Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / История / Другие методич. материалы / Музыкальное образование провинциального города в конце ХIХ начале ХХ века: опыт Саратова

Музыкальное образование провинциального города в конце ХIХ начале ХХ века: опыт Саратова


До 7 декабря продлён приём заявок на
Международный конкурс "Мириады открытий"
(конкурс сразу по 24 предметам за один оргвзнос)

  • История

Поделитесь материалом с коллегами:

С 70-х годов 19 века начинается новый этап в музыкальной жизни Саратова. Чаще навещают Саратов профессионалы-исполнители. Возникают профессиональные музыкальные учреждения. Кончался «век любительских спектаклей, любительских музыкальных вечеров, век нашего музыкального детства». В начале сентября 1873 года Главная дирекция Русского музыкального общества (РМО) в Петербурге вынесла решение об открытии Отделения общества в Саратове и утвердила следующий состав его дирекции: губернатор М.Н. Галкин-Врасский председатель; Г.К. Деконский, А.А. Мальков, Ф.К. Иордани и И.П. Легран – директора. Трое последних - местные музыкальные деятели, Деконский - помещик и крупный домовладелец. Саратовское отделение РМО сразу же приступило к организации музыкального образования в городе и устройству концертов. Дирекция вошла в соглашение с антрепренером «городского театра» Куприяновым и владельцем Летнего театра «Приволжский сад» Барыкиным о совместном создании театрального оркестра улучшенного состава. По этому соглашению Куприянов пользовался оркестром в течение зимнего сезона, Барыкин - в летние месяцы, а Отделение РМО располагало оркестром в свободные дни и во время великого поста. 6 сентября 1873 года Саратовское отделение Русского музыкального общества открыло в помещении Дворянского собрания Музыкальные классы с тремя отделениями: фортепьянным, вокальным и оркестровым.

Занятия вели: по фортепьяно - И.П. Легран, Р.А. Телльм и О.А.Иванова, по пению - Ф.К. Иордани, Цислинский и тот же Гельм, по оркестровым специальностям - А.А. Мальков (скрипка) и еще четыре музыканта из театрального оркестра - Нордман, Левин, Головин и Коломейцев (духовые инструменты). Теорию музыки преподавал Гельм, а хоровое пение и сольфеджио - Иордани. В распоряжение Отделения РМО были предоставлены в здании Дворянского собрания две-три комнаты первого этажа, наиболее удаленные от входа, с правом пользования ими с 11 до 5 часов, кроме праздников. При этом администрация клуба поставила условием, чтобы на здании не было никаких вывесок и объявлений. Видимо, саратовские дворяне в своем отношении к музыкантам еще не освободились от крепостнических пережитков.

Первым директором классов был П.Н. Аничков, виолончелист-любитель; в следующем учебном году А.А Шахматов, пианист-любитель, автор нескольких музыкальных произведений, а два дальнейших учебных года В.И. Вильборг, воспитанник Московской консерватории, рекомендованный как педагог-пианист Г. Рубинштейном. Вильборг начал преподавать в Музыкальных классах еще в 1874-1875 учебном году, вместе с пианистом И.С. Ашковским, также учившимся в Московской консерватории. В том же году ушли совместители, и в их числе Легран, преподаватель Женского института. Среди учащихся преобладали пианисты. Скрипачей и вокалистов было очень мало. Преподавание музыкально-теоретических предметов стояло на низком уровне. Все предметы обычно поручались педагогу-пианисту или скрипачу.

С осени 1876 года Музыкальные классы перешли в дом, где теперь находится Педагогическое училище.15 ноября 1877 года, на следующий день после своего концерта, здесь побывал Н. Г. Рубинштейн. "Наш знаменитый музыкальный педагог с величайшим терпением прослушал игру на фортепьяно всех наличных воспитанников и воспитанниц и остался, по-видимому, доволен как помещением, так и первоначальными задатками, заложенными в основание этого юного, еще только возникающего учреждения" (из архивных материалов).

На протяжении первых одиннадцати лет сменилось шесть директоров Музыкальных классов. В 1878-1880 годах классы возглавлял пианист К.3. Вебер, бывший преподаватель Московской консерватории; с 20 декабря 1880 по июль 1881 года - пианист Ф.М. Достоевский, учившийся в Петербургской консерватории (племянник писателя Ф. М. Достоевского); следующие три учебных года - скрипач Л.И.Винярский, воспитанник Варшавской консерватории. Сопутствовавшие смене директоров «смены курса» затрудняли работу учебного заведения. Деятельность классов вызвала критику в печати, где обмечалось, что Отделение РМО в целом «поставлено как-то слишком официально и слишком на немецкую ногу». В оторванности от живых общественных сил, в недостатке административного такта и слабости ряда директоров усматривалась одна из причин «равнодушия публики к отделению». Число учащихся в первый год составляло 26 человек. В последующие годы оно увеличилось до 60, а к 1881 учебному году снизилось до 29. За время с 1875 по 1881год Музыкальные классы смогли организовать всего 13 вечеров и довести до окончания курса только одну ученицу.

В 1880—1882 годы Саратовское отделение потеряло почти всех своих членов. Возник вопрос о закрытии классов. Летом 1883 года Городская дума приняла решение о выдаче классам субсидии в размере одной тысячи рублей в год. С осени 1883 года к педагогической работе в Саратове приступил пианист С.К. Экснер, окончивший Лейпцигскую и Петербургскую консерватории. Он был введен в состав дирекции Отделения, а в 1884 году назначен директором Музыкальных классов. Его деятельность в качестве директора классов и затем училища и консерватории немало способствовала улучшению музыкального образования. Как пианист, он обладал хорошими эстрадными данными, нередко выступал в концертах Отделения солистом и исполнителем фортепьянной партии в ансамблях. Постепенно увеличивался приток учащихся. Если в 1886-1887 учебном году их было 101 человек, то к середине 90-х годов число их приблизилось к 200 (большинство — пианисты) человекам.

В 90-е годы Музыкальная секция Общества любителей изящных искусств организовала начальное обучение детей музыке (с платой 30 рублей в год при бесплатном пользовании нотами). Занятия с детьми отличались методической продуманностью. Новые курсы, как и деятельность Общества в целом, привлекали внимание широких кругов. Это обеспокоило дирекцию Отделения РМО, и она тоже была вынуждена организовать специальные занятия с начинающими и снизить для этой категории плату за обучение. В 1895 году классы были преобразованы в училище. Еще осенью 1888 года классы перешли в более просторное помещение с девятью учебными комнатами. С осени 1898 года занятия училища происходили в новом помещении на Московской улице. В сентябре этого года Отделение РМО отметило двадцать пять лет своего существования. Открытие училища способствовало улучшению педагогической работы и притоку учащихся из других городов Среднего и Нижнего Поволжья.

В 1898-1899 учебном году в Музыкальном училище обучалось 323 человека, из них на фортепьяно 253, на оркестровых инструментах - 47 (в том числе 11 на духовых инструментах) и пению 23 человека. Но окончили курс только трое учащихся фортепьянного отделения. Среди пятнадцати педагогов имелся только один преподаватель игры на деревянных и медных Духовых инструментах. Чтобы создать ученический симфонический оркестр, необходимо было подготовить исполнителей на этих инструментах. Музыкальное училище начало изыскивать средства на покупку инструментов и объявило, что обучать игре на них будет бесплатно. Однако дирекция училища не проявила настойчивости при проведении в жизнь этого начинания, и через два-три года число обучающихся по духовым специальностям снизилось до 3-4 человек, хотя общее число учащихся быстро возрастало.

В 1899 году Саратовскому отделению РМО был отведен земельный участок на углу Никольской и Немецкой улиц для постройки собственного здания, причем субсидия с 1900 года увеличилась до 5 тысяч рублей в год. С 1902/03 учебного года Музыкальное училище начинает занятия в собственном здании с 20 классами. Официальное торжество открытия здания состоялось 28 октября 1902 года. В тот же вечер и на другой день состоялись торжественные камерные собрания. В них участвовали: композитор А. С. Аренский, Мекленбургский квартет в составе Б. С. Каменского, Н. И. Кранца, А. А. Борнемана и С. Э. Буткевича и педагоги училища М. П. Домбровский (фортепьяно), Н. К. Авьерино (скрипка) и М. Е. Букиник (виолончель). Первый концерт состоял целиком из произведений Аренского. Саратовское отделение РМО почтило Аренского венком с надписью: «Великому светочу русской музыки». Это невольное преувеличение простительно в такие торжественные минуты. Основными проблемами в работе училища были низкий уровень преподавания теоретических предметов и недостаток квалифицированных педагогов по исполнительским специальностям. Дирекция училища стремилась устранить отставание от программных требований. Среди преподавателей теоретических предметов впервые появляются люди со специальным образованием. Первым из них был А.Т. Зубанов (1873-1903), ученик С. И. Танеева, хороший педагог и композитор, автор струнного квартета, дважды исполнявшегося в Саратове, кантаты "Самсон", романсов, пьес для фортепьяно, гимна памяти Гоголя, гимна на открытие нового здания и других произведений. После двух лет работы Зубанова его заменил Л. М. Рудольф (1877-1938), тоже ученик С. И. Танеева. Продолжительная деятельность Рудольфа в Саратове (1903-1930 годы) способствовала улучшению преподавания теоретических предметов. Л.М. Рудольф является автором учебника гармонии, струнного квартета, фортепьянного трио, нескольких романсов и хоров. Среди них хоры памяти Рубинштейна, к тридцати пятилетию существования Отделения РМО в 1908 году, на открытие консерватории в 1912 году и гимн "Борцам за свободу" в 1917 году. В 1930-1931 годы Л. М. Рудольф состоял профессором Ленинградской, а с 1932 года Бакинской консерватории.

Начиная с 1901 года, Музыкальное училище постепенно пополняется новыми педагогами. Это скрипачи Я. Я. Гаек и В. В. Зайц и пианисты Н. Н. Буслов, А. П. Рахманов, М. П. Домбровокий, Э. Я. Гаек и И. А. Розенберг. Они были и незаурядными исполнителями. Труднее было с педагогами по духовым инструментам. В конце прошлого века из пятнадцати преподавателей училища только один обучал игре на духовых инструментах, деревянных и медных инструментах. Позднее пригласили второго педагога. Деревянные и медные инструменты преподавались теперь в отдельных классах. Число учащихся в них в годы 1908-1911 доходило до 40 человек. С 1908-1909 учебного года заметно улучшается состав и работа оркестрового класса под руководством Я. Я. Гаека.

Однако, по-прежнему, оканчивает училище очень небольшой процент учащихся. Так, за первое десятилетие нового века число учащихся увеличилось с 323 до 552 человек. За это время курс училища окончило всего 75 человек. Из них больше двух третей пианисты (57), певцов - 8, дирижеров хора - 5, скрипачей - 2. Накануне торжеств, 27 октября, в зале Коммерческого собрания состоялся концерт скрипача К.К. Григоровича и пианиста Л. С Максимова, в котором, среди других номеров программы, был исполнен скрипичный концерт Аренского. Одна из причин, объясняющих этот факт, заключается в том, что состоятельные учащиеся не стремились стать профессиональными музыкантами, а многие другие, особенно оркестранты, не придавали значения свидетельству об окончании курса, так как находили работу по специальности еще до окончания училища.

В 1908 году отмечалось тридцати пятилетие существования Отделения РМО. Этот юбилей совпадал с двадцатипятилетней работой в Саратове С.К. Экснера. Саратов в это время был накануне открытия университета. Выдвигался вопрос и об учреждении консерватории. Он затрагивался, в частности, в отдельных юбилейных приветствиях в адрес Саратовского отделения РМО. Так, дирекция Петербургского отделения РМО заканчивала свое приветствие пожеланием «дальнейшего процветания как самому отделению, так и будущей Саратовской консерватории», а профессор Л. С. Ауэр выражал надежду «дожить и присутствовать при открытии Саратовской консерватории».

Главная дирекция осторожно подходила к решению этого вопроса. Еще в декабре 1910 года она направила в Саратов С. В. Рахманинова для ознакомления с состоянием Саратовского Музыкального училища. Рахманинов провел в училище несколько дней, побывал на занятиях, а 14 декабря прослушал пятый ученический концерт. Перед Рахманиновым выступили девять пианистов, два певца, шесть скрипачей, два виолончелиста и симфонический оркестр, исполнявший увертюру к опере "Свадьба Фигаро". О своих впечатлениях Рахманинов сообщил председателю Главной дирекции РМО письмом от 26 декабря 1910 года, где указывал: "Впечатление о Саратовском музыкальном училище у меня получилось не особенно благоприятное и, если их ходатайство о консерватории будет уважено, то совесть моя будет не совсем покойна и чиста. Главным и почти единственным заслужит их здание: действительно хорошее. Да еще, пожалуй, личность самого директора как администратора. Что же касается, например, личности директора как преподавателя, да и почти всех остальных преподавателей, то они произвели на меня довольно сильное, но притом отрицательное впечатление. В ожидании решения вопроса дирекция, не теряя времени, надстраивает четвертый этаж над частью здания, предполагая использовать его для оперного помещения.

В первой половине 1912 года вопрос о консерватории положительно разрешился во всех инстанциях, и 21 октября 1912 года состоялось торжество открытия. Среди более 20 иногородних и местных делегаций были делегации от Петербургского и Ростовского отделений РМО, от Саратовского университета, от студентов университета, Боголюбовского рисовального училища, Губернского земства, местной Архивной комиссии и другие. Были телеграммы от Московского отделения РМО, Совета Академии художеств, С. Г. Рубинштейн, А. К.Глазунова, М. М. Ипполитова-Иванова, А. Т. Гре­чанинова, Р. М. Глиэра, А. И. Зилоти, А. Н. Есиповой, Л. С Ауэра, А. Б. Гольденвейзера и других. Одна из московских телеграмм гласила: «Московское синодальное училище поет многолетие и славу новому рассаднику высшего музыкального образования. Кастальский».

Из-за границы новую консерваторию приветствовали: дирекция Дрезденской консерватории, директор консерватории в Гельсингфорсе (Хельсинки) композитор Э. Мелартин, Высшая музыкальная школа в Берлине,пианисты И. Гофман и В. Ландовска. В адресах высказывались пожелания видеть музыкальное образование более доступным «для всех слоев населения, в том числе и крестьянства»; надежды, что
консерватория будет «извлекать из толщи народной лучшие сокровища». Утверждения, что основа развития и процветания консерватории лежит в близости ее к народной музыке и песням, которые «исстари оглашали Саратовское Поволжье и его просторные степи».

Позднее в печати высказывались сожаления, что открытие консерватории не было отмечено солидными концертами и гостям пришлось довольствоваться лишь двумя, весьма посредственно исполненными кантатами, да демонстрацией ученических талантов. Открытие консерватории сопровождалось деловыми указаниями местных газет на недостатки Саратовского отделения РМО, которое сторонилось от саратовского населения, замыкалось в самодовольную бюрократическую организацию". Указывалось, что Отделение РМО относилось к Обществу любителей изящных искусств не как к сподвижнику, а как к конкуренту, не проявляло интереса к хоровому пению, к музыкальной деятельности Общества народных университетов.

Директором консерватории временно был утвержден С.К. Экснер.

Хорошим начинанием консерватории явилась организация курсов хорового пения. Хористы должны были приготовить, хоры из 10-12 опер. Предполагалось, что хор из 40-60 человек будет обслуживать оперные труппы в Саратове. В 1912—1913 годах здесь обучалось около 100 человек. Занятия проводили М.Л. Пресман (хор) и И.И. Шулячук (теория и сольфеджио). В марте 1914 года курсы прекратили свое существова­ние, не подготовив ни одной оперы.

В качестве отклика на общественные пожелания, чтобы деятельность консерватории стала более массовой, художественный совет вынес решение об организации общедоступных симфонических концертов с тем, чтобы повторять их в Общедоступном театре. План этих концертов был выполнен, печать высказала пожелание о продлении их, «чтобы укрепить в публике пробуждающийся интерес к серьезной музыке» во внутренней жизни консерватории большое место заняли выборы нового директора. Вопрос этот долго дискутировался. В конце концов, ввиду отказа Экснера, сославшегося на нездоровье, директором консерватории 22 февраля 1914 года был избран И. И. Сливинский.

Работа молодой консерватории очень страдала от недостаточной сплоченности педагогов. Часто не проявлял должного такта в своих взаимоотношениях с преподавателями и директор Сливинский. С этой точки зрения показателен факт, наделавший в свое время много шуму и послуживший причиной оживленных комментариев в прессе. Однажды дирекция исключила студента, пожелавшего перейти к другому педагогу по специальности. Против этого решения резко возразил Г. Э. Конюс. Приняв это возражение за личное оскорбление, Сливинский наскоро созвал Художественный совет и добился решения об исключении Г. Э. Конюса из педагогического состава консерватории. Вопрос о правильности решения Совета обсуждался на заседании дирекции Отделения. Здесь голоса разделились поровну и только голос Сливинского, имевшего преимущество как директор консерватории, дал возможность утвердить решение Совета об увольнении Конюса. Тогда три члена дирекции (Б. А. Арапов, А. Д. Юматов и А. И. Скворцов) заявили протест Главной дирекции. Они не только признали решение Совета неправильным, но и осудили попытку лишить молодую консерваторию одной из более ярких и солидных сил педагогического состава. Этими словами заканчивалось их особое мнение, переданное авторами в редакцию газеты. Главная дирекция нашла увольнение неправильным и предложила рассмотреть вопрос вторично. На это Сливинский ответил отказом от должности директора. Обязанности директора были вновь поручены С.К. Экснеру. В продолжавшийся конфликт втянулись учащиеся классов Сливинского и Конюса, и лишь во второй половине ноября, с приездом вице-председателя Главной дирекции В. И. Тимирязева, инцидент был дипломатично улажен, и жизнь консерватории вошла в нормальное русло.

Таким образом ситуация в массовом музыкальном образовании в начале ХХ века начинает существенно улучшаться. Государство и местная власть стремятся поставить это дело на должный уровень, в результате чего в Саратовской губернии к 1917 году сложилась достаточно стройная система массового музыкального образования, которая была прогрессивным явлением для провинциальной губернии. Впервые в Поволжье на высоком уровне начинает организоваться дело массового музыкального образования.

Необходимо отметить, что, если в конце XIX века музыкальная культура в Саратовской губернии развивалась в основном силами любителей (небольшие любительские оркестровые ансамбли, губернаторский крепостной оркестр, оркестр и хор губернского предводителя дворянства Н. Бахметева, концерты любителей музыки), то на рубеже XIX-XX веков начинается новый этап в музыкальной жизни Саратова: открываются профессиональные музыкальные учреждения (Отделение РМО, музыкальные школы, Саратовское музыкальное училище, консерватория), в концертах выступают профессионалы-исполнители. Кончился век любительских музыкальных вечеров.



57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)

Краткое описание документа:

С 70-х годов 19 века начинается новый этап в музыкальной жизни Саратова. Чаще навещают Саратов профессионалы-исполнители. Возникают профессиональные музыкальные учреждения. Кончался «век любительских спектаклей, любительских музыкальных вечеров, век нашего музыкального детства». В начале сентября 1873 года Главная дирекция Русского музыкального общества (РМО) в Петербурге вынесла решение об открытии Отделения общества в Саратове и утвердила следующий состав его дирекции: губернатор М.Н. Галкин-Врасский председатель; Г.К. Деконский, А.А. Мальков, Ф.К. Иордани и И.П. Легран – директора. Трое последних - местные музыкальные деятели, Деконский - помещик и крупный домовладелец. Саратовское отделение РМО сразу же приступило к организации музыкального образования в городе и устройству концертов. Дирекция вошла в соглашение с антрепренером «городского театра» Куприяновым и владельцем Летнего театра «Приволжский сад» Барыкиным о совместном создании театрального оркестра улучшенного состава. По этому соглашению Куприянов пользовался оркестром в течение зимнего сезона, Барыкин - в летние месяцы, а Отделение РМО располагало оркестром в свободные дни и во время великого поста. 6 сентября 1873 года Саратовское отделение Русского музыкального общества открыло в помещении Дворянского собрания Музыкальные классы с тремя отделениями: фортепьянным, вокальным и оркестровым.

Автор
Дата добавления 08.05.2015
Раздел История
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров239
Номер материала 270763
Получить свидетельство о публикации

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх