Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Мотив сна рассказах В.Г. Короленко

Мотив сна рассказах В.Г. Короленко


  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

Городская конференция научно-исследовательского общества учащихся

«Интеллектуалы XXI века»















Мотив сна в рассказах В.Г. Короленко






Выполнила:

Нугуманова Регина,

ученица 6Б класса МОУ СОШ № 43

Научный руководитель:

Боброва А.А,

учитель русского языка и литературы

МОУ СОШ № 43










Копейск

2015

СОДЕРЖАНИЕ



Введение 3

1. Сон в литературоведении и психоанализе 4

1.1 Сон – первооснова искусства 4

1.2. Типология сна 4

1.3. «Реальность сновидений» 4

1.4. «Интроспекция» сна 5

1.5. Сон как категория литературоведения. 5

Вывод. 6

2. Реализация мотива сна в творчестве В.Г. Короленко. 7

2.1. Прием «неявного» сновидения. 7

2.1.1 Фантастический сон. 7

2.2 Сон – аллегория. 9

2.3. Сон – предупреждение. 10

2.3.1 Формальные особенности мотива сна в рассказах В.Г. Короленко 11

Вывод 13

Заключение 14

Приложение 1. 15

Список использованной литературы. 16



ВВЕДЕНИЕ


Любое художественное произведение состоит из мотивов. По своей тематической и функциональной направленности литературоведческие мотивы разнообразны. Особое место занимает мотив сна, являющийся одним из интереснейших и популярных по своей психологической и идейной тональности.

Мы не встретим ни одного писателя, который не использовал бы в своих произведениях художественного приема сновидения – либо для достижения психологической достоверности духовного формирования героя, либо для усиления и акцентировки фантастического, мистического, лирического или сатирического эффекта.

Мотив сна благодаря своим богатым идейно-эстетическим и художественным возможностям оказывается необычайно плодотворным, емким, содержательным и органичным для выражения авторского замысла.

В связи с этим цель нашей работы – выявить основные положения, касающиеся разработки данного вопроса, и провести собственный анализ, определив при этом специфику мотива сна на материале рассказов В. Г. Короленко «Сон Макара», «Федор Бесприютный», «Иом- Кипур» («Судный день»), «Без языка».

На протяжении последних десятилетий творчество В. Г. Короленко изучалось только с точки зрения идейно - тематического своеобразия. Актуальность нашей работы обусловлена необходимостью анализа элементов поэтики творчества, в частности мотива сна.

Гипотезой нашей работы является предположение о том, что сон в рассказах В.Г. Короленко имеет свою типологию.

Основные задачи, требующие решения:

  1. выявить функциональную значимость мотива сна в текстах художественной литературы;

  2. обозначить наиболее распространенные формы мотива сна;

  3. определить идейную направленность и психологическую тональность данного мотива;

  4. установить взаимосвязь мотива сна с темой и идеей художественного

произведения, а также с другими мотивами.

Предметом исследования является мотив сна, объектом – типология мотива сна.

Для решения поставленных задач нами были использованы следующие методы: сравнительно-сопоставительный, аналитический, системный.

Практическая значимость работы – материалы нашего исследования могут быть использованы на уроках литературы при анализе рассказов В.Г Короленко в целом, так и при анализ конкретных эпизодов.





1. Сон в литературоведении и психоанализе.

    1. Сон – первооснова искусства (сущность сна с точки зрения психоанализа).

Многие исследователи, занимающиеся разработкой вопросов психоанализа, отмечают, что исторически среди бессознательных состояний души наиболее интересен и загадочен сон. Не случайно В. Б. Шкловский однажды заметил: «Когда человек стал рассказывать сны, это первое, что удвоило ему жизнь, то есть послужило своеобразным стимулом к художественной деятельности, стало фундаментом искусства».

Аристотель в трактатах «О сне» и «О вещих сновидениях» одним из первых утверждал, что «сновидения – это явления, вытекающие из самой сущности человеческого духа и представляющие собой результат специфической деятельности мозга». Позже, как бы подтверждая данные слова, З. Фрейд заметил, что «сновидения являются той сферой, в которой бессознательное проявляется наиболее ярко и непосредственно.


1.2 Типология сна.

Типология сновидений основана на образном отражении действительности. «Сновидение мыслит преимущественно образами».

Характеризуя сновидение как «небывалую комбинацию бывалых впечатлений» (И. М. Сеченов), ученые не раз указывали на то, что все наши «фантастические и нереальные переживания протекают на совершенно реальной эмоциональной основе». Иными словами, в течение сна упорядочиваются и перерабатываются те сигналы, которые поступили в нервную систему в период бодрствования.

Для художника слова и его героя – сновидца – это часто нереализованная в яви возможность прожить еще одну, новую, «другую» жизнь, перевоплотиться, «примерить» к себе близкий или совершенно непохожий характер.

В связи с типологией сновидений большинству героев русской словесности в зависимости от сюжета являются:

- загадочные;

- предупреждающие;

- таинственные;

- фантастические;

- тяжелые;

- пророческие

сны, дополняющие психологический, а порой, и социальный облик персонажей.


1.3 «Реальность» сновидений.

Еще Шопенгауэр отмечал, что «жизнь и сновидения – это страницы одной и той же книги. Когда наступает время отдыха (сна), мы продолжаем свои действия».

«Бессознательное воспроизводит устойчивые мотивы жизни» (К. Юнг). На этом основании мы можем говорить о «реальности» снов, то есть о том, что сон – отражение или переосмысление действительности, а не замысловатая игра сознания.

с этим современная наука и художественная литература доказывают, что сон – это не только отражение жизни, но и форма познания действительности, преобразование ее в соответствии с наиболее справедливыми законами общества. Отсюда, сновидения героев художественной литературы есть одно из самых ярких проявлений конкретного бытия. Их сны глубоко индивидуализированы – в этом их главнейшее характерологическое значение. Поэтому, традиционные для литературоведческой терминологии определения речевой, социальной или нравственной характеристик, необходимо дополнять понятием его сновидческой характеристики, без которой любой анализ психологических закономерностей сюжетного поведения героя останется во многом незавершенным.


1.4 «Интроспекция» сна (данное понятие использует Д. А. Нечаенко в работе «Сон, заветных исполненный знаков»).

«Интроспекция сна – это основная функция литературного сновидения, состоящая в том, что сновидец, осмысливая свой сон (как и читатель, вникая в суть сна) добавляет к субъективному знанию себя изнутри знание себя со стороны как объекта, достигая этим более полного бытия, открывая неизведанные уголки своей души.


1.5 Сон как категория литературоведения.

Мотив сна весьма широко используется в художественной литературе.

В 19 веке к форме сна обращались такие писатели как В. А. Жуковский, А. С. Пушкин, И. А. Гончаров, Н. Г. Чернышевский, Н. А. Некрасов, Ф. М. Достоевский, Л. Н. Толстой.

В. А. Жуковский, используя прием сна в своей балладе «Светлана», переносит дальнейшее повествовательное действие в рамки «сновидческой реальности», что в свою очередь обостряет душевные переживания героини, так как все эмоциональные порывы на уровне бессознательного наиболее ярки и естественны. Отсюда следует, что в балладе сон выражает истинную сущность переживаний Светланы. Важно заметить, что сон в данном произведении незавуалирован, то есть о нем сразу заявлено в тексте.

Другим путем пошел А. С. Пушкин, у которого мы впервые сталкиваемся с явлением «необъявленного сновидения». В рассказе «Станционный смотритель» («Повести Белкина») сон неотделим от основного текста; трудно определить, где заканчивается сюжетная реальность и начинается «сновидческая».

ВЫВОД


Таким образом, художественный прием сна является отражением объективной действительности, характерологическая роль которого представлена в текстах художественной литературы. В связи с условиями реальной жизни сны могут носить ту или иную тональность, что в свою очередь позволяет говорить об индивидуальности сновидений. Английский мыслитель Томас Браун писал: «Мы во время сна делаемся чем-то большим, нежели мы есть на самом деле. Сон тела является как бы пробуждением души».

И эта пробуждающаяся в сновидном мире душа нередко способна пережить там настолько сильные потрясения, что они приводят к полному духовному перерождению человека или заставляют действовать его для изменения собственной судьбы.

















2. Реализация мотива сна в творчестве В. Г. Короленко.


Мотив сна занимает важное место в творчестве В. Г. Короленко. Впервые мотив сна появляется у писателя в незавершенной поэме «Сон на Лене», в которой лишь намечаются некоторые особенности короленковского сна, нашедшие затем отражение в таких рассказах как «Сон Макара», «Иом-Кипур», «Федор Бесприютный», «Без языка».



2.1 Прием «неявного» сновидения.

Понятие «неявного сновидения» использовал Нечаенко Д. А. при разработке темы сна в художественной литературе. Особое значение имеет этот прием в рассказах В. Г. Короленко. Главной особенностью «неявного» сновидения является его синтез с основным полотном повествования, то есть, при чтении произведения, не сразу возможно разграничение текста на явь и сон; сон развертывается как прямое продолжение сюжетной реальности. На одной повествовательной плоскости оказываются события, происходящие в рамках сюжета, и события, происходящие в подсознании героя, то есть во сне выстраивается, таким образом, сплошное реально - фантастическое действие.

Так, в рассказе «Сон Макара», повествующем о тяжелой доле крестьянина- якута, всю жизнь бьющегося в безысходной нужде, Короленко, чтобы непосредственно перейти к «изображению» сна главного героя, использует прием реинкарнации его души из одной субстанции в другую. И это не случайно, потому что еще в древности сон отождествлялся со смертью (миф о Гипносе). Со смертью героя и начинается «неявное» сновидение. Именно в этой части рассказа заключена коллизия: долго молчавший человек громко и гневно заговорил, проклиная людскую несправедливость и обвиняя в ней самого бога ( «Он забыл, где он, перед чьим лицом предстоит, - забыл все, кроме своего великого гнева»).


2.1.1 Фантастический сон.

Однако, пробуждение к протесту, яростный бунт Макара и его готовность вступить в единоборство с высшей небесной силой, защищая правду и справедливость, - все это происходит не на яву, а в фантастическом сне, который привиделся забитому, темному мужику.

Герою повествования привиделось то, что жило в его подсознании, что годами копилось в его душе, что он вынашивал в своих мечтах.

Отсюда, использование мотива сна, позволяет говорить нам о пафосности произведения, о своеобразном призыве к действенной борьбе за социальную справедливость и свободу для всех людей.

В текст рассказа «Сон Макара» сон «вводится» следующими словами:

«Мороз крепчал. Последние переливы сияния слабо мерцали и тянулись по небу, заглядывая к Макару сквозь вершины тайги, последние отголоски колокола доносились с далекого Чалгана. Сияние полыхнуло и погасло. Звон стих. И Макар умер».

Однако умер Макар в одной реальности, чтобы по замыслу автора действовать в другой: «Было совершено темно, когда Макар почувствовал, что его кто-то толкнул ногой. Он повернул голову и открыл глаза». Так, главный герой начинает действовать в другой ипостаси, так называемой «сновидческой реальности».

«Сновидческая реальность» в этом рассказе явилась основной ареной для развертывания дальнейшего сюжета повествования. Связано это с тем, что во сне у героя наступает «прозрение», осознание истинного своего положения, а в связи с этим и протест, как единственно верная реакция на действительность. Данное утверждение верно еще и потому, что З. Фрейд трактует сон как ответную реакцию на события, происходящие на яву.

Во сне Макар вступает в спор с великим Тойоном: «Он обрел дар речи и отказался подчиняться несправедливому суду его. И это непокорство спасло его». Здесь явно сквозит мысль о том, что разрешение смутных ожиданий Макара – в будущем, а сон его – только залог этого разрешение, только свидетельство о том, что в душе самого тихого, самого забитого и дикого Макара таится « сон» о справедливости и маячит ничем неугасимая надежда на лучшую долю.

Итак, рассказ «Сон Макара» свидетельствует о том, что В. Г. Короленко не утратил веры в возможность пробуждения макаров.

В основе рассказа «Иом – Кипур» (или «Судный день») тоже лежит прием «неявного» сновидения. Замаскированный от читателя переход восприятия героя из отчетливой яви в туманность сна В. Г. Короленко осуществляет посредством указания на мнимое пробуждение сновидца: «Вот так штука! – вдруг подумал он, подымаясь в темноте с постели, точно его кто стукнул молотком по темени»….

Именно вслед за этим фиктивным пробуждением и начинается собственно «неявное» сновидение с его непрерывными колебаниями как бы «на пороге двойного бытия», с его попеременными смещениями то в сторону создания иллюзии реальности происходящего, то – в сферу невероятного, фантастического. Об этом ясно свидетельствуют смятение и растерянность сновидца, его неуверенность в том, что перед ним предстают картины яви, а не сна: «Мельник издрог и стал уже подумывать, что это все ему приснилось, тем более, что на плотине совсем потемнело <…> » [9:47]

В рассказе фантастика из предмета повествования переросла в средство, способ художественного постижения, познания мира, загадок бытия [4]. В этом случае мы можем говорить о том, что именно во сне мельник Филипп «осознал» всю несправедливость своих действий, подлость поступков. По окончании же сновидения он уже не тот самоуверенный человек, жаждущий только наживы, герой желает исправиться, а для этого « рано поутру, без шапки, простоволосый, да без сапогов, босой, да весь расхристанный ввалился в избу ко вдове с молодою дочкою! Ну, бей себе, сколько хочешь».

Не смотря на то, что в рассказах «Сон Макара» и «Иом – Кипур» В. Г. Короленко использовал один и тот же прием «неявного» сновидения, тональность данных текстов разная. И связано это в первую очередь с разной характерологической направленностью снов. Так, сон Макар носит характер некой побудительной силы, является своеобразным толчком к постижению смысла жизни, тогда как сон Филиппа выполняет поучительную, воспитательную, а в некоторой степени и дидактическую функцию.


2.2 Сон – аллегория.


Рассказ «Федор Бесприютный» повествует о жизни правдоискателя и своеобразного философа – бродяги Федора Панова. Герой рассказа угрюмо недоволен действительностью, которая его окружает, с ее тяжестью, мраком и неправдой, хочет понять, в чем причина несправедливых общественных отношений. Он мучительно ищет ответа на вопросы о смысле жизни и предназначении человека, о его душе и морали.

Мотив сна здесь неотделим от легенды о смелом, бесстрашном юноше, который, встав «задолго до зари», когда остальные люди еще спали «спокойным трудовым сном», отправился в глухую полночь сквозь лесную чащу искать дорогу, чтобы по ней повести за собою людскую толпу «к вольному простору и свету». Однако люди еще инертный, медлительный, и юноша уходит далеко вперед, оставив позади себя медленно пробуждающихся.

Этот романтический сон – аллегория предвосхищает мотивы, сюжетную схему и общий пафос известной горьковской легенды о Данко («Старуха Изергиль»)[2:320]. Речь идет о близости легенд в названных рассказах, материал для которых оба писателя брали из одного и того же источника жизни – обездоленного люда России.

Кроме того, картина сновидения в «Федоре Бесприютном» близко напоминает аллегорию леса в статье Добролюбова «Что такое обломовщина?» Там тоже толпа блуждает в дремучем лесу, и мыслящие, образованные люди стремятся найти для нее путь.

Возродив добролюбовский сюжет спустя почти тридцать лет после его создания, В. Г. Короленко внес в него поправки, продиктованные новым временем [7]. Отсюда ясно, что мотив сна напрямую связан с главной идеей произведения – передовые люди стремятся вывести из темного леса людей труда, но те пока погружены в сон, пробуждаются только единицы. Таким образом, в данном рассказе мотив сна является своеобразным художественным средством реализации авторской идеи и замысла.

Тем не менее, смысловая нагрузка мотива сна намного глубже. Сон в рассказе свидетельствует о том, что все - таки проснувшийся человек из народа, пусть он пока один, пусть не понимает «условных знаков», - он дорог автору как воплощение неугасимых стремлений к «простору и свету», к воле и справедливости, - стремлений, возникающих там, где ожидать их, казалось бы, совсем невозможно. Следовательно, апофеоз бунтующего Макара получил в творчестве В. Г. Короленко дальнейшее, очень своеобразное продолжение и развитие в образе бродяги – философа Федора Бесприютного.

Поэтому мы можем говорить об эволюции короленковского героя – « бунтаря» на основании их снов, которые хоть и являются глубоко индивидуализированными, но, тем не менее, близки по характеру выражения авторского замысла.

В рассказе «Без языка» В. Г. Короленко изобразил внутренние противоречия и подавляющую сухость американского буржуазного строя. Ярко показал кичливое высокомерие американских руководителей, их презрение к другим народам, в частности – к русским.

Образ Матвея Лозинского – это образ типичного русского человека, приехавшего на заработки в другую страну. Однако, вместо социальной идиллии Матвей находит в Америке социальную драму, но не безысходную, в самой себе заключающую возможность ее разрешения.

Стремление Матвея к свободе и справедливости стихийно, но не беспредметно. И это стремление находит свое прямое отражение во сне:

«Сон его был мучителен и тревожен; ему снилось, что он стоит, неспособный двинуть ни рукой, ни ногой, а к нему, приседая, подгибая колени и извиваясь, как змея, подходит кто – то <….>».


Сон Матвея – это своеобразная аллегория американской жизни.

Учитывая типологию сновидений, сон Матвея можно охарактеризовать как тяжелый. Это связано с тем, что герой по мере развития сюжетного действия переживает целые сновидные циклы бессвязных, странных, сложных по образной символике и ситуаций, возникающих за порогом сознания .

Сознание Матвея постоянно находится на границе реального и ирреального, то есть на границе сна и яви: «В глубоком сне к Матвею подошел кто-то <…>; Он спал, откинувшись на спину, на откосе; Проснулся внезапно, точно, кто толкнул его в бок; Если бы на этот раз Матвей не спал <…>; Матвей проспал целые сутки и даже несколько больше».

Но, не смотря на то, что герой постоянно находится в условиях «сновидческой» реальности, В. Г. Короленко видит впереди «ростки» просыпающейся жизни. А это говорит о «близящейся» адаптации героя к американской жизни.

Таким образом, в рассказе «Без языка» сон – это обретение знания, так же, как и обучение героя, чужому языку является метафорой «обучения Америке», что в свою очередь метонимический выражает «обучение миру» [8].


    1. Сон – предупреждение (пророческий сон).

В прозе В. Г. Короленко тема снов соприкасается со сказочными мотивами .В частности, с трехкратными повторами. Разработкой этого вопроса занималась Т. Ф. Семьян (Ритм прозы В. Г. Короленко). Учет снов, которые периодически повторялись и имели особую смысловую нагрузку, позволил Т. Ф. Семьян рассматривать сон как единицу макроритма.

На этом основании мы можем говорить о сне – предупреждении. Так, в рассказе «Федор Бесприютный» три раза герой засыпает, и три раза будит его голос умершего отца, что спасает бродягу от смерти.

Такой же предостерегающий сон снится герою повести «Без языка». Рассказывая о скитаниях героя по Америке, писатель часто изображает Матвея спящим. Как известно, в сказке сон – один из наиболее используемых приемов преодоления временных пауз в жизни героя. Очевидно, поэтому во второй части повести Матвей, который даже имеет внешность сказочного богатыря, много спит. Время для него идет быстрее, быстрее приближается развязка, предсказанная в пророческом сне.

Во время сна человек отрешается от реальной действительности, возможно, поэтому Матвей забывается сном, освобождаясь на время от непонятного для него мира.

Таким образом, функциональная значимость мотива сна заметно расширяется: сон в рассказе «Без языка» - это не только своеобразный способ постижения жизни, сон здесь - «орудие» выживания, помогающее герою лавировать среди жизненных невзгод и адаптироваться к американским условиям жизни.



2.3.1 Формальные особенности мотива сна в рассказах В. Г. Короленко.

В.Г. Короленко так часто обращается к теме сна, что у него даже выработалась своеобразная индивидуальная словесная формула, ритмично переходящая из рассказа в рассказ:

*«долго лежал в темноте и забылся сном» («Без языка»);

* «сильно клонило мельника ко сну» («Иом – Кипур»);

* «читая книгу, погрузился в сон» («Федор Бесприютный»).

Изображая сон, писатель использует разные его формы (см. приложение) и констатирует разные его состояния: прерывистый, тяжелый сон («Без языка»), дремоту («Федор Бесприютный»), внезапное пробуждение, («Иом – Кипур»), мучительный, тревожный.

Отсюда следует, что мотив сновидения, переходя из рассказа в рассказ, становится единицей макроритма[15:15].Однако самому сну особый ритм задают синтаксические конструкции, повторяющиеся в каждом из представленных рассказов. Тождественными по структуре и по значению предложениями Короленко вводит героев повествования в область «сновидческой реальности». Мы можем предположить, что «стандартность» предикатов обусловлена особым отношением писателя к такому явлению как сон. Для наглядности мы представим данные примеры в таблице.

Таблица№1


Название рассказа

Пример тождественных синтаксических единиц из текста

«Сон Макара»

«Было совершенно темно, когда Макар почувствовал, что его кто-то толкнул ногой. Он повернул голову и открыл сомкнутые глаза».

«Иом – Кипур»

«Вот так штука!-вдруг подумал он, подымаясь темноте с постели, точно его кто стукнул молотком по темени»….

«Без языка»

«Матвей проснулся внезапно, точно кто толкнул его в бок».

«Федор Бесприютный»

«Он заснул внезапно, словно кто толкнул его в темноту».















ВЫВОД

В своих рассказах В. Г. Короленко использует условную форму сна, что имеет огромное значение для понимания авторского замысла в целом. Многие исследователи считают, что в рассказах развертывается «не столько реальный сон героев», сколько «сон» его автора, символизирующий неизбежность торжества справедливости[10:152].

Для рассказов Короленко характерно отсутствие четкой грани между сном и сюжетной явью.

В. Г. Короленко не противопоставляет сон и действительность, а, наоборот, подчеркивает элементом сна «недостатки» действительности, или же использует сновидение как толчок к действиям в рамках реальности [12:95]. Сны Короленко несут функционально-смысловую нагрузку, которая подчас напрямую связана с психологизмом его рассказов. Так, психологическое ощущение «связи с миром» составляет один из важнейших ориентиров для писателя как художника и как человека. Поэтому, в рассказе «Без языка», сон – не только способ ухода от действительности, но и метафора обретения знаний об этом мире, что позволяет говорить нам об отражении явлений, происходящих в сознании, об изображении процесса осмысления мира.

Комбинируя реальность сюжетную и реальность «сновидческую», Короленко акцентирует внимание на злободневных проблемах, требующих безотлагательного решения. Во сне происходит прозрение героя, его перерождение, пробуждение, предупреждение одновременно с приобретением им знаний о жизни, что сближает Короленко с Ф. М. Достоевским, для снов которого так же характерна эта функция [6].






ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Анализ сна в рамках психоанализа и художественной литературы позволяет сделать некоторые обобщения:

  1. сон – это своеобразное отражение действительности;

  2. сны имеют типологию, основанную на образном отражении явлений жизни;

  3. понятие сна связывают с понятием интроспекции, то есть знанием себя изнутри;

  4. «литературоведческие» сны глубоко индивидуализированы и в этом их главное характерологическое значение;

  5. мотив сна в текстах художественной литературы характеризуется функционально-смысловой значимостью и психологической тональностью.


На основе анализа мотива сна в рассказах В. Г. Короленко мы можем сделать ряд общих выводов, касающихся организации и функционирования данного мотива:

  1. жизненные истоки короленковского сна опираются на литературные традиции (сон пушкинского станционного смотрителя, сон жуковской Светланы) писатель с удивительным художественным мастерством использует различные формы сна;

  2. отличительной особенностью короленковских снов является отсутствие четкой грани между «сновидческой» реальностью и реальностью сюжетной;

  3. мотив сна используется как способ отражения явлений, происходящих в действительности, как способ осмысления мира, что в свою очередь связывают с психологизмом В. Г. Короленко [20];

  4. мотив сна является непосредственной частью обретения героем знания мира через понимание сокровенного смысла события, которое реализуется в момент сна [8];

  5. наблюдается связь мотива сна с приемом двоемирия (изображение мира реального и мира потустороннего);

  6. сон у В. Г.Короленко носит «гуманистический характер», то есть ведет к «перерождению», «пробуждению» героя.










ПРИЛОЖЕНИЕ 1


МОТИВ СНА


hello_html_m9693fa4.gif




ПРИЕМ «НЕЯВНОГО» СНОВИДЕНИЯ


hello_html_m163b47e0.gifhello_html_m3c2cf8da.gifhello_html_m51165fc1.gif



СОН-АЛЛЕГО-РИЯ

ФАНТАСТИ-ЧЕСКИЙ СОН


СОН - ПРЕДУПРЕЖ-ДЕНИЕ




hello_html_m42505233.gifhello_html_m411c2de2.gifhello_html_423b9ca4.gif

ВНЕЗАПНОЕ ПРОБУЖДЕ-НИЕ

hello_html_57f134ba.gif


ТРЕВОЖНЫЙ


ДРЕМОТА


ПРЕРЫ-ВИСТЫЙ



hello_html_m294b5e27.gifhello_html_7e843acf.gif

hello_html_b1a841d.gifhello_html_b1a841d.gif


«БЕЗ ЯЗЫКА»

«ИОМ-КИПУР»

«СОН-МАКАРА»

«ФЕДОР БЕСПРИЮТНЫЙ»










СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


1. Бялый Г.А. В.Г. Короленко: Монография. Изд.2-е, испр., доп.- Л.: Худ. лит., 1983.- 352 с.

2. Бялый А.В. Короленко.- М.- Л., 1949.- 372 с.

3. Веселовский А.Н. Историческая поэтика. (электронная версия – http: peoples.ru).

4.Гущин Ю.Г. Реальность и вымысел в произведениях В. Короленко. – Глазов, 1996.

5. Закирова Н.Н. Шестые короленковские чтения: Материалы Всероссийской научной конференции. гос. пед. ин-т, 2004. – 72 с.

6. Корченова Б. Короленко: Живая совесть русского народа. (электронная версия – http://www.peoples.ru).

7. Кулешов Ф.И. Мятежный талант. (http: www.literature/korolenko/index.html)

8. Лион П. В.Г. Короленко: телеология очерка-новеллы. (http: litevv.narod.ru).

9. Морозова Т.Г. Мастерство Короленко-очеркиста//Лит. Учеба, 1978, №6.

10. МосковкинаН.И. Природа конфликта и типология малых жанров творчестве В.Г.Короленко// Вопросы русской литературы. Львов, 1984.

11. Меднис Н.Е. Рассказы В.Г. Короленко в контексте русской литературы и культуры 19 века // Страницы жизни и творчества В.Г. Короленко. – Новосибирск: Наука, 1987. – 206 с.

12. Миронов Г.М. Произведения Короленко и литература о нем. М., 1962.240с.


ИСТОЧНИК:

13. Короленко В.Г. Рассказы и очерки. М.: Сов. Россия, 1982. – 336 с.

14. Короленко В.Г. Повести, рассказы, очерки. Собр. соч. в шести томах, т. 4. М.: Худ. лит., 1984. – 383 с.

15. Короленко В.Г. Повести, рассказы, очерки. Собр. соч. в шести томах, т.2. М.: Худ. лит., 1984. – 325 с.

16



Автор
Дата добавления 08.02.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров186
Номер материала ДВ-428368
Получить свидетельство о публикации


Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх