста / В. В. Ковалев. — М.: Медицина, 1979. — 560 с.

  48. Коменский Я. А. Избранные педагогические сочинения / Я. А. Коменский. — М.: Педагогика, 1958. — 274 с.

  49. Крапивина Л. М. Работа логопеда с родителями заикающихся детей преддошкольного возраста / Л. М. Крапивина // Дефектология. — 1998. — № 4. — С. 17—23.

  50. Лазарус Р. Теория стресса и психофизиологические исследования / Р. Лазарус // Эмоциональный стресс. — Л., 1970. — С. 117—235.

  51. Лебединская К. С. Нарушения эмоционального развития как клинико-дефектологическая проблема: дис. д-ра психол. наук. — М.: НИИ Дефектологии, РАО, 1992. — 311 с.

  52. Лебединский В. В. Эмоциональные нарушения в детском возрасте и их коррекция / В. В. Лебединский, О. С. Никольская, Е. Р. Баенская и др. — М.: Изд-во МГУ, 1990. — 197 с.

  53. Левченко И. Ю. Патопсихология: теория и практика: учеб. пособие / И. Ю. Левченко. — М.: Академия, 2000. — 232 с.

  54. Левченко И. Ю. Психологические исследования подростков, страдающих ДЦП: автореф. дис. канд. пcиxoл. наук / И. Ю. Левченко. — Л., 1986. — 27 с.

  55. Левченко И. Ю. Психологические особенности подростков и старших школьников с детским церебральным параличом / И. Ю. Левченко. — М: РИЦ Альфа МГОПУ, 2001. — 149 с.

  56. Левченко И. Ю. Система психологического изучения лиц с детским церебральным параличом на разных этапах социальной адаптации: автореф. дис. д-ра психол. наук / И. Ю. Левченко. — М., 2001. — 41 с.

  57. Левченко И. Ю. Технологии обучения и воспитания детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата / И. Ю. Левченко, О. Г. Приходько. — М.: Академия, 2001. — 192 с.

  58. Леонгард К. Акцентуированные личности / К. Леонгард. — Киев: Высшая школа, 1984. — 389 с.

  59. Либлинг М. М. Холдинг-терапия как форма психологической помощи семье, имеющей аутичного ребенка / М. М. Либлинг // Дефектология. — 1996. — № 3. — C. 56—66.

  60. Лисина М. И. Проблемы онтогенеза общения / М. И. Лисина. — М., 1986. — 159 с.

  61. Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков / А. Е. Личко. — Л., 1983. — 256 с.

  62. Лубовский В. И. Высшая нервная деятельность и психологические особенности детей с задержкой психического развития / В. И. Лубовский // Дефектология. — 1972. — № 4. — С. 21—32.

  63. Лучшие психологические тесты для профотбора и профориентации / сост. А. Ф. Кудряшов. — Петрозаводск: Петроком, 1992. — 318 с.

  64. Лютова Е. К. Тренинг эффективного взаимодействия с детьми: комплексная программа / Е. К. Лютова, Г. Б. Монина. — СПб.: Речь, 2000. — 160 с.

  65. Мазурова Н. В. Влияние внутрисемейных отношений на формирование личности глухого школьника: автореф. дис. канд. психол. наук / Н. В. Мазурова. — М., 1997. — 16 с.

  66. Майрамян Р. Ф. Особенности невротических расстройств в семьях умственно отсталых детей / Р. Ф. Майрамян // III Всероссийский съезд невропатологов и психиатров: тез. докл. / под ред. В. М. Банщикова, Н. М. Шибанова. — М., 1974. — Т. 2. — С. 295— 297.

  67. Майрамян Р. Ф. Семья и умственно отсталый ребенок: автореф. дис. канд. мед. наук / Р. Ф. Майрамян. — М., 1976. — 24 с.

  68. Малофеев Н. Н. Специальное образование в России и за рубежом: в 2 ч. / Н. Н. Малофеев. — М.: Печатный двор, 1996. — 182 с.

  69. Мамайчук И. И. Социально-психологическое исследование семьи больных с детским церебральным параличом и психокоррекционная работа с родителями / И. И. Мамайчук, В. Л. Мартынов, Г. В. Пятакова // Психологические исследования в практике врачебно-трудовой экспертизы и социально-трудовой реабилитации / редкол.: Н. Б. Шабалина, Т. А. Добровольская, Л. А. Ширшова. — М.: ЦИЭТИН, 1989. — С. 98—104.

  70. Манова-Томова B. C. Психологическая реабилитация при нарушениях поведения в детском возрасте / B. C. Манова-Томова, Г. Д. Пирьов, Р. Д. Пенушлиева. — София, 1981. — 287 с.

  71. Марковская И. М. Тренинг взаимодействия родителей с детьми / И. M. Марковская. — СПб.: Речь, 2002. — 150 с.

  72. Марковская И. Ф. Задержка психического развития: клиническая и нейропсихологическая диагностика / И. Ф. Марковская. — М.: Компенс-центр, 1995. — 198 с.

  73. Марцинковская Т. Д. Диагностика психического развития детей: пособ. по практ. психологии / Т. Д. Марцинковская. — М.: Линка-Пресс, 1997. — 176 с.

  74. Мастюкова Е. М. Лечебная педагогика: ранний и дошкольный возраст / Е. М. Мастюкова. — М.: Владос, 1997. — 304 с.

  75. Мастюкова Е. М. Семейное воспитание детей с отклонениями в развитии / Е. М. Мастюкова, А. Г. Московкина. — М.: Владос, 2003. — 408 с.

  76. Медведева Е. А. Артпедагогика и арттерапия в специальном образовании / Е. А. Медведева, И. Ю. Левченко, Л. Н. Комиссарова и др. — М.: Академия, 2001. — 248 с.

  77. Микляева Ю. В. Активизация работы с родителями детей с общим недоразвитием речи / Ю. В. Микляева // Дефектология. — 2001. — № 4. — С. 17—21.

  78. Михайлова Н. А. Системный подход к адаптации личности при психогениях, учитывая патологическую «почву» / Н. А. Михайлова // Психогенные (реактивные) заболевания на измененной «почве»: материалы науч.-практ. конф. / редкол.: В. В. Ковалев [и др.]. — Воронеж, 1982. — С. 30—32.

  79. Мишина Г. А. Пути формирования сотрудничества родителей с детьми раннего возраста с отклонениями в развитии: автореф. дис. канд. пед. наук / Г. А. Мишина. — М., 1998. — 18 с.

  80. Многоосевая классификация психических и поведенческих расстройств в детском и подростковом возрасте: классификация психических и поведенческих расстройств у детей и подростков в соответствии с МКБ-10. — М: Смысл; СПб.: Речь, 2003. — 407 с.

  81. Мягер В. К. Семейная психотерапия при неврозах: метод. рекомендации / В. К. Мягер, Т. М. Мишина / Под ред. А. Е. Личко. — Л.: НИИ им. В. М. Бехтерева, 1976. — 15 с.

  82. Мясищев В. Н. Личность и неврозы / В. Н. Мясищев. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1960. — 426 с.

  83. Мясищев В. Н. Психология отношений / В. Н. Мясищев. — М.: Институт практической психологии. — Воронеж: НПО Модэк, 1995. — 356 с.

  84. Никишина В. Б. Социально-психологическая детерминация нарушений психического развития детей: автореф. дис. д-ра психол. наук / В. Б. Никишина. — Ярославль, 2004. — 54 с.

  85. Никольская О. С. Аффективная сфера человека: взгляд сквозь призму детского аутизма / О. С. Никольская. — М.: Центр лечебной педагогики, 2000. — 364 с.

  86. Никольская О. С. Аутичный ребенок: пути помощи / О. С. Никольская, Е. Р. Баенская, М. М. Либлинг. — М.: Теревинф, 1997. — 342 с.

  87. Овчарова Р. В. Психологическое сопровождение родительства / Р. В. Овчарова. — М.: Изд-во Ин-та психотерапии, 2003. — 319 с.

  88. Павлов И. П. Мозг и психика: избранные психологические труды / И. П. Павлов; под ред. М. Г. Ярошевского. — М: Институт практ. психологии; Воронеж: НПО Модэк, 1996. — 320 с.

  89. Психология воспитания детей с нарушениями зрения / под ред. Л. И. Солнцевой, В. З. Денискиной. — М.: Налоговый вестник, 2004. — 320 с.

  90. Психолого-педагогическая диагностика / под ред. И. Ю. Левченко, С. Д. Забрамной. — М.: Академия, 2003. — 320 с.

  91. Рубинштейн С. Л. Теоретические вопросы психологии и проблема личности / С. Л. Рубинштейн // Вопросы психологии. — 1957. — № 3. — С. 3—9.

  92. Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание / С. Л. Рубинштейн. — М.: Учпедгиз, 1957. — 215 с.

  93. Рубинштейн С. Л. Проблемы общей психологии / С. Л. Рубинштейн. — М.: Педагогика, 1973. — 335 с.

  94. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии / С. Л. Рубинштейн. — СПб.: Питер, 1999. — 720 с.

  95. Сабуров В. В. Технологическая модель подготовки родителей для повышения коррекционной направленности воспитания в семье детей с нарушениями интеллекта и пути ее реализации: автореф. дис. канд. пед. наук / В. В. Сабуров. — Екатеринбург, 1999. — 23 с.

  96. Саломатина И. В. Проблемы родителей и детей с синдромом Ушера: некоторые подходы к их решению / И. В. Соломатина // Дефектология. — 2002. — № 1. — С. 75— 81.

  97. Саломатина И. В. Синдром Ушера и наши дети / И. В. Соломатина. — М.: Академия исследований культуры, 2001. — 112 с.

  98. Скворцов И. А. Психологические особенности родителей при неврологической инвалидности ребенка / И. А. Скворцов, Т. Н. Осипенко, Н. П. Дедов и др. // Исцеление. — М., 1995. — Вып. 2. — С. 397—423.

  99. Собчик Л. Н. Диагностика индивидуально-типологических свойств и межличностных отношений / Л. Н. Собчик. — СПб.: Речь, 2002. — 96 с.

  100. Собчик Л. Н. Методы психологической диагностики / Л. Н. Собчик. — М., 1990. — Вып. 1—3.

  101. Солнцева Л. И. Советы родителям по воспитанию слепых детей раннего возраста / Л. И. Солнцева, С. М. Хорош. — М.: ВОС, 1988. — 65 с.

  102. Спиваковская А. С. Обоснование психологической коррекции неадекватных родительских позиций / А. С. Спиваковская // Семья и формирование личности / под ред. А. А. Бодалева. — М.: Просвещение, 1981. — 115 с.

  103. Тесты детской апперцепции (CAT, CAT-H, CAT’S): справ, руководство. — М.: Междунар. академия психологических наук, 2000. — 35 с.

  104. Ткачева В. В. О некоторых проблемах семей, воспитывающих детей с отклонениями в развитии / В. В. Ткачева // Дефектология. — 1998. — № 4. — С. 3—9.

  105. Ткачева В. В. Психологическая помощь семьям, воспитывающим детей с отклонениями в развитии: автореф. дис. канд. психол. наук / В. В. Ткачева. — М., 1999. — 15 с.

  106. Ткачева В. В. Психокоррекционная работа с матерями, воспитывающими детей с отклонениями в развитии: практикум по формированию адекватных отношений / В. В. Ткачева. — М.: Гном-Пресс, 1999. — 64 с.

  107. Ткачева В. В. К вопросу о создании системы психолого-педагогической помощи семье, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии / В. В. Ткачева // Дефектология. — 1999. — № 3. — С. 30—36.

  108. Ткачева В. В. Гармонизация внутрисемейных отношений: мама, папа, я — дружная семья: практикум по формированию адекватных внутрисемейных отношений / В. В. Ткачева. — М.: Гном и Д, 2000. — 160 с.

  109. Ткачева В. В. Психолого-педагогическая диагностика детей с нарушениями эмоционально-волевой сферы / В. В. Ткачева // Психолого-педагогическая диагностика. — М.: Академия, 2003. — С. 202— 220.

  110. Ткачева В. В. Психолого-педагогическое изучение семьи, воспитывающей ребенка с отклонениями развития / В. В. Ткачева // Психолого-педагогическая диагностика. — М.: Академия, 2003. — С. 280—290.

  111. Ткачева В. В. Психологическое изучение семей, воспитывающих детей с отклонениями в развитии / В. В. Ткачева. — М.: УМК «Психология», 2004. — 192 с.

  112. Ткачева В. В. Система психологической помощи семьям, воспитывающим детей с отклонениями в развитии: автореф. дис. д-ра психол. наук / В. В. Ткачева. — М., 2005. — 46 с.

  113. Ульенкова У. В. Дети с задержкой психического развития / У. В. Ульенкова. — Н. Новгород: НГПУ, 1994. — 230 с.

  114. Фелинская Н. И. О взаимосвязи между психогенным заболеванием и «патологической почвой» / Н. И. Фелинская // Психогенные (реактивные) заболевания на измененной «почве»: материалы науч.-практ. конф. / редкол.: В. В. Ковалев [и др.]. — Воронеж, 1982. — С. 15—24.

  115. Филиппова Г. Г. Психология материнства: учеб. пособие / Г. Г. Филиппова. — М.: Изд-во Ин-та психотерапии, 2002. — 240 с.

  116. Филичева Т. Б. Подготовка к школе детей с общим недоразвитием речи в условиях специального детского сада: учеб. пособие / Т. Б. Филичева, Г. В. Чиркина. — М.: МГЗПИ. — 1991. — 187 с.

  117. Фопель К. Как научить детей сотрудничать: психологические игры и упражнения / К. Фопель. — М.: Генезис, 1998. — Ч. 1—4. — 157 с.

  118. Фромм Э. Душа человека / Э. Фромм. — М., 1981. — 145 с.

  119. Чавес B. C. Социально-психологические особенности семейного воспитания детей с церебральным параличом: автореф. дис. канд. психол. наук / B. C. Чавес. — СПб., 1993. — 17 с.

  120. Чарова О. Б. Особенности материнского отношения к ребенку с интеллектуальным недоразвитием / О. Б. Чарова, Е. А. Савина // Дефектология. — 1999. — № 5. — С. 29—33.

  121. Чевелева Н. А. Исправление заикания у школьников в процессе обучения: пособие для логопедов. — М.: Просвещение, 1978. — 112 с.

  122. Чистякова М. И. Психогимнастика / М. И. Чистякова. — М.: Владос, 1995. — 160 с.

  123. Шарипов А. Р. Особенности представлений родителей близоруких детей о семейном воспитании / А. Г. Шарипов, З. Ф. Гафурова // Дефектология. — 1998. — № 3. — С. 23—27.

  124. Эйдемиллер Э. Г. Психология и психотерапия семьи / Э. Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис. — СПб.: Питер, 1999. — 656 с.

  125. Эйдемиллер Э. Г. Семейный диагноз и семейная психотерапия: учеб. пособие для врачей и психологов / Э. Г. Эйдемиллер, И. В. Добряков, И. М. Никольская. — СПб.: Речь, 2003. — 336 с.

  126. Эйдемиллер Э. Г. Методы семейной диагностики и психотерапии / Э. Г. Эйдемиллер / Под ред. Л. И. Вассермана. — М.: Фолиум, 1996. — 63 с.

  127. Юртайкин В. В. Семья и ребенок «с особыми нуждами» / В. В. Юртайкин, О. Г. Комарова // Школа здоровья. — 1996. — № 1. — С. 17— 25.

  128. Stone М. Parental attitudes to retardation / M. Stone // Amer. J. Ment. Defic. — 1948. — № 2. — vol. 53. — P. 3—57.

  129. Welch M. Holding-therapy / M. Welch // N. Tinbergen, E. Tinbergen. Autistic children: new hope for a cure. — N. Y.; L., 1983.

Список литературы для родителей

  1. Альбисетти В. Терапия супружеской любви: как прожить вместе всю жизнь / пер. с итал. — М.: ПАОЛИНЕ, 2000. — 192 с.

  2. Батлер Д. Кушла и ее книги / пер. с англ. — М.: ОГИ, 2003. — 116 с.

  3. Болдуин Э. Н. Еще немного времени / пер. с англ. — М.: ОГИ, 2003. — 116 с.

  4. Вроно Е. М. Несчастливые дети — трудные родители: наблюдения детского психиатра. — М.: Семья и школа, 1997. — 128 с.

  5. Глейцман М. Болтушка / пер. с англ. — М.: ОГИ, 2002. — 144 с.

  6. Гудхарт П. Джинни и ее драконник / пер. с англ. — М.: ОГИ, 2002. — 120 с.

  7. Забрамная С. Д. Ваш ребенок учится во вспомогательной школе: рабочая книга для родителей. — 2-е изд. — М.: Педагогика-Пресс, 1993. — 48 с.: ил.

  8. Заваденко Н. Н. Как понять ребенка: дети с гиперактивностью и дефицитом внимания / Н. Н. Заваденко. — М.: Школа-Пресс 1, 2001. — 128 с.

  9. Ипполитова М. В., Бабенкова Р. Д., Мастюкова Е. М. Воспитание детей с церебральным параличом в семье: кн. для родителей / М. В. Ипполитова, Р. Д. Бабенкова, Е. М. Мастюкова. — М.: Просвещение, 1993. — 64 с.: ил.

  10. Катаева А. А., Стребелева Е. А. Дидактические игры и упражнения в обучении умственно отсталых дошкольников: кн. для учителя. — М.: БУК-МАСТЕР, 1993. — 191 с.: ил.

  11. Лешли Д. Работать с маленькими детьми, поощрять их развитие и решать проблемы. — М.: Просвещение, 1991. — 223 с.

  12. Маршалл А. Я умею прыгать через лужи. — М.: ОГИ, 2003. — 372 с.

  13. Мастюкова Е. М. Физическое воспитание детей с церебральным параличом: младенческий, ранний и дошкольный возраст. — М.: Просвещение, 1991. — 159 с.

  14. Мастюкова E. M., Московкина А. Г. Они ждут нашей помощи. — М.: Педагогика, 1991. — 160 с.

  15. Никитина Л. А. Мама или детский сад: книга для воспитателей детского сада и родителей. — М.: Просвещение, 1990. — 93 с.

  16. Пикхарт К. Е. Руководство для одиноких родителей / пер. с англ. — М.: РОСМЭН, 1998. — 173 с.

  17. Питерси М., Трилор Р. Маленькие ступеньки: программа ранней педагогической помощи детям с отклонениями в развитии. Книги 1—8 / пер. с англ. — М.: Ассоциация Даун Синдром, 1998.

  18. Популярная психология для родителей / под ред. А. С. Спиваковской. — СПб.: СОЮЗ, 1997. — 304 с.

  19. Психология воспитания детей с нарушениями зрения / под ред. Л. И. Солнцевой, В. З. Денискиной. — М.: Налоговый вестник, 2004. — 320 с.

  20. Саутолл А. Пусть шарик летит / пер. с англ. — М.: ОГИ, 2002. — 132 с.

  21. Степанов С. С. Психологический словарь для родителей. — М.: Академия, 1996. — 160 с.

  22. Стракан И. Паренек в пузыре / пер. с англ. — М.: ОГИ, 2003. — 240 с.

  23. Тингей-Михаэлис К. Дети с недостатками развития: книга в помощь родителям / пер. с англ.; под ред. Д. В. Колесова. — М.: Педагогика, 1988. — 240 с.: ил.

  24. Ткачева В. В. Рекомендации родителям, воспитывающим дошкольников с церебральным параличом / В. В. Ткачева // Коррекционная педагогика. — 2006. — № 1 (11). — С. 60—76.

  25. Фридман И. К. Себя как в зеркале я вижу... — М.: Семья и школа, 1996. — 206 с.

  26. Фромм А. Азбука для родителей, или Как помочь ребенку в трудной ситуации / пер. с англ. — Екатеринбург: АРД ЛТД, 1996. — 320 с.

  27. Чемпен Г., Кэмпбелл Р. Пять путей к сердцу ребенка / пер. с англ. — СПб.: Библия для всех, 2000. — 272 с.

  28. Шрайбер М. Принцы в изгнании / пер. с англ. — М.: ОГИ, 2002. — 324 с.

  29. Юн Г. Дети с отклонениями: родители о своих детях. — Кишинев: Штиница, 1987. — 175 с.





Приложение 1

Образцы документации психолога по изучению семьи, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии

Журнал регистрации консультируемых семей

Данные о состоянии здоровья ребенка __________________________________________

Фамилия, имя _______________________________________________________________

Дата рождения _____________________________________________________________

Какое учреждение посещает или посещал (ДОУ, школа, класс, реабилитационный центр) ____________________________________________________________________________

Особенности протекания беременности и родов _________________________________

Раннее развитие и перенесенные заболевания ___________________________________

Диагноз ___________________________________________________________________

Состояние интеллекта _______________________________________________________

Состояние речи _____________________________________________________________

Состояние двигательной сферы _______________________________________________

Состояние эмоционально-волевой сферы _______________________________________

Особенности личности и межличностных отношений ____________________________























Анкета для родителей

Фамилия, имя ребенка _________________________________

Дата рождения ребенка _________________________________

Класс (школа № ...), где обучается ребенок ________________

Фамилия, имя, отчество матери (лица, ее заменяющего) _____

_____________________________________________________

Возраст ______________________________________________

Домашний адрес ______________________________________

Телефон _____________________________________________

Образование __________________________________________

Занимаемая должность _________________________________

Фамилия, имя, отчество отца ребенка (лица, его заменяющего)

________________________________________________

Возраст ______________________________________________

Домашний адрес ______________________________________

Телефон _____________________________________________

Образование _________________________________________

Занимаемая должность ________________________________

Состав семьи (подчеркнуть):

ребенок с нарушениями в развитии;

другие дети в семье, которые родились:

до него,

после него,

ребенок с нарушениями в развитии является одним из двойни;

мать

отец

бабушка

дедушка

другие родственники

Материальные условия проживания семьи

________________________________________________

________________________________________________



















Сводная таблица результатов первичного обследования матери (отца) ребенка с отклонениями в развитии



Фамилия, имя, отчество ______________________________________________________

Дата _____________________________________________________________________

Предлагаемые методики (на выбор психолога):

1. Социограмма «Моя семья»

2. СМОЛ (анкета «Психологический тип родителя»)

3. АТАТ (Адаптированный тематический апперцептивный тест)

4. УНП

5. 13 СХП

6. Тест М. Люшера

7. РАRI (ОРО, АСВ)

Психологический тип

Модель взаимодействия с ребенком (выбрать):

модель «сотрудничество»

модель «отказ от взаимодействия»

Коррекционная группа





Сводная таблица результатов повторного обследования матери (отца) ребенка с отклонениями в развитии



Фамилия, имя, отчество _______________________________________________________

Дата ______________________________________________________________________

Методики:

1. Социограмма «Моя семья»

2. СМОЛ (анкета «Психологический тип родителя»)

3. ATAT (Адаптированный тематический апперцептивный тест)

4. УНП

5. 13 СХП

6. Тест М. Люшера

7. PARI (ОРО, АСВ)

Общий результат психокоррекции

Модель взаимодействия с ребенком (выбрать):

модель «сотрудничество»

модель «отказ от взаимодействия»







Распределение родителей на подгруппы



Невротичные Психосоматичные Авторитарные



1. _____________ 1. _____________ 1. _____________

2. _____________ 2. _____________ 2. _____________

3. _____________ 3. _____________ 3. _____________

4. _____________ 4. _____________ 4. _____________

5. _____________ 5. _____________ 5. _____________







































Заключение по итогам психологического изучения

семьи Иванова Вани,

учащегося школы № ... VIII вида

Иванов Ваня, обучается в 6 классе школы № ... . С начала учебного года стал пропускать уроки, снизил успеваемость. В школу была вызвана мать Вани, Иванова Татьяна Николаевна, которая согласилась на консультацию у психолога. Иванова Татьяна Николаевна, 42 г., работает учетчицей в домоуправлении.

В ходе консультирования было проведено экспериментальное изучение особенностей внутрисемейных взаимоотношений.

Со слов матери было установлено, что отец Вани ушел из семьи и подал на развод. В настоящее время Татьяна Николаевна испытывает сложные эмоциональные переживания: разводиться не хочет, боится остаться одна с больным ребенком, но и хочет наказать мужа за измену. Уход мужа из дома, по ее мнению, разрушил всю ее жизнь и осложнил ее отношения с сыном. Ваня весь в отца, в последнее время совсем ее не слушает, дерзит, скандалит, грозится также уйти. На вопрос, как она оценивает свои отношения с сыном, отвечает, что оценивает положительно. Отношениям мужа с сыном дает отрицательную оценку, так как муж, выпивая, часто бил сына и называл «дураком». На вопрос, может ли она сама физически наказать сына, отвечает, что ничего плохого в этом не видит, если он не слушается.

Объективное обследование Иванова Вани показало:

общий уровень интеллекта снижен; диагноз (умственная отсталость в легкой степени) сомнений не вызывает;

по Р. Жилю выявлен высокий уровень фрустрированности, подчеркивает стремление быть с отцом (в беседе подтверждает, что от контактов с матерью отказывается, а с отцом «хотел бы жить всегда, так как он добрый, хотя и пьет»);

данные методики «Два дома» также подтверждают желание ребенка быть с отцом;

в рисуночных тестах («Автопортрет» и «Несуществующее животное») особенно ярко проявляется агрессивность ребенка; рисунок семьи рисовать отказался.

Объективное обследование Ивановой T. H. показало:

по СМОЛ выявлена акцентуация по гипертимному типу, подтверждена выборами Б и И по 13 СХП; по УНП — высокий уровень невротизации; все выявленные характеристики позволяют отнести данную родительницу к авторитарному типу;

по PARI выявлена низкая интегрированность семьи, в качестве модели воспитания избирает гипоопеку;

в социограмме «Моя семья» мужа выводит за круг, а сына изображает меньшим кружком, чем себя.



Итак, в результате изучения внутрисемейных отношений было выявлено, что межличностные взаимосвязи в семье Иванова Вани могут быть квалифицированы для него как неблагоприятные. Предполагаемое развитие отношений в семье (оформление развода отцом Вани) также рассматривается как неблагоприятное. Семья неполная. Стиль воспитания (гипоопека и оправдание физических наказаний), избранный матерью (авторитарный тип), неадекватен.

Личностное развитие ребенка под воздействием неадекватного влияния близких лиц деформируется. Развивается тенденция к формированию агрессивных личностных черт.

Рекомендации

Иванову Ване рекомендуется посещение психокоррекционных занятий у школьного психолога. Ивановой Т. Н. рекомендуется пролонгированное консультирование у психолога с дальнейшим посещением индивидуальных и групповых психокоррекционных занятий.

Психолог:

Дата:































Заключениепо итогам психологического изучения семьи Петровой Тани, учащейся 1 класса школы № ... VI вида

Петрова Таня, 1995 года рождения. В школу поступила, пройдя городскую ПМПК. Родители вызваны психологом школы для первичной беседы и возможного консультирования. Отец — Петров Николай Петрович, инженер. Мать — Петрова Светлана Ивановна, библиотекарь.

Во время беседы была выявлена потребность родителей в длительном консультировании, которое позволило экспериментально изучить проблемы данной семьи.

Со слов родителей следует, что их обоих волнует будущее дочери. Однако родительские позиции отличаются. Отец считает, что девочке с подобными нарушениями (гиперкинетическая форма ДЦП) вряд ли удастся устроить свою жизнь. По его мнению, «наличие уродства на лице и при движении всегда будет отталкивать от нее людей». Он не считает, что обучение даст хорошие результаты, и склонен поместить ребенка в «какой-либо закрытый, но благоустроенный интернат».

Мать возлагает большие надежды на учреждение, намерена всячески поддерживать контакты со специалистами и выполнять рекомендации. Во время беседы контакт между родителями осуществляется адекватно, социально-культурный уровень обоих высокий.

Объективное обследование Петровой Тани показало:

у девочки подтверждается гиперкинетическая форма ДЦП, осложненная ЗПР органического генеза; двигательные нарушения имеют выраженную степень; речь характеризуется малой разборчивостью (гиперкинетическая дизартрия), голос напряженный, вибрирующий;

по Р. Жилю выявлен высокий уровень познавательной активности и одновременно фрустрированности, подчеркивает стремление быть с матерью (в беседе также подтверждает, что с мамой интересно);

в методике «Два дома» негативные предпочтения не выявлены;

рисуночные тесты ребенку не предъявлялись в силу явных двигательных затруднений;

в методике «Лесенка» на первом месте оказалась любимая игрушка, а мама на третьем;

при идентификации себя с изображениями на картинках девочек и мальчиков в разных эмоциональных состояниях (радость, печаль, грусть, гнев и др.) выбирает картинки с грустными или печальными выражениями лиц детей.

Объективное обследование Петрова Н. П. показало:

по СМОЛ выявлена акцентуация по гипотимному типу, подтверждена выборами Г и Е по 13 СХП; по УНП — высокий уровень невротизации; все выявленные характеристики позволяют отнести данного родителя к невротичному типу;

по PARI выявлена низкая интегрированность семьи, в качестве модели воспитания избирает гипоопеку;

по методике А. Я. Варги, В. В. Столина избирает в качестве варианта родительского отношения модель «маленький неудачник»;

в социограмме «Моя семья» в центре круга в первую очередь рисует жену, затем себя, а потом дочь, все кружки одинакового размера.

Объективное обследование Петровой С. И. показало:

по СМОЛ выявлена тенденция к оптимистичности, что подтверждается выборами Б и В по 13 СХП; по УНП — низкий уровень невротизации; полученные данные позволяют отнести данного родителя к авторитарному типу;

по PARI выявлена низкая интегрированность семьи, в качестве модели воспитания избирает гиперопеку;

по методике А. Я. Варги, В. В. Столина избирает в качестве варианта родительского отношения модель «авторитарная гиперсоциализация»;

в социограмме «Моя семья» в центре круга в первую очередь рисует дочь, потом себя, затем мужа, все кружки одинакового размера.

Итак, в результате изучения внутрисемейных отношений было выявлено, что межличностные взаимосвязи в семье Петровой Тани могут быть квалифицированы как недостаточно для нее благоприятные. У родителей отсутствует единая педагогическая позиция в выборе модели воспитания ребенка. Мать в силу своих психологических характеристик (авторитарный тип) оказывает давление как на отца, так и на дочь, что усиливает внутрисемейный конфликт. Супруг (невротичный тип) скептически относится к планам жены в отношении дочери. Мать Тани, к сожалению, переоценивает ее возможности. Различия в стилях воспитания, избранных родителями, фрустрируют личность ребенка. У девочки развивается тревожность.

Рекомендации

Петровой Тане рекомендуется посещение психокоррекционных занятий у школьного психолога. Супругам Петровым рекомендуется пролонгированное консультирование у психолога с дальнейшим совместным посещением индивидуальных и групповых психокоррекционных занятий.

Психолог:

Дата:



Приложение 2



Конспекты групповых психокоррекционных занятий, проводимых с родителями

Занятие 1

Цели:

  • коррекция личностных нарушений;

  • обсуждение проблемы принятия дефекта ребенка его родителями.

I. Разминка

1.Обсуждение записей в дневнике.

2.Упражнения на развитие самоутверждения и повышение самооценки:

Игра «Я умею».

Группа делится на пары, в которых есть первые и вторые номера. В качестве игровой основы избираются любые сложные жизненные ситуации, с которыми родители детей с отклонениями в развитии часто сталкиваются, например: отношение социума к ребенку с проблемами в развитии; психологическое состояние родителей, испытывающих переживания из-за проблем в обучении и развитии ребенка; межличностные и супружеские конфликты.

В процессе игры психолог распределяет номера между участниками таким образом, чтобы родители невротичного типа смогли бы почувствовать собственное самоутверждение, а родители авторитарного типа испытали бы смущение перед стойкостью первых. Каждая пара работает на виду у всех. Группа оказывает помощь первым номерам и препятствует работе вторых.

Задача первых номеров заключается в том, чтобы доказать вторым с помощью мимики, жестов, поз, игровых действий и набора фраз «Я могу», «Я умею», «Я знаю», «Я права», «У меня получится», что они действительно могут преодолеть любую трудную жизненную ситуацию (во время прогулки с ребенком не обращать внимание на любопытствующие взгляды или реплики прохожих, связанные с недугом ребенка; не повышать голос на ребенка и не впадать в истерику из-за того, что у него что-то не получается, например нечетко проговаривает слова, не может самостоятельно одеться или выполнить домашнее задание; не обижаться на мужа за то, что поздно приходит с работы и у него остается мало времени на то, чтобы побыть с семьей).

Во время игры первые номера должны почувствовать и продемонстрировать группе свою глубочайшую уверенность в том, что они в действительности могут все это преодолеть и у них все это получается именно так. Вторые в это время всеми способами стараются им помешать, создают дополнительные препятствия и трудности. Затем участники меняются ролями.

3. Зарядка «Именно сегодня».

II. Основная часть

Обсуждение рассказа «Стоит ли тратить всю свою жизнь на больного ребенка?».

Рассказ мамы Толи

Моему сыну 26 лет. Он инвалид. Таким и родился. Рассказывать свою жизнь очень трудно, особенно если эта жизнь вся в нем, в сыне.

Что рассказывать?

Одна правда. Семья мужа не приняла Толю. Нет, какие-то проявления внимания оказывались: подарки копеечные были. Но, по сути, это было не внимание, а скорее любопытство. Помощи же настоящей не было никакой. Они, знаете, очень боялись чего-то: свекровь говорила, что я им весь род испортила. Вот так: сыночком моим, Толей, я им, оказывается, что сделала.

Вскоре после рождения Толи начались скандалы, муж стал выпивать и загулял, конечно. Мы разошлись. И осталась я... одна с сыном. Алименты то приходили, то не приходили и были всегда какие-то крошечные.

Нужно было деньги зарабатывать. Да и пошла бы на хорошую работу, приглашали, а его куда девать? Пришлось искать такое место, куда и его можно было бы с собой брать или где был свободный график. Где только я не работала: в химчистке, в прачечной, на почте, нянечкой, уборщицей. Всего и не перечесть. Поработаю, поработаю, увольняюсь. Его оставлять не с кем. Все его жалела. А меня кто? Никто.

Мои родители жили в другом городе. Да и вся родня там. Сюда, в Москву, я замуж вышла, думала, что счастливой буду... Но где там. Видно, не суждено. Намучилась я... Помощи ждать было не от кого... И, знаете, никакой награды взамен. Жизнь прошла мимо меня. Иногда думаю: лучше бы я его сдала, как мне одна докторша подсказывала. Семью бы сохранила или бы новую завела. Может... и еще одного ребеночка бы родила... А так все он помеха. Нет, теперь всем говорю: сдавайте, лучше будет. Вы что же думаете, что его учеба в какой-то специальной школе, или как там их называют, что-нибудь даст? Или лечение какое-то со временем в нем что-либо улучшит? Все пустое. Он как был нечеловеком, так им и остался. В этом вся истина и есть. Я так думаю...

Рассказ мамы Ильи

Трудно вспоминать то, что было. А было все, понимаете, все: и скандалы, и истерики, и нестерпимая боль, и понимание безвыходности положения, и чувства вины и стыда, и желание бросить все и всех... и уйти из...

Мне никто не подсказывал, как нужно себя вести в такой ситуации, которая сложилась у нас в семье после рождения Илюши, никто не говорил, как теперь нам с ним быть. А он был первенцем. Представляете, вместо величайшей радости — горе, кромешная тьма. Знаете, мне тогда казалось, что весь свет обрушился и нет возможности жить.

Вы спрашиваете: что же мне помогло выжить? Наверное, помогла привычка, сложившаяся еще в период моей работы: никогда не впадать в панику. В стрессовой ситуации сдержаться и удержаться на плаву.

Было очень трудно. Я пыталась сдерживаться и хладнокровно оценивать ситуацию. Но вначале отчаяние чаще брало верх. Ведь это же был мой сын, моя кровиночка. А у него с каждым днем врачи все больше и больше находили проблем. Визит к врачу всегда стоил мне очень больших нервов. Так было в первые годы жизни сына, сейчас уже все иначе. Теперь мы дружим со многими специалистами и даже, можно сказать, стали близкими людьми.

Что еще помогло? У меня было правило: ни в коем случае не обвинять кого-либо в том, что случилось, в первую очередь мужа. Все укоры и уколы его родственников не воспринимать всерьез или промолчать. Хотя, знаете, их вопли по поводу меня и моего сына иногда доводили до полного отчаяния. Было очень больно и обидно. Но я старалась не держать на сердце камень и вообще в сердце не допускать обиду. Я поняла, что если начну ссориться с мужем, то его родственники уж точно доведут дело до конца. А как я с Илюшей одна останусь? Первое время было очень трудным. Не было сил вообще что-либо делать. Мне очень помогли мои родители. Потом друзья. Наверное, если бы не они, нам бы не выжить с сыном. Да и семья наша распалась бы.

Когда я немного успокоилась и определилась с положением сына, стала привлекать для занятий с ним и мужа. Я всегда старалась показать мужу наши небольшие с Илюшей успехи, вызвать у него интерес к сыну, занять его проблемами.

Было очень трудно. Порой муж не понимал меня, часто раздражался оттого, что у Илюши не получается то или другое. Но постепенно он включился в работу с сыном и даже стал, как мне теперь кажется, гордиться тем, что и его труд вложен в успехи сына. Затем, видя наши совместные усилия и настойчивость, ко мне смягчилась свекровь и стала также мне помогать.

Я не строила себе иллюзий в отношении будущего моего сына, хотя поначалу они, конечно, были. Я сказала себе: нужно научиться полноценно жить с таким сыном, с МОИМ СЫНОМ. Ведь он у меня один, он единственный и неповторимый. Другого такого не будет, даже если у меня и будут еще дети.

Первые годы жизни сына я нигде не работала, нужно было очень много заниматься с Илюшей. Затем я смогла найти себе такую работу, которая позволила мне уделять достаточно времени как развитию сына, так и моему собственному профессиональному росту. Сейчас я директор фирмы, которая оказывает патронажную помощь семьям, в которых родились такие же дети, как и наш Илюша.

В нашей семье царит мир, спокойствие и согласие. Я очень люблю мужа. Мы с ним счастливы. В этом году Илюше исполнилось семнадцать лет. У него есть друзья, которые довольно часто приходят к нам в гости. Сейчас Алексей, мой муж, повез Илюшу на прогулку. Но они скоро должны вернуться. А вот и они, смотрите...

(Мы подошли к окну. По дорожке, ведущей к дому, шел красивый, статный мужчина и катил перед собой инвалидную коляску. Рядом с ним бежал рыжий лохматый пес. Сидящий в коляске юноша о чем-то увлеченно разговаривал с мужчиной. Они весело смеялись над проделками четвероногого друга. Пес радостно кружил вокруг них.) Выскажите ваше мнение по поводу обоих рассказов.

  • Как вы считаете, чья судьба привлекательнее?

  • Что помогло маме Ильи справиться с трудностями?

  • С какими сложными ситуациями удалось справиться вам?

  • Как вы их преодолели?

  • Какие собственные психологические ресурсы (приемы) вы использовали?

  • Поделитесь вашим жизненным опытом и вашими жизненными удачами.

III. Аутотренинг

Упражнение «Потянулись — сломались» основано на технике из телесно ориентированной терапии. Оно направлено на развитие способности к снятию мышечных зажимов, что часто является сопровождающим фактором при стрессовых ситуациях. Родителям предлагается из исходного вертикального положения устремиться всем телом вверх, сначала не отрывая при этом пятки от пола, а затем потянуться и на носочках. После команды «Сломались» мышцы расслабляются, напряжение спадает, тело обвисает, «ломается» в суставах и участницы опускаются на пол.

IV. Музыкальная релаксация

Тема «Зимняя дорога». Музыкальное сопровождение: Г. В. Свиридов. Музыка к кинофильму «Метель».

«Закрыли глаза... Расслабились... Перед вами дальняя дорога. Морозное утро. На солнце серебрится снег.

По широкому белоснежному полю бежит тройка. Под полозьями саней скрипит снег. Легкий морозец румянит ваши щеки. Сани подпрыгивают на ухабах. Вам легко и привольно. Вдали темнеет лес. Вам свободно дышится. Родная природа радует глаз и вашу душу. Душа, как и тройка, как бы становится крылатой: летит и летит вперед по белому, блестящему и серебристому ковру. Где-то в вышине голубизна неба. Привольно, просторно, спокойно. Только снег скрипит под полозьями саней. Тревоги и заботы остались позади. Не будем думать о том, что осталось позади. Главное — что теперь и что будет. Теперь вам очень хорошо, хорошо, хорошо. Вы спокойны и счастливы. Вы устремлены в будущее. Вы уверены в будущем. А тройка мчится вперед...

Глубоко вздохнули... Просыпайтесь. Открывайте глаза».

V. Подведение итогов занятия

Домашнее задание: запишите в дневник ласковые слова, которыми вы поддерживаете сами себя; прочитывайте их в трудные для вас минуты жизни.

Прощание.

Занятие 2

Цели:

  • коррекция личностных нарушений;

  • обсуждение проблемы негативного восприятия отцом недостатков развития его ребенка;

  • формирование позитивных психологических установок, способствующих коррекции родительского поведения, межсупружеских и родительско-детских взаимоотношений;

  • обучение технике мышечной релаксации и релаксации при совместном групповом пении.

I. Разминка

Приветствие

1. Обсуждение дневниковых записей.

Знакомясь с итогами выполнения домашнего задания (дать ответ на вопрос: «Понимаем ли мы с мужем друг друга? Что нас объединяет?»), психолог выясняет позиции участниц группы:

«Что может объединять мужа и жену? Взаимная любовь, любовь к детям, любовь к больному ребенку, общие интересы и т. д. Может ли их разделить болезнь ребенка?

Наверное, это зависит от самих родителей: от того, какие чувства они испытывают к рожденному ими больному ребенку, насколько они привязаны друг к другу и к ребенку, как понимают друг друга, каким представляют свое семейное счастье и какое место в нем занимает больной ребенок. Давайте обсудим эти проблемы...»

Беседа по обсуждению дневниковых записей не должна превышать 3—5 мин.

2. Игра «Чудесный мешочек».

Психолог проходит по кругу с мешочком, в котором находятся мелкие предметы. Каждая из участниц опускает руку в мешочек и, не заглядывая в него, берет любой предмет. После того как все получат по одному предмету, психолог объясняет условия игры: «Вы вытащили из мешочка какой-то предмет. Теперь вам необходимо отыскать в нем такие характеристики, которые объединяют его и вашу семью. Привожу пример. Мне достался пластмассовый шарик. Шарик круглый. В нем нет углов, значит, и нет острых неразрешимых проблем. Наша семья всегда собирается за столом, круглым, как этот шарик. Это и есть то, что объединяет этот шарик и нашу семью».

3. Игра «Диалог между сторонами моего Я: ласковая мать и жена и строгая мать и жена».

Как и в первой части нашего тренинга (В. В. Ткачева, 1999, с. 21—22), игра «Диалог...» позволяет развить в участницах чувство самоутверждения, сделать адекватной самооценку и преодолеть личностные проблемы. Особое значение «Диалог...» имеет при коррекции у родительниц личностных нарушений: неуверенности в себе, агрессивности, авторитарности, истеричности, проявлений мазохизма, сензитивности.

Для выполнения упражнения в центр круга ставятся два стула. Каждый из стульев символизирует определенные и одновременно противоположные друг другу личностные характеристики (например, ласковая и строгая мать/жена). В зависимости от того, куда садится участница, она исполняет ту или иную роль. Вначале психолог предлагает воспроизвести и проиграть образ, объединяющий типичные черты, характерные для конкретной участницы. Затем эта же участница играет роль с противоположными характеристиками. Это упражнение может выполняться как каждой отдельной родительницей перед всей группой, так и в парах.

4. Обсуждение моделей позитивного поведения (В. В. Ткачева, 2000, с. 109).

Модель

Я как мать должна:

уметь в случае стрессовой ситуации мысленно построить преграду, защитную стенку или поместить ребенка и себя в невидимый футляр или броню для того, чтобы отделиться от любого раздраженного или агрессивно настроенного по отношению к моему ребенку и ко мне субъекта.

II. Основная часть

Обсуждение рассказа «Папа, поиграй со мной».

Психолог вывешивает перед участницами подготовленный текст рассказа, написанный крупным шрифтом, и читает его вслух.

«В этот день Андрей вернулся домой рано. Лена очень обрадовалась приходу мужа. Наконец, подумала она, удастся поговорить с Андреем о болезни сына, посоветоваться, вместе принять решение. „Да и хорошо будет, если Андрей поиграет с Митенькой, — размышляла Лена, — ведь он с ним так мало общается“. Пока муж раздевался и мыл в ванной руки, Лена быстро разогрела ужин, накрыла на стол и побежала в гостиную за Митей.

Трехлетний сын Лены и Андрея лежал в детском манеже. Коварная болезнь сковала ручки и ножки малыша. Каждый раз, глядя на сына, Лена испытывала нестерпимую боль. С болезнью сына она не могла смириться. Вскоре после рождения Мити, когда выяснилось, что он нездоров, Лена оставила любимую работу и все время теперь посвящала сыну. Она делала все возможное: возила его на массаж, консультировала у разных специалистов, занималась с ним сама дома, посещала с ним сеансы экстрасенса. Лена очень уставала, порой ей казалось, что она бьется головой в непробиваемую стену. Положительные результаты появлялись с большим трудом, но все же они были.

В последнее время ее стала беспокоить и еще одна проблема: она стала все больше ощущать потребность в поддержке близких лиц, в первую очередь мужа. И сегодня как раз такой случай представился.

Лена взяла Митю на руки и пошла с ним на кухню. Сев за стол, она первая завела разговор с мужем:

Сегодня мы с Митенькой были в поликлинике, консультировал профессор. Знаешь, это известный врач. Он советует ложиться к нему в клинику. Я уже записалась. Как ты на это смотришь?

Андрей с сожалением посмотрел на жену и сказал:

Мне кажется, что традиционная медицина нам вряд ли поможет. Нужно найти целителя. У нас на работе есть один такой. Всем помогает. Я поговорю.

Он помолчал, а потом добавил:

А так уже третий год, а толку нет.

В кухне стало тихо. Разговор не клеился. Лена почувствовала жесткость в словах мужа. Ввязываться в спор не хотелось, и она промолчала. После ужина Лена предприняла еще одну попытку поговорить на эту тему:

Знаешь, логопед сказала, что с Митенькой нужно как можно больше разговаривать и заниматься. Поиграй с ним, пока я буду мыть посуду, а потом еще поговорим.

Лена передала ребенка в руки мужу, и он направился в гостиную. А сама проворно застучала посудой на кухне.

Там Лена пробыла минут двадцать. Когда же она, освободившись от своих хлопот, заглянула в гостиную, то увидела такую картину: муж сидел на диване, уткнувшись в телевизор, передавали очередные футбольные новости, а Митя одиноко лежал в манеже. Игрушки были не тронуты. Сердце у Лены сжалось:

Почему же ты с ним не играешь? Взял бы его на руки. Ну что же он лежит один! — в сердцах воскликнула она. Андрей, не поворачивая головы, ответил:

Потом, после футбола...

А после ему нужно будет спать, — возразила Лена.

Ну вот, приходишь с работы пораньше и хочешь отдохнуть, а тут одни претензии. Ты же сама понимаешь (тут муж повернулся к Лене, лицо его было раздраженным и даже гневным), ведь играй не играй, а ему не поможешь!

Затем, видимо, почувствовав неловкость и немой укор в глазах Лены, он смягчился:

Ты же хорошо знаешь, что я с детьми не очень умею играть. А Митя и сам не хочет. Как с ним играть?

Лена оторопела. Слова мужа „играй, не играй, а ему не поможешь“ как будто отхлестали ее по щекам. Почувствовала комок в горле. Возразить мужу что-либо сразу же не смогла. В голове пронеслись мысли: „У меня с ним тоже не получалось, долго не получалось, но я ведь пыталась и смогла. И у Митеньки сейчас уже кое-что стало получаться. А он этого не видит“.

Решив, что разговор окончен, Андрей вновь повернулся к телевизору. Глядя ему в спину, Лена впервые мысленно назвала мужа „он“:

Почему ОН не видит? Может, ОН не хочет видеть? ПОЧЕМУ?

Лене стало жаль Митю, жаль себя, к глазам подступили слезы. Она молча взяла сына из манежа и понесла его укладывать спать. Вечер был испорчен. Проблемы остались не решены. Хотелось плакать...» Какие проблемы существуют в этой семье, на ваш взгляд? Как можно помочь этой семье и от чего предостеречь?

Приведите подобные примеры из вашей жизни.

III. Аутотренинг

Пластический тренинг «Цветок».

Психолог: «Займите исходное положение: сядьте на корточки, голову нагните к коленям и обхватите их руками. Представьте себя маленьким семенем, которое пробивается через толщу земли. Напрягитесь, пока не распрямляясь. Почувствуйте в себе силы для преодоления тяжести земли. Чуть поднимите голову. Это появился росток. Потихоньку распрямляйте колени и спину. Поднимайтесь. Растите вверх. Медленно. Не спешите. Выбирайте все соки из земли для вашего роста. Растите сильным, крепким цветком. Поднимайтесь все выше и выше. Тянитесь к солнцу. Посмотрите вверх. Вот появился бутон цветка. Распрямляйтесь еще больше. Не изменяя положения, поднимите руки вверх. Вот и показались лепестки бутона. Глядя вверх, улыбнитесь. И наконец, ваш цветок расцвел. Потянитесь еще сильнее. Какой удивительно красивый цветок вы создали! Озарите улыбкой мир.

Но прошло лето, и наступила осень. Постепенно расслабляйтесь. Ваш цветок стал вянуть и засыхать. Постепенно опускайте руки. Опускайте плечи. Увяли и опали лепестки цветка. Медленно опускайте голову вниз. Опали листья. Сбросьте вниз руки. Подул холодный ветер, и вот под сильным его порывом упал и стебелек цветка. Опускайтесь на пол. Расслабьтесь как только можно. Несколько мгновений полежите, не шевелясь. Отдыхайте...»

IV. Музыкальная релаксация

Вокалотерапия. Как правило, пение сближает людей. Совместное интонирование позволяет подстраивать друг к другу не только голоса, но и внутренние помыслы и чувства. В песне, как и в танце, происходит взаимное заряжение участников позитивной энергией; возникает чувство гармонии, общности интересов, принадлежности к группе единомышленников.

V. Домашнее задание

Отметить в дневнике и описать радостные события супружеской жизни.

Приложение 3

Примеры выполнения диагностических заданий различными категориями испытуемых

Протокол I методики «История жизни с проблемным ребенком» (B. B. Ткачева)

(Опишите в свободной форме проблемы Вашего ребенка и связанные с ним семейные трудности с самого начала. Не спешите и будьте последовательны. Вверху листа укажите дату, Ваши имя и отчество, возраст, профессию, дату рождения ребенка и его имя.)

Дата: 18 апреля 2004 г.

Светлана Николаевна К., 38 лет, медсестра.

Сын Саша, 1991 г. р., диагноз — ДЦП, правосторонний гемипарез, эписиндром; ЗПР.

У моего сына физические проблемы: укорочение правой руки и ноги (ДЦП). Ему трудно спускаться и подниматься по лестнице. Есть и проблемы в самообслуживании. Нет возможности оставить его дома одного.

Саша учится в школе, на надомном обучении. Считаю, что успевает. Учительница его хвалит. Но очень мало общается с одноклассниками. Работать вместе с ними он не может, отвлекается.

Дома Сашу одного оставлять нельзя, так как он страдает эпилепсией. С ним должен кто-нибудь находиться. В мое отсутствие с ним находится моя мать. Когда Саше не исполнился еще и год, муж нас оставил. Сейчас живет с другой семьей. Сашу не навещает, но деньги изредка присылает. Вначале я очень переживала, а теперь считаю, что так лучше.

Летом, если повезет с путевкой, отдыхаем в санатории, но только в Подмосковье. Праздники проводим в тесном кругу — приезжает моя сестра.

В связи с необходимостью постоянного ухода за сыном личного времени вообще не имею. Работаю посменно. Свободное от работы время уходит на сопровождение Саши в школу или в медицинские учреждения. Но, несмотря на это, мы с Сашей ходим гулять в парк, посещаем детские праздники в школе, концерты его любимых певцов.

















Протокол II методики «История жизни с проблемным ребенком» (B. B. Ткачева)

(Опишите в свободной форме проблемы Вашего ребенка и связанные с ним семейные трудности с самого начала. Не спешите и будьте последовательны. Вверху листа укажите дату, Ваши имя и отчество, возраст, профессию, дату рождения ребенка и его имя.)

Дата: 4 июня 2000 г.

Анна Павловна С., 34 года, делопроизводитель.

Сын Коля, 1988 г. р., диагноз — РДА.

Мой сын Коля развивался до 3 лет нормально. К этому возрасту знал все буквы, умел считать до 10, логично рассуждал, хорошо кушал, проблем не было никаких. После 4 лет ребенка как будто подменили: стал разговаривать сам с собой, причем в 3-м лице. Мы с мужем подумали, что это от недостатка общения. После он отказался есть мясо и все мясные продукты. Обращались к врачу по месту жительства, но лечение никакое не назначалось. Я стала думать, что у сына такой своеобразный характер.

В 6 лет Коля пошел в детский сад, там специалисты обратили внимание на его поведение. Он не дружил ни с кем, а только цеплялся к детям и ломал их игрушки. Направили к психоневрологу. Она сказала, что ребенок отстает в развитии и ему необходимо учиться во вспомогательной школе. Лечение, кроме как успокоительных сборов, не назначили, а на учет у психоневролога поставили.

Нас определили во вспомогательную школу. Из-за плохого поведения Коля остался дублировать 1 класс. Материал усваивал, но был очень неусидчив, мог во время урока встать и пойти домой. Транспортом пользуется самостоятельно, проблем у меня с ним в этом вопросе нет. Думаю, что в Москве должен быть специальный центр для таких детей, в котором могут выявить и развить способности такого ребенка, как мой сын. Кто поможет ему найти себя в этой жизни? Я читала, что такие дети бывают талантливы. Сама могу только догадываться об этом, так как я не специалист.

Жаль, что идут годы, а все на том же уровне. Лечение мы стали получать только с февраля 2000 г. Дополнительных занятий не проводим, так как сами боимся все испортить, а специалистов нет. Я понимаю, что чужой ребенок — чужая беда, но без помощи специалиста нам не справиться. А ведь мы упускаем время и теряем талант, приобретая взамен агрессию и зло таких детей, как мой Коля. А нам в этом мире вместе с ними жить.











Протокол III методики «История жизни с проблемным ребенком» (B. B. Ткачева)

(Опишите в свободной форме проблемы Вашего ребенка и связанные с ним семейные трудности с самого начала. Не спешите и будьте последовательны. Вверху листа укажите дату, Ваши имя и отчество, возраст, профессию, дату рождения ребенка и его имя.)

Дата: 5 октября 1999 г.

Николай Борисович Т., 27 лет, юрист.

Дочь Лена, 1993 г. р., диагноз — ДЦП.

До рождения ребенка наши отношения с женой были очень хорошими. Мы любили друг друга и были счастливы. Когда родилась наша Лена, Леночка-Ленуся, мы очень обрадовались. Но потом мы узнали, что у Леночки тяжелая болезнь — ДЦП. Я не знал, что делать, как быть. Это был шок. Дома не жил две недели. Не хотел видеть жену, Ольгу. Мне казалось, что это она виновата в этой беде. Но потом я увидел красивую девочку, маленькую, хорошенькую, которая мне улыбалась. И я решил, что это мой ребенок и я должен сделать для дочки все, что смогу.

Но одна беда не приходит, жди другой. Жена отстранилась от меня и от больной дочери. Все свое внимание она стала уделять сыну. А я остался один с проблемой дочери. Что же делать с Ленусей? Врач-невропатолог посоветовал обратиться в детский психоневрологический санаторий, куда я и устроил дочь. Там с ней занимались логопед, массажист, учителя.

Мне было радостно, когда Ленуся начала говорить. Конечно, она многому научилась. Но я все-таки боюсь, а вдруг я что-то не так сделал. Может быть, нужно было сделать что-то по-другому.

Каждый день, когда я прихожу с работы домой, меня встречает Ленуся, и я благодарен Богу за то, что она у меня есть.





















Приложение 4



Комплект авторских методик для скрининг-диагностики семьи

Социограмма «Моя семья» (B. B. Ткачева)

Эта методика является адаптированным вариантом теста «Семейная социограмма» Э. Г. Эйдемиллера. Мы модифицировали эту методику в соответствии с задачами исследования семьи, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии. В новом варианте эта методика включает изучение трех этапов жизни семьи: до рождения ребенка с отклонениями в развитии, сразу после его рождения и в настоящий момент. Такой подход позволяет определить характер динамики в развитии конкретной семьи (позитивный или непозитивный). В связи с этим испытуемый заполняет три бланка: «Моя семья до рождения проблемного ребенка», «Моя семья после рождения проблемного ребенка», «Моя семья в настоящее время».

Методика «Моя семья» проста и удобна в пользовании. Родителя просят обозначить членов своей семьи в каждом круге поочередно. Размер диаметра кругов 110 мм. Никаких других пояснений к выполнению задания не дают. Такая инструкция обязывает испытуемого кроме выбора значимых для себя лиц, которых он относит к членам семьи, указать еще и связи между ними.

Критериями оценки служат:

определение членов семьи, т. е. тех лиц, которых родитель относит к данной категории, и очередность их изображения (например, себя рисует первым или последним);

пространственное расположение кружков — характер взаимоотношений между членами семьи;

размер кружков — значимость данного члена семьи для испытуемого.

Как правило, испытуемые располагают кружки, указывая членов семьи, в трех вариантах:

1) в линейном порядке, что свидетельствует о формальном подходе к испытанию или отсутствии теплых отношений;

2) в виде матрешки или круга в круге, что на практике сопровождается тенденцией к симбиотическим связям между членами семьи;

3) в свободном расположении кружков в различной удаленности друг от друга, что свидетельствует об определенной степени близости между членами семьи.

Матери часто как бы прилепляют к своему кружку маленький кружок, изображающий больного ребенка, а кружок бывшего супруга и отца ребенка может оказаться за большим кругом, т. е. за пределами семьи, или вообще исчезнуть. Встречаются также варианты, когда в кружок помещается лицо члена семьи, таким образом формальная схема очеловечивается.

Размер кружков указывает на иерархию отношений и степень значимости членов семьи: взрослый — ребенок; старейший член семьи — другие лица.

Изображение членов семьи на трех этапах ее жизни позволяет определить структуру семьи и тех лиц, которые не выдержали трудностей, связанных с уходом за больным ребенком. Важным преимуществом этой методики также является то короткое время, в течение которого можно получить результат и составить представление об изучаемой семье.

Бланки социограммы «Моя семья»

Инструкция: Перед вами три круга. Каждый из них изображает вашу семью на определенном этапе ее жизни. Нарисуйте в каждом из кругов себя самого и членов своей семьи в форме кружков и надпишите их. В верхней части листа поставьте вашу фамилию и число.

Бланк 1. Первый круг: Моя семья до рождения проблемного ребенка

Бланк 2. Второй круг: Моя семья после рождения проблемного ребенка

Бланк 3. Третий круг: Моя семья в настоящее время

































Анкета «Психологический тип родителя» (B. B. Ткачева)

Инструкция: В анкете содержатся утверждения, которые помогут определить некоторые свойства Вашей личности. Прочтите каждое утверждение и оцените его как верное или неверное по отношению к Вам. В случае если вы согласны, отметьте слово «ДА», если нет — «НЕТ». В анкете нет правильных или неправильных ответов. Отвечайте так, как Вы сами думаете.

1. Всю свою жизнь я строго следую принципам, основанным на чувстве долга.

  • Да

  • Нет

2. Мне часто кажется, что у меня комок в горле.

  • Да

  • Нет

3. Я всегда полон (полна) энергии.

  • Да

  • Нет

4. Я придерживаюсь принципов нравственности и морали более строго, чем большинство других людей.

  • Да

  • Нет

5. Жизнь с ребенком, имеющим нарушения в развитии, всегда связана для меня с напряжением.

  • Да

  • Нет

6. Я верю в перспективу развития моего ребенка.

  • Да

  • Нет

7. У меня часто возникают боли в сердце, когда я расстраиваюсь из-за проблем ребенка.

  • Да

  • Нет

8. Когда я думаю о ребенке, меня никогда не покидают тревожные мысли.

  • Да

  • Нет

9. Родитель не виноват, если ребенок своим поведением вынудил наказать его физически.

  • Да

  • Нет

10. Когда я волнуюсь, у меня дрожат руки или тошнит.

  • Да

  • Нет

11. Я всегда стремлюсь ограждать моего ребенка от трудностей и обид.

  • Да

  • Нет

12. Ребенок всегда зависит от родителя и должен его слушаться.

  • Да

  • Нет

13. Я заработал (заработала) язву из-за постоянных проблем с ребенком.

  • Да

  • Нет

14. Ребенок с недостатками в здоровье — обуза для родителя.

  • Да

  • Нет

15. Все дети должны воспитываться в строгости.

  • Да

  • Нет

16. Считаю, что ребенок с проблемами в развитии постоянно нуждается в особом уходе и внимании со стороны родителей.

  • Да

  • Нет

17. Моя жизнь изменилась в худшую сторону из-за проблем в развитии моего ребенка.

  • Да

  • Нет

18. Если у ребенка слишком много проблем со здоровьем, его можно поместить в учреждение социальной защиты (интернат с постоянным проживанием).

  • Да

  • Нет

19. Родители всегда ответственны за будущее своих детей.

  • Да

  • Нет

20. Мой ребенок всегда берет верх надо мной в спорных ситуациях.

  • Да

  • Нет

21. Я не остановлюсь ни перед чем в достижении поставленных целей.

  • Да

  • Нет































Правила пользования анкетой

Для определения психологического типа родителя необходимо подсчитать сумму баллов в каждой из колонок.

Утвердительные ответы под номерами 1, 4, 7, 10, 13, 16, 19 определяют психосоматический тип родителя (П).

Утвердительные ответы под номерами 2, 5, 8, 11, 14, 17, 20 выявляют невротичный тип родителя (Н).

Авторитарный тип родителя (А) определяется утвердительными ответами под номерами 3, 6, 9, 12, 15, 18, 21.

Доминирующий психологический тип определяется по наибольшей сумме утвердительных ответов (+), полученной в одной из колонок.







































Бланк анкеты

«Психологический тип родителя»



Психосоматический Невротичный Авторитарный

1 2 3

4 5 6

7 8 9

10 11 12

13 14 15

16 17 18

19 20 21



Всего: Всего: Всего:





Доминирующий психологический тип: ____________

























Анкета «Определение воспитательских умений у родителей детей с отклонениями в развитии» (B. B. Ткачева)

Инструкция: В анкете содержатся вопросы, которые помогут определить Ваши способности как воспитателя своего ребенка. Прочтите каждое утверждение и оцените его как верное или неверное по отношению к Вам. В случае если вы согласны, отметьте слово «ДА», если нет — «НЕТ». В анкете нет правильных или неправильных ответов. Отвечайте так, как Вы сами думаете.

1. Трудно ли Вам угадывать желания и настроения вашего ребенка?

  • Да

  • Нет

2. Принимаете ли Вы своего ребенка таким, каков он есть, со всеми его недостатками и проблемами?

  • Да

  • Нет

3. Любите ли Вы проводить с ребенком свободное время: играть, читать книги, совершать прогулки, отдыхать и др.?

  • Да

  • Нет

4. Проявляете ли Вы к ребенку нежность и ласку (прижимаете к себе, гладите по головке, качаете на руках и др.)?

  • Да

  • Нет

5. Сопереживаете ли Вы ребенку, если он ушибся, ударился или расстроен чем-то?

  • Да

  • Нет

6. Есть ли у Вас с ребенком эмоциональный контакт?

  • Да

  • Нет

7. Нравится ли Вам улыбка вашего ребенка?

  • Да

  • Нет

8. Довольны ли Вы тем, что у вас такой ребенок?

  • Да

  • Нет

9. Понимаете ли Вы, что в развитии Вашего ребенка имеются проблемы, может быть, и значительные?

  • Да

  • Нет

10. Считаете ли Вы возможным разрешение этих проблем только собственными усилиями?

  • Да

  • Нет

11. Нуждаетесь ли Вы, как родитель, в профессиональной помощи педагогов и других специалистов учреждения, в котором обучается Ваш ребенок?

  • Да

  • Нет

12. Читаете ли Вы педагогическую литературу? Если да, то укажите, как часто и какую.

  • Да

  • Нет

13. Считаете ли Вы, что обучение Вашего ребенка в специальном учреждении поможет преодолеть проблемы в его развитии?

  • Да

  • Нет

14. Как Вы считаете, повлияют ли на позитивную динамику развития ребенка Ваше личное участие и помощь?

  • Да

  • Нет

15. Понимаете ли Вы, что будущее Вашего ребенка в силу имеющихся у него нарушений будет отличаться от будущего других детей?

  • Да

  • Нет

16. Считаете ли Вы себя ответственным за воспитание ребенка?

  • Да

  • Нет

17. Считаете ли Вы, что процесс воспитания оказывает положительное воздействие не только на Вашего ребенка, но и на вас?

  • Да

  • Нет

18. Считаете ли Вы возможным наказывать ребенка за провинность физически (ремнем, шлепком и др.)?

  • Да

  • Нет

19. Проявляете ли Вы терпение, если ребенок капризничает или непослушен?

  • Да

  • Нет

20. Часто ли Вы хвалите ребенка?

  • Да

  • Нет

21. Повышаете ли Вы голос на ребенка?

  • Да

  • Нет

22. Оставляли ли Вы ребенка одного в темной комнате в качестве наказания?

  • Да

  • Нет

23. Уважительно ли Вы относитесь к личности ребенка?

  • Да

  • Нет

24. Какой тип поощрения ребенка Вы используете:

  • подарок (материальный);

  • похвалу (моральный);

  • проявление ласки, нежности (эмоциональный)?

















Правила пользования анкетой

Воспитательские умения родителей детей с отклонениями в развитии оцениваются по трем шкалам.

Шкала «Эмоциональное принятие — отвержение ребенка» включает ответы на первые восемь вопросов.

Ответы на вопросы с 9-го по 17-й соответствуют шкале «Рациональное понимание — непонимание проблем ребенка». В вопросах с 18-го по 24-й раскрывается содержание шкалы «Адекватные — неадекватные формы взаимодействия».

Положительными считаются следующие ответы:

«Да» — 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 19, 20, 23;

«НЕТ» — 1, 10, 18, 21, 22.

На 24-й вопрос дается дифференцированный ответ.





































Методика «История жизни с проблемным ребенком» (В. В. Ткачева)

Методика «История жизни с проблемным ребенком» является вспомогательным диагностическим инструментарием, с помощью которого удается уточнить основную проблему, волнующую конкретного родителя, и характер его субъективных переживаний по этому поводу.

Психолог обращается к каждому родителю с просьбой изложить в письменном виде проблемы, связанные с особенностями развития больного ребенка, или описать любые другие, на возникновение которых в той или иной степени, по мнению родителя, повлиял дефект ребенка. Психолог указывает на преимущества такой формы работы, так как родитель впервые получает возможность изложить свои переживания по поводу здоровья ребенка и межличностных отношений в семье.

Такой подход, во-первых, позволяет родителю открыто высказать свою боль и сомнения, а во-вторых, дает возможность психологу установить необходимый уровень «обратной связи» с родителем. Для достижения полного взаимопонимания и открытости родителя психолог сообщает ему о том, что изложенная им информация строго конфиденциальна и служит для определения проблем семьи с целью их разрешения.



































Бланк методики

«История жизни с проблемным ребенком»



Опишите в свободной форме проблемы Вашего ребенка и связанные с ними семейные трудности с самого начала. Не спешите и будьте последовательны.

Вверху листа укажите дату, Ваши имя и отчество, возраст, профессию, дату рождения ребенка и его имя.

_______________________________________________________________





_______________________________________________________________



_______________________________________________________________



_______________________________________________________________



_______________________________________________________________



_______________________________________________________________

















Методика «Оценка эмоциональной и коммуникативно-поведенческой сферы детей с тяжелыми нарушениями развития» (В. В. Ткачева)

Эта методика была разработана в связи с отсутствием подобного рода диагностического инструментария для изучения детей с выраженными нарушениями развития. Необходимость изучения эмоционально-личностной сферы детей определена тем, что именно в этой области в процессе коррекционной работы с детьми, страдающими тяжелыми пороками развития, в первую очередь может проявиться позитивная динамика.

Опросник позволяет раскрыть особенности контакта между детьми с тяжелыми отклонениями в развитии и значимыми для них взрослыми, а также дает возможность определения перспектив развития ребенка по ряду параметров.

Особенности личности и эмоциональных контактов детей изучаются с помощью 9 шкал. Оценка результатов осуществляется простым подсчетом баллов. При выраженном снижении интеллекта, низком уровне общения или тяжелых двигательных расстройствах квалификация результатов деятельности ребенка осуществляется исходя из доступных его психофизическим возможностям заданий. Анкета заполняется специалистом (педагогом, психологом) и является его эмпирической оценкой особенностей развития эмоционально-личностной сферы ребенка.

































Анкета

1. Отношение к пребыванию в школе и к обучению

0 баллов — отказ идти в школу;

1 балл — согласие идти в школу только потому, что этого требует взрослый;

2 балла — желание идти в школу для того, чтобы там играть;

3 балла — желание идти в школу, чтобы учиться и общаться с другими детьми и взрослыми.

2. Способы взаимодействия со взрослым (педагогом)

0 баллов — проявление откровенной агрессии при попытке взрослого установить контакт;

1 балл — проявление упрямства и негативизма при попытках взрослого установить с ребенком положительный контакт;

2 балла — проявление радостного оживления (улыбки, объятий, смеха) при появлении конкретного взрослого;

3 балла — проявление желания идти на урок заниматься с конкретным взрослым (учителем, воспитателем, психологом).

3. Принятие доступной пониманию инструкции

0 баллов — отказ от принятия инструкции (откровенный негативизм);

1 балл — проявление упрямства;

2 балла — частичное выполнение инструкции;

3 балла — полное выполнение инструкции.

4. Соблюдение доступных правил поведения

0 баллов — нарушение нормативных правил поведения (крики, возгласы, возможные драки с другими детьми) в течение всего времени пребывания в школе;

1 балл — нарушение поведения во время урока (отсутствие умения слушать педагога, сидеть спокойно в течение определенного времени, постоянные и необоснованные просьбы выйти в туалет, частое отвлечение внимания на другие объекты и др.);

2 балла — частичное нарушение правил поведения (нарушение правил поведения в случае потери интереса к уроку и правильное поведение, если интерес возобновился);

3 балла — нормативное поведение в течение всего урока и на перемене.

5. Эмоциональные реакции

0 баллов — слезы, крики, желание подраться, выражение страха или напряженности (на начальном этапе адаптационного периода в учебном учреждении);

1 балл — общая замкнутость и заторможенность;

2 балла — состояние покоя, нормализация состояния;

3 балла — смех, улыбка на лице как проявление положительных реакций.

6. Продолжительность занятий

0 баллов — отсутствие способности выполнять посильное задание на фронтальном занятии;

1 балл — выполнение посильных заданий в течение 5 мин;

2 балла — выполнение посильных заданий в течение 5—10 мин;

3 балла — выполнение посильных заданий в течение 10—15 мин.

7. Установление доступных контактов с другими детьми

0 баллов — отсутствие желания взаимодействовать с другими детьми (драки из-за игрушек, пособий и др.);

1 балл — демонстрация желания играть с игрушкой, которая находится в руках другого ребенка;

2 балла — проявление способности подождать, пока другой ребенок занят интересующим первого ребенка предметом;

3 балла — демонстрация просьбы дать игрушку.

8. Приобретение новых навыков (в течение учебн. года)

0 баллов — отсутствие навыков;

1 балл — приобретение одного навыка;

2 балла — приобретение двух навыков;

3 балла — приобретение трех и более навыков.

9. Взаимодействие с матерью

0 баллов — отвержение матери (откровенная агрессия);

1 балл — отсутствие теплых отношений с матерью, проявление к ней требовательности для удовлетворения собственных желаний;

2 балла — проявление послушания как стремление установить связь с матерью;

3 балла — проявление ласки и нежности по отношению к матери.





Подсчет баллов:

  • Высокий уровень 24—27 баллов



  • Средний уровень 16—23 балла



  • Низкий уровень 8—15 баллов



  • Очень низкий уровень Ниже 8 баллов












Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Автор
Дата добавления 08.02.2016
Раздел Школьному психологу
Подраздел Конспекты
Просмотров3647
Номер материала ДВ-428556
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.